Наша группа ВК
Таймлайн

Vesta : Ramirez
Kravetz
Добро пожаловать в прекрасный Мидгард, который был [порабощен] возглавлен великим богом Локи в январе 2017! Его Армия долго и упорно шла к этой [кровавой резне] победе, дабы воцарить [свои порядки] окончательный и бесповоротный мир для всех жителей Земли. Теперь царство Локи больше напоминает утопию, а люди [пытаются организовать Сопротивление] счастливы и готовы [отомстить Локи и его Армии за их зверства] строить Новый мир!
В игре: 12.2017 | NC-21 | Эпизодическая система

Loki's Army

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 03.08.2016 Мнимый цугцванг (Х)


03.08.2016 Мнимый цугцванг (Х)

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Название эпизода
Мнимый цугцванг
Время игры
03.08.2016
Персонажи
Loki Laufeyson, John Smith
Место действия
Асгард
Описание
Если ты хочешь получить энергию в чистом виде и безграничную власть над ней, готовься к тому, что за подобную роскошь придется заплатить. Будет ли цена слишком высокой или малой, покажет время. А если оно находится в руках безумного ученого - жди сюрпризов и неприятностей.
Очередность
Loki Laufeyson
John Smith

http://s4.uploads.ru/t/UjOAT.gif
http://s5.uploads.ru/t/1vVMl.gif

+2

2

Тессеракт. Никто из смертных не в состоянии постичь Силу, как она есть. Для чего они использовали бы мощь Куба, останься он в их руках? Создали бы оружие, продолжили разрушать. Возможно, решили бы выбраться за пределы своего мира, чтобы показать остальным острые зубки и напроситься на свое полное уничтожение. Мидгард и не подозревает, сколько опасностей для его жалкой планеты таит вселенная, стоит только высунуть нос. Локи знает. Локи видел.
Мало кто познавал Тессеракт глубже трикстера. Часто ему казалось, что он един с этой мощью, что она жива в нем, как и частица его самого обитает в Кубе. Эта голубая искрящаяся энергия смешалась с его холодной кровью, и когда Локи смотрел в зеркало, он видел ее твердый блеск в своих глазах. Неудивительно, что он чувствовал себя непобедимым. Да, он проиграл то сражение - но он выиграет войну. Однажды познав, на что он способен, он научился отметать все ничтожные сомнения и не поддаваться своим страхам. Локи всегда делает, что хочет, и никогда не принимает поражения.
Лафейсон чувствовал пьянящий вкус сладкой победы на кончике своего языка. Кажется, он мог дотянуться до нее кончиками своих пальцев, еще немного - и схватит ее мертвой хваткой, чтобы более не дать ей уйти. Так голодный тигр вцепляется когтями в свою добычу, так озлобленный убийца душит свою жертву. И теперь его живой разум продумывал дальнейшие ходы. Что же потом? Что он сделает с этим миром? Как превратит его в то, чем он хочет его видеть?
Тессеракт. Это чудо из сокровищницы Одина снова должно оказаться в руках трикстера. Куб преобразит Мидгард. Людям будет казаться, что они созерцают ожившую сказку. С тем, что может сделать Локи, энергия Тессеракта заменит большую часть ресурсов Земли. Нет нужды в нефти, в электричестве, в этих нелепых средствах связи. Земля пропитается магией слепяще-голубого оттенка. На этом волшебстве будут возводиться дворцы и храмы, совсем как в Асгарде. Оно залечит раны исстрадавшейся планеты, раскроет ее истинный потенциал. Моря и реки будут сиять чистой синевой, воздух обретет аромат нежной свежести, а все разрушительные стихийные бедствия останутся в прошлом, ведь все они - деяния богов в этом бесхозном мире. Разумеется, Локи не мог удержаться против соблазна вновь заполучить Куб и использовать его в своих целях - на этот раз, как ни удивительно, не только в военных, но в большей степени в мирных.
Путешествие в Асгард было предприятием рискованным, если не сказать более. Трикстера жаждали заполучить в небесной цитадели, и последствия провала могли оказаться более, чем плачевными. Пленение или казнь, ведь если кто и знал, как подарить Локи смерть, то это Всеотец. Но перед великой силой желания трикстерского не выстоит никакая угроза, ведь именно так он привык жить - идти на поводу у своего желания. Искушение можно побороть, лишь поддавшись ему.
С собой в Асгард Лафейсон решил, как ни странно, взять смертного. При всех достоинствах его немидгардских союзников, он должен был полностью доверять своему спутнику, а божественного доверия удалось добиться лишь одному существу в Иггдрасиле, и созданием этим оказался ученый по имени Джон Смит. Да, он не обладал сверхъестественными силами, но он был не глупее многих богов, которых встречал Локи на своем пути. И уж точно умнее Тора. К тому же, он изобрел чудесную машину ТАРДИС, с помощью которой можно было добраться до Асгарда и остаться незамеченными даже взором Хеймдалля (и в этом синей будке поможет немного трикстерского колдовства).
В назначенный час трикстер явился Доктору в своем женском обличии. Возможно, стоило бы остаться в своей ипостаси, чтобы не вызывать лишних эмоций у ученого и не сбивать его с толку в таком ответственном задании, ведь куда легче исполнять приказы без переживаний за женщину, которую любишь. Однако думая прежде всего, как бы не попасться, Локи избрал этот облик. Простым стражникам, охраняющим территории крепости на небесах, было неведомо, как выглядит Леди. Так легче запудрить им мозги, выиграть время.
Войдя в ТАРДИС, богиня не удержала изумленного вздоха.
- Она... Внутри больше, чем снаружи, - вместо приветствия произнесла Локи.
Изобретенная Доктром машина не была похожа ни на что, доселе виденное Леди. Светящийся зелено-голубым светом, в центре находился странного вида пульт управления с множеством кнопок и рычагов непонятного назначения.  Огромная прозрачная труба в его сердцевине создавала отчего-то впечатление некоего живого организма. Массивные провода свисали с потолка, напоминая лианы в джунглях. И главное, синяя деревянная будка действительно оказалась больше изнутри. Здесь было достаточно свободного пространства, а также имелись лестницы, дающие понять, что ТАРДИС имеет несколько уровней или этажей. "Наука и магия - одно и то же" - с улыбкой подумала Леди.
Присев на потертого вида светло-бежевый диван, Локи устремила взволнованный взгляд на своего ученого. Представлял ли он, во что она втягивает его? Представляла ли она сама?
- Полагаю, пора в путь, - сказала она спокойным властным тоном, не выдавая переполоха чувств, творящегося у нее внутри.

+4

3

С самого утра Доктор занимался тем, что приводил ТАРДИС в относительный порядок. Он вымыл все поверхности, до которых смог дотянуться, почистил обивку у сидений и диванов, протер все стеклянные поверхности и до блеска отполировал главный цилиндр с поршнями. Все неработающие лампочки на приборной панели были заменены, а металлические поручни покрыты специальным составом, придающим блеск и маскирующим ржавчину.
   Результатом многочасового труда Джона стала обновленная ТАРДИС, правда, особой разницы он не заметил, но списал все на волнение и мысли о предстоящей миссии. Локи очень витиевато и пространно объяснил ученому, что же конкретно их ждет, и из всего сказано, Доктор понял лишь то, что отправиться им предстоит в Асгард на поиски того самого Тессеракта, частица которого находилась в кольце Спектра. Джон понимал, что подобный артефакт будет добыть непросто, и что его будут тщательно охранять, но зная, на что способен его изворотливый ум и магия Локи, немного успокоился и решил оставить все так, как есть. Порой интуитивные действия и отсутствие четкого плана идет на пользу общему делу. Доктор верил в то, что Локи знает толк в таких делах и не позволит чему-то пойти не так, как ему того хочется.
- Она... Внутри больше, чем снаружи, - вместо приветствия произнесла Леди.
    Удивить бессмертного Бога было воистину уникальным событием, и Доктор в полной мере насладился выражением лица Локи, с улыбкой наблюдая за каждым ее действием и взглядом. приятное тепло разлилось по телу Джона, отразившись в его глазах и улыбке. Сколько миров он может показать ей, скольким событиям они могут стать свидетелями. Можно улететь путешествовать на годы, а вернуться к пятичасовому чаю. Доктор нашел свою идеальную спутницу, жадную до новых знаний и впечатлений, умную и интересную собеседницу, невероятную женщину, с которой хочется провести остаток дней, путешествую по вселенным и галактикам.
- Полагаю, пора в путь, – сев на один из диванов, спокойно произнесла Леди.
   Джон задавался вопросом, почему Локи чаще всего представал перед ним в образе Леди. Бог Обмана давно получил его веру и благосклонность в свое распоряжение. Значит ли этот факт что-то большее, или Доктор забегает вперед и видит то, что так хочет увидеть? Даже Боги не делают что-то просто так, во всем есть скрытый смысл, возможно, невидимый даже им. Джону хотелось верить, что для Леди он значит больше, чем просто очередной ученый, который выделяется на фоне остальных людей своими способностями и умениями. Ему хотелось верить, что его не выкинут как ненужную и надоевшую вещь, когда в его услугах больше не будет необходимости. Доктору хотелось верить, и он верил. В конце концов, он обычный человек.
- Уважаемые пассажиры. Мы рады, что Вы выбрали наши авиалинии. – Джон принялся выставлять координаты, которые ранее ему дала Локи. – Температура за бортом около 25 градусов, погода солнечная и безветренная. Время в месте прибытия – любое. – Доктор улыбался и крутился вокруг панели приборов, обегая ее с разных сторон и попеременно поворачивая то на один рычаг, то на другой. - Пристегните ремни и приятного полета!
   На последних словах Джон бросил веселый и полный предвкушения взгляд на Локи и рванул один из рычагов на себя. Корабль завибрировал, пол под ногами уже привычно стал подрагивать, стеклянные цилиндры подсветились сине-зеленным светом, и ТАРДИС отправилась сквозь время и пространство в параллельный мир. Леди коротко вскрикнула от неожиданности, и ухватилась руками за сиденье. Джон же улыбался как сумасшедший, порхая вокруг установки и проверяя все показатели. Звук двигателя достиг своей максимальной громкости, и после нескольких громких ударов, замер, погружая кабину корабля в тишину.
   Бросив взгляд на монитор и убедившись, что они благополучно достигли необходимых координат, Доктор распрямился и, разладив свой любимый синий костюм и поправив некое подобие прически на голове, протянул Локи руку.
- Посадка прошла успешно. Спасибо, что воспользовались услугами наших авиалиний. – Джон улыбался, помогая Леди подняться с дивана. – За той дверью, по моим расчетам, должен быть Асгард, Ваше Величество.
   То, что предстало взгляду Доктора, было настолько удивительным и невероятным, что первое время он не мог выговорить и слова. Джон просто смотрел на сказочную картину, представшую перед ним. Полотно, полное красок и плавных линий, яркий блеск солнца на золотом дворце, возвышающимся на горизонте, звездное небо над головой – все это напомнило Доктору о мечтах из далекого детства. Думал ли он когда-нибудь, что желание повидать мир и узнать тайны Вселенной исполняться? Город Богов был похож на мысль, обретшую форму и воплотившуюся в реальность.
- Один-один. – Заворожено оглядываясь по сторонам, произнес Джон. – Дайте мне минуту, чтобы подобрать челюсть, и можем отправляться дальше.

Отредактировано John Smith (2013-07-29 04:38:57)

+4

4

Звук, с которым взлетала ТАРДИС, показался Леди странно знакомым. Быть может, она слышала его во сне? Звук Вселенной. Тут ей вспомнился голубой мотылек, и тень легкой озадаченности на мгновение легла на ее красивое белое лицо. Как это возможно? И что это значит? Послание от норн? Локи наблюдала за Доктором. Он носился вокруг консоли, как всегда что-то весело болтая, и само это зрелище несколько расслабило Леди. Она в руках гениального существа, он - под опекой богини. Если и было место каким-то видениям, то значили они лишь славное будущее. Разве полет на ТАРДИС - не лучшее тому доказательство? Сквозь время и пространство в загадочной синей будке, которая внутри больше, чем снаружи. Я могу быть буквально где угодно. Это ли не величие? Сквозь волнение о предстоящей миссии, Леди ощутила восторг и не сдержала улыбки. Вся власть мира воистину оказалась у нее в руках. Теперь она непобедима. Любой мир в пределах Иггдрасиля и далеко от его ветвей. Любая временная точка. Богиня едва могла поверить во все происходящее.
Когда все стихло, Локи поняла, что они на месте. Неужели получилось?
- Посадка прошла успешно. Спасибо, что воспользовались услугами наших авиалиний. – Джон улыбался, помогая Леди подняться с дивана. – За той дверью, по моим расчетам, должен быть Асгард, Ваше Величество.
- Благодарю, Доктор, - она усмехнулась в ответ, беря его за руку и следуя за ним, - незабываемый полет!
Выйдя из ТАРДИС, богиня провела ладонью по ее гладкому синему дереву, удовлетворенная усмешка играла на ее губах. Интересно, что там на других этажах? И как долго можно путешествовать? Она могла бы созерцать историю мира, чьей хозяйкой решила стать, могла бы мельком заглядывать в его будущее, или вовсе... Она могла бы вовсе потеряться в полотнах времени и пространства, обратить свою жизнь в побег. Такая мысль сама собой является в умы тех, кто лишился своего дома. Но богине показалось, что от идеи этой веет холодом. Локи достаточно скиталась в чужих мирах, ей хотелось лишь обрести тепло уюта. Место, где ты свой, где тебя ждут и принимают. "Но все же у нас с тобой еще многое впереди!" - с улыбкой подумала она, поглаживая ТАРДИС.
Локи оглянулась на Доктора. Он смотрел по сторонам, имея потрясенный, зачарованный вид.
- Один-один. Дайте мне минуту, чтобы подобрать челюсть, и можем отправляться дальше.
Богиня обвела взглядом панораму, так поразившую Доктора. Она не видела этих пейзажей вот уже более года, и лишь сейчас осознала, как скучала по ним. Локи любила Асгард. Несмотря на все, что происходило в ее похожей на картину о хаосе жизни, в ее злом трикстерском сердце этот небесный город навсегда занял свое место, он дарил ей счастье, и она ни за что не дала бы цитадель асов в обиду. Как жаль, что мы не принадлежим друг другу, Асгард.
- Чудесное место, - вздохнула она, поднимая взгляд на звездное небо - о, как ей не хватало этих звезд! - и на моей памяти ни одному смертному не удавалось проникнуть сюда. Однако... У нас нет времени любоваться асгардскими красотами, Доктор. Мы должны быть быстрыми. Словно невидимки. Возьмите кейс для Тессеракта, мы выдвигаемся в путь.
Дождавшись исполнения своего приказа, Леди взяла ученого за руку и переместилась вместе с ним в сад, что раскинулся позади дворца. Здесь стояли раскидистые яблони, и Локи с трудом подавила желание сорвать один из золотистых сладких плодов, дарующих легкое опьянение. Где-то рядом шелестел фонтан - сверкающая женская фигура, порхающая в воздухе без всяких видимых опор. Она держала в руках сосуд, из которого лилась мерцающая своей чистотой вода, на свету переливающаяся всеми цветами асгардских небес. Послышался птичий крик, похожий более на человеческое пение, чем на голос животного. Локи оглянулась и увидела крупную синюю птицу - она восседала на одной из золотых статуй, глядя на пришельцев своими умными желтыми глазами. Леди приложила палец к губам, и птица послушно кивнула и изобразила нечто вроде поклона. Улыбнувшись, богиня жестом позвала Джона следовать за ней.
- Я не могла доставить нас сразу во дворец, - прошептала она, следуя знакомыми тропами царского сада, вымощенными крупным белым камнем, - от подобных проникновений он охраняется сильнейшей магией. Нам придется действовать хитростью... И быть может, даже силой.
Пара быстро сошла с каменных дорожек, прижимаясь все ближе к стенам дворца. Конечно, воспользоваться одним из скрытых ходов было решением очевидным, но все же немногим менее рискованным, чем врываться в главные двери. Шанс наткнуться на стражников всегда слишком высок.
Вскоре в стене показалась едва различимая дверь. Чудилось, будто форма ее расплывается, она походила на мираж, на неустойчивую иллюзию. Вмешательство колдовства Локи на данном этапе может быть слишком заметным, но... А что, если? Ухмыльнувшись, Леди без каких-либо объяснений залезла во внутренний карман пиджака Доктора, зная, что обнаружит там звуковую отвертку. Она навела устройством на дверь, зажимая кнопку, и самодовольно хмыкнула, когда проход открылся.
- Чего в Асгарде не ожидают, так это человека, который будет не глупее богов, - произнесла она с улыбкой, возвращая отвертку Джону.
Спутники прошествовали внутрь. Это был старый проход для слуг, которым трикстер пользовался в детстве для своих шалостей. Здесь царила полутьма, разрываемая лишь неясным сиянием, что отбрасывали золотые стены. Локи и Доктор поднялись по лестнице, на конце которой их ожидала еще одна дверь.
- Здесь находится крыло для царской прислуги, - тихо разъяснила Леди, хватаясь за ручку, - я полагаю, что в этот час большинство из них занято своей работой. Но если кто-то покажется на нашем пути... Ложь или грубая сила. У нас небольшой выбор.
Локи открыла дверь, оказываясь в светлом помещении, похожем на просторную гостиную в типичном асгардском стиле, разве что оформленную без привычного пафоса. По иронии судьбы, тут же послышались чьи-то шаги, и пара увидела молодую служанку, которая с нескрываемым изумлением, написанном на ее миловидном личике, уставилась на незваных гостей.

+4

5

- У нас нет времени любоваться асгардскими красотами, Доктор. Мы должны быть быстрыми. Словно невидимки. Возьмите кейс для Тессеракта, мы выдвигаемся в путь. – В голосе Локи слышались нотки грусти, но это не сделало тон менее жестким и не терпящим возражений.
   Выйдя из ТАРДИС вновь, Джон тут же оказался в саду, который поражал воображением своей красотой и причудливыми формами. Доктор хотел было спросить, не заметит ли кто вспышки энергии, которой неизменно сопровождалась каждая телепортация, но все вопросы застыли на кончике языка, не решаясь вырваться наружу и нарушить волшебство, которым был наполнен воздух. Джон будто оказался в картине непризнанного гения красок и форм.
   Все было таким знакомым и новым одновременно. Деревья, раскинувшие свои ветви как руки, способные обнять мир целиком и укутать его в прохладе и покое, которую дарила тень, отбрасываемая их широкими стволами. Причудливые скульптурные композиции изображали героев давно прошедших лет и событий, которым еще только суждено произойти. Воздух наполнялся звуками льющейся воды, шелеста растений и пения птиц. 
   Пока Джон любовался красотами королевского сада, Локи с невозмутимым видом вела его по мощенной белым камнем дорожке, которая петляла между деревьями, фонтанами и цветочными композициями. Леди замедлила шаг, и улыбнулась, прикладывая палец к губам, растянувшимся в хитрую улыбку. Проследив за направлением ее взгляда, Доктор заметил в ветвях дерева большую синюю птицу, которая почтительно склонила голову на бок. Глаза пернатого обитателя сада светились умом, которого Джон порой не видел во взгляде большинства людей, с которыми встречался. Похоже, на одного союзника в их опасном деле стало больше, и Доктор, улыбнувшись, салютовал птице рукой.
   Перебрасываясь короткими тихими фразами, пара свернула с основной аллеи и последовала вдоль стены дворца. Дойдя до еле различимого проема в стене, который из далека мог показаться лишь игрой света или туманным образом, навеянным жарким полднем, Локи, не произнесся не слова, ловко выудила звуковую отвертку Доктра. Удивлению Джона не было предела, и даже тот факт, что прибор с легкостью справился с божественными замками, поразил ученого меньше, чем та легкость, с которой Леди прибегла к помощи земных технологий. Может дело было в том, что это его технология, и именно ему Локи доверяет больше, чем всем своим солдатам и генералам вместе взятым? О том факте, что звуковая отвертка настроена только на физические показатели его самого, Доктор решил подумать позже.
- Чего в Асгарде не ожидают, так это человека, который будет не глупее богов, - произнесла она с улыбкой, возвращая отвертку Джону.
   В ответ Доктор лишь улыбнулся, послушно следуя за Леди, которая скрылась в открывшемся дверном проеме. Услышать комплимент от Бога – уникальное явление. Услышать же похвалу от Локи настолько невероятно, что скажи кому ученый об этом, его бы подняли на смех. С каждой минутой день становился все удивительнее и увлекательнее, но чувство тревоги, не покидавшее Джона с самого утра, постепенно нарастало внутри его грудной клетки, учащая сердцебиение и заставляя хаотично носиться мысли в голове. Поэтому появление служанки в комнате для прислуги, куда проникли Доктор и Локи, стало лишь закономерным развитием событий. Не могло же им все время везти оставаться незамеченными?
   Времени на раздумья было крайне мало, поэтому Джон решил довериться своей интуиции и пойти на поводу у сиюминутного порыва. Одним резким движением он привлек Леди к себе, впиваясь в ее губы поцелуем, и беззастенчиво опуская свои ладони на ее бедра. Руки Локи тут же запутались в его волосах, а сам он порывисто обнял ее и прижал к себе, до минимума сокращая расстояние между их телами. Служанка коротко вскрикнула то ли от удивления, то от смущения.
- Ох, прости, мы тут искали свободные покои… - Оторвавшись от Леди, с шальной улыбкой произнес Доктор, смотря на прислугу самым наглым взглядом из своего арсенала. – В этом дворце не найти местечка для уединения, правда?
   Взяв Локи за руку, Джон направился к двери, из которой минутой ранее появилась служанка. Почти закрыв за собой дверь, ученый бросил взгляд на девушку, которая так и стояла посреди комнаты с непонимающим выражением на лице. Решив примерить на себя образ раздраженного гостя королевского дворца, ученый напустил на себя важный и слегка высокомерный вид.
- Что стоишь как вкопанная? Возвращайся к работе. – Доктор со строгим видом кивнул на корзину, которую служанка держала в руках. – Думаю, мне не стоит уточнять, что нас здесь не было? Тебе ведь не нужны проблемы?
   Закрыв за собой дверь, Доктор, для пущей уверенности и собственного спокойствия, воспользовался звуковой отверткой, надежно закрыв замок. Теперь, чтобы открыть дверь, придется приложить много усилий, как физических, так и умственных. Несколько десятков минут они выиграли, а это не так уж и мало, когда основной твой противник – время.
   Дальнейший путь пролегал через лабиринт коридоров и лестниц. В полной тишине, нарушаемой лишь легким шуршанием ткани да приглушенным дыханием, пара постепенно продвигалась вглубь дворца, с каждым шагом приближаясь к цели своего путешествия. По представлениям Джона они почти достигли конечного пункта назначения, когда за углом послышались шаги и отдаленные голоса охранников. С вооруженным до зубов патрулем просто поговорить не получится, а Доктор не хотел прибегать к грубой силе и тем более жестокости. Но похоже, его никто не собирался спрашивать.

Отредактировано John Smith (2013-08-02 18:19:23)

+3

6

Ход Доктора повеселил Леди. Должно быть, служанка просто опешила. Вряд ли хоть раз за всю свою службу ей приходилось сталкиваться с чем-то подобным. Странный мужчина в странной одежде разговаривает в странной до крайности манере, а уж обстоятельства и вовсе можно назвать кричащими. Конечно, девушка не воспримет это, как нечто угрожающее, и когда выберется, первым делом помчиться сплетничать об этом с остальной прислугой, и лишь когда слух разнесется по всему царскому двору, найдется место чьим-то подозрениям и тревоге. Соответственно, если все пойдет по плану, к тому моменту Локи и Джона уже и след простынет.
Следующим препятствием стала дворцовая стража. Появление четырех рослых мужчин в серебряных доспехах не застало богиню врасплох - чем ближе сокровищница, тем больше шанс наткнуться на охрану и защитную магию. Завидев стражников, Локи, надеясь, что сопровождающий ее ученый ничем себя не выдаст и нутром будет чуять, что ей нужно в данный момент, поначалу сделала вид, что никаких враждебных намерений к слугам Одина не имеет. Она смотрела на них с беспечным и словно бы немного растерянным видом. Соврала, будто она и ее спутник, увлеченные оживленной и крайне интересной беседой, немного заблудились. Леди выглядела безобидной, хрупкая и утонченная женщина. Она подошла и встала между двумя стражниками, продолжая заговаривать им зубы, а затем резким, почти неуловимым движением вскинула руки, в которых к тому моменту уже материализовались так любимые трикстером кинжалы. Лезвия вонзились в шеи охранников, отправляя их в царство Хель. Со второй парой пришлось разбираться в честном бою - Локи выхватила из ножен одного из погибших меч и бросилась на пораженных произошедшим мужчин. Леди считала двуручники грубым оружием, но управлялась с ними сносно, и вскоре противники были повержены. Локи осмотрела себя - тут и там порезы, платье украшают темные кровавые пятна.
- Думаю, теперь нам стоит прибавить ходу, - прокомментировала она.
Богиня и ученый припустили бегом, стараясь не создавать шума. Леди лихорадочно осматривалась - наступала самая ответственная фаза их путешествия. Еще одна партия стражников была встречена стремительной атакой, а следующая - самая большая и опасная, на подступе к сокровищнице, быстро повержена магией. Здесь ее не избежать, и нужно играть на время.
Массивные золотые двери, за которыми скрывалась сокровищница, были украшены витиеватыми узорами и защитными рунами. Локи приложила к ним ладони и закрыла глаза, прислушиваясь к своим ощущениям. Двери, которым нельзя солгать - они не знают лжи. Почему мы должны пропустить тебя? Она начала лихорадочно шептать на асгардском языке.
- Потому что мне отчаянно нужно то, что за вами скрыто. Потому что я достойна находиться там. Потому что я хочу принести свет в срединный мир.
Двери оставались безмолвны. Леди прикусила губу, сводя брови в судорожном мыслительном процессе. Что им нужно? Что им вовсе может быть нужно, чего они хотят от того, кто сюда входит? Сокровищница Одина...
- Потому что Один - мой отец.
Двери дернулись под ее ладонями, и Леди вздрогнула. Проход был открыт. Мой отец. Один считает меня своим отцом. До сих пор... Всегда? Она была ошарашена, но решила поразмыслить об этом позже.
Открывшееся взору незваных гостей помещение представляло собой огромный зал со сводчатыми высокими потолками. По бокам находились величественные пъедесталы, на каждом - свое чудо света. Локи ощутила, будто на нее хлынула волна разнородной магии, горячая и леденящая одновременно, режущая и нежная. Здесь находились загадочные мечи, сосуды с искрящимися жидкостями, украшенные драгоценными камнями ларцы, окутанные мутной дымкой колдовства, невиданные артефакты всех мастей... Но глаза Леди видели лишь Тессеракт. Кольцо Спектра на ее пальце обжигало леденящим пламенем, оно тянулось к Кубу, увлекая за собой богиню. Почти не моргая, она, как зачарованная, бросилась в сторону цели ее визита в Асгард, с трудом подавляя навязчивое желание вытянуть перед собой руки.
- Здесь скоро будет стража, лучшие воины цитадели асов. И возможно, сам Один - и тогда у нас едва ли останется шанс побега. Я знаю, что мою магию почувствовали, особенно, когда я говорила с Вратами. Нам нужно спасаться.
Взгляд богини не отрывался от синего пламени внутри Тессеракта. Она буквально ощущала, как ее душа пела от созерцания Куба, от его близости, словно нашла свое прибежище. Ее сердце тянулось к этой силе, и мало какое притяжение сравнится с этим.
- Доктор.
Локи взглянула на Джона и скрепя сердце отошла от артефакта. Она наблюдала, как ученый помещает Тессеракт в специальный кейс, пользуясь подготовленными инструментами. Куб в его активном состоянии было опасно трогать руками (а порой и колдовством), не только смертному, но и даже богу, ведь мощь его так велика, что может оказаться губительной. Процедура была непростой - но на то гениальные ученые и гениальны, чтобы справляться с подобным. Ведь рискни Леди дотронуться до Тессеракта магией в самом центре чертогов его владельца... Спектр возможных печальных последствий вроде мгновенной смерти и гигантского взрыва можно преобразовать во внушительный список.
Когда кейс защелкнулся, возвещая, что воры сделали свое дело, на лицо Локи наползла торжествующая улыбка. Он мой. Она схватила Доктора за руку. Настало время убираться из Асгарда - и как можно скорее.

+5

7

Джон был готов вновь испытать на себе всю гамму чувств и эмоций, связанных с телепортацией, но ничего не произошло. Они так и не смогли покинуть сокровищницу, а это означало, что их обнаружили. Доктор лишь надеялся, что запрет на перемещения в пространстве не распространиться на ТАРДИС. Но до нее еще предстояло добраться, а в дверях их уже ожидала небольшая группа охранников, а в коридоре за их спинами уже слышалось эхо стремительно приближающихся шагов подкрепления.
   Доктор не помнил, как они с Леди выбрались из дворца и вновь оказались посреди сада. Все его сознание полнилось криками и стонами, кровью и блеском кинжалов, входящих в тела и сверкающих в тонких женских пальцах, бесконечностью коридоров и лестниц и болью в левом плече. Джон коснулся своей руки и размазал по пальцам тягучую бордовую жидкость. В пылу погони он даже не заметил, что его задел клинок очередного охранника, который сейчас лежал где-то со сломанной шеей или пробитыми насквозь легкими. Одежда и латы Локи были испещрены порезами и царапинами, через которые проглядывались кровоточащие раны, но Богиня не обращали на них никакого внимания, и лишь поджав губы, следовала вперед.
   В глубине сада их ждала ТАРДИС, и Доктор уже мог различить сигнальный фонарь на ее крыше и поблескивающую на солнце дверную ручку. Несколько десятков метров – и можно открыть синюю дверь, завести двигатель и исчезнуть из этого волшебного, но проклятого места. Каких-то несколько шагов, и мечта о могуществе и силе, заключенная в металлический бокс в его руке, станет реальностью. Пара минут – и путешествие закончится незначительными ранениями, сбившимся дыханием и счастливыми улыбками. Всего лишь шаг.
   Со всех сторон к беглецам спешили воины. Их латы блестели на полуденном солнце, а световые блики играли в высеченных на металле рунах и причудливых узорах, поднимаясь выше и очерчивая неимоверной формы закрученные рога, венчавшие шлемы. Коротко кивнув Доктору, Леди устремилась навстречу противникам, вонзаясь в их стройные ряды кинжалом, безжалостно и молниеносно уничтожающем все на своем пути. Она была прекрасна в своей ужасающей жестокости, с улыбкой отнимая жизнь за жизнью, ломая кости и вспарывая тела охранников. Доктор не носил оружия, поэтому, кроме кейса с Тессерактом и звуковой отвертки с собой у него ничего не было. Джон был бесполезен в битве, и мог только уклоняться от летящих в его сторону стрел и копий, прячась то за стволы деревьев, то за стены ТАРДИС. Пару раз ему все же удалось приложить охранников при помощи металлического кейса, но на этом его участие в битве закончилось.
   Когда последний воин пал, а лепестки цветов на поляне окрасились в красный, Леди, тяжело дыша, но улыбаясь, проследовала в открытую дверь корабля, готового отправить путешественников в обратный путь. Доктор практически закрыл за собой дверь, как в его спину врезалось что-то острое и горячее, раздирая кожу и мышцы на части. Ученый упал на решетчатый пол ТАРДИС, кривясь от боли, которая обжигающими волнами расходилась по телу. Все еще крепко держа бокс с артефактом, Джон смог закрыть дверь, толкнув ее ногой, и с трудом и хриплым стоном поднялся на ноги.
- Вы в порядке, Ваше Величество? – Слова неохотно слетали с его губ, а лоб покрылся испариной. Леди коротко кивнула и внимательно следила ученым. Каждый шаг давался с трудом, поэтому Доктор вручил кейс с Тессератом Локи, которая тщетно пыталась скрыть свое беспокойство, и, приложив указательный палец к губам, прикрыл глаза.
   Дверь ТАРДИС еле сдерживала напор очередной порции стражи, и время стремительно уходило сквозь пальцы. В глазах у Доктора темнело, пальцы дрожали от озноба, прошибающего тело и заставлявшего его вздрагивать время от времени. Сумев выставить необходимые координаты и задать направление полета, Джон, собрав оставшиеся силы, дернул основной рычаг управления на себя. Ставшим привычный звук двигателей он уже не слышал, настолько громко билось сердце, отдававшее набатом в голове. Мигающий свет ламп и подсветка цилиндрических поршней потускнели, ноги подкосились, и Доктор осел на пол, прислоняясь головой к консоли корабля и прикрывая глаза.
   Кровь в жилах замедляла свой бег, и даже сердце стало биться спокойнее. Размеренный темп затихающего двигателя ТАРДИС слился с тихим и прерывистым дыханием ученого. Тонкие пальцы вплелись в его волосы и Доктор почувствовал легкие прикосновения к своему лицу и шее. Его Леди была рядом. Все звуки стихли. Джон знал, что они долетели и успешно приземлились. Все прошло так, как и планировалось. Почти все.
   Доктор попытался встать, но боль, поглотившая все его тело, острым клинком вонзилась в сердце. С шипением и стоном Джон уронил голову на руку Локи, стараясь удержать себя в сознании и не дать глазам закрыться. Ему необходимо было выиграть еще несколько минут у времени, которое неумолимо приближало его часы, отмеренные для жизни, к нулевой отметке.
- Улыбнись для меня, прошу... - прошептал Джон, дрожащими пальцами дотрагиваясь до щеки Леди. Жизнь стремительно покидала его, и только ее глаза держали его в сознании. Он должен увидеть эту улыбку еще раз.
   Доктору показалось, что его пальцев коснулась капля влаги…
- Не стоит плакать, моя Леди...люди - всего лишь звездная пыль...Мы еще обязательно встретимся, ведь наша Вселенная вечна...Улыбнись для меня, моя Леди Стардаст...
   Сквозь пелену, застилавшую глаза, Джон видел, как губы Локи тронула легкая улыбка. Теперь он может уйти. Он видел самое великое чудо во всех девяти мирах. Он видел любовь в ее глазах.

Отредактировано John Smith (2013-08-05 01:59:11)

+7

8

Сражение. Сколько раз Локи приходилось отвоевывать свое право на жизнь? Сколько раз она бежала, спасая свою шкуру? Она не была воином, но она росла среди таковых. Все это было пережито тысячи раз. Повторяющаяся глава в книге, все та же история, переписанная другими словами. Она часто смеялась в лицо своим противникам и никогда, никогда не была трусливой. Что бы там ни говорили дружки Тора!
В этот раз в Асгарде она то и дело чувствовала себя на краю. Леди все прорывалась сквозь ряды врагов, и казалось, им не будет конца. Ее магию что-то блокировало, и это заставляло ее биться еще отчаяннее. Без колдовства она ощущала себя беззащитной, словно голой. Элитные войска небесной цитадели были способны на многое, во всех мирах не сыскать убийц искуснее. Каждый раз, когда Локи понимала, что едва успела отклониться от серьезного удара мечом, сердце ее на мгновение замирало, чтобы затем вновь помчаться вскачь, гоняя по ее крови обжигающую жестокость. Она мечтала поскорее увидеть сигнальный огонек ТАРДИС, спрятаться за деревянной дверью загадочной синей будки и вернуться в Мидгард. Победа уже так близко, сладкая и манящая, как пьяная вишня, еще немного, лишь встать на носочки и дотянуться кончиками пальцев!..
И казалось бы, не осталось никого. Лишь омытый кровью асгардский сад, Локи, Доктор и его великое изобретение. Богиня поспешила в ТАРДИС, и ликование готово было накрыть ее с головой, и уголки ее губ подрагивали от плохо сдерживаемой широкой улыбки торжества. Оказавшись внутри, она обернулась, ожидая ученого, но последовавшая сцена сковала ее нутро почти электрической напряженностью. С ее уст слетел еле слышный вздох, а в груди все сжалось в болезненный комок, когда она увидела, что Джона ранили.
- Вы в порядке, Ваше Величество?
Она лишь кивнула. Смертные - хрупкие существа, они казались богине не более прочными, чем высушенные осенние листья. Неосторожное движение, и ты уже слышишь тихий хруст, а тонкий желтый листок рассыпается на части, и ничто не способно вернуть его к жизни. Насколько опасно полученное ранение? Откуда ей было знать об этом? Локи никогда доселе не волновало чужое выживание. И именно в тот момент ей стало страшно. Не когда она тайком пробиралась во дворец Одина, не когда она сражалась с его воинами, но теперь, когда Джону Смиту грозила смертельная опасность.
Доктор вручил Леди кейс, и она приняла его, чтобы тут же поставить на пол - она почти забыла, что в нем находится нечто, чего она жаждала, ради чего устроила это рискованное путешествие в цитадель асов. Она словно в окоченении  наблюдала, как дрожащий ученый управляется с консолью, кажется, едва удерживаясь на ногах. Собственные ощущения застали ее врасплох, и она не могла пошевелиться, почти слыша, как стремительно трескается толстая корка льда, что покрывает ее сердце. Ее глаза более не скрывали ложь, в них отражались растерянность и обеспокоенность.
Я чувствую.
ТАРДИС отправилась в путь, и Доктор осел на пол. Локи, едва замечая самое себя, метнулась к нему, рухнув на колени рядом с ученым. Она подхватила его, рукой нащупывая место на его груди, куда пришелся магический удар. Она попыталась излечить его, но есть такие боевые заклятия, которые направлены на смерть, и даже трикстеру не суждено сладить с ними. Доктор стремительно угасал прямо в ее руках.
Еще не зная, как смириться со своей беспомощностью, Леди зарылась пальцами в волосы Джона и мягко провела рукой по его щеке. Кожа оказалась холодной, почти такой же, как ладонь богини, и она содрогнулась. В ее глазах застыли слезы, предательские слезы, что всегда выдавали ее, свидетели всех тех моментов, когда Локи давала волю чувствам. Эти моменты всегда ранили.
Звуки ТАРДИС затихли, и тишина возвестила о прибытии в Мидгард. Джон сделал попытку подняться, но та принесла ему только боль, и он со стоном вновь уронил голову на руку Локи. Она прикусила свою нижнюю губу, чувствуя, как прохладные слезы солеными дорожками заструились по ее щекам, безмолвно сообщая, что все стены, которые строила вокруг себя богиня, пытаясь защититься от новых страданий, рухнули, обращаясь в руины.
Я не могу его отпустить. Я не могу его отпустить!
Она вновь приложила ладонь к его груди, пытаясь передать Джону всю свою энергию, силясь сладить с его раной, пробуя все, что когда-либо изучала. Как жаль, она так мало помнила о магии исцеления! Как жаль, что она никогда не думала, будто кто-то будет стоить того, чтобы она ее использовала!
- Улыбнись для меня, прошу... - прошептал Джон, дрожащими пальцами дотрагиваясь до щеки Леди.
Ощутив его прикосновение, она на мгновение прикрыла глаза, и еще две слезинки побежали по ее лицу. Женщина с трудом удерживала себя от дрожи рыдания - или скорее, всхлипы сдерживал все тот же узел, стягивающийся у нее в груди.
Не уходи! Не оставляй меня одну!
- Не стоит плакать, моя Леди... Люди - всего лишь звездная пыль... Мы еще обязательно встретимся, ведь наша Вселенная вечна... Улыбнись для меня, моя Леди Стардаст...
И она улыбнулась. Через силу, через собственный страх, она улыбнулась, потому что он попросил. Я чувствую!
- Прекратите, Доктор. Вы бредите, - она попыталась звучать строго, но дрожь в голосе испортила ее глупую ложь.
Он покидал ее. Локи смотрела, как затрепетали его ресницы, и понимала, что у нее остаются какие-то секунды. Она взяла его за руку и приникла губами к его уху, тихо произнося:
- Я люблю тебя. Мой Доктор!..
Когда она оглянулась на него, глаза его были закрыты. Он ушел. Узел в груди неожиданно разорвался, и она порывисто вдохнула, обнимая мужчину за плечи. Ее сотрясал беззвучный плач, и она держалась за Джона так крепко, будто сила эта могла вернуть уже покинувший тело дух. Она лишь надеялась, что он слышал ее единственную правду, которую она сама о себе не знала до сих самых пор.
Выпустив Доктора из объятий и аккуратно уложив его на пол ТАРДИС, Локи, не посмев обернуться, взяла кейс с Тессерактом и вышла из будки. Она оказалась в лаборатории Джона в Нью-Йорке, в давящей тишине и полумраке. Положив кейс на один из столов, она оперлась о край столешницы руками, давая волю горьким слезам. Во всем, что случилось, ее вина, и ей придется жить с ней еще тысячи и тысячи лет. А значит, Локи станет еще злее, еще холоднее и ожесточеннее. Теперь она отстроит стену еще выше и никого к себе не подпустит. Теперь она будет ненавидеть себя еще сильнее и скрывать это даже тщательнее, чем прежде. Именно так происходит с теми, кого люди зовут злодеями.
И тут Локи услышала звук вселенной.

+5

9

Джон не помнил того, как оказался в больничной палате с огромными окнами во всю стену, из которых открывался вид на город неимоверных размеров и высот. Из того, что ему говорил медицинский персонал, Доктор понял лишь то, что он в Нью-Йорке. В новом Нью-Йорке на новой планете Земля. Доктор готов был рассмеяться, когда сестра пыталась посчитать, который же это по счету город Большого Яблока, но боль в груди была настолько сильной, что ученый смог лишь вымученно улыбнуться. Грустная и слабая улыбка на долгое время стала его единственным ответом практически на все фразы, обращенные в его адрес и на все, что происходило вокруг.
   Город за окном больничной палаты никогда не спал, как и его предшественник на той планете Земля, которую Доктор считал своим домом. Летательные аппараты на огромной скоростью проносились над водной гладью реки, что отделяла госпиталь от центральной части города, и  казалось, одного неосторожного маневра будет достаточно, чтобы врезаться в мост или небоскреб, неожиданно возникший на пути.
   Сутки менялись с ужасающей скоростью, принося исцеление медленно и болезненно. Медицинский персонал обращался с Джоном в крайней мере почтительно и даже с неким благоговейным трепетом. Его не тревожили понапрасну, потакали любым желаниям и просьбам, постоянно улыбались и кланялись, стоило ученому обратить на кого-нибудь свое внимание. Как объяснила ему одна из сестер, такое отношение было вызвано тем, что Доктор относился к древнему роду существ, которых, по преданиям, не осталось во всей Вселенной. Раса великих ученых и созидателей, способных управлять временем и путешествовать сквозь пространство, и носивших в своей груди два сердца.
   Услышав об этом в первый раз, Джон лишь улыбнулся. Но когда тоже самое ему сказал его лечащий врач, и показал снимок грудной клетки, Доктору было уже не до смеха. Стал понятен постоянный шум в ушах, нервное и скованное напряжение в области ребер, учащенное дыхание и барабанный ритм, звучащий в голове. У Джона теперь было два сердца и несметное количество вопросов, на которые только предстояло найти ответы.
   Доктора не удивляло ничего из происходящего вокруг: ни медсестры, укутанные в белые саваны с ног до головы и скрывавшие, как оказалось, кошачьи лица; ни вид из окна на невозможных форм и размеров город; ни факт того, что ученый находился в далеком будущем на другой планете и в другой галактике. Даже стук двух сердец не потрясал его настолько, чтобы считать это чем-то невозможным. Что по настоящему удивляло ученого, так это слова, звучавшие в его голове и сны, в которых эти слова тихим шепотом слетают со знакомых губ. Желание сбежать из больничной палаты с каждым днем становилось все сильнее, и если бы не слабость во всем теле, Джон давно бы нашел ТАРДИС и улетел бы в прошлое, чтобы с радушной улыбкой встретить то, что должно было стать его будущим.
   Количество капельниц с цветными растворами внутри с каждым днем уменьшалось, и в один из дней, так похожих друг на друга, явилась сестра. На ее лице играла улыбка, а в руках она крепко держала большую белую коробку. Джон, уже научившийся контролировать свое новое сердце и ускоренный бег крови по венам, не смог удержаться от радостной улыбки, прекрасно понимая, что может означать такое появление в его больничной палате практически через год от начала лечения.
- Мы сделали все что смогли, мистер Смит. – Женщина улыбнулась, из-за чего усы на ее кошачьем лице забавно поднялись вверх. – Лечение прошло успешно и теперь мы можем отпустить Вас. Здесь личные вещи, бывшие при Вас на момент аварии. – Сестра поставила коробку на край кровати, и, кивнув головой, направилась к выходу. Прежде чем оставить ученого одного, женщина обернулась, и с легкой улыбкой добавила. – К сожалению, мы не смогли восстановить Ваши часы. Искусство часовых мастеров давно кануло в Лету.
   Дождавшись, пока сестра покинет палату, Джон дрожащими от волнения пальцами извлек из коробки старинные часы на цепочке. Он с трепетом провел по выгравированному рисунку на крышке и по трещине на циферблате. Стрелки больше не спешили отмерять время, стараясь нагнать и перегнать будущее,  остановившись на цифрах, болью отозвавшихся в груди. Доктор вспомнил холодный металлический пол, прикосновение ласковых рук, улыбку сквозь слезы и тихие, еле различимые слова, которые были громче любого звука во Вселенной. Он должен вернуться.
   Синий костюм-двойка сел как влитой, галстук плавно занял отведенное ему место, а пальто с радостно и тепло обняло Джона за плечи. Стоило отдать сестрам должное: ни один из предметов его одежды не выглядел так, будто ему добрая тысяча лет. Отвертка обнаружилась в привычном месте внутри пиджака, очки – нагрудном кармане, а кеды были вычищены и отмыты до белоснежного блеска. Доктор решил не тратить времени на прощания и сразу же разыскать свой корабль. Кто знает, что милые кошки-медсестры могут потребовать в качестве оплаты за услуги исцеления, которое наступило давно и не их трудами? Джон был уверен, что здесь ему просто помогли прийти в себя и не умереть с голоду, ведь основную работу по спасению его жизни сделала магия и древнее колдовство, заключенное в остановившихся часах.
   ТАРДИС встретила Доктора звенящей тишиной и мигающим светом ламп. Сколько энергии ей понадобилось, чтобы доставить его в далекое будущее и сможет ли она вернуть его обратно? В мыслях Джон давно считал свой корабль живым существом, которое прекрасно понимало его речь, мысли и чувства. Как иначе объяснить то, что ученый оказался там, где был сейчас, и где ему могли оказать необходимую помощь?
   Доктор обвел каждую кнопку и рычаг консоли управления пальцами, старательно избегая ступать на то место, где почти год назад он умер и воскрес вновь. Джон видел слезы Локи, он помнил ее голос, произносящий заветные слова, услышать которые от нее он и не надеялся.
- Мне нужно вернуться. Ты ведь сможешь? – Доктор поочередно поднимал рычаги на панели управления, выставляя координаты и время прибытия. – Еще разок, моя хорошая, это ведь не так сложно. – Улыбка на лице ученого становилась все шире, по мере того, как ТАРДИС оживала в его руках. – Необходимо спасти одну прекрасную Леди от необдуманных поступков.
   Двигатели загудели, вначале сдавленно и хрипло, со временем возвращая голосу звенящие и радостные нотки. Цилиндры задвигались, свет ламп стал ярче, а пол под ногами привычно завибрировал. На душе у Джона стало спокойно, ведь впервые за прошедший год он начал ощущать себя по настоящему живым, а происходящее вокруг – реальным. Для полного счастья не хватало лишь одной основополагающей детали, к которой он сейчас летел сквозь пространство и время, чтобы наконец-то почувствовать себя целым.
   Джон подошел к двери и неуверенно приложил к ней руку, пытаясь прислушаться к тому, что происходило за деревянной поверхностью, отделявшей его настоящее от будущего. Он вернулся в тот самый день, лишь на несколько минут позже. Доктору было страшно. Он боялся увидеть Локи после стольких дней и ночей, проведенных наедине с собственными мыслями и воспоминаниями. Что если слова, поддерживающие его столько времени, были лишь миражом и игрой воображения? Что если они были сказаны в последний миг и ничего не значили для нее, кроме облегчения, которое она хотела подарить умирающему? Слишком много «если», слишком много вопросов и слишком мало ответов. Доктор плавно толкнул дверь и, вдохнув поглубже, ступил за порог.
   Лаборатория Нью-Йоркской базы была такой, какой он ее помнил – ничего лишнего, только столы, стеллажи да бумаги, разбросанные то тут, то там. Но ничего не интересовало Джона больше, чем пара серых глаз, обращенных в его сторону. Как он скажет ей, что для него прошел целый год, тогда как для нее – всего пара минут? Будет ли он вообще говорить ей что-либо, да и стоит ли?
- Я ведь говорил, что мы обязательно встретимся. – Доктор улыбнулся и сделал шаг вперед. – Я привык держать свое слово, моя Леди Стардаст.

Отредактировано John Smith (2013-08-11 13:23:55)

+5

10

And without you is how I disappear
And live my life alone
Forever now.

Над Нью-Йорком сгущалась давящая тьма. Локи, находящаяся в лаборатории подземной базы, не могла видеть этого, но самим своим нутром ощущала, как холодная августовская ночь окутывает город. Эта ночь забирала ее саму. Руки богини больше не дрожали. Слезы оставили засохшие соленые дорожки на ее щеках, и кожа ее казалась мертвенно бледной, а тени под глазами выглядели голубоватыми – то ли из-за почти отсутствующего света, то ли из-за только что пережитого потрясения. Случившееся опустошило ее, словно разозлившийся ребенок, который выпотрошил тряпичную куклу, раздирая ее на куски, заставляя вату разлетаться в разные стороны и падать на пол безвольными белыми кусками.
Она просто не знала.
Она не знала, в какой момент это случилось. Тогда, в один из окутанных запахом дождя и роз дней их шотландской недели? Или в тот пьянящий своей сладостью миг, когда она поверила в любовь Джона в нежном тепле карибской ночи? На их свидании в День Всех Влюбленных под звуки джаза? Вдруг именно это самое чувство заставляло ее пылать внутри от взгляда в его карие глаза, от прикосновений его рук? А может быть, это и вовсе случилось, когда она увидела его в первый раз в безвестном уютном кафе Нью-Йорка, и он отдал ей свой банановый пудинг? Банановый пудинг. В горле снова что-то болезненно сжалось, и Леди с коротким вскриком снесла некий аппарат со стола, даже не слыша звон, с которым он разбился. Она просто не знала. Она никогда никого не любила, не знала, каково это, и запрещала себе приближаться к этому чувству, ведь оно приносит лишь душевные терзания, которых она эгоистично избегала. Сегодня это подтвердилось в поистине лишний раз.
Я чувствую.
Деревянная синяя будка испарилась с все тем же ухающим звуком. Локи едва повернула голову, чтобы убедиться в ее исчезновении. Невероятное изобретение Доктора унесло своего создателя в неизвестном направлении, быть может, в бесконечно далекое от настоящего время. Это показалось Леди вполне последовательным исходом. Она в любом случае никому бы не позволила приближаться к ТАРДИС.  Быть может, в приступе горестного гнева, она уничтожила бы будку, хранящую слишком тяжелые, вызывающие боль воспоминания.
Локи глухо выдохнула. Она чувствовала зияющую пустоту внутри, от которой все ее конечности словно наполнились мерзкой легкостью. Она ощущала злобу и горе, и с трудом удерживалась, чтобы не осесть на колени под их натиском, не в силах бороться с подступившей слабостью. Также, ей очень хотелось кого-нибудь убить. Она желала, чтобы кто-то плакал и истекал кровью у ее ног, моля о пощаде, которую никогда не получит. Локи хотела, чтобы весь мир страдал. Это приносит такое облегчение!..
Леди резко обернулась, потому что ей вновь почудился звук вселенной за ее спиной. У нее захватило дух, когда перед ее взглядом стали появляться прозрачные очертания ТАРДИС. Что происходит? Она задрожала, как осиновый лист, снова вцепляясь пальцами в столешницу, будто не в силах сдерживать завладевшую нутром пустоту, готовая вот-вот рассыпаться на мелкие кусочки. Синяя будка окончательно материализовалась, дверь скрипнула, и вот перед Леди вновь стоит Доктор в своем костюме и пальто, целый и невредимый, будто ничего не было. Локи даже не заметила, как холодные слезы опять полились из ее глаз. Дрожь сотрясала ее тело так сильно, будто в лаборатории вдруг настала безжизненно ледяная зима.
- Я ведь говорил, что мы обязательно встретимся. – Доктор улыбнулся и сделал шаг вперед. – Я привык держать свое слово, моя Леди Стардаст.
- К-как?..
Злость обуяла ее. Что это значило? Что за ужасающий спектакль устроило ей мироздание! Он ведь умер на ее руках, она слышала, как затихает его сердцебиение, смешиваясь с тишиной! И теперь он здесь, улыбается своей очаровательной улыбкой, будто все это было лишь игрой воображения, покуда она пережила падение, свое второе падение, ничуть не менее болезненное, чем первое. Ей открыли глаза, и пробуждение было так похоже на мучительную смерть, рвущуюся изнутри. Локи захотелось кинуться на Доктора, расцарапать ему лицо, стереть с него эту теплую улыбку, заставить слезиться эти лучащиеся нежностью глаза, что видели ее лучше, чем кто-либо еще во всех существующих мирах. Он сделал ей так больно, ему так легко и красиво это удалось, она должна ответить ему тем же! Растоптать его, заставить страдать…
И Локи бросилась к Доктору, и упала в его объятья, неожиданно для себя наконец осознавая, что плачет. Ее пальцы вцепились в его спину, чуть стягивая ткань пиджака на лопатках, и Леди уткнулась носом в шею мужчины и ощутила запах его кожи, заставивший ее сдавленно всхлипнуть. Она чувствовала себя ослабевшей, хотя дрожь наконец перестала мучить ее тело, гонимая теплом объятий Доктора, что заполняло пустоту внутри. Локи судорожно зашептала ему на ухо слова любви, она повторяла их вновь и вновь, продолжая льнуть к Джону, словно стоит ей отпустить, и возлюбленный исчезнет, как мираж, порожденный ее исстрадавшимся подсознанием. Сейчас она не могла рассуждать о случившемся со стороны логики, не могла думать о причинах и следствиях, ведь чувства захватили ее, прорвав долго возводимую плотину, и Локи больше не имела сил и желания гнать их прочь. Правда была в том, что ей более не хотелось существовать без Джона Смита. Локи любила его истинно и безотчетно, быть может, с самого дня их встречи. Она была слишком холодна, слишком труслива, чтобы признать это, слишком эгоистична, слишком слепа, и еще миллион различных глупых «слишком».  Она завралась, совершая то, что считала преступлением – она лгала самой себе.
Леди неуверенно подняла взгляд к лицу Доктора, мягко проводя пальцами по его щеке. Нерешительная улыбка задрожала на ее губах.
- Я думала, что потеряла Вас.
Поддавшись непреодолимому порыву, Локи со сдавленным вздохом поцеловала мужчину, и в этом порыве было столько ослепительной правды, сколько, казалось, никогда не может быть в трикстерской жизни.

+5

11

If not for you, my sky would fall
Rain would gather, too
Without your love I'd be nowhere at all
I'd be lost, if not for you

Локи любила его. Доктор слушал признания, которых не чаял услышать никогда, настолько неприступной казалась Леди, настолько невероятными выглядели их отношения, настолько несбыточной была его смелая мечта о покорении сердца бессмертной Богини. Джон потерял целый год, но готов был потерять и больше, ведь слова, произнесенные подрагивающими губами, и полный нежности взгляд серых глаз стоили всего времени во Вселенной. Локи любила его так, как никто ранее не любил, и Доктор верил в искренность её слов, в правду, для рождения которой ему пришлось умереть и воскреснуть. Джон верил своей Леди, и понимание этого было настолько захватывающим, насколько захватывающим может быть чудо, совершенное в Рождественскую ночь.
- Я думала, что потеряла Вас.- Локи подняла на Джона глаза и несмело коснулась его щеки своей ладонью.
   А после она поцеловала его, и этот поцелуй был абсолютно совершенен в своем порыве, чувствах и соленом привкусе слез на губах. Доктор обнял Леди крепче, стараясь унять легкую дрожь в её теле, доказать, что он реален и никогда более не покинет её. Джон улыбался сквозь поцелуй, чувствуя, что с каждым её вздохом, с каждым судорожным жестом и влажной дорожке на белоснежной коже его жизнь становилась полнее, приобретая новые краски и обретая новый смысл. Сегодня она потеряла его и нашла вновь. Сегодня принесло Доктору и Леди новое будущее, которое отныне они будут строить вместе и к которому будут идти рука об руку.
- Я люблю Вас, моя прекрасная Леди. – Джон обхватил лицо Локи ладонями и с нежностью взглянул ей в глаза. - До звезд, и обратно.
   Нью-Йорк давно закутался в цветное яркое одеяло из огней и неоновых вывесок, бесконечный поток машин световым потоком нес  тысячи  людей навстречу ночи, скрывая их одиночество в мареве перспектив и ничего не значащих обещаний. В лаборатории было тихо и спокойно, а где-то наверху, вечно не спящий город жил своей жизнью, играя с человеческими судьбами и перебирая время, как четки, решая, что выпадет на долю каждого из путников, обреченных на вечную погоню за счастьем.
   Джон целовал свою возлюбленную так нежно, насколько мог, и так страстно, насколько мог себе позволить. После года, проведенного в далеком будущем, пропитанного сомнениями и тревожными снами, он наконец-то успокоился. Он дома. Его дом там, где находится самая удивительная и потрясающая женщина во всем мирозданье. Доктор  улыбнулся сквозь поцелуй, и, взяв Леди за руки, приложил ее ладони к своей груди. Оба его сердца бились только для нее и благодаря ей. Если бы не она, его бы просто не существовало. Без нее ничто не имеет смысла.
   Доктор отвезет Локи в свое поместье. Они проведут еще одну незабываемую неделю в Шотландии, которую посвятят друг другу и своему чувству, которое более не сдерживали преграды недосказанности и сомнений. Джон будет любить ее так, как никто ранее не любил, ласкать так, как никто не осмеливался и говорить то, что она никогда не слышала. Доктор взорвет сверхновую, только лишь для того, чтобы вызвать улыбку на её прекрасно лице. Каждое утро у её постели будет стоять букет удивительным цветов, привезенных из самых отдаленных уголков Вселенной. На завтраки они будут баловаться свежей выпечкой из викторианских кондитерских, а на ужин летать в Париж 30-х годов. А может быть, они проведут всю неделю в стенах старинного дома, не желая упускать и минуты драгоценного времени, которого, как оказалось, может так не хватить для самого главного. Будет камин, отблеск пламени на обнаженной коже, капли топленного шоколада и смех, чистый и безмятежный, заполняющий пустоту вокруг и проникающий в самые сокровенные уголки души.
   Они вернутся через какое-то время, в тот самый судьбоносный день, и никто не заметит их отсутствия, ведь для мира пройдет всего пара минут. Но для невозможных влюбленных эти минуты растянутся в вечность, наполненную признаниями в самом удивительном чувстве, на которое способно сердце Бога, и клятвах в истинной верности, на которую способен человек, управляющий временем.

+3

12

ЗАКРЫТО

0


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 03.08.2016 Мнимый цугцванг (Х)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC