Наша группа ВК
Таймлайн

Vesta : Ramirez
Kravetz
Добро пожаловать в прекрасный Мидгард, который был [порабощен] возглавлен великим богом Локи в январе 2017! Его Армия долго и упорно шла к этой [кровавой резне] победе, дабы воцарить [свои порядки] окончательный и бесповоротный мир для всех жителей Земли. Теперь царство Локи больше напоминает утопию, а люди [пытаются организовать Сопротивление] счастливы и готовы [отомстить Локи и его Армии за их зверства] строить Новый мир!
В игре: 12.2017 | NC-21 | Эпизодическая система

Loki's Army

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 06.06.2016 Солнце встает над руинами (Х)


06.06.2016 Солнце встает над руинами (Х)

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Название эпизода
Солнце встает над руинами
Время игры
06.06.2016
Персонажи
Valeria Vesta
Haiya Kravetz
Место действия
Казарма №4. Комната 8. Сознание Весты.
Описание
Страшнее войны извне может быть только война внутри. Но что делать, когда вместо битвы ты возвращаешься на... руины?
Очередность
Valeria Vesta
Haiya Kravetz

http://s1.uploads.ru/t/A3PBn.gif
http://s0.uploads.ru/t/CNxFi.gif

Listen to me

Ты говоришь, а ветер стонет в деревьях,
И шар земной из-под ног уплывает.
Наверное, пройдёт какое-то время
Прежде, чем я всё осознаю.

Ты говоришь, а я стою, как послушный манекен
С продырявленным сердцем.
Мгновенье, и целый город разрушен.
Теперь мне некуда деться.

За тучами месяц угрюмый скользит во мгле
На встречу непоправимому.
И, кутаясь в свой старый шарф, я смотрю,
Как Солнце встаёт над руинами...

Раскинув руки, лежу на битом стекле,
Едва надеюсь на то, что кто-то услышит,
Чем больше слёз, тем горизонт всё светлее.
А небо... всё ближе.

Немеркнущая красота в снежинках
Над искрами ягод рябиновых
Так медленно бледнеет звёздная даль,
И Солнце встаёт над руинами...

Взлетают вороны, кружатся над пепелищем.
Какой ценой досталась мне эта мудрость?
Видимо, чтоб стать светлее и чище,
Нам нужно пройти по горящим углям.

Упавшие в воду мосты однажды
Исполнят неосуществимое.
Под пеплом опять прорастают цветы
И Солнце встаёт над руинами...

0

2

"Я помню этот день, будто только вчера все и случилось.
Дикая боль в коленях - каждый раз, когда я так стою - но ради него и пред ним готова мучиться вечно. Он говорит ко мне, я ловлю его слова из-за пелены температурного бреда. Кажется, будто уши заткнули ватой, заботясь, дабы я услышала поменьше. Но я упорно вслушиваюсь в его прекрасный голос, в каждый звук, и кажется, что вокруг нет ни солдат, ни тренера, ни стен, только мы вдвоем. Смысл сказанного мне Богом приходит мгновенно, пытаясь пробить толщу льда, сковавшего сознание. Я сопротивляюсь и не верю. Нет, нет, этого не может быть. Мне, пожалуй, послышалось... Но тот едва уловимый жест: его рука, что ложится мне на голову и затем тут же брезгливо одергивается... Больше тысячи слов.
Палач, он говорил правду. Я теперь не его фаворитка.
Перевожу взгляд на Тигру. В ее глазах непонимание, удивление, тревога. Потом смотрю на Митчелла - крайнее удивление, ах да, он же не знал...
Почему-то стою на ногах, хотя земли под ними не чувствую. Внутри пусто, теперь вместо грудной клетки разрастается зияющая дыра.
Локи уже нет. Последним я замечаю генерала, который так же был не в курсе моего теперь уже бывшего положения. Вижу его плохо, но мне кажется, что в его взгляде ясно читается презрение. Потом он исчезает. И напарники исчезают, и стены... Только я одна.
Помню, в обморок тогда упала из-за болезни. Хотя мне кажется, серьезно болеть я начала именно с того рокового дня, и до сих пор не излечилась."

Веста лежала в своей комнате и была уверена, что никто сейчас не потревожит ее. Тихий день, у нее нет заданий, а все, кому она могла бы понадобиться, заняты. Этот день выкроился сам собой, и грех было не воспользоваться таким подарком судьбы. Ведь проблем за последние полтора месяца накопилось немерено. А вместо того, чтоб решать их одну за другой, девушка все откладывала и откладывала их в долгий ящик. Потом, не сейчас. Не хотелось думать в принципе. И не думалось. Вот только недавний эксперимент Джона Смита изменил Леру на корню, будто к жизни вернул. Весь ее эмоциональный фон резко проявился, пошатнув устоявшееся и уже привычно безэмоциональное существование вне заданий.
А теперь... Теперь она вспоминала о Локи, думала о тех людях, которых на войне не хотела бы видеть. Перед глазами маячила незаконченная сцена из эксперимента "Бабочка". Во сне ее донимали все убитые ею люди, много, очень много жертв. Еще немного - и она сойдет с ума от этих резко навалившихся мыслей и чувств.
Танцовщица перевернулась на спину, закрыла глаза... Тишина снаружи, внутри должна быть война. Туда ей и надо, чтоб разобраться, чтоб победить, чтоб выйти из этого ужасного состояния. Спасибо Мастеру за то, что научил проникать в свой внутренний мир, просто закрыв глаза...
***
Наверное, раньше на этом месте возвышался большой красивый город.
Веста подняла глаза к ночному небу. Испещренное небольшими темными клочьями грозовых туч, оно пыталось скрыть от земли свое богатство - звезды. Их и не было видно. Зато старый месяц светил достаточно ярко, чтоб окружающий мир легко представал пред привыкшими к темноте глазами. Это не город, это... Все, что осталось - куча мусора. Разрушенные стены вперемешку с вырванными с корнем деревьями. Через каждые пару метров к небу тянулась тонкая полоска дыма. Все, что не было разрушено, погорело. Все, что не задел огонь, было снесено под фундамент.
Возможно, раньше этот город кипел жизнью.
А сейчас здесь невероятно тихо. Это не обычное спокойствие - мертвенное, безжизненное. Колючий воздух прорывает легкие, но дыхания не слышно. Ровного, спокойного дыхания.
Она вернулась домой, а дома нет.
Увиденное нисколь не смутило Весту, наоборот. Скажем откровенно, она ожидала увидеть нечто подобное. Не в таких масштабах, не в таком состоянии... Но с первых слов Локи на показательных учениях и каждый последующий день ее мир рушился. Стена за стеной, дом за домом. Здесь погибали сотни, предвещая гибель одной. И теперь Лера была уверена, что умрет. Потому что с руинами внутри не живут.

Отредактировано Valeria Vesta (2013-06-16 21:17:10)

+4

3

Как же здорово было вернуться в Нью-Йорк! К шумящей толпе и неприступным небоскребам, подальше от палящего солнца, липкой духоты, быстро надоевшего океана, и вездесущего песка, который ,казалось, до сих пор мог внезапно посыпаться из волос или складок одежды.. Тихий гул и прохлада подземки стали почти родными, а ведь прошло совсем немного времени; Хайя вспоминала вымученную, растерянную, бледную девчонку, еще месяц назад впервые кравшуюся по тому же самому коридору. Подумать только, сколько же изменилось за какие-то четыре с лишним недели - она стала сильнее, многому научилась, оказалась способна к такому, чего и представить не могла. То, что еще недавно она считала проклятием, теперь стало ее неотъемлемой частью и служило для достижения цели. Наконец-то все начало обретать смысл…
  Какое-то шестое чувство не дало Хайе пройти мимо хорошо знакомой комнаты под номером 8. Из проема просачивалась тонкая полоска света; не тратя времени на стук и другие условности, она толкнула дверь плечом и тихо вошла.
Тигрина половина пустовала; под огромным морским полотном на всю стену лежала Веста – веки плотно сомкнуты, одна рука безвольно свисает с кровати, другая судорожно сжимает край футболки, ноги лежат слишком прямо, в неудобной для мирно спящего человека позе…  Хайя резко бросилась вперед и приложила пальцы к шее девушки – пульс был, слабый и замедленный, а глубине и до предела низкой скорости дыхания мог позавидовать самый продвинутый йог. Это похоже на сон, но слишком уж необычный. Что происходит? Девочка села на колени, взяла в руки почти касающуюся пола прохладную ладонь; закрыв глаза, постаралась настроиться, уловить образ сознания Весты. И – не смогла. Она была здесь, рядом – но в то же время недосягаемо далеко, и в покинутом теле ощущалась такая сиротливая пустота, что Хайе сделалось жутко. По-настоящему жутко от осознания, близкий – да, признай, близкий! – тебе человек внезапно исчез, оставив вместо себя  пустую оболочку, которую бессмысленно тормошить и звать по имени… Это точно не походит на смерть; она как будто переместилась..ушла… в другое место, в параллельность, в небытие…
Она ушла…в свой Город.
Осознание нахлынуло внезапно, и все стало ясным как день. Хайя уже встречала таких людей раньше – измученных жизнью, обездоленных, преступивших последний порог отчаяния; они сидели в переходах, в канавах, невидимые в самом центре толпы, избегаемые всеми, всем чужие; не выдерживая, они уходили в свой Город, свой внутренний мир, туда где спокойно и безопасно – уходили в себя так глубоко, что не было уже никакой надежды вернуться… Но что могло послужить причиной для Весты – молодой, здоровой, красивой, с успешной военной карьерой и неограниченными перспективами в новом грядущем мире? Хайя и хотела узнать, и опасалась; какое право она имела влазить в чужой внутренний мир? Рисковать, невольно открывая свой? Стоило ли вмешиваться, не проще ли оставить все как есть – ведь, в конце концов, каждый сам за себя… 
  Какой-то неведомый поток неожиданно ворвался в сознание, холодными пальцами схватил за сердце и резко потащил куда-то вниз. Какого..? Не успев ни разобраться, ни что-либо предпринять, Хайя уронила голову на край кровати и отключилась.
                                 ***
  Она очнулась от колющей боли в спине. Попыталась пошевелиться – каждое движение сопровождалось скрипучим шорохом битого стекла. Где я? Упираясь ладонями в острые осколки, Хайя поднялась с груды мусора и огляделась – вокруг, насколько хватало глаз, чернели обгоревшие остовы зданий, упавшие балки, покореженные каркасы, обнаженный фундамент и битый кирпич. Не может быть… Это просто ужасно! Я знаю каково это когда внутри в душе пустота, но такое…  Сердце болезненно сжалось. Не может быть, чтобы здесь ничего не осталось живого. Всегда хоть что-то остается. Хоть что-нибудь. Хайя мгновение напряженно всматривалась в непроглядную темноту горизонта, а потом решительно двинулась вперед. Она найдет Весту и выведет ее из этого хаоса. Она уже выводила ее однажды – пусть невольно, еще тогда, пять лет назад. И не важно, что чувствовала при этом сама Хайя – видимо, есть между ними особая связь, и теперь не ясно, на ком висит долг; она просто выполнит то, что должна. Найдет. Вернет. Сделает все, что сможет. Девочка шла вперед, пробираясь сквозь завалы разоренных, разрушенных переулков души, и не заметила, как абсолютная тьма понемногу начинала сереть…

+1

4

"Это и есть спасение, которого я искала."
Последняя мысль, прозвучавшая где-то глубоко и нечетко, исчезла так, будто ее вовсе не было.
Веста сидела на высокой груде камней, бывшей раньше стеной, скрестив ноги и по прежнему ровно держа спину.
Если глаза ее были открыты - сидела неподвижно, будто сама была сделана из камня. Будто была единственным не разрушенным изваянием этого города. Взгляд тогда рассеивался на все пространство впереди, охватывая перспективу, а зрачок почти что полностью поглощал радужку. Абсолютно черные глаза смотрели бесстрастно.
Когда же они были закрыты - девушку непроизвольно и еле заметно раскачивало из стороны в сторону. Можно было подумать, что там, за темнотой век, она видит море, себя в лодке, которую мерно качают волны... На самом деле она ничего не видела.
Почти два месяца девушка силой сдерживала мысли в узде, не давая себе скатиться в бездну, что образовалась на месте сердца. Каждый день подобного контроля давался с трудом и она в общем-то понимала, что что-то делает неправильно, но другого выхода на тот момент найти не могла.
Сейчас же происходящее казалось единственно верным. Нет, оно таковым и было! Веста дома, пускай он и разрушен. Город на последнем издыхании, и она пришла, чтоб умереть здесь же, вместе с ним. Это были не мысли, это была действительность, которая с каждым мгновением становилась все более отчетливой, осязаемой...
Вдалеке что-то упало. Скорее всего разрушилась очередная чудом выстоявшая стена.
Валерия вновь открыла глаза, впитывая весь окружающий мир. Свой мир.
И здесь не надо что-либо произносить вслух, не надо думать - все уже истина.
И то, что ты была пленена в высшей степени. И то, что нашла неожиданно близких людей, которые стали важнее собственной жизни. Нашла призвание, смежное с ненавистью к самой себе.
Разом все потеряла. И не выдержала очередного удара на прочность.
Ты слаба.
С твоим уходом Армия станет лишь сильнее.
Какие пророческие слова. Теперь она по-настоящему чувствовала свою слабость, но не скрывала ее и не стыдилась, ведь здесь никого нет. Ведь она там, где можно быть собой до конца.
Лера знала - осталось не долго. Принять еще пару истин, сжечь занавес, за которым скрываются те самые потаенные страхи... Наконец узнать, понять, чего она так и не увидела на эксперименте Смита. Эта последняя сцена - как последний якорь, удерживающий ее в той реальности. Время обрывать цепи.
Еще один глухой удар, теперь не так далеко и более отчетливо. Веста вдруг осознала, что напряглась. Не просто она, не просто ее тело, внимание; казалось, будто каждый камушек заволновался. Девушка нахмурилась, ее взгляд резко сфокусировался. Около минуты ожидания, но общий фон так и не менялся, что-то мешало... Мешало всему, что существовало здесь, и ей, неподдельно, назойливо. Девушка пару раз рассеянно оглянулась, хотя с первой попытки нарекла эту затею безмерно глупой. Оглядываешься - значит кого-то ищешь. Кого можно искать среди этих руин?..
Танцовщица понадеялась, что, возможно, там, снаружи, что-то происходит с ее телом, и скоро это закончится. Она вернула взору прежнюю рассеянность, вперив взгляд перед собой, и вновь растворилась в пейзаже падших в битве зданий. Казалось, ничто не способно отвлечь ее от абсолютного, всепоглощающего спокойствия и отрешенности.

+1

5

Хайя петляла по грудам обломков, падала в разрытые котлованы, разбила колени и ссадила локти, глаза слезились от густого едкого смога, клубящегося в воздухе. Ну нельзя же доводить себя до такого состояния... Эх, Веста... Она блукала уже слишком долго, прекрасна понимая, что хозяйка всей этой разрухи находится где-то неподалеку, и единственное, что мешает Хайе найти ее - ее же собственное противостояние, упрямое нежелание признавать существование кого-либо еще в этом нереальном, слишком восприимчивом мире. Хайя на минуту остановилась и задумалась; ей никогда еще не доводилось путешествовать по просторам чужого сознания - но, с другой стороны, здесь она чувствовала себя свободнее, уверенней, не скованная рамками физической реальности. А если так, то и границы возможностей тоже существенно расширяются...
  Девочка напряглась, мысленно отдавая приказ - реальность противилась, сопротивлялась, не желая подчиняться чужеродному влиянию, но сейчас такое насилие было оправдано - выяснить месторасположение хозяйки бала было куда важнее, пока ситуация не усугубилась. То, что может стать хуже, Хайя знала априори, просто чувствовала нутром, как в воздухе растет напряжение, клубится тревога. Где ты? Темно-графитовый мир вокруг стал еще на полуоттенок светлее, и на одной из более-менее уцелевших стен, словно на школьной доске, корявым почерком проступила надпись:
  "Город на последнем издыхании, и я пришла, чтоб умереть здесь же, вместе с ним..."
  Черт, этого только не хватало! Хайя прибавила шагу, но резкие, упаднические мысли уже бежали рядом подстрочным текстом, мелом и граффити по стенам, трещинами по асфальту:
  "Разом все потеряла. И не выдержала очередного удара на прочность. "
    "Я слаба."
    "С моим уходом Армия станет лишь сильнее."

  Последняя фраза особенно довела Хайю. Практически вывела из себя. Внутри, медленно и верно, закипала здоровая злость - на ее дурацкие мысли, на апатию, на искаженный эгоизм самоубийцы... Девочка сгруппировалась, резко сжалась, как пружина - и совершила мысленный рывок, мгновенно преодолевая ментальные барьеры, не пускавшие ее до этого в первый круг Лериного личного ада. А вот и ты, дорогуша...
  Веста восседала на груде камней и битого стекла, скрестив ноги по-турецки и раскачиваясь в такт ей одной ведомым ритмам; реальность качалась вместе с нею, слепая, глухая ко всему реальность... Хайя вскарабкалась на вершину этого импровизированного трона позора, но остекленевший взгляд девушки был направлен внутрь себя, занятый гораздо более важными мероприятиями, такими как самокопание и самобичевание вкупе с диким, извращенным понятием смирения. Казалось, никто и ни что не сможет вывести ее из этого ступора, осознанного и желанного.
  Хайя не видела другого выхода. Выпрямившись во весь свой невысокий рост, она громко и строго произнесла:
- Довольно! - и, не задумываясь, закатила Весте размашистую пощечину...

+1

6

...И мир ту же содрогнулся.
В следующую секунду после выходки Хайи с оглушительным треском обрушились несколько стен, подняв огромный слой пыли и грязи. Земля заметно дрогнула, и прямо перед грудой мусора, на вершине которой находились девушки, она раскололась. Это было похоже на то, как снова и снова расходится свежая рана. Казалось, трещинами здесь может пойти все.
Веста медленно, очень медленно перевела взгляд на Хайю. Сначала в ее глаза не отражалось ровным счетом ничего - на дерзкую выходку девчонки ответил мир, но не она лично. До сих пор слышался приглушенный гул, теперь все вокруг было разом выведено из привычного спокойствия и равновесия.
С каждой секундой Лера все больше и больше вникала в сам факт того, что рядом кто-то есть. Кто-то, кого позвала не она, а кто пришел самовольно. Гамма чувств, которые до этого момента не имели бытия в этой реальности, разом проявились и обрели жизнь. Так сильно, что невозможно было вычленить что-то конкретное.
Но если говорить одним словом... это была злость.
Нахмурившись, Веста окинула девочку холодным взглядом. Абсолютно черные глаза смотрели расчетливо и оценивающие. Мгновение - танцовщица крепкой хваткой сжимает белокурые патлы и тащит их обладательницу с кучи мусора, туда, где земля еще не расколота.
- Глупая девчонка! - она не кричала, но голос ее, казалось, раздавался со всех сторон, из-за каждой стены и камня. - Опять лезешь в неприятности?!
Хайя полетела на землю, в мусор, угли и битое стекло, жалеть ее уже исполосованное и побитое тело не было ни желания, ни надобности. Валерия чувствовала едва контролируемую злость, которой до этого не знала. Пожалуй, главной ее причиной было то, что Кравец стала чужеродным объектом, проникшим туда, куда никому и никогда соваться не стоило.
Приди Хайя немного раньше, будь они в другой ситуации - Лера обязательно выпытала бы у гостьи и цель визита, и средства, и путь... Но сейчас танцовщица доподлинно знала, что на подобные разговоры времени нет. Оставалось совсем немного, а важные вещи так и не были доведены до логического конца.
- Если ты умна или хоть сколько-нибудь ценишь свою жизнь - тебе немедленно нужно уйти отсюда. Посмотри, скоро от этого места ничего не останется. Я не хочу, чтоб оно поглотило больше, чем заслуживает.
И, будто подтверждая слова девушки, с громким ревом и скрежетом сзади Хайи вновь раскололась земля. Упало еще несколько стен. Гул заметно нарастал.
- Убирайся сейчас же.
Властный тон, не терпящий неповиновения. Она была здесь хозяйкой и сегодня никак не собиралась принимать гостей.
Но, поглощенная волнением руин, Валерия не замечала, что небо, бывшее прежде темным и усеянным тучами, все больше и больше светлело.

Отредактировано Valeria Vesta (2013-06-18 02:54:06)

+1

7

...И апокалипсис настал... Вокруг все шаталось и гремело, грозясь разлететься на части, рухнуть под собственным весом, погребая вместе с собою остатки былого величия града души, теперь практически превращенного в свалку. Все вокруг рушилось, поднимая тучи пыли и пепла, и в эпицентре этого хаоса возвышалась Веста, одержимая безумным желанием как можно скорее уничтожить  собственный мир вместе с собою.
- Убирайся сейчас же.
  Хайя медленно поднялась, сверля потенциальную самоубийцу жестким взглядом, небрежно утирая рукавом заливающую лицо кровь, хлеставшую из разбитого виска.
- Убираться? Серьезно? Ты думаешь, я сюда сама, просто так, на прогулку явилась?! - Хайя сорвалась на крик, являвший всю глубину ее небезразличности к происходящему; земля качалась и шла мелкими трещинами. - Ты сама затащила меня в свой ад, или кто-либо другой- мне срать, ясно? Потому что у каждого из нас есть своя задача, и не выполнить ее хуже смерти, хуже той долбанной смерти которой ты ждешь как избавления!  - Мосты вдалеке, не выдержав, рухнули, поднимая приличной высоты цунами. - Посмотри! Посмотри, что ты натворила! Думаешь, это только твое дело?! Думаешь, всем вокруг наплевать, потому что никто не узнает, потому что ни в чем больше нет смысла?
  Она взывала - не зная, к кому, не в силах побороть решимость в этих упрямых глазах; она пыталась перекричать грохот, и стон земли,  и саму вопиющую несправедливость.
- Да кто ты такая, чтобы вершить самосуд?! Ты не принадлежишь себе; твои родители и родные, твои друзья, твои Учителя и Наставники - все они долгие годы формировали то, что теперь является тобой, вкладывали в тебя часть своей души, каждый из них, все мертвые и ныне живущие! Ты принадлежишь им, ты обязана им, ты не выплатила свой долг! Долг любви не выплатишь кровью...
  Хайя кричала, и ее голос тонул в потоке всепоглощающего гула, и он же становился им - гулом, шумом, грохотом, навязчивым, ясным и непоколебимым, чеканящим каждое слово истины, не заботясь о том, ранит ли оно - теперь эти раны могли быть только целительными, если только не будет уже слишком поздно.
- Мы не распоряжаемся судьбою, мы лишь выбираем, следовать ли собственному пути - я же лишена и этого выбора, лишена, понимаешь?! Сколько еще раз Фатум будет вытаскивать меня за волосы из прошлой жизни и швырять в новую, лишь для того чтобы в очередной раз ткнуть тебя носом в твою маниакальную эгоистичную апатию?!!!
  Голос сорвался, голова кружилась, все вокруг ходило ходуном и готово было вот-вот обвалиться; бездонное серое небо над головой прорезали первые нежно-розовые сполохи...

+2

8

Становилось все громче; эти звуки могли бы показаться ужасным грохотом для любого человека, они могли бы разорвать барабанные перепонки и стать отголосками ночных кошмаров. Веста внимала этим звукам, как величайшему откровению, вторя им своим дыханием: глубоким, разменянным. И до того слитно ощущался этот тандем, что могло показаться, будто девушка такими простыми вещами - вдох, выдох - рушит и уничтожает все вокруг.
Она пыталась успокоиться, пыталась взять себя в руки, чтоб не выпустить процесс этого саморазрушения из-под контроля. Но каждое слово Хайи заставляло ее все больше злиться.
Глупое отрицание действительного - один из спутников ее натуры. Она не считала себя хоть сколь-нибудь красивой, даже после того, как Бог выбрал ее своей первой фавориткой. Не считала себя сильной, хотя на самом деле была одной из самых лучших подготовленных бойцов Армии. Не считала себя нужной, при этом до ужаса боясь не быть таковой.
И вот сейчас напротив стояла девочка, пытаясь образумить ее словами. Лера в ответ пылала и старалась держаться. Но с каждым словом Хайя распалялась все больше, говорила уверенней, громче, и мир вокруг будто вторил ее едким словам со столь неприлично неприкрытой правдой.
Так странно... Она не хотела соглашаться, не хотела признавать, а все вокруг хотело. И, слушая речи девочки, мир медленно прекращал разрушения, оставляя лишь громкий грохот, как фон. С последней фразой остановилось все: упал последний камень, прогремел последний рокот, сердце Весты пропустило удар.
Только не эти слова...
Танцовщица резко почувствовала опаляющую боль в ногах - она стояла на дымящихся, но все еще разжаренных углях, будто огонь был здесь всего секунду назад. Тело тут же свело болью. Девушка рухнула навзничь, опекая руки и спину, и ту же подалась назад, уходя с этого опасного участка. Краем сознания подмечая, что Хайя стоит вне этого кошмара. Ей уже и так досталось.
Понимание того, что ярость прошла, что ее будто забрали, впитали в себя, выпитав из нее, все никак не проходило. Теперь девушка чувствовала себя ужасно виноватой перед той, что стояла недалеко и  буравила взглядом виновницу всего этого кошмара.
- Не говори так, будто я подстраиваю все наши встречи, - Веста подняла глаза на Хайю, периодически жмурясь от накатывающей боли. - И не я виновата, что ты появляешься как раз тогда, когда моя жизнь на грани и я уже готова сорваться. Сначала крах занятия всей моей жизни, теперь - крах незабвенного устоя, который вновь показался мне смыслом. Если бы я могла - я бы никого не подпускала к себе в подобные периоды...
"Просто вытащи, вытащи меня отсюда!.."
Лера смолкла и перевела взгляд на свои ноги - страшные ожоги, ведь девушка столько простояла на разжаренных углях, не чувствуя должной боли... Теперь встать точно не сможет. Но и мир замер, будто в предвкушении чего-то масштабного и всепоглощающего...
- Я знаю, что должна тебе больше всех. Должна больше, чем смогу дать, за все то, что ты делала для меня раньше и делаешь сейчас. Но посмотри вокруг, здесь нет ничего живого... Мне нечем отдавать.
Небо за спиной Хайи вдруг предстало ярко-оранжевым. Сквозь мрак пробивался новый диск, разливая свет по черной глади ночного неба... Рассвет только занимался, но была в этом зрелище не только божественная красота, но и предчувствие какой-то беды... Уж слишком алым казался оранжевый небосвод.

+1

9

Мирокрушение достигало апогея. Надо было что-то делать. Срочно. Хайя  видела, с каким трудом Лера ведет внутреннюю борьбу – жесточайшую, без правил, с применение грубой силы  и поножовщины, забивая ногами собственное светлое начало… «Она не справится. Не сможет.»  Ситуация была не просто критической – внутренний мир девушки был на последнем пределе, готовый в любой момент разлететься на части и завершиться смертью. Разрыв сердца? Кровоизлияние в мозг? Случиться могло что угодно.
  Хайя закрыла глаза и вздохнула. Она не была вверена в том, что делает, и тем более что справится сама с тем, во что ввязывается… Но выбора не было, не было пути назад, и единственный выход маячил в сознании красной сигнальной лампочкой. Рискнуть? Однозначно, без вариантов.
  Хайя представила себя светом – всепронизывающим, всепоглощающим; Лерина злость и неприятие действительности обратились густым черным туманом, отравляющим разум, разрушающим мироздание, пропитывающим каждый атом разрывающей болью…свет поглощал тьму, вбира в себя, как губка. Бесконечные потоки черной дряни  устремились к девочке со всех сторон, проникая в сердце и в голову, накапливаясь невыразимой, невыносимой ношей. Перед глазами плясали цветные пятна, дыхание сбилось, и состояние «на пределе» возросло в высшую степень… Веста что-то отвечала, но Хайя уже не слышала.
- …Мне нечем платить.
«Не важно. Все уже не важно». Это был конец – дальше не вынести, нереально, невозможно. Миг тишины, замерший на тонкой доле секунды – и время с пространством обрушились, закрутились в безумной пляске, не оставив ни победителей, ни проигравших в последней схватке. За спиною, с ревом и грохотом, с невероятной скоростью приближалась  неумолимая темная мощь…
- Бежи-и-им!!!
  Огромная волна невероятной силы настигла их на четвертой секунде – беспощадная, сметающая на своем пути все, смывающая разбитые высотки до фундамента, сравнивающая все с землей. мутный грязный поток накрыл с головой, закрутил водоворотом и швырнул в пучину вместе с кусками стен и балок, стальных конструкций и строительного мусора…
  Первой мыслью было выплывать на поверхность – но поверхности уже не было, больше не существовало ни верха, ни низа. через какое-то время суровые воды в душе Весты, конечно, сойдут, выльются очищающими слезами, подарят новый рассвет…  Но сейчас надо было спасаться, не то  соармейцы  будут очень озадачены, обнаружив двух утопленниц в совершенно сухой  комнате.
  В темном холодном потоке Хайя нащупала живу человеческую руку и тут же вцепилась в нее мертвой хваткой.  «Сейчас или никогда. Я смогу. Я справлюсь. Ты готова, Веста?  Мы возвращаемся..»
  Дикая боль, невольный крик, легкие наполняются водой, внезапная вспышка света, и две точки, усилием воли протаскиваемые через щель в сознании обратно в реальность…

+1

10

Из-за дикой боли и шума в голове поначалу не хотелось открывать глаза.
"Я еще немного полежу, и все пройдет. Обязательно пройдет."
Но легче не становилось. Сбитый стук сердца ясно ощущался в области солнечного сплетения. Будто потакая головной боли, все пространство внутри черепа было заполнено гулким звуком... морского прибоя? Штормящего океана? Водопада? Одно можно было сказать точно - много, очень много неспокойной воды.
Валерия наконец открыла глаза. И первым, что она увидела, была картина над ее кроватью. Море. Волнующееся, тревожное, оно являлось почти что точной копией происходящего внутри Весты. Девушка смотрела на картину около минуты, заставляя себя поверить, что находится не там, не на полотне, и что полотно не может быть внутри нее. Она старалась до тех самых пор, пока ее руку едва ощутимо не сжала чужая рука.
С этим легким напоминанием вернулось все: подробности ее вылазки "внутрь", нежданного гостя, всепоглощающего апокалипсиса... Вернулись и ощущения, что сейчас сковывали и не давали спокойно пошевелиться. Гул в голове. Боль в сердце. Ребра будто зажаты в тиски... Порезы, синяки и содранная кожа - ничто по сравнению с ожогами на ногах, руках и спине.
Танцовщица болезненно поморщилась, с трудом перекатываясь на бок, чтоб увидеть Хайю, сидящую подле кровати. Девочка тоже пришла в себя, но выглядела... просто... ужасно. Испещренная множественными порезами кожа поражала количеством синяков и ушибов. Такое же тяжелое прерывистое дыхание казалось признаком чего-то страшного.
"Почему она сделала это? Вновь. Она не помнила своей прошлой помощи и вполне могла бы послать меня к чертям. Неисправимо больную..."
Понимание всего случившегося придет к Весте через пару десятков минут. Сначала будет очередная порция самобичевания, из которой логично выплывет незыблемая истина. Тебе есть, кого защищать. Есть ради кого жить, даже если кажется, что жизнь не имеет смысла.
"Теперь все будет по-другому..." - и она понимала это сполна.
Сердце заволновалось еще сильнее. Позабыв, наплевав, заглушив собственную боль, Лера сползла на пол рядом с Кравец, стараясь не задействовать обожженные ступни. И тут же принялась рыться в многочисленных ящиках, что покоились под ее кроватью. Нужное было далеко, руки болели, но достать сейчас - первая необходимость. Особенно для Хайи, которой явно досталось больше... Веста все время кидала встревоженные взгляды в ее сторону, боясь произнести хоть что-то вслух. Кажется, сейчас слова были лишними.
А вот и она. Аптечка. И целый запас чудо-пластырей от Доктора Смита, способных восстановить кожный покров...

+1

11

ЗАКРЫТО

0


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 06.06.2016 Солнце встает над руинами (Х)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC