Наша группа ВК
Таймлайн

Vesta : Ramirez
Kravetz
Добро пожаловать в прекрасный Мидгард, который был [порабощен] возглавлен великим богом Локи в январе 2017! Его Армия долго и упорно шла к этой [кровавой резне] победе, дабы воцарить [свои порядки] окончательный и бесповоротный мир для всех жителей Земли. Теперь царство Локи больше напоминает утопию, а люди [пытаются организовать Сопротивление] счастливы и готовы [отомстить Локи и его Армии за их зверства] строить Новый мир!
В игре: 12.2017 | NC-21 | Эпизодическая система

Loki's Army

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 29.04.2016 Заходи. Дверь открыта (Х)


29.04.2016 Заходи. Дверь открыта (Х)

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Название эпизода
Заходи. Дверь открыта
Время игры
29.04.2016
Персонажи
James North, Inermis Kripton
Место действия
Комната генерала Норта на нью-йоркской базе
Описание
После внезапного исчезновения Инермис генерал пришел к выводу, что ас просто бросила их и предала Армию. Так каково же было его удивление, когда он обнаруживает ее на пороге своей комнаты...
Очередность
Inermis Kripton
James North

0

2

Тяжелые шаги гулким эхом отражались от холодных и чуть влажный стен метро, но мысленно Криптон была еще где-то на улицах Нью-Йорка. Ранним утром город походил на муравейник, жители которого были разбужены неосторожным прохожим, даже не обратившим на него внимание. Все вокруг суетились, куда-то бежали, спорили, кричали, кто-то на углу улицы даже плакал.  Контуры предметов и фигур незначительно смазались, цвета резали глаза, а звуки просыпающегося мегаполиса отдавались в ушах ленивым звоном. Казалось, что даже глубоко под землей, в заброшенном метро, город не отпускал, заставляя хранить о нем воспоминания.
Ас осторожно потрясла головой, стараясь избавиться от назойливого видения.
Инермис не знала, почему, едва только оказавшись в Мидгарде, направилась к генералу Норту. Да ей и не хотелось размышлять над причинами поступков. В конце концов, ее не было несколько месяцев, и Джеймс имел право знать причину отсутствия. Сейчас, перед предстоящей встречей, ас не чувствовала волнения или вины, усталость не оставила места эмоциям. Но, наверное, она скучала по своему смертному. Криптон не знала.
Личные апартаменты генерала оказались неожиданно близко, так близко, что Инермис совсем не успела собраться с мыслями и придумать, что сказать. "Привет, извини за то, что сбежала сразу после того, как мы переспали, а потом пропала на несколько месяцев. Сейчас у меня сломаны три ребра, кажется, что-то с ногой, я не спала черт знает сколько суток и чудом не погибла, да, кстати, я не совсем бессмертна. Можно, я посплю тут у тебя?". И тогда мне придется отдыхать у него на коврике перед дверью,  ибо на перемещение сил уже не хватит. Ох, черт, ну что сказать?..
Ас вздохнула и прислонилась лбом к двери. Казалось, что она испытывала нерешительность, но на самом деле Инермис просто устала, устала так сильно, что была недалека от того, чтобы заснуть стоя прямо на этом месте. А, будь что будет. Тихий короткий стук разорвал тишину, изредка нарушаемую гулом проезжающий где-то вдалеке поездов.
Мысли почему-то лихорадочно заметались, налетая друг на друга, путаясь, рассыпаясь мелкими осколками, из которых невозможно было что-то собрать. Краски поблекли, все поехало куда-то в бок, и Криптон резко схватилась за косяк двери, удерживаясь в вертикальном положении. Она на секунду зажмурилась, стараясь отогнать головокружение. Кажется, это удалось.
Внезапно, дверь отворилась, и ас быстро вскинула глаза, даже не заботясь о том, чтобы придать лицу хоть сколько-нибудь виноватое выражение. Генерал выглядел несколько помятым. Инермис лениво подумала, что тот, наверное, спал.
- Привет. Тут холодно.

+4

3

Под землей наступление ночи совершенно незаметно. О том, что пора спать ты узнаешь лишь по часам и по чувству усталости. Каждый вечер ты лишаешься сил, голова становится тяжелой, ноги не хотят передвигаться. Генерал ощущал, как усталость подчиняет себе его тело и ум, и чем ближе подступала война, тем отчетливей было это чувство. Каждую ночь он ложился в кровать, но не мог оставить тревогу, которая всегда преследует солдата перед боем. Он мгновенно проваливался в тяжелый сон, но тревога следовала за ним.
В тот день Джеймс вернулся в свою комнату без сил. Он с трудом заставил себя раздеться и принять перед сном душ. Вспоминались затяжные бои, когда засыпаешь как только выдается возможность хоть пару часов не дрожать за собственную шкуру. В те времена приходилось спать на бетонном полу, на земле, в самодельных укрытиях, не заботясь ни о чистоте, ни об удобстве своей постели. Но сейчас бой еще не велся, и офицер не мог позволить себе потерять человеческий вид.
Свежие наглаженные простыни приняли усталое тело, но легче не стало. Впрочем, разницы не было, разум тут же окутала пелена, замелькали картинки сновидений. Сначала сон был зыбким, то и дело в сознание проникали обрывки реальности. Но очень скоро сновидения полностью захватили мозг генерала. Он видел предстоящую войну. Он видел ее каждую ночь. Его солдаты против армии США, против сил НАТО, против спецподразделений всех стран. Его люди гибнут. Эти юнцы, эти девчонки... Их никто не жалеет. Им разбивают головы и выворачивают суставы. Ножи входят в их тела по самую рукоять. Армии обороняющейся Земли, защищающей свой полуфеодальный строй, свои коррумпированные системы, своих невидимых вождей, они жгут и ломают его солдат. Они погружают свои руки в кровь по локоть, чтобы утопить тех, кого он тренировал добрых полгода, за кого он ручался...
Шорох.
Странных звук, похожий на шум, который издает домашняя кошка, занятая невсамделешной ночной охотой, проник прямо на поле боя. Картинки смазались. Кровь уже не была настолько багровой, искаженные лица знакомых людей едва угадывались.
Снова этот звук.
Генерал открыл глаза.
Узкая полоска света под дверью колыхалась, выдавая присутствие постороннего.
Джеймс бесшумно встал, натянул брюки и, взяв в руку пистолет, подошел к двери. Открывая, он целился в визитера прямо через деревянную дверь - так, чтобы не было видно оружия.
Тусклый свет ламп, которые оставляли в коридоре на ночь, обрисовал женскую фигуру.
- Привет. Тут холодно.
Знакомый голос заставил Норта сомневаться спит он или нет. Прищурившись, он попытался разобрать черты лица женщины. Рука с пистолетом все еще была поднята, машинально генерал все еще целился в гостью через дверь. Потребовалось не менее четверти минуты, чтобы мозг принял то, что показывали ему глаза и передавали уши.
- Заходи, - произнес наконец Джеймс. Он открыл дверь шире и чуть отошел, чтобы Инермис могла войти.
Офицер закрыл за асом дверь и включил свет. По комнате разлились теплые лучи сразу трех торшеров. Только теперь он увидел, что Криптон еле держится на ногах. Сердце сжалось. Сейчас она выглядела как..  смертная. Она устала и, судя по всему, ей было больно.
- Сядь, - генерал пододвинул свое кресло, чтобы Инермис было удобнее. Он смотрел в лицо женщины не отводя газ. Еще секунду назад его голову разрывали сотни вопросов, которые он хотел задать, но теперь он совсем позабыл о них. Как он ни старался вспомнить, на языке крутился лишь один:
- Что с тобой?

+2

4

Ас бездумно подчинялась командам. Послушно проскользнув в проем, на всякий случай зажмурилась, опасаясь, что свет ее ослепит, но нет, тот был слишком тусклым и едва освещал комнату. Рухнув в предложенное кресло, Инермис застыла, чувствуя пристальный взгляд генерала.
- Что с тобой?
Молодец, Джеймс, это правильный вопрос, на него я могу ответить.
- Сломаны три ребра. Обезвоживание, длительно время без сна, истощение. Ломота во всем теле. Еще нога болит, но почему... Я не помню, - беспомощно выдохнула Криптон. Она с удивлением обнаружила, что едва ли может воскресить в голове события прошедших месяцев. Лишь два дня выделялись яркими пятнами: вылазка с Вэлом в Испанию, а потом прием с журналистами, где приходилось бесконечно лгать. А потом снова череда смутных образов - крики, чьи-то прикосновения, мольбы о помощи, звуки взрывов, запах гари. Криптон не помнила, ела ли она в эти дни, спала ли, кажется, она даже не думала. Но она все еще чувствовала то облегчение, что пришло в конце - у нее получилось, она не опоздала. И слова благодарности все еще звенящим эхом звучали в голове.
Вдруг взгляд наткнулся на пистолет, который Джеймс сжимал в руке. Инермис вздохнула и посмотрела Норту в глаза, словно стараясь обездвижить его взглядом, а потом, с трудом привстав с кресла, притянула мужчину ближе и, уткнувшись головой куда-то в бок Джеймса, застыла.
Этот смертный - спокойствие, стабильность, уравновешенность. Почему бы мне не сидеть вот так оставшуюся вечность, слушая его мерное дыхание и питаясь живым теплом? Извиниться одним взглядом, объяснить все коротким и едва заметным движением, а потом вернуться к покою, что излучает этот человек. Не чувствовать боли, медленно погружаться в спасительный сон, а потом проснуться с новыми силами и огнем в глазах, с уверенностью, что все будет хорошо...
Богиня тяжело вздохнула. Этого ведь недостаточно, по крайней мере для Джеймса. И, как ни хотелось ей остаться в прежнем положении, ас решительно отодвинулась, откинувшись на спинку кресла и обратив на офицера внимательный взор.
- Спрашивай. Все, что посчитаешь нужным. Я отвечу. Но сперва...предложи мне чаю, - едва заметно улыбнулась Инермис. Девушке чертовски хотелось закрыть глаза, но тогда она потеряет ту тонкую нить, что еще связывала ее с реальностью.
Стены и потолок давили на плечи едва ощутимым грузом, затхлый воздух с трудом проникал в легкие, ребра болезненно ныли при каждом вздохе, в голове словно звенел какой-то торжественный гимн, а еще асу предстоял долгий разговор. Богиня не удержалась и все же сомкнула веки.
Давай, Джеймс, задай правильные вопросы. Не спрашивай, почему сейчас я здесь и почему позволила тебе увидеть свою слабость. Наверное, это называется доверием. А может, чем-то большим.

+2

5

- Сломаны три ребра. Обезвоживание, длительно время без сна, истощение. Ломота во всем теле. Еще нога болит, но почему... Я не помню.
Норт стоял около кресла и сверху вниз глядел на Инермис непонимающими глазами. Все это было каким-то бредом. Она ведь бессмертна. Все попытки мидгардцев навредить ей вылились лишь в небольшой шрамик, от которого сейчас уже не должно остаться и следа.
Криптон посмотрела генералу в глаза. Это был долгий пристальный взгляд, но Джеймс никак не мог прочесть его. Он только как-то бессознательно чувствовал, что в них появилось что-то новое, и это его пугает. Ас притянула Норта к себе и прижалась щекой к его животу. Он поднял руку, чтобы погладить ее волосы, но в нерешительности остановился. Слишком уж долго ее не было, слишком много он передумал за это время. Она ведь бросила его. Бросила их всех. Инермис будто услышала его мысли и отстранилась.
- Спрашивай. Все, что посчитаешь нужным. Я отвечу. Но сперва...предложи мне чаю.
Джеймс коротко кивнул и зашел в закуток, служивший ему кухней. Это была вроде как передышка, за которую он был благодарен. Слишком уж тяжело метаться между разочарованностью и желанием обнять эту женщину. Он на автоматизме достал единственную кружку и налил в нее чай.
- Сахара нет, - тихо сказал он, подавая Инермис напиток. Он понял, что не может задать нужные вопросы, глядя в ее усталое лицо, и подошел к репродукции Бонингтона, висевшей у него на стене. Этот небольшой островок красоты в его жизни... Он и правда любил эту картину, купленную сто лет назад в родном городе. "Руан", изображавший тихую бухту и сонный рассветный город навевал чувство спокойствия. Норт всегда хотел жить в этом городе... В месте с приглушенными красками, прохладой, тишиной и вечным рассветом.
- Почему ты ушла.. тогда? Где ты была? - спросил он наконец не оборачиваясь.

+2

6

- Почему ты ушла.. тогда? Где ты была?
Инермис поднесла к губам чашку, от которой шел пар, использовав эти короткие мгновения в качестве передышки. Хаотичные мысли выстроились в более менее стройную цепь, и Криптон готова была отвечать.
- Мне нужно было подумать. Отвлечься. С момента вступления в Армию моя жизнь круто изменилась. Даже асу нужно время, чтобы привыкнуть к таким резким переменам. И тут подвернулся прекрасный случай психологической разрядки - меня вызвали на сборы "морских котиков". Я провела там, может быть, пару недель. А потом получила просьбу о помощи от старого друга, и это, признаюсь, застало меня врасплох. Дело, судя по всему, намечалось серьезное, медлить было нельзя. Я не имела возможности кого-либо предупредить, только чиркнула Тигре короткую записку, когда забегала домой за вещами и оружием. А дальше - все, как обычно. Долгая подготовка, планы, стратегические задачи, споры и совершенно неожиданная вражеская атака. Взрывы, крики, предсмертные стоны, повсюду кровь и оторванные конечности, - тихо говорила Инермис. Она не была уверена в том, что генерал должен знать такие подробности, но слова, сказанные вслух, будто освежали смутные образы в ее памяти, превращая их в отчасти четкие картины.
Сонливость, которая одолевала аса в последние несколько часов, почему-то ушла, но от этого боль, сковывающая все мышцы, стала будто сильнее. Криптон лишь упрямо сжала зубы и тряхнула головой.
- Я помню, что обещала не рисковать собой лишний раз. Но разве помочь другу - бессмысленный риск?
Я ведь никогда не умела отказывать в помощи тем, кто мне дорог. Будь то ас или человек, я пришла бы по первому зову, даже находясь на грани жизни и смерти. Отец научил меня многому, и верность в этих уроках фигурировала всегда. Но он забыл научить меня тому, что люди знают с самого рождения - инстинкту самосохранения. Мне неведом страх, боль не пугает меня, а лишь гипотетически возможная смерть кажется избавлением. И как мне отделить бессмысленный риск от необходимого? Я не вижу границы. А потому, зачем бы меня не позвали те, кто занимает важное место в моей жизни, - я помогу.
- Знаю, это звучит, как оправдание, - на миг девушка скривилась. - Но как бы ты поступил в этом случае?
Инермис вновь отпила чай, который, кажется, успел остыть за время ее монолога. Криптон чуть скованно - давали о себе знать сломанные ребра - откинулась на спинку кресла и внимательно вгляделась в лицо Норта. Оставалось лишь гадать, как военный воспримет ее своеобразный отчет.

+2

7

Инермис говорила так, будто отлучилась на пару дней. "Нужно было подумать", "Отвлечься". Боже, как это по-женски. Это всегда было вне понимания Джеймса, и там и останется, судя по всему. Да, причина была уважительная, и она верно надавила на то, что сам офицер поступил бы так же, но Криптон не предупредила его, когда уезжала на эти чертовы сборы, а потом просто "не имела возможности".
Норт повернулся к асу и внимательно на нее посмотрел. Она ответила таким же пристальным взглядом. Видимо, она полагала, что все объяснила и теперь ждала реакции.
- Я не знал, что думать.
Почему мысли так сложно выразить словами? Сейчас мужчину разрывали чувства, о которых он и думать забыл, но единственное, что он смог сказать "Я не знал, что думать". Это не выражало и сотой доли того, что он хотел донести до Инермис. Это вообще ничего не выражало.
Джеймс сел на краешек кровати напротив Криптон и, нахмурился. Он тщательно подбирал слова, чтобы попытаться объяснить асу то, что испытывает смертный.
- Для человека, - начал он тихо и терпеливо, как обычно растолковывают что-то ребенку, - три месяца - это не одно мгновение. Это очень много. За это время перестают искать пропавших без вести. За это время теряют надежду. Время - это единственное богатство, которое есть у человека. И его очень мало. Мы все нищие.
Генерал пристально смотрел в глаза Инермис, пытаясь увидеть там хоть отблеск понимания.
- Ты уходишь на секунду по меркам аса, но для смертного это вечность. Когда я не нашел тебя на следующий день.. мне было... Я хочу сказать, что эта твоя прогулка выглядела как предательство. Ты бросила нас. Ты ушла и ничего не сказала. Я уже не говорю про волнение, которое мы все испытали. Благо ты хотя бы бессмертна, но видишь, что они сделали с тобой...
Офицер протянул руку и осторожно коснулся усталого лица Криптон. Он бы мог еще долго выговаривать ей за то, через что она заставила его пройти, но вид ее обессиленного, раненого, будто почти смертного тела обезоруживал. Джеймс согласился бы пожертвовать многим, лишь бы с ней никогда не случалось подобного.
- Ты не пощадила ни себя, ни меня. Это было.. жестоко.

+2

8

- Ты не пощадила ни себя, ни меня. Это было.. жестоко.
Инермис прикрыла глаза и, отставив опустевшую чашку в сторону, потерла виски, стараясь прогнать навязчивый шум в голове.
- Но я не человек, Джеймс. Однообразие убивает меня, как вас - пули. Та физическая боль, что я испытываю сейчас, ничто, по сравнению с беспощадным и удушающим чувством скуки, которое выжигает меня изнутри. Ничто не могло удержать меня на месте, я провела всю свою жизнь в безумных скачках из мира в мир. Но представь мое удивление, когда пару дней назад я осознала, - мне есть, куда и к кому возвращаться. Я не предупредила вас о своем уходе, потому что не думала, что это действительно...важно. Не думала, что кто-то будет волноваться, когда я в тысячный раз просто исчезну. Я ошибалась.
Ас осторожно скользнула из кресла на пол и опустилась рядом с мужчиной, положив голову ему на колени и прикрыв глаза.
- Прости меня. Видят боги, если бы я могла вернуться назад - все было бы по-другому. Но мы имеем то, что имеем. Дай мне привыкнуть, Джеймс, дай осознать то, что уже ничто в моей жизни не будет, как прежде.
Криптон вздохнула. Ей не хотелось говорить что-то подобное, но она не могла этого не сделать:
- Но и ты должен подумать, генерал. Нужно ли тебе все это? Мы совершенно разные. Ты ищешь спокойствия и мирной жизни, но всегда готов к войне. Я же почти никогда не останавливаюсь, не оглядываюсь назад, ну, а война - моя жизнь, постоянство - мой яд. У тебя все еще есть шанс найти себе какую-нибудь хорошенькую смертную, завести нормальную семью и жить в новом мире. Ведь если ты решишь остаться...пути назад уже не будет, - девушка подняла голову, и ее глаза в полумраке полыхнули синеватым огнем.
Она смотрела на мужчину и думала, сколько же тот пережил. Бедный-бедный генерал. Разве заслужил он такое наказание, как я? Союз аса и смертного - это было бы смешно, если бы не было так грустно. Совершенно дико и неправильно. Как и все в моей жизни. Зря я втянула его в этот странный водоворот. Но почему-то мне совсем-совсем не стыдно.

+2

9

При всей своей рассудительности, сейчас Джеймс был в тупике. Речи аса казались слишком правильными, слишком... смертными. Она просила прощения, она объясняла, она обещала... и этого было невыносимо много. Норт старался быть осторожным и не верить услышанному, но едва Инермис прижалась щекой к его колену, оборона пала. Только теперь он отпустил рукоять пистолета, который все еще машинально сжимал в руке.
- Дай мне привыкнуть, Джеймс, дай осознать то, что уже ничто в моей жизни не будет, как прежде.
Все три месяца генерал ждал именно этих слов, но теперь, когда они были сказаны, он не знал что делать. Его застали врасплох.. Пожалуй, жертва, которую ас была готова принести ради смертного, была самой противоестественной вещью, какую Норт видел в своей жизни. Он не знал как реагировать и просто слушал, поглаживая волосы девушки. Когда она замолчала, в комнате повисла тишина.
- Ты потеряешь не меньше, чем я, - произнес он наконец, - такие как мы не могут быть вместе беспрепятственно. Будет трудно.. но я не хочу отступаться. Я не отступлюсь от тебя.
Джеймс осекся. Подобные слова всегда давались ему тяжело. Он нагнулся к Инермис, сидевшей на полу, и поднял ее на руки.
- Знаешь что, все это будет потом. А пока тебе надо отдохнуть и хорошенько выспаться, - он отнес девушку на кровать и укрыл одеялом. Она казалась такой податливой и беззащитной.. Генерал готов был забыть о ее происхождении, но умом понимал, что такой роскоши он себе позволить не сможет уже никогда. Он должен помнить о своем выборе, должен принимать последствия. Ведь это именно то, что он делает всю жизнь.
Джеймс лег рядом с Инермис и прижался губами к ее лбу.
- Спи.

+1

10

ЗАКРЫТО

0


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 29.04.2016 Заходи. Дверь открыта (Х)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC