Наша группа ВК
Таймлайн

Vesta : Ramirez
Kravetz
Добро пожаловать в прекрасный Мидгард, который был [порабощен] возглавлен великим богом Локи в январе 2017! Его Армия долго и упорно шла к этой [кровавой резне] победе, дабы воцарить [свои порядки] окончательный и бесповоротный мир для всех жителей Земли. Теперь царство Локи больше напоминает утопию, а люди [пытаются организовать Сопротивление] счастливы и готовы [отомстить Локи и его Армии за их зверства] строить Новый мир!
В игре: 12.2017 | NC-21 | Эпизодическая система

Loki's Army

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 23.04.2016, Какого черта, Эрика? (X)


23.04.2016, Какого черта, Эрика? (X)

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Название эпизода
Какого черта, Эрика?
Время игры
23.04.2016
Персонажи
Val Shonk
Erika Nowell
Место действия
Переулок за черным входом в клуб "Desire"
Описание
После громкой светской вечеринки в элитном клубе Эрика Новэлл незаметно покидает место события через черный вход и наталкивается на бродящего по переулкам подвыпившего Вэла Шонка, абсолютно уверенного в том, что девушка нарочно делает вид, словно не знает его. К сожалению, он не вкурсе, что она действительно его не помнит.
А еще Вэл не в курсе, что  совсем недавно из Королевского Госпиталя после одной занятной процедуры Эрика вышла уже не совсем...человеком.
Очередность
Erika Nowell
Val Shonk

0

2

Song: Swedish House Mafia - One

Внешность

http://s3.uploads.ru/t/ZjV2s.jpg

Запах терпкого алкоголя ударил в нос, сопровождая неприятное ощущение громкой клубной музыкой и сходящими с ума мигающими прожекторами элитного клуба Desire, в котором в эту ночь проходила вечеринка по случаю юбилея одного известного банкира.
Вспышки спецэффектов и лазерные имитации двигающихся в ритм музыке фигур, танцовщицы go-go, усыпанные с ног до головы блестками, плавно качающие бедрами у размахивающие нарощенными волосами, на которые в эту ночь стилисты не пожалели средств для фиксации.
Подвыпившие селебритис, модели, банкиры, юные актрисы, журналисты, парочка модельеров и богатеньких наследников.
Эрика Новэлл сидела за барной стойкой в VIP - ложе и давала интервью. Она взбивала руками прическу и убеждала юную журналистку, что равенство в этом мире вскоре будет обеспечено и за такую важную задачу должен браться отнюдь не человек.
Нужно повторить это сотни, тысячи раз, они и не заметят, как эта мысль станет частью их разума.
Миллионерша чувствовала себя превосходно. Разве что никак не могла опьянеть. Благо, выпитая залпом стопка водки дала о себе знать. Голова закружилась, прожектора и мигающий яркий свет ударил в глаза, DJ помахал рукой и начался новый сет этой бесконечной ночи, пронизанной от заката до рассвета алкогольным угаром. Увы, спустя несколько минут она вновь чувствовала себя трезвой и вменяемой.
Что за нах? Душно, надоело.
Она достала смартфон из сумочки и поняла, что в глазах все расплывается то ли из-за энного количества выпитого алкоголя, все-таки соизволившего подействовать, то ли просто из-за имитации дыма, заполонившей vip-ложу. Возможно, ей просто казалось.
Улыбнувшись сидящим рядом коллегам и просто новым знакомым, чьи имена она не удосужилась запомнить, Эрика спустилась вниз по металлическим ступенькам и покинула клуб через черный вход, дабы ни с кем не сталкиваться. Хотелось побыть наедине.
Что-то все здесь такое металлическое. Закос под инопланетность? Н-дааа. Всем плевать. Они нажрутся и им все равно, на каком поле стоять - прозрачном или матовом
Удовлетворенно выдохнув, девушка на высоких каблуках и в мини-платье от Valentino стояла у черного входа. Вспомнив, что забыла сумочку, блудница ударила себя по лбу и спустя две минуты вновь вернулась на улицу, только на этот раз уже с забытой вещью.
Интересно, ничего не украли?
Эрика отошла от клуба в ближайший переулок, освещенный тремя лампочками, включающимися автоматически при приближении человека. Не отрывая взгляда от сумочки, Эрика старательно что-то в ней искала.
Не заметив рядом ступеньки, она упала, уронив свой любимый вместительный аксессуар и обреченно протянув:
- Черт... - звук разбившейся пудреницы никак не обрадовал девушку и та, не вставая с колен, стала торопливо собирать разлетевшиеся предметы.
Вживление сверхспособности дало свои преимущества девушке. Правда, это не научило ее ВСЕГДА смотреть под ноги.
Зато она могла смело поклясться, что самой спиной почувствовала, что находится  не одна в этом слабоосвещенном месте.

Отредактировано Erika Nowell (2013-04-11 20:26:13)

0

3

Холодный вечер стремительно опускался на город, навивая мысли о том, что быть нормальным и порядочным мужчиной - слишком трудно для Вэла. Сегодня он опять поступил так, как поступать не стоило. Ведь еще пару лет и подобные поступки будут попахивать педофилией. Мучила ли Шонка совесть? Нет, конечно, нет. Скорее ему было обидно, что рядом нет девушки, способной выглядеть рядом с бизнесменом не его дочерью. Впрочем, была одна такая...
Шонк не совсем понимал, куда шел, а главное - зачем. День рождения Виктора он решил пропустить, ведь зеленые волосы не делают его незаметным, а светиться на публичных мероприятиях Вэл не любил. Тем не менее, мужчина уверенным шагом шел в сторону Desire, наверное, рефлекс. Неосознанно он стремился туда, где алкоголь льется рекой, где людская толпа закрывает его от всего мира, среди этого хмельного дикого стада мужчина чувствовал себя дрессировщиком. А эта профессия всегда казалась ему интересной.
Когда человек с травой на голове почти подошел к черному входу, дверь открылась. Мужчина остановился. Этот силуэт он узнал бы из тысячи. Женщина, так эффектно задурившая ему голову, женщина, ревевшая у него на кухне, женщина, с которой он действительно плохо поступил, женщина, от которой он так устал несколько месяцев назад.
Вэл думал, что они больше никогда не встретятся в неофициальной обстановке и более того - надеялся именно на это. Ведь Новелл по-прежнему привлекала  его, как женщина. Но теперь все было иначе.
"Забавное стечение обстоятельств. Никогда не думал, что встречу тебя вне баз. Когда-то я вытаскивал эту девушку из горящего самолета, а теперь она самостоятельно вываливалась из клуба, рассыпая содержимое сумочки."
Девушка действительно буквально выпала из клуба. Шонк пытался сдерживать смех, но его хватило только на пару секунд.
- Мисс Новелл, вам нужна помощь? - спустя секунду Вэл уже стоял за ее спиной, всем своим видом выражая добрые намерения. Хотя девушка наверняка знала, что ему просто интересно наблюдать за реакцией.
В переулке было темно, и Вэл Шонк сейчас, вероятнее всего, походил на маньяка. Но мужчина надеялся, что Эрика узнает в нем своего спасителя.
"Ты хороша, по-прежнему, очень хороша, Эрика. Давай, скажи, что ненавидишь меня, или что все прошло. Я же видел, как ты плакала, я же видел."

Отредактировано Val Shonk (2013-04-11 21:30:50)

+2

4

Она оказалась права. За ее спиной действительно был человек.
- Мисс Новелл, вам нужна помощь? - вопросительно произнес мужской голос, старательно скрывая смешок.
Брюнетка, закончив собирать рассыпавшиеся принадлежности, неторопливо встала, обернувшись к мужчине, и поправила платье, скомкавшееся небольшими складками на талии. Она подняла глаза на Вэла и машинально сделала шаг назад. Дальнейшие действия Эрики были весьма забавны для постороннего зрителя. Без тени стеснения она обошла мужчину, не отрывая от него взгляда и оглядывая с ног до головы, наконец-то заострив удивленный взгляд на зеленом ирокезе. Она так и застыла с правой рукой, остановившейся в воздухе во взмахе в бок, и с левой, упирающейся в талию в согнутом логте.
- Прошу прощения, мы знакомы? - искренне удивилась Эрика. Не узнать своего коллегу или дeлового партнера была бы полным крахом, однако ЭТОТ человек точно не мог быть ни тем, ни другим.
Что за зеленое недоразумение? Странное сочетание. Сложенный, высокий, ухоженный. Тату не вижу. Пирсинга тоже. Как-то сюда этот газон не вписывается. Ха-ха. Черт! - она засмеялась, прикрыв рот рукой.
- Извиняюсь, я понимаю, что это, - Эрика старательно успокаивала смех, - Не прилично это, но у Вас такой удивленный взгляд сейчас и Вы бы видели свою рож...лицо! - девушка прикрыла рот руками, спрятав накатывающий приступ смеха.
Эрика, расправив плечи, достала из немного помявшейся сумочки пачку сигарет и закурила.
Да что ты так на меня пялишься?
Брюнетка без слов протянула пачку, кивнув.
Холодные кирпичные стены переулка и какая-то светлая дверь, разукрашенная граффити, в тупике улочки. Парочка мусорных баков, новых на вид. Периодически мигающий свет и грохочущие биты, доносящиеся из клуба. В метрах десяти от Эрики - дорога, по которой периодически проезжал какой-нибудь автомобиль на повышенных скоростях.
- Да что ты так пялишься? - наконец не выдержала девушка, не скрывая своего легкого раздражения.
Надо быть осторожней. Вдруг кто-нибудь из журналистов.

Отредактировано Erika Nowell (2013-04-11 23:14:28)

+1

5

Девушка принялась расхаживать вокруг Вэла, и ему стало еще труднее скрыть улыбку. Нелепейшая ситуация - Шонк любил подобные.
- Прошу прощения, мы знакомы?
Что за? Нет, Эрика, ты не настолько хорошая актриса, чтобы так сыграть удивление и недопонимание. Я не верю.
- Только не надо говорить, что ты меня не помнишь - я не поверю, серьезно.
Вэл говорил, смеясь. Его забавляла реакция девушки, но она же смущала: неприятно быть не в курсе событий, теперь Шонк понял это как-никогда ярко. Впрочем, сейчас он осознавал, чувствовал, что Эрика его действительно не помнит, но не мог в это поверить и понять, как это возможно. Мужчина так же мог допустить, что Новелл - хорошая актриса, но это пугало его больше всего, ведь если он перестанет отличать правду от лжи, то перестанет быть хорошим бизнесменом. Ошибки допускать было нельзя.
- Извиняюсь, я понимаю, что это. Не прилично это, но у Вас такой удивленный взгляд сейчас и Вы бы видели свою рож...лицо! - девушка была изрядно пьяна и глупо смеялась, да и ситуация действительно была комичной: двое стояли друг на против друга в темном переулке, и одна из них была далеко не трезвой, а второй - с зелеными волосами, какая ирония: еще не так давно она хотела отречься от Бога в его пользу, а он - от самого себя.
Шонк продолжал внимательно смотреть на Новелл, не скрывая, нет, даже наигрывая удивление. Все-таки мужчину было невозможно по-настоящему удивить: он слишком привык относиться с подчеркнутым равнодушием ко всему, что его окружает. Когда-нибудь, вероятно, это сыграет с ним злую шутку. И Вэл понимал это, но точно так же осознавал: не сегодня.
- Да что ты так пялишься? - возмутилась Эрика.
Девушка стояла в метре от него, но Вэл чувствовал, что он больше не влюблена в него, даже если и помнит. Но этот мужчина не верил в это.
Может, Локи ей внушил что-то? Или она под наркотой? Или что там еще может быть такого? Амнезия? Она попала в аварию, пока меня не было? Тогда какого черта, эта ненормальная расхаживает по городу. Что она вообще здесь делала? Внушала что-то журналистам или просто приятно проводила время? Сколько вопросов.
Шонк глубоко вздохнул, он все еще был по-ледяному спокоен и уверен в себе:
- Действительно не помнишь? - он подошел ближе, провел рукой по ее щеке. Это должно было открыть все карты: действительно не помнит - ударит; притворяется - одного ее неловкого движения Вэлу будет достаточно чтобы понять это.

Отредактировано Val Shonk (2013-04-12 19:27:46)

+1

6

Прочь из моей головы!
Оборвав провода, спутав карты, фигуры сметая с доски,
Разбивая шлагбаумы на полном ходу,
Оставляя разрушенными города.
Из моей головы, где сферой становится плоскость,
Где то горит фейерверк, то тлеет свечка из воска,
Где музыка Баха смешалась с полотнами Босха
И не дружат между собой полушария мозга.
(Сплин - Прочь из моей головы)

Представьте, что однажды ваше тело вместе с наполнявшим его душой, было преданно лишь одному человеку. Это было очень давно, где-то среди школьных парт и летнего ветра, но все разрушилось внезапно и настолько сильно, что чтобы забыть, прервать связи, отвлечься и придать былому оттенок "просто романа", ты решаешь отдать себя другому клянущемуся в верности и любви к тебе. И вот твое тело больше никак не связано с душой. Оно лишь сосуд, способ самовыражения, индикатор душевного состояния.
Но ты решаешь не падать в бездну и просто ограждаешься. Терпеть не можешь, когда тебя трогают те, кому не можешь доверять, кто тебе чужд. В такие моменты чувство тела-сосуда возвращается, и ты чувствуешь себя гадко.
"Я никогда не позволяю так просто прикасаться к себе" - заявляла в интервью девушка, добавляя парочку фраз о чувстве гордости и собственного достоинства, которое должно быть у каждой.
- Действительно не помнишь? - незнакомец подошел поближе к девушке, внимательно взглянув в глаза и проведя ладонью по щеке.
Вспышка гнева и знакомый холод под кожей, учащающийся пульс и чувство лавины, которая вот-вот обрушится. Она не видела, как ее карие глаза налились металлическим голубым оттенком, светясь, как пара маленьких фонариков:
- Какого черта ты творишь? - выкрикнула девушка, на автомате за долю секунды приняв боевую позицию и ударив Шонка с правой. Кажется, физическая сила хрупкой на вид девушки удивила не только ее саму. Мужчина пошатнулся на несколько шагов назад и Эрика, сжав руки в кулаки стояла на месте, оскалившись и сверля Шонка немигающими ярко-голубыми глазами.
Но ей было мало. Ничего не сказав она твердым шагом подошла к незнакомцу, с разбега ударив в корпус.
Удар, сопровождающийся волной небольшого голубого свечения, растворившегося в воздухе за считанные мгновения, откинул Вэла на несколько метров.
- Никогда. Не прикасайся. Ко мне. Без спросу, - отчеканил холодный голос.

Отредактировано Erika Nowell (2013-04-12 20:36:23)

+3

7

Девушка сверлила его взглядом. Мужчине не нужно было больше намеков или доказательств - она не помнила его, действительно не любила и совершенно не хотела идти на контакт.
-Какого черта ты творишь? - за этими словами последовал удар, несильный, но нечеловеческий.
Резкая боль заставила Вэла сделать несколько шагов назад. Неожиданно. Казалось, что этот легкий, на первый взгляд, удар в руку при удачном стечении обстоятельств оставит синяк, ну а в худшем случае - на утро Шонк обнаружит плечо распухшим от вывиха. Но боль, импульсом пронесшаяся по всему телу, прошла так же быстро, как возникла.
Удар наотмашь, неопытный, люди, которые должны наносить удары такой силы - профессиональные военные или убийцы, к коим ты, Эрика, не относишься. Что же они с тобой сделали?
Девушка не унималась - уверенными шагами Новвел подошла к нему и ударила снова. Мужчина едва уловил голубоватое свечение, что заставило его задуматься, но не на долго. В этот раз боль была действительно сильной, хотя и ожидаемой. Теперь уже его отбросило назад именно ударом, Вэл устоял на ногах. Он хотел было вернуться к размышлениям о голубом свечении, но боль, на секунду отступившая, резко накатилась с новой силой.
- Никогда. Не прикасайся. Ко мне. Без спросу.
Шонк оставался невозмутим, он завел руку за спину, и вот в ладонь привычно лег холодный металл пистолета. Вэл равнодушно посмотрел на Эрику. Девушка, вероятно, еще не видела оружия, которое оказалось в руке Шонка за секунду.
Вэл привык убивать. Он не был наемником или просто маньяком, нет. Но Шонк не любил по-долгу решать проблемы, поэтому ему не раз приходилось спускать курок, этим подписывая смертный приговор очередному горе-неприятелю. Жизнь - самое ценное, что есть в этом мире, но для человека, который ничего не ценит, никогда не сожалеет о содеянном, жизнь - ничто, даже собственная. И сейчас все было, как нельзя более, обыденно.
Безразличие - рак человеческой души. У Шонка нет и не было этой самой души, а потому муки совести не разъедали его, словно кислота. И мужчина готов был снова нажать на курок. Но он не собирался убивать Эрику, нет. Эта особа слишком полезна для Армии - факт.
Когда-то, уже довольно давно, он стоял перед мишенью, показывая Эрике, как обезопасить себя и сохранить жизнь оппоненту. Жизнь любит сюрпризы - Шонк не думал, что когда-нибудь ему придется стрелять в эту девушку. 
Глухой звук выстрела отразился от покрытых мхом стен переулка. Девушка не ожидала подобного поворота событий. Пуля попала в ногу Новелл.  Это Нью-Йорк, здесь никто не броситься на помощь, здесь никому не дела до чужих проблем, и выстрел остался незамеченным.
- Эрика, ты уже не ты, верно? Как давно ты стала куклой? Ведь, кажется, еще пару месяцев назад ты была способна отличать добро от зла, Эрика. Теперь ты калека, Эрика.

Отредактировано Val Shonk (2013-04-12 21:25:16)

+3

8

Как приятно чувствовать собственную силу, - Эрика упивалась тем, что не была уже той самой бессильной девчонкой, которая набиралась ярости на тренировках Норта, дабы ударить более-менее прилично. На ее лицо наползла ядовитая ухмылка, она чувствовала себя выше простых людей, не такой, как все они.
Теперь ей достаточно было захотеть, пожелать, послать всего лишь один мысленный импульс, и огромная сила, таящаяся в теле, рвалась наружу. За дни тренировок, где Эрика училась управлять собой, она поняла насколько важно контролировать свою злость. Насколько необходимо найти ту самую черту между всепоглощающей яростью и абсолютным счастьем. Спокойствие...Этому обучаются месяцами, нет, годами.
Но в эту самую ночь красотка с точеной фигурой желала опробовать себя "в деле". Но это была уже не Эрика. Это была бомба замедленного действия. У этого существа сверкали глаза, но удар такой силы и слабое свечение было лишь ничтожной крупицей заложенных умений.
Ох, знала бы Эрика, насколько теперь опасна для всех, включая себя самой!
Легким жестом поправив волосы, она подняла глаза на Вэла, застыв на месте.
Раздался звук выстрела.
В глотке застыл крик и девушка, в чьих глазах моментально погасло холодно-голубое мерцание, рухнула на колени, расцарапав ноги и трясущимися бледными руками схватившись за икроножную мышцу левой ноги.
В глазах Эрики стояли слезы. Те самые девичьи слезы, что лились на кухне миллиардера.
Слезы...
Резкая головная боль раздирала изнутри воспоминаниями. Сны наяву. Шум и гогот, шорохи и перепады температуры где-то глубоко, в самых недрах. Эрика, согнувшись пополам на холодном асфальте, схватилась за голову, жалобно заскулив.
Где-то в голове возродился звук выстрела, только на этот раз приглушенного и отдаленного от реальности. Полуосвещенное стрельбище и стройная брюнетка с арбалетом в руках. Мужчина, стоявший сзади, аккуратно придерживал металлическое устройство, придвинувшись поближе. От него пахло дорогим алкоголем и дорогим парфюмом. Выстрел в мишень и девушка, обернувшись, сталкивается с ним лицом к лицу.
Его зеленые глаза и очерченные скулы, широкие плечи и сильные руки, которые легли на талию...
Глаза. Эрика, резко подняв голову и сведя брови от боли, уставилась на Вэла, содрогаясь. По щекам текли темные полосы слез, смешавшихся с тушью, а левая нога, над которой дрожали руки, была окровавлена.
Он заговорил:
- Эрика, ты уже не ты, верно? Как давно ты стала куклой? Ведь, кажется, еще пару месяцев назад ты была способна отличать добро от зла, Эрика. Теперь ты калека, Эрика.
Этот голос...
Перепуганная девушка, съежившись, словно дикий раненный зверь, отползла на метр от незнакомца. Ее колготки были сплошь изорваны, коленки покрыты ссадинами, а из икроножной мышцы предательски текла кровь. Она взвыла от боли. Ни сколько от физической, сколько от душевной, терзавшей изнутри вопросами и странными снами, в которых были эти глаза. В которых шептал этот голос.
Ты дъявол! Дъявол! Откуда ты? Кто ты? Нет, я слышала имя, я помню это имя...
- Шо-о-онк! - прохрипела она, схватившись за голову и страшно изогнувшись на полу, словно змея, брошенная на горящие угли. Они дико хрипела и рыдала, содрогаясь от боли.
Это лицо и глаза, Эрика вспомнила имя незнакомца. Короткое и звучное, но кем он был для нее и кто он есть сейчас? Вопросы и боль рвали изнутри. Она узнала эти глаза, преследовавшие в странных снах, ей чудилось, что где-то за спиной падает железная птица, раскаляя воздух огнем и прощальным жалобным скрежетом разрываясь пополам после часов пожара, забравшего с собой ни одной души, но изменив несколько судеб.
Калека... Да, она была уже не человеком. В ее тело вмешались, ее душу избороздили, сожгли и разорвали, дав оружие против всех и против себя. Эрика забыла многое, но она помнила главное - жизнь уже никогда не будет прежней. Она была любовницей Локи, она была агентом, светской львицей, влиявшей на решения тысяч людей своим пером и незаметно задавливая авторитетным мнением, предложенным в подобающем соусе. Эрика ненавидела ложь и грязь, которым пропитала ее элита. Она ненавидела зажравшихся олигархов и правителей, тративших миллионы не на благо бедных, но на жизнь своих животов. Новэлл не ставила таких людей ни во что, хоть и сама имела к ним свободный доступ. Чужая среди своих, так опытно маскировавшаяся под бездушную акулу пера. Эрика считала, что нашла свое предназначение и в Новом мире люди начнут заглядывать не только в кошельки, но и в души друг друга. Разве что некоторых могла исправить только могила, в которую девушка без тени сомнений была готовить отправить зажравшихся паразитов, сверкая голубыми глазницами.
Это была уже не та Эрика Новэлл, что мы знали до недавнего времени. Это была исколеченная душа, вооруженная до зубов и извивающаяся от боли.
Побочные эффекты есть и у воспоминаний.

Отредактировано Erika Nowell (2013-04-12 22:16:09)

+2

9

Девушка упала на асфальт, хрипло выкрикнув:
- Шо-о-онк!
По ее щекам катились слезы, Эрика отползла от мужчины.
Если бы душа была чем-то состоящим из атомов, то внутри каждого от ее крика произошел бы ядерный взрыв. У девушки сбивалось дыхание, ее боль будто не подпускала к девушке людей, не давая больше причинять ей вреда, образовывая вокруг Эрики поле невероятной мощности. Одно вторжение в него должно было вывернуть душу осмелившегося наизнанку. Даже Вэл не сразу решился подойти.
- Тише, - мягко сказал мужчина, опускаясь рядом с ней на асфальт, - что же ты с собой сделала, Эрика?
Он смотрел на девушку и видел в ней разрушенную душу, искалеченную, израненную на тысячи мелких кусочков и сшитую неопытным хирургом. Он смотрел на ее спутавшиеся волосы, на щеки, по котором текли слезы, мешаясь с тушью. Шорнк снял с себя куртку и накинул ей на плечи. И ничего не происходило. Девушка рядом с ним тряслась от боли, разъедавшей ее душу и, кажется, калечившей даже тело, не от холодного ветра. Вэл смотрел на Эрику спокойно, без свойственной для него ухмылки, без наигранного сочувствия. Он смотрел на него так, как во время их последнего разговора наедине: холодно, сосредоточено, но безразлично. Этим Шонк будто показывал, что сейчас врать не собирается:
- Ты все преодолеешь, ну же... Верь мне, Эрика.
Каждый человек старательно натягивает на себя маску или просто теряет свое лицо, прячет свои истинные эмоции, чувства; кто-то сам рисует для себя образ, просто потому что хочет так, кого-то вынуждают обстоятельства, кто-то обращается за помощью, кто-то начинает много пить и теряет связь со внешним миром. Но это нестрашно - обманывать окружающих - пустяки, по-настоящему гадко - врать самому себе. Верить в свою собственную ложь отвратительно, ведь тогда человек ничего не стоит; если мы не осознаем то, какими являемся на самом деле, перестаем быть собой, а это чаще всего это приводит к необратимому краху. Так произошло и с Эрикой. Девушка потеряла себя, но теперь ее маска растворялась от слез, катившихся по щекам. Вэлу она напоминала давно заржавевший механизм, который сейчас, наконец-то, смазали, и теперь он медленно начинал приходить в себя, жутко скрипя.

+1

10

Голос пробивался сквозь царивший в сознании сумрак:
- Тише, - мягко сказал мужчина, опускаясь рядом с ней на асфальт, - что же ты с собой сделала, Эрика?
- Вэл, - ослабленным голосом отозвалась Эрика, посмотрев в глаза мужчине.
- Ты все преодолеешь, ну же... Верь мне, Эрика, - ответил незнакомец, накинув куртку на раненую.
Сознание постепенно прояснялось. Она обнаружила себя на холодном асфальте с раненной ногой и в конец изорванных колготках. Карие глаза миллионерши растерянно блуждали по переулку, девушка ощущала холод и боль, полученную в результате ранения. Но странным было то, что она не бежала от человека, выстрелившего в нее, а молила его о помощи.
Эрика сделала попытку приподняться, схватившись за мужчину. Ее сердце колотилось, отбивая бешеный ритм, а на щеках застыли слезы.
- Помоги мне, - взмолилась раненая, - Отвези меня домой! - она схватилась руками за ворот его одежды, стараясь устоять на ногах. Она стояла в мужской куртке и зябла:
- Моя нога... - девушка положила ладонь на рот, словно стараясь задержать подступивший крик.
Вывеска ночного клуба у черного входа коротко мигнула, к рассаднику порока подъехало пара спортивных машин, из которых доносились биты музыки и Эрика, повернув голову, зажмурилась. Ей было страшно.
- Отвези меня ко мне, прошу. Только...не...в больницу, - Эрика потеряла сознание, поглотивших ее целиком. Она упала в объятия мужчины.
Ее глаза были карими, а кожа побледнела от холода и пережитого ужаса.
Она не знала того мужчину, что стрелял в нее, что так внимательно смотрел в глаза и что так бесцеремонно к ней прикоснулся.

Отредактировано Erika Nowell (2013-04-13 19:22:26)

0

11

Девушка попробовала встать, но ничего не вышло. Тогда она схватилась за его воротник - руки были холодными.
- Помоги мне. Отвези меня домой! - девушка просила о помощи, она больше не пыталась нападать. Мужчина поднялся на ноги, тем самым подняв и Эрику.
- Моя нога... - девушка пыталась сдержать крик, Шонк видел, какую боль ей причинил его поступок; смотря на нее мужчина вспомнил о своей руке, которая неприятно ныла, напоминая о недавних событиях.
- Отвези меня ко мне, прошу. Только...не...в больницу.
Услышав это, Вэл усмехнулся: "Серьезно? Ты думаешь. что я повезу тебя в больницу? И как я объясню все врачам? Скажу, что выстрелил в тебя, а потом снизошел до оказания помощи раненой девушке? Мало ли чего ты в больнице удумаешь".
Девушка потеряла сознание. Вэл подхватил ее тело, но в этот раз ему подобное геройство далось тяжелее, чем тогда,  в самолете. Сказалось и то, что рука у Вэла была безнадежно вывихнута, да и рубец от второго ее удара, наверняка остался - дышать было сложно.
Шонк донес девушку до машины. Водитель - парень толковый, никогда не задает лишних вопросов, никогда не говорит просто так. Вэл опустил девушку на заднее сидение автомобиля, а сам сел рядом.
За окном мелькали неоновые вывески ночного Нью-Йорка, сейчас город был особенно красив, он будто просыпался: на улицах появлялись люди в яркой одежде, у каждого из них есть своя история, свои проблемы, свои маленькие радости. И, наверное, каждый из них считал себя необыкновенным, особенным, но никто из них не мог даже предположить, что в одной из машин, с бешеной скоростью несущихся по шоссе, сидит один из самых богатых людей мира, а на его руках без сознания лежит девушка, чья душа искалечена до неузнаваемости; никто не подозревал, какой странный разговор предстоит этим людям.
Спустя 40 минут автомобиль остановился. Шонк нашел в сумке у девушки ключи. Аккуратно вынув Эрику из машины, он направился ко входу. С замком проблем не возникло. Свет зажегся от хлопка. Мужчина прошел в гостиную, оставил раненную там. Позже он вернулся и попросил у водителя аптечку, забрав ее, Вэл отпустил уставшего парня. Затем он вернулся к девушке - она все еще была без сознания. Чтобы обработать рану, нужно было раздеть девушку хотя бы наполовину. Шонк не стал этого делать. Потому как не имел о медицине даже малейшего понятия. Вэл нашел в аптечке аммиак, намочил им вату и сунул ее под нос Новелл. К сожалению, ничего другого он не придумал.
"Ночь ты протянешь - кость я не должен был повредить, а утром позвоню Смиту."

0

12

Из состояния забытия ее вывел едкий запах.
Эрика обнаружила себя на диване в своей просторной гостиной. Она открыла глаза, увидев над собой мужчину, внимательно разглядывавшего ее лицо. Резко вдохнув, девушка приподнялась на лопатки и нахмурилась:
- Долго я так провалялась?
Эрика посмотрела на свою ногу, на которой уже успела застыть кровь. Неприятное зрелище. Девушка дотронулась пальцами до раны, обреченно закрыв глаза. Дальнейшие действия Новэлл не могла никак объяснить.
Внезапно вокруг ее ноги материализовалось обвивающее голубое свечение, мерцанием окутывающее рану и скользнувшее под кожу. Пуля неторопливо извлеклась из икроножной мышцы, спокойно упав на пол, как ни в чем не бывало. От ранения остались лишь следы засохшей крови. Эрика замерла с разинутым ртом и смотрела на Вэла:
- Что это за...? - она встала с кровати, посмотрев на свою ногу и прошла несколько шагов вокруг дивана.
Не больно. Совершенно.
Эрика развела руками, плюхнувшись обратно и запустив пальцы в волосы:
- Откуда ты знаешь, где я живу? И почему ты так на меня смотришь? Ты видел меня в...не совсем моем привычном состоянии. Это факт. Поэтому мне придется либо убить тебя, либо довериться, - Эрика натянула улыбку. Она искренне недоумевала, окончательно запутавшись. Единственное, в чем была уверена девушка, так это в том, что мужчина состоял в Армии Локи, она не могла себе объяснить, откуда знает это.
Воспоминания. Трамплин, способный поднять до небес. Способный свергнуть в непроглядную тьму. Голова кружилась, окружавшие цвета становились то ярче, то бледнее. Эрика поднялась с дивана и быстрым шагов пошла к барной стойке, пошатнувшись и опираясь на стол, словно изрядно подвыпившая персона.
- Что за черт... - Эрика резко протянула руку к стоявшей в глубине бара бутылке рома. Внезапно ее ладонь озарилась голубым светом, мягкой вуалью захватившей руки целиком. Девушка замерла, она обернулась на Вэла, посмотрев на него ярко-голубыми глазами и зловеще ухмыльнувшись. Это была уже не она.
Спустя какое-то мгновение голубые глазницы погасли вместе со свечением и  обреченный взгляд девушки поник. Она сползла вниз по стенке барной стойки и обхватила колени руками.
- Кто я? - дрожала Эрика.

Отредактировано Erika Nowell (2013-04-14 11:36:50)

0

13

Девушка довольно быстро пришла в себя, Вэл удовлетворительно хмыкнул: о, да я отличный врач.
- Долго я так провалялась?
Шонк посмотрел на часы, после чего спокойно сказал:
- Около 45 минут.
И это была последняя адекватная фраза, прозвучавшая в ту ночь.
Нога девушки вдруг засветилась. Ну, знаешь, как в сказке, когда чудовище становится красавцем. Но это можно было списать на издержки освещения и изрядную дозу алкоголя в крови бизнесмена. Самое странное произошло спустя секунду. Пуля каким-то совершенно непонятным образом самоизвлеклась из ноги Эрики, а потом с характерным звоном упала на пол, закатилась под диван - на паркете остался кровавый след.
- Что это за...? - девушка встала с кровати.
Иногда, избавляясь от души, не обязательно ото всей и сразу, достаточно малой части, одного воспоминания, мы приобретаем все то, о чем остальные могут лишь мечтать. И чем важнее та часть души, которую мы отдаем, тем больше выигрываем в случае везения. Но это как играть ва-банк: или все, или нечего. Эрика не выиграла в этот раз, и вряд ли у нее будет вторая попытка.
- Откуда ты знаешь, где я живу? И почему ты так на меня смотришь? Ты видел меня в...не совсем моем привычном состоянии. Это факт. Поэтому мне придется либо убить тебя, либо довериться, - она натянуто улыбнулась.
- Убить? Пожалуйста, - хищно улыбнулся он, но никаких дальнейших действий в этом направлении не последовало, - ну, а ответы на другие вопросы не так важны.
Все-таки, спокойно относиться к тому. что умрешь в любой момент - огромный бонус. Если вдруг решаешься заключить сделку с дьяволом - стоит попросить бесстрашия.
Девушка прошла к бару. Она резко остановилась. Ее рука снова засветилась. Эрика повернулась к Шонку - в ее глазах плясал зловещий огонек.
И все-таки я ошибся, когда решил, что в рядах Армии может встретиться хоть один нормальный человек. То идиоты, то мутанты, то асы... Поздравляю, Вэл, твоя жизнь больше не так скучна, как раньше.
Когда все вернулось на свои места, девушка обессилено сползла на пол вниз по барной стойке. Эрика испугано обхватила колени руками.
- Кто я? - в голосе слышался страх, страх мешался с недопониманием.
Вэл сел на диван, так чтобы оказаться напротив Эрики и видеть все, что с ней происходит.
- Кто ты? - вскинув бровь, спросил мужчина, - вот уж и не знаю, на какие эксперименты ты соглашалась. Одно скажу: они, кажется, удались. Ну, это если из тебя решили сделать истеричку, способную убивать пощечиной...

0

14

- Кто ты? - вскинув бровь, спросил мужчина, - вот уж и не знаю, на какие эксперименты ты соглашалась. Одно скажу: они, кажется, удались. Ну, это если из тебя решили сделать истеричку, способную убивать пощечиной...
Эрика нервно хихикнула, ведь все это действительно напоминало какую-то комедию. Миллионерша-блудница, к тому же еще и мутант, не рассчитав свою недюжинную силу, чуть не покалечила мужчину с лужайкой на голове. Мужчину, которого она забыла с помощью "Реткона", принятого еще недавно в этом самом доме.
Девушка приподнялась с помощью Вэла и села на диван:
- Что ж, ты меня узнал, позвал по имени, я тебя чуть не покалечила, - она что-то подсчитывала в уме, - Ты...Ты-то сам как? - чуть тише спросила девушка, - Что тут скрывать? Я не совсем человек, - в ее голове смешались горечь и гордость, - Но моя сила пока не подвластна мне целиком. Зато у нее есть свои преимущества, - улыбнулась девушка,- Больше никто не сделает мне больно! Теперь я сама покалечу, кого надо, - она встала с дивана и подошла к окну, взглянув на машину с ожидавшем в ней водителем.
- Ты ведь не прохожий. И не панк. На таких машинах не ездят типичные горожане и музыканты. Так кто же ты? - нахмурилась девушка.
Он выглядит похеристом. Ему невозможно угрожать или поймать на уловку, чтобы тот рассказать все. Кажется, ему плевать, умрет он или нет! Это бесит! Самый сложный типаж.
Эрика убавила освещение в гостиной, налив два бокала виски и протянув один из них Вэлу:
- Зачем тебе...это? - она жестом указала на макушку головы, - Мне отчего-то кажется, что оно смотрится очень..ну...что это не в твоем стиле.
И действительно, кто еще будет посещать собрание финансистов акционеров в эпатажном обличии, как ни человек, которого попросту невозможно уволить? Ну или как тот, чье состояние в подобном случае не пострадает.
Эрика схватилась за виски. Ее воображение нарисовало того же самого незнакомца в дорогом костюме и нахмуренным сосредоточенным взглядом, изучавшим статистику доходов крупной корпорации. Он мелькал в журналах, на улице и где-то еще. Хорошо, что Эрика не знала, насколько часто он мелькал в ее жизни.
- Ты, наверное, ненавидишь меня за такой нехилый для женщины удара, - ухмыльнулась Эрика, отпив виски.
Странным было то, что она ощущала физическую тягу к этой персоне, но разум подсказывал, что в случае какого-либо сближение с этим мужчиной ей станет куда хуже, чем после измены с посторонним.
Что может быть хуже измены Локи, я же его наложница, как вообще можно хотеть кого-то, кроме Бога?
- Ты так думаешь, или так положено думать?

- У меня странное ощущение дежа-вю, - негромко добавила девушка, поглаживая бокал, - Если бы не эта зеленая шевелюра, я бы сочла, что ты сюда очень...как бы это сказать? Вписываешься. Вроде так, - замялась Эрика.

Глаза

http://s3.uploads.ru/t/fyaYX.jpg

Отредактировано Erika Nowell (2013-04-14 17:10:05)

0

15

Эрика признала, что она больше не человек. Что ж, это я и сам был в состоянии понять.
- ...Больше никто не сделает мне больно! Теперь я сама покалечу, кого надо.
- Как же ты ошибаешься, Эрика, ты же просто не помнишь своей слабой стороны. Это самая большая твоя ошибка - ты не знаешь, где предел твоих возможностей, - Вэл действительно был уверен, что иметь в своем стане такого солдата - невыгодно. Впрочем, мужчина не хотел, чтобы Эрика его вспоминала - что бы ни случилось, это было только на руку бизнесмену.
- Ты ведь не прохожий. И не панк. На таких машинах не ездят типичные горожане и музыканты. Так кто же ты? Зачем тебе...это? - она жестом указала на макушку головы, - Мне отчего-то кажется, что оно смотрится очень..ну...что это не в твоем стиле.
Шонк молчал. Ну, как сказать человеку, который пытается вести с тобой серьезный разговор, что ты просто напился и на спор перекрасил волосы? Как объяснить человеку, погрязшему в делах Армии, что за ее пределами тоже есть жизнь, где можно весело проводить время, совершать глупости, как? Вэл серьезно посмотрел на девушку:
- Наверное, ты еще сможешь увидеть меня с другим цветом волос. 
Вэл видел в Эрике мертвого человека. Она говорила все так, как должна была говорить, она задумывалась над тем, над чем должна была, она по-прежнему смотрела прямо, не отводя глаза в сторону, все еще была той женщиной, которую Шонк чуть было не полюбил. И тем не менее у мужчины создалось впечатление, будто девушку подменили: выдрессировали куклу, одели на куклу маску, и никто не заметил подмены, а настоящую Эрику Новелл уничтожили, разбили, не оставили от нее ни кусочка.
- Ты, наверное, ненавидишь меня за такой нехилый для женщины удар.
Ненавидел? Нет. Ненависть слишком сильное чувство. Да и вообще, ненависть - чувство, Шонк не знал жалости, Шонк не знал любви, не знал он и ненависти, Вэл не умел ненавидеть.
- У меня странное ощущение дежа-вю. Если бы не эта зеленая шевелюра, я бы сочла, что ты сюда очень...как бы это сказать? Вписываешься. Вроде так.
- Вписываюсь? Откуда же такая уверенность? - Вэл хитро улыбнулся, - я не думаю, что могу вписываться сюда, Эрика.
Прежняя Новелл согласилась бы с ним. Вэл Шонк хоть никогда и не был влюблен, вполне мог себе представить, какого это - разочароваться в человеке, понять, что ты ошибся, выбрал неправильно.
- Ты это уже не ты, Эрика. Я буду повторять это бесконечно долго. Но у тебя получится найти себя, я знаю это. Ты мне веришь? Не размышляй, скажи, ты хочешь мне верить? - Вэл взял девушку за руку, посмотрел ей в глаза, - меня не должно быть в твоей жизни, Эрика, запомни. Запомни и поверь.

+2

16

- Вписываюсь? Откуда же такая уверенность? - Вэл хитро улыбнулся, - я не думаю, что могу вписываться сюда, Эрика, - уверенно произнес мужчина.
- Прости, я...Я не знаю, почему сказала это. Я лишь хотела стать сильнее, мечтала о вечной молодости... Мне кажется, я мечтала о любви, но не могу полюбить никого, кроме Локи. Но я для него блудница. Тело. Красота. Любить другого мне не дано, мне... - она запнулась, с трудом выдавив из себя следующее слово - Запрещено.
Спасите меня кто-нибудь! - кричал кто-то далеко внутри.
- Ты это уже не ты, Эрика. Я буду повторять это бесконечно долго. Но у тебя получится найти себя, я знаю это. Ты мне веришь? Не размышляй, скажи, ты хочешь мне верить? - Вэл взял девушку за руку, посмотрел ей в глаза, - меня не должно быть в твоей жизни, Эрика, запомни. Запомни и поверь.
- Ты так уверен в этом, видимо, не просто так, - ее голос был полон печали, - Найти себя...Я занимаюсь этим так долго и отчаянно что кажется, я скоро сдамся. Благо, я смертна, - она улыбнулась, - Я не знаю, хочу ли верить, просто мне так...скучно...одиноко. Прости, - она встала, прикрыв лоб ладонью, - Мне не стоило этого говорить, я же толком тебя не знаю! И это все тебя не касается, у тебя свои заботы.
Выпусти меня! Или убей! - умолял кто-то.
Она стояла у окна с бутылкой янтарной жидкости в руках. Ее стан освещал лунный свет и комнатное освещение, у машины во дворе виллы горели фары, а на небе зажигались безразличные ко всему звезды.
- Я уже не я, меня словно две, - она говорила не торопясь и уверенно, не оборачиваясь и стоя к Вэлу спиной. Эрика почувствовала, как мужчина тихо подошел сзади. По телу миллионерши пополз голубой свет, отразившийся в глазах и тут же исчез, когда Вэл оказался близко к Эрике. Словно загипнотизированная, она обернулась и посмотрела в глаза мужчине:
- Я не могу понять, - тихо произнесла Эрика, - Я разрываюсь. Мне хочется тебя то ли ударить, то ли поцеловать.

Под воздействием силы

http://s2.uploads.ru/t/0dxlu.jpg
http://s2.uploads.ru/t/WNwn7.jpg

Отредактировано Erika Nowell (2013-04-14 22:11:28)

+2

17

Эрика говорила о том, как ей сложно сейчас, как она, кажется, жалеет о своей преданности. Вэл не понимал ее, он на генном уровне был неспособен понять эту девушку, подарившую себя Богу Лжи. Этот мужчина ошибался, точно также, как остальные; но ему несвойственно было сожалеть о содеянном: детально разобрать то, что случилось, не допустить повторения оплошности, принять произошедшее и извлечь максимальную выгоду, а не искать способ усыпить свою совесть, и, наверное, дело в ее отсутствии.   
Вэл подошел к ней сзади, девушка обернулась и тихо сказала:
- Я разрываюсь. Мне хочется тебя то ли ударить, то ли поцеловать.
Но Шонк знал последствия. Это как смотреть фильм во второй раз, даже если это твоя любимая кинолента, ты знаешь, чем это закончится. Только вот, смотря фильм, мы не может выбрать финал. Вэл - мог. И последнее чего он хотел - повторений. Мужчина не любил однообразность, он умирал, медленно, но верно сгнивал, когда в его жизни заканчивалось разнообразие. В таких ситуациях он был готов на все: перекрашивать волосы, сливать прессе компромат на себя, бросить бизнес и уехать в другую страну, поменять имя и начать жизнь заново.  Лишь бы не позволить случиться таким губительным рестартам.
Вся эта история... она исчерпала себя, а мужчина понимал, что если девушка его вспомнит - лучше никому не станет. Поэтому был готов пожертвовать собой, своим ежеминутным желанием. Ведь именно такие ежеминутные порывы последние десять лет были основными двигателями для этого человека. Сейчас он был готов красиво умереть, но не позволить Новелл вспомнить.
- Ударь, - настойчиво произнес он.
И о нем напишут: он не позволил любимой девушке искалечить себе жизнь. Неправда, а приятно.
Нет, он не любил Эрику, он и себя то не особо любил. Но умереть во имя чего-то, пусть даже не самого дорогого, важного и нужного, не самый плохой вариант развития событий. Шонк всегда хотел умереть как-то так...
И я кричу - остановите пленку,
Это кино я уже смотрел.
Эй, режиссер, заканчивай съемку,
А он смеется в объектив как в прицел.

Brainstorm – Эй, режиссёр.

Отредактировано Val Shonk (2013-04-15 12:20:29)

0

18

- Ударь, - настаивал Вэл Шонк.
Что? Так просто?
Эрика немного смутилась, она на несколько секунд замерла с приоткрытыми губами, переводя взгляд с окна на Вэла. В итоге, хмыкнув, девушка потянулась к автоматической шторе, закрывшей окно, начинающееся с пола, и уходящего вверх на три метра.
- Ну, если ты так просишь, - Эрика подошла к Вэлу так близко, что, казалось, они вот вот поцелуются. Со звуком едва уловимого шуршания ее зрачки вновь были окружены светящейся голубой радужкой, а по телу ползла дымка сверкающей чистой энергии. Она медленно, словно ненавязчивая мелодия, ползла от ступней, в итоге захватив Эрику целиком. Она светилась, не изнутри, а снаружи, охваченная светом, словно вот-вот растворится. Ее глаза зловеще сверкали, не отрываясь от темно-зеленых глаз мужчины, чье лицо по прежнему не выражало эмоций. разве что по его блеску в глазах можно было сказать, что зрелище вызывало у него удивление, восхищение и любопытство.
Эрика прикоснулась до ладони Вэла кончиками пальцев и голубое свечение ненавязчиво переползло на его руку. Увлеченный зрелищем мужчина не заметил, как его движения были скованы, как его ноги и руки были охвачены энергией, образовавшей подобие кандалов.
Девушка довольно ухмыльнулась. Он был в ее власти. Ее нутро жаждало крови, ей казалось, что он достоин смерти, но Эрика была раздражена. Он не боялся, Вэл был абсолютно спокоен.
- Какого черта ты не боишься? - закричала Эрика, взведя руки вверх и резко опустив их. Вырвавшийся из тела женщины биотический импульс с огромной силой резко откинул мужчину в дальнюю стену первого этажа. К слову, она была из кирпича. Полки на стене задрожали и с одна из них беспомощно рухнула наземь вместе с фарфоровыми и стеклянными безделушками. Тем временем женщина, окутанная густой яркой энергией сверкала взглядом и стояла, сжимая кулаки до побеления. Она скалила зубы и не понимала, почему мужчина не молил о пощаде. Он тихо простонал, закинув голову и, сжав губы, посмотрел в глаза стоявшему напротив него монстру. Пропитанная яростью, Эрика отшвырнула Вэла в другую стену силой мысли, сопровождая импульс голубым светом. Вэл, схватившись за руку, лежал на боку и, что-то тихо произнеся, потерял в сознание от полученного сотрясения.
Искривленное ненавистью лицо девушки вновь изменилось, став совершенно иным. Ее голубая радужка погасла, а голубой свет испарился, словно его и не было. Вокруг был лишь бардак с осколками цветочного горшка, нескольких подарочных безделушек и прочих деталей интерьера. На левой ноге Эрики была все та же засохшая кровь от самоисцелившейся раны, волосы были взъерошены, мышцы напряжены, туфли расцарапаны, а платье потрепано.
- О Боже, - прошептала блудница, схватившись за голову и подбежав к потерявшему сознание мужчине, - Эй! - она потрепала мужчину, не отзывавшегося на ее прикосновения и слова.
Не повезу же я его в больницу! Мало ли, что он скажет? Нужно решать на месте.
У Эрики возникла мысль перенести Вэла на диван с помощью энергии, но девушка только побоялась делать это.
Я стала опасна для всех, включая и себя саму. Я чудовище.
Благо, девушка обладала более совершенной физической силой, чем ранее. Поэтому она без особого труда дотащила Вэла до дивана своими руками.
Мужчина спокойно лежал на диване - его волосы на задней части головы были немного пропитаны липкой кровью, на руках и скулах красовались ссадины. На коленях перед кроватью сидела Эрика, скрестившая пальцы рук и размышлявшая над тем, как ей поступить.
Говорят, все ответы у нас внутри. Знала она или нет, но что-то подсказывало, что Эрике нужно приложить руку к телу мужчины и закрыть глаза. Доверившись интуиции, девушка так и сделала. Но прежде, чем совершить странное действие она решила сделать нечто безумное, глупое, безрассудное. Твердым шагом направившись к кухне, Новэлл достала из второго дна нижнего ящика формальдегид.
Отлично. Все или ничего, Эрика
Вэл по-прежнему лежал, не двигаясь и слабо дыша. Эрика обратно легла на колени перед мужчиной и положила левую ладонь под его голову на место сотрясения. Она прикрыла глаза, постаравшись освободить свой разум ото всех посторонних мыслей.
Прошла минута. Две. Секунды тянулись вечно и - ничего не происходило. Тихо прорычав, девушка убрала свои руки от тела мужчины. Она поднесла к его носу ту дрянь, что вывело из обморока Эрику - не подействовало. Новэлл, сотканная из ненависти, пропитанная негодованием - мягко посмотрела на мужчину, не заметив, как ее рука взяла в свою его руку. Отчего-то эти руки кажутся мне...знакомыми. Она смотрела на его лицо, в последний раз безразлично оглядывала его широкие плечи и острые черты лица. Где-то на самом дне бездны ее сердце трепетало.
Девушка села на диван около Вэла, так и не приходящего в сознание и открыла небольшую склянку с формальдегидом. Едкий запах заставил глаза прослезиться и девушка заткнула нос.
Более чем достаточно для смертельной дозы.
Она залпом выпила содержимое, схватившись за горло и глухо закричав.
Тело Эрики Новэлл, скорчившись от судорог, упало на пол. Карие глаза застыли стеклянным взглядом, а прекрасное лицо, искаженное болью, побледнело.
Она не видела, как голубой свет проник под кожу миллиардера, затянув все его раны. Она не чувствовала,как тем временем ее рана на ноге снова материализовалась, благодаря чему и получилось исцелить мужчину. Жертва. Энергия небесного цвета очистила каждый миллиметр тканей Вэла Шонка, очистила легкие, затянула раны, избавила от сотрясения, сведя к нулю вероятность возникновения смертельных болезней и укрепив его иммунитет. Но Эрика этого не видела.

Отредактировано Erika Nowell (2013-04-15 18:18:21)

0

19

Шонк с любопытством наблюдал за дальнейшими действиями Эрики, и только резкий удар заставил его оторвать взгляд от голубоватого свечения, покрывающего кожу девушки. В общем, двух ударов хватило для того, чтобы Вэл начал терять сознание.
- На любую силу найдется противодействующая сила, - иронично усмехнулся он - вряд ли девушка услышала это - прежде, чем закрыл глаза. 
Вэл чувствовал, как осколок ребра пронзил легкое, мужчина не пытался бороться за жизнь: помнил, как нелепо это выглядит со стороны. В последний момент Шонк подумал, что нечестно оставлять Кристину один на один с делами. А потом окончательно потерял сознание.
Я когда-то умру - мы когда-то всегда умираем,-
Как бы так угадать, чтоб не сам - чтобы в спину ножом:
Убиенных щадят, отпевают и балуют раем,-
Не скажу про живых, а покойников мы бережем.
В грязь ударю лицом, завалюсь покрасивее набок,
И ударит душа на ворованных клячах в галоп.
В дивных райских садах наберу бледно-розовых яблок.
Жаль, сады сторожат и стреляют без промаха в лоб.
В.Высоцкий.

Резкий прилив сил заставил мужчину открыть глаза: он все еще был в доме Эрики, но теперь лежал на диване. Вэл приподнялся на локтях и окинул комнату взглядом.
Черт, что тут произошло то?
Эрика лежала на полу, рядом с диваном, что-то сжимая в руке. Вэл не сразу смог прочитать, что было написано на пузырьке. Формальдегид. Слово-приговор.
Ему понадобилось совсем немного времени, чтобы осознать случившееся. Вэл наклонился, дотронулся до запястья девушки, пульс еле ощущался - она умирала. Мужчина переложил тело Эрики на диван, сам же подошел к окну, взял бутылку коньяка, что мисс Новелл оставила там, сделал несколько больших глотков. Тепло привычно разлилось по всему телу.
Шонк вернулся к девушке, аккуратно провел рукой по ее волосам, будто невзначай остановив руку на шее, в том месте, где возможно прощупать пульс... Он стал сильнее. Эрика будто оживала. Мужчина не успел даже выругаться, как ее кожа начала покрываться едва заметным голубым свечением, не таким сильным как раньше, но тем не менее... 
И в этот момент Вэл понял, что Эрики больше нет. В постели Локи ее место займет верная и преданная до последнего вздоха женщина, в строю Армии - идеальный солдат, в издательстве - ярый противник существующего режима, и только в жизни Шонка ее просто не станет. Эту особу будут называть Эрикой Новелл, а она, в свою очередь, будет легким движением руки взбивать прическу. Сильная, у нее больше не будет слабых сторон. Точна, продумана, уверенна. Вэл понимал: она будет идеальна; эта, убившая саму себя, Эрика, калека Эрика Новелл.
Шонк направился к выходу. Как всегда уверенный в себе, в своей правоте, довольный тем, как сложились обстоятельства; мужчина был рад, что теперь Эрика не создаст ему проблем, что теперь он снова свободен - никто не станет ждать, пока в бизнесмене проснется совесть. Решительный, порой безумный в этой своей решительности. Незаменимый во всем человек, без которого весь мир существовал бы с той же быстротечной легкостью, что и сейчас. Незаменим, потому что есть, потому что дышит, потому что многое решает. Незаменим и никому не нужен. Ненавистный многим Вэл Шонк, человек без души, заточенный на работу, выверенный до мелочей в своем постоянном стремлении изменить самого себя, несчастный, терпящий неудачи на этом поприще; на самом деле, просто безразличный ко всему и вся, верящий во все и ни во что не верящий Вэл, калека Вэл Шонк.
Теперь их пути разошлись окончательно и бесповоротно. И мир не рухнул, все осталось как прежде, ведь все без всех могут жить.
Я ведь больше никогда сюда не вернусь. Должен расстроиться, верно?
Вэл спустился с крыльца и пошел в сторону машины. Привычным движением он завел двигатель и включил музыку. Из колонок тихо пел Сплин, навевая грустные мотивы.
Вот она гильза от пули навылет.
Карта, которую нечем покрыть.
Мы остаемся одни в этом мире.
Бог устал нас любить.
Сплин - Бог устал нас любить.

Но Шонку было все равно.
Машина тихо тронулась, оставляя на мокром асфальте следы.
Скоро рассвет.

Отредактировано Val Shonk (2013-04-15 20:13:32)

+3

20

ЗАКРЫТО

0


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 23.04.2016, Какого черта, Эрика? (X)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC