Празднуем пятилетие онлайн! :')

Vesta : Ramirez
Kravetz
Добро пожаловать в прекрасный Мидгард, который был [порабощен] возглавлен великим богом Локи в январе 2017! Его Армия долго и упорно шла к этой [кровавой резне] победе, дабы воцарить [свои порядки] окончательный и бесповоротный мир для всех жителей Земли. Теперь царство Локи больше напоминает утопию, а люди [пытаются организовать Сопротивление] счастливы и готовы [отомстить Локи и его Армии за их зверства] строить Новый мир!
В игре: 12.2017 | NC-21 | Эпизодическая система

Loki's Army

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loki's Army » Бостон » 17.10.2017 Поминальная молитва


17.10.2017 Поминальная молитва

Сообщений 1 страница 7 из 7

1


ПОМИНАЛЬНАЯ МОЛИТВА


http://www.americancities.ru/f/product/anons_Granary_Burying_Ground_2.jpg


Kane Cooper, Aria Solo


Время

Место

17.10.2017

Бостон, кладбище Святого Иосифа


Сюжет


— Он был хороший человек. Лучше меня.
— История сплошь завалена мертвыми телами хороших людей.
Джо Аберкромби «Первый закон. Книга 1. Кровь и железо»

+1

2

Над городом уже второй день нависала огромная черная туча. Время от времени она орошала землю дождем, но всю свою мощь до сих пор держала в себе. Что-то вот-вот должно было случиться, и перед важным событием, как полагается, тянулась череда мелочных дел. Несколько рабочих моментов (сделки, встречи с партнерами - ничего действительно важного), решение проблем, связанных с внезапной болезнью дочери, непрекращающийся ремонт бостонской базы. Время шло предательски медленно и каждое, даже самое мелкое действие, требовало стопроцентного включения.
Похороны были одним из пунктов в списке дел. Однако, в отличии от других, этот был обведен красным. Не каждый день труп урожденного бостонца, который несколько лет работал в высших структурах столицы США (а ныне - всего мира), с трудом разрешали хоронить на родной земле. В закрытом гробу. Не каждый день этим человеком оказывался второй заместитель одного из советников Локи, лояльный Сопротивлению. Его родные были немногословны, скорбели. Оно и понятно: мужчина был опорой семьи, оставил жену с двумя детьми и старых родителей, которым не очень повезло найти свое место в новом мире.
Обстоятельств смерти никто не называл. По крайней мере, по телефону. Поэтому личный разговор с родными или бывшими коллегами казался Куперу неплохой идеей. В крайнем случае, если горе и психологические приемы не позволят развязать кому-то из них язык, это всегда смогут сделать деньги или материальные богатства. Да и затеряться в толпе пришедших почтить память достаточно известного человека будет не трудно. Вариантов много, информации мало - прочие дела закономерно отодвигаются на второй план.
За час до назначенного времени Купер заехал за Арией Соло. Она знала погибшего намного лучше, так как он, фактически, "числился" за ней. Вся информация, которую добывал для сопротивления второй заместитель, так или иначе попадала в ее руки. Купер был уверен, что Ария сможет задать более правильные вопросы. Тем более, не каждый день твой человек умирает при странных обстоятельствах. Они оба понимали, что разбираться в произошедшем нужно по свежим следам.
Собравшихся провести второго заместителя было видно издалека. Несмотря на откровенно плохую погоду и поднявшийся ветер, люди разбрелись по большому периметру, то и дело поглядывая в сторону главных ворот. Молодая вдова стояла недалеко от уже установленной могильной плиты, держа на руках трехлетнего ребенка. К ней то и дело подходили люди, пытаясь поддержать и успокоить. С одной стороны, сейчас можно было направиться к ней - короткий разговор не вызвал бы подозрений у присутствующих. Однако, даже издалека Кейн видел, как в мелкой дрожи заходятся плечи, как женщина безуспешно пытается отвлечься на ребенка, как часто проверяет, не едет ли та самая машина. Ее состояние кричало о том, какое горе скрывается в хрупком теле. Уже осознала, еще не приняла, возможно даже не верит. Но ей обязательно станет легче после того, как она десять раз зайдется в истерике и упадет на колени перед опускающимся в землю гробом.
Рано или поздно ей станет легче.
Купер бы хотел, чтоб это облегчение наступило как можно быстрее.
- До начала не больше двадцати минут, - произнес мужчина, когда до ближайшего скопления людей оставалось около двухсот метров. - Пожалуй, сейчас не стоит заводить серьезных разговоров. Можно разделиться и послушать, о чем говорят люди.
И понять, кого из них можно выцепить после похорон.

+4

3

Она только кивнула. Разделиться было отличной идеей. Во всяком случае, куда лучше, чем появиться в этом столпотворении вместе. С одной стороны, она прекрасно понимала Купера, как прочие старательно избегавшего использования удаленной связи с "коллегами" по подполью. С другой, ему следовало понимать, что сам факт того, что они приехали сюда в одной машине, а сейчас будут делать вид, что едва знакомы, уже компрометирует их обоих. И честно говоря, она затруднилась бы сказать, что пугает ее больше: внимание спецслужб нового режима (а она почти не сомневалась, что все мероприятие будет тщательно зафиксировано, документировано и проанализировано теми, кому это предписано) или осуждающий взгляд ее отца? Оставалось лишь надеяться, что судья Соло, чью статную, с идеальной выправкой фигуру она заметила почти сразу, уделял своему собеседнику (в нем Ария признала Джозефа О'Тула, управляющего BPD) больше внимания, чем подъездным дорожкам.
- Сэр, - она вымученно улыбнулась О'Тулу, мысленно умоляя его не заводить разговор о том, "как же выросла Ваша дочь, судья...", - папа, мама тут?
- Разумеется, где-то здесь, - отец оглянулся, - мы все здесь.
Они и в самом деле были все здесь. Бостонцы в каком-то там колене, древняя кровь, такие же чопорные, надменные, упрямые и несгибаемо-твердые в своей уверенности, что этот город принадлежит только им. Так же как двести, и триста лет назад. На этот раз их собрала вместе смерть одного из них, смерть "своего". Благо бы, этот "свой" почил пусть скоропостижной, но понятной смертью - в автокатастрофе, от рака или как-то еще. Это было бы прискорбно, но допустимо. Но непонятная, ставшая предметом слухов и домыслов смерть высокопоставленного политика выглядела почти неприличной.
- Папа, - когда О'Тул отошел, она взяла отца под руку, радуясь возможности почувствовать себя просто чьей-то дочерью. Пусть на пару минут, - Джозеф ведь что-то такое рассказал, м?..
- Ты о чем? - рассеянно переспросил судья.
- О том, что случилось с... - она выразительно скосила взгляд на вдову у могильной плиты и медленно стекающимся к ней людям.
- Я-то думал, ты меня просветишь, - отец бросил на нее один из тех пронзительных взглядов, которые в детстве заставляли ее трепетать, - кому знать, как не полицейскому... Да еще вращающемуся в кругах... - тааак, надежды не оправдались.
- Господи, папа, я всего лишь сержант... - она знала, как невыносим для самолюбия отца ее нынешний социальный статус. Это был нечестный прием, но если уж надо было уводить внимание судьи Соло в сторону, то всякие средства хороши, - я вращаюсь в кругах патрульных, магазинных воришек, мелких наркодилеров и девушек по пятерке за час, - Ария надеялась, что в ее интонациях достаточно сожаления о прозябании на задворках мира, в какое превратилась ее жизнь после... После всего.
А разве это не так?
- Так О'Тул ничего не сказал? Быть не может, чтобы ты не заставил его проговориться. Неужели судья Соло теряет хватку?..

+3

4

На кладбище Святого Иосифа собрались, казалось, все, кто принимал участие в жизни города. Напрямую или косвенно влиял на шумные улицы, битком набитые дома и людей, снующих из одного в другое. Кейн был удивлен. Он не ожидал увидеть здесь столько народу. Его попытки пролить хоть каплю света на смерть своего бывшего "подопечного" не привели ни к каким ощутимым результатам, по крайней мере пока. Все чаще разговор от усопшего плавно переходил к бизнесу, Куперу начинали задавать какие-то рабочие вопросы, что в пятый раз чуть не вывело мужчину из себя. Но виду он, конечно, не подал - резко попрощался с собеседником и поспешил отойти подальше.
Встав под массивным деревом и достав из кармана небольшой портсигар, Кейн подкурился и окинул взглядом пришедших. Час Х неминуемо приближался, люди уже почти не приходили. Они, как послушные подопытные мыши, инстинктивно окружали трехметровую яму, подходя к ней все ближе. Один ненавязчивый шаг, другой, третий. Но никто не придавал этому значения там, в толпе. Об этом рассуждал только бизнесмен, стоящий метрах в двухстах на небольшом возвышении. В его сторону поглядывал последний его собеседник, с каждым разом пытаясь скорчить все более виноватую мину. Чертов Коллинз уже который месяц бегал за Купером в надежде, что его молодая кровь и амбиции помогут ему получить хоть какую-то работу в бизнесе, связанном с недвижимостью. Наглости в этом пареньке было выше крыши, потому совсем не удивительно, что он решил воспользоваться удобным моментом и поднять тему своего трудоустройства на похоронах.
Кейн со злостью выдохнул сигаретный дым через ноздри и, пожалуй, взялся бы за следующую сигарету. Однако время пришло - в воротах показалась траурная процессия из шести человек. Над ними возвышался черный гроб. Постепенно обернулись все, и вдова, заметившая приближающийся конец, разревелась с новой силой. Маленького ребенка уже забрали и теперь она заламывала свои кисти, пытаясь побороть истерику. С этого самого момента  все внимание было приковано к происходящему у могилы, никто и не глянул в сторону Купера, который решил остаться отстраненным наблюдателем. Его цветы давно лежали среди сотни других и на этом свой долг он считал выполненным.
Минут через пятнадцать, во время начала речи священника, к бизнесмену подошел какой-то парень лет двадцати пяти от силы. Выглядел он очень молодо и было видно, что начать разговор для него оказалось крайне сложной задачей. Чтоб хоть как-то приободриться, он достал свою помятую пачку сигарет и попросил зажигалку - железная зиппо перекочевала из рук в руки.
- Благодарю, - парень кашлянул и вернул источник огня. - Меня зовут Билл Томпсон.
- Кейн Купер, - мужчина коротко кивнул.
- Приятно познакомиться с Вами в живую, - фраза насторожила, но мало ли, что слышал малец. - Я бы хотел поговорить с Вами о... О Вашем, так сказать, недавнем бизнесе...
После слова "бизнес" брови Купера сразу же поползи к переносице, а настроение стало максимально недружелюбным. Перед его взглядом до сих пор стояла физиономия Коллинза. Нового бойкого парня с предложениями взять его, как перспективного и амбициозного, терпеть хотелось меньше всего. Увидев резкую смену эмоций на лице собеседника, Билл быстро затараторил:
- То есть, если вы понимаете, о чем я. Недвижимость бывает разной. Я не поклонник небоскребов, чем ближе к земле - тем лучше... Да... Знаете, я работаю в Нью-Йорке, там это ценят больше.
Сквозь завесу казавшегося бреда, который продолжал выдавать малец, Купер все же смог понять его намеки. Как и крайне искусно завуалированную фразу о том, что он знает причину гибели того, кто через пару десятков минут навсегда опустится под землю. Теперь, поддерживая пространный диалог, мужчина пытался отыскать в толпе Соло. Еще совсем недавно он не упускал ее из виду, но сейчас, кажется, потерял.
"Главное, чтоб она не надумала себе лишнего по части конспирации. Весь город знает, что я с ней периодически консультируюсь, да и с ее отцом мы в хороших отношениях. Было бы лучше, если бы она тоже слышала то, о чем хочет рассказать Томпсон."

+3

5

Осторожность О'Тула, помноженная на осторожность судьи Соло в итоге давала один большой ноль. Впрочем, она и не питала особых надежд. Но сказано же: "стучитесь во все двери...", а всякий шанс должен быть использован.
Разговор плавно перетек в чисто семейный, чему весьма способствовало полное воссоединение семьи: Элизабет Соло наконец смогла пожертвовать своими общественными обязанностями ради того, чтобы обменяться парой слов с дочерью. С момента возвращения Арии в Бостон между ней и матерью воцарилось странное отчуждение: Элизабет смотрела на дочь странно, точно подозревая что-то. Ощущение это было настолько малоприятным, что Ария предпочла свести все контакты с матерью к предписанному приличиями минимуму. Хотя она вполне допускала, что холодность матери объясняется простым убеждением, свойственным всей семье Соло: с тем, кто относится к несчастному случаю, как к оскорблению, несчастные случаи не происходят. Тем более они не должны происходить с тем, кого по долгу службы готовили именно к тому, чтобы предотвращать эти самые несчастные случаи. Потому ранение дочери и гибель зятя вызывали скорее осуждение, чем сочувствие: и эти люди, не способные уберечь самих себя и своих любимых, берутся отвечать за нашу безопасность!.. Не удивительно, что мир перевернулся вверх дном, не так ли?
Так что при первом же удобном моменте Ария постаралась избавить родителей от своего присутствия, скромно смешавшись с толпой. В какой-то момент она оказалась на противоположном краю периметра, образованного слушающими утешительное слово священника (она усмехнулась мысленно - все же не настолько уж совершенна была стратегия Великого и Ужасного, коль он не озаботился тем, чтобы положить конец свободе совести окончательно). Ее взгляд, скользивший по лицам внимавших слову Божию (что уже само по себе было оксюмороном), остановился на Купере, с явным выражением страдания на лице слушавшего стоявшего рядом молодого человека. Атаковавший слух Капитана (как именовала его мысленно Ария) явно старался произвести на того впечатление, так что она заключила сама с собой пари, на которой минуте атакующий будет послан... кхм, в чертоги Локи... и насколько эффектно это будет. А завтра она поищет это парня в материалах полиции и будет, хотя бы примерно, представлять, что тому понадобилось от Купера.

Отредактировано Aria Solo (2017-08-20 18:06:08)

+2

6

Все эти игры в богов - вечная идея искупления одинокого человечества. Не сотвори себе кумира - сотвори сверхчеловека.
Еще год назад на похоронах пузатый священник в черном с различной атрибутикой восславлял Господа, Бога и иже с ним. От одной религии к другой менялись традиции, поминальные молитвы и речи, обряды и убранства. Недостижимость Всевышнего оставалась неизменной.
Теперь статный "священник" в зелено-золотых скромных одеяниях толковал об устройстве Девяти миров и месте Мидгарда во всей этой вакханалии. Рассказывал о Хельхейме, владычице мира мертвых, о том, как туда попадают покойники и на что похоже их последующее существование.
В общем, нес какой-то бред.
Купер краем уха улавливал эти речи, и они вызывали в нем легкое раздражение. Вам лишь кажется, что религия изменилась в корни, что она теперь одна. Нет. Разнообразие давало повод не усомниться, а найти свою истину. Какой же стала религия при живом боге?
Это преклонение перед кумиром, не более.
Мужчина сделал весомое усилие, переключая свое внимание на Томпсона, который до сих пор слабо справлялся с волнением, то и дело зыркая по сторонам. Слова "срочно", "сегодня", "нельзя тянуть" проскальзывали в его речах слишком часто, но и дураку было понятно, что говорить с ним нужно без отлагательств и в другом месте.
Гроб опускали очень медленно. Вдову держали за плечи. Она рыдала с таким надрывом, будто пыталась выреветь свою душу, а заодно и все жизненно важные органы. Дети равнодушно наблюдали за происходящим на почтенном расстоянии. Люди, окружавшие прямоугольную яму, казались одним черным месивом.
Спустя двадцать минут присутствующие начали открывать зонты - дождь не заставил себя ждать. Еще немного, и все начнут расходиться, оставляя могилу в окружении цветов и траурных лент.
Зонт Кейна остался в машине, но толстая крона дерева справлялась с тяжестью первых капель. Билл молчал уже минут семь - ждал вердикта. Для него оставалось два варианта: либо он попал в точку и его выслушают, либо он ошибся и только что сдал себя с потрохами обычному человеку, который в ближайшие двадцать минут предаст их замысловатый диалог полиции.
Купер видел огромную проблему в том, что нью-йоркское Сопротивление шифруется и прячет головы в песок, не выходит на контакт и не собирается его устанавливать. Этот малец был достаточно смышленым для того, чтоб повезти ценную информацию в соседний город, рискнуть найти другую ветку организации, в которой состоял.
Правда, его "отвага" не отменяла того, что он мог уже несколько десятков раз наломать дров.
Хорошо, что до главы бостонского Сопротивления он добрался целым и невредимым.
Люди начинали потихоньку расходиться, отделяясь от общей массы в небольшие скопления черных точек. Купер достал телефон, набрал пару слов и уже через минуту двигался в сторону своей машины, щурясь от усиливающегося дождя. Томпсон держался на приличном расстоянии, но не отставал.
В сообщении, адресованном Арии, был указан адрес заброшенного гаража, где в лучшие времена сдавали в аренду автобусы. Район Дорчестер, в сорока минутах езды отсюда, если трафик не обездвижит дороги. Там, без лишних ушей и глаз, можно послушать единственного человека, который хоть что-то знает о загадочной скоропостижной смерти второго заместителя советника Локи.

+2

7

Прекрасно. Просто прекрасно.
Дот*, заброшенный гараж, битое стекло и грязь - все будет просто идеально сочетаться с трехдюймовыми каблуками, строгим траурным костюмом и блузкой из натурального шелка. И, само собой, исключительно в целях соблюдения конспирации Купер уехал на своей машине - той самой, на которой он ее сюда привез.
Вот же!..
Однажды я его убью. И мне за это ничего не будет.
Пока ее взгляд пытливо скользил по припаркованным у ворот автомобилям, мысленно сцена явления новой Юдифи с Арией Соло в главной роли была поставлена, отрежиссирована и отыграна в деталях.
Искомое нашлось в ярдах ста через дорогу: скромный, неприметный пикап с забрызганными грязью номерами, в котором клевал носом лысоватый мужчина вполне семейного вида.
Оглянувшись по сторонам, она торопливо (дождь подгонял) направилась к пикапу.
На стук в стекло мужчина оглянулся и присвистнул:
- Bay! Да ведь это Соло!
Она передернула плечами.
- Подкинешь, Бакстер? Или твои дела тут еще не закончены?
- Садись, - дверца перед ней радушно распахнулась. И вовремя - дождь хлынул с новой силой.
- Шикарно выглядишь, Соло, рядом с тобой я выгляжу оборванцем...
- Ты женат, Бакстер, и мы с тобой коллеги, так что ответ сразу - нет! - она устроилась на переднем сидении, - но если ты меня подвезешь, я так и быть не стану звонить твоей жене.
Бакстер состроил скорбную мину и завел мотор.

... - Ты же понимаешь, что порядочной белой девочке нечего делать в этом районе? - Бакстер, несмотря на всю придурковатость тона, говорил вполне серьезно. Она посмотрела в окно: за стеклом проплывали стены из красного песчаника и бетонные заборы промзон, покрытые километровыми граффити.
- У порядочной белой девочки есть большой черный пистолет, - она чуть отвела локоть, давая Бакстеру увидеть ремень портупеи. Тот кивнул, но не скрывая сомнений. Она и сама сомневалась бы в своей вменяемости, если бы не одно "но".
- Брось, Бакстер, все в порядке,- насколько это возможно весело улыбнулась она.
- Назад как?
- Вызову такси. Спасибо, Бакстер. С меня причитается, - она выбралась наконец на мокрую, грязную мостовую и помахала водителю. Дождавшись, пока пикап исчезнет за углом, она чертыхнулась и направилась в проход между двумя обветшалыми зданиями. Судя по всему, она добралась сюда первой - спасибо водительским талантам Бакстера - но, видит Бог, она бы предпочла опоздать. В конце концов, я же девушка, а вечно прихожу вовремя, будто и не девушка совсем, как сетовала в далеком прошлом ее подружка по колледжу.


* сокращенное именование Дорчестера

+2


Вы здесь » Loki's Army » Бостон » 17.10.2017 Поминальная молитва


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC