Наша группа ВК
Таймлайн

Vesta : Ramirez
Kravetz
Добро пожаловать в прекрасный Мидгард, который был [порабощен] возглавлен великим богом Локи в январе 2017! Его Армия долго и упорно шла к этой [кровавой резне] победе, дабы воцарить [свои порядки] окончательный и бесповоротный мир для всех жителей Земли. Теперь царство Локи больше напоминает утопию, а люди [пытаются организовать Сопротивление] счастливы и готовы [отомстить Локи и его Армии за их зверства] строить Новый мир!
В игре: 12.2017 | NC-21 | Эпизодическая система

Loki's Army

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » For god's sake, run


For god's sake, run

Сообщений 1 страница 10 из 10

1


For god's sake, run


http://ad009cdnb.archdaily.net/wp-content/uploads/2012/05/1336756413-blade-runner2-528x343.jpg


A.N. (by Haiya Kravetz), Rolery (by Tigra Linus)


Время

Место

starting: 20.43 p.m.
12.04.2231'

Жилые круги Города-2, внешний подуровень Интерфейса


Сюжет


В мире, где реальность расслаивается и делится на уровни, нет места инициативе. Слово "свобода" превратилось в фикцию, а "виртуальный" - в насущную потребность сегодняшнего дня. У нас не осталось ни веры, ни выбора: существуют единицы, способные отличить правду окружающего от плода воображения подключенного к компьютерной сети сознания - а, может, нет даже таких.
Не выделяйтесь. Ассимилируйтесь. Соглашайтесь.
Потому что Интерфейс всесилен.

Отредактировано Haiya Kravetz (2015-05-13 08:14:17)

+1

2

[NIC]A.N.[/NIC]
[STA]жертва # ERROR[/STA]
[AVA]http://sh.uploads.ru/UKtig.jpg[/AVA]Смог и дым, выхлопные газы, гниль альфаторов, горелые шины и треснутый асфальт. Волна запахов бьет по обонянию. Город-3 чужой и холодный, дышит упадком и разложением, тянет стальные клешни. Хочешь схватить за горло? Попробуй сперва догнать, уродец.
  Жертва бежит быстро, жертва должна бежать. Направо, налево, направо, через переход, через взбугрившееся чрево перекопанной траншеи переулка. Вниз, вверх. Через гору металлолома, сквозь арку, по шаткой железной лесенке на крышу. Быстрее, быстрее, быстрее. Сколотый кирпичный край так и манит, один шаг вниз – и гонка закончена. Но это не сработает, потому что это не по правилам. Жертва должна хотеть жить. Жертва должна пытаться спастись. Тебя выбрали. Значит – беги. Быстрее. Быстрее. Быстрее.
  Кислорода в легких  - мало, слишком, хватай ртом воздух, еще один радиактивный вздох. Торопись. Через узкие пролеты, по гремящей черепице, подошвы скользят – осторожно! Жертва неловко взмахивает руками и падает на спину, на заднице съезжает по покатой крыше, протертые джинсы собирают пыль, и сор, и птичий помет. Приземляется на горы мусорных пакетов – тупиковый переулок, черный ход одного из домой призывно светится дверной щелью. В жилые дома нельзя, это тоже против правил, но с той стороны переулка выход уже блокирован  - она не видит, но знает, западня слишком проста. Тебя выбрали, но чем дольше ты борешься, тем больше призрачный шанс на.. На что-то. Беги, не думай, жертва должна бежать. Интересно, кому-нибудь хоть когда-то помогала эта мантра? Она мечется в нерешительности – долю секунды, задумчиво кусает щеку, рот наполняется солоноватым привкусом железа. Интересно, в какой момент тебе успевают вживить весь комплекс правил игры? Кто-то когда-то успевал задумываться об этом прежде, чем оканчивалась гонка? Вряд ли. Пока ты бежишь, думать не хватает сил. А после нет ничего. Интересно, кто-то когда-то нарушал правила? Не узнать. Ведь никто не возвращался.
  Город – крысиный лабиринт, город – клетка, в которой каждый выход – ловушка. Против правил. На пороге дома тело прошибает мощным разрядом - так действует нейрошокер в Клиниках – но она крепче сжимает зубы и вышибает ногой хлипкую дверь. Усмиряющий разряд парализует только в первый раз, на пятый/десятый тело уже привыкает. Они об этом не знают, потому что каждый из категории мятежных, на которых раз за разом применяют это «лечение», умело разыгрывает впервые испытанный шок. Но она больше не в клинике, она – жертва, и если выход действительно существует, в борьбе все средства хороши.
Вывод №1: Игра пластична. Правила возможно нарушить.
  Она несется сквозь длинный коридор постройки, где-то хлопают двери, где-то орут допотопные телевизоры. Маленькие усталые женщины с кастрюлями и тазиками, дети в тряпье и старики, гремящие костылями – жертва расталкивает толпу острыми локтями, проталкиваясь вперед. Жильцы удивленно раскрывают рот – и тут же лица снова принимают отрешенное выражение; они забывают ее в доли секунды.
  Вывод №2: и погоня, и жертва не включены в реальность Города. Кто из них является проекцией – она или массовка? Есть два параллельных совмещенных потока, и один из них точно является призрачным.
  Жертва бежит, потому что жертва должна бежать. Крыска в лабиринте, крыска в западне, не ведись на запах сыра. Беги туда, куда нельзя, беги туда, где трещина в стене правил подарит тебе надежду. Можно ли сломать игру? В келье-капсуле клиники были 23 часа в сутках на планы бунта. Здесь времени больше нет ни на что, кроме грохота шагов и отчаянно бьющегося в грудине сердца.
  Бесконечность коридоров обрывается, жертва толкает очередную дверь – и врывается во второй подпласт города.
  Вокруг – сплошь неон, неон и огни, смеются пластиковые лица рекламы с таблоидов небоскребов, широкие тротуары несут человеческие поток, разделенные рекою автострады. Она видела Город-2 только в клипах-экранках, многомиллионный, суетящийся, не останавливающийся ни на секунду. Над головами, десятками метров выше, по второму и третьему над-уровням скользят бесшумные скайборды и аэромобили.  Четвертый над-уровень расчерчен подсветкой воздушных путей экспресс-доставки, а выше, под черным куполом, прокручиваются рекламные ролики в ярких вспышках светодиодов.
Нет времени восторгаться, нет времени удивляться, нет времени анализировать. Если через зараженный подслой Города-3 можно прорваться в жилые кварталы Города-2, можно ли отсюда найти лазейку в координационный центр власти Города-1?
  Она бежит, и человеческий поток смыкается за ее спиною: невидимая жертва спасается от невидимой погони. Двигаться все труднее: здесь воздух чище, освещение ярче, иные температура, давление и влажность. Это тело не привыкло к таким условиям, шум бьет по ушам, в глазах рябит, ноги начинают заплетаться. Мимо проносится передвижная закусочная – от запахов жареного масла, мяса и специй желудок словно выворачивается наизнаку, к горлу подкатывает тошнота. Она на секунду тормозит перед зеркальной витриной, чтобы удивленно поймать собственное отражение. Вытертые колени брюк, майка болтается, как на вешалке; сбитые локти и пальцы в кровавых заусенцах, поникшие худые плечи, острые скулы и выпирающие ключицы; белесые брови, большие, настороженные глаза, порядковый номер на выбритой половине черепа и неприметная татуировка участника игры на правом запястье. Вряд ли кто-то из горожан когда-либо видел игрока в реальном обличье. Они и теперь ее не видят. Город течет мимо, но еще быстрее утекает время.
  Вперед, вперед, вперед. Жертва втесывается в людской поток, и вместе с ними ее выносит на залитую огнями площадь. Трёхъярусный фонтан по центру извергает разноцветные струи, визжит и орет музыка из мегафонов, припадочно пестрят калейдоскопами развлекательные платформы. Но среди всего этого шума и сполохов, среди кишащего человеческого бульона, одна-единственная вещь приковывает внимание и заставляет ошарашено оцепенеть, на краткие мгновения забывая о непрекращающейся погоне.
  Взгляд.
Смотрящий. Прямо. На нее. Взгляд.
На блаженную долю секунду она перестает быть жертвой. Девушка-призрак с глазами загнанного зверя перестает быть призраком.
Потому что горожанка, выхваченная светом прожектора на углу одного из уличных кафе, продолжает гипнотизировать ее замершую в оцепенении фигурку. И, без сомнения, она ее осознанно видит.

Отредактировано Haiya Kravetz (2015-05-02 06:59:15)

+4

3

[AVA]http://sg.uploads.ru/mCZsw.png[/AVA][NIC]Rolery[/NIC][STA]В поиске понимания[/STA][SGN]Все вы расцвечиваете реальность в соответствии со своими средствами наблюдения за ней.[/SGN]Дефективна,  значилось в ее личной ID карте,  - корректировке не подлежит. Это не означало,  что девушка была больной или умственно отсталой. Ролери относилась к тем людям, которые не могли подключиться к Интерфейсу. Таких как она было зарегистрировано всего несколько.
Ролери ничем не отличалась от других людей,  но имела ограниченные возможности коммуникации и доступа к Сети. Что бы совершить покупку или записать мысль,  девушке приходилось пользоваться голосом и физическим доступом. Ее это не слишком обременяло. Да,  она была не подключена к системе и работу было найти сложнее,  Ролери подозревала даже,  что обладает огромным преимуществом - наверняка все мысли считываемые с мозговых волн где-то фильтровались и кем-то проверялись. Но не ее. При таком тотальном контроле,  подобных ей не любят. Но она никуда не вмешивалась,  не высовывалась и девушку е трогали.
Наверное из-за своего дефекта Ролери столь живо интересовалась всем окружающим. Лишенная виртуального доступа к Интерфейсу и всем его преимуществам,  Ролери видела реальность чуть иначе,  чем другие. Иным для нее был дождь,  иначе она видела события. Люди же на реальность едва обращали внимание, даже под ноги не смотрели - их направляла система навигации,  если бы они сбились с пути. Ролери приходилось заботиться о себе самой.
Сколь же велико было удивление девушки,  когда среди снующего людского потока она увидела осмысленный и живой взгляд. Она никогда не видела себе подобных - не подключенных,  их специально держали друг от друга подальше. Откуда же взялась эта девушка? В ее зрачках замерла паника и безнадежность. Словно затравленный зверек была эта девочка среди равнодушного к ее беде людского потока. Если ее заметят,  то сразу же сообщат в нужную инстанцию. Ролери не знала,  что ее там ждет. Но отчего-то же она бежала. Может и ее саму ждет та же участь? Незнакомку просто необходимо увести с глаз толпы и расспросить. Но первую минуту Ролери смотрела на нее удивленно и растеряно,  словно на приведение. Хотя… Именно на приведение она и была более всего похожа - худая,  бледная, в рваной и грязной одежде.
А люди шли мимо,  обходя незнакомку,  как вода обтекает корягу. Занятые своими мыслями и погруженные в прекрасный виртуальный мир. Потери даже не знала как видят их глаза - может для них все иное вокруг,  созданное для них виртуальной реальностью? И там где она видит голую бетонную стену здания, эти люди могли видеть чркую рекламу или произведение искусства… Она не знала и никогда не узнает.Ходили слухи,  что для дефективных выпустят специальные импланты,  что бы и они могли полноценно сосуществовать в гармонии с Сетью, но Ролели сомневалась - какой смысл делать это ради нескольких людей?
- Идем, - голосом не терпящим возражений,  позвала Ролели незнакомку,  поманив за собой. Она хотела увести ее в укромное место. Безопасное. Где можно поговорить. Единственным таким местом,  которое она знала,  было ее жилье. Не обладая связью с Сетью и не имея возможности общаться с Интерфейсом,  ей просто не было смысла устанавливать в квартире коммуникации связи с ним. Ролери выделили специальное устройство,  вроде костыля - маленького левитирующего бота,  который должен был частично компенсировать ее дефективность,  но он пришел лишь утром - девушка еще даже не успела распаковать его и изучить.
Квартира у нее была маленькой - крохотные кухня,  коридор и ванная с туалетом,  да небольшая комната,  в которой она и спала и могла бы принимать гостей,  если бы у нее были друзья. Мебель была старая,  раритетная. На современную у Потери не хватало средств,  ведь из-за своей неполноценности девушка не могла найти хорошую высокооплачиваемую работу. А еще у нее было несколько книг. Бумажных. Ее особая гордость и сокровище. Кроме нее,  правда,  никому более не интересное. Сюда-то она и пригласила странную незнакомку.
- Эй, - позвала она,  снова - здесь безопасно. Никто тут не живет,  кроме меня. Заходи. У меня есть чай. Ты любишь чай?
На самом деле Ролери с ходу хотелось расспросить,  кто она такая,  почему испугана,  откуда взялась… Но воспитание и чувство такта требовали потерпеть хотя бы пару минут.

+3

4

[NIC]A.N.[/NIC]
[STA]жертва # ERROR[/STA]
[AVA]http://sh.uploads.ru/UKtig.jpg[/AVA]
Горожане никогда не выпадают из Сети. Ни-ког-да. Так, по крайней мере, она думала до этого. Так думали все мятежные – единственные, кроме координаторов, кто сохранял способность ставить вопросы, анализировать и обобщать факты, направляя мысленные процессы на что-то кроме программного алгоритма. Этим они, бунтари, и отличались, поэтому их и  держали в круглосуточных капсулах под тройными пластами надзора. Поэтому из их числа и набирали жертв для Игры. Они были опасны своими вопросами, своими выводами, своими догадками об устройстве Городов и о Сети. Считалось, у мятежных есть все ответы, которые только можно собрать за спинами координаторов – больше информации, чем у всех горожан и тестируемых, вместе взятых. Считалось? Но с начала Игры она выяснила больше, чем за последние пять месяцев напряженной ментальной борьбы с фагоцитами мозговых волн и автоматическими ботами Интерфейса. Может, все совершенно не так, как им представлялось. Если бы она могла вернуться и рассказать остальным, если бы только… Но с Игры никто не возвращался. Никогда. Это невозможно – ни физически, ни через слэш-пространство.
Жертва будет уничтожена. Или найдет выход. И если только этот выход действительно существует, ведет он за пределы доступа сети – а, значит, за пределы трех Городов.
Она схватила незнакомку за руку. Да, так и есть – не подключенная к сети биоформа; жертва почувствовала, как сбился ритм погони. Игра поставлена на паузу; система контроля сбоев наверняка пустила в эту секунду рекламный блок. Жертва мысленно усмехнулась – за этот сбой охотники наверняка потеряют несколько десятков баллов.
  Девушка-аномалия с глазами цвета кофе позвала ее за собой. Жертва последовала молча – какими бы мотивами не руководствовалась незнакомка, она не знала, что ее уже подставили. Жертва молчала, тихо и сосредоточенно разрезая людской поток вслед за поводырем. Когда пытаешься спасти свою жизнь, чужие теряют прежнюю ценность.
Пока есть время – минут двадцать, может тридцать, вряд ли им понадобится больше. На пальцах жертвы остался призрачных слой чужого эпидермия, даже секундного контакта достаточно, пара мертвых клеток с чужим геномом  - контролирующая ее система считает его, раскодирует, встроит в новый код и Игра продолжится, вот только слежка будет идти уже за обеими. Пока что это не имеет значения. Пока что техническая заминка даст жертве короткую передышку.
Этого никогда раньше не было. На ее памяти технические неполадки в Игре возникали всего раз или два. Это сильно снижало очки охотникам, но Игра неизменно продолжалась. Охотники всегда выигрывали. Чем были вызваны те заминки? Ведь в Город-2 еще не прорывался никто. Значит, есть и другие способы сбить систему со следа?

«Келья» горожанки. Комната, санузел, пищевой отсек. Она видела квартиры на экранах - в коротких социальных роликах о городской жизни, в рекламных паузах между обучающими блоками. Вот так, спокойно, вживую – ни разу, хотя реальность не особо отличалась от вложенного представления. Жилье примерно в семь-восемь раз больше ее  однотонной белой капсулы из антиударного стекла и пластика, до отказа напичканной сетевой начинкой: стимуляторами, нейрорешетками, датчиками контроля.
Она вошла, не оглядываясь, быстро села на ближайшую подходящую поверхность – это тело считало себя настоящим, мозг подавал соответствующие сигналы о том, как должно оно себя чувствовать после длительного забега. Мышцы ног, непривычные к нагрузкам, болели, дыхание выравнивалось, сердце колотилось где-то в горле. В затылке тянуло и зудело ощущение какой-то выхолощенности, пустоты без привычного блока надзора. Она пыталась вычислить, сколько времени еще будет длиться слепое пятно Игры – десять, пять, минута?
Тем забавнее – вместо того чтобы нестись сломя голову в попытке найти крысиный лаз из лабиринта, она сидит в чужом доме, в самой гуще муравейника сетевых марионеток, всерьез раздумывает над странным вопросом, который самой хозяйке кажется, по всей видимости, элементарным.
- Чай? – она сосредоточенно  заглянула в собственные ощущения, недоуменно моргнула. – Я не знаю.
Чай – собранные, ферментированные и высушенные листья куста Camellia sinensis семейства Чайные. Зачем их можно любить? Не больше, чем кору баобаба или корень тополя.
Однажды в ролике она слышала слово «чайный напиток». Ей никогда и задумываться не приходилось о его вкусе. Ежедневные белково-протеиновые и витаминные коктейли всегда одинаковы и лишены элементов, возбуждающих вкусовые рецепторы. Конечно, тестируемые знали, что такое вкус в принципе. Мятежные знали о нем лучше. У собственной крови есть вкус. У резиновых перчаток усмирителей есть вкус. У эмоций есть вкус тоже. Вкус ярости. Вкус страха.

- Как твое имя? – жертва встала, вытягиваясь прямо, удобно затянула ремень брюк; подошла к раковине – вода оказалась непривычной температуры - зачесала мокрыми пальцами волосы набок и заправила за ухо. – Здесь нельзя долго оставаться, Ролери. Я не знаю, как ты вырвалась из-под надзора, но общегородской Интерфейс – детская игрушка по сравнению с тем, что значит настоящий контроль Сети.
  Татуировка на запястье зачесалась, внутри по венам пробежал псевдоэлектрический разряд.
- У меня нет имени. Я – тестируемый экспонат A. N. 370902, - она задумалась, невольно пытаясь подстроиться под компромисс нового знакомства. Она не привыкла и не умела общаться с людьми. Проекции слэш-пространства и сволочей-координаторов людьми назвать были трудно.
- А-Н. Ана. Зови меня Анной.
Она чувствовала, почти физически чувствовала, как активируется пространство под кодами-поисковыми запросами ищеек, как охотники снова берут след. Двери – первыми они блокируют двери, это самое простое в алгоритме.
- Надо бежать. Сейчас.
Окно не поддавалось, заклинила обыкновенная щеколда – жертва разбила его какой-то тяжелой металлической бытовой принадлежностью, названия которой не знала. Наружу с мелодичным звоном посыпались осколки; края наружных труб казались скользкими но достаточно прочными, по крайней мере размером подходили под ширину женской ступни.
- Давай же! – она вылезла, цепляясь пальцами за избитые временем бетонные сколы стен. Сетевые марионетки видели на этом иззубренном полотне только пестрые голограммы реклам.
- Скорее. Главное – бежать, бежать и не останавливаться. Не оставлять меток, петлять, понимаешь? Если нас догонят… нас уничтожат.

+1

5

[AVA]http://sh.uploads.ru/qabNL.jpg[/AVA][NIC]Rolery[/NIC][STA]В поиске понимания[/STA][SGN]Все вы расцвечиваете реальность в соответствии со своими средствами наблюдения за ней.[/SGN]
С бесконечным интересом наблюдала Ролери за незнакомкой, еще не зная и не задумываясь, что это может быть опасно. Она вообще имела очень смутные представления об опасности и страхе, но знала все об одиночестве.
Незнакомка была странной абсолютно во всем. Она выглядела усталой, испуганной, совершенно отличной от всех, кого до этого времени встречала Ролери. Она не знала что такое чай. Вела себя странно. Говорила странно и о странных вещах. За всю свою жизнь Ролери не приходилось сталкиваться с чем-то или кем-то выходящим за рамки стандартной жизни, кроме нее самой.
И только-только гостья назвала свое имя... Только Ролери хотела основательно ее расспросить, как та заговорила о побеге. Почему? Почему она вообще была испуганной? От кого бежала? Куда бежала?
- Почему? - все, что спросила Ролери, не понимая. Наверное, в этом вопросе было вложено куда больше, чем могло показаться на первый взгляд. Столько вопросов сжалось в одно короткое слово - почему? Почему она? Почему привычная ей жизнь рушится? Так много почему. Так мало времени.
Незнакомка, нет, Анна - так она себя назвала и было понятно, что это не ее настоящее имя, совершила то, о чем Ролери и помыслить не могла - акт физического разрушения. Никто так не делал и никогда! За это строго наказывали. А это значит, что ее - Ролери, оштрафуют, а может и закроют. Других людей наказывали определенными ограничениями доступа к сети, что было для них смерти подобно, но она не была подключена. Службе правопорядка и спокойствия граждан придется постараться, что бы придумать ей наказание.
Только вот, все оказалось сложнее и хуже, чем Ролери ожидала. Девушка не понимала, почему должна бежать вместе с Анной. Ее пугали предстоящие санкции за поврежденное имущество, пугали настолько, что она забыв о благоразумии, не размышляя, последовала через разбитое окно наружу, сделав этим изгнанницей и себя. Так она думала, не догадываясь, что стала ей, лишь заговорив с этой девушкой.
Минутой позже, с трудом пробираясь по узким трубам, на которых едва умещалась нога, цепляясь за что-то, Ролери думала, зачем она это сделала? Ведь могла же объяснить, что это нее вина. Ведь остались биологические следы. Ей бы поверили. Зачем она последовала этому порыву? Даже вещей с собой у нее не было никаких, да она и не задумывалась о том, что они ей нужны. Ролери всегда могла вернуться домой и взять все, что нужно. Она никогда не покидала свое жилье надолго. а если что-то требовалось, это можно было купить одним касанием ладони. Этот мир был прост и не требовал сложных решений. Не нуждался в вопросах. Что бы в нем жить, нужно немного - не задавать вопросов и следовать правилам системы. Она нарушила...
Не отведав вкус страха, не вкусив все прелести жизни изгоя, не отведав роль жертвы, Ролери не воспринимала происходящее достаточно серьезно. Голод, жажда холод, боль, усталость, злость - эти и многие другие понятия были совершенно неизвестны девушке. Побег казался ей почти игрой, она думала, что если захочет есть - купит. И вернется домой раньше, чем ее средства иссякнут. Но с каждым шагом, с каждым ударом сердца, страх пропитывающий все существо Анны, заражал и Ролери. Каждый шаг порождал вопросы и на них не было ответа. Может и был, но не хотелось его признавать. Легче было отмести. В какой-то момент, чуть не сорвавшись, девушка начала осознавать то, что сделала. И оказавшись внизу, впервые не знала куда идти, ведь она даже не знала какая опасность ей грозит.
- Почему мы бежим, кто ты? Кто? Что ты сделала? - Ролери остановила Анну, удерживая за плечи, глядя ей в глаза, с нетерпеливым, требовательным ожиданием. - Почему я должна бежать вместе с тобой!?
Мир Ролери был шатким и стоял на краю пропасти, стал еще более шатким, когда девушка встретилась взглядом со странной незнакомкой и, наконец, сделал огромный шаг вперед, в бездну, в тот момент, когда Ролери выбралась через разбитое окно. Ее мир рухнул. Пути назад не было. Что бы там ни было впереди, она это понимала, к прежней жизни ей не вернуться. Никогда. Ей даже не дали времен подумать. Да хотя бы испугаться. С этого момента времени не было вообще, только бесконечный бег в неизвестность.

+2

6

[NIC]A.N.[/NIC]
[STA]жертва # ERROR[/STA]
[AVA]http://sh.uploads.ru/UKtig.jpg[/AVA]
Она любила вопросы. Любила ставить их и добиваться ответов. Она любила спрашивать и не любила отвечать, когда спрашивают другие. Другие всегда были врагами, и дать честный ответ означало смириться с поражением.
Сколько баллов она бы набрала за навыки общения? Немного, пожалуй. Слово «друг» было еще одним клише рекламных роликов. Все бывшие «напарники» остались в стенах капсул дожидаться своей участи в Игре.
Она должна помочь себе, помочь им всем. Если одна жертва найдет выход, смогут найти и другие. Но для этого этот выход должен существовать.
Не каждой жертве попадается внесетевой горожанин с благими намерениями и помыслами чище младенца в удивленном взгляде. Где вечная гонка за благами и удовольствиями? В глазах любой из марионеток сети не найдется ничего кроме пустоты и алчной зависимости от городского обывательского распорядка. Больше денег, больше удовольствия. Больше трат, больше кредитов. Больше безопасности, больше бессмысленности. Свиньи, кайфующие под наркотиком, не замечая, что живут на бойне.
- Сюда, вниз, - она увлекла Ролери в арку за секунду перед тем, как один из нижних карнизов обрушился в аккурат на место, куда та планировала приземлиться. Гигантский кусок стройматериала рассыпался в крошево и тут же исчез, не оставляя ни следов, ни обломков. Люди скользили, ехали, передвигались по земле, по воздуху и по автоматическим боковым монорельсам; они ничего не замечали.
- Ты теперь невидимка для них, - коротко буркнула жертва, хватая девушку за запястье и протаскивая ее за собою в проем, ускоряя темп бега; асфальт под ногами начинал прогибаться и плавиться, шипел кислотою и норовил втянуть в себя, расщепляя заживо. Жертва.. Анна. Новое имя сидело как-то неловко, словно не по размеру сшитая униформа, доставшаяся от прежнего владельца. И все-таки оно было необходимо – придавало пусть иллюзорную, но все же относительно точку опоры на собственную индивидуальность. Индивидуальность? Забавно, долго ли она прослужит той, кого с минуты на минуту расщепят в атомарную пыль. С новой знакомой за компанию.
- Ты не должна бежать со мною. Можешь оставаться здесь и ждать игровой зачистки. Как по мне, довольно болезненный способ самоубийства, - она отцепила от себя руки Ролери, вскинула голову вверх и, словно увидев внезапно что-то, невидимое чужому глазу, припала к земле и потащила девушку за собою, перекатилась и вскочила в нескольких метрах левее.
- Смотри! Смотри же! Ты видишь? Ты должна видеть! – она взволнованно зашипела, указывая пальцем на быстро исчезающий фантомный след на бетонных плитах вымощенной улицы: глубокие темные борозды, похожие на следы металлического ковша-кошки, уже через пару секунд испарились, никогда не существовав.
- Представь себе самую бессмысленную, самую жестокую и принципиальную игру, основанную на прототипах древних компьютерных квестов Ушедшей Эпохи. Представила? Есть Охотники, они должны пройти свой тест. Есть Жертвы, они должны быть уничтожены. Я – Жертва. И я собираюсь нарушить их правила.
  Анна чувствовала, как сменили преследователи тактику. Чувствовала, как эта заминка заводит их обеих в ловушку. Чувствовала, как широким кольцом перекрываются переходы и ходы, накидывая на их локацию смертельную петлю.
- Нам нужно в гущу толпы. Даже призраки могут натворить бед. Они не пожертвуют сотнями горожан. Наверное… Хотя даже это вряд ли их остановит.

  Две девушки, выпавшие из идеально отлаженной сети комбинаций, врезались в пешеходный час-пик как бесконтрольные ионы в мирное царство гармоничных молекул.  Анна не надеялась спрятаться. Только выиграть время. Только выжить пару лишних минут в слепой надежде на проблеск более продуктивного плана.

+4

7

[AVA]http://sh.uploads.ru/qabNL.jpg[/AVA][NIC]Rolery[/NIC][STA]В поиске понимания[/STA][SGN]Все вы расцвечиваете реальность в соответствии со своими средствами наблюдения за ней.[/SGN]Ролери не знала правил игры, в которую оказалась вовлечена. Да что говорить, до этого дня она не знала об этой игре ровным счетом ничего и сейчас еще не совсем четко понимала, что произошло. Новая знакомая увлекала ее за собой, не дав толком что-то сообразить, подумать. Говорила странные и непонятные вещи. Ролери не привыкла бегать. Широким кругом общения девушка так же не отличалась, не имея возможности подключиться к общей сети. Когда-то она сильно жалела об этом, переживала не видела будущего. Потом привыкла. А не так давно нашла свое очарование в такой жизни и свой уникальности. Но друзей ей это не прибавляло. А людям на ее обращали сейчас внимания ровно столько же, сколько и обычно. Но видимо не все. Кто-то их преследовал, раз они так бежали. И это пугало до дрожи. Ролери никто никогда не преследовал.
- Я всегда невидимка для них, - на бегу фыркнула Ролери, краем глаза уловив мелькнувшую тень за их спинами. Показалось. Наверное.
- Куда мы бежим? У тебя есть план? - из фильмов и книг Ролери точно знала, что у убегающих всегда должен быть план, иначе ничего не получится.
Они бежали не останавливаясь, Ролери едва успевала смотреть вперед, что бы не споткнуться. Ей казалось, что земля уходит из под ног, но даже в голову не приходило, что это действительно может быть. Просто мерещится. Всякое. Просто мерещится.
- О чем ты? Какая зачистка? - не поняла Ролери. Ей не понравилось, как это звучит. Когда-то давно, она читала, делали зачистки крыс и бродячих животных. Сейчас их не было. Да ведь и они не животные. Неужели людей могут вот так просто зачистить Живых людей? Убить? УБИТЬ!? ИХ ХОТЯТ УБИТЬ? Но что она сделала? За что? Какая еще к черту игра? Она же даже не в сети...
От мрачных мыслей мрачными  и словно этого мало, пугающими новостями, отвлекла Анна. Анна - это имя фальшивило, звучало чуждо и совершенно не подходило ее новой знакомой. Впрочем, фальшивил весь мир, вся эта сеть, которой доверились и отдались люди. А они в свою очередь, считали чуждой ее - не подключенную, значит неправильную.
Теперь, благодаря Анне, Ролери поняла, что все что ей казалось - не казалось. Вокруг них действительно что-то было не так. Какая-то чертовщина происходила вокруг. Все, что Ролери, замечала краем глаза и списывало на обман зрения, было реальным. Реальным же? Она всю свою жизнь могла видеть лишь реальные вещи, а не все эти иллюзии, которыми окутали себя горожане. Но, через мгновение борозды в плитах уже исчезли. Ролери растерялась, не понимая. Это сводило ее с ума.
- Какого черта? Что это? Это... Это реально? - она же не должна видеть все эти оптические трюки, воздействующие на мозг. но сейчас она видела что-то. Гипноз? Может она вообще спит? Или... Анна, тем временем продолжала рассказывать, давая передышку уставшим ногам и готовым лопнуть легким. Ролери ее слушала очень внимательно. Как психиатр пациента. Только никода бы не смогла сказать, кто из них двоих кто. И заразно ли сумасшествие.
- Вы безумны! Все безумны. Все до единого, - тихо вскрикнула она, даже убежать у нее не было сил. Да и куда? А что если земля разверзнется прямо под ней? Прямо сейчас? Или там, куда она сделает шаг. Страшно было бежать. Страшно стоять. До чего же спокойно она жила, не зная правды, умалчивая вопросы. Ее книги были куда интереснее. Да и работать Ролери приходилось куда больше, чем остальным, что бы обеспечить себе жизнь.
И снова Анна потянула ее за собой, на этот раз в толпу. Тут хоть бежать не нужно   было.
- Ты хочешь много людей? Я знаю место, - взяла инициативу в свои руки Ролери. Уж чего-чего, а город она знала хорошо и поманила Анну за собой. Лучшим многолюдным местом был Общегородской и всевозрастной парк отдыха. Раньше она только мимо ходила, а теперь... Людей здесь была просто тьма. И еще больше развлечений для них. Можно даже было поменяться личностями друг с другом или умереть - говорили ощущения как настоящие и некоторые действительно умирали, потому что разум верил, что умер. но эти слухи только разжигали азарт толпы пощекотать себе нервы. В некоторые игры могла сыграть даже Ролери, но ее никогда на подобные эксперименты не тянуло. А еще здесь продавали еду - замечательную вкусную еду. И напитки. Желудок девушки согласно заурчал вторя мыслям девушки. Голодным далеко не убежишь, решила она, направившись в сторону аппетитных запахов.
- Ты голодна? - наверняка не откажется, думала Ролери. Им же надо затеряться в толпе? Значит и вести себя нужно, как толпа. Не выделяться и не привлекать внимание. Так она думала.

+3

8

[NIC]A.N.[/NIC]
[STA]жертва # ERROR[/STA]
[AVA]http://sh.uploads.ru/UKtig.jpg[/AVA]Она сбилась.
Не знала, как это произошло, но сбилась. Где-то была допущена ошибка – ее?  чужая? – и алгоритм нарушился. Она не могла бы точно сказать, в какой момент это произошло, но внезапное осознание полнейшей дезориентации ударило набатом по затылку, отозвалось слабостью в конечностях и на несколько секунд перехватило дыхание.
Осознание своей роли – все-таки какая-то определенность. В некотором смысле A.N. 370902 понимала – и понимание это было ей противно – что все они, и бунтари, и жертвы, и прочие забракованные тестируемые образцы были в сути своей ничем не лучше виртуальных машинизированных систем, которые с таким презрение отторгали. Как бы ни ценили они свою индивидуальность, свою копию человечности, пути и схемы, по которым работает их мышление, являются, по сути, теми же программными алгоритмами. Живые компьютеры. Интеллектуальные биороботы. Носители миллиардов нейронных комбинаций, действующий по одним и тем же принципам. Когда сбиваются программные настройки компьютера, он зависает. Когда сбились программные настройки Анны, она едва не потеряла сознание.
  Человеческая толчея окружала со всех сторон. Тонкогубые рты, оскалы улыбок, лающий смех и бессмысленных блеск глаз. В фокус  - взлет бровей, взмах ресниц, общий план - плотно колыхающаяся густая биомасса, содрогающаяся в эпилептических приступах эмоционального подъема. Гремел духовой оркестр, визжало техно, рыдал блюз, слепили глаза гигантские софиты, извивали змеи очередей к популярным симуляторам, вокруг которых воздух так и кишел испарениями неконтролируемого азарта. Общегородской парк был настоящим адом – или раем – для потребителей, но даже не толпа, не шум и не перегруз всех пяти чувств восприятия влияли на Анну.
Она сжала ладонь Ролери – резко, с неестественной силой.  Вокруг все гремело, орало, мигало, пестрело, но за всем этим балаганом в самой сути происходящего произошло корневое переключение фазы.
- Что-то не так! – приходилось кричать, чтобы слабый звук голоса мог пробиться сквозь рев мегафонов. От запаха горячей пищи и десятков остро-пряных соусов свозило спазмами непривычный желудок, но жертва только отрицательно замотала головой, настойчиво повторяя. Словно под гипнозом, вертя слова так и эдак, пытаясь облечь в словесную форму то, что никак не удавалось уловить на уровне внутреннего восприятия.
- Что-то пошло не так! Что-то неправильно!
Она больше не ощущала ритма погони – по крайней мере, не так остро, - и не предвидела манипуляций Охотников. Поверить в невозможное – вообразить, будто Игра внезапно и резко утратила свое значение, или, наоборот, приобрела гораздо большее, чем имела до этого.
- Они потеряли контроль, - фраза прозвучала настолько растерянно-жалобно, что Анне тут же пришлось перефразировать, чтобы пояснить:  - Я потеряла контроль.
Они не потеряли. Они… отпустили? Нет. Иллюзии свободы здесь даже возникнуть не могло. Мы перешли на новый уровень.
Толпа вокруг неожиданно взревела и загудела, взметнулись вверх тысячи рук, тысячи ртов распахнулись в восторженном крике, и какая-то мощная, призывная сила потянула их, потянула из всех. Волна биомассы ринулась вперед, увлекая за собою двух невидимок в сплошном человеческом потоке: не избежать, не вырваться. Вскоре впереди, над головами, над козырьками киосков и установками симуляторов, показался и сам объект их вожделенного безумия. Огромная, сверкающая сфера метров 30 в диаметре, пульсирующая и переливающаяся плазменными токами, мерцающая электроразрядами – она зависла в небе над толпою, как гигантский диско-шар, как прирученное солнце, и магнетическое поле притягивало себе эти восторженные взгляды, эти протянутые руки, как наркотик – подсаженного на иглу, как снизошедшее на землю божество – измученного религиозного фанатика.
Бывший тестируемый образец  A.N. 370902, первая жертва, прорвавшаяся сквозь уровни Города-2 и индивидуальное защитные биополя горожан, почувствовала тошноту, подкатывающую комок к горлу. Она знала, что ЭТО такое. Она поняла, что происходит. И, более того, кто стал причиной происходящего.
- Это чудовищно, - тихий хрип с пересохших губ, и осознание, бьющееся жилкой где-то в подкорке, развертывающее мысленную картину того, что происходит здесь и там одновременно, и того, что будет происходить – с ближайшие несколько минут.
Игра не прекратилась. Игра вышла на новый уровень. Всегда достаточно было одной Жертвы. Она, Анна, своим нестандартным побегом удвоила это число. Выйдя за пределы Города-3, она вывела за собою и Охотников. Вторгаясь в пределы городского парка, они с Ролери, словно вирусы, проникли не просто в организм города – они заразили его клетке, они вступили в биометрический контакт с горожанами. Они вышли на новый уровень – и привели Охотников за собою.
Анна знала их. Знала тех, кто прямо в данный момент находится на базе, подключенные к системе, напряженно вглядывающиеся в мониторы. У них одна цель – получить максимальное количество баллов, гарантирующее прохождение теста и спасающее от утилизации по причине непригодности. У них один инстинкт – жестокость, тщательно отобранная и культивированная при помощи нейростимуляторов внимательными  координаторами. Чем больше жертв будет уничтожено, тем…
Это же почти целый город! Сколько же здесь людей?
Все зашло слишком далеко. Почему координационный центр не остановит эксперимент?
Неужели результаты исследования возможности синтеза  психической и компьютерной деятельности, результаты работы базы важнее жизни целого пласта населения?
Толпа приближалась к сфере, как скот, на забой – целенаправленно, неосознанно, неотвратимо.
Жертва бежит, потому что жертва должна бежать.
Жертва бежит, чтобы умереть.
Жертва бежит, чтобы найти выход…
Жертва бежит, чтобы выход привел преследователей к новому количеству жертв.
Возможно ли это остановить?
Нужно ли это останавливать?

+3

9

[AVA]http://sh.uploads.ru/qabNL.jpg[/AVA][NIC]Rolery[/NIC][STA]В поиске понимания[/STA][SGN]Все вы расцвечиваете реальность в соответствии со своими средствами наблюдения за ней.[/SGN]Ролери тихо вскрикнула от боли, удивленно и испугано посмотрев на свою спутницу. Последовав за ней, девушка теперь от нее и зависела - испуганной, незнакомой, но явно знающей, что происходит.
Девушка вообще не понимала, что не так - все вокруг было обычно, людно и шумно, как всегда. Почему Анна так испугалась? Что за ОНИ и над кем они потеряли контроль? Почему? ОНА потеряла? Еще лучше и понятнее.
Только Ролери хотела уточнить, как рев толпы оглушил ее, потянул за собой, как безвольную куклу. но она не хотела, в отличии от всех этих восторженно ревущих людей, которых и людьми-то сейчас назвать было трудно. Она не видела и не слышала того, что они. Не разделяла их мир и противилась ему всей душой. Но не могла сопротивляться безумному потоку, тащившему их, словно бурлящее течение. К водопаду, прямиком в бездну. Ролери даже не подозревала, как подходило ее сравнение по смыслу.
Шар. Сфера. ужас, огромный зависший кошмар над их головами. Что люди видят? Как они его видят? Ролери он приводил чуть ли не в состоянии паники, а ведь она даже не знала, что это такое и почему боится. Выглядел он угрожающе и тем более пугающе, чем восторженнее и маниакальнее тянулись к нему люди. Впервые Ролери задумалась - а живые ли они вообще? Можно ли их такими считать или они давно умерли и осталась лишь она среди живых зомби? Да эта незнакомка - Анна, бегущая к краю пропасти. что бы заглянуть за край или сорваться вниз? Или... взлететь? Что ж, они не узнают, пока не доберутся.
А Анна знала, явно знала, что это за светящийся искряными сполохами ужас, от которого волосы вставали дыбом. Ролери по глазам это видела и по неслышно шепчущим губам... Все ее существо жаждало вырваться из плена толпы, стиснувшего девушек до треска ребер и бежать, бежать, бежать... Все что она... могли - стоять и смотреть, ожидая своей участи. Хотя, в чем именно опасность, Ролери понять не могла, но чуяла ее до дрожи в кончиках пальцев и противного холодка вдоль спины. Девушка чувствовала себя кроликом, столкнувшимся нос к носу с огромной не знающей жалости змеей, от которой не отвести взгляд.
- Эй, эй! нашла наконец в себе силы девушка, что бы отвлечь внимание Анны на себя, - что происходит? Что это за штуковина? Скажи мне! - одновременно Ролери пыталась отодвинуться подальше от сферы, вырваться из плена фанатично восхищающихся непознанным богом, словно под действием экстази тел, протиснуться к краю и, возможно спасению, если оно вообще было возможно. Но ведь не попробуешь - не узнаешь. А значит они должны вырваться и бежать, спасая свои жизни. Куда? Не важно - подальше отсюда. Еще от матери Ролери слышала про места на Земле, где не было роботов, а только шепот ветра в листве, да бормотанье прибоя. Ее мать находила это скучным и унылым, мертвыми уголками планеты, а девочка, слушая ее - мечтала туда попасть хоть на минутку. Вот бы сейчас найти одно из таких мест. Или заброшенный бункер, о которых ходят легенды. Говорили, что под городом тянутся давно забытые коридоры, но если кто и нашел их, он не вернулся. Остался там или погиб? Спросить было не у кого.
- Что сейчас произойдет!? Скажи мне! Скажи! - снова потребовала девушка, с явным оттенком в интонациях голоса - не   говори, я не хочу этого знать, не очень то и желая услышать ответ, боясь его и словно бы, если не получит, то ничего и не случится.

+2

10

[NIC]A.N.[/NIC]
[STA]жертва # ERROR[/STA]
[AVA]http://sh.uploads.ru/UKtig.jpg[/AVA]
  Радуйтесь, избранные. Радуйтесь, сладко обманутые. Радуйтесь, безвольные, ибо конец ваш близок, и сладковосторженнее начала.
  A.N. протянула руку и крепко схватила дрожащую девичью ладонь. Интерсловарь человеческих жестов: опора, доверие.
  - Ты знаешь, что сейчас произойдет. Они тоже знают. Боятся и жаждут этого так сильно, что сопротивляться не будет сил. Никто и не учил их этому.
  Полотно слепящей яркости развертывается, выпячивается, натягивается пузырем на прежнюю реальность. Оно уже близко, оно уже здесь. Первые ряды потребителей с восторженным ревом погружаются в портал, электрический огонь полыхает ярче, свет переходит в звук, крик переходит в сияние, слепит, оглушает. Отвращение, вожделение, панический ужас, паническая жажда обладания. Через грань, снова через грань. Приходится напрягать голосовые связки что есть силы в надежде докричаться до Ролери. Все орут, и никто друг друга не слышит. Невыносимое единение с толпою и в ней же - невыносимое одиночество.
  - Это экстаз! Полный перегруз всех воспринимающих систем, шести чувств, нейросвязей! Они просто сгорают! Идеальная ловушка! Изощренное убийство!
  Рев, крик, визг, ультразвук, рев, крик... Звук катится волною, накрывает, возобновляется по той же траектории. Все меньше людей, все ближе сияние.
  Эта Охота станет новым поворотом в ходе работы глобального эксперимента. Жертва перестает быть действующей единицей. Предопределенность, выходящая за рамки субъективности. Индивидуальность - малая величина, которою можно пренебречь.
  Их жестокие игры. Их пластичные правила.
  Все алгоритмы движутся к завершению. Так ярко. Так близко. За две секунды до. Ана встала на цыпочки, дотянуться , докричаться, к самому уху.
- Увидимся в следующем раунде.
  Неотменимая определенность грядущего. За секунду до. Неотвратимость отзвуком обещания.
  Сияние. Мы проиграли, но конец станет новым началом. Готова поклясться, это осознание за мгновенье до бездны не бывает заложено ни одним компьютерным алгоритмом.
Game over.

Мы - атомы.
Мы - единицы и нули матрицы нового поколения.
Мы байты бесконечно сложной комбинации, ее не одолеть ни одной упорядоченной системе.
Игра - реальность. Игра - фикция. Игра окончена. Игра никогда не будет окончена.

Увидимся в следующем раунде.

+2


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » For god's sake, run


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC