Наша группа ВК
Таймлайн

Vesta : Ramirez
Kravetz
Добро пожаловать в прекрасный Мидгард, который был [порабощен] возглавлен великим богом Локи в январе 2017! Его Армия долго и упорно шла к этой [кровавой резне] победе, дабы воцарить [свои порядки] окончательный и бесповоротный мир для всех жителей Земли. Теперь царство Локи больше напоминает утопию, а люди [пытаются организовать Сопротивление] счастливы и готовы [отомстить Локи и его Армии за их зверства] строить Новый мир!
В игре: 12.2017 | NC-21 | Эпизодическая система

Loki's Army

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 24.08.2016 Сaught in the cross fire (Х)


24.08.2016 Сaught in the cross fire (Х)

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Название эпизода
Сaught in the cross fire
Время игры
24.08.2016
Персонажи
James North, Valeria Vesta
Место действия
Венесуэла
Описание
Не желая повторять участь Германии, страны Мидгарда одна за другой склоняют головы пред асгардцем, всецело отдавая себя в руки завоевателям. Каждая капитуляция проходит при участии верхушек Армии Локи и представителей правительства сдающейся страны. Поражение без боя признали уже более десятка государств, и всегда данная процедура проходила без эксцессов. Всегда, но не в этот раз...


Inspired by 'Kendra Morris – Shine On You Crazy Diamond'
http://vk.com/doc10395921_215000661?hash=5cd6e26bb1ef1be1f8&dl=3947220adab4903990&wnd=1
Очередность
James North
Valeria Vesta

0

2

Уже пару недель по небу вне территории США можно было путешествовать почти спокойно - большинство стран если и не объявили о капитуляции, то уж в открытое противостояние вступать точно не собирались. Самолет генерала сопровождали всего два истребителя, на борту царила какая-то странная спокойная, даже расслабленная обстановка. Казалось, что пилот ведет машину по привычному маршруту, будто домой... Норт списал все на усталость. Они летели в Венесуэлу из Бразилии, туда прибыли из ЮАР, до этого несколько североафриканских стран... И все это за пару дней - время было дорого, от фронтов отрываться нельзя.
К моменту прилета в Каракас, сил не оставалось ни на что.
Джеймс спустился по откидному трапу, критически осмотрел залитый солнцем аэродром и подал руку Весте. Генерал-майору Весте. Здесь они были как официальная делегация, так что приходилось держаться соответственно. Валерия даже соизволила надеть строгое платье, чем окончательно повергла генерала в шок.
Подобные мероприятия для офицера были в новинку, он толком не знал как одеться, что говорить, как вести себя с чиновниками. По привычке он обвешался пушками как праздничная елка, спрятал это все под кожаной курткой и теперь мучился от экваториальной жары. Весту же, похоже, все устраивало...
Быстрым шагом, почти что бегом, к джету поспешил лояльный Армии Локи президент Хосе Кинтеро, сменивший Николаса Мандуро  всего несколько дней назад в ходе военного переворота.
- Генерал... генерал-майор, - он хиленько пожал руку Норту и приложился к кисти Валерии, не забывая кидать подобострастные взгляды, - Это большая честь для меня.. для всей страны! Я счастлив, что мы одни из первых получили возможность примкнуть к вам в официальном порядке. Впрочем, неофициально наши граждане уже давно поддерживают Локи. Давно, уверяю Вас! Если бы не предыдущее правительство...
- Нам далеко ехать? - Прервал его военный, - Мы возьмем вашу машину.
Тропический климат он всегда переносил с трудом, а в сочетании необходимостью слушать идиота, картина представлялась вконец мрачной.
- Я имею ввиду Вашу лично. Вы и этот, - он кивнул на маршала венесуэльской армии, который с угрюмым видом стоял позади новоиспеченного главы государства, - поедете с нами. Мои люди поедут с вашим замом. Пилоты останутся здесь - обеспечьте им условия для отдыха.
Не дожидаясь ответа, он направился к группе черных BMW, стоявших поодаль.
Колонна ехала через трущобы города. Кинтеро непрестанно вещал о том, что это наследие прогнившего режима, но теперь-то все будет по-другому. Джеймс его не слушал. Он смотрел на обветшалые дома, на грязных детишек, выбежавших поглядеть на президентский кортеж, на женщин в выцветших старых платьях. Такие картины он видел по всему миру. Вне зависимости от континента, от страны, нищета разъедала города, голод ожесточал людей... Президентский дворец на этом фоне выглядел как-то зловеще, не смотря на белизну стен. Как замок злого волшебника.
Внутри все было до крайности напыщенно: покрытая золотом лепнина в холле, дорогие безвкусные вазы.. все по принципу "лишь бы заграничное". Норт устало огляделся - запоминая расположение выходов, разумеется, а не любуясь на все это благолепие - и, пропустив вперед Весту, прошел в кабинет президента, дверь куда придерживал лично Хосе Кинтеро. Рядовые Армии, сопровождавшие делегацию, остались снаружи.
- Надеюсь акт о капитуляции готов? Я бы хотел взглянуть на него перед торжественной частью.
Вслед за армейцами в комнату вошли президент, маршал и четверо охранников. Глава государстве встал позади своих подчиненных и несколько неуверенно сложил руки замком.
- Остались еще кое-какие детали... - произнес он, - Но вы ведь не торопитесь? Ну куда вам торопиться...
Генерал заметил, как за закрывающейся дверью прошли еще несколько вооруженных людей.

Отредактировано James North (2013-09-01 18:40:37)

+6

3

Строгое черное платье по фигуре, обувь под цвет небольшой сумочки, волосы забраны в аккуратный пучок.
Когда ты находишься среди облаков уже который день, твои черные одежды кажутся тебе немного странными, неуместными что ли... Но потом ты вспоминаешь, что скоро спустишься на землю.
А еще немного позднее - что день сегодня вполне подходящий для "траура". Но ты поскорее стараешься забыть об этом числе. Получается плохо. Двадцать четвертое... Таких дней - двенадцать в году. Абсолютно одинаковых, с перерывом ровно в месяц, и лишь одно из них вызывает в тебе такую бурю противоречивых чувств, что... их нужно прятать.
Веста в последний раз критично осмотрела свое отражение в зеркале. И дело вовсе не в том, что ей хотелось лучше выглядеть, она пыталась рассмотреть крепление на бедре. Под платьем его не должно быть видно... Так и было. Все идеально - внешне миловидная и абсолютно неопасная женщина. Но ведь в каждой должна быть загадка, правильно?
Эффект, произведенный на Джеймса, Валерию приятно порадовал. Если уж он "попался" - с остальными проблем не будет. Обман - наше главное правило. По крайней мере на сегодня.
И эти ее, казалось, смешные (Веста ведь знала, что генерал вооружился до зубов) меры предосторожности были совсем не лишними. На протяжении нескольких дней, проведенных за подобными мероприятиями официальной капитуляции, танцовщица оружия с собой не брала. Шестое чувство ее никогда не подводило, и именно сегодня оно напомнило о себе. Потому в последний момент в сумочке оказался небольшой пистолет, а на бедре - два метательных ножа. Волнение не покидало женщину все время перелета, но, как только она ступила на трап, как только взяла Норта за руку - все мгновенно прошло.
Их встретил новый президент, и тут же начал рассыпаться словесным поносом. То, что этот мужчина нервничал под строгим взглядом генерала и сразу же затихал, стоило главному представителю Армии открыть рот, было заметно невооруженным взглядом. Он боялся, он волновался, он будто пытался заполнить пространство вокруг своей болтовней, оградиться ею.
Генерал почти сразу отключился от потока монотонной речи Кинтеро, стоило ему сесть в одну из машин президентского кортежа. Веста, устроившись рядом, продолжала слушать. Она была... само терпение. Учтивость. Внимательность. Сегодня, как и все дни до. Ей не нравилась эта работа, но она понимала, что обязана ее выполнять.
Часто люди кичатся тем, что в какой-то определенный, особенный день из всех 365-ти, они стали взрослее. На целый год! Будто год этот прожили одним махом, и только теперь осознали, что оказывается и повзрослели, и опытнее стали, и мудрее... Валерия менялась неустанно с первых дней вступления в Армию. И если есть в жизни человека переломный момент, который изменяет его на корню, который лепит из него что-то иное, то таких моментов у танцовщицы было больше, чем нужно. С началом войны новое в ней окончательно утвердилось. Пожалуй вот и момент, когда девушка окончательно повзрослела. Теперь для нее перестали существовать рамки возраста. Она стала такой, какой должна была стать.
Поэтому сегодняшний день рождения... Пожалуй, такая глупость...
А Хосе продолжал нервничать. Впрочем, переводя взгляд со смурного Джеймса на Весту, президент немного расцветал. Правильно, он не боялся ее, даже наоборот, будто получал поддержку, незримое "Продолжайте говорить, я Вас внимательно слушаю". Валерия решила, что этого мужчину ничем не заткнешь...
Но мелочи поведения выдавали его с головой. Впрочем, волноваться мужчина мог по нескольким причинам, особенно если взять во внимание тот факт, что руководящую должность он омыл в крови всего пару дней назад.
И все же...
- Остались еще кое-какие детали... - произнес Кинтеро уже явно дрожащим голосом, - Но вы ведь не торопитесь? Ну куда вам торопиться...
...Веста оказалась права в худших своих догадках. Если, входя в президентский дворец, она еще могла поверить в то, что сегодняшняя встреча пройдет так же легко и гладко, как в прошлые разы, то теперь, когда глава государства будто прятался за спинами охранников и тянул время, все надежды на привычную процедуру отпали сами собой.
Пол минуты в полнейшей тишине - никто не решается действовать первым. Веста переводит взгляд с президента на Джеймса. Он снова осматривается, пользуясь недолгой паузой, даже поворачивается спиной к выстроившимся напротив. Пожалуй, это ожидание можно было затянуть еще на пару минут, но... Веста рефлекторно поворачивается к двери, улавливая едва различимый шум за ней. Там, где были их люди. Там, где их больше нет. Подобные звуки ее натренированное восприятие вряд ли спутает с чем-то другим, а значит...
Еще пара секунд - генерал немного разворачивается влево, как-то порывисто, резко. И одновременно с тем два охранника взводят свое оружие - сразу видно, что они только этого и ждали. Волнение вернулось с тройной силой, как только женщина заметила, что их пальцы опускаются на спусковой крючок... Готовность стрелять читалась в каждом движении. Ну конечно, глупо было бы полагать, что армейцев велено брать лишь в плен. Лучше прикончить того, кто явно представляет большую опасность, да еще и так удачно спиной стоит. А генерал-майор с виду совсем безоружна и  угрозы не представляет. Вот кого легче будет взять для дальнейшего "вскрытия".
Но ведь внешность - одна из самых лживых вещей в этом мире.
Весте понадобилось не больше пяти секунд, чтоб расправиться со всеми охранниками с помощью пистолета. Никто из них даже не успел направить на нее оружие. Но, стоило четырем телам упасть под ноги маршалу и президенту - эти двое тут же взяли женщину на прицел. Она даже успела заметить, как Кинтеро пробивает легкой дрожью - этот точно промажет. Второй мужчина выглядел куда внушительней и опасней. Ей показалось, что они целятся уже хороших пол минуты - на самом деле "главы государства" повторили участь своей охраны спустя какие-то секунды с легкой руки генерала.
Конечно, хотелось бы провернуть все немного по другой схеме - оставить в живых хоть одного, допросить, узнать, кто в этом замешан. Ведь врагов у Армии было - хоть отбавляй. С другой стороны, Веста и Норт попали в такую ловушку, из которой теперь вряд ли выберешься, а уж времени на допросы и сохранность чьей-то еще жизни уж точно не найдешь. Эта клетка была идеальной для подобной диверсии: небольшой кабинет, минимум мебели, отсутствие окон, ветки вентиляции...  И одна единственная дверь, в которую, еще мгновение, ворвутся новые вооруженные солдаты.

Отредактировано Valeria Vesta (2013-09-07 00:34:01)

+8

4

Есть ощущения, описать которые невозможно. Нельзя рассказать, что чувствует мать, беря на руки только что родившегося ребенка, нельзя понять как слепые люди видят красоту.. и нельзя примерить на себя солдатское чутье, если сам никогда не был на мушке.
Норт смотрел на, сводимого нервными судорогами, Хосе, но чувствовал как за спиной растет пустота. Холодное неживое дыхание подбиралось к самому затылку, пока наконец не заставило офицера обернуться. Вот она - разгадка. В помещении не было ни окон, ни вентиляции. В таком не станет обустраивать кабинета президент. В таком вообще не могло быть ничего, кроме чулана... подсобки, переделанной под декорации.
Разворачиваясь обратно, он уже доставал из кобуры пистолет, когда боковым зрением увидел всполохи огня - выстрелы, вырывавшиеся из оружия Весты. Она успела за долю секунды раньше него, и, возможно, этим спасла ему жизнь. На полу, под телами телохранителей Кинтеро, растекались лужи багряной жидкости. Генералу осталось лишь прикончить самого "президента" и последнюю из его шавок.
- Черт! - Норт отчаянно ругал себя за то, что на какое-то время потерял бдительность. Заподозрить неладное можно было и раньше - тогда их положение было бы куда легче. В голове проносились трехэтажные бранные тирады, которые он, повинуясь какому-то укоренившемуся в подсознании правилу, не решался выдать при женщине.
Впрочем… Джеймс еще раз взглянул на Весту. Хоть сейчас она и была девчонкой – на каблучках, в платье, с изящно убранными волосами, тем не менее в этот самый момент его ученица воплощала все, что он хотел из нее слепить. Прошедшая секунда оправдала все те месяцы, когда он заставлял ее делать невозможное, те нравоучения и оскорбления, что ей пришлось выслушивать, те испытания, что ломают людей еще до первого боя. Все то, что сделало ее человеком, которому можно доверить прикрывать собственную спину. Она среагировала раньше него самого, увидела наперед.
А значит с ней можно работать в связке, как с полноценным напарником.
Генерал коротко кивнул девушке и подошел к шкафу, стоявшему у самой двери. Навалившись плечом, он легко опрокинул его на бок и забаррикадировал вход.
- Это ненадолго. Надо придумать план выхода и найти укрытие получше, иначе нам крышка… - мужчина выразительно взглянул на несерьезного вида дамскую пушку Весты и нагнулся к сваленным в нелепых позах, будто танцовщики на наскальных рисунках, телам, - И смени оружие.. У этих ребят почти у всех кольты. Значит, их снабжает США… Патронов мало – хотели прикончить нас парой выстрелов.
Он распихивал по карманам все, что могло пригодиться, вытрясая мертвецов как оружейные ящики. Снял с одного пропитанный кровью бронежилет и без промедления надел на себя, застегнув кобуру поверх.
- Я видел три выхода. Главный и два боковых симметрично метрах в двадцати по коридорам.. Все отрезаны. Наши бойцы мертвы. Но один из пилотов группы сопровождения – Невидимка. И он жив, я чувствую. Может остальные услышат его... не знаю. Здесь далеко.
Джеймс на секунду замер и внимательно всмотрелся в лицо Валерии, пытаясь угадать ее мысли.
- Ты понимаешь нашу ситуацию? Наши шансы?
Секунда затишья перед бурей. У них только пистолеты и десяток обойм на двоих. У противника... лишь дьяволу известно, ограничены ли их ресурсы.
- ...Из хороших новостей – они не пытались взять нас в плен.
Он успел улыбнуться за секунду до того, как дверь прошила автоматная очередь. Видимо, отсиживаться им никто и не собирался давать. Как и подозревал Норт, президент был лишь подставной фигурой, его смерть не остановила и даже не дезориентировала нападавших. У них был четкий план, сформированный и координировавшийся извне.
Под напором автоматных очередей дверь рассыпалась в щепки. Тяжелый дубовый шкаф, хоть и был преградой на пути наступавших, все же не мог сделать комнату неприступным фортом. Оставалось одно - сдерживать наступление покуда хватает патронов. Джеймс указал Весте на стену сбоку от двери, а сам отошел к противоположной, чтобы вход оказался под перекрестным огнем.
В последний раз проверяя оба пистолета в своих руках, генерал долго не решался что-то сказать. Он набирал воздуха в легкие, но слова застревали в горле, будто боялись потеряться среди грохота выстрелов. В дверном проеме уже были видны темные силуэты вооруженных людей, занимающих позиции. Много силуэтов.
Норт поудобнее перехватил рукояти оружия.
- Когда я сказал, что из тебя никогда не выйдет хорошего солдата.. на самом деле я так не думал.

Отредактировано James North (2013-09-11 22:58:19)

+5

5

"Предварительные ласки кончились. Сейчас нас будут просто иметь."


Длинный тонкий нож появился в руке женщины так же изящно и неожиданно, как обычно появляются карты или монеты в пальцах умельцев, развлекающих народ. Ловкость рук и ничего больше: кончик лезвия ловко поддевает ткань тонкого платья справа и скользит вниз по бедру. Материал расходится аккурат по шву, неотвратимо обнажая ногу и открывая второй на сегодня секрет - крепление для двух ножей. Оружие, расправившись с одеждой, возвращается на свое законное место.
"Так-то лучше."
Она опять молчала, слушая его тихий, слегка напряженный голос, и думала, что один из полезнейших навыков,  приобретенных во время службы, - это способность скрывать свои мысли. Даже от самой себя. Никаких упреков и укоров, предположений из разряда "а если бы...". Веста склонилась над трупами, забрала два кольта, и в этот момент думала лишь о том, как стреляла из них на тренировках. Вслед за оружием нашлось всего лишь четыре магазина (один еще и неполный). У Джеймса дела обстояли не лучше.
"Так мы долго не продержимся..." - эта мысль немного нарушила привычную отстраненность, и Валерия, недовольно сведя брови, принялась стаскивать бронежилет и для себя. Необъяснимое с ее стороны действие, ведь от кого и зачем ей защищать свое тело? Ни на одно задание она не надевала эту защиту, будучи уверенной, что и возвращаться-то смысла нет. Застегивая пропитанный кровью и оттого странно пахнущий жилет поверх платья, Лера пыталась убедить себя, что делает это просто по наитию. Признаться в том, что в двадцать четыре тебе наконец захотелось вернуться домой живой? Пусть даже этим домом стала заброшенная станция метро... Нет уж, увольте.
- Ты понимаешь нашу ситуацию? Наши шансы?
Перед глазами мгновенно пронеслись пару сложнейших операций. Веста посмотрела на Норта слегка осуждающе, будто спрашивая "Ты что, забыл, в какой ад меня отправлял?", и лишь потом ответила:
- Я возвращалась с таких заданий, где слово "шанс" казалось издевкой судьбы. Не думаю, что сегодняшняя ситуация намного хуже всего, что происходило до этого, - и добавила едва различимым шепотом, будучи увернной, что генерал уже ничего не расслышит. - Ты обязательно вырвешься отсюда.
Упоминания про плен чуть не затянули ее в трясину четырехлетней давности: перед глазами уже начал очерчиваться образ темного подвального помещения и двух полупрогнивших деревянных столбов, подпирающих потолок... Но именно улыбка Норта, а не последовавшая за ней автоматная очередь, мгновенно вернула Весту в эту хилую коморку. Она хотела бы улыбнуться в ответ, но тут же отвлеклась на постепенно превращающуюся в горстку щепок дверь.
Женщина затаила дыхание в тот момент, когда с предпоследней преградой было покончено. Минута затишья. Из соседнего помещения доносились тихие и многочисленные шаги. Солдаты занимали свои позиции и взводили оружие. На секунду Лера поверила в то, что отсюда не выбраться. Что этих пресловутых шансов нет и не было никогда. А вот теперь судьба окончательно отвернулась от танцовщицы, заперев в этой ловушке...
- Когда я сказал, что из тебя никогда не выйдет хорошего солдата.. на самом деле я так не думал.
Веста тут же перевела взгляд на Джеймса, будто желала убедиться, что ей не послышалось, что он действительно это сказал. Внезапно к ней вернулась та уверенность, которая совсем недавно стала неотьемлемой частью ее натуры. Наверное, подобное чувство приходит с тяжелым опытом. Но она надеялась не только на себя, а и на того, кто сейчас стоял напротив. И именно в этот момент, пожалуй, верила в него сильнее, чем в того бога, из-за которого они оба здесь оказались.

Правило номер два - на войне нет места человечности.


Тела первых двух солдат, показавшихся в дверном проеме, были пробиты пулями из разных оружий почти одновременно. Где-то в глубине сознания победный голос воскликнул "Один-один!" и еще тише добавил "Ты бы выиграла у него по количеству простреленных голов..." Сложно сказать, кто придумывает эти странные правила и подводит итоги проделанной работы. Просто, меняясь, ты начинаешь понимать, что теперь не имеешь права на ошибку или несерьезное отношение к таким вещам. И чем дольше варишься в этом котле, непрерывно, ежедневно, тем черствее становишься.
Тебя окружили и хотят убить. Ты отстреливаешься считанными пулями и понимаешь, что промазать - значит проиграть еще пару минут своей жизни. И точно знаешь, что должен убивать тех, кто пришел по твою душу. Все просто, как в первый раз. "Либо ты, либо тебя." Это было первое правило, которое она усвоила в Армии. С тех пор прошло не так уж много времени, а ощущение пистолета в руке стало привычным, будто родным.
И вот теперь напротив генерала стояла уже не обычная подчиненная, а меньше, чем человек - выращенная машина для убийства. Она готова была защищать своих армейцев, и без единой мысли убивать "врагов" даже не спрашивая, кого и за что. Меньше, чем человек, но пока еще больше, чем Невидимка. Как несостоявшийся самоубийца: натянул петлю на шею и стоит, думает. Одному Богу известно, о чем, но спасти его в эти минуты можно. Вернуть к жизни, да. К новой жизни, в которой слова "война" не будет.
Все враги поначалу, даже не успевая прицелиться, падали назад со свинцом в голове или груди. С таких позиций возникающие за шкафом фигуры становились идеальными мишенями. За десятью трупами последовал перерыв в пару секунд и непонятное движение - Веста плохо видела, что происходит за дверным проемом. Внезапно в стену, в миллиметрах от ее головы, впилась пара пуль, от чего женщина резко взяла вправо и тут же села, скрываясь за шкафом. Прикинув, откуда в нее так метко стреляли, Лера резко поднялась и выпустила пару пуль в дальний угол соседней комнаты. Слишком далеко, чтоб целиться наверняка, но, кажется, она попала. И снова несколько секунд абсолютной тишины...

"- С Днем Рождения, Веста!
Глухое молчание в трубку на такой радостный писк девичьего голоса. Она даже не знала, кто позвонил ей. Вернее, когда-то знала...
Невидящий взгляд прожигал верхушки облаков. Осталось около двадцати минут до посадки в Венесуэле.
- Ты что же, эй, не молчи! Такой ведь праздник сегодня! Неужели ты совсем не рада?
- Кажется, я разучилась радоваться... - спокойно ответила имеинница."

И именно в этот день ее хотят убить. Впрочем, как и всегда, но сегодня это становится особо изощренной издевкой судьбы.
Она выпустила еще с десяток пуль в дверной проем. Патронов все меньше, а нападающих, кажется, наоборот...
О шкаф с той стороны ударили чем-то увесистым. Второй удар, третий, все сильнее и сильнее. Этот хлипкий макет, разрисованный под дуб, долго не протянет.
- Какой у нас план? Нужно срочно уходить, - и через секунду в их комнатку вбросили дымовую гранату, а служивший последней преградой шкаф глухо треснул под очередным тяжелым ударом.

+4

6

После стольких лет вблизи смерти, мысли о ней приходят буднично. Ты просто признаешь ее вероятность, придирчиво рассматриваешь обстоятельства, прикидываешь, будет ли больно.. Но все осложняется, если твое исчезновение обрекает на гибель кого-то еще. Сейчас, запертый в бетонной коробке, окруженный со всех сторон вооруженными противниками, он колебался перед тем, как предпринять единственный возможный, простой и логичный, но, вероятно, самоубийственный шаг.
- Какой у нас план? Нужно срочно уходить.
Прозвучало как "Какого черта ты стоишь на месте?".
"По крайней мере не надо спрашивать готова ли она," - пронеслось в голове, когда он уже бежал к выходу. Перепрыгнув через обломки шкафа, Норт приземлился на груду человеческих тел, и, наверное, скатился бы с нее, если б тут же не врезался в венесуэльца, как раз подбегавшего к дверному проему, чтобы расстрелять ослепших в дыму армейцев. Тому бы, наверно, это удалось, успей он на пару секунд раньше. Теперь же тактика врагов работала против них же - в клубах белого дыма, валившего из кабинета, не было понятно, что происходит у самой двери. Нападавшие не решались выстрелить, не понимали кто находится перед ними - свой или чужой. Нескольких секунд замешательства хватило: генерал свернул шею чуть менее сильному, чуть менее искусному противнику, забрал автомат и прикрылся его телом словно щитом. Естественный отбор в действии.
Офицер дважды постучал в заднюю стенку шкафа, как вежливый гость стучится в парадную дверь, и, дождавшись пока Веста покинет кабинет, тихо бросил:
- Коридор справа - зачисти его и найди подходящую комнату.
Боковым зрением он видел как тонкая фигурка девушки скользнула за угол. Теперь главным было сдержать толпу, что следила за ее движениями поверх мушек.
Прицелился?
Норт открыл огонь по вооруженным людям, бестолково вглядывавшимся в клубы дыма. Автоматная очередь, словно коса, прошлась по первому ряду врагов, срезая, сминая людей, превращая их в окрашенные красным трофеи революции. Второй ряд, позабыв о Весте, стал страхом и истерией, держал спусковые скобы неотрывно, боясь дать оружию передышку. Венесуэлец, служивший генералу щитом, теперь был изодран в клочья хаотичной пальбой собратьев по оружию. Джеймс чувствовал, как по его собственному телу струями стекает чужая кровь. Он отпустил бедолагу лишь добравшись до сносного укрытия. В плече саднила боль, но различить рану на сплошном багряном фоне было невозможно. Патроны в автомате кончились быстро. Отступая к коридору, в котором скрылась Веста, Норт думал лишь о том, чтобы успеть перезарядить пистолеты. Этим, наверно, фильмы и отличаются от реальности. Перезаряжай. Можешь не успевать дышать, но успеть перезарядить придется. Это становится смыслом существования. Доли секунды сложенные с долями секунды. Мгновения молчания пистолетного дула - отличная возможность расплескать мозги по стенам. Еще чуть-чуть и тебя достанут...
Успел перезарядить?
- У меня осталось меньше магазина. - Генерал опустил ствол лишь очутившись в светлом просторном зале, когда тяжелая, обитая с обеих сторон медными гравюрами, дверь закрылась перед самым носом наступающих.
Новое укрытие куда больше подходило для сколь-нибудь длительной обороны. Дверь и ставни, украшенные металлическими пластинами с изображением национальной геральдики, были больше похожи на стенки сейфа. Норт придирчиво осмотрел интерьер и привалившись спиной к аляпистой безвкусной колонне, опустился на пол.
- За нами идут Невидимки. Теперь все зависит от того, сможем ли мы продержаться достаточно долго.
Он не спеша вытирал с лица кровь венесуэльца, украдкой поглядывая на Весту. Ее отрешенное спокойствие сбивало с толку. Норту казалось, что если бы она паниковала, плакала и тряслась всем телом, было бы куда проще. Куда понятнее..
- Я все никак не могу поверить, что тебе и правда хотелось участвовать во всем этом... В войне, я имею ввиду. В сражениях. Очень легкомысленно. И глупо. Я бы на твоем месте так делать не стал.

+5

7

В воздухе пахло кровью. Такого насыщенного запаха Веста уже давно не чувствовала. Дышалось на удивление легко, даже приятно. Казалось, будто именно от этого запаха повысилась концентрация, улучшился слух. Хватало нескольких доль секунды на то, чтоб опередить выстрел врага. По сути, теперь - такого же бойца, исполняющего приказы начальства. Разница лишь в цели и снаряжении: у нее оставалось пару пуль и два небольших ножа, атаковавшие же были экипированы до зубов. Противников было несметное количество, а защищавшихся - всего двое... Девчонка и старый вояка - так докладывали группам захвата, так их обнадеживали. Но на деле все оказывалось намного сложнее.
И вот, очередная небольшая группа бойцов (человек шесть-семь, не больше) застыла в коридоре. Мужчин ошарашила гора трупов, перекрывающая вход в "Ту Самую Комнату". Они медлили, увидев, как из-за завала досок и тел, прямо из клубов дыма появляется мужчина и сразу же , сходу расправляется с их несчастными сослуживцами. За ним возникает и девушка, которая мгновенно уходит с "поля боя", двигаясь в направлении их небольшой группы. Это уже лучше. Она выглядит непозволительно хрупкой, бронежилет на ее фигуре кажется жалкой насмешкой. Венесуэльцы уже видят ее израненное неживое тело.
Первых двоих Веста прикончила последними патронами. Нервно встряхнув пистолет, она бросила уже бесполезный кусок металла на пол. Среди вооруженных бойцов, которые в момент обступили ее, женщина чувствовала себя обделенной и в какой-то степени беззащитной, не имея под рукой такого привычного огнестрельного. Но, может, оно и к лучшему. При таком раскладе ей предстояло защищаться и нападать на пределе скорости, контролировать каждого противника. На секунду ей вспомнился эксперимент, и теперь она вполне могла бы пожалеть о том, что не имела с собой чудо-наркотика. Могла бы, но время не оставляло ни секунды на отвлеченные мысли.
Когда каждая секунда на счету, и каждое движение решает твою судьбу - бой проходит на удивление быстро. Когда у тебя в руках сначала лишь пара ножей, а у противников - целый арсенал разнообразного оружия, ты должен планировать каждый свой удар. Следующие жертвы опустились на пол с ножами в горле, и принялись заливать его свежей алой кровью. Воздух наполнил запах железа и соли, но теперь уже не отрезвляющий, а опьяняющий. В какой-то момент Весте показалось, что от такого обилия запахов зайдется голова.
Обманом был убит и третий противник - расстрелян в упор своим товарищем, в то время, как танцовщица успела метнуться за спину своего врага. Весь бой и строился на этих секундах: успеть уйти от верной смерти, подставляя ей другую жертву - такому не учишься, это искусство приходит само, закаленное в десятках сражений, драк и боев.
Валерия позаимствовала у прошитого пулями трупа пистолет - и тут же почувствовала, что дело почти сделано. Куда им до нее, если она добралась до огнестрельного... Дуло смотрело точно в правый глаз мужчины напротив, он даже замер от предвкушения скорой смерти, так и не успев ничего предпринять. Доля секунды: палец ложится на спусковой крючок и... последняя пуля обоймы застревает в черепе врага.
Еще одно бесполезное оружие летит на пол. Найти среди этой кучи трупов какой-нибудь автомат было проще простого.
Если бы последний противник не оказался слишком близко. Она просто не ожидала. Мужчина стоял в двух шагах. Он тут же схватил ее и всадил лезвие в бок. Тогда-то Веста и осознала, что в какой-то момент осталась без жилета.
Нож пропорол тело легко и быстро. Движение, отточенное годами. Еще немного повести влево, вскрыть живот, выпустить наружу все внутренности, и несчастному останется не больше пары минут.
Ее зрачки расширились от осознания боли и того, что она все же попалась. Это не бой под наркотиком, который позволяет тебе успевать везде, быть сверх быстрым и восприимчивым. Это жизнь, в реальности рано или поздно проигрывают все. Впервые за долгое время Валерия по-настоящему испугалась следующей секунды. Она прекрасно знала этот прием. Понимала, что повести нож в сторону - дело мгновения, не более.
Но кто бы взялся писать историю такой банальной кончины? Все произошло достаточно прозаично - бывшей танцовщице слишком часто везло по жизни. Так случилось и в этот раз: в следующий миг тела обоих отметили несколько прицелов. Еще одна подоспевшая группа явно медлила. Но этих спасительных секунд хватило, чтоб очнуться от оцепенения.
Сильнее сжав рукоятку ножа, мужчина резко повел ее в сторону, но Веста уже успела вывернуться, соскальзывая с лезвия, позволяя ему лишь немного пройтись по телу.
Из помещения, где остался Джеймс, доносились звуки отчаянной пальбы. Лера понимала, пока слышно бой - ее генерал жив и продолжает отстаивать позиции.
Подоспевшее подкрепление приняло раздавшийся шум в купе с действиями девушки за сигнал к действию и немедленно открыло огонь.
Валерия уже успела юркнуть за спину стоящего рядом венесуэльца, во второй раз за сегодня спасаясь подобным образом. Враг выгодно стал живым щитом. Его осунувшееся громоздкое тело даже не казалось слишком тяжелым - еще не то выдержишь, если тебе жизнь дорога.
Дальше автоматизм вновь взял свое: огнестрельное нашлось на удивление быстро, нескольких удачных выстрелов хватило для того, чтоб на пару минут полностью очистить коридор. И только Веста успела отыскать сколько-нибудь подходящую комнату - тут же нашелся и Норт, и новые противники. Впрочем, массивная дверь помогла армейцам оградиться от продолжения бойни.
Джеймс опустился у одной из колон. Смотреть на него было странно: весь в крови, явно вымотанный и раненный. Хотелось ему как-нибудь помочь, но женщина не представляла, что может сделать.
Валерия приложила ладонь к левому боку. Кровь давно пропитала платье, но черная ткань почти не выдавала ранения. Еще пару минут - адреналин после боя уляжется и станет в разы больнее. Конечно, она будет молчать и даже не изменится в лице. По крайней мере, будет держаться до последнего.
Веста отвела взгляд и попробовала собраться. Вдохнуть поглубже и не думать об этом. Она ведь всегда доказывала всем вокруг, что сильнее, чем кажется. Почему-то эта маска стала закономерностью и возникала сама собой.
«Ничего, бывало и хуже... Бывало ведь? Вот черт, да какая разница. Почему все это произошло именно сегодня?»
- Я все никак не могу поверить, что тебе и правда хотелось участвовать во всем этом... В войне, я имею ввиду. В сражениях. Очень легкомысленно. И глупо. Я бы на твоем месте так делать не стал.
Глубокий вдох, выдох...
- Я... Я понимаю, насколько это глупо. Но разве я могла оставаться в стороне?
Она развернулась к Джеймсу и черты лица немного смягчились. Если особо пристально вглядываться в черноту зрачков - можно заметить зарождающуюся и упорно скрываемую боль.
Веста приблизилась и опустилась на пол в нескольких шагах от мужчины. На всякий случай.
- Правда ведь не могла. Эта война стала слишком масштабной: в итоге пришлось бы в любом случае выбирать чью-то сторону. А теперь я могу оправдать свои поступки хотя бы тем, что сохранила жизнь родителям, спрятав их в Австралийских глубинках. Или тем, что сегодня среагировала немного раньше... - Веста на секунду смолкла, почувствовав, как резко запекло в боку. - В любом случае, я ведь что-то да умею. И надеюсь, что принесла пользу нашей Армии. Это самое главное - быть полезной. Отсиживаться и закрывать на все глаза не в моих правилах.
«А если бы не я, то кто другой?» - мгновенно пронеслось в голове. Наверное, нашлись бы люди. Например, Тигра, или даже Эрика - идеальна для переговоров, а с помощью своих новых сил еще и полезна для таких неожиданностей. Не то что неизменно смертная, не обладающая ничем выдающимся Веста. А ведь совсем недавно все было по-другому, и все они были нормальными. Почему-то вспомнился день рождения Джеймса. Этот день казался таким далеким и нереальным...
Валерия, продолжая смотреть на Норта, вдруг заулыбалась так открыто и тепло, будто вспоминала особенный момент своей жизни. А ведь судьба действительно играет с ней, издевается. Так уж вышло - по их вине или нет - они с генералом проводили свои дни рождения в компании друг друга. Только посмотрите, сколько насмешки в этих двух днях. Для него - неожиданный сюрприз и прекрасный вечер. Для нее - гора трупов, море крови и непрерывная резня. «Боги меня никогда особо не любили.»

+6

8

Генерал смотрел на улыбку на лице Весты и не верил ей. Он угадывал за мягкой безмятежностью что-то другое, что-то более привычное, понятное. И эта изнанка делала улыбку неполноценной. Может кого-то и удалось бы одурачить, но только не военного - ему не надо было видеть, чтобы понять.
Норт прекрасно знал боль, знал, когда больно Весте. Он и сам сделал слишком много для того, чтобы больно было всегда. А значит теперь он может чувствовать вместе с Лерой, но слишком виноват, чтобы иметь право броситься к ней с обеспокоенным "ты ранена?!". Даже не смотря на то, что хотелось сделать именно это.
- Всегда можно остаться в стороне. Это самое простое, - он пересел к ней поближе и отнял ее руку от раны. Норт старался говорить спокойно и бесстрастно, осматривая повреждение, будто состояние девушки его интересует лишь с практической точки зрения. Она ведь его солдат. Никто не нарушает правил игры: солдат должен терпеть, командир должен думать о победе.
- Мир ведь на самом деле поделился на три лагеря, а не на два. И самый большой - лагерь тех, кто заперся дома, предварительно купив пистолет, чтобы стрелять в любого, кто ворвется в дверь, будь то сторонник Локи или Сопротивления... Так - больно? - Он аккуратно нажал на живот девушки.- Жаль перевязать нечем.. Ладно. Жить будешь.
Джеймс оставил рану в покое, позволив Весте снова зажать ее ладонью, но взгляд отвести так и не смог. Замерев напротив напарницы он смотрел, как между ее пальцев просачивается вязкая бордовая жидкость, и не смел пошевелиться. Приевшийся темно-красный цвет резал глаза, осточертевший металлический запах вдруг показался едким.
Перелом всегда наступает внезапно.
- Это моя вина, - быстро выпалил он, не узнавая собственного голоса, - я допытываюсь у тебя ответа, но на самом деле виноват только я. Могла ты быть в стороне или нет - ничего не значит. Ничего не случилось бы, если б я не взялся подстраивать тебя под нужды Армии. Ты хотела сражаться, но я научил только убивать. Надо было выгнать тебя с первой же тренировки. Локи бы не отказался от тебя, ты бы танцевала, делала то, для чего рождена... А не делила со мной этот... ад.
Последнее слово он выплюнул с омерзением, и, будто подтверждая его речь, за стеной прогремел оглушительный взрыв. Дверь затряслась на петлях, но выстояла.
- ...Скоро они вскроют эту консервную банку.
С потолка запоздало посыпалась штукатурка, припорашивая кровавые следы. Офицер, казалось, этого вовсе не заметил. Взгляд его был тяжелым и немного отрешенным.
- Ты в праве ненавидеть меня.
Белый порошок быстро пропитался алым и выделялся на светлом мраморе как пометки на полях тетради нерадивого ученика: здесь ошибка, и здесь, и здесь тоже..
Наконец очнувшись от оцепенения, Джеймс посмотрел на Весту, стараясь поймать ее взгляд.
- Ничего уже не отыграть обратно... Пока идет война, ты должна делать то, чему я учил тебя. Но потом, когда все будет позади, я хочу, чтобы ты помнила: за все, что ты сделала, ответственен только я.
Очередной хлопок заставил дверь затрещать, заглушая копошение под окнами. Оба выхода, конечно же, были блокированы, но входить, судя по всему, нападавшие собрались с триумфом - через арку дверного проема. Генерал поднял Весту на ноги и, вместе с ней перебежал за основание самой крупной колонны зала. Массивная, видимо служившая частью несущей конструкции, опора, все же едва укрывала обоих армейцев от угрозы, таившейся за старинной дверью с медными барельефами. Норт прижал девушку к себе, пытаясь понадежнее спрятать.
- Да, кстати, думаю, ты поняла, что хорошие новости есть - мир после войны ты увидишь.
Третий взрыв в коридоре заставил дверь сойти с петель и покоситься, но ни надрывный скрежет меди, ни шквал щепок и кусков штукатурки, пронесшийся по обе стороны колонны, не произвели ни малейшего впечатления на Джеймса, плотоядно улыбавшегося звуку самолетных двигателей за окном.
Невидимки чувствовали запах его крови за километры. Они были в бешенстве, они делились бешенством. И они были счастливы, видя возможность отомстить.

+3

9

- Жить будешь.
Веста опустила взгляд и на секунду отняла ладонь от раны. Она чувствовала нарастающую боль, и то как кровь не спеша, но уверенно покидает ее организм. Капля за каплей вытекает сама жизнь. Багровые пальцы в вязкой жидкости, казалось, слушались свою хозяйку с некой отрешенностью, нехотя, через силу. Валерия вновь прижала руку к распоротому боку, хоть и понимала, что это ничего не даст.
И все же, ей не было страшно. Она будет жить. Потому что так сказал генерал.
Но следующие слова, произнесенные будто в неком запале, в бреду, застали женщину врасплох. Она не ожидала. Никогда не думала, что услышит нечто подобное от Джеймса. Что услышит это сегодня, сейчас. Веста слушала, опустив голову, и отчаянно боролась с желанием прервать этот странный и местами жуткий монолог.
«Ты не прав.» «Ты не виноват.» «Во всем, что случилось со мной, виновата только я.»
Но она молчала. Упорно и самозабвенно, заперев свои мысли глубоко внутри.
Наверное, он хотел облегчить ее жизнь. Попробовать переложить весь этот груз на себя, или забрать хотя бы часть. Но от сказанных слов легче не становилось... Веста часто вспоминала эти минуты после, когда генерала уже не было рядом, и каждый раз его речь впечатывалась в память все больнее и больнее.
- Но потом, когда все будет позади, я хочу, чтобы ты помнила: за все, что ты сделала, ответственен только я.
Лера оторвала взгляд от пола и буквально впилась им в глаза Норта, заставляя неотрывно вглядываться в черноту своих зрачков.
- Ты не должен так говорить... Мы все ошибались, и все по-своему. Но наши жизни не состоят из одних лишь ошибок. Как бы ты не пытался себя переубедить - это не так. И то, что ты хочешь забрать себе все то дерьмо, что я сделала, на самом деле ничего не решит.
Она успела закончить за секунду до того, как еще один взрыв поглотил бы ее слабый голос. В глазах тут же зарябило, потерялась резкость, четкость, все куда-то поплыло... Валерия мотнула головой, пытаясь восстановить картинку перед глазами, и в следующий миг обнаружила себя уже за колонной, в десятке метров от того места, где сидела. Голова раскалывалась. Ноги держали слабовато, даже пальцы, прикрывающие рану, готовы были вот-вот разжаться. Казалось, кровь покидает тело все быстрее, но сейчас, в творящейся вокруг неразберихе, этот факт волновал женщину меньше всего.
Джеймс прижимал ее к себе, пытаясь оградить от происходящего за его спиной. Венесуэльцы наконец справились с последней преградой и ворвались в помещение.
Какие-то крики, топот, скользнувшие по соседним колоннам лучи прицелов. Нападавшие не собирались более церемониться со своими жертвами, они прекрасно понимали, что у забаррикадировавшихся просто не осталось оружия. Пару человек открыли огонь, и Лера даже не поняла, стреляли ли по ним, или ошиблись целью.
Она уже знала, что нападавшие проиграют. 
На нижних этажах прогремели еще несколько взрывов. Вся группа, ворвавшаяся в помещение с колоннами, замерла и прислушалась. Кто-то из них безрезультатно пытался связаться с другими бойцами по рации.
А потом Веста услышала крики. И почувствовала страх.
Хотя этим чувством нельзя сполна описать то состояние, что превратило хрупкую женщину в камень, не давая даже вдохнуть. Она помнила, что за ними идут Невидимки, и опасалась встречи с ними, когда Тени уже исполнят свою грязную работу и придут забрать их отсюда. Страх перед этими существами был рожден в первые секунды давнего "знакомства", и оставался довольно загадочной особенностью. Плохо объяснимой. Единственное, что она ясно понимала, - тело непременно хочет быть как можно дальше от Теней. Всегда отсутствующий инстинкт самосохранения в этом случае все же давал о себе знать.
Но Веста еще никогда не была так близко к источнику контроля этой жестокости в чистом виде.
Она закрыла глаза и плотнее прижалась к Норту.
На нижнем этаже венесуэльцы встречали ад и отдавали ему свои души. Вспоротые животы и глотки, свернутые шеи, переломанные пополам хребты. Ножи, насквозь проткнувшие черепа и грудные клетки. Мозги, разметанные по стенам. Головы, лежащие отдельно от тел. И то, что описывать просто невозможно. Истошные, нечеловеческие крики тонули в огне, пока напалм разъедал кожу и добирался до костей. Самых счастливых ждала пуля в голову.
Веста чувствовала, что рядом стоит кто-то другой, отдаленно напоминающий человека. Это был не ее генерал. Концентрация всего кошмара, происходящего внизу. Что-то внутри нее ясно сознавало, что он - та сила, что сеет смерть через десятки нечеловеческих существ. Что-то внутри велело «Спасайся». Но Валерия лишь сильнее жмурилась и сводила брови.
- Пожалуйста, не отпускай меня... Мне страшно, - наспех произнесенные слова, будто заклинание, врезались в сознание. Ей казалось, что вот-вот генерал сорвется и присоединится к происходящему.
Она чувствовала, как эта жестокость буквально бежит по венам Джеймса, сливаясь с кровью и с безумной скоростью проходя сквозь сердце. Разыгравшаяся фантазия теперь вместо сцен происходящего на первом этаже предлагала хозяйке посмотреть на то, как генерал, отдавшись этой страшной силе, разрывает и ее саму. Но Веста терпела.
Звуки боя на пару мгновений смолкли. Но долго ждать не пришлось - пытка продолжилась уже на втором этаже, и теперь от криков жертв Невидимок закладывало уши. В какой-то момент Лера поняла, что слышит все слишком отдаленно, еще позже, - что ее трясут за плечи, пытаясь привести в чувство.
Но в нормальное состояние женщина так и не вернулась.
Она точно не скажет, как именно выходила из опустевшего здания. Пыталась не смотреть под ноги, но тогда непременно спотыкалась о что-то... Смотрела под ноги, и желудок тут же грозился покинуть организм. Голова гудела, запах крови, казалось, замещал воздух. Пропитанное ею же платье неприятно липло к коже. Рана отзывалась резкой болью при каждом движении...
Но она шла. Потому что генерал сказал, что она будет жить.
Жаль только, Веста не была до конца уверена, шел ли тогда рядом с ней ее генерал.

+3

10

ЗАКРЫТ

0


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 24.08.2016 Сaught in the cross fire (Х)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC