Наша группа ВК
Таймлайн

Vesta : Ramirez
Kravetz
Добро пожаловать в прекрасный Мидгард, который был [порабощен] возглавлен великим богом Локи в январе 2017! Его Армия долго и упорно шла к этой [кровавой резне] победе, дабы воцарить [свои порядки] окончательный и бесповоротный мир для всех жителей Земли. Теперь царство Локи больше напоминает утопию, а люди [пытаются организовать Сопротивление] счастливы и готовы [отомстить Локи и его Армии за их зверства] строить Новый мир!
В игре: 12.2017 | NC-21 | Эпизодическая система

Loki's Army

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » Август, 1929 Absolute Beginners (Х)


Август, 1929 Absolute Beginners (Х)

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Название эпизода
Absolute Beginners
Время игры
Август, 1929
Персонажи
Loki Lafeyson, John Smith
Место действия
Париж, Франция.
Описание
Путешествия во времени и пространстве, Париж конца 20-х годов, удивительные встречи и знакомства. Казалось бы, чем эти двое еще способны удивить Вселенную?
Очередность
John Smith
Loki Lafeyson

http://s4.uploads.ru/t/IjEPF.gif

http://s4.uploads.ru/t/JyfKR.gif

http://s5.uploads.ru/t/uQdto.gif

http://s4.uploads.ru/t/60qy8.gif

+1

2

...Мягкие шаги гулким звуком разносились по помещению, рикошетом отбиваясь от стены и путаясь в колонах, подпирающих свод. Подол платья медленно струился по металлическому полу, тонкие белые пальцы легко и непринужденно касались стальных поверхностей. Теплый желтый свет переливался золотом в её волосах, обнимал за плечи и касался невесомыми поцелуями губ, застывших в полуулыбке. Звонкий голос разнесся по помещению и исчез в хитросплетении коридоров и комнат, которым, как казалось, не будет конца.
   Тишина встретила гостью в зеленом, и лишь небольшой лист бумаги, сложенный вдвое, сиротливо ютился на приборной панели, напоминая о том, что тут был кто-то еще. Пальцы, которые могли быть такими нежными и одновременно грубыми, осторожно развернули послание. Аккуратным ровным почерком в центре листа было написано лишь одно слово: «Держись». В следующий миг помещение завибрировало, цилиндрические стеклянные поршни в центре консоли начали причудливый танец, и под звук работающего двигателя и мигание разноцветных ламп корабль с единственным пассажиром на борту отправился в полет. Необыкновенное путешествие, где будущее и прошлое сольются воедино, чтобы создать неповторимое сейчас.
   Когда шум моторов прекратился, а свет в помещении перестал мигать и вновь стал теплым и приветливым, гостья выпрямилась в полный рост и в недоумении оглянулась. Кроме нее на корабле не было никого, и единственное, что она могла сделать, дабы разгадать загадку – отправиться на поиски того, кто устроил это представление.
   Сквозь открытую дверь светило солнце, а приятный теплый ветер трепал волосы, силясь растрепать идеально уложенную прическу. Аромат роз и влажный воздух смешались с нотами скрипки, выводящей знакомую, но такую далекую мелодию. Несколько шагов вперед, и путешественнице открывает панорамный вид на один из самых красивых город старой Европы. Париж встречает ее буйством красок и разнообразием форм, танцем солнечных бликов на водной глади Сены и несмелым объятием знакомых рук.
- Добро пожаловать в Париж, любовь моя. – Шепот на ухо заставляет обернуться и посмотреть на того безумца, который посмел устроить столь дерзкий сюрприз.
   Доктор выбрал для такого особого дня ничем не примечательный синий костюм в еле заметную серую полоску. Неизменные красные кеды и беспорядок на голове, гордо именуемый прической дополняли образ. Сегодня он был тем же безумным ученым, который когда-то угощался банановым пудингом в одном из кафе Нью-Йорка. Он был тем же, и одновременно – кем-то новым, тем, кого только предстоит узнать.
- Я не силен в подобного рода вещах... – Джон нервно улыбнулся и, взяв Леди за руку, опустился перед ней на одно колено. Выражение лица Локи, изумление в ее глазах и легкая улыбка на губах стоили всех усилий и душевных терзаний.
– Ваше Величество…нет, не так. Моя прекрасная Леди. – Доктор мотнул головой и поднял взгляд на Локи. – Я так много путешествовал один, что практически отчаялся найти своего идеального спутника. Долгие годы поисков завели меня так далеко, что я до сих пор не могу поверить своему счастью и удаче. – Доктор шумно выдохнул, переводя дыхание. Единственный шанс. Одна попытка.Да или нет.– Окажите мне великую честь и разделите путешествие сквозь время и пространство со мной, безумным и взбалмошным, ранимым и любящим, Вашим Доктором. Оба моих сердца бьются только для Вас, моя прекрасная Леди.

Отредактировано John Smith (2013-08-26 23:14:52)

+3

3

Это был сюрприз, отчаянно безумный сюрприз – только такой и стоит ожидать от безумца, которого называют Доктором. И только в такого безумца могла влюбиться женская сущность трикстера, чье собственное сумасшествие было куда опаснее и темнее безрассудства Джона Смита. Он был ее светом в конце холодного тоннеля, огнем, что смог растопить вековой лед; ее островком правды среди моря лжи, на волнах которого она жила и властвовала. Это был странный союз, в котором ничто не однозначно, кроме его сияющей искренности, отрицающей любые тени сомнения.
Локи не родилась женщиной и по сути своей никогда ею не являлась. Однако природа ее была двойственна во всем, и способность принять женский облик для нее казалась чем-то естественным - все различия ощущений воспринимались легко и без лишних раздумий. И лишь ее душа была единой в любом ее облике, и это душа не мужчины и не женщины, но душа трикстера, которая всегда что монета о двух сторонах. Настолько же холодная, насколько и пылающая, настолько темная, насколько и слепящая, настолько же жестокая, насколько и ранимая. И на той стороне монеты, где очерчен профиль Леди Локи, выгравировано и имя Доктора.
Когда богиня вышла из ТАРДИС, она сразу же поняла, что находится не в том Мидгарде, который знает. Сам воздух здесь был иным, хотя у Локи и присутствовало ощущение, что она уже бывала в этом месте когда-то раньше…
- Добро пожаловать в Париж, любовь моя. – Леди услышала знакомый шепот и с улыбкой обернулась к Джону.
Разумеется, Париж. А место, с которого ей открывается вид на город – Эйфелева Башня. Раньше она видела ее только со стороны, величественное строение со своим понятием красоты. Но что это за Париж на самом деле? Должно быть, Локи совершила свое первое путешествие во времени.
Когда Доктор опустился на одно колено и взял ее за руку, она почувствовала, как тихо затрепетало ее сердце. Она знала, что в этом мире значит данный жест.  Локи видела, как взволнован мужчина, но была уверена, что тот и не представляет, что в этот момент переживает она сама. Он лишь делал предложение любимой женщине, в ту секунду вряд ли действительно задумываясь кем она была помимо этого. Она же являлась мужчиной, которому порой случается стать женщиной; завоевателем и символом нового мира; богиней, влюбленной в смертного. Хотя мог ли он теперь называться смертным?..
- Окажите мне великую честь и разделите путешествие сквозь время и пространство со мной, безумным и взбалмошным, ранимым и любящим, Вашим Доктором. Оба моих сердца бьются только для Вас, моя прекрасная Леди.
Локи медленно выдохнула, мягко улыбаясь уголками губ. Она не стала томить своего возлюбленного долгим молчанием и спокойным тоном ответила ему:
- Да, мой Доктор.
Она притянула его к себе, заставляя подняться, и в глазах ее заплясали бесенята-трикстеры. Обняв Джона за шею, она прошептала ему на ухо, куснув за мочку:
- И Вы будете моим по законам обоих миров. Вы станете моей главной тайной, которую я буду охранять так ревностно, как только могу.
С ее губ сорвался тихий смех, таящий в себе превосходство, предвкушение очередной очаровательной лжи. Скрыть от вселенной собственную помоловку? Великолепно с любой стороны! Ее истинное лицо, лицо красивого мужчины-завоевателя, останется все тем же образом, которым оно и являлось. В то же время, Джон Смит, любовь Леди Локи, будет подвержен  меньшей опасности, покуда потенциальный враг не знает, насколько важен ей этот человек. Гениального ученого заменить невозможно. Единственного возлюбленного – невозможно без «почти». После всего пережитого богиня не желала допускать и мысли об этом.
- Мой Повелитель Времени, - продолжала шептать она, - только мой… И будет оторвана каждая рука, которая потянется к Вам. Я не проявлю милосердия. Потому будьте осторожны со своими улыбками в сторону чувствительных мидгардских дев – боюсь, Вы не представляете, насколько Вы соблазнительны.
Локи всегда была деспотом и даже в такой без преувеличения романтический момент не преминула напомнить об этом факте – неудивительно, сие всего лишь черта ее характера. Несмотря на это, Леди была счастлива, в сердце ее разливалось тепло, и хотелось воспарить над этим незнакомым Парижем, петь самою душой, сверху улыбаясь наивным смертным. Богиня обхватила лицо Доктора руками и счастливо рассмеялась, глядя в любимые глаза.
- Я люблю Вас.
Она почти пропела свое признание и коснулась губ Доктора чувственным поцелуем. Где-то внизу жил своей жизнью Париж потерянного поколения, его жители и гости никогда не узнают, что стоящая на Эйфелевой башне пара спустя почти век изменит судьбу этого мира. Но в те самые секунды прохожие тут и там задирали головы, будто что-то притягивало их взгляды к едва различимым силуэтам на вершине главного французского города. Это что-то, словно божественная воля, заставляло их улыбаться и приниматься насвистывать любимые песни эпохи джаза о любви.

+3

4

Простое слово, состоящее всего из двух букв. Удивительное слово, произнести которое бывает слишком сложно или наоборот, непозволительно легко. Прекрасное слово, грани смысла которого переливаются всеми цветами радуги даже во время душевных бурь и мысленных баталий. Волшебное слово, дарящее надежду и дающее уверенность в своих силах.
- Да, мой Доктор. – С улыбкой произнесла Леди, обнимая Доктора за шею.
   Легкий укус, пылающий огнем на коже, и сладкий шепот, призывающий к осторожности, слова, которые вызывают довольную улыбку на лице слушателя и интонация, переполненная нотами превосходства, смешанного с успокоением и счастьем. Леди шептала какие-то предостережения, давала указания, и обещала то, о чем Джон ранее и мечтать не мог. Ученый лишь слушал, перебирая пальцами пряди шелковых волос, ласково проводил по плечам Леди ладонями и улыбался, как самый счастливый человек в мире.
- Я люблю Вас. – пропела Локи, смотря в глаза Доктору и улыбаясь. Он действительно был самым счастливым Доктором во Вселенной.
  Джон приготовил все заранее, поэтому Леди даже не подала виду, что удивлена, когда ТАРДИС с характерным ухающим звуком покинула смотровую площадку Эйфелевой башни, чтобы через мгновение оказаться в мастерской одного из многочисленных художественных салонов Парижа. В воздухе висел запах масляных красок и белил, растворителей и грунтовки, тканевых холстов и промасляных деревянных багетов. Джон уверенно маневрировал между незаконченными скульптурными композициями и скоплением мольбертов и холстов, в поисках создателя и владельца творческого хаоса, царившего вокруг.   
- Сали! – Доктор подошел к мужчине за мольбертом и похлопал его по плечу. – Я же говорил тебе, что Время обладает одной интересной особенностью… – Он выхватил из рук художника кисть и, макнув ее в стакан с водой, провел по краю одного из нарисованных часовых циферблатов. Свежая краска поплыла по грунтовой поверхности холста, и до этого четкие линии размазались, а форма стушевалась. -…Время течет, мой дорой гений.
   Оставив мужчину и далее мучиться над картиной, которая в скором времени станет одним из выдающихся шедевров в истории современного искусства, Джон увлек Леди прочь из мастерской, и, выведя на улицу, пересек мостовую и без промедления вошел в помещение одного из многих кафе, заполонивших узкие улочки французской столицы. Практически все столики были заняты клиентами, большинство из которых являли собой срез парижской богемы. Писатели и актеры, художники  и литераторы, критики и меценаты – все посещали данное заведение для того, чтобы выпить чашечку кофе с ликером и обсудить последние новости, найти вдохновение или просто, наблюдая за остальными, углубиться в самоанализ и собственные мысли.
   В центре зала находился помост для музыкантов. Квартет должен был появиться на сцене намного позже, поэтому джазовые инструменты пока что мирно покоились на своих местах, в ожидании начала концерта. Доктор провел Леди сквозь зал, и каждый их шаг сопровождался заинтересованными и порой понимающими взглядами и легкими улыбка ми. Взойдя на помост, Джон развернулся к Локи и, улыбнувшись, взял ее руки в свои, мягко поглаживая большими пальцами алебастровую кожу на её запястьях. Сегодня станет днем признаний и клятв, которые будут значит все для них двоих и не значить ничего для всего остального мира. Доктора никогда не волновало то, что о нем подумают другие, и сейчас он не будет изменять себе. Сегодня в мире есть только он, Локи, их взгляды, полные любви и нежности, и слова, произнесенные от чистого сердца.
- Я немного могу предложить, и с меня немного можно взять. – Доктор улыбнулся и слегка повел плечами. - Я начинаю все с абсолютного начала, и я в абсолютном здравии ума. – Слова песни, пройдя сквозь душу, лились сами собой, наполненные любовью и нежностью. - Пока мы с тобой вместе, остальное может лететь к чертям. – Джон легко рассмеялся и крепче сжал ладони Локи в своих руках. - Я люблю Вас абсолютно, и  мы начинаем все с абсолютного начала. – С последними словами Доктор притянул Леди к себе и поцеловал, легко и неспешно.
   Свидетелями странной клятвы стали многие известные деятели культуры Франции и мирового сообщества в целом. Среди посетителей были писатели, книги которых стояли в библиотеки поместья Джона в Шотландии, некоторые из которых так понравились Леди во время ее первого визита в родовое гнездо семьи Макдональдов. Казалось, гении словесных форм и утонченных сравнений видели необыкновенную пару насквозь, настолько сильным было их желание стать еще ближе друг другу. Доктор украдкой бросил взгляд на присутствующих и вновь вернулся свое внимание Локи. Настал её черед. Только за ней теперь решение, какого цвета оставить мазок краски на холсте, каким образом закончить предложение и заканчивать ли его вообще. Может, их общая книга всегда будет иметь пару чистых страниц в конце романа, чтобы всегда была возможность вписать что-либо в последний момент? При желании, их книга может не иметь начала и конца, а длиться вечно, растянуться во времени и пространстве. Доктор ждал. Теперь у него было все время мира.

+3

5

Локи разделила с Доктором чувственный поцелуй, закрепляя сказанные ученым слова из песни, которую Дэвид Боуи еще не написал. Собственно, и самого инопланетного рокера не существовало в ту эпоху, как и новоявленного жениха по имени Джон Смит. Происходящая в парижском кафе Closerie des Lilas церемония была истинным парадоксом, невозможной точкой в истории, ужасающе неправильной, с какой стороны не взгляни. Два существа из будущего ворвались прошлое, и любовь их, не более правильная, чем все происходящее, была столь же невозможной, сколь и неопровержимой. Но чего можно было ожидать от трикстера? Сама сущность Локи никогда не являлась однозначной, и сей факт и порождал хаос в ее нутре. И теперь ее магия сделала из простого смертного нечто новое – человека с двумя сердцами и вечной жизнью впереди. Локи и Доктор оказались единственными в своем роде, первыми и последними во вселенной. Среди всех парадоксов, разве не естественен союз двух одиночеств?
- Слова, сказанные или написанные, засвидетельствованные чьими-то взорами… - Леди улыбнулась, отрываясь от губ Доктора, - так полагается начало брака в Мидгарде, верно? Но нам следует обратиться и к ритуалам Небесной Цидатели. Лишь бессмертные боги знают истинную цену вечности.
Локи закрыла глаза, и взяв Джона за руку, принялась читать заклинание на асгардском языке. Слова сливались в одну мелодию, полную трепетной привязанности и животной страсти, миллионов будущих рассветов, встреченных вместе, и миллионов закатов, слившихся в одном нетерпеливом стоне похоти. В этой таинственной песне заключалась вечность, разделенная на двоих. По мере того, как тянулось заклинание, каждый в парижском кафе чувствовал, как отчего-то перехватывает дыхание, и начинают слезиться глаза. Стекла и зеркала немного запотели, и в воздухе повис прозрачный звон подрагивающих на столах тарелок и бокалов.
Леди закончила читать заклинание, и ощутила болезненное жжение в ладони. Она неосознанно крепче сжала руку Доктора, будто утверждая свои намерения. На внутренней стороне ее ладони открылась рана, точно повторяющая очертания линии судьбы, и точно такая же появилась и у Джона – Леди знала это, потому что ощущала, как ее прохладная кровь и обжигающая кровь Доктора смешиваются, завершая древний обряд.
Когда богиня открыла глаза, руки любовников были охвачены едва уловимым золотым сиянием, что всегда сопровождало колдовство Локи. Магические раны затягивались, и кровь испарилась, так и не показавшись жадным взорам посетителей Closerie des Lilas, следившим за причудливой церемонией с неотступным вниманием. На тыльной стороне ладоней Доктора и Локи засветились витиеватые руны, но явление их оказалось столь туманным и недлительным, что публика так и осталась в неведении, не было ли увиденное миражом, вызванным лишним бокалом вина за обедом. Эти руны имели обыкновение проявлять себя лишь в моменты особой близости – моральной или физической (причем второе, по причинам понятным, обыкновенно случается довольно часто, но засвидетельствовать сие некому).
Локи посмотрела на Доктора и мягко улыбнулась, еще не до конца веря в содеянное. Магию не обманешь. Теперь она никогда не будет одна.
- Какое великолепие! Давайте пить за это! – донесся до влюбленных звонкий женский голос.
Леди оглянулась и увидела девушку с мелкими, но приятными чертами лица и модными локонами. Она подбежала к пришельцам из будущего и вручила им по бокалу с шампанским, что-то возбужденно причитая. Кем она была, Локи поняла, лишь увидев ее мужа.
- Поздравляю, - улыбнулся он, обращаясь к странным новобрачным.
Локи чуть не остолбенела. В ее сознании этот человек был давно мертв. Мертвый гений пера, один из искуснейших писателей Мидгарда. Фрэнсис Скотт Фицджеральд. И разумеется, девушка рядом с ним – его жена.
Леди и Доктор окунулись в празднование своей любви вместе с целой компанией выдающихся творцов Потерянного поколения. Богиня и ее избранник рассказывали своим новым знакомым одну лишь правду о себе и своих невероятных жизнях, а те не смотрели на них, словно на умалишенных – они лишь видели в их словах глубокий символизм и сообща пытались разгадать его значение, чем изрядно веселили счастливых влюбленных. Локи также молча сделала вывод, что при всей ограниченности источников информации по сравнению с ее современностью, смертные в те годы думали и знали гораздо больше.Так или иначе, все впечатления были вторичны, и главным оставалось то, что ее Доктор рядом с ней, и что между ними нет никакой лжи, только обжигающее своей искренностью чувство. Они развлекались вместе со всеми и смеялись чьим-то шуткам, едва ли способные отвести сияющие взгляды друг от друга. Они неизменно находились рядом и касались друг друга, порой словно невзначай – ее локоны на его плече, его колено касается ее под столом, - они были неразделимы.
Напоследок, мучимая желанием донести до любимого мидгардского писателя всю славу, что ждет его в будущем, Локи принялась убеждать Скотта, что прочитала все его работы и влюбилась в его слог, который неприменно войдет в историю. На прощание она горячо расцеловала мужчину под возмущенный взгляд Зельды и отдающий алкогольным душком хохот посетителей Closerie des Lilas. Однако, ревность супруги Фицджеральда была еще менее особнованной, чем обычно – Леди Локи любила лишь своего Доктора, беззаветно и абсолютно.

+3

6

Судьба. Доктор никогда не верил в судьбу. Он не хотел даже думать о том, что все его поступки и желания продиктованы кем-то или чем-то. Джон не верил, что его жизнь расписана по секундам и у него нет ни единого шанса что-либо изменить или переиначить на свой лад. Как можно думать, что все заранее предрешено? Человек сам распоряжается своей судьбой, самостоятельно решая, чему быть, а чему нет. Кровь, струившаяся из раны на его ладони, четко указывала на правоту Доктора. Он захотел поверить Локи, решил полюбить её и спасти от вечного холода и одиночества. Это было его личное желание и решение, и никакая судьба была не властна над его чувствами к Богине.
   С каждым словом на незнакомом Джону языке, с каждой секундой, с каждым вздохом тепло внутри его души росло, разливаясь жидким медом по венам, согревая все его естество и отражаясь блаженной улыбкой на лице. Его кровь слилась с кровью Локи, венчая их союз золотым магическим свечением и рунами, сверкающими звездной пылью на их запястьях. Отныне они едины. Вдвоем – сквозь вечность. 
   Празднование в кафе было шумным и долгим, и, затянувшись до позднего вечера, грозило перейти на утро следующего дня. Доктор никогда бы не подумал, что сможет встретить такое количество великих творцов человечества. Писатели и художники наперебой поздравляли только что образовавшуюся супружескую пару, и каждый считал своим долгом оставить на память хоть что-нибудь. В тот вечер Джон и Локи унесли в качестве подарков несколько полотен, в том числе «Пылающего Жирафа» кисти самого Дали, несколько открыток с автографами, множество поцелуев и добрых слов, а также веру в то, что отныне им все по плечу и впереди их ждет не одна вечность, разделенная на двоих.
   Чего только не было в их свадебном путешествии. Первая брачная ночь на консоли ТАРДИС, прогулка парком юрского периода, настойчивые просьбы со стороны Леди приютить необычного домашнего питомца и попытки Джона организовать на корабле вольер для тиранозавра. Леди и Доктор путешествовали по Вселенной, заглядывая в самые отдаленные уголки, посещали уникальные планеты и наблюдали за рождением галактик. Океаны лавы, застывшие ледяные морские волны, парящие сады, небо с десятком лун и солнц – все это было в их путешествии только фоном. Джон смотрел в глаза Локи, крепко сжимая её руку и улыбаясь, как самый счастливый человек во Вселенной. В их распоряжении было все время мира.
   Древние майя угощали их напитком богов, который на деле оказался горьким какао, вкуснее которого Доктор не пробовал. Они наблюдали закат солнца над храмами одной из самых великих и загадочных империй в истории человечества, танцевали в дорожке лунного света и стоя по колено в воде на ритуальной церемонии в горах Перу. Локи принимала молочные ванны и сплетничала с царицей Египта Клеопатрой, в то время как Доктор распивал лучшие римские вина с Марком Антонием. Они видели строительство пирамид, и Джон поклялся, что унесет секрет их возведения с собой в могилу.
   Побывав в Италии и познакомившись с Леонардо, Доктор наконец-то понял, почему улыбка Локи всегда казалась ему такой знакомой и загадочной одновременно. Великий гений предлагал ученому стать натурщиком, но Джон, скрепя сердце, отказался, прекрасно понимая, что вторгаться в ход уже свершившейся истории неправильно и опасно. Италия, только более позднего периода, оставила в душе Доктора неизгладимое впечатление и сотни сгоревших нервных клеток. Кто бы мог подумать, что простая прогулка каналами Венеции превратиться в побег от разъяренных и оскорбленных мужей? Джону долго пришлось доказывать, что его внешнее сходство с неким Казановой лишь внешнее, и если бы не вмешательство Леди и массовый гипноз, ученому пришлось бы несладко.
   Древние народы Земли раскрывали перед Богиней и её смертным великие секреты и тайны, каждый раз удивляя и поражая воображение. Джон надеялся, что Локи полюбит эту планету, полюбит человеческий род, и, возможно, смягчит свое отношение к ним и изменит свои планы. Люди прекрасны, с их безумными идеями, глупыми поступками и искренней душой, открытой всему новому и неизведанному.  С каждым очередным путешествием взгляд Леди становился все мягче, а улыбка шире.
   Ученый не знал, сколько времени они провели в путешествии, он просто не хотел этого знать. Единственное, чего хотелось Джону, так это чтобы их вечность никогда не заканчивалась. Доктор смог найти дорогу к сердцу могущественного Бога. Локи смогла позволить ему это сделать. Кто-то скажет «судьба». Джон не верил в судьбу. Доктор верил в Любовь.

+4

7

ЗАКРЫТО

0


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » Август, 1929 Absolute Beginners (Х)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC