Наша группа ВК
Таймлайн

Vesta : Ramirez
Kravetz
Добро пожаловать в прекрасный Мидгард, который был [порабощен] возглавлен великим богом Локи в январе 2017! Его Армия долго и упорно шла к этой [кровавой резне] победе, дабы воцарить [свои порядки] окончательный и бесповоротный мир для всех жителей Земли. Теперь царство Локи больше напоминает утопию, а люди [пытаются организовать Сопротивление] счастливы и готовы [отомстить Локи и его Армии за их зверства] строить Новый мир!
В игре: 12.2017 | NC-21 | Эпизодическая система

Loki's Army

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 16.06.2016 Divine patience for special patient (Х)


16.06.2016 Divine patience for special patient (Х)

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Название эпизода
Divine patience for special patient
Время игры
16.06.2016
Персонажи
Valeria Vesta, Samantha Cofflin
Место действия
Лаборатория Саманты Коффлин
Описание
Начало войны: кровь, ранения, смерть, неизбежность... Для Армии Локи потери в первом бою сравнительно невелики, но шальные пули задели многих. Лазареты не то чтобы переполнены, просто квалифицированных рук на всех раненных не хватает. И как всегда - работы много, сна мало... Саманту, помогающую докторам в это нелегкое время, отпустили к себе в лабораторию на отдых. Вот только спокойно провести эти драгоценные часы ей все же не удастся.
Очередность
Valeria Vesta
Samantha Cofflin

0

2

Веста была готова на все ради Армии. Перенести облучение, подвергнуть себя тяжелейшим испытаниям, отдать жизнь. Мучить, устраивать показательные казни, убивать... Но вести на смерть тех людей, с кем так давно знаком, нести ответственность не только за свою шкуру - этот поворот стал для нее настоящим испытанием.
Девушка и не думала, что все так далеко зайдет. И ее устоявшийся ранг старшего офицера, и включение в командный состав. Все эти стратегии, тактики. Глотать теорию она умела с лихвой. Воплощать на практике, в принципе, тоже, но...
Человеческий фактор оказался сильнее. Во время первого открытого военного действия в Берлине Валерию с небольшим отрядом послали в северную часть города. Часы боя казались ей днями. Вот они - ее бойцы. Напуганные происходящим, они готовы слушаться, но настолько беспомощны в деле... Эти барышни, в лица она помнила почти всех своих подчиненных. Восседавшие на кухне с алкоголем и упорно избегавшие тренировок. Теперь все играло против них - и оружие, и подготовка, и происходящее вокруг. Лере думалось, что в одиночку она смогла бы принести больше пользы в том сражении. Но нет ведь, угораздило кого-то приставить к ней целый отряд...
К слову, закончилось все не так уж и плохо. Ее вылазка прошла без потерь, правда троих невнимательных и неумелых очень серьезно ранили. Задели и саму Весту. Но ее оплошность была оправданной - прикрывать нерадивых подчиненных то еще удовольствие.
И теперь, только девушка ступила на порог родной базы, ее чуть ли не силой толкали в неизвестном направлении по приказу вышестоящих немедленно показаться врачам. Балерина уже прикинула, кто из командиров мог знать ее настолько хорошо, чтоб догадаться, что за медицинской помощью она не обратиться. Отложив разборки на эту тему до лучших времен, Веста прошла в какое-то темное помещение, пытаясь различить очертания вещей и понять, где находится.
Сложившаяся ситуация с каждой секундой раздражала Леру все больше. У нее на руках - отчеты о вчерашнем бое, потерях, куча документации и материалов, которые нужно разобрать и выучить. Где-то в другом крыле лежат ее подчиненные, которые получили сложные ранения. Их надо навестить, или хотя бы узнать о состоянии. Как там говорят, "главное, чтоб было стабильно"? Таким термином сейчас можно было описать только две вещи: стабильная боль в руке и стабильно ужасное настроение. И, если с ранением разобраться танцовщица могла и сама, то эмоциональный фон поднять было гораздо сложнее. Пары скандалов с начальством, впрочем, было бы достаточно.
- Мисс Коффлин? Вы здесь? - провожатый старался найти выключатель, но попытки увенчались полнейшим провалом, потому он продолжал вещать с порога. - Начальство распорядилось доставить к Вам генерал-майора Валерию Весту. Ей нужно оказать медицинскую помощь, пулевое ранение, кости не задеты, но пулю надо достать... Дальше не помню, если честно, но думаю, вы и сами разберетесь.
- Немедленно веди меня обратно, иначе будешь пожизненно картошку чистить, - тут же прошипела балерина в сторону парня, на что он лишь недовольно поморщился.
- Мне обещали наказание похуже, если я Вас не передам в руки докторам. Я не виноват, что они нас сюда послали...
- Я тебя запомнила.
Под гневным взглядом Леры парень как-то осел и поспешил немедленно убраться.
Еще пару секунд - девушка ушла бы следом, но внезапно вспыхнувший свет и показавшаяся женщина заставили Валерию замереть на месте. Доктор Коффлин, а это бесспорно была она, выглядела мягко говоря плохо. Будто не спала трое суток, совершая марш-бросок.
Веста нервно окинула взглядом помещение и сделала пару шагов вперед. Она все еще инстинктивно прижимала к себе небольшую стопку бумаг, которые уже успела запачкать кровью.
- Послушайте, мне совершенно некогда заниматься всей этой медицинской чепухой. Ничего там страшного, сама справлюсь. Я сейчас просто уйду, а Вы скажете, что все необходимое сделали, и то, если спрашивать будут.

+3

3

Вот уже третий день (или уже ночь?) Сэм ни на минуту не смыкала глаз. Прошло уже немало времени с момента начала атаки Берлина, а количество раненных все не иссякало -  на вторые сутки уже начинало казаться, что они просто почкуются, как дрожжи, и перед глазами мелькали все те же травмы, ранения, огнестрельные, ножевые, ожоги разной степени, искалеченные конечности… казалось, этому не будет конца. Прежде тихие безлюдные лазареты вдруг заполонили толпы – стонущие, окровавленные, сердитые,  страдающие, недовольные, испуганные, требующие внимания и первоочередной помощи преимущественно молоденькие девочки, которым в жизни не положено было испытывать большего болевого шока чем сломанный ноготь или ожог от плойки. Это было кошмаром. Это называлось войной. И со всем этим  хаосом предполагалось справиться десятку(!) простых докторов, даже пусть к ним привлекли в помощь еще с два десятка высококвалифицированных ученых совершенно иного профиля? О второстепенных медиках, о медсестрах, о санитарках и прочем больничном персонале речи вообще не шло – их просто не было, не было и все тут!  Сэм среди ночи выдернули из постели, чтобы ближайшие трое суток вытаскивать пули, штопать, резать, обеззараживать, промывать раны и латать кровавые дыры… Нет, на самом деле доктор Коффлин любила людей и не имела ничего против вида крови – но вот только с первыми предпочитала общаться в легкой непринужденной обстановке, а вторую  привыкла созерцать исключительно в пробирках и под микроскопом, да и с серьезной раной в последний раз сталкивалась, когда мазала зеленкой разбитые коленки Уиллоу. Но нет же - здесь алая жидкость хлестала отовсюду, норовя как можно скорее покинуть своих владельцев, и обстановку непринужденной не смог бы назвать и самый последний псих. Все, если они к следующей атаке не наберут себе нормальный штат  медработников, я, клянусь всеми богами, уволюсь отсюда к чертовой матери! – в сердцах думала Сэм, на автомате вкалывая кому-то лишний кубик обезболивающего. – Это, конечно, вряд ли осуществимо, но помечтать-то можно. Часы то летели, то ползли как улитки, работы не уменьшалось, и когда половину добровольцев наконец-то отпустили на пару часов  отдыха, Саманта просто ввалилась в лабораторию и, без сил падая на диван, провалилась в абсолютную черноту.
Блаженное забытье продлилось, казалось бы, одно мгновение, когда в дверь самым бесцеремонным образом забарабанили. Стук не был ни вежливым, ни вопросительным – он был настойчивым и требовательным, исключая всякую возможность просто-напросто послать визитера. О небо, и кого там еще нелегкая принесла… Пытаясь проморгаться от  скачущих пятен в глазах, Сэм едва успела натянуть белый халат и пересобрать в косой пучок растрепавшиеся волосы, как внутрь вломились незваные посетители; шел четвертый день/или/ночь напряженного бдения, кофеина в организме ученого уже было больше чем в кофе-машине, а от былого добродушия едва ли осталась десятая часть, да и та рисковала попросту испариться, когда хрупкая девушка с явно поврежденным предплечьем (ее сопровождающий даже потрудился отчитаться о подробностях ранения) скорчила недовольную мину и выдала:
- Послушайте, мне совершенно некогда заниматься всей этой медицинской чепухой. Ничего там страшного, сама справлюсь. Я сейчас просто уйду, а Вы скажете, что все необходимое сделали, и то, если спрашивать будут.
  Сэм раздраженно захлопнула дверь и, проходя мимо, мягко но решительно толкнула посетительницу на диван.
- Милая, я тебе что тут, в игрушки играю? Справится она, как же. Я, знаешь ли, тоже в свое время неформальностями болела, но оставлять пулю в руке в качестве пирсинга – это слишком уж оригинально, я уже молчу и приятнейшей процедуре под названием «заражение крови», - устало ворчала женщина, доставая бинты, пинцеты, антисептики – о боже, что там еще надо?...  Часть мозга еще функционировала, заставляя руки двигаться быстро, четко и уверенно, но другая его половина уже пребывала где-то за гранью спокойного восприятия действительности.
Девушка сердито сверкнула глазами и собралась было рывком подняться, но Сэм уже сидела рядом и крепко держала ее за запястье, одним ловким движением разрезав рукав и придирчиво осматривая рану.
- Ладно, тут делать особо нечего, даже шрамов серьезных не останется.  Посидишь смирно, не дергаясь – больно не будет, а если ты, милочка, еще потрудишься минут на двадцать прикрыть ротик и помолчать, то получишь от вымотанной докторши огромное человеческое «спасибо»…

Отредактировано Samantha Cofflin (2013-08-13 03:20:34)

+2

4

"Я так и знала, что добром это не кончится..."
Настроение уверенно перешагнуло в категорию "минус" и все продолжало опускаться, пока наполняющиеся злобой глаза следили за женщиной, наспех собирающей нужные вещи. Не прошло и пяти минут - новоявленная врачевальница опустилась рядом на диван, что-то бормоча и попутно осматривая рану. Казалось, она говорила специально, чтоб проснуться или исполнится энергии, но все эти запреты с третьего предложения только больше раздражали пациентку.
- О, да что там делать! Достал пулю, приклеил пластырь Джона Смита, который восстанавливает кожный покров, мышечную ткань... Да Господи, чего он только не делает! Перевязал, да пошел дальше. Дело пяти минут. А Вы меня, конечно же, не меньше трех часов будете здесь держать, пока все обработаешь... Черт, я уже должна быть на другом конце базы!
Девушка бросила быстрый взгляд в сторону Саманты и закатила глаза, всем своим видом давая понять, как сильно желает сейчас здесь находиться. Кажется, женщина начала первично обрабатывать рану, Веста решила перевести внимание на содержимое этого странного помещения, вдруг отвлечет и успокоит? Впрочем обстановка была столь скучна для далекой от научных дел балерины, что ей быстро наскучил вид того, что было так ценно для хозяйки.
Звук входящего вызова прорезал воцарившуюся на такие драгоценные минуты тишину и заставил Валерию вздрогнуть - ей не могли звонить просто так. Даже больше, сейчас каждый звонок был крайне важным. Слегка недовольно отдернувшись от Саманты, танцовщица поднялась и извлекла из штанов мобильный телефон.
Палитру эмоций на ее лице стоило бы снять на камеру - от злобы до крайнего испуга, от непонимания до полнейшей растерянности.
- Как умерла... Моя? Не может быть! У одной тяжелое ранение, но меня заверили, что это не смертельно. Нет, давай все то же самое, с начала...
От нервов девушка начала мерить комнату шагами, давно позабыв и свое местоположение, и присутствующую здесь же Коффлин, и свои листки на диване. Казалось, она вообще ничего не видит. Внезапно Валерия остановилась.
- Стоп. Какая Эфом? Повтори по буквам... Нет, моя Эффен! Черт, идиот, ты перепутал! - казалось, от злости девушку пробирает мелкая дрожь. - Что значит не кричи?! Ты хоть понимаешь, что наплел мне! Речь идет о моих подчиненных, придурок! Десять раз перепроверь, только потом с подобными новостями звони.
Едва совладав с приступом ярости, Лера все же вернула мобильный в карман. Горький опыт. Она прикрыла глаза и попыталась успокоится. Немного получилось.
"Боже, если кто-то из моих умрет..."
- А Вы что так на меня смотрите? - Веста поймала взгляд Саманты, как только разлепила веки. - Это еще не самое страшное. Хоть надежда на спасение есть. Вот вчера было хуже. Это Вам не по каморкам да лабораториям сидеть, - она нехотя вернулась на диван, просто потому, что хотела поскорее отсюда убраться и понимала, что без нужных процедур не отпустят. - И вообще, лучше бы Вы там были, среди раненых, чем здесь отлеживались. Опять кто-то умер.

+2

5

Девушка крутилась, дергалась, и сидеть спокойно явно не желала. Оптимизма не прибавлялось. Напротив, настроение верно и стремительно катилось под уклон, и спасти его могло разве что чудо... правда, в последнее время чудеса к Сэм в гости не так уж часто заглядывали.
  - О, да что там делать! Достал пулю, приклеил пластырь Джона Смита, который восстанавливает кожный покров, мышечную ткань... Да Господи, чего он только не делает! Перевязал, да пошел дальше. Дело пяти минут. А Вы меня, конечно же, не меньше трех часов будете здесь держать, пока все обработаешь... Черт, я уже должна быть на другом конце базы!
- Твои чудо-пластыри еще вчера кончились, - сухо заметила Сэм, пинцетом извлекая на свет божий ту самую пулю, виновницу этой "приятнейшей" беседы, - Закончу - отпущу, я тебе тут что, в игры играю? Тоже мне, гений медицины нашлась...
Вскоре простого отвлекающего трёпа непредвиденной посетительнице оказалось мало, и она принялась возбужденно кричать что-то в трубку мобильного, размахивая недоперевязанной рукой и слоняясь туда-сюда; от этого мельтешения и крика у вымотанной Саманты еще сильнее разболелась голова; девчонку захотелось стукнуть чем-то тяжелым. Вон там микроскоп на пару кило затянет...
- А Вы что так на меня смотрите? - Веста поймала взгляд Саманты, как только разлепила веки. От ее тона женщине захотелось снова вернуться к мысли о "чем-то тяжелом". В конце концов, она учены а не врач, и клятвы Гиппократа не давала...
- И вообще, лучше бы Вы там были, среди раненых, чем здесь отлеживались. Опять кто-то умер.
- Лучше?!  - Сэм в это время как раз затягивала бинты,  и от эмоций случайно слишком сильно дернула края, от чего девушка невольно поморщилась. - Лучше?! Знаешь, что было бы лучше? Лучше бы все эти пигалицы малолетние, переполнившие лазареты, сидели по домам, учились в колледжах и шли работать моделями и секретаршами; лучше бы один из великолепный город с многовековой историей и миллионным населением не лежал сейчас в руинах, оплакивая тысячи погибших  - не только солдат, а стариков и детей! "Опять кто-то умер"... Да люди каждый день умирают, миллионы лет, миллиарды людей. Весь вопрос в том как...

+2

6

Веста не была уверена, что с ее рукой закончили, но бинты на месте - это ли не знак успешного завершения возни с этой чертовой раной? Девушка так и посчитала, в мгновение выскользнув из рук взбушевавшейся ученой. Ее тираду она слушала уже стоя возле дивана, презрительно наблюдая за говорящей.
Отлично, очередная праведница, которой пристало все же прикрываться за спиной сильнейшего. Как она смеет говорить подобное, находясь именно на стороне божества, ставшего причиной всего этого кошмара? Да, ужас отрицать нельзя, но неужели она не понимает...
- Какие громкие речи. Я слышу их от лица ученого Армии. Или Вы забыли, по чью сторону находитесь? Да, лучше бы все наши солдаты, если их так можно назвать, оставались по ту грань повседневности. Но они сами пришли сюда, сами отдали свои жизни в руки Локи. Они знали, что шли на смерть. Конечно, лучше бы такой прекрасный город, как Берлин, стоял, и жители его были целы. Вот только мы пришли завоевать этот мир любой ценой. Правительство Германии и столицы непосредственно прекрасно видели, чем закончилась первая попытка Локи захватить мир. Они должны были реально оценивать свои силы.
Веста приблизилась к дивану и ловко подхватила свои листы. Потом прошла вглубь комнаты, краем глаза скользя по всевозможным научным приборам. Тревис Ганнер, химик Армии, помимо прочего должен был заниматься разработкой какого-то чудо-препарата для солдат. Для тех, кто погиб, чтоб они остались живы. Для тех, кто был ранен, чтоб они остались целы. Лера не знала, что случилось с этим ученым, но его разработку перебросили на другого, а с тем все дело быстро и целенаправленно выгорело.
"Хотя это смогло бы стольких спасти..." - танцовщица сверкнула глазами, зайдя в особо темный угол. Относится ли эта Коффлин к закрытию столь важного проекта? Или, возможно, именно она стала его инициатором? Слишком мало времени для подробных разборов полетов, но десяток минут в запасе есть.
Вернувшись ближе к источнику света, Валерия пару секунд изучала несколько своих листков, после чего подняла глаза на Саманту. Измученная, выжатая, затасканная, она выглядела лет на пятьдесят, хотя по факту была на двадцатку моложе. Знала ли она, куда шла, или просто пыталась пересидеть войну в этом "уютном" ранге ученой?
- Я Вас насквозь вижу. Вы тут только из-за того, что смогли трезво оценить расстановку сил. Решили отсидеться в тихом месте, удаленном от убийств и смерти? Не вышло? Заставили все же смотреть? Это еще не самое худшее, что может с Вами здесь случиться, поверьте... - девушка отошла на пару шагов. - Но, в любом случае, Ваша позиция - мерзкая.
Последнее слово особенно сочилось ядом, будто это можно было почувствовать физически. Веста была почти  уверена, что эта дама замешана в остановке проекта. Она уже почти презирала ее.
- На чем специализируетесь, доктор Коффлин?

Отредактировано Valeria Vesta (2013-08-12 13:15:35)

+3

7

Наглая девчонка подскочила с божественно мягкого дивана, как ужаленная, едва закончилась перевязка, и принялась изображать из себя воплощенное презрение. Вот какого лешего я тут надрываюсь, чтобы какая-то пигалица при погонах из прихоти поливала меня грязью?! Рассуждает о жизни и смерти, философ недоделанный! Может, со смертью она и знакома не понаслышке, но вот что касается жизни…
  Сэм хотелось возвратить все в прежнее русло. Вернуться в свой привычный мир графиков и формул, микроскопов и лазеров, предметных стекол и препаратов в пробирках; в наномир, где каждая клетка устроена не проще Вселенной, вот только эти вселенные как крошечные кирпичики, из которых можно выстроить что угодно – вывести новые виды, создать новую расу людей, изменить до неузнаваемости всю планету, можно изобрести панацею или вирус, уничтожающий все живое… Можно наслаждаться неограниченной властью творения, доступной лишь генной инженерии и подобным отраслям биологии; можно почувствовать себя Господом Богом…  Но, конечно,  не в тот момент, когда у тебя на руках вместо статистического анализа данных – толпа девчат, поцарапанных в  большой заварушке.
  Тем временем непрошенная гостья вопреки тайным надеждам ученого не бросилась к дверям, а, схватив в охапку свои бумажки, пошла с хищным видом прогуливаться по ее родной лаборатории.
- Милочка, ты кажется куда-то спешила. Могу тебя заверить, твои драгоценные подопечные не прячутся за моими шкафами, да и скелетов я там, знаешь ли, тоже не храню, - Саманта попыталась относительно дружелюбно улыбнуться и взглянуть на мир с позитивной стороны. Вышло как-то не очень. Особенно когда заносчивая пациентка начала вещать, оценивая Сэм со своей колокольни:
-  Я Вас насквозь вижу. Вы тут только из-за того, что смогли трезво оценить расстановку сил. Решили отсидеться в тихом месте, удаленном от убийств и смерти? Не вышло? Заставили все же смотреть? Это еще не самое худшее, что может с Вами здесь случиться, поверьте... - девушка отошла на пару шагов. - Но, в любом случае, Ваша позиция - мерзкая. 
- О, даже так? Насквозь меня видишь? – Сэм неприятно усмехнулась, окидывая усталым взглядом девушку, окатившую ее с ног до головы волною незаслуженной ненависти. – Боюсь тебя огорчить, но ты настолько же далека от правды, как и от понятий об элементарной этике и благодарности,  - она сгребла со стола аптечку, один вид которой уже вызывал легкий психоз; заварила очередную ударную дозу кофе. – Я в свое время наскакалась с пушкой в руках, пусть и с бутафорной, а сейчас с удовольствием занялась бы адской пахотой над очередным сенсационным открытием, спасающим/уничтожающим мир, если бы не пришлось горбатиться тут в роли сестры милосердия, блин.
Сэм на самом деле была эгоисткой. Она вполне признавала это. Единственной ее заботой было благополучие детей и развитие своих научных детищ. Но  презирать ее за это никто права не имеет. Тем более эта… эта.
- На чем специализируетесь, доктор Коффлин?
- А то не видно? На синяках и ссадинах, - ее уже утомила надменная девчонка, и распинаться перед ней Сэм была уж никак не намерена. Да и разве дойдет до нее смысл элементарных различий в тонкостях научных специализаций? Что уж говорить о новом многообещающем проекте, не законченном, вынужденно брошенном из-за этой кутерьмы, вернуться к которому так и чесались руки. Ладно-о…
- Так, дорогуша, я уже потратила на тебя добрых полчаса. Можешь смело проваливать, дабы не наблюдать более мою «мерзкую позицию». Проще говоря, вон. Дверь во-от там. Всего хорошего. 

+1

8

Почему-то под конец этой немного затянувшейся процедуры яд, лившийся из ее врачевальницы, начал забавлять танцовщицу. Такой, знаете, сдерживаемый, культурный, что ли... Выдаваемый четко установленными дозированными порциями. Гнев в рамках. Пожалуй, ученый - это не призвание, и даже не склад ума, а стиль жизни.
Посему за попытками Коффлин выдать в ответ что-нибудь не менее язвительное, при этом оставаясь "добренькой", Веста наблюдала с крайним интересом, любопытством, и не без доли издевки во взгляде.
Кажется, эту дамочку редко пытались поставить на место. Скорее всего, она даже смогла бы собрать исключительно положительные характеристики со всех бывших мест работы. Что ж, теперь ее жизнь выйдет на новый вираж, уж Лера об этом непременно позаботится.
В конце концов, порою бывает полезно сломать человека. Сломать в нем хоть что-то. В случае Саманты этим "что-то", конечно, может оказаться ее же рука или нога... Но в таких крайностях пока что смысла, конечно, не было. Пока еще идет война и этот "светлый ум" может хоть перевязки делать. А вот если пошатнуть в ней какую-то опору ее реальности - может раскрыться очень важная грань ее личности. Но опять же, все - предположения, а на сей момент Валерии не пристало разбираться с этой (по крайней мере внешне) здоровой женщиной.
- А то не видно? На синяках и ссадинах.
- Не предоставлять информацию мне - большая ошибка с Вашей стороны, - девушка тут же выудила невесть откуда ручку и набросала пару слов как одном из листков. Чтоб не забыть.
- Так, дорогуша, я уже потратила на тебя добрых полчаса. Можешь смело проваливать, дабы не наблюдать более мою «мерзкую позицию». Проще говоря, вон. Дверь во-от там. Всего хорошего.
Пару секунд Веста не спускала внимательного взгляда с Сэм. Глаза светло-голубого цвета отвечали ей почти с той же уверенностью, но это было заложено шаблонностью, как данность. Если сегодня ученой и пристало побыть настоящей - лишь в те моменты, когда она действительно выходила из себя. Где-то там, внутри, ведь на выходе от этих мыслей оставалась едва пробиваемая брешь вежливости, граничащая с желанием поскорее остаться в одиночестве.
Танцовщица улыбнулась в ответ на слова Сэм, и эта улыбка больше кричала "Да пошла ты нахуй", чем была проявлением сколько-нибудь доброты. Или что там улыбки обычно означают?
- Мы еще встретимся, - секунду назад Лера еще хотела продолжить эту фразу, но теперь предпочла промолчать о своих планах - пусть это будет загадкой, таким себе... неприятным сюрпризом. О котором Коффлин вспомнит, когда будет уже поздно.
Девушка проследовала в указанном направлении к двери, и затормозила уже на выходе, будто вспомнив одну безумно важную мелочь:
- Ах да... - она развернулась к Саманте, - Спасибо за перевязку. И за тех, кому Вы помогли. Хоть чем-то полезным занимаетесь.
Лицо Весты в мгновение посерьезнело и она удалилась, оставив открытой дверь.

Отредактировано Valeria Vesta (2013-08-16 04:56:56)

+1

9

ЗАКРЫТ

0


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 16.06.2016 Divine patience for special patient (Х)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC