Наша группа ВК
Таймлайн

Vesta : Ramirez
Kravetz
Добро пожаловать в прекрасный Мидгард, который был [порабощен] возглавлен великим богом Локи в январе 2017! Его Армия долго и упорно шла к этой [кровавой резне] победе, дабы воцарить [свои порядки] окончательный и бесповоротный мир для всех жителей Земли. Теперь царство Локи больше напоминает утопию, а люди [пытаются организовать Сопротивление] счастливы и готовы [отомстить Локи и его Армии за их зверства] строить Новый мир!
В игре: 12.2017 | NC-21 | Эпизодическая система

Loki's Army

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 07.07.2016 Confide In Me (Х)


07.07.2016 Confide In Me (Х)

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Название эпизода
Confide In Me
Время игры
07.07.2016
Персонажи
Loki Laufeyson, John Smith
Место действия
База организации Щ.И.Т.
Описание
Джон Смит выбрал крайне неудачное время, чтобы вернуться в Нью-Йорк. В городе, охваченном разногласиями и противоречиями, так легко оказаться не в том месте и не в то время. Никто не заметит исчезновения человека посреди безликой толпы, никто не придет его спасти, никто не поможет. Одна надежда - уповать на Бога.
Очередность
John Smith
Loki Laufeyson


http://s4.uploads.ru/t/9hLZb.gif
http://s4.uploads.ru/t/h8DYP.gif
http://s5.uploads.ru/t/GPrdT.gif

0

2

Яркий свет после кромешной темноты беспощадно резал глаза, не давая возможности сосредоточиться и рассмотреть помещение. Тело ныло и болело, кажется, везде, пульсируя в лимфатических узлах и отбивая четырехтактный ритм в висках. Тупая боль сковывала мышцы, и совершить хотя бы незначительное движение не представлялось возможным. Затылок пронизывал электрический ток, импульсами скользя вдоль позвоночника и собираясь в районе поясницы, грозясь взорваться очередной вспышкой боли. Последнее, что помнил Джон, были транспаранты с изображением Бога Обмана, волнение человеческого моря, окрашенного во все оттенки зеленного и золотого, и странную тень, что стремительно приблизилась к нему, после чего свет перед глазами померк.
   Зрение постепенно стало приходить в норму, и окружающая реальность начинала принимать отчетливые формы. Пустое помещение, в котором находился ученый, было освещено бледно-голубым светом. Создавалось впечатление, что Джон находится внутри металлического куба, на одной из граней которого расположилось огромное зеркало. Комната для допросов – только так можно было описать то, что видел Доктор сквозь мутную пелену боли, все еще застилающей глаза. Ученый напряг зрение, чтобы рассмотреть свое отражение в серебряной глади напротив. То, что он увидел, совершенно его не обрадовало, и ввело в состояние тихой паники, что пока еще покоилась глубоко внутри, укрытая внешним спокойствием и сильной головной болью.
   Доктор сидел в кресле. Все его тело было перехвачено ремнями, щиколотки и кисти рук были надежно закреплены, не давая возможности пошевелиться и размять затекшие мускулы. Полное обездвиживание обеспечивало еще одно крепление, что врезалось в кожу на лбу ученого, лишая его призрачного шанса повернуть голову и полностью осмотреть помещение.  Еще одно неприятное открытие ждало Доктора, когда он попытался выдохнуть накопившееся раздражение и непонимание.  Его рот тоже был перетянут ремнем. Раздражение усилилось в разы, так как ученому совсем не нравилось то,  что он мало того, что не в состоянии контролировать свои движения, так еще плюс ко всему не чувствует свое тело.
   Сзади раздался звук открываемой двери, и Доктор увидел гостя сначала в зеркале, а через несколько секунд и перед собой. Невысокого роста мужчина в форме, на которой отчетливо виднелась эмблема организации Щ.И.Т., смотрел на Джона с нескрываемым интересом, тщетно силясь скрыть улыбку превосходства. Доктор криво улыбнулся и закатил глаза, что привело лишь к новым болевым ощущениям и головокружению. Мужчина усмехнулся и, подойдя к ученому, резко дернул на себя ремень, что перетягивал Джону рот.
- Мистер Смит, до нас дошли неприятные сведения о том, что Вы пособничаете некому мистеру Лафейсону, что представляется Богом Обмана из Асгарда. – Спокойно и уверенно начал мужчина. – Мы бы хотели поговорить с Вами и обсудить данную тему.
   Доктор старался сохранять спокойное выражение лица, но от легкой улыбки не удержался. Действительно, как он мог быть таким опрометчивым и наивным, думая, что его не выследят и не захотят «побеседовать».
- Интересное место Вы выбрали для разговора. – Джон обвел взглядом помещение и остановил его на зеркале. – Вашему начальству не мешало бы быть более вежливым в обращении с гражданами. Мы могли бы поговорить и в более приятной и располагающей обстановке.
- Мистер Смит, не в Ваших интересах сейчас высказывать претензии. – Мужчина подошел ближе, и. склонившись над ученым, произнес. – Правила здесь устанавливаем мы.

+3

3

- Проклятье!
Локи, сидящий в любимом кресле в своих покоях, закрыл глаза и обессиленно провел ладонью по лицу, мотая головой.
- Мы ничего не могли поделать, Госпо...
- О, разумеется! - воскликнул бог, устремляя взгляд на стоящего перед ним на коленях юношу в форме Армии, - совершенно ничего! Ни отследить, ни послать за ним отряд лучших бойцов, ничего ровным счетом! Есть ли среди моих солдат те, у кого осталась голова на плечах?
Молодой человек виновато опустил голову, скрываясь за завесой пшеничных прядей, желая провалиться сквозь землю. Он вступил в ряды Локи не так давно, меньше месяца назад. Звали его Эймори Льюис, и сейчас он не решался поднять взгляд своих по-девичьи красивых карих глаз на хозяина. За нежную внешность, что так привлекала к нему слабый пол, Эймори приходилось расплачиваться насмешками со стороны других парней. Это было по-настоящему несправедливо, но в Армейских рядах сия тенденция иссякла. Эймори с удивлением обнаружил, что здесь его ценят и судят по тому, что он умеет, а быть полезным ему удавалось на славу. Он чувствовал себя почти счастливым... до этого самого момента. Сообщать богу дурные новости - таким навыком он не обладал.
Несколькими часами ранее ученый, обитающий на Нью-Йоркской базе, оказался в руках у Щ.И.Т.а. В связи с этим известием на базе творилась легкая паника, в которой лучшее, к чему пришли старшие чины, не находящиеся в тот момент на миссиях, было поскорее рассказать о случившемся Повелителю. С этим ответственным поручением они и отправили Эймори Льюиса, подающего надежды новичка, к самому Локи.
Несчастный капрал понятия не имел, что же делать, но он был не из тех, кто сдается, и потому он предпринял отчаянную попытку успокоить разгневанное божество.
- Господин, я уверен, что мистер Смит не выдаст никаких сведений... - Эймори решил поднять глаза на Лафейсона, но его взгляд, едва добравшись до уровня торса Локи, вновь спешно опустился вниз к ботинкам самого Льюиса, напрочь отказываясь смотреть в лицо богу.
- Разумеется, не выдаст! - зло перебил юношу трикстер, рывком поднимаясь со своего места. Эймори увидел, как изумрудная мантия скользнула по полу, почти задевая смертного, и почувствовал дуновение, вызванное стремительным движением хозяина, - умоляю, скажи мне, что к сему моменту вам известны координаты, куда эти ничтожные мидгардские шавки забрали Доктора!
Эймори почувствовал, как на его лице выступает холодный пот. Он нервно сглотнул.
- Да, Господин. Четверть часа назад нам доподлинно стало известно их местонахождение.
- Встань.
С благоговейным трепетом, что был вызван властным тоном Локи, пробирающим до самого нутра, Эймори поднялся с колен, наконец делая над собой неимоверное усилие и глядя в глаза богу. Его отплясывающее нервный шимми сердце пропустило удар, когда ледяные пальцы трикстера коснулись его висков, и он почувствовал их холод внутри своей головы.
- Я отправляюсь туда. Пусть будет готов отряд для подмоги. Хотя я уверен, что с радостью расправлюсь с нашими дорогими неприятелями самостоятельно!
Едва звук голоса бога отзвучал, он исчез в короткой золотой вспышке, блеклой, как мираж. Эймори охнул, слегка вздрогнув и озираясь по сторонам. Потратив минуту на осознание всего, что только что с ним произошло, он, будто очнувшись от ступора, со всех ног помчался к своим сослуживцам, докладывать о приказе Локи, который в ту минуту уже находился на вражеской территории...

+6

4

- Что, даже не предложите мне чашечку чая? – Джон улыбался, так как другого в данной ситуации не оставалось. Выпутаться из оков кожаных ремней пока не представлялось возможным. Звуковая отвертка была во внутреннем кармане пиджака, Доктор чувствовал её, но дотянуться до нее мог только силой мысли. Ученый почти пожалел о том, что в свое время тема телекинеза не привлекла его настолько, чтобы заняться ею более подробно и, возможно, открыть в себе некие способности. А ведь парень в поселении древних Инков говорил ему, что Джон великий человек с великими способностями. Пока что все великие способности Доктора заключалась в умении попадать в, казалось бы, безвыходные ситуации. - Знаете, оттуда, откуда я родом, принято…
   Резкая боль прорезала голову, острыми спицами проникая в мозг и обжигая холодом металла, с каждой секундой вонзающегося все глубже в подсознание. Джон в немом крике открыл рот, не в силах произнести ни звука, настолько сильными были болевые ощущения. Закрытые веки не смогли укрыть его от освещения комнаты, ставшего слишком ярким и назойливым. Перед глазами проплывали образы и картины из прошлого. Доктор не знал, как такое возможно и каким образом это происходит, но ему было ясно одно – в его голове роются без стыда и совести, пытаясь найти нужную информацию. Его пытаются осушить полностью в попытке найти хоть что-то, способное склонить чашу весов в сторону сопротивления в надвигающемся конфликте. Джон с трудом открыл глаза и сквозь пелену предательских слез увидел искаженное злорадной улыбкой лицо мужчины, что так нерадушно встретил его в этот день.
- И все же, я бы выпил чая... – Доктор сделал над собой усилие и вновь улыбнулся, хоть край рта и губы подрагивали от напряжения. Бороться с неизвестной силой, что выворачивает твой мозг наизнанку – задача не из легких. Только сейчас в зеркале напротив он заметил сеть датчиков и проводов, что окутывали его голову. Первоначальная мысль о привлечении мутантов или людей со сверхспособностями была откинута, а это значило, что бороться с наваждением будет чуть легче. Машина – ничто в сравнении с человеческим интеллектом, особенно с таким выдающимся, как у Доктора Джона Смита. Ученый понимал, что необходимо каким-то образом спрятать все, что хоть как-то связано с Локи. Проблема состояла в том, что Джону было известно слишком много, он был неимоверно близок к Локи. Доктору необходимо заблокировать свою память. Даже таблетки Реткона не были способны на такое в виду особенностей нервной системы Джона, что уж говорить про ментальные силы. Но попытаться стоило. 
- После того, как мы закончим, мистер Смит, чай Вам больше не понадобиться. – И вновь вспышка боли, на этот раз более острая, чем в первый раз, и очередная  хищная улыбка на устах мучителя.
   Доктор стиснул зубы, стараясь максимально сосредоточиться на воспоминаниях и погружаясь в собственные мысли. Джон представил, что его разум похож на морскую гладь. Он старался «утопить» все важные воспоминания, пряча их как можно глубже, под толщей воды. На поверхность же Доктор поднимал воспоминания детства и университетских лет. Все его первые эксперименты и шалости в родовом поместье, горы и поля Шотландии, научные конференции, кофе со сливками в придорожном кафе, улыбка стюардессы на межатлантическом рейсе Лондон – Нью-Йорк. Джон старался вспомнить каждую мелочь, виденную им раньше, чтобы создать пелену из ненужных и сумбурных обрывков памяти, которые запутают компьютер и, если ему повезет, выведут систему из строя. Программу, в конце концов, создавали обычные люди, и в ней просто обязаны быть изъяны и недочеты.
   Шум в ушах нарастал, а головная боль становилась нестерпимой. Если бы не барабанный стук сердца, Джон мог бы услышать, как скрипят от напряжения его зубы, стиснутые до такой степени, что между ними невозможно было бы вставить и лист бумаги. Мокрые дорожки слез стекали по щекам и собирались под подбородком – еще одни вестники неимоверного напряжения и усилий. Доктор знал, что нельзя выдавать не только то, что связано с Локи, но и свои разработки и идеи. Его интеллектуальный труд и знания, накопленные за годы учебы и работы, не должны достаться кучке жадных до всего чужого вояк.
   Реальность постепенно ускользала, и Джон все больше проваливался в глубины своего подсознания, стараясь найти что-нибудь «ненужное» для прикрытия. Воспоминания и эмоции затягивали ученого в пучину собственных мыслей, пряча его под грудой обломков и потрепанных фотокарточек из прошлого. С каждым новым движением в сторону дна, взгляд Доктора становился все более стеклянным, пока мокрые соленые дорожки не исчезли окончательно, оставив лишь безмятежное и настораживающе-спокойное выражение лица. Джон настолько глубоко ушел в себя, что не слышал ни звука слетевшей с петель двери, ни криков мужчины, с которым говорил несколькими минутами ранее. Доктор лишь почувствовал, что боль понемногу отступала, оставляя после себя звенящую пустоту.
  Чья-та прохладная рука коснулась его щеки, и открыв глаза, Джон увидел только пару серых глаз. Абсолютно незнакомых серых глаз. Вымученно выдохнув, он уронил голову на бок. Пучина полностью поглотила сознание ученого, унося его вглубь, к воспоминаниям.

+4

5

Очутившись на месте действия, Локи принялся убивать, попутно умудряясь при этом выведывать, где находится Джон Смит. Бог был беспощаден, он походил на машину уничтожения, все движения словно механически выверенные, резкие, достигающие своей цели. Порой на него находил этот маниакальный делирий, когда дарить другим смерть приносило ему истинное темное удовольствие. Так и сейчас он испытывал удовлетворение, слыша хруст шей своих противников и их предсмертные хрипы. Иногда он оглядывался назад и в ужасе созерцал кровавые слезы своей страдающей совести, думая о том, что и в самом деле является монстром, ётуном, скрытым под асгардской личиной. Но все новые темные тучи злобы омрачали его небо, и эти проблески осознания совершенного угасали, как тонут осенью слабые солнечные лучи в тяжелых грозовых облаках.
Локи шел к своей цели, оставляя за собой тропу из мертвых тел. Он почти не видел преград, ему не нужна была поддержка его солдат, чтобы разобраться с кучкой несчастный смертных. Наконец, он добрался до комнаты, где держали самого ценного ученого его Армии. Увидев, что происходит, Лафейсон пришел в неописуемое бешенство. Зарычав, он бросился на мужчину, который измывался над Джоном, судя по всему, пытаясь что-то сделать с его мозгом.
- Выключи этот аппарат, ничтожная мразь! - прошипел он, наступая на неприятеля.
Тот истошно завопил, поспешно исполняя приказ, надеясь таким образом урвать себе жизнь, но Локи убил его сгустком магии, едва завидев, что адская машина деактивирована. Едва оглянувшись на павшего врага, бог бросился к Доктору. Он заглянул в глаза смертного, но не увидел там узнавания. Что же эти твари пытались с тобой сделать? Рассчитывая вызвать реакцию, трикстер сменил облик на женский, проводя пальцами по щеке ученого, но ничего не изменилось. Ресницы мужчины затрепетали, с губ его слетел вздох, и он потерял сознание. Разочарованно простонав, Леди принялась лихорадочно высвобождать Доктора, быстрыми движениями расстегивая ремни, что сковывали его. Она была зла и напугана. Добрались ли враги до чего-то важного в сознании Джона? Обретет ли он вновь рассудок? Сможет ли работать на благо Армии? Вспомнит ли он Локи и все, что было между ними? От последней мысли сердце у богини ухнуло куда-то вниз. Леди испытывала страх перед всеми возможными последствиями, но больше всего ее ужасало, что единственный человек, по-настоящему любящий ее, может забыть о ней и о своем искреннем чувстве.
За спиной Локи послышался топот ног, и она резко обернулась, обнаруживая новоприбывших противников. Она чуяла их страх, и он еще больше злил ее.
- Жалкие твари! - вскричала она, поражая их одного за другим своим колдовством, - Никто не смеет красть моих людей! Никто не смеет тронуть моего Доктора!
Леди нашла свое место в Мидгарде, она отыскала приют и признание, но изо дня в день ей приходилось бороться за них. Вселенная всегда была враждебна к трикстеру, стражи старых порядков противились хаосу, что несет эта мятежная темная душа, без которого она потеряла бы всякий смысл. Но обозленное холодное сердце никогда не сдается, особенно почуяв тепло, и за свое счастье Локи прольет столько чужой крови, сколько потребуется.
Кто-то умудрился попасть богине в зазор доспеха, и пуля угодила в плечо, но Леди едва заметила рану, лишь раз шикнув от пронзительной боли. Ее враги были мертвы, и женщина вновь повернулась к Доктору, склоняясь над ним.
- Доктор, - позвала она.
Ее пальцы коснулись его висков. Она хотела, чтобы он услышал ее, вспомнил ее голос. Она говорила, не произнося слов, с самим его сознанием.
Доктор.

+5

6

Вода была повсюду, окружая Джона со всех сторон. Потоми воды проходили сквозь его пальцы, легкие волны касались шеи и плеч, а мокрые пряди прилипли ко лбу. Доктор даже чувствовал соленый привкус на своих губах. Открыв глаза, он увидел лазурное небо над своей головой. Бесконечно вверх, в атмосферу, а там совсем немного – и можно дотянуться до звезд, которых не видно днем, но он точно знал, что они всегда наблюдают за ним, неустанно и неусыпно следя за происходящем. Бесконечность неба, минуя линию горизонта, уходила в бесконечность морской пучины. Джон лежал на спине и чувствовал, как бездонная водная стихия манит его вниз, в кажущуюся темной и пустой пучину.
   Каждое движение давалось с неимоверным трудом. Доктор постарался перевернуться и принять вертикальное положение. Мышцы слушались неохотно, а глаза болели от яркого солнечного света, который играл бликами на водной глади. Со всех сторон его окружала вода и абсолютная тишина, которую нарушало лишь его приглушенное дыхание да стук сердца, отдающийся в ушах. Джон не знал, как оказался здесь и что произошло, но чувство тревоги, что металось внутри него птицей, пойманной в клетку, наводило на мысли о чем-то серьезном и негативном.
   Доктор. Джон напрягся и замер, вслушиваясь в затихающий голос, который казался до боли знакомым. Осмотрев все окружающее пространство, ученый понял, что светила на небосводе нет, а блики, которые он ранее принял за солнечные, на самом деле были чем-то светящимся и мерцающим на морском дне. Доктор. Голос был далеким и приглушенным, будто раздавался из-под толщи воды. Поддавшись интуитивному порыву, Джон нырнул в воду, силясь разглядеть детали морского дна, которое казалось недостижимо далеким. Глубоко внизу мерцали огни, переливаясь всеми цветами спектра. Ученый вынырнул на поверхность, но лишь для того, чтобы набрать побольше воздуха и погрузиться в морскую пучину вновь.
   Голос звал его, и Доктор следовал за ним, с каждым движением приближаясь к источникам света, которые теперь окружали его со всех сторон. Память постепенно возвращалась к нему, яркими вспышками проплывая мимо и исчезая в темноте водных объятий. Воздух в легких кончался, но Джон двигался дальше, вспоминая все больше подробностей из своей жизни. Он в институте, защищает диплом, молодой и такой безмятежный. В следующей вспышке был Нью-Йорк и амбиции, что лились через край, заполняя маленькую лабораторию при исследовательском центре. Всплеск рядом – и вот перед ученым лица тех немногих людей, которых он мог бы назвать друзьями. Но голос, такой близкий и одновременно далекий, звал его глубже, на самое дно. Доктор почти коснулся пальцами последнего мерцающего огня, как запас воздуха окончательно подошел к концу.
   Джон открыл глаза и вцепился пальцами в плечи, которые только с первого взгляда казались хрупкими. Ремни больше не сдерживали его тело, и ученый цеплялся за своего спасителя как утопающий. Пелена, застилавшая взор, постепенно тускнела, давая возможность разглядеть очертания комнаты и предметов, сначала размыто, а потом все четче и резче. Доктор почувствовал легкое прикосновение к своей щеке, и, подняв глаза, увидел женщину, которая с беспокойством смотрела на него.
- Ваше Величество… - Джон помнил свою спасительницу, он даже знал, кто она, но почему его сердце забилось чаще при взгляде на нее, ученый пока не мог себе ответить. Память возвращалась отрывками, и он знал только то, что она важная для него. Быть может, даже слишком.
   Встав с кресла, все так же опираясь одной рукой о подставленное плечо, Доктор осмотрел комнату. Металлический пол и стены, холодные и гладкие ранее, теперь же были испачкана кровью. Казалось, он сам стоит по щиколотку в крови своих мучителей и тех, кто посмел встать на пути у «спасательной миссии».
- А где же остальные…эм…солдаты? - Кроме них двоих в помещении никого не было. – Не могли же Вы рисковать жизнью и прийти сюда в одиночестве! – Сил было мало, но необъяснимая внутренняя тревога за его спасительницу была сильнее физической слабости. -Это так глупо. Вы могли пострадать, и что бы тогда было со всеми нами и со мной? – Слова вылетали сами по себе, опережая ход мыслей и памяти, которые не поспевали за велениями сердца.
- Я ведь так сильно… – Джон уже почти мог стоять, и головная боль постепенно отступала, а разум прояснялся. От осознания того, какие слова вырвались в следующую секунду, Доктор улыбнулся. -…люблю Вас!

+5

7

Глаза Доктора открылись, и его пальцы впились в плечи Локи, что заставило ее на мгновение вспомнить о только что полученной ране и стиснуть зубы. Боль была настолько второстепенна, что нельзя сказать, будто богиня ее игнорировала - она просто не замечала металла, застрявшего в ее холодной плоти. Спустя час или чуть меньше, она, вновь став мужчиной, с тихим стоном извлечет эту пулю. Рана быстро заживет и на белой коже не останется ни шрама.  Стоит ли удивляться, что сейчас Локи позволяла Джону опираться на нее, беспокоясь лишь о его состоянии, но никак ни о своем. Но возможно, она осталась бы не эгоистична, окажись повреждение и более серьезным?
Ты чувствуешь.
Я чувствую?

- Ваше Величество…
Локи улыбнулась. Узел страха, изнутри стягивающий ее горло, немного ослаб. Доктор помнил ее лицо, помнил, кто она такая. Опираясь о плечо богини, ученый поднялся на ноги и огляделся на созданный Леди хаос. Она же, в свою очередь, не отводила глаз от его лица, пытаясь определить нанесенный ему ущерб, все еще испытывая почти трепетное волнение.
- А где же остальные…эм…солдаты? Не могли же Вы рисковать жизнью и прийти сюда в одиночестве! Это так глупо. Вы могли пострадать, и что бы тогда было со всеми нами и со мной? - запричитал Джон.
Леди еле заметно улыбнулась и напустила на себя суровый вид. Ей вспомнилось произошедшее в тюрьме Куб, когда Доктор помчался спасать ее, испугавшись, что она серьезно ранена. Тогда она отчитала его, но всплыл ли в его памяти этот момент? Стоит повторить урок.
- Вы как всегда меня недооцениваете, - покачала она головой, - я не умираю.
- Я ведь так сильно… – Доктор вдруг улыбнулся, -…люблю Вас!
В груди Леди Локи разлилось тягучее медовое тепло, обволакивая ее жестокое ледяное сердце, заставляя ее мечтать рассмеяться от облегчения. Она все еще любима. Сознание Доктора сохранило ее образ и все связанные с ним чувства. Удивительные чувства, которых Леди не знала две тысячи лет.
Вместо того, чтобы поддаться собственному порыву, богиня сохранила лицо, и лишь знакомая ухмылка тронула ее губы.
- Рада, что Вы обрели память, - удовлетворенно откликнулась она.

Эймори Льюис едва успел прийти в себе после пережитого потрясения, что он испытал от личного общения со своим Повелителем. Он чувствовал себя, с одной стороны, на вершине мира - он словно приобщился к чему-то божественному. С другой стороны, он ощутил себя раздавленным обстоятельствами своей встречи с Локи. Он даже не знал, чего ему хотеть: чтобы бог запомнил его лицо или чтобы навсегда позабыл о нем, ведь вдруг молодой человек показался ему никчемным солдатом?
И вот смутные сомнения оставили Эймори, решившего покориться судьбе, но тут эта самая судьба вновь преподнесла ему второй шанс - или второе испытание. Отряд для подмоги был давно отправлен, и Льюис, исполнив свое задание, решил было направиться к казармам, когда на его пути возникла потрясающей красоты женщина, облаченная в доспехи и поддерживающая ученого Джона Смита, который выглядел ослабшим. Эймори был довольно сообразительным малым, и спустя несколько секунд понял, кто же эта женщина. Тогда он нечаянно проглотил язык, а колени его сами подкосились, будто его тело уже привыкло к этому жесту.
- Возьми себе напарника и отыщи меня в лаборатории, - приказала Леди Локи, и юноша, отчаянно кивнув, помчался в казармы.
В качестве сослуживца Эймори выбрал мощного на вид рядового Джеймса Реглана. Он не задавал лишних вопросов и своими мускулистыми руками и широкой грудью внушал смешанный с уважением страх. Когда соармейцы добрались до лаборатории, оказалось, что Леди сидит на кровати рядом со спящим ученым. Солдаты не решились потревожить ее, нутром ощущая интимность момента, и неловко застыли, уставившись в пол и разделяя неловкую тишину. До их слуха донесся шепот богини, и заинтригованный Эймори неуверенно поднял глаза. Локи прикладывала смоченную в какой-то настойке ткань ко лбу мужчины, и юноша не мог разобрать ее слов - это был не человеческий язык. Льюис понял, что она тихо колдует. Когда он увидел, как его Повелительница провела пальцами по волосам ученого и коснулась губами его лба, он стыдливо опустил глаза. Он почувствовал безотчетную завистливую ревность, и вместе с тем разум его пытался принять второе обличие Локи и совместить с образом Господина эту нежность, которую он только что созерцал. Сможет ли он поверить увиденному?
Через несколько минут Леди подошла к своим подданным и негромко произнесла:
- Доктору Смиту нужен покой. Я позаботилась о его здоровье, вы позаботитесь о его безопасности. И о том, чтобы его никто не тревожил, - тон ее голоса был низким и властным, и глаза у чувственного юноши Эймори Льюиса против его воли увлажнились от обилия впечатлений, - если с ним случится еще что-нибудь дурное - я отсеку ваши головы.
Смерив солдат холодным испытующим взглядом, Леди удалилась восвояси. Она оставила после себя едва уловимый горько-сладкий аромат трав (из которых она, решил Эймори, делала настойку для Доктора), учащенное сердцебиение в груди у двоих смертных и красивые сны Джона Смита, единственного человека, постигшего искреннюю заботу трикстера.

+4

8

ЗАКРЫТО

0


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 07.07.2016 Confide In Me (Х)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC