Наша группа ВК
Таймлайн

Vesta : Ramirez
Kravetz
Добро пожаловать в прекрасный Мидгард, который был [порабощен] возглавлен великим богом Локи в январе 2017! Его Армия долго и упорно шла к этой [кровавой резне] победе, дабы воцарить [свои порядки] окончательный и бесповоротный мир для всех жителей Земли. Теперь царство Локи больше напоминает утопию, а люди [пытаются организовать Сопротивление] счастливы и готовы [отомстить Локи и его Армии за их зверства] строить Новый мир!
В игре: 12.2017 | NC-21 | Эпизодическая система

Loki's Army

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 17.05.2016 Bad Pigeons (Х)


17.05.2016 Bad Pigeons (Х)

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Название эпизода
Bad Pigeons
Время игры
17.05.2016
Персонажи
Jenna Kharter, John Smith
Место действия
Нью-Йорк, Центральный парк.
Описание
Прогуливаясь в Центральном Парке, Джон Смит становиться свидетелем ужасающей по своей жестокости сцены. Некая юная особа издевается над несчастными голодными голубями. Никому не позволено обижать тех, кто слабее и не может дать отпор. Доктор спешит на помощь!
Очередность
Jenna Kharter
John Smith

http://s1.uploads.ru/t/OxT4B.gif
http://s1.uploads.ru/t/2dY8z.gif

0

2

…Утро, как всегда, началось с настырного пиканья. Казалось бы, на дворе XXI век! А сигнал будильника оставался все таким же отвратительным и сводящим скулы. Неизменно. Словно для производителей часов это дело принципа – с самого утра заряжать народ негативными флюидами. Хотя, конечно, здесь есть и плюсы – будь это приятная песенка, лично Хартер бы нежилась в постели еще минут десять, с удовольствием наслаждаясь любимой мелодией. А с пиканьем такое не прокатит. Оно безжалостно бьет по барабанным перепонкам, словно приговаривая «Вставай сука, вставай! Нехер спать!» . И ты продираешь глаза, с воем вскакиваешь с постели и, вырывая на себе волосы, ищешь что-нибудь потяжелее, дабы зарядить в источник этого мерзкого звука, да посильнее! После такого взрыва адреналина разве заснешь?! Хотя и такие умельцы бывают. Кто-то вообще умудряется не слышать будильника, насколько бы гадким его сигнал не был. Но сон Феникса всегда отличался удивительной чуткостью, поэтому будильник для нее – «вражина номер один».
После утреннего мордобоя с всеизвестным врагом, Хартер покинула базу. И плевать она хотела, что на этой ей наложили запрет, требуя дисциплины и полной субординации. Какой вообще с этого прок? Да, конечно, она первый человек в армии со всерхспособностями, но скоро каждый второй будет напичкан удивительной силой, сверхсолдаты как штампами будут выходить. По этому поводу Феникс даже не парилась и решила прогуляться, да купить мороженное в ларьке у Гарри. О , велики Сэт, мороженое лакомство для Феникса превратилось в наркотик ..
Прогуливаясь по типичной для такого города аллеи, Хартер почувствовала на себе враждебный взгляд. Оглянувшись, девушка уже приготовилась к атаке, кончики пальцев засветились, а глаза стала наполнять огненная дуга.. Конечно же, это все было для более устрашающего взгляда, больше пафоса. Это ведь в наше время нормально..? Хартер оглянулась на источник темной ауры и враждебного эго и  увидела...
Вы когда-нибудь видели крыс, гордо парящих над вами в облаках? Грязных, жирных, эти крысы, казалось, отвергали всю человеческую жизнь, летая себе где-то в облаках и отдыхая на Нью-Йоркских высотках. Так вы не видели? Жаль.. А Дженна их видит каждый день с тех самых пор, как попала в этот мегаполис. Ах, да, стоит учесть, что крысы – это пернатые птицы, в народе прозванные голубями. Но это совсем не так, что вы. Это самые коварные существа, поверьте!  Они гораздо умнее, чем кажутся. Вот идете вы себе мимо, а она, пернатая смерть, уже спланировала как и где вы будете атакованы, как вас стоить разделать и каким способом приготовить на адском вертеле… Кстати, стоит учесть, что в Нью-Йорке по статистике за последние пять лет количество пропавших без вести людей сильно увеличилось.. Может это все наши птички? А вдруг, в скором времени, перед  Армией восстанет из земли новый враг, куда более страшнее и опаснее людей…  Армия.. голубей? Бррр..
- Курлык, - Сказал  Он, наконец-то расшифровав свое месторасположение. Он был готов к этой встрече, голова слегка покачивалась, атласная грудь переливалась Нью-Йоркским солнцем, крылья лениво опущены.
- Пернатый.. ублюдок.. – Дженна заметила, что Он наблюдал за ней уже пару минут. «Этот грязный мерзавец явно задумал что-то нехорошее, нужно срочно остановить этого парня, пока никто не пострадал!»
Феникс сделала шаг вперед, люди  явно не понимали ее намерений, старались ускорить шаг и выглядеть менее безукоризненно.  Он же, медленно что-то ворча, лишь склонил голову набок, дразня девушку. Она решила, что время пришло.
- Курлык! – произнес он более громче и настойчивей.
- Эй, парень, - начала Дженна, вспоминая фильмы, где опытные комиссары словами обезоруживали террористов, убеждая их отпустить заложников и склонить головы во имя правосудия. Но Хартер видела всего один фильм с такой ценой, и комиссар Клатт выхватил пулю в лоб… Небогатый опыт, все дела.. -  Давай без глупостей..
Но Он всего лишь, безвольно расправил крылья. Слишком жирный и сонный, заметила Дзета. Типичный бандит, по таким мемы клепать можно. Сделав пару шагов вперед , Дженна настойчиво смотрела на Него, но Он ничем не ответил, что-то пробулькав себе в нос. Еще шаг, ближе и ближе.
Дженна пнула Его. А Он, ленивый, даже не увернулся и просто бухнул на бок. И.. уснул? Стоп, что?!

+2

3

С самого утра Нью-Йорк радовал прекрасной погодой, солнцем, цветущими растениями и просто прекрасным настроением, которое, похоже, царило повсюду. Джон с удовольствием прогуливался по аллеям Центрального Парка, напевая под нос несложные мелодии давно забытых лет и улыбаясь простым прохожим. Пакет с банановыми кексами двигался в такт движений его руки, покачиваясь на весеннем ветру и щурясь бумажными складками на утреннем солнце. Аромат бананов смешивался с запахом свежескошенной травы, наполняя душу Доктора какой-то непонятной радостью и предвкушением новых впечатлений и интересных событий.
   Джон приплясывал на ходу, улыбаясь широко и открыто, поворачиваясь вокруг своей оси и взлетая на бордюры, легкими пируэтами маневрируя между скамейками. Люди провожали его удивленными взглядами, кто-то улыбался, а кто-то крутил пальцем у виска. Вдалеке звучал саксофон и клавишные: уличные музыканты старались развлечь толпу зевак и вечно спешащих по делам белых воротничков, в надежде получить копейку за свои попытки и терзания инструментов, чтобы потом спустить все в ближайшем баре на пиво и соленые орешки. Доктор не знал, что принято брать в качестве закуски к пиву в Штатах, но почему-то был уверен, что это именно жареный арахис, сдобренный таким количеством соли, что способна убить любого здорового нормального человека, но только не американца.
   На одной из лужаек ученый приметил компанию детишек, гоняющих мяч. Они веселились и прыгали, смеялись и просто жили обычной жизнью. Поодаль от них мужчина, ровесник Джона, бросал фрисби своей немецкой овчарке, что с высунутым языком мчалась навстречу ветру и траве, что хлестала ее по заинтересованной морде. И вот она ловит ярко-малиновую пластиковую тарелку с резьбой по краю, и стремглав мчится к своему хозяину, виляя хвостом и радостно заглядывая тому в глаза. Под большим размашистым деревом за происходящим на лужайке наблюдает пара. Они обнимаются и нежно целуют друг друга, просто наслаждает очередным теплым днем, проведенным вместе. Весь мир живет так, словно вокруг не происходит ничего необычного. Все будто забыли, что идет война.
   Доктор забрался на скамейку, усевшись на спинку, и поставив ноги на сиденье. Не очень красиво, как для британца в Нью-Йорке, который должен хранить традиции примерно поведения и с гордостью представлять свою страну на другом континенте. Джон просто махнул на все правила рукой, стараясь взять от этого мирного и спокойного дня как можно больше, не оглядываясь по сторонам и не переживая по мелочам. Ученый открыл бумажный пакет, и его лицо обдало приятным запахом свежей выпечки и сладковатой банановой глазури. Вытащив один из кексов, Доктор, не скрывая удовольствия и наслаждения, отправил его целиком в рот. Закрыв глаза от накативших ощущений, он смаковал каждый кусочек, обволакивающий его горло и язык великолепной сладостью и приятной текстурой кексового теста.
   Когда мужчина открыл глаза, вокруг что-то неуловимо изменилось. Тот же парк, те же люди, та же собака и круглый мяч. Оглянувшись по сторонам, одновременно облизывая липкие и испачканные пальцы, Джон приметил в нескольких метрах от себя девушку с фиолетовыми волосами. Это был один из любимых оттенков Доктора, но он не был уверен, что данное цветовое решение подходит для прически. Хмыкнув себе под нос, ученый, не отрываясь, наблюдал за странной девушкой, которая своим поведением вызывала опасливые взгляды прохожих, старавшихся как можно быстрее пройти мимо нее. Такая реакция была понятной: девушка-ягодка разговаривала с голубем, мирно прохаживавшимся по аллее рядом со скамейкой.
   А потом произошло то, что заставило Доктора вскочить с места и направиться к незнакомке, комкая бумажный пакет от возмущения и злости. Девушка пнула несчастную птицу ногой, да с такой силой, что та так и осталась лежать неподвижно на земле. Как вегетарианец и защитник природы, Джон просто не мог стерпеть такого безответственного отношения к живому существу. Всем вокруг плевать, но он не может оставить произошедшее и просто пройти мимо. Поравнявшись с девушкой, ученый легонько коснулся ее плеча и прокашлялся.
- Вы меня, конечно, простите, юная леди, но что Вы себе позволяете? Как можно обращаться подобным образом с беззащитным представителем царства пернатых, когда вокруг…– Возмущенно начал свою тираду ученый, о замер на полуслове, стоило девушке обернуться в его сторону. Фиолетовые волосы и наличие пирсинга на лице не помешали Джону узнать обидчицу голубей. Его глаза округлились, и он с удивлением выдохнул. – Дженна?

+2

4

Стоило только птице шмякнуться на бок, как Дженна почувствовала на своем плече чью-то руку. Осторожно, дабы не проявить страха, или, того еще гляди, паники, девушка оглянулась..
- Вы меня, конечно, простите, юная леди, но что Вы себе позволяете? Как можно обращаться подобным образом с беззащитным представителем царства пернатых, когда вокруг… - Хартер аж подпрыгнула на месте, при этом в воздухе умудрившись повернуться к тому, кто к ней обращался. Вот какой Феникс трюкач!
– Дженна? - Выдохнул он, явно удивленный этой встрече.
Красивый, блин, парень. Пусть и странный, а значит психопат, зацикленный на зверье.
- Доктор.. Смит? .. Доктор! - Глаза Хартер засияли, а губы растянулись в приветливой улыбке. На клюв голубю села муха. И улетела. - Ваши птицы- истинное зло. Вы только посмотрите на него! - Дженна ткнула пальцем в лениво развалившегося голубя и поправила козырек кепки- Да они же опаснее людей!
Дженне надо ходить с блокнотом и записывать туда отмазки, которые при случае она бы могла сразу зачитать, вместо того чтобы все рассказывать как есть! Хотя, наверное, будет странно выглядеть, если вы спросите у кого-то, к примеру, кто он такой, а он начнет рыться в блокноте, явно ища ответа. (вот уж где пиздец пришел и уходить не собирался.)
Не то чтобы Дженна не любила животных, но как-то не доверяла она гринписовцам и тому чуваку, что это все придумал. Ходили слухи, что этот псих XX века загонялся по какому-то комиксному герою, не то человеку-пауку, не то человеку-червяку. Но Феникс этого не смогла вспомнить, нет у нее лишних файлов памяти для подобной дребедени. Но факт в том, что он проэкспериментировал на себе и сам стал, можно сказать, тем самым человеком-насекомым! И пусть он умер через три года, почти полностью превратившись в пародию на то животное, гены которого буйствовали в его теле - это мелочи! Дело его жило и процветало. Его не менее безумные ученики довели данную процедуру соединения генов почти до идеального состояния. После определенного момента мутации прекращались и жил себе  долго и счастливо, выгребая из своих мехов блох и поедая сырое мясо или муравьев. Смотря с чем соединился.
И тут произошло невероятное.. До чуткого , почти собачьего нюха Хартер дошел запах божественной выпечки. Что-то сладкое с примесью банана, и, возможно, корицы... Но Дженна ведь у нас воспитанная девочка, верно? Вместо того, что бы полезть в пакет к приятелю, она просто уставилась на него, забыв о голубе.
- Жжон, - пропела девушка- Как настроение? Как дела? У тебя там что-то вкусненькое? Куда идешь?
"Стоп. "
- Кмх... А разве ты сейчас не должен быть в лаборатории.. в халате? - Да! Все любят белые лабораторные халаты! Но стоит учесть, что все любят по-разному...

+1

5

Дженна прищурилась и внимательно посмотрела на Доктора. Глаза ее хоть и были в тени от козырька кепки, которую ученый не разглядел ранее из-за яркого фиолетового окраса волос, смотрели на него с враждебностью и угрозой. Но выражение лица девушки практически мгновенно сменилось улыбкой и радостью, когда она узнала в нем своего знакомого.
- Доктор.. Смит? .. Доктор! Ваши птицы- истинное зло. Вы только посмотрите на него! –Дженна ткнула пальцем в лениво развалившегося голубя и поправила козырек кепки - Да они же опаснее людей!
   Джон с сочувствием посмотрел на несчастную птицу, которая не подавала никаких признаков жизни. Что могла сделать эта птица такой девушке, как Дженна? Перешел дорогу, задел крылом или не так посмотрел на ее кепку? В любом случае, он заплатил слишком высокую цену за свои неосторожные действия. Кому он интересен, этот голубь – один из многих в этом огромном мегаполисе? Никто даже не заметит его отсутствия в стае, а многие даже порадуются, что им достанется больше крошек за обедом. Так происходило и с людьми. Город поглощал их, расправляясь пинками и ударами, оставляя лежать на холодном асфальте, покинутых и забытых.
- Жжон, - пропела девушка - Как настроение? Как дела? У тебя там что-то вкусненькое? Куда идешь? - Девушка запнулась и на минуту замолчала, будто собираясь с мыслями. - Кмх... А разве ты сейчас не должен быть в лаборатории.. в халате?
   Доктор расплылся в улыбке, наблюдая за девушкой. Почему-то сейчас, рядом с ней, он почувствовал себя ребенком, которому хочется веселиться и дурачиться весь день напролет, не задумываясь над тем, что же будет завтра.
- Сколько вопросительных знаков в одном предложение! – Воскликнул ученый. – Ты куда-то торопишься?
   Краем глаза Джон заметил, как голубь, до этого не подающий признаков жизни, медленно и неуверенно поднялся на лапки, и прихрамывая, направился под скамейку, пытаясь размять затекшие крылья и распушивая перья. Поняв, что птица жива и относительно здорова, Джон спокойно выдохнул, и снова обратил внимание на Дженну.
- Настроение солнечное. Дела идут прекрасно. Да, вкусненькое, даже очень. Гуляю. – Коротко ответив на ранее заданные вопросы, ученый взял девушку за руку и отвел в сторону скамейки, усаживаясь на деревянное сидение и утягивая её за собой.
- Знаешь, меня всегда так смешила убежденность людей в том, что ученые днями и ночами просиживают в своих лабораториях, как какие-то средневековые психи-испытатели, что клепали в подвалах своих готических замков Франкенштейнов и оживляли трупы. – Доктор раскрыл пакет с кексами и протянул Дженне. – Хотя, по сути, это одно и тоже. Угощайся.
  Джон сам взял себе еще один кекс и, не долго думая, отправил в рот, причмокивая и прикрывая глаза от удовольствия. Бананы были его необъяснимой слабостью с раннего детства и единственным продуктом, который он мог есть на завтрак, обед и ужин в течение всей жизни. Со стороны их пара, наверняка, казалась очень странной: высокий худой мужчина, с всклокоченными волосами и искристым взглядом, и юная девушка с пирсингом и яркой прической.
- Кстати, а почему у тебя волосы фиолетовые? – все же не удержавшись, поинтересовался Джон. – И что это за металлические шарики у тебя в щеках? Решила отличиться не только способностями, но и внешним видом?

+2

6

- Сколько вопросительных знаков в одном предложение! – Воскликнул ученый. – Ты куда-то торопишься?
-Нет, нет.. – Чуть ли, не заикаясь , пропищала девушка. Голос вышел настолько высокий и писклявый, что Дженна сначала сама себя не узнала. На самом деле ей было куда спешить, не мешало бы поскорее вернуться на базу, иначе еще поднимут тревогу, что нет девушки и прощай, ключ-карта от казарм. Фениксу строго-настрого запретили покидать территорию Больше-яблоневой базы, но Доктору ведь это знать не обязательно?..
Доктор же, где-то витая в своих мыслях,  приземлился на ближайшую скамейку, заодно и утянув за собой жар-птичку.
- Знаешь, меня всегда так смешила убежденность людей в том, что ученые днями и ночами просиживают в своих лабораториях, как какие-то средневековые психи-испытатели, что клепали в подвалах своих готических замков Франкенштейнов и оживляли трупы. – Доктор раскрыл пакет с кексами и протянул Дженне. – Хотя, по сути, это одно и тоже. Угощайся.
А дальше.. Тот детский восторг Дзета испытала в первый раз с тех самых пор, как проснулась на операционном столе… Взглянув искрящимися глазами на Джона, девушка пролепетала что-то благодарное и умяла угощение за раз. Было необычайно вкусно… Чутье не обмануло девушку, это было отличным началом дня и, казалось, уже никакие голуби не сумеют его испортить..
- Кстати, а почему у тебя волосы фиолетовые? – все же не удержавшись, поинтересовался Джон. – И что это за металлические шарики у тебя в щеках? Решила отличиться не только способностями, но и внешним видом?
- Я просто решила проэксперементировать… Это ведь нормально? И мне это , честно говоря, очень понравилось! – Девушка закрутила локон волос на пальце- Скоро буду перекрашивать волосы в радужную или алую палитру, я, пока, не определилась… 
Дзета улыбнулась, широко растянув губы. Ямочки на щеках стали намного отчётливей видны на фоне двух небольших металлических шариков. Феникс, улыбаясь, дотронулась кончиками указательных пальцев до шариков. Получилось довольно мило..
- Смотри, - Хартер указала на свой нос.- Такой вид пирсинга называется септим… или септиум, я, честно говоря, не помню.. Далее , - девушка указала чуть ниже переносицы- Этот прокол я делала сама.. Криво правда, пришлось потом перебивать, - Феникс усмехнулась.  - Какой ты заботливый... – Не скрывая безумного детского счастья, заметила Дженна. – Знаешь.. Ты , наверное, один такой.. Все вечно стремятся наклеить на меня побольше проводков и укутать в цепях из электроэнергии, как они говорят, в чисто научных целях! А потом вечные тренировки.. День и ночь.. Неужели так теперь будет всегда? … Не хочу.. Я вообще ничего не знаю и не помню, но я никогда не поверю, что раньше жила так же.. С того момента, ну, когда я потеряла память…Чувствовала я себя отвратительно при любом раскладе. – Дженна уткнулась взглядом в невидимую точку на бордюре.
-Сила… Точно… я сильная… я сильная? Все из-за этого дерьма под названием сила? Я целыми днями страдаю и боюсь лишний раз посмотреть в зеркало? Все из-за нее?! Обидно, если учесть, что от нее нет никакого прока и лишь одни проблемы. Не говоря уже о том, что мои шестеренки работают как-то совсем неслаженно: иногда я могу трансформироваться в такое существо, чавкающее огненными пузырями, шипящее, искрящееся, которые вам и не снились, а порой я впадаю в настоящий ступор, сталкиваясь с обыкновенным алым помутнением радужки глаз. Странно это, не правда ли?

+2

7

Девушка с нескрываемым восторгом запустила руки в пакет с кексами, и с улыбкой и какими-то борматаниями принялась уплетать его за обе щеки. За обе щечки, пробитые насквозь какими-то металлическими штырями. Доктор беззастенчиво изучал лицо Дженны, силясь понять, зачем ей понадобились все эти приспособления и яркие оттенки косметики. Она запомнилась ему очень приятной внешне девушкой, которая прекрасно выглядела и без всей этой бутафории на лице.
- Я просто решила проэксперементировать… Это ведь нормально? И мне это, честно говоря, очень понравилось! – Девушка закрутила локон волос на пальце – Скоро буду перекрашивать волосы в радужную или алую палитру, я, пока, не определилась…
   Джон внимательно слушал рассказ Дженны о последних тенденциях в пирсинг-индустрии, честно стараясь запомнить все названия и особенности техник прокола. Неожиданно её настроение резко сменилось, взгляд потух, а выражение лица стало каким-то потерянным и даже обиженным.
- Какой ты заботливый... – Заметила Дженна. – Знаешь.. Ты , наверное, один такой.. Все вечно стремятся наклеить на меня побольше проводков и укутать в цепях из электроэнергии, как они говорят, в чисто научных целях! А потом вечные тренировки.. День и ночь.. Неужели так теперь будет всегда?.. Не хочу…
   Девушка говорила о силе, о своих способностях и о том, что не знает, что теперь со всем этим делать. Доктор понимающе кивал и хранил молчание. Дженне сейчас нужно выговориться, и кто, как не он, сможет её выслушать и попытаться понять. Чувство вины разрасталось внутри, и как снежный ком увеличивалось после каждого её слова. Джон виноват в том, что она себя так чувствует, что сталкивается с проблемами и непониманием со стороны окружающих её людей. Ученый приложил свою руку к созданию её нового «Я» - Феникса, бессмертного и неуязвимого физически существа, но ранимого душей и сердцем.
- Не говоря уже о том, что мои шестеренки работают как-то совсем не слаженно… Странно это, не правда ли? – Дженна вздохнула и поднял взгляд на ученого.
   Доктор попытался улыбнуться как можно добрее и непринужденнее, и, осторожно взяв девушку за руку, посмотрел ей в глаза.
- Мне никогда до конца не понять тебя, так как схожих способностей у меня нет, да и вряд ли когда-то будут, но все же, я попытаюсь. – Джон пробежал взглядом по аллее парка. – теперь ты не обычная хрупкая девушка, которой была раньше. Ты можешь дать отпор любому обидчику, будь то солдат или ученый. Это ни к коем случае не призыв к действию, ты не подумай ничего такого! – Ученый рассмеялся. – Тебе необходимо время, чтобы осознать то, что с тобой произошло и понять, кто ты теперь, и на что способна. Я бы, на твоем месте, уехал бы в отпуск. Привести мысли в порядок никому не помешает. У нас ей база на Карибах. – Джон отпустил руку девушки и вновь протянул ей пакет с выпечкой. – Любишь океан и песок?

+2

8

Любишь океан и песок? – Хартер с задумчивым лицом покосилась на пакет с выпечкой, осторожно, подобно саперу, выудила оттуда банановый кекс.
   « Интересно, а настоящие бананы растут именно там, на пляжах, залитых солнечным светом?» 
  - Не знаю.. Я не помню.. Наверное, когда-то любила.. – Она не могла понять. Не сейчас. Нужно было разобраться. С тяжелой душой Дженна взглянула Доктору в глаза.
  – Наверное мне и впрямь нужен отдых, понимаешь.. – Глаза Феникса были водянисто-коричневыми, безжизненными, как мутная запруда.   
  - Со мной что-то не так, Джон.. Сегодня ночью.. Я не знаю что произошло.. – Хартер еще раз мысленно решила взвесить все «за» и «против». Прежде чем говорить подобные вещи, нужно твердо знать какова будет реакция собеседника. В Докторе она почему-то была совершенно уверенна.
  - В общем, это все было как в тумане. Городская площадь, хотя… все это должно было твориться где-нибудь в полутьме, в какой-нибудь пещере – борьба между живыми, словно сошедшая с полотен Гойи. Повсюду- непонятные тела. Маскарад с римскими тогами, переросший в вечную агонию…У одного из них даже был виден наспех зашитый разрез от аутопсии, идущий от живота до самого горла. – Дженна основательно провела указательным пальцем линию от живота до горла.
  - Но знаешь что самое удивительное, что меня поразило? – Хартер на пару секунд затихла, выжидая паузу. Затем, с полушепота начала . –Я была там, Жжон… Я видела их и я пыталась их сжечь. Всех, до одного, но у меня ничего не получалось… Людишки не высказывали никакой агрессии… Они лишь вырывались за границы центральной улицы, за столб пламени. И умирали.… Сгорали заживо все. Я помню их морщинистые лица, исковерканные войной тела : старухи, размахивающие скрюченными птичьими пальцами и даже дети, молотящие горящий воздух сжатыми кулачками. Мне это безумно нравилось, это был мой фиаско, цель моей жизни.. Их человеческие кости разве что чудом не рассыпались в прах и все же держались до последнего..
  Хартер опять смолкла, уставившись в невидимую точку на мостовой пустыми глазами. Затем откусила от кекса и , прожевав, добавила:
- И над всем этим – отчаянный вой. 
  Девушка опустила взгляд и внезапно осознала, что до встречи с этим ученым она боялась прикосновений, цепких пальцев, проще говоря «заразы». Впервые за все это время Хартер стало страшно. Ей хотелось выхватить пакет с выпечкой у Джона, закричать: «Я всего лишь пекарь! Я здесь не при чем!»
  Феникс сжала зубы. Нет уж, она будет с ним откровенна до конца.
  - Вокруг стоял такой крик, будто на улицы вкатили целую орду новорожденных, полных смятения и возмущения несправедливостью мира, в который они попали.. И знаешь.., - вновь загадочная пауза. – В одну секунду я спустилась на землю, оглядеть своё полотно из горящих тел, и один человек побежал прямо на меня, видно, его не успел достичь огонь… Огромный мужик с такими здоровенными ручищами, словно при мирской жизни он ворочал каменные глыбы. Он с трудом замахнулся своими ручищами, в обгорелых пигментах, несгибаемыми как ходули. Я застыла и … умерла.. Я просто рассыпалась.. Последнее, я что выдохнула- «Vale». На латыне это значит «прощайте».. Наверное я сошла с ума…
  Дженна улеглась спиной на скамейку, уместив голову у доктора на коленях. Уставившись в небо, она то сжимала, то разжимала ладони, словно ловила воображаемые шары. Поймав штук десять, она спросила, не глядя на Джона : - Интересно, что с человеком случится после смерти?

+2

9

– Наверное, мне и впрямь нужен отдых, понимаешь… – Глаза Феникса были водянисто-коричневыми, безжизненными, как мутная запруда. - Со мной что-то не так, Джон.. Сегодня ночью.. Я не знаю что произошло…
   Дженна явно нервничала. Банановый кекс в ее руке совершил уже с десяток оборотов вокруг своей оси. Слегка подрагивающие кончики пальцев были испачканы жирным тестом и сладкой липкой глазурью. Доктор надеялся, что после того, как Феникс поделиться своими переживаниями, она успокоится, и не будет ассоциировать запах бананов с чем-то негативным и раздражающим, ведь бананы – фрукты радости и безмятежности, они пахнут летом и солнцем.
   Конец весны, но в Нью-Йорке уже по-летнему тепло. Совсем немного времени осталось до календарного наступления самой долгожданной поры года. Вокруг множество людей, греющихся в лучах благодатного светила, дети веселятся и резвятся на сочном газоне, зелень которого напоминает о грядущей поре отпусков и пикников. Воздух наполнен искрящимся смехом и ароматом спелых бананов, а хрупкая на вид девушка рядом мужчиной в костюме и кедах рассказывает о своих ночных кошмарах. Обычная картина для города, полного разнообразия жизни и форм, за исключением того, что мужчина – ученый, создавший сверхчеловека, а девушка – тот самый сверхчеловек, способный одним только жестом уничтожить и пикники, и детишек, и даже Центральный парк целиком.
–Я была там, Джон… Я видела их и я пыталась их сжечь… – Дженна говорила и говорила, а картины, ее описываемые, четко и ясно вставали перед глаза Джона. Можно было подумать, что он сам был там, одним из тех людей, что умирали в муках и сгорали заживо. - …Я просто рассыпалась.. Последнее, я что выдохнула- «Vale». На латыне это значит «прощайте».. Наверное я сошла с ума...
   Феникс вздохнула и, прикрыв глаза, легка на скамейку, устроив свою голову на коленях ученого. Джон не знал, что говорят в подобных ситуациях. Ему всегда было интересно, как справляются со своей работой психологи, в кабинеты которых стоят очереди желающих излить свои страхи и переживания, жаждущие получить ответ на вопросы или дельный жизненный совет. Доктор всегда считал, что им слишком много платят только за то, что они слушают остальных.  Может быть, он был слишком скор и резок в суждениях?
- Все мы в какой-то степени сходим с ума, мой Феникс. – Джон запустил пальцы в волосы девушки, почти невесомо перебирая мягкие пряди. – Мне никогда не снились кошмары, поэтому я не могу в полной мере понять тебя, прости. – Доктор вздохнул и прикрыл глаза. Солнце своими лучами нежно касалось его лица и прикрытых век, а теплый весенний ветер трепал волосы и пробирался за ворот рубашки, будто стараясь обнять ученого за шею. - Это только побочные эффекты, Дженна. Все наладиться, я даю тебе слово. Теперь ты под моей ответственностью, а я всегда серьезно подхожу к своим обязанностям. – Джон открыл глаза и вновь улыбнулся, заглядывая в пакет из кондитерской. – Похоже, кексы подошли к концу. Могу предложить отправиться еще за одной порцией, а заодно немного развеяться. Что скажешь?

+2

10

- Все мы в какой-то степени сходим с ума, мой Феникc.- Учтиво заметил Джон и принялся перебирать тонкими пальцами редкие пряди фиолетовых волос.  Первой мыслью Феникса было то, что она уже мертва. Но потом , когда испуг отступил, его место занял гнев: гнев на собственную глупость и неуклюжесть, гнев на некую невидимую ведьму, которая портит жизнь Фениксу бесконечной чередой запертых дверей, ночных кошмаров и разбитых коленок.
Феникс собиралась ответить ехидным замечанием, но по здравом размышлении решила сдержаться. 
-Мне никогда не снились кошмары, поэтому я не могу в полой мере понять тебя, прости. – Доктор тяжело вздохнул и о чем то томно задумался.  Его лицо с ракурса колен казалось огромным и широким, как Маттерхорн.   
Люди мимо проскользали быстрее, замечая странную пару на скамейке. Рыжий парень надулся, как воркующий голубь, и,  нагло улыбнувшись в их сторону, пошел по лужайке дальше.
- Неужели никогда? Разве это возможно? – И тут Доктор одарил девушку взглядом, способным остановить несущуюся лошадь.  Дженна залилась краской и посмотрела в сторону, словно забыв последние пять секунд из своей жизни. 
- Это только побочные эффекты, Дженна. Все наладится, я даю тебе слово. Теперь ты под моей ответственностью, а я всегда серьезно подхожу к своим обязанностям. – уверенно изложил ученый, натянуто улыбнувшись. Но слова, которыми Доктор облегчить мысли девушки, лишь укололи ее. Опять ответственность, обязанность.. В ответ Феникс лишь сдавленно промычала.
– Похоже, кексы подошли к концу. Могу предложить отправиться еще за одной порцией, а заодно немного развеяться. Что скажешь?
К девушке опять подкралась печаль. Но не успела она обдумать свою печальную думу, как прыгнула со скамейки, схватив бедного мужчину за запястье, и побежала вниз по аллее, напевая навстречу ветру:
  The Willow-tree will twist,
  And the willow-tree will twine,
  O I wish I was in the dear youth’s arms
  That once had  the heart of mine!
*
Данная ситуация навела Феникса о пьесе XVII века, которую часто крутили по зомбоящику в нью-йоркской базе. Песня называлась «Семена любви», хотя любовь не была первым, что приходило Дженне на ум; наоборот, она всегда напоминала Фениксу о Офелии (Шекспировскую) , утопившуюся подле ивы.
Но не успела Дженна дальше обдумать эту мысль, как дорога выровнялась перед поворотом на Коттсмор и к Доддингсли-Магна. В тени здания на автобусной остановке стояла скамейка, на которой восседал персонаж, привлекший внимание Феникса: старый человек, если не гном, в брюках гольф, похожий на Джорджа Бернарда Шоу, съежившегося от стирки. Он сидел так безмятежно, болтая ногами, на четыре дюйма не доставая до земли, что вполне мог родиться на этой скамейке и провести на ней всю жизнь.
Дженна крепче сжала запястье Доктора, оглядываясь , - Нам направо или налево? – На ум тут же пришли слова старого доброго хоббита Фродо: «А Мордор- это направо или налево?»

* Ива танцует,
И ива танцует,
О как я хочу оказаться в объятиях
Того, кто мне дорог,
Того, кто овладел моим сердцем однажды

Отредактировано Jenna Kharter (2013-07-26 13:46:01)

+1

11

ЗАКРЫТ

0


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 17.05.2016 Bad Pigeons (Х)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC