Наша группа ВК
Таймлайн

Vesta : Ramirez
Kravetz
Добро пожаловать в прекрасный Мидгард, который был [порабощен] возглавлен великим богом Локи в январе 2017! Его Армия долго и упорно шла к этой [кровавой резне] победе, дабы воцарить [свои порядки] окончательный и бесповоротный мир для всех жителей Земли. Теперь царство Локи больше напоминает утопию, а люди [пытаются организовать Сопротивление] счастливы и готовы [отомстить Локи и его Армии за их зверства] строить Новый мир!
В игре: 12.2017 | NC-21 | Эпизодическая система

Loki's Army

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 30.05.2016 The divine deal


30.05.2016 The divine deal

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Название эпизода
The divine deal
Время игры
30.05.2016
Персонажи
Loki Laufeyson
Skadi Thiazidottr
Место действия
База "Победоносная" на Карибах, вилла Локи
Описание
Узнав о том, что Локи, чуть не разрушивший Ётунхейм, скрылся в Мидгарде, решительно настроенная Скади направляется к нему для деловых переговоров, что является для трикстера полной неожиданностью. Теперь ему придётся договориться с ледяной великаншей о заключении союза, и вот что из этого выйдет...
Очередность
Skadi Thiazidottr
Loki Laufeyson

+1

2

На телепортацию в Мидгард пришлось затратить довольно много сил – без Радужного Моста перемещаться между мирами теперь стало занятием проблематичным, и за это тоже стоило «поблагодарить» Локи.
«Да видит Хель, куда ни глянь, во всех бедах виноват именно он», - мысленно усмехнулась Охотница. Она спрятала камень с выцарапанной на нём руной Иса, Ледяной, в замшевый мешочек для рун, и огляделась, щурясь от непривычно яркого солнца.
На дочери Тьяцци красовалась новая шуба из меха белого медведя, недавно убитого Скади на охоте, и, признаться, сейчас в ней было очень жарко. И неудивительно – Карибские острова это вам не Северный полюс, тут холодно не бывает.
Охотница стояла на пляже спиной к морю, но ей не было нужды оборачиваться, чтобы убедиться в этом – воздух, пахнущий солью и шум морского прибоя говорили сами за себя. Внимание снежной великанши было сейчас прикованно к ряду домиков, стоявших на пляже. Конечно же, самый большой, несомненно, принадлежал трикстеру.
«Он, как всегда, неплохо устроился», - подумала Скади, материализуя свой излюбленный хлыст, сотканный с помощью рун (в основном, Исы, Хагал и Турис). Откинув светлые пряди волос со лба, Охотница уверенным шагом направилась к роскошной вилле, практически не сомневаясь, что Обманщик сейчас находился именно там.
Вокруг никого не было, да Скади и не особо заботилась о том, увидит её кто-нибудь или нет – даже если бы и увидели, то снежную великаншу с бичём в руке вряд ли смогли бы остановить. Поэтому дочь Тьяцци беспрепятственно прошла к дому Локи, и резко распахнула входную дверь. Оглядевшись, Охотница всё ещё никого не увидела, и поэтому крикнула:
- Локи! Выходи, сын Лафея, я знаю, что ты здесь!
В углу послышалось какое-то шуршание, и Скади заметила какую-то мидгардскую девушку, которая взирала на снежную великаншу с нескрываемым испугом. Дочь Тьяцци усмехнулась, и, стремительно подойдя к незнакомке, подняла её свободной от хлыста рукой за край рубашки, оторвав мидгардку на несколько дюймов от земли. В её ётунском облике это сделать было совсем не сложно.
- Где твой Повелитель? – спросила Охотница, встряхнув девушку. Та лишь смотрела на неё широко распахнутыми глазами, в которых светился неподдельный страх, - Он в этом доме?
Лишившаяся дара речь незнакомка кивнула, и Скади отпустила её. Вскрикнув, девушка вскочила и бросилась к входной двери. Снежная великанша равнодушно смотрела на неё, и, когда мидгардка скрылась из виду, усмехнулась.
Дочь Тьяцци знала, что Локи уже наверняка понял о том, что она здесь, и поэтому просто плюхнулась в ближайшее кресло, ожидая появления трикстера. Заодно Охотница решила принять мидгардский облик , и буквально на глазах её синяя кожа стала нормально-розоватой, пропорции тела уменьшились, а глаза из багрово-красных преобразились в пронзительные голубые.

+4

3

День выдался ветряным. Море бушевало, белые гребни волн с отчаянием бросались на песчаные пляжи, будто пытаясь притеснить их, занять их место, с каждой новой неудачей сердясь и неистовствуя все сильнее. Солнце ярко светило, но с севера надвигались угрожающие темные тучи, и синева их была настолько черной, что каждый видевший их обитатель базы "Победоносная" вздыхал - тяжко или мечтательно, - предвкушая самый настоящий тропический ливень. Солдаты торопливо убирали декорации вчерашней свадьбы, пока те норовили разлететься по всему острову, а то и вовсе совершить побег в морские глубины.
В спальне Локи громко захлопали ставни, и трикстер раздраженно оглянулся на окно. Он разговаривал по телефону с одним из капитанов Армии, выслушивая отчеты и давая новые указания. Последняя фраза солдата потонула в грохоте, и Лафейсон захлопнул окно.
- Повтори еще раз, - велел Локи, восстанавливая относительную тишину в комнате.
- Локи! Выходи, сын Лафея, я знаю, что ты здесь!
Сей призыв послышался вовсе не из телефонной трубки. Трикстер вымученно вздохнул, возводя очи к потолку, будто безмолвно спрашивая у него: "Отчего всех так тянет явиться ко мне на незапланированную аудиенцию в этом месте, созданном быть островком покоя в любом смысле слова?" Вилла всего неделей ранее была отреставрирована после нашествия Тора (Одинсон, к слову, по прихоти своего сводного брата принял непосредственное участие в восстановительных работах), и вот теперь кто-то снова посмел ввергнуться в покои трикстера без спроса.
Коротко распрощавшись с капитаном, Локи переместился на нижний этаж. Он скрылся в тени, краем глаза увидав со всех ног бегущую рядовую, что исполняла на вилле обязанности прислуги. После он перевел вгзляд на незваную гостью. Внутри у него похолодело, и губы его превратились в тонкую линию, ведь меньше всего на свете он желал увидеть в своем доме порождение ледяных великанов. В тот самый момент, когда Локи узнал, что в нем самом течет кровь етунов, он пропитался лютой ненавистью к этим холодным гигантам.
Великанша бесцеременно уселась в кресло, и черты ее стали человеческими. Подавив желание скривиться, Лафейсон взял себя в руки. Если она здесь, значит, ей что-то нужно - никто не станет просто так путешествовать из мира в мир, ведь это всегда означало сложности - это даже труднее, чем получить визу в Великобританию. Вполне возможно, что она пришла сюда за местью, ведь Лафей, владыка Ётунхейма, был убит своим непризнанным сыном, и его народ мог возненавидеть асгардского принца за это. В таком случае Локи придется проявить чудеса дипломатии - нападение орды ледяных великанов на еще не до конца завоеванный им мир вряд ли улучшит общую картину. Врагов величайшему трикстеру хватало, как никогда.
Туча подобралась к острову, и комната наполнилась густым полумраком. Окончательно справившись с бушующими внутри эмоциями, спрятав их в свой собственный ледяной ларец лжеца, коим было его сердце, Локи выступил из тени, являя себя своей нежеланной гостье.
- Столь приятный неожиданный визит, - вкрадчиво начал он, приближаясь к великанше, - что привело тебя в края смертных? Душа устала от вечных холодов и возжелала быть обласканной лучами мидгардского солнца?

+5

4

- Столь приятный неожиданный визит. Что привело тебя в края смертных? Душа устала от вечных холодов и возжелала быть обласканной лучами мидгардского солнца? – именно с такими словами к снежной великанше вышел Локи. Скади усмехнулась – естественно, она не верила этому «радушию».
- Оставь эти речи для кого-нибудь другого. Я явилась сюда по делу, - ледяным тоном произнесла Скади, вперив в сына Лафея оценивающий взгляд. В живую она видела его всего несколько раз, и то совсем мельком, - Сомневаюсь, что ты помнишь меня, так что не мешало бы представиться. Я Скади, дочь Тьяцци, и в данный момент я являюсь временной правительницей Ётунхейма.
«А может, и не временной,» - пронеслось в голове у Охотницы, - «Не исключено, что я официально стану царицей…».
Лицо Обманщика было непроницаемым, и дочь Тьяцци не смогла понять, что у него на уме. Слишком уж хорошо сын Лафея умел скрывать свои подлинные эмоции.
- Ты нанёс Ётунхейму очень… существенный вред. Мой мир пришёл в упадок ещё после того, как в ходе войны у нас отобрали Тессаракт, а теперь стало ещё хуже – всё постоянно рушится, землю пронизывают огромные трещины… Впрочем, я прекрасно понимаю, что тебе плевать на это и, естественно, просто так ты не станешь помогать восстанавливать свою, кхм, родину.
Совсем недавно Охотница узнала, что Локи из Асгарда приходился Лафею сыном. Весть эта, признаться, облетела все миры, и, насколько понимала ледяная великанша, дело было так: Один рассказал об этом Тору, Тор поведал правду о названном брате своему окружению, а уж там «сплетню» быстро разнесли.
«Единственное, чего я не понимаю – так это то, зачем Обманщику понадобилось уничтожать Ётунхейм. Или он так ненавидит ледяных великанов, хотя сам является наполовину одним из ётунов? Впрочем, Хель его знает. Возможно, он и вправду безумен,» - подумала Охотница. Она, на всякий случай, покрепче сжала свой рунный хлыст.
- Поэтому я и предлагаю тебе заключить некую сделку. Я помогу тебе завоевать Мидгард, если это для тебя действительно важно, а ты, взамен, придумаешь что-нибудь, что поможет мне вернуть Ётунхейму его былое величие.
Скади встала с дивана и, держа бич в руке, прошлась взад-вперёд по комнате.
- Я могу быть очень полезной союзницей, Локи, - произнесла она, - И, ах да, ещё кое-что… Насчёт твоих дальнейших планов. После завоевания Мидгарда, планируешь ли ты захватить Асгард?
С жителями Небесной цитадели у Охотницы были давние счёты. Она никогда не сможит простить асам гибель своего отца, Тьяцци, и, к тому же, когда-то она поклялась отомстить. А клятвы ледяная великанша не нарушала.
Скади, устав шагами мерить комнату, снова плюхнулась на диван. Признаться, сейчас она была почти без сил – перемещение в другой мир отняло у Охотницы слишком много энергии. Поэтому, в случае битвы, вряд ли она сможет использовать магию, даже рунную. Правда, дочь Тьяцци самоуверенно полагала, что всё же сможет легко одалеть своего противника.
«Хотя, кто может знать наверняка? Он дерётся нечестно, использует разные уловки… Да и, к тому же, как известно, Локи – везунчик. Практически захватить власть в Асгарде, убить Лафея, а потом ещё бежать из асгардской тюрьмы… Да, чтобы провернуть всё это надо действительно обладать редкостным везением,» - размышляла ледяная великанша.
Кстати, о смерти Лафея… Скади не собиралась за него мстить, хотя бы потому, что сама была в обиде на своего родича – именно из-за него ей пришлось выйти замуж за Ньёрда (чего Охотница совсем не хотела), терпеть почти год этот брак и жизнь с мужем у моря, а потом ещё и выслушивать недовольство бывшего царя ётунов по поводу развода с Повелителем Вод. Вообще, снежная великанша никогда с Лафеем не ладила, и потому не особо печалилась, узнав о его кончине. Хотя, конечно, все остальные ётуны были очень возмущены… Именно поэтому Охотница потратила много времени, втолковывая своему народу, что сейчас помощь Обманщика могла бы им очень пригодиться.
Так что Скади надеялась, что явилась в Мидгард не зря.
- Ну, что скажешь? – она выжидательно посмотрела на Локи.

+5

5

Правительница Ётунхейма поведала Локи, как тяжело нынче живется ледяным великанам на их родной земле, и трикстер искренне, от всего сердца сожалел... Что они вовсе не сгинули, вся их раса, чья кровь текла в его жилах и портила его существо, превращая в ненавистное чудовище. На его лице, несомненно, не отразилось и следа этих мыслей, оно выражало лишь вежливый интерес к речам Скади. Ни один мускул не дрогнул даже в тот момент, когда великанша назвала Ётунхейм родиной Локи, хотя внутри своего сознания он уже разорвал непрошенную гостью на куски за эти отвратительные ему слова.
- Поэтому я и предлагаю тебе заключить некую сделку. Я помогу тебе завоевать Мидгард, если это для тебя действительно важно, а ты, взамен, придумаешь что-нибудь, что поможет мне вернуть Ётунхейму его былое величие.
Скади встала и принялась расхаживать взад-вперед. Локи не сводил с нее внимательного взгляда, сохраняя задумчивое молчание.
На остров обрушился ливень. Сила его была так велика, что он казался единой почти непрозрачной стеной из воды. Грохот капель заполнил комнату, но асгардец едва слышал его. Его глаза были сосредоточены на маячившей перед ним фигуре Скади, а его разум в скором темпе раскладывал по полочкам все сказанное ею. Помогать Ётунхейму он не стал бы ни при каких обстоятельствах, но отказываться от помощи было бы, по его мнению, вершиной глупости.
- Я могу быть очень полезной союзницей, Локи. И, ах да, ещё кое-что… Насчёт твоих дальнейших планов. После завоевания Мидгарда, планируешь ли ты захватить Асгард?
Она держится молодцом, но в свою очередь ей отчаянно нужна моя помощь. В ином случае она просто не допустила бы мысли искать поддержки с моей стороны. Может статься, это ее последняя надежда, единственный шанс Ётунхейма подняться из праха, в который я же его обратил.
Локи не мог и помыслить про войну с Асгардом. Ему было больно думать о том, как разрушается этот небесный город, который перестал быть его домом, но никогда не покидал его сердца. До сих пор он был готов броситься на выручку цитадели асов, до сих пор он мечтал, чтобы там к нему относились, как относятся ко всей семье, в которой он рос. Сам того не сознавая, он надеялся, что завоевав Мидгард, он будет признан в Асгарде, и... кто знает, что будет, если Локи покажет себя мудрым правителем?
Ётуны, однако, всегда славились своими воинственными настроениями в отношении асов. Про себя трикстер в очередной раз обругал Тора. Ты оставил этим монстрам жизнь. Взгляни, как они благодарны тебе!..
Рассуждения Локи постепенно складывались в четкий узор - красивую мозаику из грандиозной лжи, хитросплетений долгоидущих планов и несравненного лицемерия. Привториться так, чтобы получить все, не отдав при этом ровно ничего - главный трикстер девяти миров не изменял своей манере.
Скади снова уселась на диван. Она выглядела усталой. Локи вспомнил себя после телепортации на Землю через портал, созданный Тессерактом. Тогда у него не было времени на мысли и жалость к себе, но более всего в тот момент Лафейсон желал рухнуть на пол и тяжело дышать, закрыв глаза. Разумеется, тот мир был несоизмеримо дальше Ётунхейма, но все же трикстер полагал, что великанша еще некоторое время будет приходить в себя. К тому же, она явно его недооценивала, заявляясь в его покои в одиночку. Так или иначе, драться Локи был не намерен. Он задумал кое-что иное...
- Ну, что скажешь? – Скади выжидательно посмотрела на Локи.
Трикстер встал напротив своей гостьи и сцепил руки в замок. Его выступление начиналось. Глаза его налились искусственным презрением, когда он заговорил:
- С тех самых пор, как Всеотец заключил меня в темницу, я мечтаю сравнять Асгард с землей. Но даже завоевав этот мир, мне не стоит рассчитывать на это. Ты должна осознавать всю мощь крепости асов и их силу прирожденных воинов. Но если мы объединимся, - речь Локи будто наполнилась энтузиазмом, который он словно бы желал скрыть, - если мы создадим альянс двух миров, - он уселся рядом со Скади и прищурился, понижая голос, - у нас появится шанс уничтожить эту цитадель, не оставить и камня на камне, - тон трикстера сочился ядом и жестокими грезами о мести отвергнувшему полуетуна народу асов.
А теперь ты предложишь мне помощь в завоевании Мидгарда во имя создании этого самого... "альянса".
Он знал, что Скади поверит ему. Когда тебе лжет Бог Обмана, ты просто жаждешь поверить в его красивую песню. Даже понимая, кто он такой, сквозь колючие дебри внутренних сомнений, ты можешь лишь делать вид, что не полагаешься на его слова, но на деле ты принял его ложь, как только она прозвучала. Он врал всем своим естеством - голосом, глазами, жестами, самой душой, и это был его талант, его дар и его проклятие, ставшие частью его самого. Великанша привела себя в ловушку, трикстер лишь захлопнул ее, и никто не был тому виной, кроме самой правительницы Ётунхейма.

+7

6

Ошибаются даже боги.
Почему-то смертным, которые верят в своих богов, эти самые божества представляются мудрыми, смелыми, идеальными и слишком правильными. Казалось бы, что они всегда смогут найти выход из любой ситуации, что никогда не попадут в ловушку и никогда не погибнут из-за происков врага. Всё это, естественно, лишь иллюзия. Просто людям легче верить в то, что силы, повелевающие их жизнью, непоколебимы, чем усомниться в безопасности собственной жизни и осознать, что даже у их богов есть свои слабости.
Скади поверила Обманщику, потому что хотела, чтобы его слова были правдой. Хотя, конечно, она немного поколебалась – не больше секунды – прежде чем окончательно принять на веру услышанное. Но, как известно, мы верим в то, во что мы хотим верить, и замечаем то, что нам хочется замечать. Охотнице был нужен этот союз.
По правде говоря, она была на границе отчаяния – у Ётунхейма не осталось ни друзей, ни союзников, и никто не стал бы помогать ледяным великанам восстановить их мир. Как легко, оказывается, позволить погибнуть целой цивилизации – просто надо игнорировать их беды, только и всего. Помощи ждать было неоткуда – Ётунхейм, неумолимо разрушающийся и оставшийся без правителя и без надежды медленно погибал. Если бы ситуация не была такой критической, дочь Тьяцци, естественно, ни за что бы не обратилась за помощью к Локи, который был известен всем мирам как, в первую очередь, искуснейший лжец. Скади не была такой хитрой, а поэтому не могла понять логики сына Лафея, поэтому ей ничего не оставалось, кроме как, самой того не ведая, покориться воле трикстера.
Слова его были так заманчивы, а желание отомстить столь похожим на правду, что снежная великанша и вправду подумала, что, возможно, обрела, наконец, союзника.
«Если обманешь – сильно пожалеешь»,  - Охотница вглядывалась в лицо Локи, пытаясь обнаружить в нём хоть намёк на фальшь. Однако, Обманщик и впрямь был очень хорошим актёром, а Скади уже, подобно рыбе, клюнула на наживку со сладким названием «месть».
Своими словами сын Лафея разбудил глубоко дремавшую внутри ледяной великанши ненависть к асам.
«Сравнять Асгард с землёй… Не оставить камня на камне…» - всё это весьма соответствовало мыслям Охотницы. На лице Охотницы появилось некое подобие мечтательной улыбки.
В голове дочери Тьяцци уже замелькали сладостные картины покорения и разрушения Небесной цитадели, предсмертные крики её давних врагов и звуки битвы.
- Прекрасно, - одними губами произнесла Скади. Затем, словно бы очнувшись от грёз, она тряхнула головой, отгоняя нахлынувшие мысли.
- Только вот скажи мне, Локи, зачем тебе нужен Мидгард?
«Самый жалкий из всех миров», - мысленно добавила она.
Охотница устала, действительно устала. Ей нужно было отдохнуть, причём как можно скорее. Но дочь Тьяцци не привыкла быть слабой, и, тем более, она никогда не показывала свою внутреннюю слабость другим. Поэтому, хотя великанша с ног валилась от усталости, внешне она осталась совершенно невозмутимой, а на её лице не дрогнул ни один мускул.
Итак, она уже была согласна стать союзницей трикстера. Вернее, практически согласна. Осталось только уточнить кое-что…
- В случае объединения наших сил, я предлагаю тебе свою помощь в завоевании Мидгарда. А что ты обязуешься выполнить взамен, сын Лафея? – спросила Охотница.
«И надо будет ещё тут найти место, чтобы поспать», - подумала дочь Тьяцци, с трудом подавив зевок.

+4

7

Локи не ошибся. Усталость его собеседницы давала о себе знать. Возможно, будь она в другом состоянии, она бы нашла в себе силы прислушаться к тревожному голосу разума - а он наверняка диктовал ей быть осторожнее с трикстером. Но великанша вняла сладким речам своеобразного дьявола скандинавской мифологии и лишь мечтательно улыбнулась:
- Прекрасно.
Лафейсон кивнул, легко улыбнувшись. Все оказалось еще проще, чем могло бы быть. Из потенциальной угрозы Скади превратилась в очередную жертву уловок Локи, и вот она уже растворялась в лживых надеждах, которые он ей подарил. И тут, словно вынырнув из волнующегося моря своих грез, ледяная повелительница вновь устремила свой взгляд на трикстера.
- Только вот скажи мне, Локи, зачем тебе нужен Мидгард?
Локи усмехнулся, откидываясь на спинку дивана, вновь сцепляя руки в замок и кладя их на колени.
- Я знаю, срединный мир принято считать ничтожным, но дело вовсе не в самом мире, а в его обитателях. Они не в состоянии справиться со всеми щедротами, что даровали им боги. На Земле много чудесных мест, здесь можно жить и процветать, но смертные едва ли способны делать это, пока их не ведет сильная рука мудрого правителя. Получая власть, они не приходят к единению, но начинают воевать друг против друга. Имея все богатства природы, они уничтожают их и зовут это "техническим прогрессом". Они верят в свою свободу, дорожат ей, но именно она ведет их к краху. Я отниму ее, но взамен Мидгард обретет шанс на величие.
Разумеется, все эти светлые мотивы пришли к Локи впоследствии. Сначала было лишь режущее желание показать, чего он стоит, и получить признание. От бушующих чувств он перешел по мере своего ожесточения к невероятным амбициям, после - к осознанным планам, и теперь, обретя твердую почву под ногами, как никогда ощущал в себе готовность взять мир смертных под свое крыло - и ничего дурного, что брать придется силой.
Тогда Скади задала свой следующий, вполне логичный вопрос:
- В случае объединения наших сил, я предлагаю тебе свою помощь в завоевании Мидгарда. А что ты обязуешься выполнить взамен, сын Лафея?
Трикстер был готов к тому, что его новая союзница спросит об этом, и удивился лишь, что она не поинтересовалась на сей счет еще раньше.
- Если протянутая тобой рука помощи сослужит мне службу, и Мидгард окажется в моей власти, мы объявим новую войну - войну Асгарду. Конечно, мы не сделаем этого в открытую сразу же, проникнем в цитадель асов хитростью. К примеру, я сделаю вид, что прибыл на переговоры относительно отношений между Асгардом и Мидгардом, вотрусь в доверие... Впрочем, обдумывать конкретную стратегию станем ближе к делу.
Локи поднялся с дивана и подошел к окну, наблюдая за стихией. Дождь был таким сильным, что ломал ветви пальм, а домики рядовых уже наверняка затопило водой не меньше, чем по щиколотку. Но здесь, на вилле, было тепло и сухо, и ливень казался не более, чем живой картиной, что рисует природа за стеклом.
- Разумеется, здесь ты будешь под моим покровительством. У моей Армии три оплота - ты нашла меня в одном из них. Ты можешь выбрать любой для своего обиталища, хотя, наверняка, предпочтешь Сибирь, - Локи хохотнул, - у тех мест много общего с Ётунхеймом.
Трикстер выглянул в дверной прием и окликнул одну из служанок, велев ей живо приготовить богатый ужин для Скади.
- И лучшего вина для нашей гостьи. И еще чего покрепче! - наставлял он.
Вернувшись к своей союзнице, он с радушием улыбнулся ей, а в голове его сменялись пестрые, словно комиксы, картинки о том, как он ее предаст. Быть может, действительно стоит податься в Асгард на переговоры, и там объявить, что Ётунхейм готовится к войне (что окажется правдой, и асы смогут воочию увидеть это), и предложить союз Небесной цитадели? Сколько же пользы можно извлечь, правильно солгав!..
- Мои подданные готовят для тебя угощение, Скади. Полагаю, твое тело нуждается в знатном ужине и отдыхе после сложного путешествия меж мирами. Сегодня ты можешь занять любой из свободных домов на острове. И кто знает, - Лафейсон ухмыльнулся, - возможно, это место придется тебе по вкусу. В моих жилах тоже течет етунская кровь, но вот, что я скажу тебе: когда тебе все время холодно, нет ничего приятнее ласковых лучей карибского солнца!

+4

8

- Если протянутая тобой рука помощи сослужит мне службу, и Мидгард окажется в моей власти, мы объявим новую войну - войну Асгарду. Конечно, мы не сделаем этого в открытую сразу же, проникнем в цитадель асов хитростью. К примеру, я сделаю вид, что прибыл на переговоры относительно отношений между Асгардом и Мидгардом, вотрусь в доверие... Впрочем, обдумывать конкретную стратегию станем ближе к делу, - всё это, естественно, очень нравилось Скади.
- Хорошо сказано. Но где гарантия, что ты меня не обманешь? – спросила дочь Тьяцци, которая, несмотря на усталось, не растеряла всю свою бдительность. В душе она уже поверила сыну Лафея, но лишний раз убедиться в искренности его намерений не помешало бы.
Когда Локи сказал про Сибирь, Охотница насторожилась. Конечно же, она предпочла бы устроить свою резиденцию в месте, похожем на Ётунхейм,  но, с другой стороны, она бы предпочла, чтобы сын Лафея всегда был у неё на виду.
- Мои подданные готовят для тебя угощение, Скади. Полагаю, твое тело нуждается в знатном ужине и отдыхе после сложного путешествия меж мирами. Сегодня ты можешь занять любой из свободных домов на острове. И кто знает, - Лафейсон ухмыльнулся, - возможно, это место придется тебе по вкусу. В моих жилах тоже течет етунская кровь, но вот, что я скажу тебе: когда тебе все время холодно, нет ничего приятнее ласковых лучей карибского солнца!
«Как говорится, держи друзей близко, а врагов ещё ближе», - подумала снежная великанша. Вообще-то, в данный момент она не считала трикстера своим врагом, но, естественно, и другом она Локи назвать не могла. Дочь Тьяцци понимала, что полностью доверять Обманщику в какой-то степени опасно – кто может знать, что у него на уме?
- Насколько я понимаю, ты большую часть времени проводишь здесь? На этих… как их… Карибах. В таком случае я была бы не против остепениться именно тут, - произнесла Охотница.
«Хель меня побери, неужели опять придётся жить около океана? Чтоб этот Локи, с его любовью к асгардскому солнышку, провалился в Хаос… Ладно, пока придётся потерпеть. Лучше уж, чтобы он всегда был на виду, чем отсиживаться в этой Сибири», - мысленно вздохнула Скади, всей душой ненавидевшая солнце и море.
Услышав о том, что скоро будет готова еда и питьё, снежная великанша очень обрадовалась, однако внешне этого никак не показала. Ей уже было неприятно, что Обманщик понял, что она очень устала. Дочь Тьяцци не привыкла проявлять слабость.
Вскоре в комнату вошли четыре девушки с подносами. В одной из них Скади узнала ту самую молодую мидгардку, которую она успела напугать при входе сюда. Завидев Охотницу, девушка побледнела, а снежная великанша усмехнулась.
На подносах у девушек была самая различная пища – фрукты, жареное мясо с соусом, какие-то десерты и красное вино. При запахе этих блюд у Скади чуть слюнки не потекли, и только сейчас она осознала, насколько была голодна.
Служанки поставили еду на деревянный стол, стоявший в комнате. Судя по всему, обычно он предназначался скорее для какой-то письменной работы, а не для трапез, но Охотнице было всё равно. Без лишних церемоний она встала с дивана и уселась за стол, а прислуга торопливо ретировалась.
Дочь Тьяцци принялась за еду. Только после того, как она осушила бокал вина и съела пару куриных ножек, она заговорила.
- Благодарю тебя, сын Лафея, за твоё гостеприимство, - вообще-то Скади не привыкла соблюдать нормы вежливости, но сейчас решила сделать исключение, - Но что мы будем делать в том случае, если вдруг до ушей Всеотца дойдёт весть о наших помыслах?
«И, к тому же, надо помнить о том, что Хеймдалль всё видит и слышит,» - пронеслось в голове у великанши. Она начертила в воздухе руну Альгиз, Защитницу, дабы оградить окружающее пространство от лишних глаз и ушей.

Отредактировано Skadi Thiazidottr (2013-05-31 21:01:38)

+1

9

- Хорошо сказано. Но где гарантия, что ты меня не обманешь?
Трикстер еле заметно улыбнулся, внимательно смотря на свою собеседницу. Дело не в гарантиях. Дело в том, что это твой единственный шанс.
- Какого рода гарантии я могу тебе предоставить? Если существует нечто такое, что я мог бы дать тебе сейчас - говори.
Локи знал, что ей нечего у него просить, это лишь вопрос для успокоения ее сомнений, с которыми она вполне может справиться и без его дальнейшей помощи. Она могла бы с тем же успехом попросить: "Пожалуйста, скажи, что ты не врешь!"
- Насколько я понимаю, ты большую часть времени проводишь здесь? На этих… как их… Карибах. В таком случае я была бы не против остепениться именно тут.
Эхехехе. Случись так, что пришлось бы постоянно торчать на этом крошечном острове посреди Карибского архипелага, Локи был бы просто счастлив. По правде говоря, куда чаще его можно было отыскать в Нью-Йорке, ведь там кипела мидгардская цивилизация. Нью-Йорк - столица мира, и не сыскать второго такого города на всей Земле. Вот только база там кишела крысами, и не находилось от них никакого избавления!..
- О да, меня часто можно отыскать здесь, - с идеально вежливой улыбкой кивнул Локи.
Лафейсон прекрасно понимал, что чистокровные ётуны на дух не переносят жару, потому и солгал в очередной раз - . Надеюсь, она не растает под лучами солнца, как здешние медузы. Скади мне еще пригодится.
Когда прислуга принесла великанше ужин, та набросилась на него с аппетитом, который по многим причинам можно было бы охарактеризовать "зверским". Она с упоением вгрызалась в куриные ножки и щедрыми глотками отхлебывала вино. Перед Локи находилась милейшей внешности девушка, но он видел лишь чудовище под маской человека, варвара, очень отдаленно знакомого с манерами. Трикстер проглотил свое отвращение, мысль о том, что он сам наполовину такой же, отравляла его разум. Его сознание наполнили непрошенные воспоминания о том, как посинела его рука от прикосновения ётуна, о лавине сумбурных мыслей, что захлестнула его в тот момент. Непонимание, страх, осознание, что его обманули - но в чем...
- Благодарю тебя, сын Лафея, за твоё гостеприимство, - отвлеклась от своего ужина Скади, - Но что мы будем делать в том случае, если вдруг до ушей Всеотца дойдёт весть о наших помыслах?
Локи улыбнулся, позволяя своей хитрости наконец проявиться в его взгляде.
- Я очень давно научился скрываться от всевидящего взора Хеймдалля. Один знает, что я здесь. Он послал за мной Тора и наказал ему без меня не возвращаться, - трикстер ухмыльнулся, замечая взгляд ледяной великанши, - да-да, громовержец тоже застал меня здесь, как и ты. Я дал ему отпор. В Асгарде знают, что я здесь, но не могут видеть меня. Но тебе следует позаботиться о себе. Если желаешь, я могу обеспечить тебя некоторой магической защитой, но после тебе все равно придется сохранять осторожность. Противники не должны быть в курсе наших действий и планов.
Лафейсон вновь уселся на диван. Несмотря на напряжение в присутствии Скади, сейчас он чувствовал себя довольно расслабленным. Сделка была у него в кармане. Обман удался.

+2

10

Охотница окончательно насытилась.
- Какого рода гарантии я могу тебе предоставить? Если существует нечто такое, что я мог бы дать тебе сейчас – говори, - произнёс Лафейсон.
- Мне будет достаточно клятвы, - ответила снежная великанша.
«Конечно, и дураку понятно, что никакая клятва не является гарантией, если её произносит Бог Обмана. Но мне не остаётся ничего другого, кроме как поверить ему… Выбора нет», - подумала Скади. От осознания собственного бессилия настроение у дочери Тьяцци резко снизилось. Она не любила, когда её обманывали. Последний раз того, кто рискнул это сделать она избила до смерти своим рунных хлыстом.
Верить Локи было очень рискованным, но что оставалось делать загнанной в угол ледяной великанше? Скади невольно обратилась мыслями к родному миру. Ётунхейм медленно разрушался. Этот процесс начался ещё тогда, когда асы забрали могущественную реликвию ётунов, Тессаракт. Но огромный вред также нанёс земле ледяных великанов и сын Лафея, убив правителя и чуть не уничтожив весь снежный мир. В иных обстоятельствах дочь Тьяцци ни за что не стала бы обращаться за помощью к трикстеру. Ни за что и никогда. Но… кто ещё согласился бы ей помочь? Асгарду безразличны проблемы Ётунхейма, да и к своим главным врагам великанша не стала бы обращаться. Всем остальным мирам тоже плевать на землю ледяных великанов, их жители только радуются бедам, обрушившимся на ётунов. Да и не в силах больше никто помочь.
«Вот если бы я могла прочитать его мысли…» - вздохнула Скади.
Мысль о том, что ей придётся довольно долгое время провести в этом чудовищно жарком месте вогнала великаншу в некоего рода депрессию.
«Ненавижу солнце. И жару. И море», - пронеслось в голове у дочери Тьяцци. Охотнице казалось, что даже отсюда она чувствует в воздухе ненавистный запах моря – запах соли, рыбы и прочей мерзости. Она поморщилась.
- Я очень давно научился скрываться от всевидящего взора Хеймдалля. Один знает, что я здесь. Он послал за мной Тора и наказал ему без меня не возвращаться, - тем временем сказал Локи. Великанша изумлённо смотрела на трикстера, пока он продолжал говорить.
«Дать отпор Громовержцу? Неплохо, весьма неплохо. Пожалуй, теперь ты вызываешь у меня больше симпатии, сын Лафея», - подумала дочь Тьяцци.
Она недоверчиво прищурилась, когда Локи упомянул о магической защите.
«Кто знает, что он там мне наколдует…»
Тем не менее, Скади решила, что стоит рискнуть. Вообще, её визит сюда – один сплошной риск. Ей нечего терять. Те, кого она любила давно мертвы, её родина медленно гибнет… Единственное, что есть у снежной великанши и чего, как она уверена, никогда и никому у неё не отнять – это её жизнь.
«Конечно, вряд ли кто-то сможет меня умертвить. Тем более, Локи. Во всяком случае, грубой силой… Но и на хитрость я больше не поведусь. Если Обманщик подведёт меня, то я стану злейшим его врагом. И месть моя будет беспощадной и ужасающей», - эти кровожадные мысли несколько приободрили дочь Тьяцци, и Охотница выпрямившись в кресле, вперила в Бога Обмана пронзительный взгляд своих похожих на ледышки голубых глаз.
- Хорошо. Обеспечь меня этой своей защитой, и к ней я потом ещё добавлю магию рун, - произнесла снежная великанша, - Думаю, мы с тобой договорились.
Она усмехнулась, всё так же глядя на своего нового союзника.

+1


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 30.05.2016 The divine deal


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC