Наша группа ВК
Таймлайн

Vesta : Ramirez
Kravetz
Добро пожаловать в прекрасный Мидгард, который был [порабощен] возглавлен великим богом Локи в январе 2017! Его Армия долго и упорно шла к этой [кровавой резне] победе, дабы воцарить [свои порядки] окончательный и бесповоротный мир для всех жителей Земли. Теперь царство Локи больше напоминает утопию, а люди [пытаются организовать Сопротивление] счастливы и готовы [отомстить Локи и его Армии за их зверства] строить Новый мир!
В игре: 12.2017 | NC-21 | Эпизодическая система

Loki's Army

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » Январь 2015 Lost in translation или трудности перевода (Х)


Январь 2015 Lost in translation или трудности перевода (Х)

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Название эпизода
Lost in translation или трудности перевода
Время игры
Январь 2015
Персонажи
Marta Golyh
John Smith
Место действия
Деревня под Якутском, где-то на просторах Сибири.
Описание
Желание познать науку и изучить сверхъестественные явления привело Доктора Смита в глухую российскую глубинку. Замерзший и продрогший до костей, он рискнул постучаться в один из домов, в надежде найти «русское гостеприимство» и чашечку горячего чая. Какая встреча ждет его за порогом?
Очередность
John Smith
Marta Golyh

Отредактировано John Smith (2013-06-20 00:57:33)

0

2

Сибирь – холодная и беспощадная. Местность, где водятся дикие и опасные звери, готовые разорвать на мелкие кусочки любого, посягнувшего на их покой. И это только местное население, что уж говорить о представителях животного мира.
   Доктор наслушался стольких страшилок и холодящих кровь истории о глухой российской глубинке, пока собирал вещи для своей очередной поездки. Медведи на улицах, мужики в шапках ушанках, которые они не снимают даже летом, водка из самовара, и странное и пугающее слово «балалайка», значение которого Джону так никто и не смог объяснить. От души посмеявшись над россказнями своих знакомых и историями в интернете, Доктор все же рискнул и сел на самолет до Якутска.
   Интерес Джона в последнее время привлекали различные природные аномалии и непонятные события то ли инопланетного происхождения, то ли магического. В поисках ответов и новых знаний, Доктор разъезжал по миру, подпитываясь новыми идеями, мыслями, и давая своему мозгу пищу для размышлений. Россия, с ее колоссальной территорией и огромными природными ресурсами таила в своих лесах и озерах множество тайн. По слухам, рядом с одной из деревень пол Якутском в свое время упал инопланетный корабль, и с тех пор над городом и прилегающими территориями местные жители, то и дело, замечают светящиеся по ночам объекты и странных существ, по слухам, обитающих в лесах.
   Добравшись до одной из деревень на попутном транспорте, и с трудом уговорив водителя высадить его посреди трасы, Джон направился исследовать лес. Первый осмотр и впечатление всегда самые верные. Решив не заходить слишком далеко, Доктор изучал лес, стараясь держаться как можно ближе к дороге, чтобы в случае чего у него был шанс быстро добраться до ближайшей деревни. Кто знает, что может ожидать путешественника из Шотландии в глухом и дремучем лесу, будто сошедшему со страниц сказок и преданий?
   Доктор хорошо подготовился к суровой русской зиме. На нем были утепленные брюки, вязанный джемпер с высоким горлом из шерсти мериносов, термобелье, рассчитанное на низкие температуры, сапоги, подбитые изнутри мехом, и пуховик одной известной марки, гарантировавшей своим клиентам «легкость, подвижность и сохранение тепла надолго». Стоимость одежды была явно завышена, так со своей задачей она справлялась на твердую троечку. Уже через пару часов прогулки Джон замерз. Громко стуча зубами и кутаясь в воротник куртки, он вышел из леса и направился по трассе в сторону домов, виднеющихся где-то в километре к северу от него.
   Начинало смеркаться, и в окнах домов, один за одним, зажигались огни, где-то электрические, а где, по старинке – от свечей и пламени в камине. Большинство домов были старыми, с слегка перекошенными крышами, усыпанными снегом. Джон выбрал самый, на его взгляд, презентабельный дом, и через сугробы отправился к калитке. Ноги утопали в снегу, холод пробирался до мозга костей, а ветер пытался пробраться под одежду. Миновав забор и будку для собаки, которая либо мирно спала в тепле своего укрытия, либо грелась в доме, Джон не без труда взобрался по скользким ступенькам и трижды громко постучал в дверь. Внутри дома послушались какие-то приглушенные голоса, звук приближающихся шагов, и через минуту дверь отворилась, обдавая ученого теплом и ярким желтым светом.
- Hello! - поздоровался Джон с женщиной, стоящей на пороге и сверлящей его взглядом. Ученый старался улыбаться как можно шире и приветливее, что получалось с трудом, так как мороз судорогой свел мышцы на лице, а от холодного ветра кожа, казалось, готова была растрескаться от любого неосторожного движения.
   Женщина продолжала придирчиво осматривать незнакомца, что-то бормоча себе под нос.
- Oops, sorry. – Джон ударил себя по лбу и принялся рыться в сумке, что висела у него через плечо, в поисках разговорника. Он совсем запамятовал, что хоть английский и признан языком международного общения, знать его могут далеко не все. Да и вряд ли вечером, посреди сибирской глуши, он найдет англоговорящего местного жителя.
- Добрий вечер, - ученый дрожащими пальцами водил по страницам, стараясь справиться с ветром и не дать ему вырвать из рук разговорник, - Менья зовут Джон Смит, - Доктор расплылся в улыбке, поднимая взгляд на женщину, но тут же сник, заметив ее озадаченный взгляд. Видимо его шотландский акцент был ужасен, и Джон мог только гадать, как же звучит русский язык в его исполнении. Он надеялся, что в законодательстве Российской Федерации нет статьи за осквернение чистоты языка или чего-то в этом роде.
- Где гастинитса? Вы гаварите по аглиски? – выдавить из себе большее Джон уже не мог. Пальцы побелели от ветра и холода, поэтому он втянул руки в рукава, сжимая их в кулаки, чтобы хоть как-то согреться. Волосы выбились из под шапки, и неприятно били по лицу. Снег, казалось, был у Доктора везде: в ботинках, карманах, под одеждой, на ресницах и даже во рту, настолько он замерз за несколько часов прогулки по лесу. Оставалось надеяться, что знаменитое «русское гостеприимство» не было сказкой для туристов, и он может рассчитывать на чашечку чая в теплом и уютном доме.

Отредактировано John Smith (2013-05-13 15:29:51)

+3

3

Диктор нес полнейшую ахинею про метеориты, обвал цен, кризисы, терроризм и четвертого сына Киркорова. Следить за личной жизнью бородатого дива женщина уже давно перестала. «Какой у него по счету? Третий? Второй?» Она махнула рукой на шоубизнес и скандальные расследования – зачем следит за чужой жизнью, если нет своей? Диктор продолжал читать оправдания неумелым политикам, накупивших себе многопалубных яхт и многоэтажных особняков. Ценой этой роскоши была дорожавшая гречка и хлеб.  Вообще, телевизор не нес в себе ничего хорошо. «К черту эту дребедень. Что по другим каналам показывают?»
Под хриплые завывания царицы эстрады, женщина включила свет и поставила на плиту чайник. За окном стояла непроглядная темень и такая холодина, что градусник уже стучался в окно и просился к теплу. Чего? Градусник? Ах, его всего лишь раскачивал ветер. «Мести всю ночь будет»
Все бы ничего, да в дверь постучалась нелегкая. Нелегкая предстала в виде колоритного мужчины, художественно занесенного снегом.
-Чего надо?  - грубо спросила она, натягивая шерстяной платок – Ишь, принесло на мою голову. Сахара нет. – продолжала бурчать себе под нос отточенные до автомата фразы. Много тут по деревням шастают – где чайник сопрут, где мешок картошки в буран вынесут. Ищи их потом по сугробам. Мужчина достал какую-то книженцию и начал что-то лепетать.
-Басурманин штоль? У, свалился на мою голову! Синий какой! –  Всплеснула руками горячая русская женщина и втащила в дом замерзшего путника. Она  захлопнула за ним дверь, отняла все сумки и закинула их в дальний угол.
-Сам разденешься, басурманин, или помочь стоит? Ах тыж.. Короче, смотри и вникай. – Марта сняла с него шапку и закинула на полку, после чего пальцем оказала на вешалку: вешайся, мол. – Дресс офф. Будем тебя греть, иначе офф будет все, что отмерзнет.

Отредактировано Marta Golyh (2013-05-13 21:06:09)

+3

4

Оказавшись в помещении и лишившись шапки, Доктор принялся за изучение обстановки, попутно раздеваясь и пристраивая свою одежду на том, что видимо, именовалось вешалкой. Куртка, шарф и перчатки отправились на крючки и полки, а ботинки аккуратно были оставлены ютиться в углу. Из всего, что говорила ему женщина, Джон понимал процентов 20-30 от силы.
   Ведомый любопытством и тягой к приключениям, Джон прошел вглубь помещения. Пока женщина суетилась в комнате, разбрасывая в сторону вещи, и переставляя что-то на полках, Доктор с интересом разглядывал комнату, которая, видимо, служила гостиной. Простое убранство, какие-то картины на стенах, старый шкаф со стеклянными дверцами. На полках теснились посуда и фарфоровые статуэтки в форме ангелочков и гномиков.
   Джон фыркнул и улыбнулся своему отражению в прозрачной дверце, и чуть склонившись, поправил ставшие от снега влажными пряди волос, отбрасывая их назад. Вид у него был еще тот: всклокоченная прическа, больше обычного, раскрасневшиеся из-за мороза щеки, трехдневная щетина. Дополнял образ свитер, как будто с чужого плеча, или вязанный заботливой бабулей, в надежде на то, что нерадивый внучек поправиться и наберет к каникулам вес. В таких балахонах Доктор смотрелся еще худее, чем был на самом деле.
   Женщина все что-то бормотала себе под нос, то и дело обращаясь в сторону телевизора. Джону достоверно не было известно об обычаях и жизни простых жителей России. Может, разговоры с ведущими ток-шоу тут обычное дело? Джон не имел привычку говорить с телевизором, так как практически никогда его не смотрел, считая сие занятие бесполезной тратой времени. Вся необходимая ему информация была в книгах. А для новостей есть газеты и интернет, в конце концов. Неожиданно из глубины дома раздался свист, похожий на звук закипевшего чайника.
- Чай? – Джон расплылся в улыбке. Как истинный британец, перевод этого слова он выучил в первую очередь и мог похвастаться знанием его значений на более чем пятидесяти языках и наречиях. Хозяйка дома, бросив суровый взгляд на ученого, направилась в сторону кухни.
- Помочь? – из закромов своей памяти Джон выудил еще одно русское слово, стараясь улыбаться и выглядеть как можно доброжелательнее. На деревню опустился вечер, и спать в собачьей конуре или в сугробе ученому не хотелось.

Отредактировано John Smith (2013-05-15 23:46:40)

+2

5

Иностранец честно разделся и последовал за Мартой в комнату. «Так, его нужно отогреть. Вот же упало это чудо на мою голову. Столько домов на селе. Нет, он в мой постучался! И Папы как назло дома нет. А вдруг он – маньяк? Я, что, должна сидеть с ним тут и ждать милицию? Мне на работу нужно! Так, это ему пойдет? Посмотрим» Она рылась в шкафах и комодах, подбирая иностранцу теплые вещи, и даже залезла на антресоль, рискуя свалиться с расшатанной табуретки.
Благо, женщину отвлек свист закипевшего чайника. Да,  это был тот самый, привезенный из Ленинграда, чайник советской закалки. (Его привез еще ее отец и оставил пылиться в дальнем шкафу) Это значило, что чайник будет свистеть на предельной громкости, пока его свисток не выстрелит, как пробка от шампанского, и не прибьет кого-нибудь. Пускать в кухню вперед себя мужчину – опасно. Если свисток попадет в него, то оставит в нем дырку, если совсем пополам не порвет. (Выглядел басурманин не ахти – даже местные бобики казались куда упитаннее) «Не кормят вас там что ли. Иш ты! Гляди, какой голодный. Кухню сразу заприметил» Она бросила на него угрюмый взгляд и отправилась на кухню, взяв наперевес полотенце. Марта обычно дожидалась закипания воды у чайника, чтобы успеть его выключить, а теперь нужно было быть осторожным.
- Тьфу ты! Нечистая! – свисток вылетел и ударился в противоположную стену. – На вот, держи. С малиной и чабрецом  - она протянула гостю кружку горячего чая и развернула его в сторону комнаты. – Идем, сейчас отогревать будем.
А вот в комнате ждал иностранца сюрприз. Порывшись в комоде, женщина выудила пару шерстяных носков, отцовскую водолазку с эмблемой Спартака и (!) семейники. И не простые семейники, а настоящие шаровары – длиной о колено и настолько широкие, что гостя можно было запихать в одну штанину целиком. А самой главное отличительной чертой было то, что покрыты труселя были забавными гусятами.
-На вот, одевай. Все чистое, свежее. Дресс он. Эти… – она сунула шаровары од нос гостю - …вот я в подарок готовила, так что они не ношенные. Сейчас оденешься, мы тебя в одеяло завернем.  Окей?– И она отвернулась от гостя, оставив его со своей «новой одеждой», отравившись на поиски теплого одеяла.

+2

6

Искренние попытки Джона правильно произносить слова на иностранном языке и добродушная улыбка не оказали должного эффекта. Предложение помочь вообще было встречено невнятным бормотанием и суровым взглядом. Ученый неожиданно почувствовал себя маленьким мальчиком, разбившим мамину любимую вазу или съевшим половину печенья, предназначавшегося для гостей.
   Женщина бесцеремонно отодвинула Доктора в сторону, и, забросив себе на плечо полотенце, отправилась на кухню. Послышался глухой удар о стену, речь на повышенных тонах и вот в руках Джона оказалась огненная кружка с каким-то ароматным напитком. Пахло малиной и чем-то травянистым, но Доктор так и не успел разобраться в своих ощущениях, так как был развернут за плечи в сторону комнаты.
     Порывшись в шкафах и тумбочках, хозяйка дома вернулась к Джону и всучила ему целый ворох одежды. Из всего, что она говорила, ученый понял только то, что ему предлагают переодеться. Зачем это делать понять он не мог, но видимо в России так принято – по приходу в дом переодеваться во что-то менее презентабельное и более удобное. Джон лишь пожал плечами и улыбнулся, поставив чашку с чаем на столик в центре комнаты, и опустив на диван стопку одежды. Женщина вышла из помещения, оставив Доктора разбираться с последним писком сибирской моды.
   Сказать, что Джон был поражен увиденным – ничего не сказать. Если носки из шерсти и кофту с высоким горлом и какой-то надписью Доктор оценил по достоинству, то еще одни предмет гардероба вызвал в нем смешанные эмоции. Мало того, что это явно были не брюки, так вся ткань была испещрена рисунком с гусятами. Джон с тоской посмотрел в окно, отмечая про себя, что бежать уже поздно, да и не куда. Снег мел во всю, а темень на улице стояла такая, что хоть глаз выколи. Значит придется примерить то, что ему было предложено, дабы не сердить хозяйку. Шотландцы всегда были смелыми и отважными людьми, и новое испытание Джон перенесет с мужеством, достойным предков.
   Сняв с себя свитер и брюки, и не рискнув расстаться с термобельем, Доктор натянул одежду, и, взяв кружку с чуть остывшим чаем в руку, с довольным видом уселся на диван. По телевизору шел хоккейный матч с участием команды США и Канады. Джон настолько увлекся происходящим на экране, что пропустил момент возвращения хозяйки в комнату. В тот момент ему было на удивление комфортно и спокойно, вдали от дома, в сибирской глуши и утятами на исподнем.

+1

7

- Тю, басурманин, устроился уже. – Глазам женщины предстала умиротворяющая картина: довольный мужчина развалился на диване и потягивал чай. Зрелище, признаюсь, редкое для сего дома – отец постоянно в разъездах, а с другими Марте не повезло. Улыбнувшаяся баба, у которой на душе уже мурлыкали кошки, поднесла гостю толстое стеганое одеяло. Одеяло было невыносимо тяжелое и плотное. Составленное из тысячи мелких лоскутков, оно неподъемной ношей опустилось на колени гостя.
- Так. С одеялом разберешься? Эм.. Итс плед.  – «Черт их поймешь этих иностранцев, вроде у них нормальных одеял нет. Одни пледы». О чем-то вспомнив, женщина круто развернулась и быстрым шагом направилась к застеклённому шкафу. Нижние дверцы раскрылись, осыпав Марту своим содержимым – огромным количеством бумаг и старых пожелтевших тетрадей. Грубо выругавшись, она принялась разгребать завалы, пока не обнаружила заветную тетрадочку в изумрудном переплете. – Вот она! Знала же, что пригодится! – после этого Марта  запихала оставшуюся макулатуру обратно в шкаф, уместив на одной полке книги с рецептами и настойками и супер секретные ксерокопии чертежей.
-Так, - зеленая тетрадь, подписанная «English 1 курс» с грохотом опустилась на стол – сейчас мы будем разговаривать по душам. Спик будем, понял меня? – она выразительно посмотрела на гостя, ожидая от него удовлетворительного кивка.
На стол рядом с тетрадью опустилась бутылка рижского бальзама, а вскоре к ней присоединились и две стопочки.
-Итак – Женщина заглянула в тетрадь, что-то судорожно ища – Вотс ё нэйм?

+2

8

Острая атака закончилась не взятием ворот, как мог бы предполагать Джон, а тяжестью, обрушившейся на его плечи, колени и тело в целом. Женщина накрыла его огромным и жутко тяжелым одеялом, состоящим из множества лоскутов различных цветов и рисунков. Ученый когда-то читал про промысли народов мира, и припомнил, что такая техника называется пэчворк. Современное слово на английском, которое не может передать всю красоту и уникальность изделия. Вполне могло статься, что женщина дела его сама, в ручную, при помощи швейной машинки и мотка с нитками.
   Хозяйка дома принялась рыться в одном из шкафов, вываливая его содержимое прямо на пол. Тетради, книги, какие-то журналы и прочие бумажные материалы безжалостно разбрасывались в стороны под какое-то непонятное бормотание. Наконец женщина нашла то, что искала, и бросила на стол перед ученым тоненькую потрепанную тетрадь зеленого цвета. Доктор было испугался, что его могут заставить писать объяснительную, заявление или, что еще хуже, завещание. 
- Спик будем, понял меня? – Это Джон понял, к своему счастью, и легко улыбнувшись, кивнул. Правда как будет выглядеть подобный разговор он представить не мог. Точнее, мог, но ему сразу же приходила на ум какая-нибудь комедийная сцена из кино. Может, легче изъясняться жестами или рисунками? Хочешь чая с булочкой – нарисовал себе чашку и сдобу, и все тебя поняли.
- Вотс ё нэйм? – женщина с довольным видом принялась разливать по стаканам какую-то непонятную жидкость. Когда она только успела принести бутылку? Джон все пропустил, пока боролся с одеялом и собственными мыслями о завещании.
- Смит. – Ученый старался говорить медленно и приглушить свой акцент, - Джон Смит. – Доктор улыбнулся, и принял из рук женщины стопку ароматной настойки. Вспомнив разговорник по русскому языку и особенности национального поведения, он добавил. - За знакомство?

+1

9

- А я Марта Федоровна… - женщина заметила недомолвку в глазах ученого и добавила – Ай эм Марта. За знакомстсво – хозяйка с улыбкой поддержала тост, отметив, что знакомство происходит в весьма домашней обстановке – в пледе и в «гусятах». «Надо было ему треники дедовы отдать. Вот только куда я их дела? Эх… ну не в шкаф же убрала?»
Басурманин был весь какой-то съежившийся и худой. Похоже, хлеб и кофе по карточкам не исчезли, а просто поменяли зону распространения своего влияния. Вот же мужчина какой пошел: посмотришь на него, и хочется идти борщ готовить. Хочется кормить, кормить и кормить, пока он не превратится в шарик и не лопнет.
Марта сбегала на кухню и притащила поднос с пирогами. Пироги в доме были всегда, ровно, как и моченые яблоки, кастрюлю с которыми женщина тоже притащила.
- Вот, кушайте, а то худой, как щепка. А ю хангри?  - она заглянула в тетрадь, припоминая конструкции и смешные произношения английских слов. Как же хорошо, что хозяйственная мышь тащит все в свою нору и ничего не выбрасывает. Вот и тетрадка за первый курс пригодилась.
- Зачем пожаловали в Сибирь? – спросила она на ломанном английском, с жутчайшим произношением и попыткой подражания гнусавому голосу.  Давалось ей это нелегко, да и выглядело странным.  «А действительно, чего этот хрен здесь делает? Ну не медведей же он будить приехал? И явно не турист. Так, надо бы перепроверить документы»

+1

10

Женщина залпом осушила рюмку, и вновь подскочив с места, направилась на кухню. У Джона начинало складываться впечатление, что кухня для русских – некое священное место, где происходит все самое важное и интересное в их жизни. Марта вернулась через несколько минут с подносом, полным румяных и ароматных пирогов. Вкуснее запаха домашней выпечки нет ничего в этом мире. Разве что запах бананов, но где в Сибири зимой взяться таким экзотическим фруктам?
   Джон улыбнулся, но пробовать пироги пока не стал. Злоупотреблять гостеприимством не хотелось, а языковой барьер понемногу начинал угнетающе действовать на ученого. Доктор ударил себя по голове рукой и рассмеялся. Он поднялся с дивана и направился к своим сумкам, оставленным в прихожей. Он совсем забыл про свое изобретение, призванное облегчить страдание людей, оказавшихся в подобной с ним ситуации.
   Вернувшись в комнату, Доктор показал Марте два небольших прибора, с несколькими проводками по краям и прозрачным дисплеем посередине. Не церемонясь, Джон прикрепил одни из приборов марте на шею, а второй приложил к своей. Аппараты синхронно замигали лампочками и издали несколько электронных сигналов, настраиваясь и запуская систему для дальнейшей работы.
- Не бойтесь, это специальное устройство-переводчик. – Расплылся в улыбке Джон. – Мы можем говорить на своих родных языках, а ретранслятор внутри приборов сделает его понятным для собеседника.
   Женщина с подозрением косилась на Джона, видимо, до глубины души возмущенная его поведением. Доктор же был очень собой доволен, и, взяв пирог с подноса, откинулся на спинку дивана, плотнее закутываясь в одеяло и принимаясь за выпечку.
- Я ученый из Шотландии, мисс Марта. Путешествую по миру, изучаю всякие аномалии и непонятные явления. Рядом с Вашим…- Джон запнулся и посмотрел в окно. – …с Вашей деревней находится лес, в котором, по слухам, когда-то давно приземлился инопланетный корабль. Вот я и приехал все проверить и своими глаза убедиться, что правда, а что вымысел. – Женщина так и продолжала сверлить его взглядом. – Не волнуйтесь, я переночую у Вас и отправлюсь восвояси. – Джон снова улыбнулся. - Ну хотите, паспорт покажу?

+1

11

ЗАКРЫТО

0


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » Январь 2015 Lost in translation или трудности перевода (Х)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC