Наша группа ВК
Таймлайн

Vesta : Ramirez
Kravetz
Добро пожаловать в прекрасный Мидгард, который был [порабощен] возглавлен великим богом Локи в январе 2017! Его Армия долго и упорно шла к этой [кровавой резне] победе, дабы воцарить [свои порядки] окончательный и бесповоротный мир для всех жителей Земли. Теперь царство Локи больше напоминает утопию, а люди [пытаются организовать Сопротивление] счастливы и готовы [отомстить Локи и его Армии за их зверства] строить Новый мир!
В игре: 12.2017 | NC-21 | Эпизодическая система

Loki's Army

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » Октябрь 2007 Цель (не) оправдывает средства (Х)


Октябрь 2007 Цель (не) оправдывает средства (Х)

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Название эпизода
Цель (не) оправдывает средства
Время игры
Октябрь 2007
Персонажи
Clint Barton, James North
Место действия
Ирак.
Первые два круга - база террористов Аль-Каиды;
Далее - база вооруженных сил США.
Описание
С 2001 по 2004 год генерал Джеймс Норт служил в Афганистане, с 2004 по 2012 - работал инструктором. Генерал никогда не пересекался ни с кем из Мстителей.
Такова официальная версия. На самом деле все было несколько сложнее...
Очередность
James North
Clint Barton

http://24.media.tumblr.com/tumblr_ma54periQy1ru2w4bo1_500.gif
http://24.media.tumblr.com/tumblr_m5it3tjnpc1qmvzv2o1_500.gif

Отредактировано John Smith (2013-05-07 02:23:35)

+1

2

Бой продолжался уже третий час. Если быть точнее, сто тридцать восьмую минуту. Над зданием заброшенной текстильной фабрики близь Диялы кружили вертолеты, дороги отрезали бронемашины, где-то неподалеку даже засела артиллеристская установка. И все они торчали здесь без дела. Просто разнести эту бетонную коробку к чертям было нельзя: командованию понадобился местный главарь. Какой-то бородатый ублюдок, которого сгноят заживо в Гуантаномо, предварительно заставив рассказать все: правду и нужную властям ложь тоже. Но для начала его надо было вытащить из логова: быстро и без лишних свидетелей. Быстро уже не получалось.
В стену впилась пуля - совсем рядом с лицом Джеймса. Норт успел засечь стрелявшего и быстро укрылся за угол. Еще через несколько секунд противник был ликвидирован. Впрочем, тут же зазвучали новые вражеские очереди - боевиков здесь оказалось куда больше, чем докладывала разведка.
Офицер прицелился в голову противника, стоявшего к нему боком, и нажал на спусковой крючок.
Вооруженные люди выскакивали отовсюду как черти из табакерки, но подкрепление позвать было нельзя. Солдаты регулярной армии не должны были видеть лица того, ради кого все это затевалось. Вот тут-то и нужны были группы, подобные той, в которой сражался Джеймс. Это были люди, официально числившиеся в совершенно иных организациях: агенты малоизвестных контор с труднопроизносимыми названиями, конвоиры службы исполнения наказаний, инструкторы полевых учений, полицейские... В общем, подходила любая работа, объяснявшая регулярные командировки и периодические ранения.
Короткая очередь.. Готово. Еще пара метров отбита. Мужчина перешагнул через изрешеченный пулями труп.
Очень удобная штука эти спецотряды: ты даешь человеку стабильную работу и иногда подкидываешь ему особые поручения за кругленькую сумму. Не надо создавать никакой отдельной организации, никакой особой структуры. Все чисто - комар носа не подточит.
Норт спускался по лестнице, опоясывавшей зал, похожий на колодец. Приходилось отвоевывать каждый пролет - там внизу в подвале забаррикадировался нужным им человек. Он поджидал их словно "босс" в компьютерной стрелялке: не убьешь всех остальных - не доберешься до него.
- Их тут как пчел в улье, - буркнул Джеймс в рацию своим напарникам, - когда же они закончатся...
Враги: и старики, и совсем еще юнцы, прятались по углам, крепко сжимая в руках автоматы. Офицер окинул взглядом периметр - нужно было преодолеть очередной лестничный пролет. Сверху, из-под самой крыши, что-то блеснуло.  Норт пригляделся: оптический прицел. Засев на верхней площадке, о которой все уже и думать забыли, вниз взирала юная снайперша - девчонка лет 15 на вид, не больше. Она все мучительно пыталась прицелиться. Военный проследил куда смотрит дуло - мишенью оказался один из его людей.
- На верхнем ярусе по северной стене снайпер. Метит в Фила. Я сниму.

Отредактировано James North (2013-05-07 14:01:06)

+7

3

Работа в организации Щ.И.Т подразумевала задания различной сложности и направленности. Начиная от героического освобождения заложников, заканчивая обычным требованием по ликвидации ненужного человека. Соколиный глаз уже успел привыкнуть к такому образу жизни. Тебя кидают на определенное задание, после выполнения которого, успешного или не очень, ты получаешь новое назначение. Приходилось работать и в одиночку, и в более-менее сплоченном коллективе и с командами из других организаций.  На одном из таких заданий несколько лет назад Клинт и познакомился с Джеймсом Нортом. В принципе, можно сказать, что между ними быстро установились дружеские отношения. Ну и, конечно, стоит отметить, что они отлично работали вместе.
2007. Хокай получает установку: « В составе спецотряда обезвредить и доставить на базу главаря террористической группировки. Обеспечить наименьшую гласность».  Спецотряд - контингент личностей, с которыми всегда наиболее комфортно и приятно работать. Все - профессионалы своего дела. Одним из них как раз и был Норт. Клинт прибыл в назначенное место в самый разгар боевых действий.  Ему потребовалось около получаса, чтобы пробиться внутрь здания текстильной фабрики, которая в скором времени будет похожа на руины. «По поводу наименьшей гласности - можно забыть».  Борьба между террористами и захватчиками длилась уже более трех часов и в скором времени должна была приблизиться к своему завершению.
Бартон старался работать тихо, но быстро. В нескольких метрах от него показался противник. Какой-то старик без разбора палил из автомата направо и налево.  Клинту пришлось пропустить одну дробь, а сразу за ней выпустить стрелу, которая пронзила грудь боевика. Необходимо было убрать нескольких человек с верхнего этажа, и стрелок по металлическим трубам взобрался наверх. Теперь он находился на площадке под крышей и проворно продвигался по периметру. Немного левее от него находилась очередная пара  ублюдков, решающих в какую сторону бросить гранату, а куда стрелять из винтовки. Пока они не заметили его присутствия, Бартон прицелился и  метко выстелил. Тонкая металлическая стрела  глубоко вошла в спину лежащего снайпера, винтовка выпала из обмякших рук и полетела вниз. «Слишком долго думали!»
Секунда ушла на то, чтобы закинуть лук за спину и сделать выпад в сторону второго противника, и все же тот успел сообразить и прикрыть голову от удара. Не раздумывая, Клинт провернул стандартную связку и отправил парня вслед за упавшей винтовкой. «Кажется, наверху закончено»
- Их тут как пчел в улье, - в рации послышался знакомый голос Джемса, заставляя Хокая улыбнуться. - когда же они закончатся... Недалеко от нынешнего местонахождения Клинта была пожарная лестница. Он приметил ее еще в самом начале.
- Спускаюсь к вам! - сообщил он по рации и двинулся в ее сторону. Оставалось всего несколько шагов. - На верхнем ярусе по северной стене снайпер. Клинт быстро нашел глазами объект, о котором говорил Норт. Там за бочкой, в самом углу нервно вглядываясь в прицел винтовки, и сжав ее своими маленькими ручонками,  сидела девчонка, лет пятнадцати. Метит в Фила. Я сниму  Бартон моментально двинулся в ее сторону. Он четко прикинул в голове время, которое ему понадобится, чтобы обезвредить ее.
Война есть война, человек, которому приходилось убивать, уже никогда не будет относиться к смерти иначе, нежели, как к необходимости. Здесь, в логове террористов не было плохих или хороших, они все были преградой на пути к заданной цели, однако все убитые солдаты, все те, кто еще прятался по углам, ожидая противников – все они были людьми.  Лишь половину из них можно было назвать настоящими мужчинами, остальные – старики, женщины, дети, всем вложили оружие в руки и показали, во что надо стрелять.  Их религия, их воспитание требуют полного покорения своему миру и своему закону. Для них защищать своего главаря – это подвиг, им вбивают это в головы с самого рождения.  Однако Клинт был уверен, что все можно изменить и исправить, для этого надо лишь приложить усилия. Эта девчонка, которая столько времени целится в одного из солдат, возможно, никогда в жизни до этого момента не держала в руках оружие. И раз уж он оказался рядом, имея возможность сохранить ей жизнь, он должен был сделать это.
- Стой, Норт, мне нужно 30 секунд! Несколько ловких движений и до девочки остается всего пять шагов. Мысли в голове складывались только в секунды:  «Двадцать три, двадцать четыре…»

+3

4

Джеймс уже взял девчонку на мушку, когда из рации донеслось привычное шуршание, а затем голос Клинта.
- Стой, Норт, мне нужно 30 секунд!
Офицер опустил оружие.
- Ты вовремя, Бартон. Но у тебя явно меньше 30 секунд.
Спрятавшись за колонну, бросив наступление, Джеймс наблюдал как напарник крадется к снайперше. Вот он бежит вдоль стены, вот, прячась за какой-то рухлядью, уже пробирается по северной стороне...
А на три этажа ниже стоит Фил. Он на абсолютно открытой площадке. Вперед или назад - не менее 30 шагов до укрытия; за ним - лишь бетонная стена. Он знает, что его держат на прицеле, знает и что дернуться и попытаться бежать - верная смерть. Он как на ладони.
И снова это чувство - весь мир будто живет в замедленной съемке, весь мир просматривается необычайно четко. Тонкие детские пальцы на стволе винтовки, явное волнение на лице Бартона, шаг назад, который неосознанно сделал Фил, в бесплодной попытке укрыться от пули...
Клинт уже почти рядом, но он бежит медленно - слишком медленно в сравнении с мгновением, которое нужно, чтобы нажать на спусковой крючок.
Дуло снайперской винтовки стало неподвижным. Времени явно не оставалось.
Фил смотрит на Норта. Фил спрашивает.
Офицер вернул взгляд наверх - Бартону осталось меньше десятка шагов.
На всякий случай Джеймс вновь вскинул оружие и прицелился в снайпершу. Нервы сдавали.
Девочка задержала дыхание.
"Не успеет."
Одиночный выстрел.
Норт видел, как выпала винтовка из слабых рук, как Клинт подбежал к уже обмякшему телу, как он посмотрел на друзей - странно посмотрел..
И он видел, как кивнул Фил.

Отредактировано James North (2013-05-07 19:05:20)

+5

5

Все внимание сейчас было сосредоточено только на цели. Сейчас в руках Клинта было 2 жизни: агента, находящегося под мушкой и этой девчушки, что неумело держит в руках винтовку. Естественно благополучие и безопасность агента Фила была важнее, чем жизнь маленькой бандитки… Но Бартон точно знал на что идет.
- Ты вовремя, Бартон. Но у тебя явно меньше 30 секунд. – прозвучал ответ Джеймса в наушнике. Но стрелок был уверен, он точно рассчитал свои силы, точно рассчитал время и последовательность действий.  В такие моменты секунды идут так медленно… В этом шуме, среди залпов взрывов и громких автоматных дробей, собственное дыхание и биение сердца казались намного громче.
Норт и Бартон работают в команде уже несколько лет. Они понимали идеи друг друга с полуслова, никогда прежде ни один из них не ставил под сомнение решение другого. Оба агента представляют собой профессионалов своего дела. Сегодня все пошло иначе. Все изменилось.
Хокай уже тянулся рукой к снайперу, когда раздался единичный выстрел. Не потребовалось много времени, чтобы понять что случилось. Рука коснулась еще теплой, но уже безжизненной ткани. Голова девочки опустилась, а обмякшее тело уперлось в ствол винтовки. Сейчас не было времени рассуждать, разбираться в том, что случилось и почему. 
Клинт убрал руку от тела, Норт не мог промахнуться, и сомнений в том, что она мертва не было. Лучник устремил свой взгляд в сторону Джеймса. В его глазах было ярко выраженное недоумение. В голове не укладывалось произошедшее. Пару секунд  он пытался поймать ответ во взгляде товарища, но обстановка не позволяла долго стоять на месте.
- Я спускаюсь, – твердо сказал Клинт, и махнул рукой по направлению движения отряда - идем дальше. Он вынул из уха наушник и оставил его болтаться на одежде. Не хотелось сейчас слушать приказы или объяснения, надо было просто скорее закончить тут. Хокай быстро добрался до пожарной лестницы и по боковым балкам съехал вниз, приземлившись  в нескольких шагах от Норта. Наши ребята уже очистили следующий лестничный пролет, послышался взрыв. Подрывают дверь к искомой цели. Отряд поспешил туда. Наверняка внутри их ждет еще одна группа вооруженных до зубов боевиков. Клинт быстро и агрессивно разбирался с боевиками, попадающимися на пути. Спецотряд, наконец, заходит внутрь помещения, несколько  укреплений, построенных их мешков с песком, скрывают за собой три или четыре группки террористов.
А вон и Бородатый. Он понял, что выход один и пустился в бегство. Клинт достал стрелу и резким движением расправил лук. В трех сантиметрах от его головы в стену врезался клинок. Первая стрела пронзила голову боевика, бросившего нож. Бородатый нужен был живым. Клинт снова прицелился, отпустил тетиву.  Молниеносная атака настигла цель, пронзив правое бедро насквозь. Клинт сразу нашел глазами Норта. «Ты же знал, что я успею.»
Далее последовала конечная зачистка территории. Этим занимались уже другие ребята. Все террористы были уничтожены, Бородатый доставлен в пункт назначения. Отряды получили приказ возвращаться на базу. Соколиный Глаз направился к вертолету. Птичка уже поджидала на площадке возле места боевых действий. Он поднялся на борт вслед за Нортом и сел рядом с ним. Вытер кровь с левого угла рта (все же пропустил пару ударов), и снял шлем. Лопасти стали вращаться быстрее, сейчас вертолет поднимется в воздух.
-Я бы успел. – сказал Клинт уверенным голосом. Вертолет направился в сторону базы спецотряда. Клинт не стал больше ничего говорить, да и не было смысла – в вертолете было слишком шумно. Но он ужасно хотел узнать, что же все-таки заставило Норта усомниться в напарнике.

+3

6

Дальше дело пошло быстрее. Противник устал, люди Аль-Каиды были измотаны, хоть и бились до последнего.
Странно, но Норт испытывал смутное чувство вины. За смерть этой девчонки или за недоверие к напарнику - он не знал. Но одно было ясно точно: в тот день он держался от Бартона настолько далеко, насколько позволяла ситуация. К счастью, говорить ничего не приходилось - они прекрасно понимали друг друга без слов и действовали почти что на автоматизме.
Операция была окончена уже через 20 минут.
Через час вертолет со спецотрядом приземлился на базе "Феникс" в зеленой зоне Багдада. Здесь группа могла немного отдохнуть перед отбытием в Штаты. Джеймс, не говоря ни слова, юркнул в душевую, так же тихо зашел за своими вещами и теперь упаковывал сумку в общей раздевалке. Почти никого из солдат регулярной армии на базе не было, так что комната оказалась в полном его распоряжении. Норт складывал вещи с совершенно пустой головой. За годы службы в армии он приобрел один важный навык - прогонять все мысли сразу после задания. Перед глазами не мельтешили картины боя, в ушах не звучали звуки выстрелов... Джеймс никогда не запоминал лица убитых им людей. Но он знал, что он сделал. Но не забывал об этом ни на секунду, а лишь запирал это знание где-то на задворках разума.
Бартон вошел неслышно. Норт спиной чувствовал взгляд друга, хоть и прикидывался, что не подозревает о его присутствии, и продолжал невозмутимо собирать сумку. Только когда стало понятно, что лучник так просто не уйдет, Джеймс выпрямился и медленно обернулся. Он не сказал ничего на месте боя, он не ответил в вертолете, но третий раз смолчать уже не удастся. Так что лучше начать первым.
- Послушай, я знаю, что ты хочешь сказать. Но это был Фил, понимаешь? Наш Фил у нее на прицеле. Мы не могли рисковать. Да и не в нашем положении позволять какой-то девчонке отвлекать на себя троих человек. Нас было всего пятеро. Она ставила под угрозу всю операцию.

+1

7

Вскоре вертолет приземлился на положенном месте. Один за другим ребята выпрыгивали из кабины. И вроде бы все было как обычно. Задание выполнено, все сделано, как положено, только вот почему-то Норт молчал. Молчал во время окончания операции: из рации доносились короткие фразы, указания, но не голос Джеймса. Он молчал и в вертолете, когда Клинт  сел с ним рядом. Вот он молчал и теперь.
Все агенты спецотряда приняли душ, собрали свои вещи, и ушли, снова погружаться в свою обычную жизнь – работников ФБР, военных, саперов и других.
В помещении не было никого кроме этих двоих. В раздевалке повисла тишина. Клинт уперся спиной о металлический шкафчик номер 252 и пристально смотрел на своего друга. Тот невозмутимо собирал вещи в сумку. Вроде бы ничего не случилось – убил боевика, ну и что. Ну и что, что это была девочка пятнадцати лет. Ну и что, что Клинт почти дотянулся до нее рукой.
Стрелок перевел свой взгляд со спины Норта на зеркало, висевшее на противоположной стене. Теперь он пытался поймать там взгляд товарища.
Оружие и молчание - прекрасное сочетание… Когда тебе нечего терять, и ничто тебя не сковывает. Но ведь Джеймс не был таким, он всегда был человеком, понимающим сущность жизни. Он ведь знает, какова ее цена. И насколько дорого отнимать ее просто так у других. Бартон и Норт всегда могли рискнуть своей жизнью ради спасения других. В голове Хокая промелькнул эпизод прошлых лет.
«Снайпер, засевший на крыше, одного за другим снимает ребят, пытающихся прорваться внутрь заминированного помещения. Там в заточении около 30 детей и еще несколько взрослых. Удобная позиция, полный обзор. Ближе всего два небольших дерева на открытой местности. Клинт стоит за одним, судорожно пытаясь придумать план, пока не кончились те минуты, что тикают на таймере внутри здания. За другим Джеймс, не менее занятый решением этой проблемы. Весь город следит за стрелкой на экранах телевизоров, все быстрее приближающей неминуемую трагедию.» Клинт невольно посмотрел на часы, тикающие на запястье. «Все просто. Ситуация всем понятна. Пока снайпер на крыше – сделать ничего не возможно. Но убрать его с данных позиций ни Норт ни Хокай не смогут, какими бы хорошими стрелками они не были.В одиночку -  любой из них тут же получит пулю. 45 секунд. Норт уверенно кивает Бартону. 30 секунд. Зарядив автомат, Джеймс выходит из-за укрытия и направляет дробь в примерное местоположение снайпера. В эту же секунду, из лука Соколиного глаза вырывается стрела. Доля секунды разделяла ее попадание в цель и нажатие пальца снайпера на курок». Хокай снова перевел взгляд на зеркало. «Сотрудники ФБР выводят из здания заплаканных ребятишек, саперы утилизируют деактивированный взрывной аппарат, медики забирают пострадавших и увозят труп снайпера. Клинт и Джеймс стоят у медицинской машины, обрабатывая мелкие раны и провожая своих ребят. –Я знал, что ты успеешь.- слегка улыбнувшись, говорит Норт.»
Наконец, Джеймс выпрямился, медленно повернулся.
- Послушай, я знаю, что ты хочешь сказать. Но это был Фил, понимаешь? Наш Фил у нее на прицеле. Мы не могли рисковать. Да и не в нашем положении позволять какой-то девчонке отвлекать на себя троих человек. Нас было всего пятеро. Она ставила под угрозу всю операцию. Короткие, уверенные фразы Норта были похожи на заранее подготовленный текст, как тот, что президент каждый новый год читает с бумажки. Только вот главе правительства приходится использовать артистизм и добавлять эмоций, а Джеймс говорил так, как будто это просто необходимо, чтобы от него отстали. И хотя Клинт понимал, что «это Фил, наш Фил», но ведь дело было совсем не в этом.
- Что с тобой? Что с тобой происходит в последнее время, я тебя не узнаю. – Хокай вопросительно посмотрел на друга, а затем сел на скамью перед собой и уставился в зеркало за спиной Норта.
- Мы никогда не осуждали действия друг друга. Но ты… Ты сдался, понимаешь? Когда я продолжал борьбу за свои убеждения, ты сдался и принял противоположную позицию. Ты ведь знал… Я бы успел. – Клинт посмотрел на Джеймса с легким укором во взгляде. 
-И дело было вовсе не в ребенке, а в том, что ты предал наши принципы. Или, может, никогда не было «наших»? И теперь ты просто меняешь свои?– Клинт замолчал - инстинктивно чувствовал, что надо дать Норту время обдумать его слова.

+3

8

- Что с тобой? Что с тобой происходит в последнее время, я тебя не узнаю.
Вопреки ожиданиям Норта, Клинт не оставил его в покое. Напротив, он уселся на скамью прямо напротив напарника, всем своим видом давая понять, что желает получить объяснения.
- Мы никогда не осуждали действия друг друга. Но ты… Ты сдался, понимаешь? Когда я продолжал борьбу за свои убеждения, ты сдался и принял противоположную позицию. Ты ведь знал… Я бы успел. И дело было вовсе не в ребенке, а в том, что ты предал наши принципы. Или, может, никогда не было «наших»? И теперь ты просто меняешь свои?
"Ах вот в чем дело.. "Ребенок". То есть он меня теперь злодеем считает."
- Твои убеждения велят тебе подвергать угрозе жизнь напарников?
Сейчас Джеймс был бы рад оправдаться, извиниться, уйти от конфликта, но внезапно проснувшаяся злоба говорила за него. То ли это был стресс, то ли... догадки Бартона попали в точку. Эта мысль еще больше взбесила Норта.
- Ты со своим геройством угробил бы нас всех. Операция бы сорвалась... - офицер осекся. Сам того не желая, он выдал то, что занимало его куда больше всех этих рассуждений об убеждениях, борьбе, напарниках и всем прочем. Тогда, стреляя в девчонку, он сначала подумал о расстановке сил, и уж потом о Филе. Конечно, он ни за что бы не признался в этом себе, а уж тем более напарнику. Из раза в раз Джеймс мысленно твердил, что ничего не изменилось, но подсознательно понимал: нескончаемые бои и войны переделали его. Там где раньше он видел живых людей, теперь глазам представала прежде всего "расстановка сил". Там, где раньше была борьба за идеалы, теперь оказались "цель", "операция". И это бесило, это почти что выводило из себя. Всю жизнь офицер презирал таких людей, но теперь он мыслит как один из них, и это происходит будто само собой, против его воли.
И вот Клинт сказал об этом вслух. Он сидел здесь и смотрел с этим своим неподражаемым сожалением в глазах, которое сейчас так бесило. Этот герой Бартон, который воспевает юношеские идеалы и никогда не сомневается в том, что делает. Ему, наверно, проще – он все еще способен видеть в войне благородную миссию спасения или что-то вроде того.
Джеймс глядел на друга, сдерживая злость, и убеждал себя в том, что поступил совершенно правильно, ведь по логике так и было... По логике ведения боя, по учебникам тактики и теории военных игр... А что еще от него требуется? Люди все равно умрут - это война. Просто делай то, что должен и постарайся выжить.
К злости примешалось отвращение.
"Ты прав, не было никакой команды."
- И это был не ребенок, а снайпер, - бросил Норт почти что агрессивно.

Отредактировано James North (2013-05-17 14:00:52)

+3

9

На какую-то долю секунды Бартону показалось, что Норт его понял. И возможно далее последует примирение. Но не тут-то было.
- Твои убеждения велят тебе подвергать напарников угрозе? – Этот вопрос заставил Клинта задуматься.  Здесь Джеймс был прав. Ведь жизнь Фила куда важнее жизни боевика, каким бы маленьким и безобидным он ни был. И может быть дальше Клинт не стал бы возражать и ставить под сомнения действия Норта, если бы тот не продолжил. – Ты со своим геройством угробил бы нас всех. Операция бы сорвалась… - «Что это? О чем ты говоришь?» На лице Клинта появилось удивление.  Вот она, настоящая причина поступка Джеймса. Явно сам того не желая офицер выдал Клинту то, что на самом деле подтолкнуло его к таким действиям.  «Геройство» - так называл Норт убеждения своего друга. Неужели он считал его действия показухой? То, где Клинт видел истинные причин и цели всех их стараний, Норт видел лишь препятствия и лишнюю трату времени.
-Ты вообще слышишь себя? О чем ты говоришь? – грозно спросил Клинт - Операция – это всего лишь работа! Она не стоит жизни, Джеймс! – Бартон встал и сделал несколько шагов по направлению к Норту. – Дело было вовсе не в Филе, так?  - В голове не укладывалось… Этот человек, с которым Клинт проработал плечо о плечо, ставя под угрозу свою и чужие жизни, человек, который сейчас стоял перед ним … Ставил перед собой задачу выполнить миссию. Операцию!  Просто выполнить задание!
-Достичь цели любой ценой, так что ли? А в следующий раз, ты, может, подстрелишь кого-нибудь из своих если придется?
Клинт всегда разделял свою работу и жизнь, хотя они давно уже смешались в одно единое месиво, распространявшееся на все окружающее. И при этом,  почти всегда он старался уменьшить степень пострадавших. Ведь какую бы работу им не давали, конечная ее цель должна привести к миру, а не разрушить его. Даже ликвидируя «ненужного» человека Клинт считал, что это поможет установить равновесие. Норт же, по-видимому, не видел единой цели всех операций.  Для него каждая новая задача – едина и похожа на прохождение компьютерной игры – выполни задание, получи приз.  Сейчас стрелок с грустью осознавал правду. Джеймс изменился. И похоже, он способен пойти по трупам, если придется… Самое страшное – он не понимал, в чем проблема. Чего случилось такого, что так раздражало Клинта. Стрелок  был намерен вдолбить это в голову товарища. По крайней мере попытаться. Необходимо было привести друга в норму.
В глазах Норта появился легкий огонек, а в голосе явное раздражение.  – И это был не ребенок, а снайпер, – бросил офицер. Сейчас он окончательно дал Клинту понять, что, во-первых, полностью уверен в своих действиях, а во-вторых, цель – оправдывает средства.
Хокай стремительно подошел к Джеймсу, и взяв его за шиворот рубахи слегка тряхнул, надеясь привести в чувства.
-Норт, черт возьми, приди в себя! «Возможно, это лишь временное помутнение, ну не может человек так резко поменяться…» Откуда было знать Клинту, что эти перемены начались уже давно… Что Норт постепенно менялся, становясь все более принципиальным в своих действиях и отношению к настоящему. Работа стала для него жизнью в прямом смысле. А чтобы выжить, надо убивать. Принцип дикого запада. Как бы хотелось Клинту, чтобы все встало на свои места, было как раньше. Он упрямо не хотел верить в бесповоротные перемены.
Обстановка в комнате накалялась, между еще недавними друзьями возник острый конфликт, который явно не закончится соглашением. Оба товарища были весьма упертыми. И сегодня никто не хотел сдавать позиции. Кто бы ни был прав…

+3

10

Бартон смотрел ошарашенными глазами. Он явно не верил Норту, но тому это даже нравилось. Какое-то подсознательное злорадство взыграло в нем, когда выверенное и устоявшееся мировоззрение Клинта покатилось к чертям собачьим.
"Как теперь тебе нравится то, чем ты занимаешься, лучник? Как тебе нравится твой напарник? Видишь, это не игра в спасение мира. Всего лишь бойня. Думаешь ты лучше меня?"
Больше всего сейчас раздражало то, что Бартон, хоть и понял все, но еще считал, что другу можно вправить мозги. Это и бесило... и забавляло.
– Дело было вовсе не в Филе, так?
"Догадливый."
-Достичь цели любой ценой, так что ли?
"Ну-ну, не перегибай..."
- А в следующий раз, ты, может, подстрелишь кого-нибудь из своих если придется?
А вот это было уже слишком. Эту фразу Норт потом еще не раз вспоминал. Она пробудила ярость, которая, наверно, и стала всему виной. Но потом эмоции утихли, а вопрос все еще звучал в ушах.
"...подстрелишь кого-нибудь из своих, если придется?".
В тот момент Джеймс задумался. Он пытался ответить самому себе: сделал бы он это? Нет. Пожалуй, нет. Ни при каких условиях... Но почему он колебался?
Все эти мысли кружились на задворках сознания, перекрытые злобой и отвращением. Они порождали этот внезапный и странный диалог, заставляли говорить то, чего раньше Норт никогда не сказал бы другу.
Бартон подошел к напарнику и встряхнул, крепко схватив за грудки.
-Норт, черт возьми, приди в себя!
Джеймс посмотрел на лучника так, будто и правда пришел в себя. В первые секунды ему и правда так показалось... Но нет, ничего не изменилось. Реальность ведь осталась прежней?
Офицер сжал руками запястья Клинта, силой заставляя его ослабить хватку.
- Что такое, правда колет глаза? Ты строишь из себя святого и откупаешься этими своими подвигами, но мы одинаковы.. мы убийцы, понимаешь? И ты никогда ничего не сможешь с этим поделать. Так почему бы тебе просто не выполнять свою работу хорошо? Что изменится, Бартон? Что будет иначе, если я продолжу как осел верить в миссию американского народа и подобную чушь?
Норт почти что шипел слова в лицо напарника. Он прекрасно понимал, что тот прав, но это понимание рождалось в мозгу, и проносилось незамеченным, как прописная истина, которую сам не прочувствовал, а просто принял на веру. На самом деле Джеймс ощущал ровно то, что говорил. Это одновременно казалось ему и бредом и правилом. Но главное - это было омерзительно.
- Нет никакой высшей цели, -с каждым словом офицер говорил все громче, - нет хороших и плохих парней, нет шанса остаться чистеньким. Мы здесь все одинаковы. Все. Есть только мы и наше чертово задание. И ты со своими моральными устоями выглядишь как...
И тут он понял.. он ненавидел не Бартона.
Норт резко разжал руки и замолк. Но в глазах теперь был не только запал спора. В них появилось что-то более темное, более непримиримое.
- Не важно... любой бы поступил как я. Ты поступил бы так же. Знаешь почему? Потому что я прав. У нас одна суть, Клинт.

Отредактировано James North (2013-05-17 14:14:09)

+4

11

Ярость в глазах сменилась пониманием «Неужели понял… Достучался таки до него.» Только собрался Клинт с облегчением вздохнуть… Но не тут то было. Норт с силой сжал запястья Клинта, заставляя его ослабить захват. Глупо было полагать, что человек, который на протяжении долгого времени превращался в машину для выполнения заданий, механизм для убийства,  сейчас вот так сразу изменится, услышав праведные речи товарища.
О чем это я? Вряд ли теперь Норта и Бартона можно было назвать товарищами. – Что такое, правда колет глаза? Ты строишь из себя святого и откупаешься своими подвигами, но мы одинаковы, - «Ты вообще себя слышишь? О чем говоришь?» Джеймс менялся до неузнаваемости.  Сейчас он был похож на гремучую змею, которая собирается напасть на свою жертву, и сперва просто предупреждает ее своим шипением.
Обычное спокойствие Клинта улетучилось, он злился. Чем больше говорил Норт, тем крепче Хокай сжимал воротник его рубашки.  – мы убийцы, понимаешь?  - Это слово «убийцы», как клеймо отпечаталось в голове стрелка.  Да, им приходилось убивать, но ведь любая война является лишь средством достижения мира.  Знаменитая на весь мир фраза «хочешь мира, готовься к войне», говорила об оправданных средствах. И Клинта выводило из себя то, что Норт никак не хочет это понять. -И ты никогда ничего не сможешь с этим поделать. Так почему бы тебе просто не выполнять свою работу хорошо? Что изменится, Бартон? Что будет иначе, если я продолжу как осел верить в миссию американского народа и подобную чушь? – Норт словно специально подкармливал все возрастающую злость Соколиного Глаза.
- Выполнять работу хорошо и слепо – это разные вещи! – Клинт еще раз попробовал возразить нападкам Норта, хотя было уже понятно, что это бесполезно. – Вот сейчас ты как осел! Напролом – не понимая смысла, просто делаешь то, во что тебя вписали. Как пешка, понимаешь? Что бы ни пытался донести Братон до Джеймса, тот уже не слышал его. Он упорно гнул свою линию. - Нет никакой высшей цели, -все громче говорил Норт, - нет хороших и плохих парней, нет шанса остаться чистеньким. Мы здесь все одинаковы. Все. Есть только мы и наше чертово задание. И ты со своими моральными устоями выглядишь как...  «Ну давай, скажи! Просто дай мне еще один повод!» Лицо Хокая приобретало специфические черты: агрессивную складку между бровей, горизонтальные морщины на лбу и  напряженные уголки губ. Речь офицера,  теперь уже больше похожая на крик, била по барабанным перепонкам и доставала до самых дальних уголков сознания. Клинт знал за что боролся, знал ради какой цели он выполнял приказы и задания. Норт упорно доказывал обратное. «Нет, Джеймс, мы никогда не будем одинаковыми»
- Не важно... любой бы поступил как я. Ты поступил бы так же. Знаешь почему? Потому что я прав. У нас одна суть, Клинт. Офицер разжал руки. Клинт вдруг почувствовал себя так, словно стоял подле Везувия, затихшего перед очередным извержением. Только на этот раз это будет не глупый спор с товарищем, закончившийся ничем, а нечто более страшное, нечто, утаскивающее Норта в пучину. Только вот теперь Клинтом руководили не благие немерения по спасению офицера Джеймса Норта, а скорее обуявшая его злость.
Смириться с тем, что тебе повесили бирку убийцы – никогда! Хокай резко отпустил Норта и ударил его локтем в подбородок. Не сильный скользящий удар, даже не столько с целью причинить Джеймсу боль, сколько очередной порыв привести его в норму или выразить свои чувства. А сейчас Клинт и правда был в ярости. Давно он не испытывал подобного. Что привело его в такое состояние? Обида на друга, разочарование, или может не желание признать долю правды в словах офицера?
- Мы никогда не будем одинаковыми. Ты прогнил насквозь, Джеймс!  – следующий мощный удар пришелся в стену, позади Норта. Хокай сжал губы в бессильной злобе, однако, спустя мгновение закрыл глаза и кивнул.
- Довольно. Как можно ошибиться в человеке. Жаль, что всё так плохо кончилось. Клинт поглубже вдохнул. Успокоился. Результат этого разговора был неизбежен и понятен обоим.

Отредактировано Clint Barton (2013-05-22 09:49:04)

+4

12

В конце концов Джеймс сумел поддеть друга. Злость Бартона служила для офицера своего рода доказательством собственной правоты. Теперь, когда они чувствовали одно и то же, сомнения отпали: они оба орудия войны, просто Клинт врет себе и откупается в надежде на индульгенцию. Но нет, они сделаны из злобы, этого не исправить.
Норт смотрел на лучника как в зеркало, искренне не понимая, почему тот все еще отрицает реальность. Но главное - он ненавидел отражение. И не знал, что делать с этой ненавистью.
Когда Бартон ударил Джеймса, тот даже не стал защищаться. Вытирая пальцами кровь, он не без иронии подумал, что губы у них теперь разбиты симметрично: у лучника на задании, у Норта - рукой напарника, будто специально хотевшего усилить сходство.
- Мы никогда не будем одинаковыми. Ты прогнил насквозь, Джеймс!
Как нелепо и парадоксально это звучало. Офицер улыбнулся, обнажив вымазанные кровью зубы, на что Клинт ответил вторым ударом - в стену совсем рядом с лицом Норта. Трогательный жест ненасилия. Глупость.
- Довольно. Как можно ошибиться в человеке. Жаль, что всё так плохо кончилось.
Улыбка исчезла. Джеймс моментально стал серьезным. Значит знаки расставлены? Один хороший, другой плохой? Он смотрел на Клинта стальным взглядом, уже не желая того ни в чем убеждать.
- Все так кончилось не по моей вине. Ты не хочешь признать очевидного, прячешься за своими идеалами как мальчишка за маминой юбкой, да еще требуешь от меня объяснений. Знаешь что, Бартон, иди-ка ты к черту.
Джеймс обеими руками с силой толкнул лучника в грудь, освобождая себе дорогу. Он подхватил собранную сумку и направился к выходу.
- Ты слишком много на себя берешь.. слишком много.
Он уже почти дошел до двери, но вдруг остановился. Сумка с глухим хлопком упала на пол.
Норт быстро приблизился к напарнику и сходу ударил того в лицо.
Это не был протест человека, впавшего в праведный гнев. Джеймс атаковал как солдат, и бил точно рассчитав силу и цель.
"Что, лучник, боишься за свои драгоценные глаза? Не бойся, это всего лишь фингал. Я же тебе не враг... Пожалуй."
- Но если хочешь спасать, помни и тех, кого убил. Помни о них, а не о своей благодетельной миссии. И я посмотрю как ты будешь жить с этим.

+3

13

ЗАКРЫТО

0


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » Октябрь 2007 Цель (не) оправдывает средства (Х)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC