Наша группа ВК
Таймлайн

Vesta : Ramirez
Kravetz
Добро пожаловать в прекрасный Мидгард, который был [порабощен] возглавлен великим богом Локи в январе 2017! Его Армия долго и упорно шла к этой [кровавой резне] победе, дабы воцарить [свои порядки] окончательный и бесповоротный мир для всех жителей Земли. Теперь царство Локи больше напоминает утопию, а люди [пытаются организовать Сопротивление] счастливы и готовы [отомстить Локи и его Армии за их зверства] строить Новый мир!
В игре: 12.2017 | NC-21 | Эпизодическая система

Loki's Army

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 07.05.2016 What the stars have to say (X)


07.05.2016 What the stars have to say (X)

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Название эпизода
What the stars have to say
Время игры
07.05.2016
Персонажи
Haiya Kravetz
John Smith
Место действия
Планетарий Хейдена, Нью-Йорк.
Описание
Вселенная извечно хранит свои тайны, а человечество - свои. Но что если звезды сами укажут время и место, где секреты сами так и просятся наружу? Ведь необыкновенные вещи происходят только с необыкновенными людьми...
Очередность
Haiya Kravetz
John Smith

http://s3.uploads.ru/t/IGRvl.png

0

2

Не то чтобы Хайя обожала отравленный выхлопными газами воздух и суетливые толпы прекрасного города Нью-Йорка. Но просидев пять дней безвылазно под землей она вдруг осознала, что просто обязана увидеть вольное небо над головой. Сейчас же. Незамедлительно. Потому что стены уже не просто давят, а серьезно вознамерились раздавить. Отбросив все лишние мысли, среди которых, на поверку, могло бы оказаться немало и полезных, Хайя, бесшумно и незаметно, мышонком проскочила наружу.
  Наверху, в реальном мире, опускался вечер. Теплый весенний ветер развевал волосы, пробирался в рукава и за шиворот. Небо едва начинало темнеть, подергиваясь мглисто-серой дымкой. Интересно, который час? А, в прочем, какая разница... Девочка стояла, словно окаменев, безмолвно наблюдая за равномерно текущим потоком людей - город не ведал покоя, он спешил, торопился, прочь от опостылевших офисов, к барам, к магазинам, по домам, к метро и автобусным остановкам - быстрей, еще быстрей, люди неслись, не глядя по сторонам, будто в этом мире действительно можно куда-то опоздать... И каждый, небось, думает: "Не сегодня. Не сейчас. У меня на это просто нет времени" - как будто само время хоть когда-то могло принадлежать любому из них... Хайя никогда не понимала спешки и расписаний, графиков и распорядков дня. Зачем придумывать все эти дурацкие, непрочные, никому не нужные временные рамки? Ведь время можно  завязать в петлю и закрутить  в воронку, растянуть, сжать, - спросите вон у физиков. Приходится считаться разве что с восходом - заходом солнца, хотя и это событие весьма и весьма относительно...
  Закрыв глаза чтобы отключиться от этой назойливо зудящей чужой  реальности, Хайя дала волю ногам и двинулась интуитивно, на ощупь, просачиваясь между волнами пешеходов, лавируя в хаосе перекрестков - не раскрывая глаз, ни разу ни с кем не столкнувшись, она тихим призраком скользила по четко расчерченным улицам, руководствуясь лишь внутренним ориентиром. Не отмеряя ни минут, ни часов, она двигалась без остановки пока не почувствовала, что пришла в то самое,  в нужное место.
   Едва стоило поднять веки, и зрачки тут же наполнились яркой неоновой подсветкой огромного шара, заключенного в стеклянный куб. Планетарий Хейдена? Действительно то, что нужно!
  Хайя всегда любила звезды – где-то там, за гранью этой серой наскучившей обыденности, распростерлись мириады параллельных миров в бесконечности параллельных Вселенных – и, может быть, именно там кроются ответы на бессчетное множество вопросов, которые она задавала всю жизнь? Может быть, там ей самое место – такой, какая есть, без необходимости лгать, скрываться, надевать маски?  Там, над головой, среди гигантских сгустков космической пыли и газа, есть множество альтернатив – таких же далеких и недосягаемых, как и сами звезды…
  Мысленно поставив интуиции «пятерку», девочка  неспешно двинулась вокруг здания. Она уже бывала здесь раньше, несколько раз прошла, никем не остановленная, вместе с группой – пара психологических финтов, не более. Сейчас для посетителей было уже слишком поздно, но ведь у каждого подобного помещения должен быть черный ход, верно?
  Он и был. Манящий, совершенно безлюдный, и главное – с чудесным, современным, новехоньким кодовым замком. Хайя положила на него ладонь, пытаясь считать наиболее часто употребляемые цифры. 1, 9, март, футбол, ужин, пицца… Нет, все слишком размыто. Код явно старый, раз сотрудники набирают его на автомате, не задумываясь. А я еще всю силу измотала за день, к тому же никого из асов нет поблизости.. И как его теперь открыть? В раздражении Хайя двинула кулаком по двери, ойкнула, потерла костяшки, и со вздохом уткнулась лбом в пластину электронной панели.

+4

3

Вернувшись неделю назад из вечно неспящего Лас-Вегаса в еще реже отдыхающий Нью-Йорк, Доктор Смит наконец-то соизволил покинуть свою лабораторию. Все это время странное ощущение опасности и слежки не покидало ученого. Джон был осторожен, насколько это возможно, когда разносил в щепки базу в Зоне 51. Но его лицо могло попасть в объективы многочисленных камер, а современные технологии помогли бы отследить его даже на территории Папуа Новой Гвинеи или в снегах Арктики. Доктор вряд ли мог представлять интерес для противников армии и Бога Обмана, так как репутация безумца и парня не от мира сего шла впереди него семимильными шагами. Но никогда нельзя быть стопроцентно уверенным в чем-либо, особенно когда идет война и открытое противостояние.
   Желание прогуляться и подышать свежим воздухом все же пересилило инстинкт самосохранения, который просыпался у Джона так редко, что порой он задумывался на тему того, что вообще лишен природного страха перед чем-либо в этом мире. Но ведь ученый уже давно имел дело с вещами и событиями, которые были далеки от Земных забот и проблем. Общение с Богами лишает чувства реальности и порой мешает адекватно воспринимать происходящее.
   Джон уже несколько часов наслаждался ночью, неспешно опускающейся на город, заставляя его переливаться разноцветными огнями и наполняться шумом и музыкой. Субботний вечер был теплым, легкий ветер гулял по улицам, плутая в бесконечным переулках и перекрестках. Доктор с улыбкой и легкой грустью наблюдал за людьми, отдыхающими за столиками кафе и ресторанов, спокойно распивающих свое вино и наслаждающихся поздним ужином. Война началась неделю назад, но в городе это было незаметно. Жизнь обычных людей продолжалась. Они пили, ели, веселились и смеялись, не отдавая себе отчета в том, что это может быть последний теплый вечер в их жизни. Последняя весна, последний май. Но для таких, как Джон, все только начиналось. Эта весна была для него первой из череды будущих дней, уходящих далеко в будущее, и уводящих его мыслями в свои мечты и чаяния. Сколько всего он сможет сделать для этого мира, когда в нем не останется прежних червоточин. Вечный источник энергии, нескончаемые ресурсы для развития науки и медицины, отсутствие войн и бессмысленного кровопролития.
   Ноги вынесли ученого к ярко подсвеченному голубым цветом стеклянному зданию. Это оказался знаменитый планетарий Хейдена. Джон столько лет прожил в Нью-Йорке, но так ни разу и не нашел времени посетить этот увлекательный аттракцион. Поразмыслив на предмет того, что в ночь с субботы на воскресенье планетарий вряд ли будет открыт для посетителей, Доктор обошел здание и направился к служебному входу. Ничего страшного не случится, если он немного похозяйничает и устроит себе персональный просмотр последнего шоу, широко рекламируемому в СМИ. «Далекие миры и галактики» - звучит просто и явно с расчетом на простую публику, не посвященную в дела космические. Джон только улыбнулся, предвкушая веселый вечер.
   Завернув за угол, Доктор резко остановился. Со стороны служебного входа, слабо освещенного фонарем, стояла юная девушка. Она что-то тихо бормотала себе под нос, прислонившись головой к металлической двери. В тусклом желтом свете Доктор показалось, что перед ним совсем ребенок, лет 13-14. Куда смотрят органы опеки и полиция, если подростки и дети спокойно расхаживают по ночам в огромном городе, полном опасностей и неприятных знакомств? Доктор было подумал вызвать представителей правопорядка, но девушка неожиданно развернулась в его сторону и пристально вгляделась в темноту, окутывавшею ученого и скрывающего его от любопытных глаз.
- Тоже не спится, юная леди?- Джон вышел из своего укрытия и поравнявшись с девушкой, посмотрел на кодовый замок на двери. Может быть, ей также одиноко в эту ночь, как и ему? Он искал компании у неба и звезд, и ноги вывели его к планетарию. Может стоит воспользоваться случаем и познакомится с таинственной незнакомкой?
- Меня зовут Джон Смит, и я ученый, а не какой-нибудь псих, шастающий ночами и пристающий к детям, - Доктор постарался улыбнуться как можно дружелюбнее. – Я читал, что тут показывают новое шоу, с современными спецэффектами, музыкой и чем-то еще, я не запомнил. – Джон принялся изучать замок, прикидывая возможные комбинации.   
   Дверь была металлической, а замок электронным, поэтому Доктор просто решил воспользоваться своей звуковой отверткой. Еще раз улыбнувшись девушке, он вытащил из внутреннего кармана пиджака прибор и направил его на дверь. Несколько щелчков, характерный скрежет – и дверь отворилась.
- Думаю, мне стоит зайти первым. – Джон заглянул внутрь, и найдя пульт с сигнализацией, в пару нажатий кнопок отключил ее. Девушка все так же стояла в дверном проеме, не решаясь войти. – Звезды, странный ученый, попкорн, газировка. – Доктор спрятал руки в карманы и направился по длинному коридору внутрь здания, - Идешь?

+3

4

Из легкого ступора Хайю вывел  звук приближающихся шагов.  Высокий, худой, буйная прическа, необычный прикид... Точно не местный охранник, и это уже радовало.
- Тоже не спится, юная леди? - Хайя напряглась, выпрямилась, и собралась резко развернуться и уйти, но что-то во взгляде незнакомца удержало ее на месте. "Ладно, пол минуты мало что изменят.
- Меня зовут Джон Смит, и я ученый, а не какой-нибудь псих, шастающий ночами и пристающий к детям, - Хайя удивленно моргнула и решила, что это, пожалуй, самое странное заявление, которое можно было бы сделать.
Незнакомец, меж тем, улыбнулся так широко, что Чеширский кот удавился бы от зависти, и как ни в чем ни бывало продолжил:
– Я читал, что тут показывают новое шоу, с современными спецэффектами, музыкой и чем-то еще, я не запомнил. - продолжая говорить, он вытащил из кармана нечто, похожее на дикий гибрид отвертки и лазерного фонарика, и уже через мгновение легко открыл двери, размашистым шагом направляясь вглубь темного коридора. Вселенная, ты со мной, похоже, шутки шутишь? Хотя случайностью это быть ну уж никак не может... Интуиция меня никогда не подводила и хоть я и не ходила все эти годы в школу, жизнь, надо отметить,  всегда подкидывала интересных людей и нужную информацию. Этот же человек может оказаться самым интересным из всех, кого мне доводилось встречать. Рискованно, конечно... Ну в крайнем случае, у меня все-таки есть нож.
– Звезды, странный ученый, попкорн, газировка, - Ну все, теперь я снаружи точно не останусь...- Идешь?
Девочка откинула волосы со лба и смело шагнула в проем, не забывая прикрыть за собой двери.
- А у меня есть варианты? - с легким смешком спросила она, поравнявшись со "странным ученым" и стараясь прикинуть, как выйти отсюда в главный зал, - На улице к звездам попкорн с газировкой не прилагаются...
Попав, наконец-то, в нужное помещение, Хайя еще раз убедилась, что приняла правильное решение - настроение поднялось и дышать стало легче, словно с души сняли парочку камней. Сегодня здесь все не случайно... Важно правильно сделать следующий шаг.
Она повернулась к ученому, который уже принялся колдовать над какими-то техническими установками.
  - А это новое шоу, «Далекие миры и галактики», я кстати уже видела. Да и тебе вряд ли интересно будет - такое и по телеку нередко крутят... Может, попробовать поискать - уверена, у них здесь должны быть и другие программы, научные, особые, секретные, в конце концов, - Хайя представила себе потенциальные возможности и довольно улыбнулась, - Зря мы, что ли, среди ночи планетарий взламывали?

+2

5

- А у меня есть варианты? – девочка подошла к Джону, внимательно всматриваясь в темноту коридора, - На улице к звездам попкорн с газировкой не прилагаются...
- Верное замечание, - Доктор улыбнулся и последовал за незнакомкой вглубь помещения.
   Она определенно была тут раньше, потому что шла уверено и быстро, преодолевая пересечения коридоров и то и дело поворачивая в ей одной известном направлении. Джон просто доверился ей и ступал следом, на небольшом расстоянии позади. В конце концов, что может сделать ему ребенок лет 12-13? Правда, была вероятность, что она ас, или обладает какими-то сверхспособностями, или вообще – является агентом Щ.И.Т.а. За несколько месяцев своей работы в Армии Локи Доктор видел столько, что расскажи ему кто об этом раньше, он с удовольствием посмеялся бы и выпил за душевный покой своего собеседника. Но мир настолько уникален и непредсказуем, что постоянно преподносит нам сюрприз там, где мы меньше всего их ждем.
   Необычная пара, миновав еще несколько коридорных пролетов и дверей, вошла в смотровой зал, заставленный креслами и с центральной консолью посреди зала. Джон тут же занялся компьютером. С помощью звуковой отвертки он смог получить доступ к системе управления зданием. Включив базовое освещение в зале, Доктор устремился на поиски необходимой программы просмотра. Данные в системе были хаотично разбросаны, и Джон громко вздохнул, покачав головой. Отсутствие систематизации в том, что хоть частично связано с наукой – преступление. Как можно разобраться в чем-то, настолько запущенном?
- А это новое шоу, «Далекие миры и галактики», я кстати уже видела. Да и тебе вряд ли интересно будет - такое и по телеку нередко крутят... Может, попробовать поискать - уверена, у них здесь должны быть и другие программы, научные, особые, секретные, в конце концов. Зря мы, что ли, среди ночи планетарий взламывали?  - его новая знакомая удобно устроилась в одном из мягких кресел зрительного зала.
- Ну во-первых, я взламывал. Я старше, мне и отвечать, если нас раскроют. – Джон улыбнулся и подмигнул девочке. – А во-вторых, что-то подсказывает мне, что в обычном планетарии вряд ли хранятся секретные программы НАСА.
  Тем не менее, идея Доктору понравилась, и, порывшись немного в списках загруженных программ, он все же отыскал несколько интересных, на его взгляд, названий.
- «Окно во Вселенную», «Сквозь кроличью нору» или «Невероятные миры Стивена Хокинга»? – обратился к девочке ученый, внимательно рассматривая проектор и систему управления им. – Выбирай, а я пока схожу за чем-нибудь съестным. Ведь в штатах принято беспрерывно жевать во время показа научно-фантастических передах и познавательных фильмов? – с этими словами Доктор направился в сторону предполагаемого кафе, которое наверняка было в здании, оставив девушку одну обдумывать выбор программы на вечер.

+2

6

- Ну во-первых, я взламывал. Я старше, мне и отвечать, если нас раскроют, - "Еще бы", согласно улыбнулась Хайя, "Мне-то теперь смыться легче легкого", – А во-вторых, что-то подсказывает мне, что в обычном планетарии вряд ли хранятся секретные программы НАСА.
Девочка безразлично пожала плечами - она имела весьма смутное представление о том, что это вообще такое, откуда ей знать где хранят они свои секреты? Ученый озвучил несколько туманных названий и ушел за "топливом", оставив Хайю в тишине и полумраке пустого зала.
"Выбирать? Да я без понятия! В чем же дело - я ничего не чувствую.."- нехотя собрав в кучу тело, блаженное растекшееся по мягкому креслу как пломбир по асфальту, девочка подошла к таинственно гудящим и мерцающим установкам. "Где-то здесь все это должно быть прописано..." На экране высвечивались какие-то строки, надписи, но от техники бывшая беспризорница была, пожалуй, еще дальше, чем от звезд. Что уж говорить о компьютерах - она и iPhone в руках держала-то всего раз, и то единственной проблемой было как бы его по-быстрому сбыть, да еще так чтобы выручить пару "зеленых" - а то ведь могут просто отобрать, дав по голове в придачу.. В общем, какие-то знания о современной электронике у нее все-таки были, но в весьма специфической плоскости, а дорогие современные игрушки уличной шантрапе, увы, недоступны...
  Хайя наугад попробовала потыкать пальцем в сенсор - экран выдал несколько сменяющихся строк и изображений с больщимим прямоугольниками, крестиками и восклицательными знаками. Легче не стало... "Хмм, а что если попробовать "прочесть" его? Правда, в контакт с техникой я до сих пор не вступала, но хуже-то вряд ли будет..."
Приняв решение, она закрыла глаза и осторожно положила обе руки на компьютер, пытаясь "прощупать" нужное... "АЙ!" Какая-то резкая, неживая, но мощная сила оттолкнула ее мысленную силу назад(ток - как она догадалась позже), посыпались искры, где-то запищали сигналы, щелчки пошли по всему периметру, свет вспыхнул и погас, мигнул еще пару раз, потом вдруг запустился проектор и, после нескольких обрывков и искаженных техникой голосов дикторов, в интерактивном небе над головою вдруг разверзлась зияющая бездна....
  И на фоне всего этого фейерверка издали едва различимые "бумс!" и "ф-ш-ш" выпавшие из рук попкорн и бутылочки колы...

+3

7

Быть изобретателем интересно. Быть гением – занимательно. Быть гениальным изобретателем – прекрасно. Управляясь с аппаратом по производству попкорна и разливая сладкую газировку по стаканам Джон думал о странностях в его жизни. С того момента, как он попал в ряды Армии, ни один день не проходил без удивительных событий и запоминающихся встреч. Гон познакомился со многими интересными и влиятельными людьми, простыми солдатами и людьми, обладающими сверхспособностями, с коллегами по цеху и представителями самых разных профессий. И вот теперь эта девочка. Было в ней что-то интересно, что-то, заставлявшее задуматься и остановить бег своей жизни. Может простой разговор ни о чем откроет сегодня для Доктора много нового и интересного?
   Из смотрового зала послушались какие-то странные звуки, и Джон поспешил вернуться. От яркого света и резкой смены изображений на экране, занимавшем весь потолок и часть стены, Доктор не удержал в руках ношу, уронив попкорн и стаканчики с колой. Прикрывая глаза одной рукой, второй он нащупал спинку кресла и пошел вдоль ряда, по направлению к компьютеру. Нельзя было оставлять ребенка один на один со сложной и, стоит заметить, дорогостоящей аппаратурой.
   Над головой у Джона в сумасшедшем ритме одни галактики сменяли другие, планеты кружились в ускоренном танце, а дикторы, перебивая друг друга, и срываясь на крик, вещали о тайнах вселенной. Как можно было умудриться запустить несколько программ одновременно, Доктор не знал. Либо девочка начинающий компьютерный хакер, либо что похуже. В любом случае, необходимо было спасать систему и свои органы чувств как можно скорее. Джон вновь воспользовался своей звуковой отверткой, и постепенно все вокруг стало приходить в норму: звуки становились все тише, изображения теряли свою яркость и, в конечном итоге, над его головой осталось звездное небо, не похожее на то, что можно наблюдать в вышине над планетой Земля.
- На будущее совет – не стоит совать свой нос в непонятную тебе аппаратуру.  – Джон опустился в кресло рядом с притихшей девочкой, - Газировка и попкорн безнадежно испорчены, зато мы нашли какую-то непонятную презентацию. Видишь, - Доктор указал рукой на звезды над их головой, - это не наше небо. И кстати, ты так и не представилась.

+2

8

Хайя настороженно наблюдала, как ученый с помощью своей Непонятно-жужаще-светящейся-штуки исправляет учиненное ею безобразие. Наконец дикий гвалт утих, и в воздухе зависла осуждающая тишина.
- На будущее совет – не стоит совать свой нос в непонятную тебе аппаратуру.  - легкий кивок - из вежливости; она давно привыкла игнорировать любые попытки окружающих себя воспитать, пусть даже и весьма обоснованные.
- Газировка и попкорн безнадежно испорчены, зато мы нашли какую-то непонятную презентацию. Видишь - это не наше небо. И кстати, ты так и не представилась.
- Хайя Кравец, - она отвечала, не отрывая восхищенного взгляда от многомерной панорамы над головою, - Но это ведь просто имя, верно? Тебе оно может сказать о моей сути не больше, чем мне рядовое Джон Смит о таинственной личности Доктора,  - Хайя слишком поздно спохватилась, что сам ученый так не представлялся - но, должно быть, слышал подобное обращение  настолько часто, что слово само так и вертелось на языке. Девочка окинула собеседника внимательным взглядом - заметил, нет? "Заметил - виду не подал. Внимательный..." , - мужчина в соседнем кресле явно наблюдал и делал выводы, но Хайя совсем не чувствовала опасности, равно как и необходимости особо шифроваться. "Посмотрим, что из этого выйдет..."
- А я ведь говорила - есть здесь что-то интересное. Это действительно не наши звезды. Слишком холодные, слишком гордые, совсем чужие... Только тебя это, похоже не очень-то удивляет, Странный ученый, - Доктор в ответ загадочно улыбнулся,  и Хайе стало действительно любопытно. "Читать" этого человека было так же непросто как впервые гадать по И-Цзын: и сложно, и интересно до жути, пытаться разобраться в новых, наспех выученных символах, за каждым из которых скрываются сотни новых смыслов... Перед глазами то плясали обрывки длинных формул, то вдруг вспыхнуло изображение красивой темноволосой женщины и зеленом с золотом, поразительно похожей на...нет, это вряд ли. Осторожность и еще раз осторожность: тут нельзя быть до конца уверенной. Должно быть, показалось.
  В замешательстве, девочка снова перевела взгляд на  интерактивный потолок: над ними в величавом безмолвии проплывали светила и туманности, невероятные формы и искажения пространства, кружащие вихри невообразимых цветов и оттенков...И тут вдруг до нее дошло. Да, это, безусловно, чужие звезды, НО - они ей знакомы. Еще свежа была в памяти вчерашняя иллюзия, подаренная Тигрой - и пусть она не успела достоверно запомнить сиянье и великолепие самого Асгарда, но эти небеса, бесконечное космическое пространство, множество миров, развернутых как на ладони... Это были Их небеса.
  Хайя совсем запуталась. Конечно, ее восприятие действительности разительно отличалось от того, как это воспринимают другие, и, возможно, для сидящего рядом Джона все было гораздо проще - но сама она уже не понимала, что происходит; все казалось таким странным, таким нереальным... Он наверняка уже увидел узнавание в ее глазах, и продолжал молчать - знал ли он сам? Хотелось спросить в лоб: "Кто ты, Доктор? Что мы тут делаем?" - но нет, к сожалению нет. Игра ведется по другим правилам.
- Понятия не имею, как ТАКОЕ оказалось здесь, и каким образом оно запустилось, - девочка решила пустить пробный шар, и будь что будет, - Но, похоже, мы оба знаем, кто безумно соскучился по этой красоте...

+2

9

Джон пытался устроиться в кресле, мысленно проклиная конструктора этого пыточного сидения, явно не приспособленного для взрослых и, что главное, высоких людей. Его же соседка, напротив, чувствовала себя просто великолепно, судя по удобной позе, в которой она развалилась в кресле. Доктор пытался закинуть ногу на ногу, поставить их боком, но в итоге, просто уперся одной ногой в спинку сидения из соседнего ряда, со вздохом устроив руки на подлокотниках кресла.
- Хайя Кравец, – ответила девочка, не отрывая взгляда от панорамы над головой, - Но это ведь просто имя, верно? Тебе оно может сказать о моей сути не больше, чем мне рядовое Джон Смит о таинственной личности Доктора,
   Бровь взлетела сама по себе, опережая мысли ученого и его реакцию на подобные заявления. До чего же странной стала его жизнь после того, как он записался в ряды Армии. Самовоспламеняющиеся люди, любовные треугольники, потерянные в туннелях метро девушки, опасные миссии, а теперь и девочка, читающая мысли? Доктор не был уверен, что думал о себе во время ее монолога, но попробовать стоило. Ученый проговаривал про себя одну и туже фразу, а точнее слово, да такое, что обычному человеку такое никогда в голову не придет сказать. Но девочка ничего больше не говорила, лишь с опаской поглядывала на Джона и нервно улыбалась. Доктор улыбнулся ей в ответ и лишь кивнул, давая понять, что слушает очень внимательно и готов узнать о себе все, что она захочет ему поведать. Может она даже раскроет тайну его необъяснимой трепетной любви к синим полицейским будкам и банановым десертам?
- А я ведь говорила - есть здесь что-то интересное. Это действительно не наши звезды. Слишком холодные, слишком гордые, совсем чужие... Только тебя это, похоже, не очень-то удивляет, Странный ученый – не унималась девочка, испытующе смотря на ученого.
- Дело в том, моя дорогая Хайя, - Доктор с улыбкой посмотрел на девочку, - что эти звезды я уже видел. – Он расплылся в улыбке, наблюдая за ее реакцией. – Они из далекого мира, одного из многих миров, если быть точным. Хотя, мне кажется, что все эти миры находятся в одной Вселенной, а не разных, просто раскиданы по космосу то тут, то там, - Джон указывал рукой в разные места на экране над их головами. – Может, где-то здесь находится наше Солнце, а рядом с ним и Земля.
   Доктор внимательно изучал интерактивный потолок над головой, наблюдая за медленным движением звезд на искусственном небосклоне. В одну из беспокойных ночей в Шотландии он видел эти звезды во сне. «Звезды никогда не спят, мертвые и живые.» Голос его Леди до сих пор звучал в его голове, ее образ врезался в память, и ничто не было способно заставить его забыть ту неделю в Шотландии. Завтра он снова увидит ее после, практически после месяца разлуки. Джон был бы просто рад держать ее за руку и чувствовать ее присутствие рядом.
- Понятия не имею, как ТАКОЕ оказалось здесь, и каким образом оно запустилось, - девочка вновь обратилась к ученому, вырвав того из размышлений.- Но, похоже, мы оба знаем, кто безумно соскучился по этой красоте...
  Джон напрягся, выпрямившись в кресле. Такой поворот событий ему совсем не нравился. Одно дело – каким-то образом узнать второе имя человека, совсем другое – затронуть то, что ему дорого. Рядом в кресле сидел ребенок, но кто знает, на что он действительно способен и каковы его намерения.
- Интересно, и кто же это мог быть, хм? – Доктор вновь опустился в кресло и сложил пальцы вместе, образуя из ладоней подобие треугольника. – Кто ты, Хайя, и действительно ли пришла сюда посмотреть на звезды?

+4

10

Иногда жизнь похожа на неумелое макраме: хаотичное нагромождение узлов и связей, которые сплетаются в каждый момент нашей жизни, образуя сложносочиненный узор истории. Рождение – узелок, и переезд – узелок, и каждое знакомство – тоже узелок, основной или периферийный, значения уже не имеет. Вот и сейчас Хайя чувствовала, как сплетается новый узел, как осторожно затягивается петелька – все туже и туже, пока не закрепится намертво новая связь.
   Доктор сидел неестественно прямо, напряженный, настороженный – конечно же,  у него есть полное право не доверять. Она уже и забыла, насколько люди неуверенно начинают себя чувствовать, осознавая, что их видят насквозь; возникает бесконтрольная агрессия, или нервозность, человек старается как можно глубже забиться в свою раковинку, боится оказаться беззащитным, неприкрытым со всеми своими пороками и скелетами в шкафу, даже не подозревая, что любой среднестатистический менталист  и без сверхспособностей легко видит каждого как на ладони. Люди нуждаются в защите, пусть даже  иллюзорной…
- Кто ты, Хайя, и действительно ли пришла сюда посмотреть на звезды?
- На звезды? Теперь уже, пожалуй, нет, - девочка крутанулась в кресле, удобно подгибая ноги назад и сочувственно глядя на ворочающегося в слишком маленьком сидении ученого. Он был все еще собран и немного замкнут, и сверлил  Хайю изучающим взглядом – и что он во мне, интересно, разглядеть пытается? Она лишь устало вздохнула и прикрыла глаза.
- Не бойся, я не читаю мысли в обычном понимании этого слова, - и слава богу, у большинства людей в головах сплошная мешанина из эгоизма, похоти и жажды денег, - Я просто пытаюсь понять тебя… И мне это трудно дается. 
Хайя теперь так же неотрывно и внимательно смотрела в глаза Доктору. Есть люди, которых прочесть легко, на ходу, как рекламу на бигборде или этикетку: момент, образ - и все ясно. Тут же все непросто. Было совершенно очевидно, что он знает - знает об Асгарде, об Армии, о Локи - но какую играет роль в сложной системе? И стоит ли действительно выкладывать на стол все карты? Зачем она затеяла разговор? Теперь Хайя уже совсем не была уверена. Звезды плыли, равнодушно и молчаливо...

Отредактировано Haiya Kravetz (2013-06-02 04:42:08)

+4

11

- Не бойся, я не читаю мысли в обычном понимании этого слова. Я просто пытаюсь понять тебя… И мне это трудно дается.
- Хорошо, что не читаешь. – Джон улыбнулся, пытаясь разрядить напряденную атмосферу и тишину, повисшую в воздухе. – Тут, знаешь ли, такой хаос порой творится, что я и сам не могу в нем разобраться. – Доктор постучал пальцами по виску и рассмеялся.
  Девчушка вела себя на удивление спокойно, и даже просила ученого не бояться её. Кому должно было быть страшно в сложившейся ситуации, так явно не Джону. Он не был одинокой девочкой лет тринадцати, закрытой в пустом планетарии ночью, наедине с незнакомым мужчиной, старше её практически втрое. Если происходящее раньше напрягало Доктора, то сейчас начинало смешить. Ему было весело из-за странности происходящего, из-за неопределенности и неизвестности, из-за рассыпанного по полу попкорна. Даже туманности и звезды над головой были забавными.
- Многие люди тратят всю жизнь, чтобы изучить человека рядом с собой, а ты хочешь понять меня за пару минут знакомства? – Джон усмехнулся и вздернул одну бровь. – Смотри.
   Мужчина вновь вытащил свою звуковую отвертку и направил её на интерактивный потолок, заставляя звезды кружится быстрее, а галактики сменять одна другую. Джон заставил программу показывать планеты и астероиды, путешествовать сквозь звездное пространство, садиться на хвост кометам и спрыгивать в черные дыры, перемещаясь на другой конец космического пространства.
- Каждый человек – Вселенная. В каждом тысячи созвездий и галактик, умирающих солнц и зарождающихся планет. Взрывы сверхновых, пояса астероидов и яркие росчерки комет на небе, что зовется душой. – Доктор не отрываясь смотрел на экран над головой. - Просто некоторые открыты для изучения, а кто-то усиленно прячет свои самые потаенные и интересные уголки Вселенной от любопытных глаз. – Джон краем глаза наблюдал за девочкой. – И если встречаются две таких Вселенных, то кроме взрыва ничего ожидать не стоит. Но ведь это так интересно, наблюдать за рождением чего-то нового, не правда ли?

+3

12

  Как говорила Алиса в стране Чудес, "все чудесатее и чудесатее"...
  В несуществующем небе планеты плясали, кометы вертелись волчком, астероиды играли в салки. Хайя вдруг почувствовала себя на сказочной космической карусели, где все прекрасно и удивительно, где неожиданности только приятны, а любая опасность - это просто новое приключение, которое обязательно закончится хорошо, ведь в случае чего за тобой всегда прилетит волшебная голубая будка... Почему я подумала о будке? Это странно... Все это так напоминало далекие воспоминания о раннем детстве, зарытые глубоко в недрах подсознания - не из тех, что по тонкой цепочке воскрешают к жизни всех давних демонов -  но добрые, умиротворяющие, привносящие в серый туман действительности каплю тепла. Спасибо, Доктор...
  Она слушала, а он говорил. Ученые так не умеют, она готова была поспорить на что угодно - это были слова философа и поэта:
- Каждый человек – Вселенная. В каждом тысячи созвездий и галактик, умирающих солнц и зарождающихся планет. Взрывы сверхновых, пояса астероидов и яркие росчерки комет на небе, что зовется душой. – Доктор не отрываясь смотрел на экран над головой. - Просто некоторые открыты для изучения, а кто-то усиленно прячет свои самые потаенные и интересные уголки Вселенной от любопытных глаз. И если встречаются две таких Вселенных, то кроме взрыва ничего ожидать не стоит. Но ведь это так интересно, наблюдать за рождением чего-то нового, не правда ли?
- Конечно, - она печально улыбнулась, зная, что еще не скоро сможет снова позволить себе такое мирное состояние, такой беспечный разговор по душам с человеком, который проводит жизнь в удивительных открытиях, вдали от жестокости и нищеты, человеческой грязи и ледяного дыхания смерти. - Но ведь новорожденное чудо всегда так хрупко и беззащитно, открыто любому порыву ветра, любому злому взгляду. Открываться чужим опасно, это верно. А уж после взрыва не остается ничего, кроме руин и пепла...
  Они проговорили всю ночь. О важном и милой чепухе, о страхах и погоде, о чае и мармеладе, о синих бабочках и банановом пудинге.. Ей было что сказать. Она так давно не болтала просто ради того чтобы не молчать! Исподволь подкрадывалась утро, и Хайя чувствовала, что теперь сможет держать язык за зубами вдвое дольше, излив наружу все те невысказанные мелочи, которые в опасный момент могут вытеснить наружу то, что наоборот следовало скрыть. Она выговорилась, и теперь была снова готова молчать ,сколько потребуется. Светало.

+2

13

ЗАКРЫТО

0


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 07.05.2016 What the stars have to say (X)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC