Наша группа ВК
Таймлайн

Vesta : Ramirez
Kravetz
Добро пожаловать в прекрасный Мидгард, который был [порабощен] возглавлен великим богом Локи в январе 2017! Его Армия долго и упорно шла к этой [кровавой резне] победе, дабы воцарить [свои порядки] окончательный и бесповоротный мир для всех жителей Земли. Теперь царство Локи больше напоминает утопию, а люди [пытаются организовать Сопротивление] счастливы и готовы [отомстить Локи и его Армии за их зверства] строить Новый мир!
В игре: 12.2017 | NC-21 | Эпизодическая система

Loki's Army

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 05.05.2016 Предел риска (X)


05.05.2016 Предел риска (X)

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Название эпизода
Предел риска
Время игры
05.05.2016
Персонажи
Nancy Goddard, Valeria Vesta
Место действия
Заброшенный завод на окраине Нью-Йорка
Описание
Война объявлена. Теперь каждый солдат Армии Локи буквально ходит под прицелом. А когда он проникает на локальную базу Щ.И.Т.а с миссией - становится лакомым куском для любого вражеского сотрудника.
И если рядовому "везет" попасть в лапы агентов на первом же задании... Остается уповать лишь на чудо. И оно близко!
Очередность
Nancy Goddard
Valeria Vesta

0

2

Холодно, здесь было чертовски холодно. Так, что, пожалуй, несколько часов, проведенные в этом помещении гарантировали, в лучшем случае, простуду. Остаться здесь дольше суток - подписать себе смертный приговор. Вот только где это "здесь"? Годдард помнила смутно...
Нэн чувствовала, что запястья в кровь стерты веревками, которыми были связаны ее давно затекшие руки. Боль пронизывала все тело, заставляла Нэнси оставаться неподвижной. Она с трудом различала голоса:
- Сейчас?
- Нет, дай ей проснуться, иначе подохнет во сне и ничерта нам не расскажет!
Все звуки, отражаясь от стен, сливались в единый скрип, и, кажется, даже они причиняли девушке дискомфорт.
С трудом Нэн подняла голову, за что моментально была удостоена пощечины, как и неопределенное количество раз до этого, но сейчас ей удалось остаться в сознании. Годдард открыла глаза и увидела перед собой двоих: их глаза горели животной ненавистью, губы искривлялись в хищной ухмылке.
- Проснулась, красавица? - усмехнулся один из мужчин, блондин, чье лицо украшал шрам на левой щеке, - расскажешь, зачем приходила?
Девушка лишь истерично рассмеялась в ответ, попутно откидывая мокрые волосы с опухшего лица.
Больно...
- Ну, не хочешь по хорошему... - второй пожал плечами, - сначала мы будем пытать тебя раскаленным железом. Обещаю незабываемые ощущения, потом...
- ...потом мы позовем сюда еще ребят и пустим тебя по кругу, - подхватил первый.
Жуткий нечеловеческий смех прокатился по подвалу, где держали Нэн.
- Может, девушка вам вовсе нужна? - выдавила Нэнси, за что получила еще одну пощечину.
Голова начала кружиться сильнее, боль медленно, но настойчиво пульсировала в висках, не отпускала, заставляла заложницу искривляться в бессильной гримасе. 
Блондин пнул стул, к которому была привязана Нэн, таким образом разворачивая его и позволяя девушке увидеть две огромные клетки, наполненные крысами. Эти мелкие озлобленные грызуны ничуть не пугали солдата, безнадежно провалившего задание, гораздо страшнее было то, что те, кто пытал Годдард были людьми и мало чем не отличались от крыс: такие же мерзкие и жестокие.
- Я открою эти клетки.
Да, давай, злодей, расскажи мне все свои планы. Ты что не смотрел плохих фильмов? Пока ты тут разглагольствуешь, меня идут спасать.
Нэн не думала, что ее вытащат из этой дыры, но отчаяние, ее неизменный спутник в последние годы, заставляло рисовать в воображении совершенно невозможные картины чудесного освобождения, картины из низкосортных боевиков и заставляло ее впадать в истерику. Заложница с трудом сдерживала слезы.
- Ты можешь это предотвратить, просто расскажи о своем задании, - сквозь зубы  прошипел блондин, попутно снова ударив девушку.
Нэн облизала пересохшие губы - жутко хотелось пить, казалось, сейчас она потеряет сознание от жажды, а не от неистовой, нестерпимой боли, ломающей все ее тело - солоноватый привкус, кровь.
- Нет, - коротко сказала Нэнси: сложные предложение сейчас требовали немалых усилий.
- Ты сдохнешь тут, сука! - наклонившись над ней, крикнул все тот же мужчина. Его голос ударил по барабанным перепонкам, заставил девушку зажмуриться от разрывающей ее на миллионы кусочков боли, боли, которая заставляла ее чувствовать каждую клеточку, каждую молекулу тела. Заложнице хватило секунды, чтобы, собравшись с силами, плюнуть в самодовольную рожу надзирателя.
- Я ничего не... - голос оборвался, понадобилось около трех секунд, чтобы восстановить дыхание и продолжить, - скажу. Ты ничтожен и жалок! - выкрикнула Нэнси, после чего вновь закрыла глаза глаза.
Хотелось сжаться до уровня атома, исчезнуть, лишь бы перестать чувствовать ту нестерпимую боль, которая давила на нее со всех сторон, лишала кислорода.

Отредактировано Nancy Goddard (2013-04-25 14:40:18)

+5

3

Веста не видела ничего перед своими глазами: люди, улицы, здания и яркие вывески проносились мимо, воспринимались целостно и сливались в одно смазанное месиво разносных пятен. Вот уже который день (а который? пятый по счету) она просыпалась в казарме и воспоминания, терзавшие или лишавшие любого восприятия, возвращались в сознание. Похоже было на лавину, на наводнение реки: вот вроде зашел по колено, вода прозрачная и чистая, а потом резкий поток ударяет в ноги, колени подкашиваются, вода поднимается разом на хороший метр и почти достает до головы. Мутно, грязно... Пытаешься вспомнить, как заходил, как плыть, что вообще делать, а ничего вспомнить не можешь - тебя несет потоком.
Вот и девушку несло по городу уже который час. Вышла из подземки без цели, так и шла. Центр сменился окрестностями, яркие вывески - грязными и угрюмыми фасадами старых, обветшалых зданий. Чем дальше - тем больше выбитых окон, разрушенных стен... Почти что окраина.
Из оцепенения девушку вывел сигнал мобильного телефона. Не ее обычного, а специального, для связи с соармейцами по экстренным вопросам. Этот звук она бы узнала бы из тысячи.
"Черт..."
Девушка остановилась и, спрятавшись в тени, приложила телефон к уху.
- Веста, у нас ЧП. Наша задание провалила, попалась агентам Щ.И.Т.а, ее в плен взяли, - голос взволнованный и нервный.
- Давай подробней.
- Рядовая, Нэнси Годдард. Должна была провести ознакомительную разведку на одной из баз Щ.И.Т.а. Ее рассекретили, но начальству не сообщили. Четыре агента действуют самостоятельно. Заперли на заброшенном заводе по адресу...
Веста осмотрелась и прикинула свое местоположение. Впору было дивиться, сколько можно пройти за пять часов. Координаты, звучащие по линии связи, были совсем не далеко.
- Я докладываю наверх.
- Стоп, никаких докладов!
- Я свяжусь с генералом, пусть посылает группу.
- Ты меня слышишь? Повторяю, никаких докладов. Никому, - девушка глубоко вздохнула; она была выше по рангу и звонившего знала лично, - это приказ. Я близко, через десять минут буду там. Если что - наберу.
Валерия проверила карманы - из оружия с собой только кинжал. Пора бы носить и огнестрельное... Хотя вряд ли она задумывалась, что брала с собой утром, скорее сунула на автомате. Но ничего, и не из такого выпутывались. Главное - чтоб пленница молчала, покуда может. Всех солдат предупреждали о пытках и о последствиях тех случаев, когда ты сдаешься и начинаешь говорить.
Через секунду Лера скрылась в пролете между домами. Бегом то действительно не больше десяти минут. Этой Нэнси крупно повезло, что хоть кого-то занесло в этот район.

+3

4

Около часа назад звук шагов гулким эхом прокатывался по коридорам вражеской базы - Нэнс не особо переживала о сложности данного мероприятия, считая, что все происходящие - игра, интересная и увлекательная, но совершенно безопасная. Теперь она понимала, как сильно ошиблась. И только теперь, когда холодная металлическая цепь ударялась о ее тело, оставляя огненно-красный след, а местами даже кровоподтеки, и заставляя кричать от боли, девушка понимала, что все вокруг - настоящая война, где еще будут жертвы и разрушения, где целые города будет выжигать пожар, где тысячи и тысячи невинных людей будут безжалостно убиты за своей ненужностью.
И даже ее пытки только начинались... Мужчина не вкладывался в удар - давал Нэн понять, что с каждым разом будет только больнее. Годдард даже успела пожалеть о том, что пришла в сознание и сейчас ощущала это.
- Все еще молчишь? - снова удар, глухой болью отдавшийся во всем теле и острой - на том его участке, по которому попал надсмотрщик.
Нэнси и рада была бы рассказать, все что знает, если бы не ее собачья преданность. Она готова была терпеть все, что угодно, но никогда бы не предала того, кого обещала поддерживать. И сейчас Годдард молила только о скорой смерти: слабо представляла, сколько еще сможет терпеть.
Девушка старалась забыть о том, где находится и зачем вообще сюда шла: думала о самом неприятном - о гибели близких. Так бывает: если душевная боль непреодолима, человек глушит ее физической... Нэнси старалась идти от обратного. Надеялась, что если вспомнит все то плохое, что когда-либо обрушивалось на нее, - бесконечная безнадега ситуации и бесполезность собственной смерти отойдут на второй план. Не отходили. Здесь и сейчас счет шел на секунды: Годдард просто хотела верить в то, что ее тело умрет раньше, чем сломается стержень, помогающий ей до сих пор держать язык за зубами.
Последние минуты девушка даже не думала открывать глаза - их моментально заполняли слезы: Нэн старалась держать себя в руках, но боль и беспомощность не давали такой возможности.
Голова болела так, будто ее ударили доской по уху, а потом милостиво прокатили на каруселях: если бы ей сейчас сказали встать и уйти - Нэнс просто свалилась бы на колени в полном бессилии. 
- Говори же! - крикнул наконец мужчина, Нэнс ожидала, что в этот момент последует удар, что будет в десятки раз сильнее предыдущих и, вероятно, станет последним...
Ничего не произошло. Ни удара, ни крика, ни угроз. Годдард уже было решила, что сердце не выдержало и она умерла, но нет... Голова все еще кружилось.
Нэнс открыла глаза и не поверила тому, что видит. В подвале появилась девушка, похоже, немного моложе самой Годдард, но явно опытнее. И только один вопрос возник в голове пленницы: ты поможешь мне или добьешь?

Отредактировано Nancy Goddard (2013-04-28 12:11:34)

+2

5

У входа стояли двое мужчин. Коротко о чем-то договорившись, они довольно быстро разошлись: один скрылся за массивными дверьми завода, второй, по видимому, остался караулить вход. Он достал пачку сигарет и закурил.
В большинстве случаев четыре человека особой проблемы не представляли. Расправиться с таким жалким количеством противников можно было чуть ли не за пару минут. Но не тогда, когда они - агенты Щ.И.Т.а, пусть и молодые, и кровь кипит, но сил и сноровки явно больше, чем у обычных бойцов. Надеяться можно было только на свою ловкость и внезапность... По крайней мере, девушка было уверена, что справиться с тем, кто остался на улице, а дальше с отобранным оружием должно быть легче.
Когда у тебя с собой один кинжал - приходится импровизировать.
Обогнув пару близлежащих гаражей, Веста показалась в паре метров от мужчины. Она слегка отстраненно, с долей непонимания, осматривала окрестности и двигалась прямо к нему. Со стороны могло показаться, что она почти не видит, куда идет, на самом же деле прекрасно знала и двигалась прямо к цели. Поравнявшись с мужчиной, танцовщица повернулась к нему и так мило, как только могла на пределе напряжения, улыбнулась.
- Excusez-moi, - произнесла незнакомка, - У Вас не будет сигаретки, мм?..
Агент окинул ее изучающим взглядом и как-то недобро улыбнулся. Хотя чему тут дивится, он был в штатском и не привлекал к себе особого внимания. Обычный парень на окраине города. Он протянул Валерии сигарету и ту же достал зажигалку. Девушка напряглась.
Два пистолета у пояса. Холодное в левом рукаве.
Действовать нужно было быстро, молниеносно. Подавшись вперед, на встречу огню, она прикурила. Расстояние между ними сократилось в двое.
Сейчас.
Первый удар Весты пришелся в солнечное сплетение, кинжалом. Еще не чувствуя боли, но действуя на автомате, противник замахнулся коротким ножом в ответ, девушка блокировала, но лезвие все же задело руку. Парня настигло осознание боли и он сложился пополам, прикладывая руку к ране, сочащейся кровью. Вильнув вниз и вправо, Лера оказалась за спиной противника. Один-единственный шанс сделать все тихо, не привлекая к стычке у входа внимания трех других агентов. Девушка схватилась за его голову, цепляя волосы, и потянула ее на себя. Вторая рука, с зажатым кинжалом, скользнула к шее. Она тренировала этот прием очень долго, поэтому движения были идеально отлажены и скоординированы. Лезвие прорвало глотку, деля шею на две половины. Его руки взметнулись вверх, к новой ране, а из горла вырвался то ли хрип, то ли рык: слабый, едва слышный. Веста сделала пару шагов назад; мужчина опустился на колени, пару секунд пытался остановить кровь руками, но это не помогало. Пожалуй, впервые она увидела, как быстро человек теряет силы и саму жизнь. Под агентом расползлось алое пятно, в которое он и рухнул.
Завод встретил необычайно высокими потолками, хламом и запревшим воздухом. Здесь никого не было, но двигаться нужно было не менее осторожно. Еще неизвестно, как и где держали пленницу, и могли ли расставить ловушки на пути к заветному месту заточения. Одно утешало... скорее два. Два пистолета и метательные ножи. Больше оружия - больше шансов расправиться с остальными.
Миновав первый этаж, кое-где пробираясь по редким лесами из-за ненадежности или захламленности пола, Веста добралась до входа в подвал. Ну конечно, там никто никого не услышит. Дверь легко, даже без скрипа, открылась, впуская девушку в новое помещение. Вдалеке виднелся стул с привязанным к нему человеком, стоявший в какой-то до невозможности грязной луже, на нервы действовал писк крыс и какое-то монотонное гудение. В комнате было двое агентов, в руках одного из них - железная плеть. Мужчины развернулись к вошедшей и на секунду застыли. Они явно ожидали увидеть нее ее. Воспользовавшись заминкой, Веста пару раз выстрелила, задела плечо одного из противников и тут же скрылась за каким-то металлическим шкафом... по крайне мере, так он выглядел на первый взгляд. Следом прозвучали выстрелы, но пробить укрытие им не удалось. Одно хорошо - внимание от заложницы было полностью отвлечено.

+3

6

Годдард смотрела на ворвавшуюся обессиленно-безразлично. Возможно, Нэн бы очень обрадовалась такому повороту событий, если бы не та боль, которая мешала ей даже дышать. Выстрелы, последовавшие сразу после того, как девушка вошла, заставили Нэнс болезненно зажмуриться.
Слишком громко...
Когда она открыла глаза, увидела, что мужчина стреляет в металлический то ли сейф, то ли шкаф, но пули не в силах пробить его - недостаточно мощное оружие у вас, господа. На секунду девушке показалось, что они просто решили самостоятельно справится с вражеским агентом: никуда не сообщили, не получили никаких четких указаний, а теперь будут вынуждены за это ответить. Но делать выводов она не спешила. В конце концов. они были агентами, пусть и не лучшими в своем роде, но куда более профессиональными, чем сама Нэн.
Теперь Нэнси отлично понимала, что вошедшая - ее единственный шанс на выжить, и ей нужно было хоть как-то помочь, ну или во всяком случае умудриться не помешать.
С трудом Нэн повернула голову и увидела озлобленного блондина, хватавшегося за простреленную руку. Теперь он все понял и, пока его друг бесцельно стрелял по шкафу, за котором укрылась такое неожиданное для Годдард спасение, направил оружие в сторону пленницы.
- Вы серьезно? - он злобно и как-то не по-человечески рассмеялся, Нэнси пришлось приложить немало усилий для того, чтобы ее лицо не поменяло выражение, - я убью ее, а пытать возьмусь тебя - уверен, ты знаешь больше.
Ну зачем вы, злодеи, всегда рассказываете о своих планах?
Ей было страшно, и подобные мысли были самой тривиальной защитной реакцией, Нэн ходила по тонкой границе - еще немного и она ударится в истерику, но усталость и боль не позволяли ей этого сделать.
Годдард показалось, что говоривший вовсе не верит ни в успех своего выступления. ни в собственные слова. Тем не менее, мужчина подошел ближе и стволом пистолета провел по лицу Нэн, та не отстранилась, почувствовав, что холодный металл будто заставляет боль отойти на второй план... Ей хватило нескольких секунд для того, чтобы достать до руки ее палача и укусить его. От неожиданности он выронил оружие. Почти килограммовый пистолет упал девушке на колени, она дернулась от неожиданности: оружие упало с мутно-грязную жидкость - водой это назвать было просто нельзя - поднимая брызги, заставляя пленницу отвернуть голову в сторону.
Мужчина, наконец осознавший, что произошло, ударил Годдард по лицу. Но, казалось, подобных ударов было уже так много, что Нэнс перестала обращать на них внимание, и только головная боль, которая с каждой пощечиной лишь усиливалась, заставляла Нэн бессильно закрывать глаза. Так произошло и на этот раз...

Отредактировано Nancy Goddard (2013-04-28 13:58:02)

+2

7

Веста отстреливалась на автомате, и даже хуже: пока просто пряталась от вражеских пуль, ведь патронов было совсем не много. Не известно, что с пистолетами вытворял тот, кто сейчас покоился у входа, да вот только первое оружие уже отправилось почивать на пол. Выстрелы с другой стороны так же стихли и комната на мгновение погрузилась почти что в полную тишину. По крайней мере, таковой она казалась после продолжительного обстрела металлом о металл.
- Вы серьезно? - голос подал, по видимому, плохо задетый блондин; Валерия так тихо, как только могла, двигалась к другой стороне своего укрытия, ближе к пленнице, - я убью ее, а пытать возьмусь тебя - уверен, ты знаешь больше.
Лера уже аккуратно выглядывала из-за укрытия, пытаясь оценить обстановку. О, она прекрасно помнила, что о пленнике нужно помнить в первую очередь, но скованная девушка сама совершила удачный маневр, лишив агента оружия. Да уж, после падения в это болото оно работать вряд ли будет, эти импортные пушки больно прихотливы. Раздосадованный мужчина замахнулся и со всей душей ударил атаковавшую. Но ударить вновь ему не удалось - прицелившись, Веста пробила его голову из своего единственного пистолета. Тело рухнуло возле стула, поднимая  брызги, а кровь из раны начала смешиваться с тем темным подобием воды, что изобильно залило пол под заключенной. Учуяв запах железа, взбунтовались крысы.
В тот момент, когда раздались первые визги из клеток, Лера вернулась к другой стороне своего укрытия, дабы разобраться со вторым агентом. Но комната оказалась пуста.
"Сбежал... Вот черт! Трус. Осталось двое..."
Сунув все еще рабочий пистолет за пояс, танцовщица двинулась к пленнице и принялась отстегивать ее от стула. Кеды тут же промокли, впитав в себя смердящее болото. Но то, в каких условиях держали солдата, пугало не так сильно, как ее состояние. Веста отлично помнила Мариам, которую так же вызволяли из заточения Щ.И.Т.а. Тогда пленница вернулась слегка потрепанной, но в целом выглядела вполне здоровой, даже к врачам не обращалась. Сидящая же перед Лерой пострадала раз в десять больше.
- Ну и потрепали тебя, рядовая Годдард, - последние оковы с характерным звуком упали в мутное болото, из которого танцовщица поспешила убраться. - Ты, главное, идти сможешь? А если скажешь, что не сможешь, я скажу, что надо. Надо выбираться. Снаружи, полагаю, нас будут ждать... А может и раньше.
Пока Нэнси с трудом разминала отекшие руки, пытаясь хоть как-то привести свое тело в чувство, Веста принялась осматривать все места, где могло храниться хоть какое-то оружие.

+1

8

Очередной выстрел заставил Нэн дернуться и открыть глаза. На лице блондина застыла гримаса, отражающая всю ту озлобленность, что он скопил в себе за последнюю минуту и готовился выплеснуть на Нэнси.
Мир стоял на пороге раскола, трещал по швам. Это было концом света - временем, когда рушатся привычные устои. Обычно именно в такие моменты падают маски. Теперь, когда все испуганы и растеряны, не остается времени и сил на то, чтобы держать лицо. Так еще вчера герои становятся просто глупыми и честолюбивыми счастливчиками. Вся грязь этого мира теперь заметна, и больше не представляется возможным врать. Люди озлобленны, люди готовы бороться за никчемное равновесие, разрушать все вокруг, чтобы сохранить свою жизнь. Любые перемены неизбежно выплескивают на поверхность одну и ту же накипь: ненависть, звериный эгоизм, жестокость, которая кажется оправданной, но не имеет на самом деле никаких оправданий… Так было и сейчас. Люди переставали оставаться людьми, теряли свою человечность, но беспрестанно оправдывались.
Мужчина, глаза которого были налиты кровью, не успел удивиться прежде, чем его безжизненное тело глухо упало в отвратительную жидкость под ногами пленницы. Помещение окутала напряженная тишина - секундная передышка для той, чьи руки были связанны за спиной и давно затекли. Но уже через мгновение ее разорвал пронзительный писк крыс. И это было хорошо, это помогало пленнице чувствовать себя живой.
Незнакомка подошла к Нэнс, принялась отвязывать пленницу от стула. На дрожащих ногах Годдард встала, она была вынуждена держаться за стул - голова кружилась. Нэн хотела было поблагодарить за спасение, но слова застряли в горле, и Нэнси лишь натянуто улыбнулась.
- Ну и потрепали тебя, рядовая Годдард. Ты, главное, идти сможешь? А если скажешь, что не сможешь, я скажу, что надо. Надо выбираться. Снаружи, полагаю, нас будут ждать... А может и раньше.
Нэн кивнула, давая понять, что справится. Ну, а что ей оставалось?..
Вообще, человеческому организму свойственно активировать скрытые резервы в стрессовых ситуациях, бороться за существование, за каждый вздох. И сейчас, разминая затекшие руки и ноги, девушка готова была заставить свой организм исчерпать абсолютно все. Адреналин, выбрасываемый сейчас в кровь, давал силы двигаться.
"Я жива, жива..."
С трудом ей удалось поднести замерзшие палицы к лицу: слезы усталости мешались с кровью, текшей из разбитой брови и губы. Обессиленное тело дрожало, готовясь к предстоящим испытаниям. Вязкая, всепоглощающая боль затягивала, словно ил на дне реки, но теперь Нэн не могла сдаться. Девушка наклонилась, преодолевая отвращение, она запустила руку в карман пальто мертвого мужчины - ключ, которым еще час назад открывали шкаф, извлекая оттуда тяжелую металлическую цепь.
Она сделала несколько неуверенных шагов в направлении  объекта, послужившего укрытием для ее спасительницы. Расстояние в десять с небольшим метров она преодолела с трудом. Непослушные пальцы кое-как вставили в навесной замок ключ, спустя секунды тот с характерным грохотом упал на пол. Дверь сейфа со скрипом отворилась.
К разочарованию Нэн там не оказалось ничего, кроме кучи окровавлено-грязного тряпья, старых фотоснимков наручников и еще одной цепи.
"Ничего... Ни оружия, ни аптечки..."
Годдард принялась судорожно искать среди этого хоть что-то нужное. Зачем закрывать на ключ шкаф, где нет ничего полезного?.. На пол летело содержимое металлического саркофага. Отчаявшаяся Нэнс готова была смериться с неудачей, но одно неаккуратное движение - Нэнси случайно отклеила от внутренней стенки фото, откуда улыбался молодой человек, отдаленно напоминающий безжизненное тело, валяющееся в десятке метров от спасенной, за ней обнаружилась полость, где лежала флэшка. На всякий случай Нэнс отклеила и другие снимки, но ничего больше не обнаружила.
Она надеялась найти что-то, способное спасти им жизнь, но нашла то, что делает их куда более ненавистными противниками. Девушка не знала, что было на той флэш-карте и было ли там вообще что-то полезное. Но теперь Нэнс хотелось выжить для того, чтобы узнать...

Отредактировано Nancy Goddard (2013-05-02 02:08:52)

+1

9

Хлам, хлам, хлам... Не завод, а свалка металла: старого, проржавевшего и пропитавшегося чем-то отвратным. Уж не тем ли, что там, на полу, под стулом? И этот крысиный писк... В клетках жалось около трех-четырех десятков крыс и одной из самых раздражающих была мысль о том, что на всех этих тварей не хватит патронов.
Девушка хорошенько замахнулась и пробила ногой стенку одного из деревянных ящиков. В них покоился какой-то строительный мусор. Конечно, было глупо надеяться, что агенты привезли с собой хоть какое-то оружие. Хоть что-то. Это убежище было временным, явно лишь для пытки... Зато, обшарив периметр, танцовщица нашла новомодную камеру, установленную так, что идеально просматривалось и фиксировалось в память все пространство пребывания заложницы. Запись еще шла...
"Забыть главные улики. Забыть то, ради чего все и затевалось. Эти агенты слишком юны и всполошливы. И как они только попали в Щ.И.Т.?"
Веста достала и тут же спрятала уже отснятый материал с носителем, сам же девайс отправился почивать к своему владельцу - в мутное болото, поближе к крысам. Те, к слову, от резкого удара и всплеска еще больше запищали. Нервы девушки, напряженной и сосредоточенной именно на звуке, потихоньку начали сдавать.
Лера обернулась к освобожденной и пару секунд наблюдала за тем, как та разгребает завалы в железном... все же шкафу, пожалуй. Потом тихо, но вряд ли бесшумно, подошла ближе, наблюдая за выпадающими вещами. Вот это было больше похоже на правду. Хоть какой-то тайник. Правда полезного в нем - как в тех деревянных ящиках за спиной... И все же Нэнси удалось найти хоть что-то ценное - флешку, при том не просто так лежащую, а еще и спрятанную.
- Забирай, это мы посмотрим позже, -"я надеюсь, что посмотрим..."
Девушка поддела носком и приподняла какую-то куртку, выкинутую Годдард. На вес намного тяжелее, чем на вид. Веста мгновенно наклонилась к вещи и проверила все карманы.
"Ну хоть что-то..."
С каким-то победным выражением лица лейтенант извлекла два полных магазина с патронами, уже прикидывая, что они подойдут к отобранному пистолету. А это значит, что девушки еще не проиграли. Если у тебя есть оружие - у тебя есть шанс.
Лера тут же перезарядила свое огнестрельное, запаску сунула за пояс, а Нэнс протянула свой кинжал.
- На всякий случай... может пригодиться, - девушка еще раз осмотрела бывшую пленницу и осталась недовольна. Далеко так не уйдешь, а мучить уже изможденного человека было бы глупо - Годдард загнется, не преодолев и двух кварталов.
А вдруг снаружи их уже ждет целый отряд вражеских агентов? Или же, наоборот, путь чист, а те двое, что еще были живы, быстро удрали восвояси. Даже если они самонадеянно ждут их, все еще собираясь расправляться самостоятельно, - ни одна концовка не сулит мирного разрешения ситуации. Щ.И.Т. все узнает.
"Но важно ли, что узнает? Все равно война объявлена. Локи открыл первые карты. О нас все знают, просто не все еще в лицо узнают, но скоро начнут...". Вдруг так некстати вспомнились слова Норта: "...твои поклонники узнают приму в человеке с автоматом...".
Веста махнула головой, отгоняя дурацкие мысли, и через секунду приложила телефон к уху:
- Алан, Годдрад у меня. Новой информации у Щ.И.Т.а нет. Двое убиты, двое бежали. Возможно они снаружи, мы еще не выбрались. Ты по прежнему молчишь и сейчас же отправляешь за нами машину на... - девушка на секунду замолчала, задумавшись, и произнесла координаты на пол квартала левее от завода: так легче всего было выйти и добраться до места целыми.
Телефон померк и исчез в кармане, Валерия повернулась к сослуживице и в последний раз осмотрела свой пистолет.
- Ну что, Нэнси... Выдвигаемся. Пока что медленно и тихо, как будем на улице - сразу берешь влево и выжимаешь из организма последнее - нужно максимально быстро добраться до машины. Пошли.
С этими словами девушка скользнула в открытый дверной проем. Вновь заброшенный завод и тернистый путь к выходу. Выбраться отсюда, даже просто выбраться, будет не просто, если тебя до этого пару часов пытали. Но немного легче, если рядом есть помощь.

+1

10

Едва заметная, но вполне искренняя улыбка светилась на лице почти спасенной рядовой. Теперь ее мучения не выглядели такими уж бесполезными.
- Забирай, это мы посмотрим позже.
Годдард убрала находку в карман джинс. После чего приняла из рук девушки кинжал, благодарно кивнув. Нэн тряслись от холода, усталости и нервного перенапряжения, но, если в нее не выстрелят раньше, Нэнс теперь могла бы нанести противнику смертельный удар в случае необъяснимого везения, а даже самая минимальная надежда на успех уже очень неплохо.
Спасительница кому-то позвонила. Нэн не вслушивалась в разговор, знала только, о чем идет речь; стоя прислонившись к стене, она, обессиленно закрыв глаза, старалась собраться с силами, потому что назад идти нельзя.
- Ну что, Нэнси... Выдвигаемся. Пока что медленно и тихо, как будем на улице - сразу берешь влево и выжимаешь из организма последнее - нужно максимально быстро добраться до машины. Пошли.
Когда ты борешься за свою жизнь, становишься значительнее сильнее и морально, и физически. Каждая клеточка твоего тела выжимает из себя последние резервы, давая возможность сейчас зубами цепляться за каждый шанс, а потом упасть и понять, что все закончилось. Но порой даже этого оказывается недостаточно, и если обстоятельства складываются в крайней степени неудачно, как, например, сейчас, и остается уповать на удачу, отчаяние охватывает с ног до головы, парализует... Нэн готова была вопреки всему бороться до последней секунды, истязать себя столько, сколько этого будут от нее требовать.
Когда-то точно также она до последней капли отдавала себя тренировкам, терпела нечеловеческую боль, что бы потом улыбаться с пьедестала публике и членам жюри, сейчас она готова была поставить на кон все, чтобы улыбнуться в будущем хотя бы врачам...
Девушки вышли из подвального помещения, поднялись по лестнице, дверь была распахнута, будто кто-то в спешке забыл захлопнуть ее, тяжелая, металлическая, неприспособленная к тому, чтобы оставаться открытой. Перед глазами Годдорд предстал мрачный коридор, стены которого были плотно покрыты грязью явно неорганического происхождения, а местами плесенью, где-то с характерным звуком на пол падали капли воды, здесь было немного теплее, чем внизу, но воздух все еще был тяжелым, удушливым. Света здесь тоже практически не было, рядовая подняла взгляд к потолку: лишь одинокая лампа в самом конце туннеля скудно освещала окружающее пространство. Невольно девушка провела аналогию с тем самым светом, что, по слухам, приходится наблюдать покойникам, бредущим к вечному счастью.   
Нэн совершенно не помнила, как попала сюда, не помнила этих длинных омерзительно-грязных коридоров, не помнила многочисленных лестниц, преодоление каждой из которых давалось Нэнс с трудом. Девушка надеялась лишь на то, что ее спасительница сможет увидеть и ликвидировать врага раньше, чем он заметит их немногочисленную группу.
Человек, облаченный в длинное черное пальто, возник на их пути словно из ниоткуда. В любой другой момент Нэн сравнила бы этого высокого чернокожего агента с Блэйдом, но сейчас было не до шуток. Кажется, он знал, что они придут, ждал и точно не собирался выпускать их живыми.
После того, как несколько часов подряд ее тело безжалостно истязают, сил бояться не осталось, и несколько секунд Годдард смотрела на него взглядом, полным безразличия и холода, а потом в глазах пленницы вспыхнул огонь ненависти и нечеловеческой злобы. Чтобы быть борцом, нужно уметь ненавидеть. Нэн умела, а значит, еще далеко не все было потеряно. 
- Торопитесь? - высокомерно спросил вражеский агент.
Больше всего Нэнс не любила тех, кто болтает лишнего. Сама того еще толком не осознавая, импульсивная девушка метнула кинжал, что до этого момента крепко сжимала в руке, в сторону "Блэйда". Оружие попало в глаз мужчине - грузное тело с грохотом упало на пол.
Годдард никогда раньше не метала ножи, более того, была уверенна, что сделала все совершенно неправильно, затратив непозволительно много энергии. Но ненависть, завладевшая ее разумом в этот момент, не оставила вариантов.
- Подожди... - хрипло попросила Нэнс.
Голова кружилась в разы сильнее, Нэн оперлась на холодную грязную стену коридора, стараясь не смотреть в сторону трупа, она боролась с желанием осесть на пол.
"Я убила... человека", - Годдард слабо себе представляла, как теперь сможет спать по ночам.
Ей потребовалось около десяти секунд, чтобы продолжить движение.

+2

11

- Первое убийство? - Веста и так видела это по состоянию Годдрад, прекрасно помня и разделяя ее чувства. - Пол года назад я убила впервые, и это тоже был агент Щ.И.Т.а...
Едва уловимые слова поглотили стены. Девушка подошла к убитому и не без усилий вытащила свой кинжал. Протерла его и вернула рядовой - у нее отлично получилось управляться с этим видом оружия. Все же ситуация дает свое: измученный организм начал отдавать последнее, потрепанная психика удвоила реакцию и восприятие. Результат - лезвие точно входит в цель, прорубая глазное яблоко и поражая мозг. Остался последний противник, и, если он не вызвал подмогу, или не скрылся, как только вышел из этого коридора - ему не жить.
Девушки продолжили свой путь, выйдя в основной блок здания. Огромные железные конструкции, балки, перегородки... Легче было бы пойти по верхнему ярусу лесов, но для бывшей пленницы такие скалолазания стали бы едва преодолимым препятствием, посему приходилось идти землей, петляя и огибая прегражденный хламом путь. В таких-то завалах двигаться беззвучно не получалось даже при огромном желании. Валерия уж было подумала, что бежавший агент скрылся, возможно, что он уже у себя на базе. Но, подойдя к последней двери, так самоуверенно или бестолково оставленной открытой, лейтенант услышала встревоженный голос снаружи:
- База!... База, Михаэль! Ну работай же, тупая техника! - глухой удар о землю. - Меня слышно? У нас чп...
Веста уже целилась из-за приоткрытой двери. Противник прятался за круглыми жестяными баками, но сейчас явно забыл о первоначальной цели укрытия и безуспешно пытался привести в чувство рацию. Целиться в едва выглядывающую макушку было сложно.
"Я ведь не могу его просто так оставить. Или позволить бежать."
И она выстрелила. Пуля прошла в каком-то миллиметре от вовремя опущенной головы, агент мгновенно мобилизовался, схватив свой пистолет, и ответил парой патронов, угодивших в дверь. Она, к слову, была не лучшим укрытием, равно как и баки вражеской стороны, но тратить драгоценный заряд на возможность пробить металл было бы глупо.
Годдард стояла чуть поодаль, так же внутри помещения, но до нее пули бы в любом случае не достали. Дав ей короткий сигнал оставаться на месте, Лера съехала спиной по двери и еле-еле высунулась, дабы оценить ситуацию. Противник намертво засел в своем укрытии, отстреливаясь как-то фанатично, не жалея уже третий магазин. Веста за все время обстрела почти не показывалась, лишь вначале позволяя агенту наблюдать свое присутвие, давая ему шанс хоть как-то задеть ее.
"Еще пять секунд... Еще две. Одна."
Танцовщица выпрямилась, вынырнула из укрытия и трижды поразила противника. Как и предполагалось: за время обстрела он совсем забыл о своей безопасности и слишком смело высунулся из-за своего укрытия.
Путь до нужной машины показался слишком коротким. Все же, в этот раз встреча с агентами оказалась на редкость легкой, если сравнивать с тем, что действительно могут представители Щ.И.Т.а. Эти юные парни, пусть и были сильны, и целиться умели, да на деле оказались равны как раз таки рядовым Армии Локи. Вот только Веста не знала, хорошо это, или не очень...
- Королевский госпиталь, второй запасной вход.
Девушка повернулась от водителя к спасенной:
- Ты крепкая, очень хорошо, - хотя внешний вид Нэнси сейчас пугал танцовщицу еще больше. - Только не теряй сознание! Сейчас же подлатаем тебя, будешь как новенькая. Наш врач, тоже из Армии, мастер своего дела.

+1

12

Саднящая боль в мышцах уже не могла остановить девушку. Нэнс не чувствовала пространства вокруг себя: испуганная, уставшая, замерзшая, она думала только о том, что сейчас, через несколько минут, все, наконец, закончится. От нее требовалось взять себя в руки, и Годдард прилагала для этого максимум усилий: все еще двигалась, все еще понимала, что происходит вокруг, все еще... однако, тонкая нить связи с реальностью с каждым мигов все ускользала и ускользала.
Пока ее спасительница старалась убить агента, Нэн, совершенно забыв о безопасности, стояла в той же комнате, что и враг, не прячась, лишь обессиленно облокотившись на холодную стену. Но ей сегодня везло, совершенно случайно выбранная позиция оказалась на самом деле далеко от линии огня. Рядовая не хотела, да и не могла совершать лишних движений, во время перестрелки девушка даже не пыталась смотреть в сторону противоборствующих сторон. Нэнс просто ждала, когда все это закончится, и ей скажут продолжать движение.
Когда все закончилось и выстрелы перестали провоцировать приступы резкой боли, девушки направились в сторону выхода. Годдрад уже с трудом различала окружающее пространство, бездумно следуя за той, кому обязана теперь жизнью. Нэнси отлично помнила главное - сразу после того, как они покинут стены этого полуразвалившегося здания, придется выжимать из организма последнее, рядовая не была уверена в том, что еще может это сделать... но она смогла.
Падая на заднее сидение машины, Нэн уже отчетливо понимала, что все закончилось. Это вызывало обессиленную улыбку на лице; голос спасительницы звучал глухо и как-то очень далеко:
- Королевский госпиталь, второй запасной вход. 
Годдард понятия не имела, зачем им понадобилось туда. Впрочем, какое это теперь имело значение? Она была жива, чувствовала боль каждой клеткой тела, а с трудом гнущиеся пальцы сжимали флэшку, которая, возможно, даже не содержала ничего полезного.
- Ты крепкая, очень хорошо, - когда-то при более располагающих обстоятельствах точно так же говорил ее тренер - Только не теряй сознание! Сейчас же подлатаем тебя, будешь как новенькая. Наш врач, тоже из Армии, мастер своего дела.
В этом Годдард не видела особой необходимости - многочисленные ушибы, наверняка, простуда, кровоподтеки, но Нэн не была ранена, а значит, не нуждалась во врачебной помощи, да и не любила она врачей. Но возражать не осталось сил.   
"Не теряй сознание..."
И она не потеряла. В кровь кусала губы и впивалась ногтями в ладони, не видала ничего вокруг... но оставалась в сознании, хорошо различала музыку безразличного ко всему Нью-Йорка: шум колес, разговоры прохожих, музыку, доносившуюся из открытых кафе...

+1

13

ЗАКРЫТО

0


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 05.05.2016 Предел риска (X)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC