Наша группа ВК
Таймлайн

Vesta : Ramirez
Kravetz
Добро пожаловать в прекрасный Мидгард, который был [порабощен] возглавлен великим богом Локи в январе 2017! Его Армия долго и упорно шла к этой [кровавой резне] победе, дабы воцарить [свои порядки] окончательный и бесповоротный мир для всех жителей Земли. Теперь царство Локи больше напоминает утопию, а люди [пытаются организовать Сопротивление] счастливы и готовы [отомстить Локи и его Армии за их зверства] строить Новый мир!
В игре: 12.2017 | NC-21 | Эпизодическая система

Loki's Army

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » Май, 2016 Forever midnight (Don't resist) (Х)


Май, 2016 Forever midnight (Don't resist) (Х)

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Название эпизода
Forever midnight (Don't resist)
Время игры
Май, 2016
Персонажи
Peter Vincent (aka John Smith), Lady Loki (aka Loki Lafeyson)
Место действия
Hard Rock Hotel & Casino, Las Vegas
Описание
Обычный вечер в городе, утопающем в огнях. Ничем не примечательно шоу в одном из казино. Мужчина на сцене и благодарный зритель в ложе, желающий близкого знакомства. Могущественный трикстер в женском обличье и маг на сцене, оказавшийся таковым в жизни. Что принесет совместная ночь для двух существ, так далеких от мира людей, с их мирскими проблемами и страхами?
Очередность
Peter Vincent (aka John Smith)
Lady Loki (aka Loki Lafeyson)

Music: Queen Of The Stone Age – Sick, Sick, Sick

0

2

...Очередной удачный вечер и еще одно превосходное выступление. Шквал аплодисментов, крики толпы, кроваво-алые розы и вычурные безделушки от поклонников. Томные вздохи женщин в первом ряду, сальные взгляды парочки толстых янки из ложи, самодовольная ухмылка продюсера шоу. Даже группа девочек-подростков, каким-то чудом пробравшихся в зал, с хвалебными плакатами. Шоу прошло великолепно, впрочем, как всегда.
   Лучи софитов были сосредоточены на высокой фигуре мужчины, стоящего посреди сцены. Он улыбался и приветственно махал руками влюбленной в него публике. Великий маг и кудесник, способный сотворить настоящее волшебство на сцене. Непревзойденный спиритуалист и знаток оккультизма. Питер Винсент собственной персоной.
   В рекламе его нового шоу зрителю обещали несравнимые ни с чем впечатления и бурю эмоций. Вампиры, захватившие юную деву для своих обрядов, сатанистская символика и пентаграммы на сцене, потоки крови, огонь и эффектное уничтожение дьявольских отродий. Первые ряды будут засыпаны пеплом, забрызганы кровью – спешите испытать это на себе, дамы и господа! "Ночь Страха" ждет вас! После этого шоу вы не сможете смотреть на мир прежними глазами.
   Питер последний раз поклонился публике и, щелкнув пальцами, исчез со сцены в клубах дыма под удивленные и восхищенные возгласы зрителей. Как легко и приятно дурачить людей. Все лежит на поверхности и происходит прямо у них перед носом, но никто не хочет видеть правду. Человечество любит обманываться и верить в то, во что хочет. Долгие годы Питер использует эту бесспорно великолепную особенность людей себе во благо. Что может быть лучше развлечения, за которое тебе к тому же и платят?
   Оказавшись в своей гримерке, мужчина устало вздохнул и, оперевшись руками о стол, посмотрел на свое отражение в зеркале. Огромные карие глаза, как будто очерченные углем, длинные черные волосы, придающие образу некую готичность. Питер провел пальцами по своему подбородку, перебирая пальцами небольшую бородку и усы. Так он выглядит старше, что неплохо для образа в целом. А вот черный лак на ногтях выводил мужчину из себя, но продюсер шоу посчитал, что это будет тем штрихом, который придаст его образу завершенность и необходимую мрачность.
- Гореть тебе в аду, Макс. – тяжело выдохнув, произнес маг, - Три шоу в день в течении пяти  месяцев, черт бы тебя побрал, ублюдок.   
   Мужчина еще раз взглянул на свое отражение и открыл дверь гримерки. Напротив, облокотившись спиной на стену, стояла молодая женщина. Артист решил, что это уже слишком. Куда смотрит его охрана, которой он платит баснословные деньги? Мало того, что в зал все время проникают малолетки, а самого Питера забрасывают идиотскими и порой просто возмутительными предложениями, так еще и обыкновенную группи никто не заметил.
- Милочка, иди-ка ты лучше домой. – Стараясь скрыть раздражение, сказал мужчина, - Мне совсем не интересно то, что ты хочешь мне предложить.
   Питер окинул незнакомку оценивающим взглядом. Если бы не тяжелый ужин, он бы не отказался попробовать вишенку на десерте, который сам шел к нему в руки. Фигура у девушки была что нужно, а удачно подобранный наряд только подчеркивал все достоинства и скрывал недостатки, в наличии которых Питер сомневался. Выразительные серые глаза и пухлые губы, мраморная кожа и обрамляющие лицо темные волосы – просто конфетка. Жаль, что сегодня ему совсем не хотелось сладкого.
- Ты глухая или просто тупая? Джинджер! – девушка видимо не собиралась следовать совету Питера и убираться восвояси, - Проводи эту дамочку к выходу!, - артист подал знак охраннику, подоспевшему на его зов, - И, кстати, ты уволен!
   Не дожидаясь вопросов и не давая больше каких-либо разъяснений, Питер направился в конец коридора к лифту. Единственное, о чем он  сейчас мечтал, это упасть в кресло и наблюдая за ночным городом, попивать что-нибудь крепкое и обжигающее. К примеру, абсент.
   Двери лифта с характерным звуком разъехались в стороны, и мужчина оказался в своей квартире, занимавшей последний этаж отеля, в котором он  давал представление. Длинный холл напоминал собой музей Темных Искусств. Все помещение было уставлено стеллажами. Под стеклянными колпаками красовались различные артефакты, привезенные из разных уголков земного шара. Тут были древние клинки с резными рукоятями, кубки и кресты, украшенные драгоценными каменьями, старинные книги и манускрипты, доспехи и холодное оружие. На стенах красовались гобелены с апокалиптическими сюжетами.
   Миновав холл и гостиную, Питер направился к бару, по пути стягивая с себя кожаный плащ. Отбросив его в сторону и выхватив с полки бутылку абсента, он вытащил пробку зубами и положив в стакан несколько кубиков льда, щедро плеснул зеленой жидкости. Пусть сегодня ему явится зеленая фея – хоть какое-то развлечение.
   С бутылкой алкоголя в одной руке, и бокалом в другой, Питер направился в гостиную, с единственным желанием попытаться напиться и послать весь этот мир к чертовой матери, а может и дальше. Но не сделав и пары шагов, он застыл на месте, вглядываясь в полумрак гостиной и силуэт, расположившийся в кресле. Незваный гость. Вечер становился все интереснее.

On stage

http://s3.uploads.ru/t/T6eYl.jpg
http://s3.uploads.ru/t/4NToz.jpg
http://s2.uploads.ru/t/TlIwf.jpg

Отредактировано John Smith (2013-04-11 20:33:30)

+7

3

Лас-Вегас был порочным городом, тем самым местом, где положено предаваться своим слабостям. Ничего удивительного, что Локи так тянуло туда. Каждый раз визит в Город Второго Шанса оставлял приятные воспоминания, потому богиня возвращалась сюда снова и снова. В этот раз кульминацией своего приезда она решила сделать шоу некоего Питера Винсента, который в многочисленных брошюрах и на рекламных плакатах нарекал себя непревзойденным колдуном и спиритистом. "Посмотрим, что смертные привыкли называть магией" - думала она с насмешкой.
Шоу оказалось красивым. На сцене происходило бурное действо, поклонники великого мага ликовали и громогласно изъявляли свои восторги, и Локи наблюдала за всем происходящим с ироничным любопытством. Что именно делает этот человек? Его фокусы приятны глазу, но знает ли он вовсе, что за символы использует? Люцифер... Тот, кого так называли... Кажется, он сейчас находится в Хельхейме.
Кстати, об "этом человеке". Леди решила, что желает познакомиться с ним поближе. Ей нравилось, как он дурил всех, водил за нос обожающую его публику. Ей нравились его огромные карие глаза и их пронзающий взгляд. Что скрывается за образом мужчины в коже и амулетах, под всей этой видимостью темного могущества? Чем он может удивить на самом деле?
После выступления Локи без особых трудностей (спасибо настоящей магии) проникла к гримерке. Артист уже был внутри. Она прислонилась спиной к стене и стала ждать. Какова же тебе цена, великий и ужасный Питер Винсент? И оправдываешь ли ты эту цену?
Когда дверь гримерной открылась, Леди увидела его. Смертный явно был не рад ее присутствию, если не сказать больше.
- Милочка, иди-ка ты лучше домой. – безуспешно скрывая раздражение, велел Винсент, - Мне совсем не интересно то, что ты хочешь мне предложить.
"Разумеется, тебе интересно" - подумала богиня, продолжая ухмыляться.
Локи почувствовала, как ее беззастенчиво раздевают взглядом. О, тебе чудится, будто у тебя уже все было, наивное создание...
- Ты глухая или просто тупая? Джинджер! Проводи эту дамочку к выходу! - артист подал знак охраннику, подоспевшему на его зов, - И, кстати, ты уволен!
Питер стремительно удалился, и Локи с улыбкой посмотрела на мужчину по имени Джинджер.
- Он не слишком воспитанный человек, правда? - вздохнула она.
- Прости, милая. Тебе придется уйти, - сказал громила, кладя ладонь на плечо Леди и подталкивая к выходу.
- Нет, - просто ответила она и резко воткнула материализовавшийся у нее в руке кинжал в бок несчастного смертного, - извини. Не люблю, когда кто-то встает на моем пути, - мягко сказала она умирающему мужчине.
Леди переместилась и оказалось в гостиной квартиры Питера Винсента. Кажется, он сам только что пришел, она могла слышать его шаги в соседгней комнате. Недолго думая, богиня расположилась в кресле и вновь стала ждать. На софе неподалеку лежал кожаный плащ. Сложив дважды два, Локи довольно улыбнулась.
Артист вошел в гостиную с бутылкой спиртного и стаканом. Заметив богиню, он остановился, пытаясь разглядеть незваную гостью.
- Мне не понравилась твоя грубость, - произнесла она, кладя ногу на ногу. Неясная ухмылка блуждала на ее губах.
Теперь настала ее очередь оценивать взглядом, чем Локи и занялась. Настоящие ли эти татуроивки? Не сотрутся ли они, если она проведет по ним пальцами? Или языком? Она очень в этом сомневалась. Что вообще в этом человеке настоящее?
Ему неинтересно, что она хочет ему предложить. Это обидно, но ведь суть совсем не в том. Ее интересовало, что может предложить Питер Винсент.

+7

4

...Питер прищурился, пытаясь рассмотреть фигуру в кресле. Подходя ближе, он сначала различил только длинные ноги в туфлях на высокой шпильке, после его взору предстали великолепные бедра и грудь с глубоким декольте, а потом он увидел улыбку и глаза. Знакомая незнакомка.
- Мне не понравилась твоя грубость, - произнесла она, кладя ногу на ногу. Женщина улыбалась и пристально рассматривала мужчину, как будто пытаясь вскрыть его грудную клетку и посмотреть, что внутри.
   Маг ухмыльнулся и уселся в кресло напротив, перекидывая одну ногу через подлокотник.
- А кого к черту интересует, что тебе нравится, а что нет? - Питер сделал глоток и скривился, шумно выдохнув. Небеса сегодня послали ему непокорную волчицу, вместо покладистой кошечки. Неужто придется учить ее уму разуму? Видимо, вечер наедине с выпивкой и огнями Вегаса откладывался.
- Ненавижу эти брюки, в них жутко неудобно, - мужчина опустил руку на свой пах, пытаясь облегчить страдания своего тела. После тщетных попыток, он устало опустил руку с бокалом, и посмотрел на свою непрошеную гостью.
- Я тебе уже говорил, мне не интересно то, что ты хочешь мне предложить. Не знаю, как ты сюда попала, но проваливай по добру по здорову. – он хищно улыбнулся, поднимаясь с кресла и снова направляясь к бару. – Пока я добрый.
   Питер спиной чувствовал ее взгляд на своей спине. Мужчина положил в свой бокал еще льда, и долив абсента , оставил бутылку на барной стойке, возвращаясь на прежнее место напротив собеседницы. По дороге он стянул с себя парик и взъерошил волосы. Дамочка внимательно следила за ним, не переставая улыбаться.
- Образ. – ответил на ее взгляд Питер, снова усаживаясь в кресло, - Все не настоящее. Водить за нос – так во всем. – он отклеил свои усы и бороду, - Зачем я тебе это говорю?
   Мужчина посмотрел в окно: где-то внизу копошились люди, кто-то радовался своего выигрышу, большинство же пыталось прийти в себя после оглушительного поражения. За углом есть отличный стриптиз-бар, где что не день – новая танцовщица, одна краше другой. Столько лет прошло, а этот мир не меняется. Людям по-прежнему нужные деньги, удовольствия и неоправданный риск. Денег в жизни Питера было столько, что не пересчитать. Удовольствия тоже имелись в избытке. А вот с риском дела обстояли куда сложнее. Чем может рисковать такой человек, как он? Разве что своим добрым именем. Маг хмыкнул и улыбнулся. Его имя никогда не было добрым и светлым, ни в прошлой жизни, ни в этой.
   Питер перевел взгляд на свою гостью. Что-то знакомое было в этой женщине. От нее исходила сила и уверенность в себе, которой он так давно не встречал в мире смертных. Интересно, можно ли ее сломить? Стоит ли идти на такой риск? Определенно.
- О! Не нужно сверлить меня таким взглядом, малышка. – Питер осушил свой стакан и бросил его за спинку кресла, наслаждаясь звоном бьющегося стекла и улыбаясь, - Таким как ты больше идет покорность во взгляде.

Second view

http://media.tumblr.com/tumblr_lrqha5ovPV1qipege.gif
http://25.media.tumblr.com/332afd2376165cb552496880e623bac5/tumblr_mh1emhVxzW1qe8iu2o1_500.gif
http://www.afterelton.com/sites/www.afterelton.com/files/2011/10/frightnighttennant.jpg

Отредактировано John Smith (2013-04-11 20:33:47)

+3

5

Локи продолжала наблюдать за Винсентом. Он уселся в кресло, перекинув ногу через подлокотник.
- А кого к черту интересует, что тебе нравится, а что нет?
Ухмылка Локи стала еще шире. До чего же грубый смертный. Кажется, я даже со своими подданными общаюсь куда более тактично. Следующий жест, направленный на комфорт в области промежности, и вовсе был куда более кричащим. Разумеется... Он ничего не делает наполовину. Производить впечатление - так как следует!
- Я тебе уже говорил, мне не интересно то, что ты хочешь мне предложить. Не знаю, как ты сюда попала, но проваливай по добру по здорову. – он хищно улыбнулся, поднимаясь с кресла и снова направляясь к бару. – Пока я добрый.
Долив себе абсента, Винсент стянул с себя парик, прежде чем снова рассесться в кресле. Локи торжествовала. О, посмотрите, сколько в нем от трикстера. Давай же... Ты знаешь меня, я уверена в этом. Ты знаешь столько разных бесполезных божеств. Несуществующих божеств, канувших в лету. Ты должен знать и то, что истинно. Ты должен знать мое имя.
- Образ. – ответил на ее взгляд Питер, снова усаживаясь в кресло, - Все не настоящее. Водить за нос – так во всем. – он отклеил свои усы и бороду, - Зачем я тебе это говорю?
"Потому что где-то в глубине души понимаешь, что перед тобой" - ответила про себя Леди. В таком виде мужчина нравился ей куда больше, хоть она и почитала умение обманывать и наслаждаться этим. Ей нравились острые черты его лица, длинная шея, почти изящные запястья, даже нахальный тон его голоса. Он казался ей редкой бабочкой, которая сама с радостью летела в ее сачок. Питер поддразнивал ее, распалял ее интерес. Так и просился в ее руки. Ведь как трикстеры воспринимают чужие слова? В предложении "не делай!" они в упор не слышат частицу "не". Ты хочешь, чтобы я ушла? Тогда я подойду так близко к тебе, как только смогу.
- О! Не нужно сверлить меня таким взглядом, малышка. – Питер осушил свой стакан и бросил его за спинку кресла, наслаждаясь звоном бьющегося стекла и улыбаясь, - Таким как ты больше идет покорность во взгляде.
- Покорность? - подала голос Локи. Она звучала насмешливо и самоуверенно. Леди чувствовала себя в своей тарелке.
Она поднялась и направилась в сторону Винсента, обогнув его кресло и за его спиной заставив бокал стать вновь целым, наполниться абсентом и оказаться в ее руке. И что ты знаешь о таких, как я? Игра началась. Богиня могла лишь догадываться, к чему она приведет, ведь она даже не была уверена в своей конечной цели. Она будто разгадывала какую-то мидгардскую загадку: сам процесс развлекал ее не меньше, чем возможный непредсказуемый результат.
- Покорность?.. - она провела ладонью по деревянной окантовке спинки кресла, выходя из-за него и представая перед мужчиной, - что-то вроде этого? - она слегка склонилась над Питером, протягивая ему бокал с выпивкой и проникновенно глядя в его глаза. Ее взгляд выражал полное смирение и готовность исполнить любую прихоть. Локи наклонилась еще ниже, она почти могла почувствовать запах Винсента, - образ. Я могу изобразить все, что угодно. Но никогда, никогда покорность в моих глазах не будет искренней.

+4

6

- Покорность? – она поднялась и обошла кресло, в котором сидел Питер.
   Поток чужой магии полоснул холодным лезвием по его органам чувств. Винсент расплылся в улыбке. Значит, ему не показалось, он не потерял нюх. Его гостья не была человеком. Можно не стесняться и открыть карты, оставив козыри на потом. Какова будет ставка, дамы и господа?
- Покорность?.. - она провела ладонью по деревянной окантовке спинки кресла, выходя из-за него и представая перед мужчиной, - что-то вроде этого? - она слегка склонилась над Питером, протягивая ему бокал с выпивкой и проникновенно глядя в его глаза, - образ. Я могу изобразить все, что угодно. Но никогда, никогда покорность в моих глазах не будет искренней.
- Посмотрим, что ты можешь, - Питер взял бокал из ее рук и, сделав глоток, всем телом подался вперед, касаясь ее губ изучающим поцелуем. Вкус абсента на губах мешал распробовать ее магию, но легкие нотки чего-то  древнего и холодного Винсент все же смог распознать. Ставки сделаны.
- Что-то вроде этого. – Питер крепко ухватил ее за волосы на затылке и, поднявшись с кресла, поволок женщину в сторону спальни. Если она хочет поиграть, что же – он удостоит ее такой чести. Они сыграют партию, которую она еще не скоро забудет.
    Швырнув безвольное тело на постель, он магией заставил ее тело перевернуться и принять коленопреклоненное положение. Еще несколько усилий – и вот ее шея и кисти во власти металлических оков, соединены цепями, надежно удерживающими ее тело на месте. Слово - и из одежды на ней остается только белье. Руки заведены за голову и подняты вверх, голова зафиксирована. Единственное, на что она способна – это сжимать пальцами свои оковы и слегка поворачивать голову.
   Сжав ее волосы на затылке в кулак, Питер резко дернул ее голову на себя, впиваясь в губы агрессивным поцелуем. Сейчас она в его власти и будет следовать за ним, какое бы направление он ей не задал. Он просто сминал ее губы и язык, не давая проявить какую-либо инициативу. Он готов был выпить ее всю. Непокорность и сила, пьянили. Питер всем телом чувствовал, как магия течет по ее венам, бурля и пенясь от невозможности найти выход. 
   Резкая боль пронзила его губу, и маг мгновенно прервал поцелуй и отстранился.
- Тварь, - он со всей силы ударил женщину по лицу, с удовольствием отмечая, что с первого раза рассек ей губу, - Не вздумай повторить нечто подобное еще раз.
    Питер снова втянул свою пленницу в поцелуй. Его кровь мешалась с ее кровью, принося невероятное ощущение чужой силы. Холод и пустота – вот чем была наполнена душа существа, бывшего сейчас в его руках. Вечная тьма. В порыве невиданной щедрости маг решил поделиться частичкой своей энергии и силы, показать ей, на что она невольно согласилась, оказавшись на его пути. Пусть она услышит барабаны, отбивающие древний утерянный ритм в его голове, пусть почувствует пульс жизни, жаром струящийся по его телу. 
   Почувствовав еще один укус, но не такой сильный, как в предыдущий раз, Питер остановился и решил, что с лирикой пора заканчивать. Движение кистью, и цепи гремят и натягиваются сильнее, поднимая руки выше,  заставляя ее сильнее прогнуться в спине. Женщина тяжело дышит и не перестает кривить губы в подобии улыбки.
- Ты не будешь говорить… - Питер накрыл ее рот своей ладонью, -…пока я не позволю, - ее глаза широко раскрылись и в их уголках выступили слезы. Еле слышный стон то ли боли, то ли удивления. Не сопротивляйся. Сегодня ей будет больно, но эта боль будет сладкой.
   Мужчина убрал руку и его взору предстали великолепные пухлые губы, сшитые алой нитью. Питер заворожено провел по шву кончиком языка, слизывая выступившие капли крови. В его саду в эту ночь расцвел редкий цветок – кровоточащая роза. Колючий взгляд, острый язык, и гладкие шелковые лепестки кожи, источающие головокружительный аромат.
   Питер щелкнул пальцами и в его руке материализовался букет роз, подаренный ранее кем-то из фанатов по окончании шоу. Бутоны ласкали ее кожу прикосновениями, очерчивая линию скул, плеч и спускаясь вдоль ее позвоночника к пояснице. Взмах – и шипы впиваются в кожу, оставляя на коже алые полосы. Удар за ударом, и спина превращается в кровавое месиво. Удивительный коктейль, в котором не хватает всего одного ингредиента, придающего особую пикантность напитку из боли и сладости. Несколько слов на забытом языке и струя зеленной жидкости стекает вдоль ее позвоночника, мешаясь с кровью в изгибе поясницы. Маг припадает губами к этой чаше, с наслаждением пробуя на вкус новый рецепт напитка жизни. Священный Грааль, наполненный до краев абсентом и пульсирующей магией, такой же древней, как и его сила. Голова идет кругом, взгляд туманен, а мысли путаются. Все, как в его книгах, хранящихся долгие годы под замком, вдали от любопытных глаз. Обмен силой. Снять пробу должны оба.
   Мужчина обошел свою жертву. Из облака синего дыма в его руках появились кубок с абсентом и кинжал с зазубренным лезвием. Сделав продольный разрез на своем запястье, он пустил струю темно-бардовой жидкости в золотую чашу. Питер провел ладонью по ее губам, заставляя исчезнуть швы и следы от них. Теперь ничего не указывало на то, что минуту назад ее губы крепко были скреплены шелковой нитью
- Для тебя самое лучшее, дорогая, - Питер круговыми движениями смешал жидкость в кубке и поднес его к ее губам, - Хочешь попробовать?

Отредактировано John Smith (2013-03-26 16:14:22)

+6

7

Смертный ли ты вовсе?.. - задавалась вопросом Леди, целуя Винсента. Она знала, что поцелуй будет его следующим шагом, ведь это такое естественное развитие событий, что бы он там не говорил про свою вящую незаинтересованность. Разумеется, он не смог устоять. Локи была еще тем суккубом. Дьявол в женском теле, она знала, как совращать и склонять к тому, что в Библии зовется смертным грехом. Она любила это. Она потребляла секс, она пользовалась им, как орудием манипуляции, она наслаждалась им, как доказательством своей власти над чужим сознанием.
- Что-то вроде этого, - Питер схватил богиню за волосы и потащил в спальню.
Что ж, это было просто.
Однако, следующего поворота событий Леди никак не могла предположить. Оказавшись на кровати, она вдруг потеряла контроль над своим телом. Она ощутила себя марионеткой, когда рухнула на колени перед Винсентом. Поток чужеродной магии поглотил ее волю, и Локи оказалась закованной в цепи, лишенной возможности двигаться. Она потеряла дар речи. Богиня была застигнута врасплох. Она не понимала, кто перед ней, что за сущность. Его колдовство было ей незнакомо, и это невероятно пугало ее... и интриговало одновременно.
Стянув ее волосы в кулак и резко дернув ее голову на себя, Питер впился в губы Леди жестким поцелуем. Его горячие губы почти обжигали ее, наполняя доселе неизвестным чувством. Она ненавидела его. Она приветствовала его с распростертыми объятьями. Она не могла смириться с собственной беспомощностью, магия Винсента явилась ей неразгаданной тайной, и Локи не знала, как ей противостоять. Она чувствовала, как вместе с неизебжной похотью в ней поднимается злость, и давая выход своим ощущениям, что есть силы прикусила губу колдуна, и тот сию секунду отстранился.
- Тварь, - он со всей силы ударил женщину по лицу, рассекая ей губу, - Не вздумай повторить нечто подобное еще раз.
Он вновь прильнул к ее губам, и она вкусила его крови, смешанной с ее собственной. Кровь - это ответ. Она слышала звук барабанов, отбивающих ритм в четыре четверти, и чувствовала течение веков в этом вкусе. Что-то древнее и могущественное. Я доберусь до твоей сути. Распаляясь, она вновь укусила его. Характерная сладкая тяжесть расползалась внизу ее живота. Игра становилась опасной, ставки росли, и Локи была готова пойти ва-банк.
Мужчина вновь прервал поцелуй, и цепи натянулись еще сильнее. Леди улыбалась, тяжело дыша, испытующе глядя на Винсента. Ты на многое способен, теперь я это вижу. Но я все еще остаюсь существом из высшего мира. Что ты можешь мне противопоставить? Что есть ты?..
- Ты не будешь говорить… - Питер накрыл ее рот своей ладонью, - …пока я не позволю.
Локи слабо простонала от пронзающей ее губы боли. Она чувствовала, как ее кожу наживую сшивают, и ее магия жгла ее изнутри, стремясь вырваться наружу, защитить ее от боли, но колдун блокировал ее. Какая ирония! Зашитый рот... Неужели один из мифов смертных обо мне претворился в жизнь!.. Винсент провел языком по окровавленным нитям, и Леди прикрыла глаза. Одинокая слеза скатилась по ее щеке. Богине было больно, но это было почти приятно. Ее было не сломить и не напугать болью. Она знавала вещи намного страшнее страданий тела.
В руках мужчины появились розы. Романтика. Лепестки ласкали ее кожу, и Локи вновь закрыла глаза. Удар - и ее спина непроизвольно прогибается. Еще удар, еще и еще, и Леди глухо стонет сквозь сшитые губы, снова и снова, и еще удар, разливающийся пульсирующим желанием по ее телу. И вот абсент стекает по ее спине, обжигая свежите раны, и Винсент пробует на вкус этот коктейль, пока богине почти до дрожи хочется податься навстречу этим губам. Испей меня, познай мою силу. Это твой шанс прикоснуться к божественному.
Когда сладкая мука закончилась, Винсент вновь возник перед взором Локи. В его руках появились чаша с абсентом и нож, которым он сделал порез на своем запястье. Манящая темно-красная жидкость потекла в кубок, и у Локи перехватило дыхание.
О, да.
Питер провел ладонью по губам Леди, и боль, о которой она уже успела позабыть, окончилась. Она инстинктивно облизнулась, будто желая удостовериться, что ей не показалось.
- Для тебя самое лучшее, дорогая, - Питер круговыми движениями смешал жидкость в кубке и поднес его к ее губам, - Хочешь попробовать?
Локи принялась жадно пить, будто наткнулась на оазис посреди пустыни, по которой бродила сотни лет. Она делала крупные глотки, и смесь стекала по ее подбородку, капая на грудь. Кровь - это сама жизнь, текущая в наших венах, это ее великое таинство, разгадать которое могут очень немногие. Магия крови - темнейшее колдовство, и в этом искусстве трудно сыскать кого-то могущественнее трикстера. Богиня жадно пила саму суть того, чем являлся Питер Винсент, до самой последней капли.  Я познаю тебя. Жидкость горела у нее внутри, и это было поразительное чувство - словно пожар, зародившийся глубоко во льду.
Когда кубок опустел, и Питер отнял его от ее лица, богиня посмотрела на мужчину тем самым взглядом, выражающим покорность и смирение. Эти глаза врали так, как не умели врать ни одни уста в девяти мирах. Я так благодарна, Господин. Ты опоил меня своей магией. Я переполнена ею, она стекает по моей шее, она внутри меня, смешивается с моим естеством. Чувствовать тебя во мне... Великолепно. И ты вручил мне оружие. Ты ведь знал, на что шел, верно?
Пропитавшись силой Винсента, магия Локи прорвалась наружу. Она будто нашла потайной ход, брешь в обороне, она словно утекла с подземной рекой, минуя каменные стены своей темницы, тихо и незаметно. Леди не дернулась, она продолжала со смирением смотреть на Питера, когда на его спине сами собой начали появляться глубокие царапины от ее ногтей. Она впивалась в его лопатки, раздирая их до мяса, медленно, с наслаждением. Кончиками пальцев она могла ощутить пьянящий жар его плоти. Ты приковал меня, но я чувствую тебя. Потому что мне так захотелось. Я готова узнать цену.
- Ты великолепен на вкус, Питер Винсент, - расплываясь в улыбке, мягко произнесла богиня, нарушая приказ молчать.
Покажи мне страсть. Я жажду.

+5

8

...Сколько покорности и смирения было в ее взгляде. При желании, Винсент мог даже разглядеть благоговение и трепет в глубине ее зрачков. Великолепная игра. Жаль, что зритель слишком избалован и требователен.
- Я не верю тебе, – прошептал он ей в самое ухо, резко дергая за волосы, заставляя запрокинуть голову назад, - но у тебя будет шанс исправиться.
   Сделать маг ничего не успел, так как его тело сотрясла волна чужой магии и последовавшая за ней вспышка боли. Мужчина чувствовал, как против него обращают его же собственную силу, раздирая тело на куски. Кожа на спине пылала, и капли крови, стекающие вниз к пояснице, совсем ее не остужали. Боль волнами накатывала на его тело и воспаленное сознание, как шумный прибой во время восхода солнца. Обжигающе и волнующе одновременно. Значит, она нашла лазейку. Способная ученица.
   За свою долгую жизнь Питер поглотил такое количество разнообразной магической силы, что практически забыл, какова на вкус чистая энергия. От него прежнего остались только барабаны, несущие по венам кровь в сумасшедшем ритме и отбивающие набат у него в голове. Ее энергия была чистой, высшей. Перед ним было не простое магическое существо. В руках у Винсента было божество.
   Магия крови. Что она знает об этом? Древнее искусство, которому Питер обучался веками. Управлять чужой кровью тяжело и сложно. Подчинить себе течение жизни другого человека – задача не из легких. Куда проще управлять своей собственной жизнью. Своей кровью. И сейчас часть его сущности разливалась по ее венам, как яд, проникая и пропитывая собой все ее естество. Она в ловушке. Теперь он сможет контролировать каждое ее движение, не прибегая к помощи цепей и оков. Она ведь понимала, на что идет, не так ли?
   Винсент упал на колени, подчиняясь магии существа, находящегося перед ним. Кости выкручивало из суставов, а позвоночник рвался вырваться из плена мышц. Капли крови стекали по ее подбородку и капали на мраморную кожу. Несколько струек алой жидкости проложили свой путь по ее груди и животу. Как Питеру хотелось осушить эти реки своим языком и губами. Но у него есть дела поважнее.
- Ты великолепен на вкус, Питер Винсент, - расплываясь в улыбке, мягко произнесла женщина, продолжая мысленно разрывать его тело на куски, оставляя на спине глубокие царапины и наполняя новой болью и наслаждением.
- Пощади… - простонал маг и поднял на нее взгляд, полный боли и отчаяния, - Кто ты…что ты… - его глаза наполнились слезами и он безвольно опустил голову.
   Игра началась и сейчас Питер в роли догоняющего, который дал фору своему сопернику. Вот только понимает ли она, что будь его воля, она давно бы лишилась своей магии. Ведь он знает, как выпить ее полностью. Но игра с равным всегда приносит больше удовлетворения, чем баловство с тряпичной куклой, не способной отвечать и чувствовать. Винсент рассмеялся в голос.
- Не думал, что ты настолько наивна, - мужчина поднял голову и встретился с женщиной взглядом, в котором больше не было и намека на боль, только непоколебимая уверенность, -хотя, так даже интересней. – Питер повел плечами, слегка жмурясь от покалывания, вызванного заживающими ранами на спине.
- Ах да, еще одно, - он хищно улыбнулся, - я не позволял тебе говорить. Придется тебя наказать.
   Питер сел на пол, скрестив ноги и щелкнув пальцами, оставил свою пленницу без оков и цепей. Но он не дал ей рухнуть на постель, заставив опереться на руки и еще шире развести ноги в стороны.
- Сегодня я необычайно великодушен, так что... - маг одной рукой взъерошил волосы, направляя вторую в сторону женщины, - ...Доктор. Это твое стоп-слово. Надеюсь, ты знаешь, для чего оно.
   Больше говорить не было смысла. Питер готов был приступить к созданию нового музыкального произведения. Лас-Вегасская Оратория. Сжав пальцы в кулак, он потянул невидимую ткань на себя, заставив пленницу широко распахнуть глаза. Улыбка тот час пропала с ее лица. Невидимый шарф обвился вкруг ее шеи, не давая сделать полноценный вдох. Она было протянула руку вперед, но Питер тут же взял контроль на себя, заставляя ее опуститься на локти. Еще один щелчок пальцами и из одежды на ней только воздух. Оценив взглядом открывшуюся картину, Винсент покачал головой, и улыбнувшись, мысленно пробежался пальцами по ее телу: очертил линию груди, сжал пальцами оба соска, немного выкручивая их в разные стороны, спустился лаской к животу и ее широко разведенным бедрам.
   Поток мыслей, превращаемых в действия, заставил женщину охнуть от неожиданности. Его руки двигались в такт ему одному известной мелодии, а тонкие пальцы описывали в воздухе замысловатые узоры. Он представлял, как проникает ими в ее тело, сначала одним пальцем, а потом двумя. Может быть, он будет щедр и добавит третий. Но это потом, сейчас же он двигал ими внутри ее тела, каждый раз преодолевая сопротивление мышц и слегка разводя ими внутри. Он чувствовал жар ее тела, то, как кровь течет по ее венам, а сердце отбивает бешеный ритм.
   Питер заставил женщину перевернуться и лечь на спину так, чтобы ее голова была запрокинута и слегка свисала с края кровати. Маг сильнее стянул невидимой тканью кожу на ее шее, оставляя отметины красного цвета. Ее тело распластано на черном шелке простыней, ноги разведены в стороны, а грудь высоко вздымается из-за нехватки воздуха и ощущений, которые он дарит ее телу. Ранее ей так понравилось впиваться ногтями в его спину, значит понравиться чувствовать его зубы на своей коже. Винсент слегка подался вперед, не переставая дирижировать невидимым оркестром. Он не знал, насколько красивой выходила его оратория – звук барабанов в голове перекрывал все, кроме ее стонов, разносящихся по спальне и со звоном бьющихся об стены.
   Алебастровая кожа начала покрываться следами от укусов и синяками от пальцев, которыми Винсент мысленно сжимал ее тело. Такая сладкая на вкус – не оторваться. Питер провел языком по губам, стараясь ощутить эту томящую сладость еще раз. С каждым движением и новым укусом ее стоны становились более хриплыми и приглушенными. Дернув ее голову на себя, Винсент заглянул ей прямо в глаза, стараясь прочитать в них ее эмоции. Желание практически выедало мага изнутри, сил сдерживаться почти не осталось. Стянув ткань на ее шее и поймав в поцелуе последний вздох, маг отстранился и замер в ожидании.
- Может хочешь что-то сказать? Я позволяю.

Отредактировано John Smith (2013-04-11 20:34:18)

+5

9

- Пощади… - простонал маг и поднял на нее взгляд, полный боли и отчаяния, - Кто ты…что ты… - его глаза наполнились слезами и он безвольно опустил голову.
Какая красивая игра! Какая трогательная сцена! Леди любовалась ложью Питера, его умелым лицедейством. Настоящий театр иллюзий. Винсент уже не находится на сцене, но кажется, что сейчас происходит главное представление в его жизни. Кто я? Что я? Как будто ты не в силах найти ответы на эти вопросы самостоятельно. Леди понимала, что хоть перед ней и не божество, но это создание намного старше ее, и осторожность может быть не лишней. Локи была молодой богиней, но она уже видела множество миров, о которых и не ведали в Асгарде, и осознавала, что хоть боги и венец всего сущего, во вселенной еще слишком много неизведанного. Сейчас в ее понятие этого самого "неизведанного" входил Питер Винсент, и Леди была настроена его постичь. Притворимся, что правила сегодня устанавливаешь ты. Она прекратила раздирать его спину, теперь уже намеренно пряча свою магию глубоко в себе. Это мое.
- Не думал, что ты настолько наивна, - мужчина поднял голову и встретился с женщиной взглядом, в котором больше не было и намека на боль, только непоколебимая уверенность, - хотя, так даже интересней. – Питер повел плечами, слегка жмурясь от покалывания, вызванного заживающими ранами на спине.
- Ах да, еще одно, - он хищно улыбнулся, - я не позволял тебе говорить. Придется тебя наказать.
Локи ощутила, как исчезли ее оковы, и магия Винсента подхватила ее, не давая безвольно рухнуть на кровать. Богиня обнаружила себя опирающейся на руки и с разведенными в стороны ногами. Питер сообщил ей "стоп-слово". Что же он собирается...
Щелчок пальцами. Воздух перекрыло, что-то невидимое сдавило шею богини. Она инстинктивно протянула руку, мечтая о полноценном вздохе, но маг тут же заставил ее упасть на локти, пресекая всякое самоволие. Еще щелчок, и Леди оказалась совершенно обнаженной. Она смотрела на колдуна, а он просто сидел на полу, едва не лопаясь от самодовольства. Сражаясь с асфиксией, она гневно заскрипела зубами. Еще никто не позволял себе такого отношения к асгардской принцессе. И тут она почувствовала на себе его пальцы. Эта ласка была как совершенная мелодия, начатая из-за такта, она заставляла забывать собственные мысли и только прислушиваться к этой музыке. Невозможность сделать полноценный вдох обостряла ощущения. Иллюзорные прикосновения спускались от ее груди к бедрам, и Локи замерла, стараясь ничего не упустить. И потом она почувствовала эти пальцы в себе... С ее губ сорвался короткий стон. Это было мучительно - слишком осязаемо, чтобы оставаться фантазией или обыкновенной игрой разума; слишком нереально, чтобы показаться реальностью. Она мечтала, чтобы он делал это в самом деле, но Питер издевался над ней. Все это - демонстрация его власти, и Локи должна следовать его правилам. Это не ее выступление.
Оказавшись лежащей на спине, Леди ощутила, что давление на ее шее увечилось. Она задыхалась и не была уверена, что дело только в удушье. Иллюзия оставляла синяки на ее коже, Локи ощущала на себе зубы Винсента и заходилась в хриплых стонах. Она была скрипкой в его умелых руках, она плакала и стонала в тягучей мелодии. Музыкант умело управлялся со смычком, и музыка ее желания разливалась, заполняя собой комнату, прекрасная и отчаянная. Скрипка рыдала, потому что смычок терзал ее, и больше всего на свете ей хотелось ощутить пальцы скрипача на своих струнах, но она была полностью в его власти, исполняя все, что он желает услышать.
Питер дернул ее голову, заставляя смотреть ему в глаза. Она измученно глядела на него, мечтая хотя бы снова коснуться его губ своими, ощутить, какие они горячие. Ощутить что-то настоящее. И он сделал это, и она жадно поцеловала его в ответ, не обращая внимания, как начинает кружиться голова от недостатка кислорода. Когда Винсент отстранился, он спросил:
- Может хочешь что-то сказать? Я позволяю.
Мне дали слово!..
Используя лазейку для своей воли, Локи, преодолевая сопротивление во всем теле, ставшем таким непослушным, потянулась к колдуну, и прерывисто зашептала ему на ухо:
- Прошу... Сделай то, чего мы оба хотим...
Она тяжело дышала, и осмеливаясь продолжить эту магическую игру, заставила его ощутить призрачные прикосновения ее пальцев на его груди, спускающиеся ниже.
- Пожалуйста... - Локи мысленно слегка сжала ладонь на его паху и сладко простонала ему на ухо, ощутив, как он напряжен. Еле заметная ухмылка вновь наползла на ее губы, - я чувствую, что ты хочешь этого не меньше!..
Шнуровка на кожаных штанах Винсента силой божественной воли начала медленно развязываться, и Локи провела языком по мочке уха колдуна, в очередной раз судорожно выдохнув.
- Я жажду тебя... В себе... - сделав еще усилие над своим непокорным телом, Леди дрожащей рукой ухватилась за шею Питера, снова привлекая его к себе и исступленно целуя.
Она знала, что это может разозлить его, но у Локи всегда плохо выходило противостоять собственным порывам, и еще хуже - плясать под чужую дудку. В тот момент ей слишком хотелось Питера Винсента, это желание было почти животным, оно снедало ее изнутри, уничтожая любые проявления и попытки самоконтроля. Ее сводил с ума этот властный, затуманенный страстью с оттенком безумия взгляд огромных карих глаз, тонкие губы, на которые хотелось наброситься с жестким поцелуем. Ей хотелось, чтобы его руки блуждали по ее телу, чтобы они оставляли на нем синяки, а не магия. И она хотела, чтобы Питер Винсент овладел ей. Так сильно, как давно ничего не хотела.

+5

10

- Прошу... Сделай то, чего мы оба хотим... – просила Богиня, пытаясь бороться со своим
телом, которое до сих пор было во власти Питера. Маг слегка ослабил контроль, желая узнать, что же его пленница предпримет далее.
   Винсент почувствовал легкие прикосновения на своей коже. Он дал ей разрешение, и она воспользовалась своим правом, своей силой, бездарно потратив ее на имитацию физического контакта.
- Пожалуйста... я чувствую, что ты хочешь этого не меньше!..
   Маг ощутил новую волну магии. Ее просьбы и попытки получить желаемое были весьма забавными. Питер Винсент не выполняет чьих-либо просьб просто так. Он во всем преследует свои интересы и потакает только своим желаниям.
- Я жажду тебя... В себе... - она дрожащей рукой ухватилась за шею Питера, снова привлекая его к себе и исступленно целуя. Опять пробуя ее губы на вкус, маг вспомнил про один древний обряд, который как нельзя лучше вписывался в течение сегодняшнего безумного вечера.
   Прервав поцелуй, Винсент развернул ее к себе и, обхватив ладонями ее запястья, прижал руки к кровати. Покрывая поцелуями ее шею, он медленно подавался бедрами ей навстречу. Грубая кожа его брюк царапала нежный бархат ее бедер. Добравшись до уха, Питер обхватил губами мочку уха, и немного пососав ее, прикусил. Сладостный стон был ему наградой.
   Если ей так нравится боль, пусть почувствует ее по настоящему. В смертном теле.
   Питер поймал ее руку и полоснул кинжалом по раскрытой ладони. То же самое он проделал со своей рукой. Переплетая их пальцы вместе, рука к руке, кровь к крови, он поцеловал ее. Это был самый прекрасный и пьянящий поцелуй в его жизни. Он пил ее, высасывая всю магию, что бурлила в ее теле. Холод и тьма заполняли его. И боль – та, что страшнее физических страданий. Ее душа была изранена. Винсенту на мгновение захотелось просто заключить ее в объятия, прижать к груди и никогда не отпускать. Дарить ей нежность и любовь, ведь она их была достойна, как никто другой во всех мирах. Но новая сила и магия развеяли эти мысли, наполняя совершенно другими желаниями и мыслями.
   Женщина трепетала в его руках, как пойманная птица. Но с каждым движением его губ и языка ее тело слабело. На нем зелено-голубым светом горели вены, в то время как кожа Питера приобретала синеватый оттенок. Он оторвался от ее губ и с интересом посмотрел на свою руку, испещренную синим линиями, складывающимися в причудливый узор. Ее пальцы в его руке казались высеченными изо льда – такие же холодные и хрупкие. Мужчина довольно улыбнулся и снова припал к ее губам. Осталась несколько последних капель, и он наконец-то узнает имя своего божества. Еще один вздох, разделенный на двоих, и она обмякает в его руках.
- Локи… - маг отстранился и посмотрел на уже смертное существо на своей постели, - Так вот кто ты.
   Чужая энергия девятибалльным штормом билась внутри него о скалы его собственной магии. Такая холодная и чужая. Такая теплая и родная. Интересно, на что теперь он способен? Питер застал те времена, когда в пустынной и заснеженной северной стране создавались мифы о целом пантеоне Богов, населявшим выдуманный мир. Винсент закрыл глаза и увидел величественные дворцы, утопающие в садах. Он видел воинов в латах и танцующих женщин. Асы. Удивительно, насколько порой люди бывают близки к истине, выдавая ее за красивую ложь.
   Питер раскрыл пораненную ладонь, и на ней материализовался осколок льда, внутри которого пылал огонь. Два вида магии слились воедино, создавая нечто новое и абсолютно прекрасное. Маг провел кубиком льда по губам своей любовницы, обвел ее ключицы и провел влажную дорожку до груди. Даже сбросив свой нимб она была прекрасна. Во взгляде вызов, а тело напряжено как у хищника перед броском. Винсент очертил холодными и влажными пальцами ее сосок, тут же приникая к нему губами и согревая медленными поцелуями. Если она думает, что теперь, когда силы покинули ее, маг будет нежен и осторожен с ней, то она ошиблась.
   Питер с силой прикусил горошину соска, дергая ее за руки на себя, заставляя обхватить свою талию бедрами, а руками обвить его шею. Сгребая ее волосы в кулак и отклоняя голову в сторону, маг с силой укусил Локи за шею. Проводя по месту укуса языком, он почувствовал знакомый солоноватый вкус. Покрывая ее шею и плечи поцелуями-укусами, второй рукой он сжимал ее бедро, в этот раз оставляя реальные синяки и ссадины. Мысленно он продолжал раздирать ее спину ногтями, проводя по недавно затянувшимся ранам, заставляя их снова сочиться кровью.   
- Мне нравится быть Богом. – прошептал Питер ей в губы, - А тебе понравится быть смертной.

+3

11

Винсент ранил их руки кинжалом, и когда порезы слились воедино, Локи почувствовала, как сама ее суть покидает ее. Она отчаянно целовала колдуна, будто цепляясь за собственную ускользающую сущность, будто так она могла задержать ее. Это мое!.. Она ощущала, как ее наполняет пугающая легкость. Она становилось пустой. Питер пил ее магию, высасывал все, чем она была, и откровенно наслаждался этим. Леди задрожала, не в состоянии даже предпринять попытку остановить этот процесс, и наконец поникла, целиком и полностью оставаясь во власти древнего мага.
- Локи… - Винсент отстранился и посмотрел на уже смертное существо на своей постели, - Так вот кто ты.
Локи. Ее имя - это все, что от нее осталось. Она стала ничем. Опустошенный сосуд, не имеющий никакой ценности, хранящий лишь болезненные воспоминания - не более, чем застарелая пыль на его золотой окантовке. Ничего нематериального. Рабыня собственного тела.
Она ничего не знала. Она больше не имела смысла. Она видела перед собой только Питера Винсента. Она ненавидела его. Она хотела его.
Ничто не имело значения.
Она смотрела на него пылающими от немой ярости глазами. Он дарил ей изящные ласки, и она не могла им противиться. Ее тело обратилось в голод. Локи ощущала, как ее нутро жаждет его близости, его прикосновений и поцелуев, жаждет боли, как самого сильного проявления этой близости.
Он дернул ее на себя, и она почти с отчаяньем обняла его за шею, обвиваясь ногами вокруг его талии, словно подсознательно желая слиться с ним воедино. Ее тело трепетало, она чувствовала Винсента - его укусы, оставляющие кровавые отметины, его руки, дарующие сладостную боль, его магию, заставляющую ее спину снова кровоточить. И ей хотелось больше. Она словно стала зависима и не знала, где предел. Она на всех скоростях стремилась к грани, к некой точке невозврата, которая на деле давно осталась так далеко, что Локи и забыла, как она выглядит.
- Мне нравится быть Богом. – прошептал Питер ей в губы, - А тебе понравится быть смертной.
Локи судорожно выдохнула, впиваясь ногтями в спину своего любовника. Ее губы искривились в жесткой улыбке, и с них сорвался тихий смешок.
- Ты не бог, - прошептала она в ответ, - ты обыкновенный вор.
Леди больше не могла этого выносить. Голова слегка покруживалась, сердце колотилось, словно безумное. Женщина набросилась на губы колдуна с агрессивным поцелуем, она задыхалась, но не была способна оторваться от него. Ее рассудок помутнился от всего произошедшего, и она повалила Питера на спину, принимаясь изучать его тело своими губами. Приникнув к его шее, она шумно вдохнула густой аромат его кожи и простонала, чувствуя, как он опьяняет ее. Она снова и снова подавалась бедрами ему навстречу, ее руки ласкали его живот, то и дело оставляя еле видные царапины. Леди прильнула губами к груди Винсента, провела по ней кончиком языка и остановилась на соске, чуть прикусывая его. Ее заметно трясло мелкой дрожью. Она взяла его руку в свою и, устремив дерзкий взгляд на своего мучителя, стала поочередно облизывать и посасывать его пальцы. Питер победил. Локи стала рабой собственной похоти, ее слабое смертное тело не оставляло ей шансов справиться с этим новым голодом. Ее не волновала перспектива гибели. Леди видела смерть - возможно, даже мечтала о ней в некоторые моменты своего существования. Теперь же смысл ее жизни сузился до лежащего под ней колдуна. Как бренно - и как легко.
- Ты сказал... Что мне понравится... - с трудом переводя дыхание, произнесла Локи, склоняясь над ухом Винсента и на мгновение прихватив губами мочку, - покажи мне всю прелесть... - она прижалась к его бедрам своими, - мой Бог...

+4

12

...За какие-то доли секунды Локи оказалась сверху, покрывая поцелуями его грудь. Она ласкала его жадно и нетерпеливо, как будто боясь, что он исчезнет и все это окажется игрой воображения или сном. Питер только наблюдал за ее действиями, позволяя взять инициативу в свои руки. Как бы ни хотелось магу к ней прикоснуться, сейчас был ее ход. Королева больше не была опасна для короля, она стала обыкновенной шахматной фигурой с царскими амбициями. Но тем их партия и интересна, что нельзя угадать, что произойдет в следующее мгновение.
- Ты сказал... Что мне понравится... - с трудом переводя дыхание, произнесла Локи, склоняясь над ухом Винсента и на мгновение прихватив губами мочку, - покажи мне всю прелесть... - она прижалась к его бедрам своими, - мой Бог...
   С животным рыком Питер впился в губы Локи поцелуем, до крови прикусывая ее нижнюю губу и снова оказываясь сверху. Он целовал ее неистово. Как в первый раз. Как в последний раз. Маг хотел ее до боли в теле. Хотел, чтобы она умоляла его остановиться и не останавливаться никогда. Питер хотел, чтобы она умоляла его взять ее, присвоить себе, заклеймить. Как долго она сможет продержаться?
- Смотри на меня, - скомандовал Винсент, отстраняясь и садясь на колени между ее раздвинутых ног.
   Пробежав пальцами по ноге от бедра до колена, он подтянул ее к себе, слегка касаясь губами выступающей косточки на щиколотке. Обведя ее языком, он мелкими неторопливыми поцелуями принялся изучать стопу, поочередно обхватывая губами пальцы. Одной рукой Питер придерживал ее ногу, второй лаская внутреннюю сторону бедра, иногда проводя по ней ногтями и оставляя красные полосы. Локи тяжело дышала, но не нарушала приказа и не отрываясь следила за всеми действиями мага. Винсент обвел языком большой палец на ее ноге и, захватив его в плен губ, принялся посасывать. Подушечками пальцев он легко коснулся нежной кожи между ее бедер, задевая клитор и спускаясь ниже. Он кружил пальцами у ее входа, не переставая мучить лаской ступню. Женщина под ним извивалась и комкала простыни, в бессильной попытке наконец-то получить желаемое. В планы Винсента милосердие не входило. Он будет мучить ее долго и до потери рассудка. Своего и ее.     
   Придерживая ее за спину одной рукой, Винсент приподнял ее бедра вверх и вошел в нее одним пальцев. Он медленно ласкал ее тело внутри, ни на минуту не разрывая зрительного контакта. Леди принялась ласкать свою грудь, ее тонкие пальцы скользили по коже.
- Я не разрешал тебе касаться себя, - Питер магией завел ее руки за голову, с силой вжимая запястья в кровать.
    Склонившись над ней, он провел языком по ее шее, прикусил кожу над ключицей и переключил свое внимание на ее грудь. Обхватив губами один из сосков и играя с ним языком, Винсент добавил второй палец, наращивая темп проникновения в ее тело. Как же сладко Локи стона в его руках. Как танцевало ее тело под ним. Питер чувствовал жар ее тела, чувствовал, как она жаждет его. Стоны становились все громче, а темп все быстрее. Желание самого Винсента стало настолько болезненным, что он с трудом смог сосредоточиться и избавить себя от остатков одежды.
   Питер провел языком влажную дорожку от ее груди к животу, обвел им впадину пупка и проследовал ниже. Ее кожа на вкус была лучше любого нектара, любого напитка и лакомства, которое маг пробовал за долгое время. Леди была похожа на ожившую античную статую. Алебастровая кожа, идеальные формы и точеные черты лица. Прекрасна во всех проявлениях. Сегодня это произведение искусства принадлежит ему.   
- Смотри на меня, - снова приказал маг.
   В следующую секунду пальцы заменил его язык, с жадностью проникая в ее тело, как будто желая достать до самых сокровенных мест и найти все точки, способные подарить ей наслаждение. Руками он крепко сжимал ее бедра, оставляя красные следы, которые со временем станут метками на ее теле. Питер упивался ее стонами и жаром ее тела, тем, как она подавалась бедрами ему навстречу, желая чувствовать его еще сильнее, еще глубже. Винсенту безумно хотелось почувствовать ее пальцы в своих волосах. Хотелось ощущать, как она будет направлять его. И он позволил себе маленькую слабость. Он освободил ее от оков магии.
   Тонкие пальцы тут же вплелись в его волосы и Винсент ускорил темп своих ласк. Его руки блуждали по ее телу, не задерживаясь подолгу на одном месте: грудь, живот, талия, бедра, спина – все это принадлежало ему. Маг почувствовал, как ее тело содрогается от подступающего оргазма, и как она старается сдерживать себя. Подтянувшись к ее губам, Винсент накрыл их поцелуем, снова вводя в ее тело свои пальцы, постепенно наращивая темп. Вновь прикусив ее губу, он раздвинул пальцы внутри нее, с наслаждением ловя стоны и дрожь ее тела.
- Понравилось?, - прошептал Питер в ухо богини, прихватывая зубами мочку, - Это только начало.

Отредактировано John Smith (2013-04-15 14:23:12)

+7

13

You can have my isolation
You can have the hate that it brings
You can have my absence of faith
You can have my everything

Это было похоже на пытку. Это и было пыткой. Искусное издевательство наслаждением, словно особое дурманящее зелье. Ты пьешь большими глотками, пытаясь утолить свою жажду, этот напиток с глубоким горько-сладким вкусом, но чем больше пьешь, тем сильнее хочется еще, до сухости в горле, до прилипающих к деснам губ. Внутри себя Локи горестно смеялась, хохотала над своей собственной глупостью и высокомерием. Как могла она оказаться настолько слепой, чтобы не увидеть плещущейся в Питере Винсенте колдовской силы? Проигнорировала ли она ее, привыкнув видеть в мидгардских созданиях лишь низших существ, достойных только вытирать ей ботинки? Или эта скрытая мощь на самом деле влекла ее к себе? Летела ли Локи к его обволакивающему теплу, как замерзшая суровой северной ночью пташка? Или она попалась в ловко расставленные сети, очередная жертва маняще опасной ловушки? Она не могла ответить на эти вопросы. Не теперь, когда мысли покинули ее сознание, гонимые силой порочных желаний, ошеломляющая сила которых была доселе неведома асгардской богине.
Help me
I broke apart my insides
Help me
I've got no soul to sell
Help me
The only thing that works for me
Help me get away from myself

Она противилась натиску Винсента, как могла, собирая в кулак остатки разбившейся вдребезги воли. Ей стало плевать на собственное жгучее унижение от непривычной, противоестественной ее нутру роли покорной рабыни. Локи лишь хотелось, чтобы удовольствие не кончалось, но как держать себя в руках? Она хотела чувствовать Винсента в себе, дух захватывало, но он все дразнил ее, подогревал ее аппетит; а она, словно загнанный зверь, металась на его постели, задыхаясь в стонах, словно в агонии.
Как долго она сможет продержаться?
Когда экстаз овладел ее телом, Питер спросил:
- Понравилось?, - он шептал ей ухо, прихватывая зубами мочку, - Это только начало.
Он продолжал издеваться над ней. Локи обняла колдуна за шею, зарываясь пальцами в его волосы, шумно вдыхая воздух, чувствуя густой аромат разгоряченного тела мужчины.
- Возьми меня, - чувственно выдохнула она, почти касаясь его губ своими, - сделай меня своей. Клейми меня, - она снова жадно поцеловала его, так, будто бы нуждалась в этом поцелуе, как умирающий от духоты странник нуждается в глотке воздуха.
Локи видела, что Питер до содрогания желает ее - подобную картину она наблюдала тысячи раз в своей жизни. Но от чего он отказывает сам себе? Для того, чтобы терзать ее, довести ее до полубреда, в котором она и без того находилась по его милости? Возможно, Винсент распалял собственный голод, чтобы после, потеряв всякое терпение, наброситься на нее, как изголодавшийся хищник на свою поверженную добычу - богине очень хотелось бы надеяться на такой исход событий. Может статься, этой ночью они оба - жертвы друг друга, отличающиеся лишь масками, за коими они спрятали свои лица - добровольно или по принуждению.
Она звала его богом, осыпала его мольбами, уничижающими ее саму - Локи врала, изо всех сил пытаясь получить свое. Кое-что никогда не отнять у трикстера. Она позволила ему видеть свою слабость, ведь это то, на что он хочет посмотреть. Это немая сделка, где каждый получает, чего желает. Но согласится ли маг с ее условиями или воспротивится, лишь чтобы противоречить богине, чтобы показать, кто здесь хозяин, пусть даже это будет сводить его с ума? Этот жар в его темном пылающем взгляде говорил громче любых слов. Асгардская принцесса не сомневалась, что Винсенту не доставалось доселе никого, прекраснее ее. Колдуну удалось пленить суккуба - почему бы не испить чашу до дна сейчас?
Сейчас! Прошу, сейчас, я молю тебя!..
I want to fuck you like an animal
I want to feel you from the inside

+3

14

Young, dumb, don't see a problem,
Bloodshot, Stare like a hoodlum,
Simple as this I'm in love with the risk,
I know what I've done, but tell me what did I miss.

- Возьми меня, - выдохнула Локи, почти касаясь губ Винсента своими, - сделай меня своей. Клейми меня.
   Маг вновь поддался искушению и накрыл губы Богини поцелуем, не в силах оторваться от великолепного вкуса её кожи и сладостных вздохов, что рвались из её груди наружу. Питер прикусил её нижнюю губу в поцелуе, и вновь ощутив соленый привкус крови на языке, довольно улыбнулся. Довести Локи до исступления оказалось проще, чем ему казалось, и легкость победы дурманила рассудок и путала мысли. Винсент может делать с ней все, что его душе будет угодно.
So, please don't save something,
Waste not, save nothing,
Lose the halo, No need to resist,
A lick of the lips & my grip on your hips.

   Питер резко перевернул Локи на живот. Маг зарылся одной рукой в её волосы, крепко стягивая их в кулак и направляя её голову вниз, заставляя прогнуться в спине и высоко поднять бедра. Второй рукой он с силой сжимал упругие ягодицы, оставляя на них очередную россыпь синяков и кровоподтеков. Он достаточно поиграл со своей добычей, теперь можно взять то, что ему причитается. Быстрое движение вперед, и вот маг уже ощущает жар и тесноту, которая сопротивляется его напору и желанию, но ему нет до этого дела. Винсент с силой подается вперед, сразу же подстраиваясь под звучащие в его голове барабаны, и хриплые стоны Леди становятся прекрасным дополнением к практически идеальной музыкальной композиции.
   Чужая магия бежит по венам и артериям, разгоняя кровь и заставляя сознание взрываться миллиардами вспышек ярко-голубого света. В глазах темнеет, а дыхание сбивается, но Винсент не может остановиться, он просто не хочет этого делать. Ощущений слишком много, они кружат вокруг него и пробираются под кожу, бегут электрическими импульсами по телу и устремляются к кончикам пальцев, блуждающих по белоснежной коже Богини. Она извивается под ним и стонет в голос, и Питер сходит с ума от этих звуков и движений, ему хочется больше и сильнее. Маг обхватывает бедра Локи ладонями, разводя её ягодицы в стороны и проникая в уже податливое тело глубже, сокращая расстояние между ними до отрицательных величин.
First thing we succumb to
Shout, erase, and undo
Days are unreleased, if there's no release
Please just let me do whatever fits you

   Леди сдавленно охает, когда её тело начинает покрывать тонкий слой льда. Магия, позаимствованная Винсентом, играет с ним и открывает возможности, недоступные ранее. От его рук расходится влага, мгновенно застывающая тонким слоем блестящего стекла, расписанного узорами трещин и застывших в вечности капель. Питер касается своим разгоряченным торсом спины Локи, и стонет из-за контраста ощущений. Он прижимает Богиню к себе, и корка льда, покрывающая женское тело, начинает таять и трескаться. Стеклянные осколки вонзаются в спину Леди, и она шипит от боли и сводит брови от прокатившей по телу волны наслаждения. Питер ласкает её руками, проводит по бедрам и пояснице, подушечками пальцев собирая кровь, что стекает тонкими струями по спине. Он накрывает её грудь  ладонями, пропуская соски сквозь пальцы и пачкая их кровью, разбавленной растаявшим льдом. Алые разводы на алебастровой коже выглядят как мазки краски на холсте, оставленные безумным живописцем в приступе страсти и ярости, обуявшей его неспокойный рассудок.
Make something, make someone,
Beg on a knee baby, baby please,
Pout your bottom lip, while crackin the whip,
You know what we want is,
Candy to cum too.

   Агрессивный танец тел постепенно затихает, и Питер вновь разворачивает Локи к себе лицом, с нескрываемым удовольствием терзая её губы и шею, оставляя алые следы и укусы. Питер подумал о том, что барная стойка была бы весьма удобным местом для продолжения праздника страсти и похоти, и в следующее мгновение пара оказывает в гостиной. Маг не рассчитал свои силы, которых стало больше благодаря магии Локи, что текла по его венам, и из-за все стеклянные предметы разлетелись вдребезги. Осколки зеркала, ранее украшавшего стену, устилали пол, а некогда аккуратный бар с ровными рядами бутылок и бокалов превратился в алкогольное побоище. Из разбитых емкостей на полки и пол стекала дорогая тягучая жидкость, наполняя воздух парами и дурманящим ароматом трав и пряностей. Барная стойка была усыпана мелкими стеклами и более крупными осколками, но времени, и тем более желания, приводить все в порядок у колдуна не было. Он просто уложил Леди на гладкую столешницу, безразлично наблюдая за гримасой боли на ее лице и вслушиваясь в приглушенные ругательства, слетавшие с её великолепных губ.
Sick, Sick, Sick
Don't resist,
Sick, Sick, Sick
Don't resist,

   Винсент резко подается вперед, входя в тело богини до основания, и не желая более сдерживать себя, двигается быстрее, постепенно наращивая темп и практически вбиваясь в её податливое нутро. Локи царапает его спину, и, крепко обхватив его своими бедрами, с каждым разом подается навстречу более яростно, открываясь ему и впуская в себя так глубоко, насколько это было возможно. Маг с силой сжимает ее бедра, оставляя синяки и следы от ногтей на белоснежной коже; он ласкает её грудь губами и языком, иногда позволяя себе оставить укус или ярко-алую отметину; он стягивает в кулак ее волосы, перебирая пальцами черный шелк.  Питер груб и ласков одновременно, он прекрасно помнит, что в его руках божество, силу которого он бесцеремонно взял в долг, и за которую в скором времени придется расплачиваться с процентами. 
   Еще одна мысль, и любовники вновь оказываются в спальне, на кровати с черным шелковым покрывалом и поистине королевских размеров зеркалом на потолке. Питер забрасывает ноги Леди себе на плечи, и вдавливает её своим весом в кровать, сцепляя руки на её шее. Он лишает богиню воздуха, так, как ранее лишил магической силы – насильно и быстро. Сегодня Локи стала простой смертной, хрупкой и ранимой, способной сломаться от любого сильного прикосновения. Винсент не планирует её убивать, ему нет в это нужды. Маг делает её подарок, коих она не получала за всю свою долгую жизнь.

Eternal eclipse in the teeth of the risk,
The tounge is a twist in perpetual bliss,
Forever midnight forever midnight...,

   Локи хватает ртом воздух, которого с каждой секундой становится все меньше, а Питер все сильнее подается её навстречу, приближая себя к разрядке, а их общий танец – к финалу. Еще несколько движений, и маг позволяет наслаждению накрыть себя с голой, разрешая ему утянуть себя в бездну порока и удовольствия. С последним толчком Винсент отдает Леди ею магию, всю, до остатка, и убирая руки с её шеи, дает её возможность сделать спасительный глоток воздуха. Тело Богини бьет дрожь, она стонет и закрывает глаза, практически крича от захвативших её ощущений и эмоций. Питер лишь улыбается и тяжело дышит, теперь уже мягко, и даже нежно целуя её припухшие губы. Локи запомнит этот вечер надолго, и Питер будет тем единственным, кого она называла Богом.
(I'm gonna change,
I don't wanna change),
Sick, Sick, Sick,
Don't resist,
Sick, Sick, Sick,
Don't resist

Отредактировано John Smith (2013-09-04 03:13:22)

+3

15

ЗАКРЫТО

0


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » Май, 2016 Forever midnight (Don't resist) (Х)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC