Наша группа ВК
Таймлайн

Vesta : Ramirez
Kravetz
Добро пожаловать в прекрасный Мидгард, который был [порабощен] возглавлен великим богом Локи в январе 2017! Его Армия долго и упорно шла к этой [кровавой резне] победе, дабы воцарить [свои порядки] окончательный и бесповоротный мир для всех жителей Земли. Теперь царство Локи больше напоминает утопию, а люди [пытаются организовать Сопротивление] счастливы и готовы [отомстить Локи и его Армии за их зверства] строить Новый мир!
В игре: 12.2017 | NC-21 | Эпизодическая система

Loki's Army

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 13.03.2016 За все хорошее (Х)


13.03.2016 За все хорошее (Х)

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Название эпизода
За все хорошее
Время игры
13.03.2016
Персонажи
James North
Valeria Vesta
Erika Nowell
Место действия
Кухня нью-йоркской базы
Описание
Армии - армейские порядки. Провинился - наряд вне очереди. И не имеет значения ни ранг, ни степень той самой провинности. Перед начальством все равны.
А вы думали, что на курорт попали, девочки?
Очередность
James North
Valeria Vesta
Erika Nowell

+1

2

Подсобка кухни - не самая приятная часть базы. Случалось ли Вам ехать в поезде Москва-Кишинев рядом с неопределенного возраста женщиной, запасшей с собой на трехдневную дорожку отварную курицу, овощи, яйца, пирожные и компот? Если да, то местный запах Вы представить вполне сможете. Затхлый воздух проветриваться здесь не мог уже потому, что это было тупиковое помещение подземки, а температура всегда была весьма и весьма прохладной, чтобы продукты не портились. Тут и там стояли мышеловки - по весьма понятным причинам. Единственное, что выгодно отличало этот уголок - полное отсутствие влажности. Таким образом провизия оставалась в целости и сохранности, а человек, при условии длительной работы в этой комнатке, вполне мог заиметь астму и досрочно демобилизоваться наверх.
Норт щелкнул выключателем. Тусклый желтоватый свет явил взорам пришедших помещение 3х5, заваленное ящиками и мешками с продуктами. Генерал откусил от принесенного с собой яблока и осмотрелся.
- Стул, увы, один. Но это ничего, - бросил он стоявшим за его спиной девушкам. Порывшись немного в одном из самых темных углов комнаты, Джеймс достал три плохо сколоченных деревянных ящика. Два из них он разместил около мешков с картошкой, а третий - рядом со стулом на который тут же уселся сам.
- Ножи и кастрюли - по левую руку от входа. Набираем в кастрюльки воды и принимаемся за дело, леди солдаты. К утру надо начистить 40 килограмм, - Норт закинул ноги на ящик и принялся с нескрываемым ехидством наблюдать за действиями девушек. Было что-то чрезвычайно подходящее для них в этом наказании. И Эрика, и Веста были такими холеными, такими утонченными. Джеймс не был уверен, держали ли они до этого хоть раз в руках нож для чистки картофеля.
"Не удивлюсь, если вид неочищенного клубня шокирует их больше, чем война."

+3

3

Выступление на одной из лучших сцен Нью-Йорка. Участие в программе наряду с признанными танцорами и акробатами. Кастинг, который снился тебе с месяц, сложнейший многоэтапный отбор, конкуренция, битва за место под солнцем.
Грандиозное шоу, невероятные спецэффекты и костюмы. Каждодневные тренировки на протяжении трех месяцев, с которых тебя порой даже отпускали, ведь ты давно расставила приоритеты. Сбегать с проекта, репетиций и примерок в подземку, в тир, чтоб проводить драгоценные часы там - вот твой выбор. И все же, уходя, ты была уверена, что отвоеванное место - твое, ты возвращалась, догоняла, наверстывала и делала лучше, чем требовали.
Реклама по всему городу... Билборды и постеры, телевизор и радио, даже интернет пестрил презентацией грандиозного действа, и, среди десятка лиц главных участников, Веста с некой гордостью видела свое. Теперь никто не сможет отрицать, что она добилась признания и некой славы. Хоть немного, но для начала очень неплохо. И на возгласы матери, наряду с зазыванием обратно в родной город, можно ответить предложением прочитать прогнозы критиков на то шоу, в котором ее дочь принимает участие. Прогнозы, кстати, в большинстве своем положительные. Все билеты проданы. И на каждом из них значится дата "14.03"...
***
Сегодняшний день не заладился с самого утра. Несколько часов девушка провела в тире за разбором пистолета Sig Sauer P239. Обычно в столь ранний час в этой части базы никто не появлялся... Но спустя три часа ее потревожил рядовой, принесший не самое лучшее известие. Генерал назначил наряд Валерии Весте на сегодняшний вечер. В попытке выяснить, что да почему, девушка разузнала, что ей никак не отвертеться. Если сегодня указанные солдаты не прибудут отбывать наказание - его перенесут на завтра, только явку обеспечат стопроцентную. Лера могла лишь догадываться, каким образом...
Вернувшись в комнату, она еще не отделалась от чувства, что все как-то странно и неправильно. Она ничем особым, вроде, не провинилась. Да и плохо все сложилось, ведь сегодня - генеральная репетиция, самая главная, которую танцовщица пропустить ну никак не могла.
Следующие пару часов прошли в ссорах и на повышенных тонах. Объяснять поочередно всем главам предстоящего шоу свое сегодняшнее отсутствие - задача не из простых. Лера слабо понимала, почему ее завтра все еще ждали, за такой выбрык она, если бы была главным хореографом-постановщиком, сразу бы сняла нерадивого танцора с роли. И все же вскользь брошенное: "Сегодня Вас заменит Ваша дублерша" не давало покоя вплоть до встречи с генералом.
И вот она, разбитая таким резким поворотом, вместо прогона на сцене стоит в крохотной комнате. Генерал развалился на стуле, с явным удовольствием осматривая прибывших с ним девушек, рядом Эрика, и она тоже не в восторге от перспективы провести ночь в этом богом забытом месте.
Немного странно, что чувства опаздывали и настигали девушку не в самый подходящий момент. А может наоборот, лучше момента не найти? Сейчас она чувствала, как начинает расти напряжение и злоба. Она должна быть не здесь...
Осмотрев горы картофеля, Веста последовала к складу приборов и прочей кухонной утвари. Взяла в руки первый попавшийся нож, развернулась к генералу, смерив его изучающим взглядом, и подобрала нож побольше.
"Это верх несправедливости. Вершина. Пик. Если меня снимут с роли... Ооо, расправа будет жестокой. Беспощадной."
Захватив с собой самую большую кастрюлю с водой, девушка опустилась напротив генерала на ненадежного вида деревянный ящик. В ее глазах размеренно плескалась злость, потому она не хотела вновь смотреть на тренера, чувствуя, что может взорваться в любой момент.
Лучше выместить негатив на картошке. Тяжело вздохнув, Валерия принялась за работу.

+3

4

Закончив деловую встречу и подписав добрый десяток договоров, среди которых парочку были связаны с увольнением не особо ответственных сотрудников, Эрика глотнула остывший зеленый чай, который стал невыразимо крепким, и, поморщившись, направилась вон из бизнесс-центра, любезно улыбнувшись всем сотрудникам и кивнув охраннику. Она была учтива с каждым человеком, умудряясь при этом питать к людям свою долю отвращения и презрения. 
Мисс Новэлл знала, что в этот день ей предстояло отрабатывать парочку резких фраз. сказанных Джеймсу во время тренировки.
"Да что он возомнил о себе? Я одна из женщин его начальника, будущего царя. а он меня посылает в какой-то "наряд"? Что это вообще такое? Мне снова бегать по кругу, отжиматься на пальцах или что?"
Девушка, подъехав к базе, прошла внутрь. Многие уже знали блудницу в лицо. Кто-то шептался, что она один из загадочных спонсоров, а кто-то бросал крайне завистливые взгляды. Эрика наткнулась на тренировочный полигон, но там уже бегал десяток солдат, разминая конечности под надзором незнакомого ей мужчины.
Спустя пару десятков метров она наткнулась на кухню, где в подсобке стояли Джеймс и Валерия, в чьих глазах выражалось явное недовольство, а правая кисть яростно сжимала нож, которым она, казалось, мысленно перерезала Джеймсу глотку.
"...О, это куда хуже, чем отжиматься на пальцах..."
- Вы это серьезно? - выдавила изящно одетая женщина, норовившая приехать и высказать, что она блудница, которая сильно устала после рабочего дня и не собирается сдавать этот "наряд", по крайней мере сегодня.
"Мир не рухнет, если я не стану это делать"
- Стул, увы, один. Но это ничего, -  бросил он стоявшим за его спиной девушкам. Порывшись немного в одном из самых темных углов комнаты, Джеймс достал три плохо сколоченных деревянных ящика. Два из них он разместил около мешков с картошкой, а третий - рядом со стулом на который тут же уселся сам.
"Ты это серьезно, мать твою?"
- Ножи и кастрюли - по левую руку от входа. Набираем в кастрюльки воды и принимаемся за дело, леди солдаты. К утру надо начистить 40 килограмм.
Эрика наблюдала, с каким огнем в глазах Веста села и яростно принялась за дело. Бедная картошка!
- Заебись! - ядовито прошептала Новэлл, повернувшись к Норту, - Ты серьезно? Думаешь я, миллионерша, блудница Локи, буду чистить...картошку? В этой вонючей кухонке? Нет, я конечно умею готовить, но ЭТО? Ты, наверное, прикалываешься? Я! - она сверкнула темно-зелеными глазами на генерала, погрозив указательным пальцем, - Я Локи расскажу!
"Или тебе врезать? Не зля меня во время месячных, человек!"

Отредактировано Erika Nowell (2013-03-16 21:41:58)

+1

5

- Заебись!  Ты серьезно? Думаешь я, миллионерша, блудница Локи, буду чистить...картошку? В этой вонючей кухонке? Нет, я конечно умею готовить, но ЭТО? Ты, наверное, прикалываешься? Я! Я Локи расскажу!
Норт ухмыльнулся и смерил нависшую над ним девушку саркастическим взглядом.
- Ууу, как страшно... А воспитательнице не расскажешь? Видишь ли, дорогая Эрика, на моей базе ты можешь быть либо солдатом, либо блудницей. Одно из двух. Если тебе хочется прикрывать свою очаровательную пятую точку статусом мессалины - я тебя не держу. Но на военные объекты путь тебе будет заказан. В бою никому не нужна кукла с оружием в руках. Если же ты считаешь, что способна еще на что-то - опять таки пожалуйста. Я согласен тебя учить, а ты привыкай к тому, что ничем не отличаешься от других курсантов. Дисциплина, субординация, подчинение - твои лучшие друзья. Ты много раз будешь получать приказы, которые тебе не нравятся, которые будут уязвлять твое самолюбие или причинять боль. Но такова армия. Я хочу, чтобы ты привыкла подчиняться старшим по званию, чтобы это выходило на автоматизме - это спасет тебе жизнь на войне. Стоит тебе замешкаться в ответственный момент - и ты труп или калека. Так что бери в руки нож и поищи свою исключительность и свои миллионы на дне этого мешка. А ко мне обращаться на "Вы", рядовая Новэлл.
Слова "труп" и "калека" генерал особо выделил, сделав после каждого паузу. Перед глазами вставали картины вполне реальных случаев, подтверждавших, что секунда сомнения на поле боя материализуется в оторванную руку или месиво вместо живота. Когда Джеймс только начал возглавлять военные операции, опыта командования у него не было совсем. После первой же вылазки он не спал несколько ночей, а потом долго молил полковника снять с него новые полномочия. В тот раз погибли шестеро. Не потому что операция была плохо спланирована или они столкнулись с непредвиденной ситуацией. Просто молодой командир не смог поставить себя достаточно жестко со вчерашними друзьями, а ныне подчиненными. Группа была раскоординирована, в определенный момент ситуация просто вышла из-под контроля...
Офицер очнулся от воспоминаний и, еще раз бросив на Эрику стальной взгляд, кивнул ей на ящик, а сам принялся с максимально беспечным видом жевать яблоко.
- К слову, картошка - это весьма гуманно. Помимо нее есть мытье полов, гальюнов... Хотя нет, это снова легкие задания. Ну а про самые интересные я рассказывать не буду, пожалуй. Я знаю, что женщины любят сюрпризы, не могу же я лишать вас стольких прекрасных часов в Армии...

+1

6

Веста безмолвно следила за развернувшейся перед ней сценой. Она не знала, почему так протестовала Эрика, казалось, что только танцовщицу в этот день настигла неудача в виде генерала, праздно восседающего напротив. И этот его жест на столько выводил девушку, что хотелось как минимум запустить в него картофелиной. Или десятком...
"А сверху водой полить. И ножик следом. И этот ящик... Потом в ход можно пустить кастрюли, да и вообще все те столовые приборы, что слева лежат, там ножей много..."
С другой стороны, Норт был прав. Прав в каждом своем слове. Вот только сегодняшний день был таким неподходящим для подтверждения этих самых слов... Как будто нарочно подстроенным. Все эти совпадения, и Эрика, выражавшая недовольство танцовщицы вслух.
Пару картофелин упали в огромную кастрюлю, отдаваясь глухим эхом. Немного, но монотонная работа все же отвлекала. По крайней мере, начинала отвлекать. Лера подняла глаза на Эрику, чуть ли не нависавшую над генералом, и, воспользовавшись секундной тишиной, тихо произнесла:
- Эрика, умоляю, сядь и помоги мне. У меня завтра ответственный день, я хочу сегодня поспать. Сама ведь не справляюсь...
Танцовщица понимала, что, откажись сейчас ее подруга от этого наряда, согласись она больше не заниматься на этой базе - Веста останется здесь одна. И сорок килограммов картошки. После такого наказания ни о каких выступлениях речи быть не может, наверное.
"Ничего страшного. Я справлюсь, хоть сорок, хоть сто, главное - успеть к началу программы и отравить свою дублершу. Всего то..."
Девушка взяла следующую картофелину, поудобнее перехватывая немалый тесак, который выбрала, и принялась вновь изощряться над работой. Немного времени для привычки и дело пойдет быстрее. Она очень надеялась, хотя огромные мешки предстоящего не сулили легко отделаться.
"Ну скажи мне, скажи, что я тебе такого сделала, Джеймс... Я ведь даже не помню, где оступилась, или что плохого сказала."
Валерия закатила глаза, с трудом заталкивая вновь подступающий комок обиды обратно. Должна ли она быть здесь? Должна ли она терять свое место под солнцем, к которому так долго и упорно шла? Видимо, должна...

0

7

Норт не торопился становиться вежливым и менять манеру общения:
- Ууу, как страшно... А воспитательнице не расскажешь? Видишь ли, дорогая Эрика, на моей базе ты можешь быть либо солдатом, либо блудницей. Одно из двух. Если тебе хочется прикрывать свою очаровательную пятую точку статусом мессалины - я тебя не держу. Но на военные объекты путь тебе будет заказан. В бою никому не нужна кукла с оружием в руках. Если же ты считаешь, что способна еще на что-то - опять таки пожалуйста. Я согласен тебя учить, а ты привыкай к тому, что ничем не отличаешься от других курсантов. Дисциплина, субординация, подчинение - твои лучшие друзья. Ты много раз будешь получать приказы, которые тебе не нравятся, которые будут уязвлять твое самолюбие или причинять боль. Но такова армия. Я хочу, чтобы ты привыкла подчиняться старшим по званию, чтобы это выходило на автоматизме - это спасет тебе жизнь на войне. Стоит тебе замешкаться в ответственный момент - и ты труп или калека. Так что бери в руки нож и поищи свою исключительность и свои миллионы на дне этого мешка. А ко мне обращаться на "Вы", рядовая Новэлл.
"Да провались!"
- Так точно! - ядовито выдавила Эрика.
"А ведь мы еще и спали. Какие же мужики все одинаковые! Им плевать на все,что было! Всем!!!"
Генерал кивнул на ящик и Эрика уже собралась выругнуться ему в лицо и покинуть эту подсобку.зазвенев парочкой кастрюль,пущенных вслед за Нортом,но все же отказалась напрочь от задумки в тот момент,как заметила взгляд Валерии,наполненный злостью, сожалением и отчаянием.
- Эрика, умоляю, сядь и помоги мне. У меня завтра ответственный день, я хочу сегодня поспать. Сама ведь не справляюсь...
Блудница виновато посмотрела на танцовщицу и села рядом. Какая странная картина - элегантно одетая женщина, ухоженная до кончиков пальцев ног и грязная подсобка плюс старый ножик в руке с отполированными коготками.
- Да, хорошо... -она мягко посмотрела на Леру, улыбнувшись уголками губ.
"Сегодня нам с тобой не повезло,подруга"
Новэлл, неторопливо очистив пару картофелин,в страхе подпортить маникюр, подняла голову и холодно взглянула на Джеймса:
- А ВЫ будЕТЕ здесь всю ночь за нами приглядывать? Если да, то может поможЕТЕ дамам?- в ее тоне было полно злобы и...обиды. Она хотела бить и реветь в голос. Этот день не задался с самого утра. Пролитый в машине кофе, из-за чего пришлось ехать домой и менять платье. Парочка разочаровавших сотрудников. Неприятная погода. Падение определенных акций, несколько недоумков с Wall Street, "порадовавших" дезинформацией и эта кухня. И картошка.

Генерал и яблоко

http://s2.uploads.ru/t/KYoAd.jpg
[/img]

Отредактировано Erika Nowell (2013-03-18 01:33:11)

+1

8

Было видно, что Эрика делает над собой огромное усилие, чтобы выполнить то, чего требовал от нее генерал. Но, так или иначе, она взяла нож и уселась рядом с Вестой. Этот жест был сродни данному обещанию, безмолвному согласию.
"Хорошо, я буду тебя слушаться, а ты будешь меня учить," - говорили поступки Эрики.
"Катись ко всем чертям со своей дисциплиной," - говорил ее взгляд.
- А ВЫ будЕТЕ здесь всю ночь за нами приглядывать? Если да, то может поможЕТЕ дамам? - сказала она вслух.
- Я здесь буду пока не захочется спать. Пока спать не тянет, так что я посижу. И нет, дамам я помогать не собираюсь, считайте меня хамом.
Джеймс наблюдал за своими подопечными. Так легко их вывести из себя. Так легко они начинают сопротивляться... Веста пока не сказала ему ни слова, но это молчание было уже достаточной демонстрацией ее отношения к происходящему.
- Если кто-то устал, можете встать и уйти. Вы вообще можете уйти в любой момент. Слабаки мне не нужны. Я не собираюсь вести в бой людей, которые не могут выполнить простейшего указания. И, если вы считаете, что на войне может выжить любой, кто умеет стрелять и махать кулаками - милости прошу в пятнадцатый век. В наше время все решает скоординированность действий. Если я посреди боя отдам приказ к отступлению - вы отступите. Если надо будет зарыться в помои - вы зароетесь. И будете вспоминать этот наряд как самые счастливые минуты своей жизни. Так что хватит сверлить меня взглядами, направьте лучше энергию на картошку. Можете считать ее своей первой миссией.
На протяжении всей тирады Норт смотрел на девушек с видом глубочайшего отвращения, а под конец изобразил что-то вроде ехидства. Впрочем, после стольких лет работы инструктором, ему перестало даже казаться, что он испытывает эти эмоции. Скорее сейчас он чувствовал себя как Акка Кнебекайзе со своими гусятами. Научить, объяснить, оградить... Кто же виноват, что в реалиях жизни учить приходится через крайнюю усталость, боль и унижения..
"Эта цель оправдывает любые средства. Любые."

+3

9

"О, да такой речью он нас... Ладно, меня сильнее удержит, чем если бы наручниками к батарее приковал."
Странно, но эмоции столь противоречивые были соединены в ее отношении к мужчине, сидящему напротив. Хотелось одновременно бунтовать и подчиняться. Последнее особо пугало, ведь девушка чаще ставила себя независимо, а если и выполняла что-то против своей воли - на то были очень веские причины. Эта Армия ломала ее чуть ли не с самого начала. Валерия вновь подняла глаза на Джеймса, теперь смотря как-то обычно, даже слегка виновато. Все это начинало немного пугать, она действительно чувства себя провинившейся, хотя особой вины с ее стороны и не было. Значит хватит всего пары его слов...
Девушка принялась с двойной силой и даже некой яростью снимать с картошки кожу... Больше не поднимая взгляда, а лишь изредка поглядывая на Эрику боковым зрением и дивясь ее внешнему виду. Будто Новэлл не знала, на что шла. Или знала, но надеялась отвертеться. Или не надеялась, а была уверена, что избежит этого наряда. А тут мало того, что генерал давит, так еще и соратница свою лепту внесла.
Веста перехватила нож поудобней, взяла картофелину побольше и принялась издеваться над овощем, сдирая с него шкурку резкими движениями от себя, будто затачивая наконечник на палке. Когда-то таким способом срубалась чуть ли не вся картошка, сейчас снимался лишь тонкий слой очисток. Все приходит с опытом. Попробуешь сто раз - на сто первый будешь мастером. И подобное правило касалось почти всего, с чем приходилось иметь дело. Поэтому Лера проводила все свободное время в тире и тринажерных залах, занималась сутками, если везло так вольно освобождать свой день. И это приносило свой результат.
Сейчас, погружаясь в собственные мысли, переводя чистку "на автопилот", танцовщица заметила, что настроение ее немного улучшилось. И причиной тому - отношение Норта к Эрике. Именно тот пункт "или солдат, или блудница" означал, что выбор есть и, возможно, от нее самой не откажутся, если рассказать правду. Которую с каждой неделей было все труднее скрывать...
Но стоило только сконцентрироваться на работе, как из равновесия ее вывела вибрация мобильного телефона, лежащего в правом кармане джинсов. Едва слышный звук в ее восприятии резал слух, телефон прожигал ткань и кожу, будто в секунды раскалился, и теперь только мешал. Валерия старалась не подавать виду, сосредоточившись на чистке, но ее не покидало чувство, что сейчас и генерал, и блудница смотрят на нее, сохраняя опасное молчание. Она не поднимала взгляда, четко осознавая, кто сейчас может звонить ей.

0

10

Бла-бла-бла - думала Эрика, стараясь не вслушиваться в слова генерала, - Вот мужики! Сколько отвращения, а сколько радости от собственного эдакого величия" О да, ты можешь подчинять себе, можешь накричать, унижать! Чертов садист, тебе это так нравится, да? - она постепенно накипала. Красивое лицо девушку искривляла ядовитая улыбка и слегка раздутые от накипающей ярости ноздри.
Тем временем, в кастрюлю падали картофилины, а в помещении накалялась обстановка. Всеми фибрами своей порочной души Эрика Новэлл ощущала на себе ворох эмоций, наполнявших Валерию. Она была похожа на дикую пантеру, затаившуюся перед опасным рывком в сторону крупной добычи.
Но почему я здесь? Ведь мне позволено просто встать и уйти. Ведь в первую очередь я именно блудница, а уже потом - солдат. Ну ничего, Джеймс...
Где-то неподалеку тихо завибрировал телефон. Джеймс и Эрика синхронно повернули головы в сторону звука. В подсобке повисло напряженное ожидание.
Ответь. Или сбрось! Что-нибудь! Сделай что-нибудь! Так, Эрика. Держи. Себя. В руках.
- Однажды, - тихо буркнула Эрика, не поднимая глаз, - Я стану сильнее, - в ее глазах засверкала дикость и одержимость. На секунду мисс Новэлл показалось, что Валерию передернуло, что нельзя было сказать по реакции генерала.
- Валерия, - негромко начала Эрика, продолжая чистить картофель, - Помнишь, недавно я рассказывала тебе об одном мужчине, которого увидела спустя несколько лет после нашей недолгой...
Ебли
...Встречи? Так вот. Я ведь так и не прояснила тебе. Однажды, будучи двадцатилетней наследницей с кучей вопросов и тараканов в голове, я, надев красное платье и кожаную куртку, отправилась в рок-бар на отшибе Нью-Йорка, в котором так любили засиживаться завсегдатаи байкеры. Нетрудно догадаться, что моя красная Феррари выглядела немного странно на фоне черных байков. Так вот, не отклоняемся от темы. Помнится, я заказала тогда что-то выпить, кажется..Пиво. Да, пиво. И один из посетителей начал грязно приставать ко мне, но, к счастью, вмешался другой мужчина. Приятной наружности, хорошо сложенный, с приятной внешностью. Думаю, ты уже поняла, что завязалась драка. В общем, в какой-то момент мы просто покинули бар и отправились ко мне. Веста, ты знала, что решительные на вид мужчины по-началу могут быть весьма...робкими? - порочно улыбалась девушка, бросив мимолетный взгляд на генерала. Да, с тех пор он изменился. Взгляд стал более сосредоточенный и, порой казалось, что в нем отражалась какая-то особая печаль, разочарованность то ли в себе, то ли в людях, а может. даже и в жизни. Фигура стала более накаченной, волосы немного отросли, щетина выглядела ненамного грубее, а на лбу порой прочерчивались морщины, стоило генералу сосредоточенно свести брови.
- Эта была переломная ночь в моей жизни. Что-то во мне изменилось, - добавила Эрика сама себе вслух, опустошенно глядя в дальний угол, - Хм, уж не думала, что буду чистит картошку под надзором этого человека спустя столько лет, - шепотом добавила она, нагнувшись к Валерии, но не прекращая своего занятия.
Ха. А я видела тебя голым! - блудница едва не подумала это вслух. И, представив, что бы тогда вышло, тихо прыснула со смеху, не сбавляя ярости, пеленой затуманившей ее взор.

Тем временем

http://kinopomoi.ru/uploads/screen/1435692701323259464.jpg

Отредактировано Erika Nowell (2013-03-21 21:24:25)

+1

11

Джеймс медитативно наблюдал за тем, как Веста чистит картошку... Кожура разлеталась веером, но падала точно в одну кучу.
"Мастер. Еще б врагов так шинковала."
- Валерия, помнишь, недавно я рассказывала тебе об одном мужчине... - негромкий голос Эрики прервал молчание. И чем тише была ее речь, тем больше она заставляла прислушиваться, слишком уж необычным для этой женщины было говорить тихо.
"Помнишь"... Значит она все знает."
Норт слушал с отсутствующим видом, будто сказанное и вовсе не касалось его. Человек с меньшей выдержкой, с меньшим опытом непременно бы встрял. Сейчас ему вспоминались учебные допросы. "Что бы вам ни говорили, что бы ни делали - молчите. Все блеф. Может сам допрос - блеф. Может то, что вы знаете - неправда. Верно лишь одно - молчание."
- Веста, ты знала, что решительные на вид мужчины по-началу могут быть весьма...робкими?
Дыхание застряло где-то между легкими и горлом. Секунду генерал и вовсе не мог пошевелиться. Такая странная незнакомая ярость пронизала его с ног до головы.. Не злость по отношению к врагу, но жгучее чувство обиды на женщину. Странно, но за свои 35 лет Джеймс испытывал это ничтожно малое количество раз. И тем более явно ощущался дискомфорт сейчас. Странная уязвимость, против которой у него не было оружия.
- Это была переломная ночь в моей жизни. Что-то во мне изменилось, - Эрика закончила фразу шепотом, так что Норт не смог разобрать слов. Но в ухмылке ее в тот момент был чистый яд. Та отрава, произвести которую может только женщина.
- На месте этого человека я бы не вспоминал о том инциденте спустя столько лет. Вы, женщины, слишком преувеличиваете значение случайных событий, - офицер говорил спокойно и четко, ничем не выдавая закипавших эмоций.
Картины прошлого вставали перед его глазами, заслоняя собой настоящее. Та ли перепуганная девчонка сидела сейчас перед ним? Этим ли языком она слизывала подсохшие капли крови с его разбитых губ? Время стирает границы реальности. Сейчас он не был уверен, знал ли он Новэлл до Армии...
По спине пробежал холодок.
- Прошу простить, что влезаю в дамские разговоры, - продолжил он, - я лишь хочу сказать, что с этой стороны баррикад все выглядит несколько иначе. Женщина из бара - это женщина из бара. Это ничего не меняет. Ни в каком случае.
Теперь ее яд плескался и в венах Норта.
"Это заразно. Это убьет меня, а я и не замечу."
Звук вибрации телефона положил конец болезненным раздумьям. Такой громкий в тишине, еще больше раздражающий воспаленные нервы.. его нельзя было не заметить. Впрочем, хозяйка сотового упрямо делала вид, что ничего не слышит.
- Кажется, теперь нас четверо. Веста, ты можешь сделать что-то со своим мобильным? Избавь нас от этого звука, сделай одолжение.

+3

12

Внимательно вслушиваясь в слова Эрики и отлично понимая, о ком она ведет речь, девушка не могла отделаться от впечатления, что этот разговор не должен сейчас здесь звучать. Она была лишней для многих подробностей, которые могла выдать Эрика не переводя дыхания. А знать такое о генерале, пускай даже этой истории было несколько лет, ей не больно то и хотелось. Однажды их уже свела нелегкая, и тогда они сказали достаточно, чтоб пол месяца не смотреть друг другу в глаза.
Новэлл продолжала, глаголить, отвлекаясь от картошки, Лера в противовес стала работать еще активнее, будто это могло помочь. При слове "ночь" по спине пробежал неприятный колкий холодок, Лера с неким укором и вопросом взглянула на подругу.
- Жизнь делает обороты и более резкие, например, когда самые близкие приставляют дуло к твоему виску, - Веста кинула последнюю картошку в наполнившуюся кастрюлю. Норт явно чувствовал себя не комфортно, хотя внешне был непробиваем, аки скала. Но под конец повествования блудницы он не только пропустил немного чувств наружу, а еще и очень неоднозначно ответил. Понимай, как хочешь. Для "лишней" сказанное прозвучало более чем резко и ядовито. Но сказано ведь было не ей, так чего обращать внимание?
- Кажется, теперь нас четверо. Веста, ты можешь сделать что-то со своим мобильным? Избавь нас от этого звука, сделай одолжение.
Скрывая раздражение и волнение, Валерия поднялась и пошла за новой кастрюлей, по пути доставая телефон.
Остановилась. Резко вросла в землю, так и не дойдя до кухонных принадлежностей (к счастью) и вперила взгляд в моргающий экран. "Это что же должно произойти, чтоб до меня дозванивались такие верхушки..." Девушка нервно сглотнула и запустила одну руку в волосы. Кажется, ее отсутствие на генеральной репетиции стало всеобщим достоянием и дошло до верхов. Теперь скандала не избежать. Не просто скандала, скорее всего ей спешат сообщить, что она больше не участвует в постановке. Сердце зашлось в бешеном ритме, Веста приложила телефон к уху.
Сидящие неподалеку тренер и блудница не слышали тихого ледяного голоса из мобильного, потому судить могли лишь по реакции девушки. Она нахмурилась и свела брови, тяжело дышала, не сводила взгляда со своих ступней, будто провинившийся ребенок. Говорили явно не самые приятные вещи.
- Я не собиралась так поступать. Но существуют непредвиденные обстоятельства, - сосредоточенный и серьезный голос поначалу совершенно не выдавал ее внешнего волнения. - Нет. Хорошо. Это Ваш выбор.
С каждой секундой напряжение в теле росло, а глаза горели все ярче и ярче. Один черт знал, что сейчас говорят этой всегда спокойной и уравновешенной девушке, и что происходит у нее в голове.
- Я не отказывалась! Нет, Вы только послушайте... Я в течении трех месяцев приходила на каждую репетицию, моя дублерша даже на половине из них не была! Да Вы ее видели?! Она даже на шпагат сесть не может!...
Раскалившись, Веста разом смолкла, будто ее чем-то сильно задели. Вторая ладонь сжалась в кулак с такой силой, что на запястье мгновенно и отчетливо проступили вены.
- Да пожалуйста! Вас ждет крах! - разговор был окончен.
Лера знала, что это предел. Ярость настолько сильно охватила ее, что ни одна мысль не пробивалась в затуманенное сознание. Только дикая энергия, рвавшаяся наружу.
Не прошло и трех секунд после ее последних слов, как телефон уже рассекал воздух. Веста послала его с такой необычайной скоростью, что сама удивилось, как только генерал успел увернуться от летящей в его голову техники. Мобильный, не выдержав встречи со стеной, разлетелся на части.
Внутри все кипело, требуя немедленного выхода. Обстановка комнатки предполагала, что сейчас здесь все пойдет верх дном. Заставленная мешками и ящиками, нагроможденными один на другой чуть ли не до потолка, она была создана для того, чтоб быть разрушенной. По крайней мере, сейчас Весте хотелось уничтожить все, что ее окружало.
- Три... проклятых... месяца! - первый удар пришелся на одну из средних "башен" ящиков, дерево жалобно затрещало, а на поверхности осталась хорошо различимая вмятина. Сейчас боль совсем не ощущалась, лишь безумная злость. - Чтоб в один день все разрушить! Да вы же дьявол во плоти, генерал! Наряд не пойми за что назначить на самый неподходящий день!..
Веста могла бы поклясться, что кипящего в ней негодования хватило бы для того, чтоб испепелить Норта, которого выцепил гневный взгляд, но большинство этой силы плескалось в области солнечного сплетения, не находя выхода.

+3

13

Тем временем, проклятый мобильник продолжал настойчиво вибрировать в кармане брюк Весты. Это становится поистине невыносимо, - подумалось Эрике.
- Кажется, теперь нас четверо. Веста, ты можешь сделать что-то со своим мобильным? Избавь нас от этого звука, сделай одолжение, - раздраженно бросил генерал, отведя взгляда от Эрики и скрестив руки на груди. Миллионерша продолжала свое недостойное ее статуса занятие и превратилась в слух. Скрывая раздражение и волнение, Валерия поднялась и пошла за новой кастрюлей, по пути доставая телефон
Голос первой блудницы Локи был сосредоточенным и серьезным.
- Я не собиралась так поступать. Но существуют непредвиденные обстоятельства. Нет. Хорошо. Это Ваш выбор.
Каждая произнесенная ею фраза веяла холодом и скрытым раздражением, а микрожесты, рука, запущенная волосы и многозначный взгляд передавали каждую ее мысль, что, казалось, сейчас воспламенится в воздухе черным пламенем прямо над макушкой балерины.
- Я не отказывалась! Нет, Вы только послушайте... Я в течении трех месяцев приходила на каждую репетицию, моя дублерша даже на половине из них не была! Да Вы ее видели?! Она даже на шпагат сесть не может!... - укоризненно прошипела Валерия. Спустя какие-то секунду ее пальцы сжались в уверенный кулак, что наводило на соответствующие мысли.
- Да пожалуйста! Вас ждет крах! - отрезала девушка, напомнив Эрике саму себя. Мисс Новэлл за словом в карман не лезла и была весьма остра на язык, но изящная и хрупкая снаружи Валерия, будучи непробиваемой внутри, казалось, сию же секунду вспыхнет вместе со своей одеждой. Новэлл недолгое время знала Весту, но уже успела сделать свои выводы об этой девушке. Как говорится, никогда не будет шанса произвести второе впечатление.
Мы могли бы раздумывать на сию тему долгие и долгие часы, если бы не свидание резко кинутого Лерой телефона и стены, которая равнодушно приняла его в свои бетонные объятия.
Танцовщица, сжав губы и сверкнув глазами, развернувшись, послала яростный удар в один из стоящих рядом ящиков. Из-под ее пушистых ресниц на генерала смотрел прожигающий немигающий взгляд наполненных ненавистью глаз, верхняя губа была слегка приподнята, а ноздри едва раздуты от вскипевшей ярости, готовой вырваться в любой момент из каждой клеточки ее  прекрасного утонченного тела.
- Три... проклятых... месяца! Чтоб в один день все разрушить! Да вы же дьявол во плоти, генерал! Наряд не пойми за что назначить на самый неподходящий день!.. - в интонации Весты, сжавшей кулаки, была досада, обида и злость, взявшая верх над самим разумом девушки, сладко нашептывая ей свои мысли.
Все это время беззвучно сидевшая Эрика решила обозначить свое присутствие укоризненной фразой и стойкой ноги на ширине плеч с руками, скрещенными на груди.
- Что? Джеймс? Это правда? - она подошла к генералу, словно к старому знакомому, (хотя, по сути, оно и соответствовало действительности), и, приподнявшись на цыпочки, внимательно посмотрела ему в глаза, словно мужчина настоятельно просил найти в них соринку. Если бы вы это видели, то непременно бы засмеялись!
- Мать твою, ну что ты за членовек - то такой! - будучи не совсем вменяемой по причине голода и менструального цикла, Новэлл, решив последовать примеру подруги чем-то пульнуть в стену, взяла первый попавшийся предмет и метко кинула в грудь генерала. Этим предметом была грязная картофелина.

Отредактировано Erika Nowell (2013-03-22 23:42:52)

+1

14

Веста говорила по телефону с горячностью, объяснить которую Норт мог только ее возрастом. 23 года... все кажется трагедией. Наконец она невежливо попрощалась с собеседником и запустила в генерала многострадальным телефоном. Конечно, от такой предсказуемой атаки уйти не сложно, но сам этот жест менял многое.
Пока танцовщица сражалась с запасами провизии и кричала что-то про три месяца, дьявола и неподходящий день, Джеймс уже почти успел придумать, что с ней делать. Но не успел. К негодованиям Валерии, подобно второй партии в опере, присоединилась Эрика. Блудница смотрела на Норта как на нашкодившего ребенка, нецензурно взывала к его совести, а под конец добавила свою лепту в дело закидывания командования предметами.
- Это мне за "женщину из бара", - вопросил генерал, поймав картофелину на лету, - или ты все за подругой повторяешь?
Если попытаться определить, какие чувства вызывала у Джеймса вся эта сцена, то, разумеется, прежде всего это раздражение. Никогда раньше его курсанты не закатывали истерик из-за наряда на картошку. Из-за непосильных нагрузок - да. Из-за излишне жестоких учений - да, но картошка...
"Девчонки."
Вспомнилось сколько раз он называл своих солдат девочками, чтобы позлить их. Кто же знал, что однажды его бойцами и правда окажутся эти неуравновешенные создания в юбках?
Норт встал и мимоходом бросил немытый клубень обратно Эрике. Но разбираться сейчас он намерен был не с ней. Хочешь подавить бунт? Найди зачинщика.
Генерал подошел к Весте, взял ее за локоть, подтащил обратно к ящикам и усадил на то место, где, по его мнению, ей полагалось бы быть. Впрочем, по последнему пункту их взгляды явно расходились, так что Джеймс зашел за спину курсантки, положил руки ей на плечи и сжал их с такой силой, чтоб ей и в голову не пришло вырваться и уйти.
- Что такое, злой дядя не пустил девочку на танцы? Видимо, для тебя это трагедия, понимаю. - Он склонился почти к самому уху Валерии, переходя на шепот, - Ты три месяца трудилась, чтоб станцевать эту партию. Чтобы тебе аплодировали люди, которых, возможно тебе скоро придется убить... Очнись, вся твоя жизнь перевернется через пару месяцев. Возможно мы взорвем этот театр, твои поклонники узнают приму в человеке с автоматом, все будет иначе, Веста, все! А ты говоришь о каком-то чертовом выступлении!
Генерал повысил голос. Чуть меньше выдержки и он сорвался бы на крик, чтобы вразумить глупую девчонку.
- Никто и никогда в бою, Веста, не будет спрашивать удобно ли тебе сейчас драться. Ты готова умереть за наше общее дело, но ты не хочешь ради него жить. Может ты лишь обманываешь себя? Готова ли ты сделать то, что тебе не хочется, то что сложно и противно - ради победы? Может ты слишком слаба? Может зря пришла сюда?
В комнате воцарилось молчание. Норт резко разжал пальцы и подтолкнул курсантку к кастрюле с картошкой. Теперь он слушал тишину, пытаясь понять, возымели ли его слова нужный эффект, и медленно направляясь к Новэлл.
- Война забирает все самое лучшее. Она может уничтожить ваше доброе имя, ваши деньги, идеалы... мечты... - Теперь он уже смотрел Эрике прямо в лицо, - Вашу красоту. А может забрать все сразу. Есть небольшой шанс не дать ей сделать это. Но вам придется много работать... И забыть о своеволии. Иди на место, Эрика, я еще не давал отбоя.
И он сел обратно на стул. Мужчина был подобран и сосредоточен, пытаясь уловить настроение девушек. Пытаясь угадать, поняли ли они на самом деле, смысл слов, сказанных им только что.

+2

15

Слова Норта слабо пробивались сквозь тот хаос, что творился в голове. Будучи "скованной" на своем прежнем месте, она явно не понимала, что вообще происходит. Даже не видела: расфокусированный взгляд уперся в стену напротив, девушку пробивало мелкой дрожью. Какой-то голос... нет, даже шум, там, снаружи, а внутри нечто непонятное, не имеющее выхода и границ.
Очередной этап разрушения ценностей и убеждений. Того, что держит тебя именно на этом месте. Того, что строилось на протяжении двадцати трех лет. Все под ноль. Не оставить фундамента, не оставить опоры. Строим заново.
Разъедающий огонь изнутри метался подобно льву в клетке слишком малой, чтоб сделать движение соразмерное силам и возможностям хищника. Такое бывало с ней: молчишь пару месяцев, терпишь все, все до последней капли, а потом твоя дамба дает трещину... И стираются грани того, что испытываешь. Это ты, или то, что с тобой делали?
Раньше все было иначе. Раньше закроешься на пару дней, чтоб никого не видеть, не слышать, и переживешь очередную войну внутри. А сейчас в узкую щель почти что закрывшейся двери внезапно вставили ступню и, не дожидаясь какой-либо реакции, дернули закрывшееся обратно. Грубо, но неожиданно эффективно.
Веста даже не поняла, как успела вовремя включиться в происходящее. Внезапно отчетливо ощутились и с силой сжатые мужские ладони на плечах, и шепот генерала почти у самого уха. Девушка вслушивалась в его слова с некой надеждой, но каждая произнесенная истина уже существовала где-то внутри. Просто обманывать себя было так приятно. Было...
Ее перестало трусить буквально за секунду до того, как Джеймс отпустил ее плечи. Воспользовавшись тем, что он отвернулся к Эрике, танцовщица согнулась, запуская пальцы в волосы и прикрыв глаза. Девятый вал миновал.

When people run in circles it's a very mad world.

"Что со мной не так? Пожалуй, все..."
Когда Норт вернулся на свой стул, Валерия сидела, как будто никогда и не вставала: все та же прямая спина, то же положение. Только взгляд был на столько безразличным и пустым, на сколько может быть у человека, разом осознавшего свою ничтожность.
Генерал постоянно напоминал бывшей балерине строгость ее прошлых порядков. Не зря ведь говорят, что в театре, как в армии. Дисциплина и выучка оправдывала подобное сравнение. Но с теми учителями ей всегда хотелось пререкаться. Такой себе внутренний бунт. Бунт против каждого, кто пытается внести в тебя свои изменения. С ним такой бунт подавлялся на ура. Это, пожалуй, пугало больше всего.
Девушка медленно поднялась и пошла за новой кастрюлей, которую так и не успела взять в первый раз. Вернувшись на место с еще большей посудиной и взяв в руки нож, она кинула взгляд на Эрику. На эту прекрасную женщину, которая месяц назад говорила, что собирается принимать участие в грядущих событиях. Веста надеялась, что блудница передумает.
В голове еще звучали обрывки фраз Норта, самые едкие и цепляющие. Хотелось что-то сказать, но нужно ли было? Или все же нужно, но не хотелось?..
«Как же тут не понять? Каждый цепляется за последнюю ниточку, связывающую нас с тем миром, в котором мы пока еще живем. Игнорировать то, что происходит снаружи – похоронить себя заживо в этой подземке.»
- Я так долго тренируюсь, по сравнению с другими, а на самом деле – очень мало. Да, я слишком слаба. И каждый день видеть, что не дотягиваешь… Тоже не просто. А так хоть отдушина… была… - девушка опустила взгляд на картошку, но так не хотелось брать ее в руки, работать, да и двигаться в принципе. – А если я здесь зря – можете так и сказать. Но в любом случае, я не уйду.

Отредактировано Valeria Vesta (2013-03-29 04:17:04)

+2

16

- Это мне за "женщину из бара", - вопросил генерал, поймав картофелину на лету, - или ты все за подругой повторяешь? - с легкой издевкой добавил тот. В ответ Эрика лишь огрызнулась, насупившись и что-то невнятно пробурчав.
Неужели ты такой холодный? Ну как можно вести себя так? Неужели тебе действительно нравится издеваться над людьми, в частности над девушками?
Затем случилось то, что Эрика никак не могла ожидать. Норт заставил Валерию сесть. Он грубо сжал ее плечи. так, что сама Новэлл, казалось, почувствовала это. В ее голове еще долго звучали фразы из монолога Норта, ядом введенным под кожу Валерии Весте:
- Что такое, злой дядя не пустил девочку на танцы? Видимо, для тебя это трагедия, понимаю. - Он склонился почти к самому уху Валерии, переходя на шепот, - Ты три месяца трудилась, чтоб станцевать эту партию. Чтобы тебе аплодировали люди, которых, возможно тебе скоро придется убить... Очнись, вся твоя жизнь перевернется через пару месяцев. Возможно мы взорвем этот театр, твои поклонники узнают приму в человеке с автоматом, все будет иначе, Веста, все! А ты говоришь о каком-то чертовом выступлении!
Эрика смотрела на эту сцену, разинув рот. Любая другая бы тут же заревела и убежала вон с этого проклятого места, навсегда забыв сюда дорогу, но Лера... Она не такая, как все. Эта девушка сидела на месте с каменным выражением лица, при этом не пропуская не единого слова от генерала.
Норт накипал. Он повысил голос и, выпрямившись, продолжил:
- Никто и никогда в бою, Веста, не будет спрашивать удобно ли тебе сейчас драться. Ты готова умереть за наше общее дело, но ты не хочешь ради него жить. Может ты лишь обманываешь себя? Готова ли ты сделать то, что тебе не хочется, то что сложно и противно - ради победы? Может ты слишком слаба? Может зря пришла сюда?
Как же это странно - видеть его таким...грозным, - печально подумала Эрика.
- Война забирает все самое лучшее. Она может уничтожить ваше доброе имя, ваши деньги, идеалы... мечты... - Теперь он уже смотрел Эрике прямо в лицо, - Вашу красоту....
Новэлл невольно вздрогнула, ощетинившись. Красота - она дорожила ей, она тратила огромные средства на лучшую биологическую пищу, натуральные напитки, лучшую косметику и инновационные процедуры.
- ...А может забрать все сразу. Есть небольшой шанс не дать ей сделать это. Но вам придется много работать... И забыть о своеволии. Иди на место, Эрика, я еще не давал отбоя.
Девушка молча села на место. Приятный голос Валерии разбавил повисшую тишину:
- Я так долго тренируюсь, по сравнению с другими, а на самом деле – очень мало. Да, я слишком слаба. И каждый день видеть, что не дотягиваешь… Тоже не просто. А так хоть отдушина… была… - девушка опустила взгляд на картошку, но так не хотелось брать ее в руки, работать, да и двигаться в принципе. – А если я здесь зря – можете так и сказать. Но в любом случае, я не уйду.
Не успела Валерия закончить, как Эрика тут же подхватила ее. Но в этот раз голос ее был спокойным, тихим и уставшим:
- Джеймс... Ты же знаешь, это не Армия, все мы постоянно натыкаемся на фанатичных подростков, сбежавших из дома или с улиц, для которых война - всего лишь возможность увидеть в живую Локи и команду Мстителей. Они слабы, не подготовлены. Спецов вроде тебя и Гидры очень мало. Времени - еще меньше. Давайте будем честны друг с другом. Это не армия, это фан-клуб...
Она сидела, устало смотря в глаза мужчине и ожидая его реакции. Даже если бы он рвал и метал после этих слов - ей все равно.

+1

17

На лицах девушек читалось что-то между опустошением и отчаяньем, но приказу они все же подчинились. Эффект был достигнут в точности тот, какого ждал генерал. Однако мысль эта почему-то сейчас была ему неприятна.
- Я так долго тренируюсь, по сравнению с другими, - начала Веста бесцветным голосом, - а на самом деле – очень мало. Да, я слишком слаба. И каждый день видеть, что не дотягиваешь… Тоже не просто. А так хоть отдушина… была… А если я здесь зря – можете так и сказать. Но в любом случае, я не уйду.
- Джеймс... - подхватила Новэлл, - Ты же знаешь, это не Армия, все мы постоянно натыкаемся на фанатичных подростков, сбежавших из дома или с улиц, для которых война - всего лишь возможность увидеть в живую Локи и команду Мстителей. Они слабы, не подготовлены. Спецов вроде тебя и Гидры очень мало. Времени - еще меньше. Давайте будем честны друг с другом. Это не армия, это фан-клуб...
- Отрицание, злость, торг, депрессия, смирение, - Норт даже хохотнул, - Сначала вы, дамы, не верили, что я и правда вас заставлю чистить эту чертову картошку, потом начали кидаться предметами, теперь пытаетесь уверить меня в том, что это все равно бесполезно, а отдых вам нужен...  Умоляю, не застревайте надолго в депрессии! Мы потеряем кучу времени. А ты, Эрика, заработаешь еще один наряд за то, что все еще фамильярничаешь с командованием. И сомневаешься в наших силах... А чего ты хочешь? Полчища прекрасных солдат за полгода? Профессиональную армию? У нас есть только то, что мы имеем. Я должен был научить их жать на курок и шагать навстречу врагу. Это они смогут. Они посеют панику, покажут миру то, чего он еще не видел, но они не обязаны побеждать - это уже наша задача. Мы обезглавим это общество и дадим ему нового лидера. Дальше все будет проще....
Лампочка под потолком пару раз мигнула, напомнив Джеймсу одну поездку в метро.
- А ты, Веста, и правда слаба. Уходи.
Генерал сказал это так просто, как если бы пожелал девушке приятного вечера. Ему и самому много раз это говорили. Говорили, приказывали, кричали. Это старо как мир. "Тебе здесь не место", "Ты можешь только всех угробить".. А ты стоишь и смотришь перед собой. "Ты ни на что не годен. Может ты вообще здесь специально, чтобы превратить Армию США в балаган?"... А ты им "Сэр, никак нет, сэр!". И вновь молчишь. И смотришь перед собой. Но ты так близок к тому, чтобы сломаться...
- С твоим уходом Армия станет лишь сильнее.

+2

18

Знаете, такое чувство, когда тебе в сотый раз толдычат одни и те же прописные истины. Ты просто отключаешься от этого потока, слова проходят мимо и совсем не задевают, не отвлекают, не заставляют задуматься. Вот и она уже просто не воспринимала эти слова, услышанные чуть ли не в тысячный раз.
Руки сами собой нащупали картошку и принялись за работу, почти что на автомате нож заскользил по кожуре, отделяя ее тончайшими полосками. Почему-то сейчас вспомнились искусники, так же тонко снимающие с людей кожу. Ювелирная работа!
Свет в помещении мигнул, и еще раз, и еще... Мелочь, которая подстегнула Весту чуть ли не с первой секунды. Сердце заволновалось, предвещая что-то нехорошее. Борясь с воспоминаниями, желающими заполучить контроль над ее сознанием, девушка подняла взгляд на сидящего напротив и...
- А ты, Веста, и правда слаба. Уходи.
...шок. Так обычно сказано, так нереально... Нет, серьезно? Кто-то еще это слышал? Наверное, ей показалось, она слишком много думает, слишком ненормальная, вот и чудится всякое.
Веста уставилась стеклянными глазами на Джеймса. Понимание все не желало приходить. В голове как-то пусто. Спину пронзает мелкими электрическими зарядами, от чего балерина выпрямляется все больше и больше, до невозможного, до судорог и боли, этой вечной неутолимой боли. Которую сейчас она не могла почувствовать, хотя и желала хоть какого-то отрезвления...
Руки тем временем продолжали разделываться с картофелинами, будто жили отдельной жизнью. Так ловко и легко, она даже не задумывалась, что была чем-то занята.
Меньше тридцати секунд, и сердце поразило новым зарядом волнения.
- С твоим уходом Армия станет лишь сильнее.
Нож прошел мимо и разрезал кожу от низа левой ладони и по запястью, скользя в каких-то миллиметрах от вен. Рана мгновенно засочилась кровью. Веста ничего не почувствовала. Не заметила даже.
Девушка в непонимании свела брови. Второй раз ведь не могло послышаться. Несколько секунд смотрела с немым вопросом, который постепенно перерос в подобие недоверия. Лера прищурилась и слегка наклонила голову к левому плечу, будто это могло помочь увидеть ситуацию по-другому. 
- Я не уйду, - фраза, больше похожая на вызов, ледяной, железный, непоколебимый. Вот и все, что она могла и хотела сказать сейчас.

Отредактировано Valeria Vesta (2013-04-09 02:23:55)

0

19

-... Мы обезглавим это общество и дадим ему нового лидера. Дальше все будет проще... - закончил генерал, расхаживая по небольшой комнатушке с холодными толстыми стенами. Эрика, сжимая и облизывая слегка обсохшие губы, слушала Джеймса, не отрывая взгляда от его шагающей из стороны в сторону фигуры.
Холодна становилась все холодней, казалось, что воздух пронизан иглами. Эрике было некомфортно, и она невольно съежилась. Генерал приостановился и, кинув взгляд на Валерию, занимавшуюся чисткой картошки, невзначай добавил:
- А ты, Веста, и правда слаба. Уходи, - спокойно произнес мужчина, - С твоим уходом Армия станет лишь сильнее, - добавил тот.
Вздрогнув, словно это предназначалось ей, Эрика уперлась взглядом в Леру в ожидании того момента, как слова слетят с ее губ, как она среагирует, примет решение. Ведь от этого зависели действия мисс Новэлл. Первая блудница была кем угодно, но только не предсказуемой открытой для всех брошюрой.
Книги...Как Эрика любила сопоставлять людей и литературу! Человек-драма, хмуро напевающий балладу с протянутой рукой, сидя на потертой картонке. Человек-фантастика, чьи порывы и мысли дано понять не каждому, идет, закутавшись в шарф и слушая ночь. Человек-роман стоял с букетом цветов и, тихо шмыгая носом, ожидает на главной уличной площади девушку, мечтая закутаться в ее шелковые волосы.
Человек, который вобрал в себя по строчке, по главе каждого из жанров, порезал руку неосторожным движением, повредив кожу и украсив пол несколькими красными капельками крови, капнувших на пол. Валерия сидела спокойно, лишь сведенные брови и ее многозначный взгляд говорил Эрике о многом.
Брюнетка вскочила на кухню, шумя открывающимися и закрывающимися ящиками и шкафчиками гарнитура. Шлейф цветочных духов, оставшихся после нее, так не подходил этому унылому месту, как и этому ужасному настроению.
- Здесь вообще есть аптечка? - выкрикнула Эрика. Она влетела пулей с небольшой светлой тряпицей в руках, оторвав от нее нужный кусок. Противоположный конец ткани был предварительно смочен водой. Эрика неторопливо промочила и промыла небольшую рану Валерии, и, сев на колени, сделала перевязку. Не профессионально, разумеется, но вполне сносно для миллионерши, видевшей ножевые ранения только в кинокартинах.
- Ты...в порядке? - тихо поинтересовалась Эрика, посмотрев в глаза Леры, все это время спокойно сидевшей на месте.
Новэлл кинула на генерала взгляд, полный упрека. "Это все из-за тебя!" - говорили ее глаза.
- Я доработаю за нее, - добавила Эрика.

Отредактировано Erika Nowell (2013-04-09 20:13:23)

+1

20

По руке Весты стекали тонкие темные струйки. Они скользили по краю ее ладони и падали на пол тяжелыми каплями. Генерал смотрел на ее запястье как завороженный. Только теперь он до конца осознал, что скоро кровь из этих хрупких девчачьих тел хлынет на улицы городов. Гримаса отвращения исказила лицо Норта.
- Здесь вообще есть аптечка? - Эрика подорвалась с места и принялась обшаривать кухню в поисках бинтов.
Джеймс не шелохнулся. Ему было противно. Эта неестественная ситуация, когда ты должен вести на бойню женщин... Генерал не знал, что делать. Обычно он старался не думать об этом, но сейчас больше всего ему хотелось, чтобы она и правда ушла. Чтобы ушли все. Он готов был идти один, если потребуется. Вести за собой жалкую горстку асоциальных юнцов и поэтов, но не женщин.
- Я не уйду.
Фраза достойная солдата. То, что курсант и должен говорить; то, что командир хочет слышать. Спектакль, который сейчас разыграл Норт, шел четко по сценарию. Но никогда еще офицер так отчетливо не ощущал омерзительности выполняемой им работы. Работы, которую он не имеет права бросить.
- Все твои потуги ничего не стоят. Ты никогда не сможешь стать солдатом.
Еще немного стали в голосе. Может Веста все-таки послушается, может сама поймет, что он не соврал, когда сказал, что ей здесь не место.
Эрика принялась промывать и перевязывать рану подруги.
- Я доработаю за нее, - произнесла Новэлл. Джеймс невольно устремил на нее удивленный взгляд - от кого он не ожидал приступов братской помощи, так это от Эрики. Пару секунд Норт просто смотрел на нее, силясь понять не шутит ли миллионерша. Она не шутила. Явно. Генерал встал, молча извлек из соседнего ящика бутылку водки, откупорил и щедро полил разрез на руке Весты прямо поверх перевязки.
- Не забывай дезинфецировать.
Запах алкоголя ударил в нос. Хотелось налить хороший стакан этого пойла и осушить разом. И закурить. Lucky Strike - как давно в Афганистане... Но показать свои эмоции он не мог. Все нужно подчинять выполнению задачи. Вся его жизнь крутилась вокруг этого.
- Кто хочет остаться в Армии - будет работать. Впрочем, я предпочел бы, чтобы вы вернулись на модные показы.

+2

21

Эрика вдруг сорвалась с места и начала шарить по ящикам, Лера даже не слышала, что она сказала. Потом на руку легла мокрая повязка, перекрывающая... Рану?
- Ты...в порядке? - подруга выглядела взволнованной.
- Конечно... - одними губами ответила девушка, до сих пор не понимая, что могло так встревожить ее.
Лера уж было потянулась за картошкой, но новая фраза генерала выбила весь автоматизм:
- Все твои потуги ничего не стоят. Ты никогда не сможешь стать солдатом.
Веста подняла глаза на Эрику, сидящую рядом, очередной отсутствующий взгляд. Очередная волна на какие-то мгновения поглотила ее...
"Тебе не надо изучать устройства механизмов."
"Ты никогда не научишься правильно держать оружие в руке."
"Милая, какое военное, ты же балерина..."

Голос отца прозвучал в голове так отчетливо, впору было поверить, что он стоит за спиной.
Вот так всю жизнь: между театром и домом генерал-майора. Между тем, к чему тебя приучили, и тем, порывы к чему пресекали на корню. "Ты никогда не будешь солдатом..." Она это уже слышала. Вот только теперь слышать такое было больнее, она ведь почти поверила...
"Кажется, я ошиблась. Генерал не поведет меня в бой. Единственный человек, способный на это, отправляет меня обратно на пол года."
Осознание, не желавшее изъявляться достаточно долгий период времени, наконец пришло. Она знала столько людей, завела безмерное количество друзей в этой Армии и за каждого знакомого готова была отдать жизнь. А ради того, чтоб сделать это - проводила время на тренировках. У человека, которому не нужна. Все больше времени в тире - меньше общения, и вот тебе уже некого защищать.
На руку полилась жгучая жидкость, это и вернуло Валерию в темную коморку с неисправным светом, удушающим воздухом и целыми грудами нечищеного картофеля. Мужчина стоял в паре шагов, Эрика до сих пор была рядом... А так хотелось сейчас оказать в своей казарме на Карибах. Тогда, пол года назад, вновь встретить Локи, переехать на виллу, и никогда, никогда не ехать в Нью-Йорк к новому тренеру. Но как ни пыталась подумать, думалось все одно и то же. Она бы нашла другой способ тренироваться, все равно попала бы на войну...
Это был почти предел. 
Девушка потянулась к генералу и забрала у него водку, мужчина сначала даже не понял, что произошло. А когда понял - танцовщица уже поставила на пол на треть осушенную бутылку.
Снова мигнул свет. Слова нашлись неожиданно легко. Что ты скажешь против своих же мыслей, генерал?
- Я выбрала этот путь, придется по нему идти.
"И теперь, если я одна, запрет плевать на свою жизнь отменяется."

+2

22

- Все твои потуги ничего не стоят. Ты никогда не сможешь стать солдатом, - его голос был полон стали и решимости. Эрике казалось, что Джеймс будто бы поставил перед собой цель разубедить Валерию участвовать в бою.
И правда, а вдруг она...Нет, нет... - девушка грустно посмотрела в глаза балерине, представив на мгновение, как пуля проход навылет и по красивому телу стекает теплая кровь, только намного...намного больше, чем сейчас в этой полузабытой коморке.
- Не забывай дезинфецировать, - добавил генерал, щедро полив на рану Валерии водку. В помещении запахло спиртом.
О Боже, ну и запах. Неужели это еще и пьют?
- Кто хочет остаться в Армии - будет работать. Впрочем, я предпочел бы, чтобы вы вернулись на модные показы.
Сострил, какой молодец - усмехнулась Эрика про себя.
Валерия решительно приподнялась, одним движением лишив Джеймса бутылки напитка, с которым так любили ассоциировать русских. Эрика не успела ничего сказать - лишь приподняться с пола и выпрямиться, тяжело вздохнув от затекших ног и жмущих туфель, сняв которые она, как минимум простудится, шагая по холодному кафелю.
Веста поставила перед собой на треть осушенную бутылку. Спокойная и решительная, она наконец заговорила:
- Я выбрала этот путь, придется по нему идти.
Эрика решила вмешаться. Она нежно взяла за руку Валерию, посмотрев ей в глаза. Это напоминало хорошего и плохого полицейского, только разве что вместо "плохого" был генерал Норт, а вместо "хорошего" - блудница Локи.
- Валерия, ты не обязана сражаться. Да, ты очень ловкая, гибкая, таким как ты больше всего подойдут шпионские миссии, я думаю, - она говорила неторопливо, смакуя и продумывая свою мысль, - Да и подумай, как на это отреагирует Локи? - чуть тише добавила Эрика, - Я понимаю, что в смерти на поле боя есть своя романтическая нотка, но ты...Я... - Эрика вытерла со лба выступивший пот и теперь уже из горла водку пила не Валерия, а Эрика. Миллионерша сделала небольшой глоток и, сморщившись, вытерла ладонью губы, не заметив, как генерал оперативно вырвал у нее бутылку с алкоголем, - Ты нужна мне, Валерия. Пожалуйста... - голос акулы пера дрожал, в глазах застыли слезы, - Вдруг ты погибнешь! Я не могу одна! Я не хочу одна, у меня нет ни родителей, ни братьев и сестер, ты моя единственная подруга, про которую я никогда в жизни не смогу подумать, что ты со мной из-за денег или чего-нибудь еще такого...материального. Останься со мной.
Эрика села рядом, опираясь логтями на колени и погрузив пальцы в волосы. Она уперлась взглядом в грязный пол.
Мысли тянули в бездну.

Отредактировано Erika Nowell (2013-04-12 19:45:36)

+1

23

Генерал все еще гипнотизировал бутылку взглядом, когда ее у него беспардонно отняли. Веста запрокинула голову и теперь вливала в себя водку с такой скоростью, что у Норта от одного этого зрелища пересохло в горле. Лишь отпив добрых 150 грамм она успокоилась. Казалось, что алкоголь дал ей встряску.
- Я выбрала этот путь, придется по нему идти, - наконец произнесла девушка. Во всех ее жестах читалась решительность. Какая-то отчаянная и темная, но решительность.
Норт испытующе смотрел ей в глаза. Он ждал подвоха. Это так обычно - сказать командиру то, что он хочет услышать, в надежде, что он от тебя отстанет... Но Веста отвечала таким же твердым взглядом - она говорила всерьез.
- Хорошо, - выдавил из себя генерал не скрывая недоверия в голосе.
Этот вечер дал ему больше, чем он рассчитывал. Так точно теперь были обозначены намерения его курсантов, так явно видно их отношение к войне.
- Хорошо, - повторил он уже спокойнее, - оставайся. Но Ты будешь слушаться меня во всем и выполнять все мои приказы. Пойдешь на войну, выживешь, потом можешь найти меня и дать пощечину. Но до тех пор ты - лишь то, что я о тебе думаю. И делаешь ты лишь то, что я тебе говорю. Это не игрушки, Веста.
Эрика принялась лепетать что-то, было видно, что ситуация ее здорово напугала. Новэлл позабыла, про свой светский образ, она всхлипывала, заглядывала Валерии в глаза и пила водку. Она была такой.. женщиной.
Джеймс забрал у нее бутылку. Ему не хотелось, чтобы алкоголь смазал мысли, девушкам и без того сейчас было сложно разобраться в себе. А вот ему самому рюмочка не помешала бы - женских слез он не переносил. С этой мыслью Норт не спеша направился к выходу.
- В пять утра придут повара. К тому времени картошка должна быть готова. А я пойду спать. И не пытайтесь меня обмануть - дороже выйдет. Думаю, к утру вы уже будете куда яснее понимать чего вы хотите от Армии и на что способны... О своих выводах скажете мне. Не бойтесь - ругать не буду.
Офицер ухмыльнулся и вышел из кухни. На следующую неделю он уже мысленно запланировал девушкам еще два наряда.

+1

24

ЗАКРЫТО

0


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 13.03.2016 За все хорошее (Х)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC