Наша группа ВК
Таймлайн

Vesta : Ramirez
Kravetz
Добро пожаловать в прекрасный Мидгард, который был [порабощен] возглавлен великим богом Локи в январе 2017! Его Армия долго и упорно шла к этой [кровавой резне] победе, дабы воцарить [свои порядки] окончательный и бесповоротный мир для всех жителей Земли. Теперь царство Локи больше напоминает утопию, а люди [пытаются организовать Сопротивление] счастливы и готовы [отомстить Локи и его Армии за их зверства] строить Новый мир!
В игре: 12.2017 | NC-21 | Эпизодическая система

Loki's Army

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 11.03.2016 Blue And Evil (Х)


11.03.2016 Blue And Evil (Х)

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Название эпизода
Blue And Evil
Время игры
11.03.2016
Персонажи
Loki Laufeyson, Grizel Monrou
Место действия
База "Роско Стрит", покои Локи
Описание
I'm so down and blue on this blackest night
I have evil evil in my mind
I am the ghost of the man who stands before you
Painting the silver lining nothing left to do

Операция по поеданию мира изнутри с помощью чипов в самом разгаре, и ничто не предвещает беды. Локи наслаждается жизнью, проводя время со своей блудницей. И тут он получает известие, от которого синеет от гнева. В буквальном смысле. Как отнесется Гризель к монстру, явившему себя ей?
Очередность
Loki Laufeyson
Grizel Monrou

+1

2

Локи и его блудница Гризель лежали на кровати в покоях бога, расслабляясь и наслаждаясь минутами умиротворения. Он положил голову на ее живот и смотрел в потолок, пока она читала ему вслух, перебирая пальцами его волосы. Трикстер был спокоен и доволен. Да, его Армия была не способна предпринять нечто полезное самостоятельно, но его приказы солдаты выполняли четко и без всяких отговорок, что не могло не радовать бога.
Пребывая в приятной задумчивости, Локи материализовал в своих руках крошечную змейку. Она ползала по его рукам, обвивалась вокруг пальцев и высовывала свой маленький ярко-красный язычок, а трикстер наблюдал за ней с отстраненной ухмылкой.
- ... Своими наивными, привыкшими к дороге глазами я увидел полнейшее безумие и фантастическую круговерть Нью-Йорка с его миллионами и миллионами, вечно суетящимися из-за доллара среди себе подобных, - читала Гризель, - Безумная мечта: хватать, брать, давать, вздыхать, умирать — только ради того, чтобы быть погребенным на ужасных городах-кладбищах за пределами Лонг-Айленд-сити.
Локи улыбнулся. Как верно. Ему нравилась книга, которую читала его блудница. Смертный, что ее написал, был не похож на тех, кого богу довелось встретить в Мидгарде, и потому Джек Керуак весьма импонировал трикстеру. Пожалуй, стоит поближе познакомиться с его творчеством.
В дверь постучали. Гризель прервала чтение, и Локи вздохнул. Его взгляд все еще не отрывался от очаровательной маленькой змейки, и он громко произнес, обращаясь к незваному гостю:
- Не желаю никого принимать.
Из-за двери послышался несчастный заикающийся голос:
- Мистер Локи... Сэр... Боюсь, что Вы... Вам нужно знать... Это срочно...
Цокнув языком, Локи махнул рукой, и дверь открылась. В покои неуверенной походкой прошел тощий юнец с русыми всклокоченными волосами.
- Мадам Гидра послала Вам это на электронную почту... Но боясь, что Вы прочтете это еще не скоро, он переслала это и мне... Просила передать...
Молодой человек протягивал богу бумагу с напечатанным текстом. Трикстер положил змейку своей блуднице на живот и встал, забирая послание у подданного.
M Hydra <madamh@hydra.com>
11 марта (2 ч. назад)
кому: мне
тема: СРОЧНО
Передать Локи сейчас же!
Рядовая Мариам Циммерман захвачена Щ.И.Т.ом. По нашим сведениям, она находится на их базе в Неваде. Полагаю, Вы вышлете своих людей для устранения опасной ситуации.

Локи сглотнул. Ужас наполнил каждую клеточку его тела. Глупая девчонка! Тупое смертное ничтожество! Как она могла попасться? Что, если она посмеет раскрыть информацию этим крысам из Щ.И.Т.а? Всё рухнет... Мы еще не готовы... Я не могу проиграть... Если она скажет хотя бы слово, я собственноручно разорву ее на куски голыми руками!..
Обжигающий лед разлился по крови Локи, на мгновение сковывая каждую мышцу. Он буквально не мог пошевелиться от гнева, листок заиндевел в его пальцах и рассыпался на мелкие кусочки. Если она скажет хотя бы одно-единственное слово... Парень, принесший известие, вскрикнул и поспешил скрыться из покоев, но Локи этого даже не заметил. Он смотрел на свои руки. Они были синими.
Локи стал ётуном.

+3

3

День был прекрасным и спокойным. Это спокойствие наполняло каждую клеточку тела и витало в воздухе. Ничего не предвещало беды. Гризель лежала на кровати, одной рукой придерживая раскрытую книгу, второй ласково перебирала пальцами пряди черных волос, читая книгу вслух.
-... Своими наивными, привыкшими к дороге глазами я увидел полнейшее безумие и фантастическую круговерть Нью-Йорка с его миллионами и миллионами, вечно суетящимися из-за доллара среди себе подобных, - читала девушка. Ей нравился Керуак. Он дал голос целому поколению и смотрел на мир почти что ее глазами. Лафейсону, похоже, тоже нравилось, иначе он давно бы сообщил об обратном и ее радовало это, Монро давно хотела показать ему свой мир с лучшей стороны. - Безумная мечта: хватать, брать, давать, вздыхать, умирать — только ради того, чтобы быть погребенным на ужасных городах-кладбищах за пределами Лонг-Айленд-сити. - Как точно сказано. Она могла бы подписаться под каждым словом. И эта манера написания, по которой сразу узнаешь автора, читалось легко и в удовольствие. Но тут идиллия сегодняшнего дня была наглым образом нарушена стуком в дверь.
Гризель прервала чтение и посмотрела на дверь. Какая-то поистине важная новость ждала их сегодня, раз уж солдат не принимал отказа и настойчиво ломился на аудиенцию. И едва ли эта новость была приятной, раз уж гонец так выглядел. Парень был похож на кролика, стоящего перед удавом, у него коленки тряслись от страха. Воображение Гризель быстро дорисовало ему кроличьи уши и зубы, пришлось прикрыть рот рукой, чтобы не показать улыбки. Смешной. Девушка заглянула через плечо Бога и успела прочитать записку до того, как она превратилась в осколки льда, рассыпавшиеся по кровати. Кролик убежал в свою нору трястись дальше и молится, чтобы его не позвали обратно. Птица не шелохнулась даже, только книгу осторожно закрыла, положив закладку между страниц, и отложила в сторону. Не до этого сейчас.
Локи менялся на глазах в буквальном смысле. От него повеяло холодом так, что кожа покрылась мурашками. Он изменился за считанные секунды. Но не то, чтобы до неузнаваемости. Синяя кожа со странными узорами на ней, красные глаза, но вполне узнаваемые черты лица, которые не спутаешь. Он был...восхитительно идеальным. Локи был таким всегда, но в этот момент особенно. Наверное, потому, что к его обычному облику Гризель уже привыкла, а этот видела впервые. Тянуло прикоснутся, но где-то на краю сознания красным светом мигала лампочка «не смей этого делать», инстинкт самосохранения давал о себе знать. И, пожалуй, стоило послушаться.
-Не стоит так беспокоится. Она ничего не расскажет. Ты ведь не набираешь сюда людей с улицы, здесь каждый тебе предан до конца. Все будет в порядке. - мягким, успокаивающим тоном произнесла темноволосая. В конце концов, это же был Локи, все тот же Локи, которого она знала. Пусть он выглядел иначе, чем она привыкла, но ведь оставался собой. В этом девушка была уверена. Глаза Бога Обмана изменили цвет, но взгляд оставался все тем же, что раньше. А глаза, как известно, зеркало души.
Брюнетка рискнула положить руку на плечо Бога, сквозь ткань рубашки холод, исходящий от кожи не так остро чувствовался, хотя ладонь сразу же покраснела, но обморожения не случилось. Успокаивающе погладила пальцами по плечу и едва улыбнулась.
-Если они даже придут, ты ведь сможешь их просто заморозить. Даже Тор ничего не сможет сделать в замороженном состоянии.
Она не будет убегать, как тот кролик. Не будет прятаться в свою норку. И не станет боятся, хотя может и стоило бы. Кто знает, что еще умеет Локи. Мифы дают определенную информацию, но в них столько лжи, что невозможно разобраться чему верить, а чему не верить. Гризель не верила ни одной строчке, пока не убеждалась, что именно так оно и было. Люди слишком любят приукрашивать истории, чтобы доверять каждому, написанному ими, слову.
Гризель убирает руку, ей становится слишком холодно. Инстинктивно хочется согреться, укутаться в одеяло или плед, но она продолжает сидеть. Потому что нельзя бросать Локи в таком состоянии.

+2

4

- Не стоит так беспокоиться. Она ничего не расскажет. Ты ведь не набираешь сюда людей с улицы, здесь каждый тебе предан до конца. Все будет в порядке.
Гнев Локи все еще полыхал в нем. Я не набираю людей с улицы. Я вовсе не знаю большинства из них… Сколько среди них может оказаться трусов и предателей? Эти ничтожества… Сколько из них готовы променять жизнь своего бога на собственную крошечную, никчемную жизнь? Сколько из них готовы продать шанс на Новый Мир за избавление от мучений их смертной оболочки? Тяга к убийству затуманила разум бога, он едва сдерживал себя, чтобы не пойти и не уничтожить половину населения базы «Роско Стрит». И он ненавидел это.
Локи ощутил горячее прикосновение на своем плече. Блудница пыталась его утешить, в то время как он сражался с желанием совершить с ней что-нибудь ужасное.
- Если они даже придут, ты ведь сможешь их просто заморозить. Даже Тор ничего не сможет сделать в замороженном состоянии.
И снова обжигающий лед в его венах, и Локи почти ощутил, как горят красным его глаза. Трикстер разрывался от ненависти. Девушка убрала руку, но он едва замечал. Ее слова бродили по его сознанию, открывая старые раны. Он ненавидел. Он ненавидел эту часть себя. Разумеется, Тор никогда никого не смог бы заморозить, потому что он ас. А в Локи есть эта дурная кровь, из-за которой он никогда не был до конца своим. Локи – порождение двух крайностей – асов, существ порядка, живущих в самом теплом из Девяти Миров (не считая, конечно, Муспельхейма), и ётунов, сеющих раздор обитателей ледяного царства. Локи рос в Асгарде, и тот, кого он считал братом, все детство пел ему песни, как в один прекрасный день уничтожит всех монстров. Сыновьям Одина было невдомек, что один из таких монстров живет в самом Локи. Каково было узнать об этом? Каково было принять факт, что ты – чудовище? Одно из тех, кого боятся в мире, что ты называл домом, из тех, кому желают смерти. Горькая обида, бессильное желание изменить данность. Ярость. Он никогда в самом деле не ненавидел ётунов, вплоть до того самого дня, когда узнал, кто он такой на самом деле. Он хотел отречься от своего ледяного начала, он хотел смерти всей этой расе монстров. Он хотел быть принятым Одином, как настоящий сын, как Тор. Но ничего не случилось. Локи остался тем, кто есть.
Сын Лафея взглянул на свое отражение в зеркале напротив, но быстро отвел глаза. Как низко я пал, раз мой гнев мой взывает к этой стороне моей сущности!.. Значит ли это, что я не могу владеть собой? Значит ли это, что я стал похож на того презренного зверя, которого зовут Халком?
Сознание трикстера плескалось в его злости и отчаянии. В любой момент могло оказаться, что его война проиграна, даже не успев начаться, ведь теперь он зависел от незнакомой ему смертной. И куда он пойдет после поражения? Он вдруг понял, что Мидгард стал для него приютом. Локи везде чувствовал себя чужим, но здесь его приняли. У него не было дома, но был этот мир, который он может таковым сделать… Если ему не помешают… Если эта проклятая девчонка…
Холод резал его изнутри, становясь сильнее от его мыслей. Локи стало страшно. Он не знал, как вернуться к своему нормальному состоянию. Он пытался, но его рассудок был отравлен злобой, такой чистой, какой он не знавал до сих пор. Он оглянулся за свое плечо и обнаружил, что созданная им змейка исчезла. Его магия не терпела хозяина-монстра. «Зато я наверняка с легкостью могу вызвать какое-нибудь бедствие, которое превратит этот город в ледяное изваяние» - невесело подумал трикстер.
Возможно, то, чем был Локи, появилось как раз на стыке двух его крайностей. Ведь ни асы, ни ётуны не обладали таким мощным магическим потенциалом. Он был такой один. Бог Лжи имел жестокость и коварство ледяных гигантов, но было у него и трепетно чувствующее сердце, нуждающееся в любви, явно доставшееся ему со стороны неизвестной асгардской матери. Своих высоких стремлений он привык достигать низкими, подлыми поступками. Локи был ходячим противоречием, и ему не всегда было просто ужиться с самим собой.
Ему нужно было успокоиться. Сосредоточиться. Устранить возникшие неприятности. Но как сделать это, когда в зеркале чудовище?..
- Тебе лучше покинуть меня, - тихо произнес Локи, обращаясь к блуднице, но не желая поднимать на нее взгляд.

+3

5

Нет, не лучше. С грустью подумала Гризель. Оставить Локи в таком состоянии нельзя. Она боялась не столько того, что он может пойти крушить базу и убивать всех, кто неосторожно попадется под руку, сколько того, что он может сделать что-то с собой. Кожу содрать, к примеру. Умереть он от этого не умрет, не зря же Бог, но все же это безумие. Кто знает, до какой высшей точки может дойти его ненависть к себе самому в этот момент?
Монро от части понимала его, так как сама долгое время ощущала себя чужой среди своих. Ее родители, самые близкие для нее люди, слишком от нее отличались и никак не могли смирится, что их дочь другая. Все пытались что-то навязать, заставить ее посмотреть на мир их глазами, не принимая к сведению, что у каждого человека свой собственный запатентованный ракурс. Они, бесспорно, хотели как лучше, но в результате темноволосая всегда чувствовала себя не на своем месте, будто то была чья-то чужая жизнь, не ее. Дом она обрела только здесь, где никто ничего не пытался ей навязать и все просто принимали ее такой, какая она есть, пусть даже не все понимали. Локи тоже хотел найти себе дом, но это никогда не станет возможным, пока он ненавидит часть себя. Бог будет менять миры, нигде на долго не задерживаясь, будет пытаться убежать от себя самого, но от себя не убежишь. Где Локи-ас, там всегда Локи-ётун и с этим, увы, ничего не сделаешь, таким он родился. Ему сложно, намного сложнее, чем когда-то было ей. Он оказался тем, кого его с детства учили ненавидеть лютой ненавистью. Но все можно исправить.
Птица придвигается ближе, уже почти не замечая холода, игнорируя тот факт, что уже дрожит и только говорить старается ровно и спокойно.
-Локи, пожалуйста, посмотри на меня. - ничто из того, что она скажет, не возымеет никакого эффекта, если Бог Обмана будет пропускать все это мимо ушей и прятаться за ледяным панцирем от внешнего мира, который в данный момент не устраивает его тем, что в зеркале напротив он видит свое отражение.
-Когда-то я читала книгу в жанре фэнтези. Там мага все время преследовала какая-то тень, которую он поначалу боялся и пытался сбежать от нее. Он убегал от тени по всему миру, но потом маг решил сразится с тенью, потому что понял наконец что она такое. Он назвал тень своим именем и впустил ее свою душу, потому что тень эта не была тьмой извне, но была тьмой в нем самом. Только приняв ее, как часть самого себя, он смог ее победить и от этого стал цельной личностью, вернув себе утраченную часть. Маг стал сильнее после этого поединка. - Гризель замолчала, желая убедится, что была услышана. Параллели, что она желала провести, были очевидными. Но говорить напрямую было слишком опасно, на Локи не стоило давить, особенно сейчас. Вот девушка и нашла подход в обход баррикадам, чтобы не лезть на рожон, но сказать то, что хотела. Лишь бы только подействовало.
-Ты не чудовище. Ты это ты. А это... - девушка протянула руку к руке Бога, пальцы ее оказались в каких-то миллиметрах от чужой кожи, а потом начали над кожей чертить контур узора, не касаясь. -...не твое проклятье. Это твое преимущество. Это, в том числе, как и множество другого, делает тебя таким, какой ты есть. Если бы этого не было, разве был бы ты собой? - Гризель убрала руку и замолчала. Она сказала все, что хотела сказать. Послушает или нет, уже совсем другой вопрос. Захочет развивать тему или закроет ее, как знать? Но дальше можно молчать, она и так сказала слишком много и была слишком настойчивой. Даже стыдно. Не стоило уподобляться собственным родителям, которые вечно насильно пытались ее осчастливить. Насильно никого нельзя осчастливить, даже если из самых лучших побуждений. Только хуже можно сделать. Быть может, так и получилось, через несколько секунд станет известно. Гризель пристыженно отводит взгляд, обнимает собственные колени. Просто она слишком беспокоится. Просто тех, кто ей не безразличен можно пересчитать на пальцах одной руки и каждый из таких ценнее всех сокровищ мира, поэтому и потерять страшно, поэтому и страшно, что с ним что-то случится. И она пытается сделать все, что в ее силах, порой забывая, что выше головы не прыгнешь. Прогонит, наверное. Брюнетка берет свою книгу и украдкой смотрит на Бога. Напряженно ожидание, каждая секунда длинной в целую вечность.

Отредактировано Grizel Monrou (2013-03-05 23:49:00)

+3

6

Она пыталась понять. Возможно, ей даже казалось, что она в самом деле понимает. Он смотрел на нее, и он прекрасно осознавал, что она имеет в виду. Ей не удалось убедить его, но трикстера заинтриговало само отношение блудницы к происходящему. Быть может, она просто не отдавала себе отчет в том, что представляет из себя раса ледяных гигантов. Быть может, у нее был странный вкус, и ей нравилась синяя кожа в странных узорах и пронзительно красные глаза. Что вообще привело эту смертную в Армию? Локи был готов поспорить, что она сбежала от некой обыденности, в которой обитала. Она увидела в боге что-то колоссальное, уму непостижимое, и именно это ее привлекло. Жажда глобальных перемен, как в своей жизни, так и в мире, - но в своей жизни в первую очередь. Так была ли Гризель искренней? Принимала ли она эту его сущность, как часть своей судьбы, прося его принять ётуна, как часть асгардца Локи? Какова была цена ее словам? Или все это - снова лишь попытка ускользнуть от обыденности?
Локи подошел к зеркалу и коснулся его кончиками пальцев. Поверхность слегка подернулась инеем. Красные глаза взирали на трикстера с немым вопросом. Кто же ты, Локи? Мужчина или женщина? Творец хаоса или создатель порядка? Злодей или жертва? Вершитель судеб мира или раб собственных обид? Одинсон или Лафейсон? Ас или ётун?
Я - двойственность, я - любая крайность и ее противоположность. Я и есть хаос.
Бог обернулся и посмотрел на Гризель. Она устроилась на его постели с этой замечательной книгой. Такая красивая и рассудительная девушка, одна из немногих притягательных смертных, с которой разговаривать почти также приятно, как заниматься любовью. Какие бы ни были ее мотивы, она лишь старалась облегчить его гнев, который все еще ощущался прямо под его кожей, словно иней сковывал его изнутри. Он чувствовал, как напряжены его мышцы, как сведены лопатки, и он всерьез опасался, что нечто может произойти с его позвоночником из-за давления, которое он ощущал в себе. Быть может, это еще не конец превращения? Вдруг он способен стать точно таким же, как Лафей?.. Трикстеру страшно хотелось тепла, он мечтал, чтобы оно заполнило его изнутри, подобно музыке, которая потоками врывается в тебя, хотя ты не можешь ее осязать.
- Раз ты так уверена, что это лишь я - такой, какой есть... - Локи вздохнул, пристально глядя в лицо своей блуднице, - подойди ко мне. Позволь мне согреться. Мне очень холодно.

+3

7

Гризель просто пыталась помочь. Она и не надеялась, что в один миг получится переубедить Бога в том, во что он свято верил, но постепенно получилось бы. Найти гармонию с самим собой значило стать сильнее, победить. А ей вовсе не хотелось, чтобы Локи опять попал в лапы Щ.И.Т.а или, того хуже, Одина и всех асгардцев. Брюнетка слишком привязалась к нему, сама не заметив того момента, когда банальный интерес к чему-то новому перерос в глубокое чувство привязанности. Изначально, ей ведь просто было интересно, просто хотелось вырваться из того замкнутого круга, оставить рутину позади раз и навсегда. И вот из своего пасмурного Эдинбурга она оказалась в Нью-Йорке и события в ее жизни закружились в вихре. Монро упустила тот момент, когда Бог Обмана стал ей роднее случайного встречного. И это не могло изменится в одну секунду, пусть он хоть трижды посинеет, увеличится в росте и превратиться в ледяного гиганта, как те, которых она до этого видела лишь на старых рисунках своих предков. Это слепое желание помочь могло многого ей стоить, но лучше попытаться и потерпеть поражение, чем стоять в стороне и смотреть, а потом до конца своих дней мучится приступами ненависти к себе за собственную трусость, за то, что даже не попыталась.
Лафейсон не прогонял ее, как она боялась и напряжение ушло само собой. Все же она делала все правильно, зря усомнилась. Но все же Локи не до конца ей верил, он никому до конца не верил. И делал правильно, с этим не поспоришь. В современном мире каждый второй умел убедительно врать и красиво говорить, но что есть слова? Это всего лишь звуки, которые гроша ломанного не стоят. Важно не то, что говорят, а то, что делают. Слова без доказательств действиями не имеют веса. Гризель сама придерживалась такой политики, хоть и не всегда удачно, иногда ей просто слишком хотелось верить чьим-то словам. С этим было трудно бороться. И чего ты ждешь, что я испугаюсь? Девушка не стала спрашивать такого вслух, только улыбнулась. Книга мягко выскользнула из рук и осталась на покрывале. Гризель встала с кровати и молча подошла к богу. Она могла бы многое сказать, но слов на сегодня и так было достаточно. Да и какой в них смысл? Красивым словам и убеждениям Птица предпочитала действиями доказывать несказанное. Темноволосая не была предрасположена к красивым фразам, не умела сотрясать воздух попусту. Запас ее красноречия, который и так был невелик, к этому моменту иссяк. Поэтому она просто молча обняла Локи, игнорируя ту самую красную мигающую лампочку со словами «не делай этого!» на самом краю сознания. Монро редко прислушивалась к голосу сердца вместо того, чтобы слушать голос разума, но это был как раз такой случай.

+2

8

Гризель обняла его, и он ощутил исходящий от ее тела жар и прильнул к ней, желая вобрать его в себя. Его руки обвились вокруг ее талии, и Локи прижал к себе девушку, с упоением вдыхая сладковатый аромат, исходящий от ее волос. Он знал, что в этот момент ее пронзает холод, болезненный, проникающий в саму кровь, сковывающий изнутри. Но он не мог остановить себя. Где-то в подкорке сознания билась мысль: "Я не хочу, чтобы она умирала". Ведь это действительно могло случиться. Так и происходило, когда человека касался ётун.
В этот момент он чувствовал себя так, как будто убивает. Он делал это много раз, он всегда воспринимал это, как должное, но лишь сейчас ощутил, что ему плохо от сего действа. Он не хотел, чтобы жизнь Гризель обрывалась в его руках. Ведь она действительно любила его таким, какой он есть. Это безумно, это не имеет смысла, это глупо, но Монро любила даже монстра в нем, и Локи внезапно понял, что это тронуло его до самых глубин его темной души. Его глаза увлажнились, и он поцеловал блудницу в макушку. Девушку трясло от холода, но этот факт порадовал трикстера - ведь она до сих пор была жива.
Он провел рукой по ее волосам, и тут вдруг заметил - синева постепенно исчезала, уступая место нормальному цвету кожи. Обжигающий лед внутри понемногу унимался, и трикстер оглянулся на свое отражение - из зеркала на него смотрел асгардец Локи. Трикстер радостно улыбнулся ему, и вновь вернулся к своей блуднице. Ее все еще колотил озноб, даже ее губы заметно посинели.
- О, моя прекрасная Гризель!.. - в порыве эмоций воскликнул бог и нежно поцеловал смертную.
Он усадил трясущуюся девушку на кровать и укутал ее в одеяло, потирая плечи, пытаясь хоть как-то ее согреть. Он представлял, какой холод раздирал ее сейчас, и желал поскорее это исправить. Он присел перед ней на корточки и взял ее руки в свои - сейчас они казались холоднее его собственных.
- Спасибо тебе, - тихо произнес он, заглядывая в глаза смертной.
Мягко улыбнувшись, он встал и подошел к телефону, чтобы набрать кого-нибудь из рядовых по внутренней линии. В Армии случилась неприятность, угрожающая всему плану Локи. И что же? Это всего лишь значит, что надо найти решение этой проблемы. Благодаря смертной трикстер пришел в себя, каким бы невероятным ни казался этот факт.
Бог набрал номер и спокойным властным голосом произнес:
- Мне нужно раздать срочные указания. И еще немедленно принесите кружку отменного горячего шоколада.

+3

9

Холод сковывал изнутри. Забирался под кожу, протягивал свои смертоносные щупальца, желая дотянутся до самого сердца, чтобы навеки остановить его. Она чувствовала себя так, будто кровь замерзала в жилах, превращаясь в лед, но даже не пыталась оттолкнуть и уйти подальше. Гризель верила, что можно сделать все, что угодно, если только достаточно сильно этого захотеть и приложить максимум усилий для достижения цели. Для нее не было ничего невозможного. Жизнь уходила вместе с теплом, девушку била крупная дрожь, губы заметно посинели, а она хваталась замерзшими пальцами за плечи бога. А потом все прекратилось так же неожиданно, как началось. Монро почувствовала это, еще не отстранившись и даже не взглянув на Локи. Просто тот холод, что убивал ее вдруг сменился другим, более терпимым. Ей все еще было холодно, ее колотил озноб, но это был холод другого рода. Даже не так. Это были всего лишь остатки холода, который она чувствовала минутой раньше и эти остатки вовсе не грозили ее жизни, лишь заставляли чувствовать себя немного не комфортно.
Гризель чуть отстранилась и посмотрела на Локи. Кожа у него снова стала нормального цвета и глаза стали привычными, родными. Кажется, даже настроение его было другим. Гнев ушел вместе с холодом, уступив место радости и решительности. Получилось. Получилось! Темноволосая улыбнулась и еще крепче обняла мужчину, отвечая на неожиданный поцелуй. Его губы были заметно теплее ее собственных, теперь уже она пыталась согреться.
Брюнетка куталась в одеяло, подтягивая колени к груди и постепенно переставала дрожать. Холод уходил медленно, будто не желая отдавать добычу, которая уже была в его щупальцах, но выбора у него не оставалось. Тепло настойчиво вытесняло из тела холод и хотя на то, чтобы согреться до нормальной температуры нужно было больше времени, уже сейчас Гризель чувствовала себя намного лучше. Самое страшное было позади. Птица мягко высвободила одну руку и кончиками пальцев коснулась щеки бога, мягко поглаживая. Мягко улыбнулась.
-Тебе не за что меня благодарить. - он полностью пришел в себя, вполне узнаваемый, привычный, родной. Вот уже по телефону срочные указания раздает и уже не собирается идти крушить все, что под руку попадется. Все встало на свои места. Гризель задумчиво наблюдает за Локи, мысленно сравнивая его с тем, кого она видела всего пару минут назад. Разительных отличий нет, кроме того, что в таком состоянии он себя не ненавидит. Хорошо бы, убедить его в том, что и с синей кожей ему ненавидеть себя абсолютно незачем, но это когда-нибудь потом. На сегодня с них обоих уже хватит этой темы, всегда нужно знать, когда стоит замолчать и отложить разговоры на потом и Птица умела видеть такие моменты. Но они еще вернутся к этому, когда-нибудь.
Монро плотнее укуталась в одеяло, она уже не дрожала, но все еще ощущала холод под кожей. За дверью послышался какой-то шум, будто вся база разом всполошилась, все куда-то спешили, что-то делали. Закипела жизнь в этих стенах. Они похожи на муравьев. Подумала девушка и живо представила себе нескольких знакомых с усиками. И тут в комнату вошли несколько человек, самым последним робко шагал тот испугавшийся кролик с чашкой горячего шоколада. Интересно, какое чудо заставило его войти в комнату? Гризель посмотрела на него строго, нахмурилась и ему стало стыдно за свое поведение, взял себя в руки, успокоился вроде бы даже. Девушка забрала у него чашку и стала греть о нее ладони, совершенно отключившись от происходящего.

+1

10

Когда подданные Локи вошли в комнату, он в первую очередь взял у одного из них кружку с горячим шоколадом. Это был тот самый парень, что сбежал, когда увидел превращающегося в ётуна Локи. Его явно потряхивало, и он не решался взглянуть на трикстера. Асгардцу стало мерзко.
- Вон.
Парень явно с облегчением послушался приказа и поспешно ретировался. Локи подавил приступ раздражения и протянул кружку шоколада своей блуднице.
- Согревайся, мое прелестное создание, - тихо произнес он, когда она приняла кружку из его рук, и мягко коснулся губами ее лба.
После он вернулся к своим подданным и принялся раздавать четкие указания о том, как и кем должна быть спасена рядовая Мариам Циммерман. В его голове уже был готов план действий на все возможные варианты развития событий, разум трикстера работал ясно и быстро. Его голос звучал уверенно и жестко, он вселял благоговейный ужас в слушающих его смертных. Внимая ему, они понимали, что если они допустят ошибку, если не исполнят приказа, как положено, головы их полетят с плеч.
Выслушав ЦУ, солдаты удалились, и Локи присел рядом с пьющей горячий шоколад Гризель. Она еще не до конца отошла от холода (конечно, бог ведь чуть не заморозил ее до смерти), но ее лицо и губы начинали приобретать здоровый цвет. Асгардец молча приобнял свою блудницу, еле заметная улыбка играла на его губах. Он вновь почувствовал умиротворение. Даже не то спокойствие, что он чувствовал до разыгравшейся сцены, а настоящую безмятежность. Да, у него не было дома. Да, у него не было семьи. Да, часть его была настоящим чудовищем. Но в этом глупом смертном мире нашлась одна живая душа, принимающая Локи целиком. Ей не было страшно, она не боялась даже умереть в его объятьях, она любила саму его суть. И от этого все нутро трикстера наливалось приятным теплом и трепетом.
Остаток вечера они провели все за той же книгой, а потом Гризель уснула, положив голову на его грудь. Локи еще долго вслушивался в ее размеренное дыхание и поглаживал ее волосы. Когда он наконец закрыл глаза, у него было ощущение, что он - это вовсе и не он. Или вернее, что он - совсем не тот, каким себя представлял. И это было приятно. Засыпая, он прошептал:
- Спасибо.
В ту ночь он спал крепко и без сновидений.

"... И в это совершенно особое, самое удивительное мгновение моей жизни я вдруг забыл, кто я такой. Я находился далеко от дома, в дешевом гостиничном номере, каких никогда не видывал, был возбужден и утомлен путешествием, слышал шипение пара снаружи, скрип старого дерева гостиницы, шаги наверху и прочие печальные звуки, я смотрел на высокий потрескавшийся потолок и в течение нескольких необыкновенных секунд никак не мог вспомнить, кто я такой. Я не был напуган. Просто я был кем-то другим, неким незнакомцем, и вся моя жизнь была жизнью неприкаянной, жизнью призрака. Я проехал пол-Америки, добрался до пограничной линии, отделявшей Восток моей юности от Запада моего будущего, и потому-то, быть может, и произошло такое именно там и именно тогда, в тот странный багровый предвечерний час".
© Джек Керуак, "В дороге".

+3

11

ЗАКРЫТО

0


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 11.03.2016 Blue And Evil (Х)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC