Наша группа ВК
Таймлайн

Vesta : Ramirez
Kravetz
Добро пожаловать в прекрасный Мидгард, который был [порабощен] возглавлен великим богом Локи в январе 2017! Его Армия долго и упорно шла к этой [кровавой резне] победе, дабы воцарить [свои порядки] окончательный и бесповоротный мир для всех жителей Земли. Теперь царство Локи больше напоминает утопию, а люди [пытаются организовать Сопротивление] счастливы и готовы [отомстить Локи и его Армии за их зверства] строить Новый мир!
В игре: 12.2017 | NC-21 | Эпизодическая система

Loki's Army

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loki's Army » Флуд » Анкеты для ПП


Анкеты для ПП

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Желающие предоставить открытый доступ к своим анкетам могут сделать это здесь.
Тема создана с целью предоставления гостевого доступа к вашей анкете, с целью прямого или косвенного ознакомления, дабы не открывать саму тему с принятыми анкетами.

0

2

Jose Ramirez | X22 | Хосе Рамирез


http://funkyimg.com/i/2vD6T.gif http://funkyimg.com/i/2vD6U.gif
Judah Lewis


ИМЯ ПЕРСОНАЖА


Jose Ramirez aka Henry Knight | Хосе Рамирез он же Генри Найт
Прозвища: Чико, Рэми, малец


ВОЗРАСТ, ПОЛ, ОРИЕНТАЦИЯ, РАСА


13 лет | 09/11/2004, мужской, гетеро, мутант.


БИОГРАФИЯ И ХАРАКТЕР


• В начале 2004 был искусственно зачат специалистами Проекта, по причине чего имеет трех или более генетических родителей, минимум двое из которых - мутанты;
• Появился на свет 9-го ноября 2004 года в стенах комплекса лабораторий Алкалаи, вместе со своими братом и сестрой. Был рожден реальной женщиной-мутаном, после чего забран у матери, и более никогда последнюю не видел;
• Первые три года своей жизни провел, преимущественно, запертым в своей комнате. В ней же, на каждодневном основании, имел возможность лицезреть других живых существ, - людей, - специалистов лаборатории, которые были призваны следить за его здоровьем и развитием. Иными словами, кроме ежедневного туалета и кормления, Хосе, против своей воли, получал непозволительное для ребенка количество сывороток и препаратов, постоянно находился под облучением установок, назначения которых не ведал как тогда, так и по сей день;
• В отличие от сестры и брата, Хосе появился на свет с уже активными способностями, - этому свидетельствовали как энцефалограмма, так и другие, менее знакомые простому обывателю тесты. Однако, не смотря на значительные расхождения в показаниях между нормой, и тем, что выдавали результаты тестов, Хосе, значительное время, не совершал ничего, что можно было бы назвать странным, держа ученых в тонусе любопытства;
• Он начал демонстрировать способности совершенно неожиданно, и сразу ушел в тяжелое, слабо управляемое русло: фактически не прикасаясь ни к чему, Хосе ломал предметы, разрывал их, поджигал. Он, необъяснимым образом, двигал стулья, чашки, мог изменить как градус угла в помещении, так и градус воды в стакане. Он, честно, совсем не понимал, чего он делает. А главное, не знал, как себя остановить;
• Не знали и ученые. Даже самые смелые из них, предполагавшие, что ребенок мутантов вырастет очень способным в телекинезе, оказались попросту не готовы к тому, что получили в результате своих экспериментов: Хосе не был телекинетиком, он не был и электрокинетиком, и пирокинетиком. Он не был даже телепатом. Он был совершенно иным... Иным настолько, что мог считаться оным с момента зачатия;
• Прежде, чем специалисты Алкалаи Трансиген, наконец, сошлись в своих гипотезах, Рамирез был вынужден провести несколько месяцев в практически абсолютном уединении: в маленькой комнате, без света (за исключением тусклой технической лампы над унитазом) и, практически, без общества. Ежедневно, трижды в сутки, механизированная установка доставляла ему продовольствие, а раз в два дня заходил некто: человек, облаченный в плотный черный костюм, со шлемом, светоотражающее забрало которого скрывало и лицо и глаза. По-началу Хосе пытался атаковать этого незнакомца, - видимо, в тщетной попытке спастись, - однако, вскоре понял, что подобное поведение не только доставляет ему массу боли (так как за каждый враждебный шаг кто-то или что-то било его током), но и оставляет голодным на безмерно долгое время;
• Когда ему, наконец, позволили выйти, кожа на его запястьях и лодыжках стала больше похожей на рельеф расплавленного пластилина. Они вновь посадили его на транквилизаторы, а спустя пару недель, допустили к боевым тренировкам, как и всех прочих детей в стенах проекта;
• Дальнейшие два года своей жизни, кроме наработки боевой практики и приобретения общих теоретических знаний,  Хосе провел,  не просто обучаясь убивать, но что важнее - обучаясь хотеть убивать, и особенно тогда, когда этого от него требовали другие;
• В последнем парнишка так и не стал успешен: если жестокость, казалось, появилась на свет вместе с ним, и за прошедшие годы была, скорее, обуздана, чем взращена, то бездумного послушания и верности добиться от паренька так и не удалось;
• Неизвестно, чем бы закончилась история, если бы однажды ночью, на пороге его палаты, не возник все тот же человек в черном костюме: вместе с другими незнакомцами, облаченными в черную униформу, он похитил Хосе и многих других детей;
• Несколько дней за ними велась погоня, результатом которой стала вооруженная схватка на границе Мексики и США, в которой погибло несколько детей, и все освободители. Алкалаи, наверняка, уничтожили бы оставшихся, однако в операцию, неожиданно, вмешались силы Соединенных Штатов, а вернее сказать - ЩИТ;
• Они эвакуировали выживших и раненых, после чего, доставили всех на базу. Уже там, впервые в своей жизни, Хосе увидел совсем другой мир, - с улыбками и приветливым общением. С комфортном, заботой и нежностью;
• Ему не удалось задержаться в этом мире слишком долго: после долгого совещания, детей было решено распределить по имеющимся организациям и приставить к ним охрану;
• Самые безобидные, - то есть безопасные, - были распределены в частные учебные заведения, финансируемые за счет средств ЩИТа. Те, чьи способности нельзя было скрыть, а требовалось обуздать, отправились в поместье Ксавье;
• Туда же был отправлен и Хосе. Целый год своей жизни он провел с другими детьми-мутантами, и пожалуй, впервые за всю свою жизнь, учился быть ребенком;
• Ему не было и девяти, когда, после долгого и ожесточенного спора с Чарльзом, директор ЩИТа, Ник Фьюри, забрал его из поместья и отправил на обучение в один из кадетских корпусов, принадлежащих ЩИТу. "Я не могу рисковать тобой," - сказал Николас тогда, - "ты слишком опасен, а потому слишком важен. Я не могу доверить тебя организациям, за которыми я не могу присматривать. И я знаю, что ты сердишься... Но, когда-нибудь, ты поймешь.";
• Так Хосе оказался в проекте "Эволюция". Сыном майора Генри Найта, погибшего на войне, - кадетом Найтом-младшим, которым он никогда не был. Его определили в заведение под новым именем, и с новой, полностью выдуманной историей. Фьюри, хоть и не запрещал, но предварительно очень просил забыть про способности, и постараться не использовать их... И как-то так получилось, что Хосе послушался... Возможно потому, что впервые за всю его жизнь, люди, вершившие его судьбу, и имевшие на него влияние, не запрещали ему что-то, и не угрожали, а... просто просили;
• Около трех лет Хосе воспитывался в Эволюции, имея лишь редкие возможности выбираться на встречи со старыми друзьями. Он практиковался как солдат, как тактик, как программист. Учился много бегать, носить тяжелое снаряжение. Учился стрелять. А еще - контролировать спои способности: через пару месяцев, после поступления, Фьюри смог добиться от руководства согласования по вопросу возможности частных уроков с неким "псхотерапефтом", которые должны были проходить за стенами Эволюции. К неописуемой радости Хосе, - которого о подобных планах не предупредили, - неизвестным и таинственным "доктором" оказался хороший знакомый - Ксавье;
• Как он и обещал, Хосе старался не показывать своих способностей в стенах Эволюции, но инциденты, все-таки, случались. Во время одного из них мальчишка едва не спарил заживо одного из своих самых ненавистных надзирателей... Вскоре, после этого события, Фьюри был вынужден забрать мальчика;
• Так, в свои неполные 11 лет, Рамирез оказался в стенах ЩИТа, где, к удивлению и неудовольствию многих, крайне быстро нашел общий язык с Тони Старком;
• Война, а вернее ее масштабы, оказалась для Хосе большой неожиданностью. Он, привыкший говорить о подобном только в теории, оказался совершенно неготов столкнуться с подобным в реальной жизни. И хотя, по-итогу, Рамирез справился со своими обязанностями, во многом, значительно лучше своих старших товарищей, все же, война сломала что-то внутри него, подорвав и без того хрупкую веру в этот мир. Но кроме веры он потерял и то, за что, втайне, держался все это время... Семью. Вернее - ту призрачную ее часть, которая у него имелась...
• От последнего Хосе так и не смог оправиться. Смерть брата и сестры, смерть Чарльза и всех остальных мутантов стала для него ударом, который пережить оказалось не так-то просто. Он долго пытался искать утешение в дружбе со Старком, как пытался и не дать гению замкнуться в себе безвозвратно, но в конечном счете, нервы сдали у обоих;


СПОСОБНОСТИ


Контроль над молекулами, выражающийся в изменении их физико-химическо-биологического состояния, в том числе возможность совершения психоманипуляций, таких как телепатия, телекинез, электрокинез, пирокинез и прочие.
Общие навыки военной подготовки: боевая подготовка, тактика, стратегия.
Вождение мотоцикла, обращение с огнестрельным, холодным и стрелковым оружием.
Навыки программирования и взлома систем.
* степень развития навыков определяется потребностью сюжетной линии


ДОПОЛНИТЕЛЬНО


Рождение Хосе нельзя назвать знаменательным событием. Он появился на свет в стенах лаборатории. Вырос в соседнем корпусе. Никогда не видел ни матери, ни отца. Своим именем он долго считал кодовое название “Икс 22 П 8 Эм 13 Ай - 3” - сокращенное от названия проекта, штампа биологического образца и порядкового номера биологической особи.
Звучит не слишком радужно и многообещающе, не так ли?
Икс 22 - проект, направленный на внедрение генетического кода, взятого у образов-мутантов в генотип живого человека.
Проект, призванный дать определение тому, насколько способны две генетические формы разной эволюционной ступени сосуществовать в симбиозе, находясь в одном организме.
Под программу, - по факту являющуюся жестокой пыткой, - изначально попадали различные добровольцы, скатившиеся до самого дна жизни, или же, неугодные миру сему, индивидуумы.
Этот способ скрещивания весьма быстро зарекомендовал себя как неэффективный. Практически все подопытные, в результате проводимых над ними экспериментов, погибли, а те немногие, кому удалось выжить - сошли с ума.
На этом, первая фаза проекта Икс 22 была закрыта, и, на некоторое время, всю программу решено было приостановить.
Ученые искали дополнительные способы скрещивания, руководство же - занималось подсчетом убытков и прогнозированием рентабельности возобновления проекта.
Спустя пару лет, решение нашлось само-собой.
На одной из встреч высокопоставленных лиц с научными деятелями, карта судьбы попадает в руки Гидры…
Древнейшая организация, что испокон веков точила зуб на мировое господство, решает не проходить мимо возможности обзавестись собственной армией мутантов, и потому предлагает Алкалаи сделку.
После подписания договора, проект Трансиген Кодировки Икс 22 был возобновлен.
Основная лаборатория, во избежание юридических проблем, была перенесена на окраины Мехико-Сити, и отстроена в новых корпусах.
Гидра сдержала все обещания - Алакаи был предоставлен полный сопроводительный пакет поддержки, как финансовой, - направленной на закупку необходимого оборудования и урегулирования некоторых правовых вопросов, - так и военной. Согласно этому разделу договора, часть оперативно-охранных групп специального назначения, отныне, базировались на территории лабораторий Трансигена, и занималась обеспечением ее безопасности. По-нраву это было не всем, но платили хорошо, и люди помалкивали. А после и вовсе - смирились.
Где-то, именно на этом вейхе принятия, и начинается история самого Хосе…
А начинается она с дополнительного соглашения, заключенного между Алакаи Трансигеном и Гидрой… С соглашения, о предоставлении биологических образцов мужчин.

Когда проект по вживлению генов во взрослых, живых людских особей, окончательно зарекомендовал себя как откровенно “провальный”, было принято решение вывести эксперименты на новую фазу, и начать проводить тесты над детьми.
Первой волной, под новый этап проекта Икс 22, попали самые незащищенные, и соразмерно самые слабые здоровьем, социальные слои - беспризорники и дети из неблагополучных семей. Те, чье исчезновение никого бы не обеспокоило.

Фаза сия завершена была так же быстро, как и начата - из 30 подопытных не выжил никто. Однако, что оказалось важно и весьма примечательно, в 30% случаев мутоген приживался в организмах детей значительно лучше, чем в организмах взрослых. А кроме того, прослеживалась явная корреляция между возрастом подопытного, и степенью принятия “гена”, что дало веские основания предполагать о возможности полностью успешного скрещивания, с использованием детей до года.

Новая стадия вновь потребовала времени и согласования. Алакаи хотели продолжать использовать отказников и беспризорников для своих целей, однако Гидра настояла на более юридически-правильном пути, предложив выращивать “своих” детей, которые бы являлись собственностью организации. После недолгих споров, поправки к проекту были согласованы, а первоначальное решение - закупать биологический образец отцов в банках спермы, был заменен более оригинальным решением, - солдатам и оперативникам Гидры, прошедшим необходимое медицинское обследование, за дополнительное материальное стимулирование, было предложено самим стать донорами.

Предложение, разумеется, распространялось лишь на элитные подразделения, где вопрос конфиденциальности, априори, даже не мог затрагиваться, и вероятность утечки информации, как внутри личного состава, так и за его пределами, полностью приравнивалась к нулю. 

Подрочить в пробирку - занятие, сами понимаете, плевое. А щедрое вознаграждение усыпляло не только едва живую совесть, но и слабое любопытство. Гидра сказала “надо”, значит - “надо”.

Как-то так, на задворках судьбы, у Хосе появился отец.
Впрочем, таких глубоких интимных подробностей своего рождения он не знает.

К тому моменту, когда судьба этого мира распоряжается начать отсчет времени для истории бытия сына, увы, не божьего, Хосе, новая фаза проекта Икс-22 уже приносит определенные результаты - часть младенцев, коим в утробе матери, кроме родительского набора генов, дополнительно вводились генетические составляющие мутантов, доживали до своего появления на свет. А некоторым и вовсе удалось миновать свое пятилетие… И в этот момент, на их горе, в лабораториях Алкалаи появляется Джен.

Милая девушка-мутант по-имени Дженифер была передана в проект как пленница. Ей, черноволосой и темноглазой, едва исполнилось шестнадцать. Испугавшись своих, внезапно проявившихся способностей, она сбежала из дома, надеясь укрыться в небезызвестной школе Ксавьера, но… Гидра настигла ее раньше.

Несговорчивая, напуганная, непокорная. Не умеющая контролировать свой “дар”. Она была не нужна организации, как оружие, и потому ей была уготована участь, много хуже участи лабораторной крысы…

Получив возможность неограниченного доступа к ДНК особи-мутанта, Алкалаи с удвоенной силой занялись выведением отдельной части генетического кода, способного содержать исключительно информацию о сверхспособности, дополнительно сохраняя лишь симбиозную часть, для возможности ее подселения в ДНК обычного человека. А когда данная фаза эксперимента завершилась успехом, дабы не растрачивать важную биологическую единицу за зря, Джейн вынуждают разделить участь иных безызвестных похищенных девушек. Оплодотворенная одним из биологических образцов, она вынашивает и производит на свет тройню: двух мальчиков, и одну девочку, получивших порядковые номера М-13 Ай-1, М-13 Ай- 2 и М-13 Ай-3 соответственно.

Так, на завершающем этапе проекта Икс-22, на свет, вместе со своими братом и сестрой, появляется Хосе.


ПЛАНЫ НА ИГРУ


не сдохнуть


СВЯЗЬ С ВАМИ


через лс выдам доступ к доп инфе


ПРОБНЫЙ ПОСТ


- Ты хотя бы примерно понимаешь, какого масштаба задницу ты удумал, Генри? - Встревоженно и, вместе с этим, с раздражением воскликнул Джейкоб. - У тебя есть хотя бы малейшее представление о том, как управлять этой штуковиной? - Подросток недвусмысленно махнул рукой в сторону лежавшей на полу груды красного металлического хлама. - Ты же просто не влезешь в эту штуковину! Ты же на две головы его ниже! А даже если и влезешь, - Джейкоб хмыкнул, - как ты собираешься этим управлять? Костюм, наверняка, запрограммирован так, чтобы никто другой не мог им воспользоваться!
Он выдержал паузу в несколько секунд, явно не теряя надежды, что собеседник сам нарушит тишину ответом, а после - с чувством швырнул в Генри тряпку, перепачканную в техническом масле.
- Ты вообще слышишь меня?!
Найт встрепенулся. Он неспешно оторвал свой взгляд от монитора, и, брезгливо скинув со своего плеча грязную тряпку, одарил собеседника неодобрительным взглядом .
- Я буду тебе крайне благодарен, если ты не станешь делать так снова. - Проговорил он медленно и с расстановкой, вновь поворачиваясь к монитору, где среди кучи диаграмм и таблиц, висело и окно системными кодами.
- Делать? Делать как? - С толикой возмущения отозвался Джейкоб. Он поднял с пола иной, не совсем понятный объект, и вновь кинул его в Хосе. - Вот так?
В этот раз Генри предпочел не реагировать, позволяя чему-то, похожему на консервную банку, срикошетить от его вихрастой головы, и с гулким стуком упасть на пол. Он, погруженный в изучение систем костюма, старался все свое внимание сосредотачивать на действительно важных сейчас вещах: изучении информации, выводимой на экране перед ним, анализе этих данных и понимании оных. И хотя,  - после злосчастного разговора с Тони, - эмоционально он все еще был в ярости, но свой разум, мальчишка старался контролировать.
Ведь он принял данное решение самостоятельно, и следовательно, ответ за него, также, будет держать сам.
Вот только не было в этом ничего успокаивающего и мотивирующего. Найт, - сам себя коря за такие мысли, - не мог отделаться от едкого чувства предательства, которого прежде не испытывал. Ему казалось, что он, если можно так выразиться, доверил самую сокровенную и незащищенную часть себя человеку, прежде очень значимому и дорогому, а тот… Отверг его? Не оценил? Не понял?
Хосе не знал, как именно он ощущает оное. Он знал лишь, что никогда прежде не испытывал такого отвращения к самому себе, и не ощущал себя подобным глупцом.
- Где Паркер? - Джейкоб опустился на стул рядом с Хосе. - Ты сказал, он должен помочь с системами.
- Он в пути, - сухо отозвался Найт, по-прежнему не отнимая глаз от экрана.
- Что же, - Джейк вытащил из кармана пачку сигарет, и протянул ее мальчишке рядом. - Ему следует поторопиться: мой папаша вернется завтра утром, а я сильно сомневаюсь что вы, парни, управитесь раньше, даже если начнете все сейчас.
- Мы все сделаем вовремя. - Хосе, синеватыми от усталости пальцами, вытащил одну из сигарет, и привычным движением зажал оную между губами. Он не любил курить, и не считал, что это круто, но он не мог оспорить факт, что данная пагубная привычка, не несущая никакой реальной стимуляции для мозга, помогает ему думать.
Полыхнул огонек зажигалки, и в помещении повисла тишина, нарушаемая лишь мерным гудом куллера, сокрытого в системном блоке. Ему, едва различимо на этом фоне, вторил ветер, сипло и рвано подвывая за окном.
Взмахнув бледной рукой, Хосе убрал от глаз спутанные и неприлично обросшие волосы, позволяя себе лучше видеть. Должно быть, жест этот был призван помочь мальчишке сосредоточиться. Однако, вместо этого, он лишь отвлек мысли куда-то в непрошеное, гнетущее русло. Зрачки подростка расширились, и он немигающим взглядом темных глаз уставился куда-то, словно бы сквозь монитор: туда, где за приветливым забором, в тенистой прохладе высоких деревьев, теперь находилась резиденция Старка - совсем не такая шикарная и броская, как в былые времена, но все же оформленная со вкусом. Туда, где в уцелевших перегонах метро, скрытых под толстым слоем земли, и уходящих в недра Бостона, теперь вынужденно поселились его братья по лояльности... Те из них, кто не сдался и был готов бороться до последнего вздоха за свободу, в которой, с каждым днем, становилось все меньше смысла.
Ведь с каждым днем, они все чаще и неотвратимее возвращались к этому, неоднозначному, вопросу о целесообразности и мудрости сопротивления: порой, чтобы ответить на него честно, или лукаво; порой, чтобы взбодрить себя, или напротив, низвергнуть свой разум в пучину тяжелых мыслей. И каждый этим новым разом, найти путь к ответу, сердцу наиболее близкому, становилось все труднее.
Это чувство потерянности испытывали все, и Хосе, увы, не был исключением.
Он ежедневно спрашивал себя, зачем он делает это? Зачем скрывается от этой новой жизни? Зачем противится режиму, полюбившемуся миллионам? И каждый раз, неизменно, он приходил к одной и той же горькой мысли о том, что и сам бы с радостью принял этот новый режим... Прими оный режим его самого.
Ведь он был мутантом, - а мутанты, как известно, всегда были вне любви и почтения государства... что прежде, что сейчас.   
- Я, пожалуй, пойду спать, - донесся тихий голос. - Разбуди меня, когда закончишь... - Джейкоб толкнул его в плечо, и прихватив со стола телефон, удалился за деревянной красной дверью, ведущей в дом.
Хосе остался один, посреди ночной темноты, под высокими сводами амбара.
Пепел сигареты, которую он все это время неспешно потягивал, частично осыпался ему на джинсы, чего парнишка, казалось, совсем не ощущал. Он снова и снова прокручивал в голове их с Тони разговор, и с каждым новым разом все больнее ощущал, как ранило его сказанное Старком.
Он честно считал, что ни на секунду не подал виду, и никак не выдал своей обиды товарищу, скомкав всю боль и ярость возникшую внутри в пустую, натянутую улыбку, да хриплое: "Конечно, Тони. Ты как всегда прав."
- Окей, - ответил он с критической задержкой, но вряд ли даже осознал, что Джейкоб уже ушел.
Белая дымка, неспешно, заволакивала его разум, и мальчишка все глубже проваливался в пучину тяжелых размышлений, где-то на задворках сознания ощущая, как жжет от горечи грудь.
Он чувствовал себя дико отчаявшимся, и совершенно не знал, как это исправить. Все надежды, что он возлагал, все планы, которые он строил, и все жертвы, на которые шел, казалось, в одночасье были выброшены в бочку с кислотой, и теперь медленно превращались в пустоту, оставляя после себя мучительный шлейф боли.
Усталый взгляд Найта опустился на сверкнувший вспышкой телефон. Коротким движением пальцев, он перевернул его экраном вверх, и прочитал короткое "Ты где?" от Наташи.
Что же. По крайней мере, Романова вернулась живой с очередной, не объясненной миссии. Обычно, это радовало. Но то было обычно. Сейчас же мальчишка ощутил лишь смутную толику этого чувства, больше похожую на примирение или успокоение.
Признаться, он чувствовал себя паршиво, как никогда прежде.
Даже, когда началась война, он ощущал себя собраннее, и увереннее.
Даже, когда Магнето убил всю его "семью", фактически уничтожив сестру с братом, он не был так безнадежно разбит.
В ту пору, его питали ярость и надежда... А теперь... Теперь ему казалось, что его доверием, его надеждами и мечтами, фактически, подтерли волосатую и не самую благодарную задницу...
А хуже всего было то, что это был его проклятый, секретный день рождения. Не та чертова выдуманная дата, которая теперь стояла в поддельных документах, и даже не то, что было прописано в официальном протоколе ЩИТа.
Нет. Это был день его реального, фактического и безоговорочного появления на свет...
И это был худший день его жизни.
Отвернувшись, Хосе опустил подбородок, и рваным движением все таких же бледных рук, закупорил ушные чаши наушниками, чтобы через мгновение разрешить оным зазвучать старым сборником любимых композиций.

0


Вы здесь » Loki's Army » Флуд » Анкеты для ПП


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC