Празднуем пятилетие онлайн! :')

Vesta : Ramirez
Kravetz
Добро пожаловать в прекрасный Мидгард, который был [порабощен] возглавлен великим богом Локи в январе 2017! Его Армия долго и упорно шла к этой [кровавой резне] победе, дабы воцарить [свои порядки] окончательный и бесповоротный мир для всех жителей Земли. Теперь царство Локи больше напоминает утопию, а люди [пытаются организовать Сопротивление] счастливы и готовы [отомстить Локи и его Армии за их зверства] строить Новый мир!
В игре: 12.2017 | NC-21 | Эпизодическая система

Loki's Army

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loki's Army » Нью-Йорк » 30.10.2017 The right choice is the hardest


30.10.2017 The right choice is the hardest

Сообщений 1 страница 7 из 7

1


The right choice is the hardest


http://s2.uploads.ru/ze0Xb.gif

http://sf.uploads.ru/QwB8N.gif

http://sg.uploads.ru/IvtFW.gif


Natasha Romanoff, Valeria Vesta, James Howlett


When

Where

30.10.2017

New York City


Plot


We're all killers. We've all killed parts of ourselves to survive. We've all got blood on our hands. Something somewhere had to die so we could stay alive.
And try to get our lifes together.

+2

2

Бог не может послать нам испытания,
которые мы не в состоянии выдержать.
•   •   •   •   •   •   •   •   •   •Можно человека избить, унизить, смешать с грязью. Но сломать трудно. Самым слабым хватает и пары месяцев. На сильных уходят годы.
Начинать нужно с мелких неприятностей, неудач. Переходить к случайным происшествиям, подтягивая, как за ниточку, все более и более страшные несчастья. Тут главное не переборщить, иначе можно довести до сумасшествия (что нам, конечно, не так интересно). Преодолевая одни трудности и имея время вернуться к счастливой жизни, человек все с большей тяжестью будет встречать новые проблемы. Для достижения эффекта периоды "когда все наладилось" следует с каждым разом сокращать, либо разбавлять их мелкими, но частыми потрясениями. В один прекрасный день за нависшей тучей таких неудач можно совсем не разглядеть солнца. А потом и забыть, как оно зовется. Это верный признак того, что человек уже близок к грани. На данном этапе он начинает создавать себе проблемы сам. Но есть и исключения, которые занимаются подобным чуть ли не с самого детства. Осознание человеком собственных роковых ошибок будет постепенно кренить его и без того пошатнувшийся железный стержень.
Дело за малым - в нужный момент (который вы можете почувствовать благодаря своей особой интуиции) человек должен столкнуться со своей так называемой "последней каплей". Звучит прозаично, но суть передает. Это происшествие не обязательно исключительное или масштабное, но не менее тяжелое, чем те, что были посланы раньше. В идеале оно должно пересекаться с уже укоренившимися страхами и/или привязанностями. "Последняя" называется так по понятным причинам, ибо после нее человек не может оправится. Не всем удается с первого раза правильно ее подобрать. Но, чтобы вам было легче эту "каплю" определить и классифицировать, перечисляю основные признаки: подавленность, непрекращающаяся усталость, отсутствие вкуса к жизни, радости и удовлетворения, безразличность к происходящему вокруг и с человеком непосредственно, затворничество, меланхолическая депрессия (а так же другие ее виды). Финальной точкой является смерть, реже - самоубийство. Летальный исход может также быть растянут по времени: от пары дней до нескольких лет бесцельного существования.
Человека можно сломать.
Но зачем, если слаже всю жизнь мучить?
•   •   •   •   •   •   •   •   •   •Две недели заключения прошли, как одна маленькая смерть.
В это трудно поверить, но для человека, прошедшего войну и страшные потери, обычная клетка оказалось испытанием куда более тяжелым. Потому что бередило старые раны. Разрывало рубцы и с новой силой полосовало те воспоминания, которые так давно были спрятаны в бессознательное. С момента переезда в Нью-Йорк бывшая балерина ни разу не вспоминала о том, в какую ловушку попала шесть лет назад. Даже в кошмарах ей снилась война.
Но очередной толчок в спину оказался неожиданно сильным. За пятнадцать дней девушка похудела на пару килограмм, почти не спала и не говорила. В первые пару суток ей даже думать было трудно - такой хаос творился в голове. Когда-то она расставалась с вещами, которые наполняли ее жизнь, дабы перейти к другим вещам, более важным и значимым. Сейчас же она перешла в абсолютный вакуум, где не было ни стремления к жизни, ни будущего.
На пятнадцатый день дверь ее камеры открылась и пришедший конвоир оповестил, что "Валерии Весте, бывшему военному советнику Правителя Мидгарда Локи Лафейсона, объявлена амнистия".
Вот Ваши вещи, Вы свободны.
Убирайтесь.
Вот твоя сумка, из которой достали все подозрительное, в которой нет ни оружия, ни, банально, телефона. Гуляй на все четыре стороны.
Гуляй. Думай. И, может, надумаешь, что делать с внезапно свалившейся на голову свободой.•   •   •   •   •   •   •   •   •   •У тебя были близкие люди, свое дело и какая-никакая цель, а теперь нет ничего.
Ни-че-го.
"Бывший военный советник" звучало в разы хуже, чем "бывшая блудница", но все еще не так плохо, как "самое большое разочарование". Весте казалось, что теперь каждый столб и камень смотрят на нее с немым презрением, каждая встречная стена не прочь обрушиться на ее плечи. Город поглощали сумерки. В сумке не было ни сигарет, ни id-карты, чего следовало ожидать (хотя мальборо могли бы и оставить). А это значит - никаких денег, возможности убежать и спрятаться ото всех.
Бежать, да. Это и был единственный выход, который крутился в голове. Как можно быстрее и дальше.
Прямо сейчас, если бы это было возможно. Но для начала придется заглянуть в свое скромное жилище и забрать оттуда все, что можно будет обменять на обычную карточку личности и хоть какой-то счет.•   •   •   •   •   •   •   •   •   •В знаменитые черные покои на Роско Стрит идти не было смысла по многим причинам. Да и, откровенно говоря, из тех громадных хором сейчас можно было взять разве что пару хороших пистолетов. А вот собирать тревожный чемодан Веста планировала в другом месте. В той маленькой квартирке подальше от центра, куда она прятала все самое ценное. Куда иногда приносила совсем ненужные, но такие уютные предметы декора, даже если ими оказывались обычные цветы. Именно там все было "заботливо упрятано и хитро рассортировано".
Но последнее пристанище не выдержало того, что теперь творилось с жизнью его хозяйки. Замок был разворочен, входная дверь едва ухмылялась тонкой щелью.
Весте было все равно.
Ее шестое чувство, трубившее во все колокола, полностью оправдалось. В квартире наверняка нет ни поддельных карточек личности, ни скудного золота, ни, тем более, запаса оружия. Она это ожидала.
Но совсем не представляла, что ее скромное жилище будет похоже на дом, попавший в торнадо. Разрушенная мебель, подертые обои, проломанные стены - за это уцепился взгляд, когда хозяйка вошла в давно открытую дверь. Разбитый телевизор, ноутбук внутренностями наружу, осколки, которые неприятно хрустели под ногами.
И бонусом - два мутанта, непонятно что забывшие в ее гостиной.•   •   •   •   •   •   •   •   •   •Вот почему так взбесилось шестое чувство. Оно думало, что Веста в опасности, что ее поджидают слишком сильные противники.
С ними она почти не пересекалась во время войны. Логана вообще не видела. Ее люди периодически составляли отчетность по его местоположению и роду занятий, но в целом он не представлял особого интереса - очередной спивающийся "супергерой". С Наташей судьба ее свела от силы пару раз, и то - мельком. Никаких потасовок, едких комментариев и выстрелов в ногу.
Видимо, сегодня они исправят эту досадную оплошность.
Хотела ли этого Веста? Определенно нет. Лучше бы весь мир оставил ее в покое и никогда больше не напоминал о том, в какое дерьмо она ввязалась два года назад. Последняя надежда на это исчезла в тот момент, когда вскрытая дверь обнажила внутренности ее некогда любимой квартиры. Теперь девушка стояла посреди разрушенной комнаты рядом со своими бывшими врагами и понимала, что финал у ее истории вышел слишком скучный.
В нем не было ни эмоций, ни цели, ни даже желания что-либо сказать.

+5

3

Меня всегда встречали как героя, но я никогда не понимал, что я такого сделал, кроме очередного убийства.

Уже прошло несколько дней, как Росомаха присоединился к сопротивлению. Так сложилось, что Логан, как он не старался, не мог оставаться в стороне, когда в мире царило ложное понимание мира и спокойствия, а может он просто старался загладить вину перед собой и своими жертвами, ввязываясь в очередную войну за правое, по его личному мнению, дело.

Так сложилось, что на момент присоединения Хоулетта к Сопротивлению, оно было подавлено, разбито на множество ячеек, а эти ячейки действовали в основном самостоятельно, почти не координируя свои действия, к несчастью такое положение дел имело скорее негативные стороны, чем преимущества. Ведь когда ввязываешься в борьбу, ты должен наносить удары пятерней, а не растопыренной пятерней.

По счастливой случайности за несколько дней удалось объединиться с одной из таких ячеек, которая оперировала рядом с одной из крупнейших баз армии Бога Лжи, даже удалось внедрить нескольких агентов на довольно высокие посты. Но все понимали, что эта работа была крайне рискованной, ведь при раскрытии такого агента все могло пойти крахом, а сама ячейка подвергнуться большой опасности, но Сопротивление нуждалось в таких людях, что были их ушами и глазами, оно также нуждалось в расширении сети осведомителей.

И так, глаза и уши Сопротивления донесли, что Валерия Веста - знаменитый солдат, легенда, а в последствии и военный советник самого Бога Лжи и Предательства, была брошена в темницу своим повелителем, хотя конечно темница эта была крайне комфортной. Сопротивление и так стояло на грани отчаяния и поражения, поэтому для него было очень глупо не воспользоваться ситуацией и попробовать заполучить очень полезного союзника.

Времени было в обрез, на разработку и обеспечение этой миссии были брошены последние ресурсы нескольких ячеек сопротивленцев. Дни и ночи, не смыкая глаз, десятки рук работали над планом, поддельными документами, досье... Но удастся ли воспользоваться ситуацией? Смогут ли сопротивленцы сыграть на контрасте настроений и переживаний бывшего советника, чтобы переманить его на свою сторону? Вся операция включала в себя три этапа:
1. Подготовка фальшивых документов и подмена приказов на базе.
2. Освобождение птички из клетки и ее сопровождение.
3. Воздействие на Советника (разговор, захват, необходимые действия по ситуации).

Не сложно догадаться, что первый этап был самый сложный. Пришлось пожертвовать несколькими агентами, чтобы обеспечить их безопасность и безопасность самой ячейки, а заодно затруднить поиск виновных и цепочки приказов, когда вся ложь вскроется, а она вскроется, дело лишь во времени, коего было немного. На втором этапе подключались несколько хороших ищеек, которые вели цель до ее конечного пункта, где должен был состояться третий этап операции. Ищейки должны были докладывать о любой нестандартной ситуации, чтобы было возможно принять меры. На третьем этапе выступало два человека: Наталья Романофф, которая была не просто хорошей шпионкой, которая могла расположить к себе собеседника, но и женщиной, что в данной ситуации было выгодно для объекта. Вторым человеком был Логан, который обеспечивал безопасность агента Романофф, а также обладал силой на случай силовых действий. Еще одной причиной была его живучесть, у Сопротивления каждый человек на счету, а вот Росомаху было "не жалко". Вы скажете, что это жестоко, но это война, тут нет места жалости и вежливости, Логан это понимал, поэтому не имел возражений.

Вы спросите, откуда пара узнала о тайной квартире советника, которую она так заботливо использовала для своего уединения. Но во времена отчаяния, когда Сопротивление загонялось в подвалы, канализации и самые мрачные районы, информация единственное, что стало, образно выражаясь, для него "живительной водой". Слежка за наиболее важными персонами дали свои результаты. Пусть Сопротивлению не было чем нанести удар, но они бережно хранили эту информацию, чтобы в нужный момент нанести удар.

15 минут до прихода Весты

Логан осторожно поднимался по ступенькам на этаж, где располагались скромные апартаменты советника. Позади него была его бывшая ученица, рыжеволосая и опасная женщина, которая с грацией кошки кралась за мутантом. Все чувства Росомахи были на пределе, он внюхивался, чтобы засечь посторонний запах, вслушивался, чтобы выявить хоть какие-то посторонние шумы, но казалось, что это здание почти вымерло. Рука легла на ручку двери, подергав слегка, Логан своим плечом выбил дверь, которая под его весом чуть не слетела с петель.
- Внимание красной группе, объект в 5 минутах от вас, - прозвучал голос одного из агентов в наушнике.
- Ну, что же, самое интересное только начинается, я осмотрю быстро апартаменты, а ты приготовься встречать нашу гостью, - довольно сухо проговорил Логан, не теряя времени начав обыскивать ящик за ящиком, полку за полкой. Словно "тасманский дьявол" Росомаха прошелся по квартире в ускоренном темпе, в поисках любых полезных зацепок. Адамантиевые когти нещадно рвали мебель в поисках тайников, ведь кто знает, на что способен советник.

Скрипнула дверь, владелица наконец явилась, застав пару в гостиной. Логан слегка кивнул Наташе, предоставляя ей начать разговор, в это время сам он медленно и довольно грациозно, с учетом габаритов мутанта, переместился в сторону от Весты, отрезая ей путь к отступлению. Не смотря на угрожающий внешний вид Логана, он не выказывал какой-то агрессии в сторону советника, не стал ломать ей руки, грубить. Мутант лишь облокотился на стенку, окидывая девушку взглядом, и этот взгляд не был взглядом животного, готовящегося к атаке, наоборот, нечто грустное и одновременно теплое можно было уловить в этом взгляде. Что же... Теперь в моральную битву вступала агент Романофф... Кто же победит? Исход сражения сыграет большую роль в судьбе Сопротивления.

+3

4

Поражение в битве с Локи больно ударило по Наталье, но контрольным ударом был распад Мстителей. Пока все дулись по углам и зализывали раны, Романова с привычной всем улыбкой вербовала людей в Сопротивление, обучала новичков,  тренировала их и принимала экзамены по боевому искусству. Наташа делала все, лишь бы отгородиться от самой главной проблемы и игнорировала ее достаточно долго, чтобы из обычного раздора в команде, каждый занялся своим делом. Вся жизнь резко сменила курс, и Нат не могла этому противостоять. Не могла. Или не хотела? Для Романовой вновь перестали существовать чувства, этот распад «семьи» полностью выжег эмоции, и она превратилась в ничтожную тень, не знающую ни сострадания, ни жалости; и лишь это помогло ей выжить и свыкнуться с порядками этого догнивающего аморального мира: жестокостью на жестокость. Одиночество — защита, которой опасно пренебрегать, и Наталья лучше всех знает это, но и при том вынужденно осознает один весьма очевидный факт: оно убивает ее — медленно, не спеша. И с этим невозможно бороться. Ведь если русская попытается, все ее стены, которыми она добровольно оградила себя, тут же рухнут. И осталось лишь одно желание – отомстить тому, кто изменил этот мир. Отомстить Локи.

- Ты только посмотри на этих голубков, - ухмыляется, взяв в руки фотографию Весты с генералом Армии. И как он позволил издеваться над любимой девушкой? И неважно, что издевался бог, важно то, что он позволил заточить Валерию. Нат представила, насколько девушка подавлена после сложившейся ситуации, насколько она опустошена и насколько ей больно. Пусть Вдова и показывала безразличие, сочувствие было известно русской душе. Наталья переворачивает фотографию вверх ногами, делая пару шагов в сторону. Что же, на это можно надавить. Наташа лгунья и тройная дрянь, смердящее чучело, набитое дерьмом и грязью, а не человек. Она прекрасно забивает эмоции внутри себя, не позволяя горячему сердцу овладеть холодным разумом. Не слушать сердце, отключать эмоции и действовать так, как велит прямой приказ или ясный разум. Нельзя оглядываться назад, нельзя сомневаться, нельзя поддаваться эмоциям. Рука дрожит, сердце кричит, но разум сильнее.

Наталья внимательным взглядом изумрудных глаз окидывает разрушенную комнату, на пару секунд останавливая взгляд то на коллекции книг, то на слоях пыли на подоконнике. Логана почти не замечает, оценивая ситуацию, редактируя стратегию в голове. Они не могут остаться ни с чем, они обязаны завербовать бывшую советницу Локи. Тем более, сейчас, когда Веста сломлена.
Нат не брала с собой никакого оружия, кроме привычных браслетов, скрытых рукавами тонкой кожаной куртки. Когда идешь договариваться, огромный арсенал нечего тащить – собеседник будет настроен не на разговор, а на сражение. Наташа, пережившая достаточно долго, понимала это. Черные полосы в жизни рано или поздно всегда сменялись белыми. Хотя бы ненадолго, пусть с примесью оттенков грязи, но все же белыми. Это закон мироздания, который применялся даже к самым последним неудачникам. Люди пережили много мерзости, чтобы заслужить глоток воздуха – и этим глотком воздуха была Веста.
Голос в наушнике отвлекает Наталью от осмотра квартиры; она за мгновенье поворачивается в сторону входной двери, краем глаза наблюдая за действиями Логана.
Логан. Джеймс. Наталья искренне была рада его присутствию, и дело здесь было не в том, что он является великолепным живучим воином, скорее, это один из немногих индивидов прошлого, которых русская рада видеть.  Зная о взрывном характере друга, Романова учитывала риск, хоть он и был невелик. Опять же, шпионка до последней клетки тела, она просчитывала любую ситуацию наперед.

[float=left]http://funkyimg.com/i/2raFS.gif[/float]- Здравствуй, Валерия, -  ее голос спокойный, без какой-либо холодности и презрения, которые можно было часто услышать в обращениях к армейцам. Сейчас, в гражданской одежде и без убийственного взгляда, Нат не походила на ту, чье тело омыто чужой кровью, кто в любой момент может свернуть шею (в лучшем случае). Романова была настроена доброжелательно, по крайней мере, мастерски играла роль доброй девушки с заманчивым предложением.

- Прошу прощение за всю эту разруху, сама понимаешь, проверяли квартиру на наличие жучков, камер. Лучше перепроверить, чем потом всем вместе убегать от колонны военных, - Романова медленно подходит к столу, облокачиваясь о него рукой, - у нас есть предложение, от которого ты навряд ли сможешь отказаться, - Наталья склоняет голову чуть-чуть набок, делая жест левой рукой в сторону уцелевших кресел.
- Даю слово, ни я, ни Джеймс не тронем тебя, - будь такая ситуация в отношении Романовой, рыжая давно бы сражалась не на жизнь, а на смерть. Вот только меж Наташей и Вестой было различие – одна убийца, вторая же являлась советником, и это было только на руку непрошеным гостям.
- Валерия, я понимаю, насколько тебе сейчас сложно, уж поверь, подобные чувства я нередко испытывала в прошлом. Предательство, боль, унижение, заточение – это худшее наказание, которое может дать любой руководитель. Аморальное наказание, - она шумно выдыхает, опуская взгляд на пару секунд вниз.
- Я не предлагаю тебе мстить, так как месть пожирает изнутри и это далеко не лучший выход. Я не предлагаю тебе убивать. Я предлагаю тебе помощь, Веста.

+2

5

Неизвестно, что на самом деле Веста искала в своем последнем пристанище Нью-Йорка. Вряд ли это были вещи, деньги или оружие. Она, как бывший военный советник, знала, с какой точностью и тщательностью перерывают дома предателей и врагов. И повторное вмешательство двух сопротивленцев с их проверкой хуже уж точно не сделало.
Но сделало ли лучше?
Веста шагнула вглубь комнаты, потом, будто машинально, описала небольшую дугу, уходя подальше от Логана. В итоге она остановилась у противоположной гостям стены и оперлась на нее. Белоснежная сумка гулко ударилась о грязный пол. Из всех женских сумочек эта, пожалуй, была самой бесполезной.
Девушка не поздоровалась, не кивнула, не меняла выражения лица. Она до сих пор не могла решить, что ей делать в подобной ситуации. Старые привычки пытались взять вверх. Взгляд уже успел выцепить острый кусок треснувшей лампы, просчитать, сколько бежать до ближайшего зеркала и чем можно выбить окно. Он рисовал маршруты отхода, способы забаррикадироваться и вспоминал все заначки оружия. Он обрабатывал эту информацию за секунды и вбрасывал в мысли план за планом. Натренирован до безобразия. Точен до неприличия.
Как свернуть шею шпионке?
Как выгоднее нанести удар по Логану?

Но Веста устала. Слишком сильно, чтоб выполнять хоть сотую долю того, что она, как истинный армеец, должна была. Любой рядовой знает, что на каждого из этих двоих и по-одиночке лезть - смерти подобно, а на двоих сразу... Тем более, если ты - обычный смертный, без мало-мальски сильного оружия.
Хотя, положи перед бывшей советницей хоть бронебойный пулемет, она скорее бы устало опустилась в ближайшее целое кресло, чем развязала драку. Только не сегодня. Только не после случившегося.
Наташа говорила медленно, точно подбирая слова. Логан молчал, время от времени прожигая хозяйку дома взглядом. Веста только и могла, что слушать и на каждой фразе пытаться найти оправдание тому, что произошло. Сначала она хотела молчать как можно дольше. Но через минуту поймала себя на мысли, что готова защищать сложившиеся устои до конца. Готова защищать то, что сломало ее жизнь в прошлом и снова сделало это месяц назад. Только на этот раз, видимо, добило.
Цепляться за Локи было глупо. Он был неправ чуть меньше, чем она, но божественная сущность не позволяла ему проявлять эмпатию по отношению к смертным. Конечно, в первый день появления он много не знал. Не видел того, что советница для него сделала. Но прошло достаточно времени, и если ничего не изменилось - значит плевать боженька хотел на то, что Веста собрала развалившийся Мидгард для его возвращения.
Все это время смертная оправдывала Локи тем, что он - бог, а значит совсем другой. Она признавала только свои ошибки и считала наказание справедливым. Но в этот раз виноваты были оба.

Бог остался при своем царстве.
Бывшая блудница в который раз стала никем.

- Наказание... Слишком мягкое для того, что я сделала. Не буду вдаваться в подробности, иначе мы просидим здесь до следующего вечера, - Веста еще раз окинула своих гостей взглядом и остановилась на Логане. Его молчаливость была крайне интересна. Значит парламентер здесь - Наташа, а Джеймса взяли на случай силового воздействия? Интересно.
- Если ты понимаешь, насколько мне сейчас сложно, то должна понимать, чего я сейчас хочу. Ни мести, ни убийств, ни помощи. Но раз уж вы рискнули прийти сюда... Я никуда не спешу, - Веста перевела взгляд на Романофф; ее так и тянуло улыбнуться при следующей фразе, однако она сдержала себя. - Заодно можете поделиться своими мыслями на счет нового военного советника Локи.
И каково вам, не сумевшим удержать свою супергеройскую команду, видеть одного из своих напарников у трона врага.
Каково тебе, Наташа?

+2

6

Наташа опускает взгляд, шумно выдыхая воздух из легких,  отодвигает руку на пару сантиметров в сторону, чтобы все видели, как она сжимает стол длинными пальцами. Романова хотела казаться уставшей от всего мира, хотела показать, что ей невероятно больно слышать слова бывшего советника Локи.  И пусть сейчас горячее сердце гулко бьется под грудью, толкается в ребра, до боли екает и мешает дышать, она никогда не покажет то, что чувствует по-настоящему. Это не выгодно. Вдовы не слушают сердце, их этому учат сразу. Она прекрасно знает, как веси себя на публике, знает, как вести себя в ситуации, подобной этой. Глупо полагать, что Нат будет плакать при воспоминании о переметнувшемся. Она показывает лишь то, что выгодно, говорит то, что считает нужным. А это нужное, к слову, не всегда вяжется с нормами морали.

[float=left]http://funkyimg.com/i/2vNxb.gif[/float]- Ты не обязана вдаваться подробности, если сама того не пожелаешь, - сухо произносит после минутного молчания. Ей, честно говоря, было плевать, что там произошло меж Вестой и Локи, какую игрушку они не поделили. Сейчас единственным желанием было придушить эту дрянь, которая пыталась играть на ее чувствах, едва ли не ликуя от сказанного. Романова прекрасно понимала, на какой риск идет Сопротивление, приглашая врага под свое крыло, и девушка в корне была не согласна с начальником. Нат не любила рисковать, но что поделать…невольно вспоминается поговорка: «Лучше синица в руках, чем журавль в небе». Вдова поджимает губы, поднимая взгляд с когда-то чистого ковра на уставшую хозяйку квартиры.
- Это не наш напарник, Веста, Бартон давно почил, - напрягает скулы, закрывая на несколько долгих секунд глаза, - время не вернуть назад и нужно жить дальше. Достаточно оплакивать прошлое, которое уже не вернуть. Достаточно вспоминать людей, которые предали.

Наталья была готова к этому вопросу, потому заранее приготовила ответ и эмоцию для данного момента. Загони ее в угол с фразой Весты, можно было ожидать того редкого случая, когда Романова слушает свое сердце, но стоит ли говорить Валерии, насколько ее действия предсказуемы? Человек всегда, выгораживаясь и защищаясь, будет бить по больному.
- Ты умная девушка и прекрасно понимаешь, что одной оставаться здесь крайне не безопасно. Мы не желаем тебе зла, Веста, мы даем тебе шанс быть той, кто может изменить мир вместе с другими людьми, а не с теми, кто уже когда-то разрушил свой мир.
У нее тоже был шанс, и Наташа действительно не пожалела, примкнув сначала к Щ.И.Т.у, а затем к Мстителям.  Признаться, именно с этим решением почувствовала себя живой, а не созданной СССР машиной для убийств. И именно поэтому она сейчас говорит с Вестой по-дружески, будто зная ее целую вечность; она пытается донести смысл того, что воевать-то нужно за человечество, а не за пришельцев. Какими бы они не были богами – эти пришельцы – они остаются гостями этого мира. Вопрос в том, готова ли Веста, подобно Наташе, положить собственную безопасность ради безопасности мира, который судит, осуждает и порицает ее.
- Логан, - Нат переводит взгляд на «дядю», искренне улыбнувшись, - не оставишь нас, девочек, поболтать? Spasibо.
Валерия прекрасно понимает, что Логан здесь для оружия, но нужно ли это оружие сейчас на переговорах? Этой просьбой к другу Вдова ясно дает понять, что она пришла не воевать.

Когда Наталью обучали балету, она поняла многое: ничто не имеет значения – только Его Величество Балет, только сценарий. Любые препятствия на пути должна быть уничтожены – будь то собственные слабости или чьи-либо чувства и желания.
- Готова ли ты изменить свою жизнь или так и будешь сидеть в одиночестве, пожирая себя изнутри? – изгибает бровь в вопросе, едва заметно ухмыляясь уголком губ.
- Подумай, готова ли ты прекратить играть по чьим-либо правилам, - рыжая упирается пятой точкой о стол и, сложив руки на груди, показывая внешнюю попытку защититься, и продолжает чуть тихим голосом, - мне подарили шанс все исправить. Прекратить ту цепочку кошмаров, что я выбрала для себя много лет назад, и начать жизнь с чистого листа, попутно пытаясь хотя бы немного отдраить предыдущие страницы.

Отредактировано Natasha Romanoff (2017-07-28 05:58:37)

+2

7

Веста - бывшее в прошлом существо светлое и доброе - теперь испорченна и искорежена жизнью.
Не только армией, не только убийствами и пытками, грабежами и террором. Лед треснул давно, лет семь назад. Сейчас с поверхности мутного черного океана расползались остатки белоснежных глыб. Под ними ничего нет, но есть все: темнота, глубина, хищные ледяные рыбы и огромные медузы с каплей смертельного яда на кончике каждого жала.
Она очень хочет улыбнуться (так мерзко и почти привычно) своей маленькой победе. Потому что не видит, но чувствует задетую за живое, до сих пор больную тему. Сколько не отрекайся, а человеком быть не перестанешь. Уязвимым, жалким, смертным.
Это вызывало отвращение. Порой, не так уж часто. По большей части - к самой себе, потому что девчонка была очень слабой, зависела от множества факторов, веществ и людей. Куда такое годится. И ей всегда казалось, что у супер-солдат подобных проблем нет. Она их идеализировала, но в какой-то своей манере. Как расчетливый предводитель войска, который не хочет видеть в своих солдатах людей. Только машины, только боевые единицы.
На лице у Весты - не маска, нет, но и не вожделенная ухмылка. Она отводит глаза в сторону, проглатывает легкий озноб и заставляет себя дышать ровно. Шаги удаляющегося Логана стихли минуты две назад. Теперь в комнате предательски тихо, да так, что отсутствием звука может запросто припечатать к полу.
Она потом обязательно расскажет кому-то, что была удостоена чести говорить с Романофф. Но это будет не Локи, определенно не он.
- Я могу посидеть в одиночестве. Никогда этим не занималась.
Бывшая военная советница всего на секунду вспоминает яхту, пропахшие спиртным смрадом стены, табачный воздух... и человека, которого нужно вытащить из одиночества, пока оно его не добило.
С ней не будет так же, она другая.
Тему про Бартона Веста решает пока оставить. Одного укола под ребра вполне достаточно, да и Наташа права - что перемывать былое. Когда-то Соколиный Глаз спасал жизнь рыжей (наверное, хоть разок да спас), потом вытаскивал военного советника из пекла. На какой бы стороне он ни был - оставался верен людям. Действительно спасал их.
- Тебе подарили шанс и теперь ты даришь его мне? Или вы? - понимание пронзило уставший мозг слишком резко; настолько, что девушка предпочла его проигнорировать. - Я не хочу ничего исправлять. Если бы меня забросили на три года назад со знанием того, что может произойти дальше - я бы не изменила ни одному своему выбору. Это может прозвучать жестоко, я не очень люблю убивать людей. Но они сами кидались под мою винтовку, потому что хотели защитить свой прогнивший удобный мир. Мне ли тебе о нем рассказывать? Ведь ты сама - детище прошлых устоев, созданное не для лучших целей. Тебе удалось вырваться, другим вряд ли так повезло.
Возможно, расчет Сопротивления был слишком спонтанен и быстр. Возможно, они решили сделать задел на будущее этим разговором. Да, Веста усомнилась в своем Повелителе, лишь на самую малость. Но в правильности Нового мира, ее мира, она не сомневалась ни капли.
- Забудь все эти высокопарные формулировки, - девушка едва заметно отмахнулась, сделала пару шагов по направлению к собеседнице. - Просто скажи, ты действительно думаешь, что сможешь убедить меня изменить взгляды? Человека, который был в Армии с первых дней и отдавал все силы, чтоб воплотить то, что воплотилось?

+2


Вы здесь » Loki's Army » Нью-Йорк » 30.10.2017 The right choice is the hardest


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC