Наша группа ВК
Таймлайн

Vesta : Ramirez
Kravetz
Добро пожаловать в прекрасный Мидгард, который был [порабощен] возглавлен великим богом Локи в январе 2017! Его Армия долго и упорно шла к этой [кровавой резне] победе, дабы воцарить [свои порядки] окончательный и бесповоротный мир для всех жителей Земли. Теперь царство Локи больше напоминает утопию, а люди [пытаются организовать Сопротивление] счастливы и готовы [отомстить Локи и его Армии за их зверства] строить Новый мир!
В игре: 12.2017 | NC-21 | Эпизодическая система

Loki's Army

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 15.10.2017 God's return


15.10.2017 God's return

Сообщений 1 страница 15 из 15

1


God's return


http://s7.uploads.ru/Y0sc1.jpg


Loki Laufeyson, Valeria Vesta, James North


Время

Место

15.10.2017

Зал Приемов исторической базы «Роско Стрит»


Сюжет


Последние несколько месяцев выдались особо напряженными для тех, кто хранил великую тайну - после Последней войны Локи исчез. Все больше и больше людей начали сомневаться, реальный ли Бог столь редко спускается к своему народу.
И в тот момент, когда волнение и недоверие в сердцах нарастало, всех ждала реальная встреча с Царем Мидгарда.
Но сначала эта встреча ждала ту, кто больше всего ее боялся.

+3

2

-Какого дьявола тут  так холодно? – Локи смотрел в серое, стальное холодное небо Нью-Йорка, стоя где-то на окраине Кони-Айленд. Едва моросящий дождь тут де намочил зачесанные назад, волосы бога. Он нахмурился, щелкнул пальцами и тут же, над ним, словно невидимый зонт раскрылся, образовалось сухое, свободное от дождя пространство.
Магия возвращалась к нему. Теперь, когда он абсолютно здоров и свободен, он вернулся в город, где случилось  его громогласное фиаско, и откуда начнется его финишное восхождение на трон Мидгарда. Теперь-то он свое не упустит.
Локи медленно двинулся в сторону парома, чтобы вернуться в центр Нью-Йорка, где он собирался триумфально появиться в зале советов внезапно для всех. Ох, какую встречу он задумал! Как он надеялся всех удивить, внезапно появившись в облике какого-нибудь самого мелкого клерка из всех обитателей базы. Он сядет в кресло Локи, фамильярно закинет ногу на ногу и, оглядев всех задорным взглядом, вернет свой лик. Как все обрадуются! Наверняка его блудницы будут рыдать. Вместе с Нортом. О, как он хочет это увидеть!
Трикстер улыбался своим мыслям, пока стоял на пароме, охраняемый от дождя невидимым куполом. Он даже не замечал того как на него косятся люди, как перешептываются и снимают его на телефон. Пусть снимают, глупцы, все равно этим файлам не суждено сохраниться на их идиотских девайсах. Глупость какая. Все эти телефоны, лэп-топы, планшеты… Так просто подчинить себе. Так легко взломать. Так просто уничтожить. Локи рассмеялся.
Внутри он ощущал тепло и сладкое покалывание нетерпения. Скорее бы уже прибыть на место. Почему-то, Локи любил эти мидгарские способы передвижения по городу. Паром, такси, метро. Этот транспорт удивительно его успокаивал. Во время езды можно было спокойно подумать, поразмышлять о проблемах мира, о проблемах своего народа. Ну, или о себе, чего уж греха таить. Локи обожал размышлять о себе. О своем величии, о своих планах и как он будет прекрасно смотреться на троне всех 9 миров… Жаль только, часто не поездишь. Кругом враги.

Такси мягко затормозило перед парадным входов на базу. Не заплатив, но стерев память водителю, Локи вышел из машины и, поправив галстук (предварительно, он успел переменить лик, теперь он был похож на статного светловолосого мужчину, с ровными усами и большим кейсом в руках), и уверенным шагом устремился внутрь.
Как он и догадывался, пройти охранный пост не составило труда: охрана даже не подняла на него глаз, когда он проходит мимо.  «Не забыть наказать наглецов за плохую работу» - подумал Локи, заходя в лифт и поднимаясь на третий этаж. В кабине с ним никто не ехал, это дало пару минут, чтобы привести мысли в порядок и собраться с силами перед решающим выходом на сцену.
Когда двери открылись, Локи медленно и вальяжно вышел из лифта, и направила прямо к своему креслу. Приятный мандраж щекотал нутро. Бог старался не улыбаться и выглядеть как можно естественнее. Уверенно вышагивая к креслу, он периодически, аккуратно озирался вокруг. В зале почти никого не было. Только несколько человек из командующего состава и несколько солдат. Пара клерков, советник и, кажется, его блудница. Издалека непонятно кто именно.
Наконец, трикстер дошел до кресла, аккуратно поставил кейс на пол рядом, повернулся к залу, расстегнул пуговицы на пиджаке и сел, оглядывая всех присутствующих. Их лица надо было представить. Вытянувшиеся, с выпученными глазами, кто-то даже выронил бумаги, смотрели они на Локи, словно призрака увидели.
- Ну что же вы, друзья мои, садитесь, начнем же, наконец. У меня мало времени, - коротко взглянув на часы, сказал Локи.
Два охранника в черных костюмах и мониторами в ушах бежали на бога, доставая оружие. Какой комичный сейчас будет момент. Слегка поведя пальцами, охранники застыли прямо в тех позах, в каких были в предыдущую секунду. Пистолеты их вылетели из рук и застыли перед их лицами.  Не имея возможности ни пошевелиться, не закричать, мужчины в костюмах беспомощно смотрели на дуло своего оружия. Их беспомощные лица рассмешили Локи, и он вернулся в свой облик. Теперь, Бог Озорства, смеялся в голос, глядя на лица присутствующих, которые стали еще более испуганными и удивленными.
- Призрака увидели? – елейно спросил Локи у присутствующих, оглядывая каждого. Взгляд его стал злее, улыбка стала походить на оскал. Почему-то, Локи не на шутку рассердился от такого приема.
- Вы что, потеряли бдительность, пока меня не было? Стали бесхребетными крысами? Может быть, и к Сопротивлению переметнулись? К вам в здание проник чужой человек, а вы смотрите на него, словно сам президент пришел чайку попить? Откуда в вас столько глупости? Я не тому вас учил!
Трикстер взмахнул рукой, от чего шеи охранников хрустнули и два тела с шумом упали на пол. Пистолеты со стальным звоном упали рядом с телами. Он снова оглядел присутствующих и, откинувшись на спинку, стал ждать реакции…

+6

3

Внешний вид

После очередного собрания все крайне быстро разбежались. Советники по экономике, промышленности и науке переместились на этаж ниже, готовились к обсуждению проекта, требующего совместных усилий. Митчелл, советник по натуральному хозяйству (и единственный, кто радовал Весту за этим круглым столом), убежал первый - опаздывал на выставку Энджи. Советница по культуре и вовсе не пришла - эту знойную дамочку приходилось видеть не чаще раза в месяц, что остальных бесспорно радовало.
Разбрелись заместители и первые помощники. Последним ушел зам Весты, как всегда изрядно потрепав ей нервы. Около десяти минут он вел монолог о передислокации военной базы в Ирландии, пытался давить, все время вертелся около кресла, предназначенного для Локи, и пустовавшего уже столько месяцев. В итоге, не получив должной отдачи от начальницы, он оставил ей внушительную пачку бумаг и скрылся за дверью.
Веста шумно выдохнула, расстегнула пиджак и откинулась на спинку кресла. Осмотрела оставшихся: несколько охранников, замов, первый помощник советника по натуральному хозяйству и советник по сфере услуг, который спустя пару минут подсел к ней.
- Мои родственники обеспокоены ситуацией в Омане. Позавчера только вылетели в Маскат, а сегодня уже возвращаются срочным рейсом. Мне кажется, эти лжерелигиозные фанатики никогда не переведутся, как и их самодельная взрывчатка.
- Возможно, ты прав. Но знаешь, с каждым разом их бунты подавлять все легче. Когда-нибудь они устанут от этого бесполезного сопротивления... Или мы перебьем их всех.
Они обменялись еще парой фраз и советник отсел на пару кресел вправо - обсудить какие-то детали со своим замом. Веста подтянула к себе массивную кучу документов и вытащила первый попавшийся - "Оценка особенностей ландшафта и структуры пород...". Понятно. Значит земля в Ирландии ему тоже не нравится. Отчего он так ревностно вцепился в эту базу - одному Богу было известно.
"Уже десять месяцев прошло, а я все никак не могу привыкнуть к этому всему. И до сих пор не могу поверить, что позволила втянуть себя в этот чертов совет. Надо было брать яхту..."
Веста уже начала собираться, прикидывая, как дотащить кипу бумаг и стоит ли вообще это делать, но дверь в зал распахнулась и в нее вошел неприметный для всех мужчина.
Ее порой феноменальное шестое чувство очень тонко раскрывалось в ощущении людей. Женщина всегда знала, с кем ей будет хорошо, а от кого лучше держаться подальше. Она чувствовала Невидимок, как особую субстанцию, как сосуды с негативом и жестокостью. И менее отчетливо, но все же точно, она чувствовала "пришельцев". От всех этих асов, етунов, богов и героев других миров исходила особая энергетика, которую за столько лет бывшая балерина научилась различать.
Которую она почувствовала в тот момент, когда неизвестный прошел в нескольких метрах от нее и направился к креслу Локи. Валерия не поднимала головы, пока не услышала, как тела охранников падают на пол.
Слева от нее, на своем законном месте, сидел Локи. Живой, настоящий, из плоти и крови, пропитанный магией. Вернувшийся.
Внутри все оборвалось. Ни единой мысли, только его страшная улыбка, как в худших кошмарах. Взгляд был прикован к его губам, пока он гневился на охрану. Она не слышала его слов, как и речи советника по сфере услуг, который попытался оправдаться, но быстро стушевался, под конец оправдавшись тем, что это не в его компетенции.
В зале повисла гробовая тишина. Кто-то перевел взгляд на Весту, кто-то побледнел от вида трупов, распластавшихся на полу.
Советница понимала, что должна что-то сказать, но страх сковал все мышцы, сковал гортань.
Нужно было пересилить себя. Ведь из всех оставшихся в этом зале лишь двое - сама Веста и еще один советник - понимали, что происходит на самом деле. Замы и помощники были ошарашены не долгожданным возвращением Бога, а внезапной аудиенцией с ним. Ведь все они прекрасно знали, что им не положено видеться с правителем в живую. На его встречи с советниками не допускался ни один посторонний.
Слова в голове никак не складывались, но прошло слишком много времени в молчании и, если не заговорит она - заговорит кто-то другой, и сделает только хуже.
- Повелитель... - глубокий вдох, - я полагаю, у Вас много вопросов. Я могу ответить на любой из них. Но прежде, было бы правильно всем остальным в немедленном порядке покинуть Зал. Это лишние уши.

+7

4

Какой-то олух начал оправдываться и что-то мямлить, глядя на трупы. Локи видел, как пот градом катился по его шее в ворот рубахи, оставляя темные мокрые пятна на ребре ворота. Локи поморщился и посмотрел на него тем взглядом, каким он обычно прощается с пленниками, кого ждет скорая смерть. Советник замолчал так  резко, словно внезапно проглотил язык. Хотя, почему внезапно? Трикстер сделал так, чтобы у этого человека действительно пропал язык, и он больше не мог говорить. Глаза, полные страха, смотрели на Локи, руками, человек молили о пощаде и милости. Но Бог не прощает ошибок. Махнув рукой, советник отлетел к стене, ударился головой о ручку светильника и мешком упал на пол.
В зале продолжала стоять тишина. Локи ждал, когда кто-то более храбрый, имеющий не только физические показатели мужественности, но и хотя бы моральные, осмелится встать и отчитаться за весь бардак, который творится тут.
- Так, значит, вы меня ждете и молитесь о моем возвращении… - он откинулся на спинку кресла и закинул ногу на ногу. В глазах бушевал нехилый огонь гнева, сохраняя при этом ледяное спокойствие на лице и в движениях.
Он снова окинул взглядом присутствующих, на этот раз, задерживаясь на каждом лице дольше, стараясь разгадать эмоции и мысли. Никто, ни одна душа не осмелилась поднять взгляд на своего повелителя и сказать. Локи вздохнул и потер пальцами глаза. Как же это все… разочаровательно.
Внезапно, невысокий женский голос раздался в осязаемой тишине зала. Локи поднял глаза и увидел девушку в пиджаке. Ее лицо смутно казалось ему знакомым, но Локи не мог вспомнить откуда. Силясь понять, кто она, он всматривался в черты лица. Слабые, мутные картины прошлого проносились перед внутренним взглядом бога, не давая, впрочем, никаких результатов.

- На любой, говоришь? – Локи встал и медленно направился к ней. Обойдя девушку вокруг, он встал перед ней и, глядя ей в глаза, поднял руки к потолку. В этот же момент, серебристое облако поднялось над их головами. Оно ширилось, становилось все больше, грозя заполнить собой весь зал. Маленькие, мелкие, но очень острые и яркие молнии метались среди облачных клубков. Локи щелкнул пальцами, и в ту же секунду, молнии поразили всех, кто присутствовал в этот момент в зале, кроме девицы и Локи. Мертвые тела медленно осели на пол. Это было похоже на массовое самоубийство в «Храме народов», правда, менее кроваво.
Трикстер даже бровью не повел, и даже не посмотрел в сторону убитых. Он все так же пристально смотрел в глаза девушки.
- Тогда для начала, скажи кто ты такая?

Отредактировано Loki Laufeyson (2017-01-17 15:48:14)

+4

5

Такие моменты в жизни случаются лишь пару раз. За короткий промежуток времени жизнь переходит в абсолютно новое русло, резко меняет свою траекторию.
Секунды - ты летишь вниз с крутой лестницы, ты больше не балерина, ты - заложница больницы.
Минуты - ты подписываешь контракт на работу в Сеуле, ты больше не студентка, ты - пленница.
Часы - ты летишь из Москвы в Портленд, ты больше не раздавленный кусок нервов, ты видишь будущее.
Одна встреча и ты - блудница.
Одна неожиданная встреча и ты, неверная, уже солдат, точнее - пушечное мясо.
Да, обычных людей такие повороты судьбы касаются пару раз в жизни. Свадьба, рождение детей - это все резко переводит человека из одного статуса в другой. Но в жизни Весты такие события случались слишком часто, и на n-нном повороте вдруг резко закружилась голова и начало подташнивать.

Над пока еще живыми людишками расползалось огромное черное облако. Никто не проронил ни звука, все до единого задрали головы да пооткрывали рты. Обычному люду такие вещи были непривычны, они завораживали и пугали одновременно. И только Валерия не поддалась стадному инстинкту. Она смотрела вперед, где за спиной одного из заместителей валялся советник по сфере услуг. Бывший. Мертвый. Она почему-то вспомнила его семью, его прекрасную восьмилетнюю дочь, его жену... Как хорошо, что у нее не было никого столь же близкого. Или она ошибалась?
Впрочем, ее моральные терзания спустя секунду вышибли молнии, как вышибли дух из всех, присутствующих в этом Зале. Всего пару минут назад она сделала один самых сложных волевых шагов, преодолела страх первой встречи с Локи, страх осознания, но опять была застигнута врасплох.
Бывало, Бог Обмана убивал своих людей. Показательно, за большую провинность или предательство. Но никогда - за преданную службу. Как все эти замы горели, как жили мыслью об улучшении Его мира, как стремились... Так и погибли.
В голове промелькнула мысль о том, что нужно просто встать и уйти. Это как дурной сон: чем быстрее осознаешь всю неправдоподобность происходящего - тем скорее сможешь вырваться. Чертово облако расплывалось под потолком. Чертов Зал был полон трупов. Поблизости не было крови, но в воздухе все равно пахло смертью. А еще тем, что девчонка попала и ей придется отвечать за все. Особенно за свои чувства готовность прикрывать спину тем, кто дорог.
Да, это было чертовски похоже на сон, но сном, к сожалению, не было. Громкий голос Бога подстегнул страх с новой силой. Но чем дольше Веста находилась в компании трикстера - тем легче и быстрее могла управлять своими эмоциями. Вдруг она вновь сможет привыкнуть к нему?

- Тогда для начала, скажи кто ты такая?
Локи приблизился и последний вопрос повис в воздухе. У нее перехватило дыхание, и чтобы выиграть время, она начала медленно подниматься с кресла, пытаясь немного отдалиться от Бога, будто это могло ее спасти.
Он не помнит ее. Не помнит ничего, что случилось за эти два года, ни одного разговора, ни единого взгляда, ни встреч, ни поступков. Тогда почему же он не убил ее вместе со всеми остальными? Значит, все же помнит. Что же тогда: пытается проверить ее или просто освежить воспоминания?
"Врать Богу Обмана как минимум глупо."
- Валерия Веста, военный советник. В бывшем - генерал-лейтенант Вашей Армии, Повелитель, - на одном выдохе отрапортовала женщина.
"Нельзя врать Богу Обмана, но промолчать можно."
- И я вынуждена, возможно, огорчить Вас - люди не молятся о Вашем возвращении. Они просто молятся Вам. Если бы мир узнал, что Вы временно покинули Мидгард - мы бы до сих пор жили в неустанной войне и не восстановили бы все к Вашему приходу. Ваш актер поддерживал страх и трепет в людях. Все, как Вы нам велели. Мы готовы были ждать, сколько потребуется. Но я рада, что Вы столь быстро вернулись к нам.

+5

6

Веста… Веста?.. Веста!
- Ты… - на лице Бога появилась зловещая улыбка. В памяти всплыли моменты, которые, порой, всплывали во время его отпуска в Хейле. Так, отрывки воспоминаний, чтобы не забыть, что было с ним в Мидгарде. Перед мысленным взором трикстера возник образ обнаженной девушки, синяки на бедрах, алые губы и громкие стоны наслаждения. Со стороны могло показаться, что Локи впивается взглядом в лицо Весты, желая разобрать на детали каждую часть. Никакого выражения наслаждения от воспоминаний, или злости.
Он моргнул. Рука медленно поднялась к ее горлу и на миг зависла в паре дюймов от кожи бывшей блудницы. Локи сглотнул и поднял руку к потолку, с таким выражением, словно так и должно было быть. Однако, сожаление, что он не придушил эту развратницу, резко обожгло его нутро. Он прикусил щеку и сделал круговое движение пальцами. Облака рассеялись, стало светло. Локи улыбнулся, развернулся на каблуках и пошел к своему креслу.
Пока он шел, в памяти возникли еще несколько картин, словно нарезка из фильма, который он когда-то давно посмотрел. Ничего особенного, но почему-то ощущения обиды, злости и сожаления жгли его грудь изнутри. Он еле сдерживался. Честное слово, если бы не память, он разорвал бы эту девку на мелкие кусочки!
- Прошу прощения за грязь, - окинул он взглядом зал, садясь в кресло, - я слишком долго был один. Я не потерплю, чтобы мои люди были невнимательны и безразличны к безопасности базы и моей лично. Мне нужна новая охрана, полагаю. – трикстер посмотрел на трупы охранников и пистолеты, которые тут же взвились в воздух и медленно поплыли к Богу. Взяв один из них, Локи почувствовал холодную сталь оружия, тяжесть и мощь, которой легко было уничтожить жизнь в человеке. Мысль, словно молния, блеснула в голове Локи. Он направил дуло пистолета на Весту, прицелившись прямо в грудь. Как легко было бы нажать на курок и навсегда извести это наваждение глупых воспоминаний из головы. Нет человека-нет проблем.
- Забавно, правда, как зыбка жизнь человека. Ты рождаешься, живешь, чему-то учишься, что-то познаешь, оглянуться не успеваешь, тебе уже 80, тело в морщинах и ты не можешь самостоятельно передвигаться. Я могу помочь человечеству обрести покой и не волноваться больше о том, где жить, как выжить в старости… - лицо Локи было абсолютно серьезным. Пальцы поглаживали триггер пистолета, как давнего знакомца, – Я вижу, как гнетет тебя твоя дума. Я вижу, как ты боишься, что не выйдешь из этого зала живой. Я вижу, что ты не понимаешь, почему я не убил тебя. И я вижу, как ты переживаешь за этих… людей. Сочувствие-главный недостаток мидгардцев. Представь, как было бы легко жить, не имей ты этого чувства в своем арсенале эмоциональных слабостей.
С минуту молча он еще целился в грудь девушки, ярко представляя, как ее кровью окрасит пол зала, как ее безжизненное тело будет лежать на полу в растекающейся крови… Снова кусок воспоминаний, ее обнаженное тело на смятых простынях его постели и запах, запах страсти, страха и наслаждения. В тот вечер пахло дыней. Локи любил запах дыни. Свежий, сочный запах спелого фрукта. Трикстер моргнул и прогнал воспоминание. Он отвел пистолет и выбросил его на пол. Звук падающего металла гулко отозвался эхом под куполом зала. Он не повел бровью и подпер рукой подбородок.
- Твое назначение было самым сильным разочарованием, Веста. Ты стала моим самым большим разочарованием. Ты могла стать лучше, любимейшей и единственной из всех.  Но ты предпочла быть среди сероликих, одинаковых солдат, пушечного мяса. Ты сгубила одно из самых главных моих творений – себя. И этого я тебе не прощу. Все твои подвиги, как солдата, все советы не стоят ничего, ведь ты предала своего Повелителя.  Не в общем деле, но в личном, предавать которое, грех страшнее, чем диверсия.
Новая вспышка воспоминаний, на этот раз не такая приятная. Назначение Весты. Когда Локи был предан своим созданием. Предан тем, кому верил. Воспоминание, которое причиняет столько дискомфорта, ведь надо держать лицо. И он держит. Ничто не показывает как зол трикстер.
- А теперь, главный вопрос – что мне с тобой делать?

Отредактировано Loki Laufeyson (2017-01-18 18:13:45)

+3

7

В бою иногда такое бывает. Сначала ты боишься всего, что тебя окружает, ведь любой предмет может тебя убить. Или как минимум ранить. Ты уворачиваешься от пуль, граната в пятидесяти метрах чудом не разваливает твое укрытие. Противника, что несется на тебя с ножом, подкашивают очереди своих, или ловко припрятанная мина. Спустя время ты чувствуешь себя уверенней в этом хаосе. Либо думаешь, что судьба благосклонно оберегает тебя, либо тебе уже наплевать на свою жизнь. Ты видишь, как гибнут десятки твоих товарищей, и кажется, что твоя смерть - лишь вопрос времени.
Веста не могла выбрать причину, по которой резко успокоился страх. Поняла, что снова выйдет сухой из воды? Приняла собственную кончину в этом осточертевшем Зале Советов? На самом деле, большой разницы не было. Локи вернулся, он все так же страшно улыбался и прожигал кожу взглядом. Он помнил ее до мельчайших деталей, будто она теперь все время обнажена пред ним. Он говорил о ее страхах, недостатках, о том, что у нее нет будущего и нет прощения.
Услышать это оказалось тяжелее, чем она думала. Эта женщина просто сделана из другого теста - ей нужно показывать свою силу больше, чем слабость. Ей нужно быть вовлеченной, а не прятаться за спиной сильного Бога. Конечно, Веста была балериной и кто-то может сказать - это ли не проявление красоты и смиренной женственности? На сцене - да, несомненно. Но в жизни - это война, это каждодневные бои, в которых выживает только сильнейший.
Она не предавала Локи, она просто боялась его с их первой встречи. Потому и пошла за ним, потому и скрывала все, и молчала. Преданность и страх - страшная сила, никуда не деться из цепких лап того, кому вверил свою жизнь.
Попробуй, скажи Богу, что ты хочешь участвовать в войне, а не лежать в его постели. Он тот час размажет тебя по перине.
Может, на этом и стоило закончить? Никаких тренировок, войны, советников. Огромная армия не сильно потеряла бы без нее. Генерал-лейтенантом стал бы кто-то другой, война была вы выиграна при любых обстоятельствах.
А теперь вот это «Ты стала моим самым большим разочарованием». Сколько чести для обычной смертной!
"Надеюсь, если кто-то напишет книгу о моей жизни - ее назовут именно так. Очень эпично звучит."
Дуло пистолета смотрело прямо в грудь. Веста едва заметно вздохнула и поймала себя на мысли, что вернее было бы стрелять в голову. Хотя больнее, конечно, в сердце.
Валерия - определенно везучий человек. Не каждый может похвастаться тем, что его личным палачом был Бог Обмана, Царь Мидгарда и величайший трикстер Девяти миров. А он, безжалостный вершитель ее судьбы, советовался со своей овечкой, которую уже уложил на разделочную доску - что, мол, с тобой делать? Как тебе больше нравится: сначала отрезать конечности, потом вспороть живот? Или сразу рубить голову с хрупких плеч? От такого выбора кружилась голова. Что ему делать? А что делать ей?
После речей Локи Веста не могла собраться с мыслями. Он не войдет в ее положение, не поймет ее намерений и совершенных поступков, пусть даже бывшая танцовщица и претендует на звание его самой проблематичной смертной. Но что она может ответить, кроме как "Убить"?
"Если бы все было так плохо - он бы прикончил меня еще на показательных учениях. Или во время войны, когда видел (или уж точно знал), что я все никак не дохну в грязи."
Пистолет ударился о пол так громко, что это буквально отрезвило девушку. Выработанный рефлекс. Пистолет приземлился недалеко от нее. Веста провела его взглядом.
- Я не в праве решать этот вопрос. Я пришла в Вашу Армию два года назад и с тех пор вверила свою судьбу в Ваши руки. Мы все это сделали. И, не смотря на то, что причины всего произошедшего за это время были не обычной прихотью или "дезертирством", я не буду защищать себя, ибо чувствую свою вину. Но по-другому я бы не смогла.
Вот такая простая и обжигающая правда. Просто эта смертная слеплена из другого теста, Локи. Одна из семнадцати, такая же прекрасная снаружи и совершенно другая внутри. Время уже давно расставило все на свои места. И ее местом оказалось военное дело.

+3

8

-Как ты смеешь!.. – гнев Локи, казалось, уже плещется где-то у края, готовый перелиться и утопить всех вокруг. Он еле держал себя в руках, глядя на эту наглую девицу, которую когда-то так возжелал. Он сжал кулаки с такой силой, что костяшки пальцев побелели, словно всю кровь выкачали из вен.
- Неужели ты не понимаешь, что ты ступила на тонкий лед. Тебе не жалко так бесславно умирать, даже не на поле боя?
Трикстер смотрел на девушку, четко понимая, что слишком много внимания и времени уделяет простой смертной, которая отказалась от него ради того, чтобы месить грязь сапогами в строю безголовых солдат. Слишком много чести.
- Хватит. Пора заканчивать. Мне надоело говорить с тобой, переливать из пустого в порожнее, – такая простоя русская поговорка, но как много она в себе несет. Он взглянул на Весту холодным, пристальным взглядом и разжал кулаки. Кровь снова потекла по венам, пальцы зачесались, а ладони покалывало. Приятное чувство. Все лучше, чем бесцельное прозябание в Хейле. Где ты ничего не чувствуешь и не хочешь. Словно тебя и нет. Отвратительно….
Локи поднял руку перед глазами, на кончиках пальцев его заиграло золотистое свечение, вся рука через мгновение светилась золотым сиянием. Тепло магии разливалось по всему телу, ожидая, когда же хозяин позволит вырваться из заточения плоти. И хозяин позволил. Взмахнув рукой, трикстер швырнул в сторону Весты сгусток энергии, который пригвоздил девушку к стене так, что она не могла пошевелиться. Загнанный в угол зверек глядел жалобно, но взгляда не опускал. Локи это бесило, хоть и вызывало чувство восхищения.
Повернув немного руку, он направил энергию уже выше, подбираясь к горлу девушки и сжимаясь на нем, перекрывая доступ к кислороду.
- Мне не нужна твоя жертва в бою, Валерия. Мне не нужна ты среди солдат. И советы твои мне больше не нужны. Пока я не передумаю, ты проведешь время в специальных апартаментах, так далеко, что найти тебя будет сложно даже тем, кто прекрасно ориентируется на местности. Все включено, питание, отдых, только вот маленький минус-никакой развлекательной программы. Но ты девочка умная, найдешь, чем себя занять.
Локи опустил руку и магия отступила от Весты. Расслаблено откинувшись на спинку кресла, он вытянул ноги, словно бежал много миль без перерыва и, наколдовав себе стакан с джином, блаженно улыбнулся.
- Норт! В зал советов! Немедленно!
Локи практически не повысил голоса, но он прекрасно знал, что генерал его услышал.
- Пора приниматься за дела. Хватит бездельничать, - улыбнулся трикстер, делая глоток обжигающего и, так давно желанного, мидгардского напитка.

Отредактировано Loki Laufeyson (2017-01-23 14:46:24)

+2

9

Нью-Йоркскую базу Армии окутывал туман, более походивший на взвесь сточной воды с грязью. Казалось, природа никак не могла решить: разразиться ли дождем или оставить, наконец, несчастных солдат месить размякший от влажности грунт и переключиться на что-то поинтереснее. Печальный пейзаж спасала лишь весьма живенькая программа показательных учений, которую приготовил желтолицый капитан, демонстрировавший чудеса подготовки роты принципиально нового назначения.
- Каждый такой солдат сможет эффективно противостоять танковому звену от 5 до 10 единиц. - Вещал капитан, и было видно как перекатываются желваки под его кожей, будто бы стянутой на затылке в узел. - Они вооружены новейшими плазматическими руж...
- Все это известно генералу, - вмешался адъютант Норта, - он владелец прототипа этого вооружения.
- Спасибо, Отто. - Джеймс флегматично переводил взгляд с солдат, разносивших бетонные мишени как карточные домики, на отчеты капитана. Мишени даже и не думали сопротивляться и роль условных танков играли откровенно плохо, зато солдаты кувыркались в грязи и выстраивали сложные схемы нападения столько отчаянно, будто от этого и правда зависела их жизнь. И все же что-то было не так.
- Скажите, капитан.. эм.. Се? Так вот, капитан Се, почему у них нет личного оружия, кроме непосредственно ружья? Вы не снабдили их даже банальными пистолетами. Что же будет, если боец, допустим, потеряет ружье или оно выйдет из строя в бою? Его же может прикончить обычная пехота.
- Генерал, - с готовностью заговорил Се, - Каждое ружье стоит много больше, чем подготовка бойца. У нас еще много людей, и они должны понимать, что не имеют права потерять оружие.
Очередной взрыв на полигоне не перекрыл неловкую паузу. Норт неотрывно смотрел на капитана, тот возвращал ему все более и более растерянный взгляд. Солдаты методично крошили одну за другой учебные цели. Это были сплошь рядовые новобранцы, и Джеймс готов был поспорить, что никто из них даже не задумывался над тем, что ему не выдали пистолета. Еще бы. Если есть такая пушка!
- Видите ли, - начал Отто очень тихо, чуть ли не на ухо генералу, - Се Мэнлун - китаец. До Последней Войны у них было принято расстреливать солдата, если тот промахивался при выстреле из гранатомета.
Желтое лицо капитана посерело, будто на него наползла тень от тучи, хотя в свинцовом небе не поменялось ровным счетом ничего.
- Вот оно что... - Наконец проговорил Норт. - Ну, вы же понимаете, что этот метод изжил себя, Се?
Капитан вытянулся по стойке "смирно" и что-то залепетал, от старания сощурив свои узкие глазки еще больше, но генерал не услышал его слов.
Он смотрел на полигон.
И не видел солдат.
На мгновение ему показалось, что у него галлюцинации, что с ним говорит прошлое. Но в следующую же секунду в сознание вплелись голоса Невидимок. Они тоже это слышали. Слышали голос, который знали, но привыкли воспринимать на слух, а не... так.
Норт встал. Отто и капитан все еще что-то говорили, но генерал прошел мимо, с каждой секундой ускоряя шаг. Ничего не говоря, он вскочил в джип, в котором приехал, и через минуту уже сидел в вертолете, который уводил в небо один из Невидимок.
На полет ушло чуть больше семи минут. Еще через две Норт пресекал холл Роско-Стрит, чуть не срываясь на бег. И лишь у самой двери Зала Советов замер.
А вдруг все же разум изменил ему? Вдруг это... шутка сознания или побочный эффект длительного бодрствования Теней?
Не давая себе времени на рефлексию, он повернул дверную ручку.
Генерал вошел в просторный светлый зал, стараясь не смотреть под ноги. На мраморном полу оставались следы грязи, которую офицер привез с полигона на своих ботинках. Грязь портила вид комнаты. Она портила изящность с которой на полу расположились жертвы бескровного убийства. Все - работники или обитатели Роско, и все теперь чем-то похожи друг на друга. Будто уснули, перебрав алкоголя или наркотиков, отмечая возвращение своего Повелителя. Своего убийцы. Того, кто восседал на троне. Того, кто позвал генерала.
Все было по-настоящему. После почти что года ожидания и мучительной неопределенности Норт смотрел на того, за кем пошел в бой, для кого взвалил на себя ответственность за столько смертей, что, знай он точную цифру - она показалась бы столь огромной, что едва ли о чем-то сказала.
Генерал остановился в десяти шагах от кресла Локи и взял под козырек. У него не оставалось сомнений относительно того, что здесь произошло, но думать об этом он сейчас не мог.
Вытянувшись струной и смотря прямо перед собой, он все же пытался уловить боковым зрением Весту, чью фигурку чуть поодаль от Локи он заметил едва вошел в зал. Он сразу почувствовал ее страх и мог точно сказать, что ничего подобного она не испытывала уже давно. Странно, что это чувство чуть ли не перекрывало его собственный шок от нового пришествия Бога. Надо бы испытывать радость. И воодушевление. И облегчение. И трепет.
Но вместо этого он косится на девчонку. Не может заставить себя собраться.
- Сэр, генерал Норт по Вашему приказанию прибыл! - Выпаливает от наконец стандартную фразу и не знает, что сказать дальше. Комната все еще так густо наполнена ужасом недавно убитых людей и холодной колючей тревогой, засевшей где-то у Весты под ребрами, что генерал готов поклясться, будто все это приняло осязаемую форму, и он мог бы без труда набрать немного страха в ладони.
- Сэр, при всем уважении, может Вы отпустите советника Весту? Ей явно не хорошо. А я готов доложить обо всем, что случилось за время Вашего отсутствия.
В голове тут же вспыхивает мысль, что давать советы Богу Лжи - самая, черт ее дери, дерьмовая идея из всех, но сказанного не воротишь, да и дипломатия никогда не была сильной стороной генерала, так что вместо того, чтоб поступить мудро и заткнуться, Норт быстро добавляет:
- На ней и так слишком много. Веста была той силой, благодаря которой Новый Мир выжил. А во всех просчетах Армии виноват я.

+6

10

- Какая трогательная забота, - улыбнулся хищно Локи. – Так и подмывает спросить - я пропустил свадьбу?
Трикстер буравил холодным взглядом генерала, пытаясь понять его слова, вгрызться в его сущность и узнать чуть больше, чем он уже увидел в поведении Норта. Краем глаза Локи заметил, как Веста резко замотала головой, в глазах ее появился реальный страх, которого не было ранее, когда стоял вопрос об ее жизни.  Какая прелесть, эти чувства и эмоции у людей. Снова этот ужасный недостаток, который мешает рационально мыслить и работать на 100%. Все-таки люди так слабы и посредственны. Даже лучшие из лучших имеют слабости.
Впрочем, как и боги… Локи вспомнил те прекрасные времена, когда люди поклонялись ему и приносили жертвы во имя него. Когда каждый человек верил, что от того, что он убил животное во имя Бога Обмана, мир вокруг него перевернется и станет лучше. Желания его тот час же исполнятся, и он станет сильнее, хитрее, удачливее. Конечно же, все это было таким же обманом, как и иллюзия молитвы. Люди молят, просят своих богов даровать им силу, выносливость, счастье, любовь. Но не понимают одного –  все молитвы это самообман. Самовнушение и слепая вера в мистические силы, которые придут и решат все их проблемы разом. Это ли не показать слабости этих существ?
В начале времен каждые 9 лет люди собирались ради того, чтобы восхвалять богов, просить у них о чем-то, приносить жертву, чтобы боги смилостивились и следующие 9 лет не карали их за непослушание и невнимание. Тогда славные пиры они, людишки, устраивали во имя богов. А в особенности в честь Локи.
Это были славные времена, когда люди опьяненные элем и тем, что природа послала, грибами, чудесными корешками и ягодами, разговаривали с Локи по средствам… любви. Жрецы и простые люди сплетались воедино в страстных объятиях, желая воссоединиться с богом хотя бы на одну ночь. И Локи отвечал им взаимностью. Конечно, никто из участников прекрасного телесного пира не догадывался, что среди них сам трикстер, ибо являлся он, как обычно, не в своем истинном облике. Но утром все чувствовали в себе и на себе божественное прикосновение.
Подобные праздники тешили самолюбие Локи, когда он на самом деле чувствовал себя чем-то возвышенным и прекрасным. Не  человеком и не богом. Не существом и не тенью. Не светом, но и не тьмой. Чем-то прекрасным и неосязаемым и воздушным, при этом имея телесное тело и разум. О, какие чудесные времена это были! Тогда людям не нужно было много. Лишь только чтобы урожай был хороший, чтобы жены беременели и рожали сыновей своим мужьям, чтобы корабли не тонули, чтобы походы были успешными.
А сейчас? «Боже, пошли мне должность генерального директора корпорации». «Боже, я не попрошу больше ничего, если ты мне поможешь купить это суперское платье!». «Боже!  Ну почему он мне не пишет, Боже, пошли ему мозгов!». «Господи, сделай так, чтобы мой член стал больше, а жена меньше жрала мой мозг». И так каждый день. Каждую минуту. Каждую секунду!
Локи честно не завидовал умнику на небесах, ложному Богу, которому поклонялись эти безропотные безмозглые овцы. Тем проще будет захватить их, сделать так, чтобы они сами поняли, что без него, Бога Обмана, они попросту не выживут.
Как известно, мысль проносится в голове со скоростью звука или света. Что там говорилось в этой, как ее… физике, ложной науке, которая должна объяснять магию. Локи отвел взгляд от Норта и посмотрел на носки своих сапог. Какое отменное качество изделия аскардских сапожников! Сколько веков носятся, и не снашиваются. Прелесть! 
- По всей видимости, генерал, тебе не составит труда проводить бывшего Военного советника в специально для нее отведенные покои, где она будет отдыхать от столь сложной задачи, которую взвалила на свои хрупкие плечи.
Теперь Бог Омана смотрел на Весту с  холодной и острой издевкой. Ситуация ему не нравилась, в душе он чувствовал, что может пожалеть о решении, но отчаянные времена требуют отчаянных мер. К тому же, он уже назвал ее самым большим разочарованием. Отказаться от своих слов – все равно, что снять с себя корону повелителя мира и сказать-окей, ребятки, я подумал, решил, что нафиг мне не сдался ваш мир. Живите, короче, а я полетел. По дому соскучился. Ну бред же!
-Мне потребуется новая охрана, которую я хочу лично протестировать и проверить. Те, кого назначил ты, Норт, как видишь, не подходят для этой работы, - махнул Локи рукой на два трупа в черных костюмах. – Затем, мне нужна новая кандидатура на пост Военного Советника, подумай, кого бы ты хотел порекомендовать? Стоит мне тебе доверить эту простую задачу?
Трикстер снова посмотрел на Норта и покачал головой.
-Тут многое изменилось, и, как я вижу, не в лучшую сторону. Разброд и шатание. Никакой боевой подготовки. Никакой субординации и никакого знания протокола. В здание вошел чужой человек, а твои люди даже не почесались, чтобы остановить его и выявить личность проникшего! А если бы это был не я, а сопротивленец? А если бы это был Мститель? Что тогда?
И вновь эта ярость, пылающая и прожигающая нутро, ярость проснулась. Еще немного и Локи бы взорвал все к чертям собачим тут, сменив все  руководство и армией и советом. Начать с чистого листа не такая уж и плохая идея. Но осознание, что заново придется набирать людей в этот и так хрупкий момент, вернуло разум Локи в холодное, расчётливое состояние.
- И, конечно, я хочу услышать отчет о том, что произошло за время моего отсутствия. Где мой двойник. Что с Мстителями, и в каком положении сейчас наша армия. Естественно, я хочу увидеть все своими глазами, чтобы понимать, насколько мы глубоко во вселенской заднице.

Отредактировано Loki Laufeyson (2017-01-30 13:32:05)

+5

11

Сначала перед глазами бегут неясные черно-белые точки. Как-будто барахлит телевизор, только в твоей голове. Потом их становится все больше и больше, картинка начинает смазываться, блекнуть. Из углов стягивается темнота.
Сопротивление мышц шеи рождает судорогу. Сердце бешено стучит и в висках, и где-то на уровне ключиц. Веста закрывает глаза и в последний момент думает, что Локи чертовски прав. Надломи тонкую шею - и нет военного советника. Ведь она - всего лишь слабый человек в мире, который людям уже давно не принадлежит.
Картинка перед глазами темнеет окончательно. Именно в этот момент трикстер решает прекратить истязания и "выключает" магию. Глубокий рефлекторный вдох тут же возвращает сознание на место. Веста протяжно закашливается, в ушах стоит приглушенный гул, сердце отбивает чечетку уже у самой макушки и с новой силой проходится по вискам. На шее появляется предательская красная полоса, которая не сойдет еще пару дней. Будет сперва темнеть до темно-фиолетового, а потом выцветать.
Она не слышит, что должен прибыть Норт.
И ее истинные эмоции чертовски сложно скрыть в тот момент, когда знакомая фигура стремительно заходит в Зал Советов и останавливается в паре шагов. Что ни минута - то новый и непривлекательный сюрприз.
Веста проводит генерала взглядом, полным недоумения, потом опускает веки. Так будет лучше. В глазах сейчас мрак кромешный. Мало того, что комната полна трупов ее бывших "коллег"; того, что Локи снова напомнил, как низко она пала в его глазах; того, что она еще пару минут назад едва дышала, так он еще и Норта позвал! Норта, за которого девчонка переживает больше, чем за саму себя. И именно эти эмоции могут сыграть с ним злую шутку.
Хотя нет, погодите, он и без нее справляется. Сам лезет на амбразуру. Сначала просит отпустить нерадивую советницу, потом какой-то черт шепчет ему, что этого мало, и генерал продолжает... С каждым его словом Веста только больше сводит брови и не может облечь противоречивые чувства даже в мысли. Только едва заметно мотает головой. Одно она знает точно: ей в ближайшее время будет несладко. И меньше всего хочется еще и генерала тащить за собой.
Но по реакции Локи и его реплике о свадьбе сложно сказать что-то определенное. То ли шутит, то ли действительно все понял. Даже холодный взгляд, который Веста уверенно выдерживает, не проясняет ситуацию. Хорошо, что ее Повелитель не умеет читать мысли. Но еще лучше - что не умеет слышать сердце, потому что оно в последние пару минут решило отстучать все, что ему осталось, да как можно быстрее.
Но окончательно советнице рвет крышу только тогда, когда Локи озвучивает ее самые страшные опасения. Страшнее смерти в этом чертовом Зале, страшнее лишения ее права на работу, страшнее личной аудиенции с Невидимками, о жестокости которых ходят самые страшные легенды. Да, ужаснее всего этого может быть только заключение - куда бы то ни было - и она отчетливо слышит и прекрасно понимает, что имеет ввиду трикстер.
И если секунду назад казалось, что сердце биться сильнее не может - оно сможет, нужно только правильный повод найти. Как подобрать ключ к пыточной камере. Да еще и так искусно! Не зная ее болевых точек, давить в самую середину. Делать вид, что так и планировалось - побольнее, чтоб кровью сочилось, чтоб парализовало.
Веста стоически держится, правда от стенки так и не отлипает - не может и шагу сделать. Сначала не сводит глаз с Локи, потом мажет взглядом по профилю Джеймса. Выслушивает все эти замечания, которые ее вроде как касаются напрямую, но теперь уже ничего не значат. Потому что опять "бывшая", потому что опять "сдохни", но только не в грязи войны, а в чертовой камере. Само осознание "тюрьмы" мгновенно возвращает ее к темному, пропахшему сыростью подвалу, наручникам, грязным матрасам и такому же осязаемому страху, что сгустился вокруг нее сейчас.
Нет, мир не может с ней так поступить еще раз. Есть вещи, которые второй раз пережить очень сложно. И это не война, нет. Это чувство безграничной и безвыходной слабости, когда ты не можешь распоряжаться ни своей свободой, ни дальнейшей судьбой.
Держаться больше нет сил, нужно что-то сказать. Что угодно. И плевать уже на последствия.
- Повелитель, если Вы снимаете меня с должности, то зачем закрывать? Легче стереть память за последние года три.
Шок, состояние аффекта, называйте как хотите. Сейчас она действительно думает, что так будет лучше. Старается не смотреть на генерала, потому что прекрасно знает, какой взгляд он ей вернет. Но не поймет же, почему она так сильно боится любого, даже самого нестрашного плена.

+4

12

Если есть что-то, в чем можно быть уверенным, имея дело с Локи, так это в том, что стабильности ждать не приходится. Никогда. Едва появляется Бог Обмана, и все приходит в движение, пусть бы с точки зрения смертного в этом и ни было никакого смысла.
Помня об этом, Норт не задавался вопросом, почему вдруг Локи взъелся на своего военного советника - вероятно, этому были причины, но, скорее всего, он их никогда не узнает, да и черт с ними. Лучше просто сделать как приказано, тем более, что в словах Локи была доля правды - Весте был нужен отдых. И уже давно.
В зал вошел Невидимка и встал подле Весты, тут же вцепившись в ее локоть с видом строгого тюремщика, ждущего распоряжений, но на самом деле держа ее куда осторожнее, чем могло показаться со стороны.
- Есть, сэр. - Отрезал Норт ответом на все распоряжения Локи, едва обстановка стала более-менее похожа на то, чего ожидал Трикстер.
В голове нагромождались картины последнего года, никак не желая складываться в лаконичную форму доклада. Вспомнилась первая встреча с Локи, когда Норт без труда запихнул всю свою жизнь в двухминутный рапорт, описав набившими оскомину формулировками все - от рождения и потрясений первой войны до того, как он, собственно, оказался в рядах армии асгардского принца. Сейчас должно бы быть легче, но на практике ничерта легкого тут не было.
- Про охрану Вы совершенно справедливы, с ними давно были проблемы. А в остальном... Томас живет на этой самой базе, но почти не показывается на люди. Мы стараемся не демонстрировать его публике без крайней необходимости, ограничиваемся телевизионными обращениями, плакатами и поддельными интервью. Все же с импровизацией у него бывают проблемы - вас сыммитировать не так-то просто. Сыграть бога. Хха.
Генерал вздохнул и сощурился на поблескивающий сводчатый потолок.
- За время, что вас не было, мы... построили мир божий по своему образу и подобию. Постарались как смогли воплотить в жизнь все те обещания, что вы давали еще перед войной - в силу своего смертного понимания, конечно. У нас нет денег - только система баллов, привязанная к удостоверению личности. Нет свободы выбора профессии - точнее, она очень ограничена, и все базируется на кастовости и династической преемственности. Нет религий, нет стран, нет границ или политического разнообразия. Людям не за что бороться, кроме своего бога... или против него. Камень разума помогает сомневающимся определиться, и они охотно идут за вами, подталкиваемые магией. Но есть те, в ком сомнение не зародилось ни на миг - это Сопротивление, с ними мы ничего не можем поделать в плане идеологии. К счастью, и они пока не бог весть на что способны. Они в упадке, в глубоком подполье, Мстителям удалось выжить, но они полностью деморализованы. Наша же Армия стала сильней, мы отбираем лучших из лучших по всему свету... Ну, - Джеймс запнулся и бросил взгляд на тела охранников, - Если не считать пары тысяч ветеранов нашего старого довоенного подполья - они весьма слабы и бесполезны, но пришлось выдать им почетные посты вроде охраны Роско - просто за прежние заслуги...
Тела "ветеранов" лежали спокойно и даже как-то умиротворенно. Это были совсем молодые мальчишки, пришедшие в Армию чуть ли не раньше Норта, но воспринимавшие ее как авантюру. Совсем молодые и совершенно бесполезные. Везунчики. Выжили потому что так было угодно судьбе. Но удача изменяет всем, тут уж ничего не поделаешь.
- С тех пор, конечно, много изменилось, назначить этих сопляков в охрану было, конечно, сентиментальностью. Популизмом своего рода - люди уважают ветеранов армейского подполья. Это своего рода герои, символы - первые солдаты Локи. Многих из них знают по именам, на Весту вообще чуть ли не молятся - она лицо нашей Армии. Она ее хребет.
Генерал осекся. Он догадывался, что асу не понравятся столь лестные отзывы о его опальном советнике, но все это была правда, глупо было бы скрывать от царя настроения его подданных.
Где-то за спиной Джеймса Невидимка все больнее сжимал руку советницы, вглядывался в ее глаза, пользуясь тем, что генерал отвлекся на рапорт. Синтетические солдаты были единственными, кто плевать хотел на народную любовь и романтический образ героини. Зато они бережно хранили в памяти воспоминания о всех моментах, когда бесстрашие изменяло Весте. Они были как летопись ее промахов, ее трясущихся поджилок и подкатывающей к горлу нервной тошноты. Конечно, им было по большому счету плевать на ее личность, но смелость они ценили, воспринимая как деликатес, а потому назначали себе любимчиков - таких как Веста, Мстители, Иган, Бартон...
Да, Клинта Тени почитали человеком настолько ценным, что очень расстраивались невозможности его убить.
- Сэр... Есть еще кое-что. Не все Мстители оказались непримиримы. Бартон сейчас на нашей стороне - по доброй воле, без магии. И если говорить о кандидатуре на пост военного советника, то я бы посоветовал именно его. Ему можно полностью доверять, он отличный солдат и он хорошо знает врага. И... опять же, это символично. Вроде очередного признания полной капитуляции.
Идея казалась самому Норту странной, но неожиданно удачной, насколько ему вообще могла улыбаться мысль о том, чтобы убрать с должности военного советника человека, которого он так целенаправленно вел к верхам армейской системы.
- Как видите, задница не такая уж вселенская. Чтобы убедиться, можете посетить любую нашу базу в любое время - все они достроены, укомплектованы и находятся в полной боевой готовности. Заодно и охрану можно выбрать, бойцы буду счастливы увидеть своего Бога.

+6

13

Локи слушал доклад генерала и думал, что не все так уж плохо. Первое его впечатление о «вселенской заднице», которое у него появилось после того, как он увидел вопиющие нарушения, стало сглаживаться. Гнев стал сходить на нет и,  в какой-то момент, он почувствовал легкое сожаление об убийстве советников, трупы которых, все так же лежали на полу в зале. Хотя… нет, будет другим урок – не забывать под кем они ходят. И что будет, если ты оступишься.
Голос генерала, практически без эмоциональный, монотонный, по-солдатски четкий и лаконичный, убаюкивал Бога. Локи понимал, что это неправильно, надо вернуться в реальность и принимать решения. Что-то делать с той ситуацией, которая возникла сейчас. Он взглянул на Весту. Укол теплоты и сожаления. Он смотрел на нее, окутывая взглядом, как одеялом воспоминаний, картины перед внутренним взором замелькали и на секунду Трикстер зажмурился, чтобы запечатлеть, запомнить навсегда одну – особенно прекрасную. Локи всегда испытывал порочную слабость к этой смертной, и его решения не всегда поддавались логике и уставу его армии. И за это Трикстер себя ненавидел.
Он заставил себя отвернуться и перевести взгляд обратно на Норта. Не самый лучший предмет для любования, но зато выражение лица генерала возвращало Локи в рабочее состояние. Он закинул ногу на ногу и провел пальцами по волосам. Как же он устал, не успев еще толком вернуться. Воистину, хочешь, чтобы дело было сделано хорошо, сделай его сам.
- То есть, ты хочешь сказать, что самое важное место в этом городе, база Роско, место, где вся власть и ваш поведитель, было отдано под защиту ветеранов, которые не только серьезно не относятся к своей работе, но и не понимают, зачем они были сюда представлены? У кого хватило ума отработанный материал поставить на самую, черт вас дери, важную службу? – голос Локи прогремел в зале и эхом разлетелся по всей базе. Глаза Бога потемнели от гнева, а руки засветились от магии. Злость снова стала подниматься в груди Трикстера и он сделал невероятное усилие, чтобы не разнести весь зал к чертям и не раздавить людишек как пластилин.
-Какая странная у вас система поклонения, - тихо, но четко произнес Локи, отворачиваясь от генерала, - вы боготворите людей, которые отработали свой срок, вы поклоняетесь тем, кто не предан вашему повелителю на все 100%. Вы воспеваете тех, кто совершает раз за разом ошибки, которые ведут к расколу в рядах армии и ослаблению моего авторитета. – он метнул гневный взгляд на Весту и все слова произнес, глядя на нее. – Так скажите мне, вы, люди, которые должны были быть моими верными помощниками, моими глазами и ушами, моей опорой и спиной, почему вы, совершаете ошибки, непростительные, которые заставляют меня разочаровываться в вас? Где ваше желание служить? Откуда столько слабых желаний, и этих слабостей, таких как любовь, жалость, сожаление? Что это за войны, которые жалеют своих врагов и тех, кто больше не может служить на благо своего мира?
Он замолчал и закрыл газа руками. Какой идиотизм. Сейчас Локи себя чувствовал так, словно его обманули, предали, хотя, ничего такого не случилось. Но глупость, человеческая глупость бесила его больше предательства. Это же надо было, вместо хорошей охраны и бравых бойцов, поставить людей, которые ни на что, кроме кроссвордов, уже не годятся! Локи сделал три глубоких вздоха и выдоха и поднял глаза на генерала. Сделав жест рукой, мол, продолжай, он и не ждал, что дальше новости будут хорошие. Как-то так сложилось, что этот день не заладился сразу, как только он вернулся в Мигард. Во всем виноват дождь…
- Правда? Бартон? Без магии? А вы его проверяли, генерал? Ты лично допрашивал его? Откуда такая уверенность, что он не врет? Хотя, мне кажется, что я задаю уже глупые вопросы. Мне все придется проверить после тебя? Или все же есть что-то, в чем ты все еще хорош, Джеймс?
Разочаровываться в Норте Локи, ох как не хотел! Он ценил этого исполнительного солдата, за то, что он делал. Он по-своему даже любил его, но естественно, никогда не показывал никакого расположения к нему. Лишь только честь разговаривать лично и получать приказы лично. Что еще может быть нужно солдату с обостренным чувством патриотизма? Так думал Локи. Но сейчас, глядя на то, как Невидимка держит Весту за локоть. Как Джеймс старается не смотреть в ее сторону. Как он поет дифирамбы ей. Все вот это заставило усомниться в рациональности мышления генерала. Сможет ли он и дальше быть тем, кто так необходим Локи? Нельзя ошибаться. Нельзя делать неверных шагов…
- Уведите ее. Я больше не хочу видеть ее здесь. – не глядя в сторону Весты, произнес Локи, махнув рукой в сторону выхода. Он даже не посмотрел вслед удаляющейся девушке, так зол и разочарован был Трикстер. Неужели вся его армия такая же слабая кучка ноющих людишек? Какое это фиаско. Какой кошмар ждет Локи, ведь враги никогда не дремлют, даже если они слабы и сидят глубоко в подполье…

Отредактировано Loki Laufeyson (2017-03-20 13:14:44)

+1

14

Она бы обязательно осталась здесь стоять. Если бы не было так больно, если бы не было так глупо - просто стоять. Становясь никем, тебе будто больше не позволено само существование, или же только оно и позволено. Но теперь надо знать меру и знать свое место.
Впрочем, как всегда. Знать свое место - и пытаться стать чем-то большим, более значащим, глубоким. Становиться, оступаться, падать. Чувствовать случайный привкус канифоли, вдавленной пуантами в деревянные доски, холод бетонного пола, запах чужой островной земли, скрежет океанского песка на зубах, привкус грязи под натянутой колючей проволокой, запах сотни использованных гильз и снова - пола, на этот раз мраморного (запаха у него нет).

Я упал семь раз и восемь поднялся.
Восьмой был особенно тяжел, я не уверен даже, что действительно встал.

Голоса в зале сливаются в один протяжный гул, она уже не различает слова, не может отличить звуки друг от друга. Всего секунда прошла с тех пор, как на неё смотрели все (на самом деле - только двое). В эту секунду она молила богов о том, чтоб можно было провалиться сквозь землю, исчезнуть.
Бойся своих желаний.
Спустя секунду её не стало. Толкующие устремили внимание друг на друга, атмосфера стала более торжественной и напряженной - они обсуждали важные дела. Судьба этого крохотного мира продолжала решаться волей Великого Лжеца и его не менее великого Генерала.

Холодная стена за спиной - единственная опора - ускользает из ощущения, но сменяется не менее холодными руками, поддерживающими, ведущими, принуждающими. По обе стороны от бывшей военной советницы теперь немые и строгие исполнители приказов. Она не говорит ни слова, не смотрит на двоих мужчин, и уже почти не помнит, что оба были ей до невозможности близки.
Почти были.
До выхода из зала - всего сорок шагов, если идти аккуратно и размеренно. А после - неизвестность, к которой пора бы уже привыкнуть, но никак не получается. Каждый раз, как первый: перехватывает дыхание, ноги несут сами, глаза видят слабо. Это все поэзия, словами не передать.
Но на этот раз - особенный - никакого страха. Страшно только самой себе признаться - она знала, что этим все закончится. И все равно...
Не все ли равно.

До выхода из зала Советов остается десять шагов. Пять. Из-за закрывающейся двери слышен уверенный голос Джеймса Норта:
- В Бартоне можете не сомневаться, сэр. Он перешёл на нашу сторону по своей воле и с тех пор участвовал во многих операциях как с Армией, так и с командным составом. Конечно, мы его проверяли...
Глухой стук за спиной. И тишина.

+2

15

Закрыт

0


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 15.10.2017 God's return


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC