Наша группа ВК
Таймлайн

Vesta : Ramirez
Kravetz
Добро пожаловать в прекрасный Мидгард, который был [порабощен] возглавлен великим богом Локи в январе 2017! Его Армия долго и упорно шла к этой [кровавой резне] победе, дабы воцарить [свои порядки] окончательный и бесповоротный мир для всех жителей Земли. Теперь царство Локи больше напоминает утопию, а люди [пытаются организовать Сопротивление] счастливы и готовы [отомстить Локи и его Армии за их зверства] строить Новый мир!
В игре: 12.2017 | NC-21 | Эпизодическая система

Loki's Army

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » Rumlow Bastards. Chapter III. Sex, Fire and one Phone | NC-21 ONLY


Rumlow Bastards. Chapter III. Sex, Fire and one Phone | NC-21 ONLY

Сообщений 1 страница 7 из 7

1


Rumlow Bastards. Chapter II. THE PAIN


https://66.media.tumblr.com/80fffb6e70b7c77414fc03da0f33c48e/tumblr_inline_o1flilzh9a1tmofd5_540.gif


Henry Knight as Johann Rumlow |Brock Rumlow


Время

Место

12 апреля 2026 года

Чикаго. США


Сюжет


История разворачивается спустя 4 месяца после событий второй главы.

0

2

[NIC]Johann Rumlow[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/11013030.jpg[/AVA]

Рамлоу сидел в кабинете директора, и недовольно ковырял битны, обвивающие его обожженые руки. Он был один - психопат, управляющий его новой школой, сейчас давал показания полиции, пытаясь спихнуть все на несчастный случай - не хватало ему еще портить статистику своего заведения из-за какого-то выродка. С ним он разберется позже, лично. Благо звонок отцу принес ожидаемых результатов, и выдернутый с работы родитель уже мчался из другого города.
Ганн сгрыз губы в кровь - не то, чтобы он считал себя виноватом в произошедшем, но перспектива огрести по ушам при директоре, носившем смехотворную фамилию, Пуддинг, его явно не воодушевляла. На самом деле фамиллия его была Паддинг, Джеймс Иммануил Паддинг, но малолетние обормоты каверкали ее как нравилось.
Действительно, каковы вообще шансы, что отец выдаст что-то из разряда "Мой сын делает то, что захочет, мистер Паддинг, и я бы не рекомендовал ему мешать"? Все верно, совершенно нулевые. В лучшем случае Кроссбоунс будет сидеть с видом ледяного человека, кивать, и учтиво соглашаться со всеми речами Пуддинга, в худшем - придушит Рамлоу-младшего прям на месте, даже не дожидаясь оглашения очередного послужного списка.
А список этот поджогом, отнюдь, не заканчивался. И мысль об этом заставила мальчишку закинуть ногу на ногу и скрестить руки на груди. Его ждет длинный, жаркий вечер с очередным разбором полетов.
Плюс для Брока во всей этой ситуации был только один - парнишка отошел от того случая на корабле, произошедшего около четырех месяцев назад, и вернулся к своей привычной деятельности, как ни в чем не бывало.
Лишь изредка он просыпался по ночам с криками, и в холодном поту.
Звук сирены пожарной машины, покидающей двор школы, вынудил Рамлоу вздрогнуть.
Ну подумаешь, поджег класс преподавателя по химии. Ерунда какая. Незачем ей было называть Ганна неучем при всем классе. Да и потом, ее сынок Чаки - та еще глумливая скотина, не раз открывавший рот в отношении семьи, и в частности, матери Ганна, называя ее всякими, не самым приятными словами. Вот Рамлоу и решил ответить.
Кто ж знал, что миссис Браун будет внутри? Да и потом, все ведь обошлось - она всего лишь выскочила из окна. Подумаешь, от ее активных телодвижений наружу вывались сиськи, и кому-то посчастливилось в них уткнуться, когда женщина навалилась на бедолагу. [float=right] http://savepic.ru/11074390.gif[/float]
Вся средняя школа мечтает полапать эти дыньки. А Ганн, между прочим, герой - предоставил неизвестному такую возможность совершенно бесплатно.
Ему даже благодарности было не нужно.
Дверь резко распахнулась, и кинув на нее беглый взгляд, Иоганн чуть ниже сполз в своем стуле, отводя взгляд куда-то к ножке директорского стола.
- Мистер Рамлоу, прошу Вас, присаживайтесь. - Пропуская Кроссбоунса вперед, изрек Пуддинг, и закрыв дверь, обогнул стол, усаживаясь в кресло.
Казалось, что это просто была Кара Господня на голову Брока Рамлоу. В целом, в школу к Иоганну он ездил уже как на работу. Стабильно, часто, не пропуская.
На этот раз все выходило за пределы разумного.
- Я не смогу прикрывать твою задницу вечно, - устало доносится из гарнитуры, - рано или поздно руководство все просечет и нам всем, всем Брок, наступит пизда, - Лестер шумно выдыхает.
- Уилл, вот что я могу сделать с этим? – не менее устало отзывается Рамлоу, - ты может мне расскажешь, как себя вести? Как именно вложить в его голову, что это не дело?
- Ну, поговори с ним… - вздыхает Уилл, а Росс, встряв в разговор, добавляет:
- В стопицотый раз поговори. Вдруг у тебя еще словарный запас не закончился.
- Закончился, – мрачно отвечает Брок, сворачивая на въезд в город.
- Тогда терпи, - подает голос Лоусон, - терпи и продолжай платить за испорченный инвентарь и проваливай задания.
Послышался звук оплеухи. Стало ясно, что Уилл отвесил подзатыльник Джорджу.[float=left]  http://savepic.ru/11012004.gif[/float]
Подъезжая к школе, он разминулся с пожарной машиной и, проводив ее взглядом, горестно присвистнул.
Конец весны в Чикаго выдался жарким. Брок вытащил из багажника мятую рубашку, которая валялась там как раз на такой вот внезапный случай и, накинув ее поверх майки, чтобы не пугать окружающих свежими шрамами, наглухо застегнул воротник и манжеты. Забежав по ступеням школы вверх, он привычным маршрутом направился в кабинет к директору.
- Связь не отключай, - просит он в микрофон, - мне нужно слышать, что у вас там происходит.
Остановившись напротив столика секретаря, он хмуро глянул на девушку. Та кивает ему и приглашает в кабинет.
- Что на этот раз? – он коротко глядит на Иоганна и, вздохнув, садится на стул напротив директора, - удивите меня.
- И я несомненно вас удивлю, сэр. - Джеймс соединил кончики пальцев, ставя локти на подлокотники кресла и глядя поверх очков на Иоганна. - Потому что в этот раз, все намного серьезнее, чем выброшенный из окна видеопроектор.
Иго лишь коротко поджимает губы, продолжая таращиться на ножку стола.
- Иоганн, ты не желаешь поведать нам, зачем ты сжег кабинет миссис Браун? - Паддинг безотрывно смотревший на мальчика, с пол минуты подождал ответа, но Ганн так и не пошевелился, не говоря уж о том, что держал рот на замке. - Прискорбно, потому что, как я считаю, твоему отцу будет прелюбопытно узнать, по какой причине ему придется платить штраф в несколько тысяч и посещать заседание социальной комиссии. - Но Ганн продолжал молчать поставленный на "мьют" телевизор. - Мистер Рамлоу, дело в том, что по непонятным мне причинам, Иоганн поджег, и к моему огромному сожалению, спалил полностью один из наших классов по химии. - Паддинг перевел взгляд на мужчину, оставив мальчишку в покое. - Слава Богу, обошлось без жертв. Однако, боюсь, миссис Браун будет подавать в суд за причинение психологической травмы.
Рамлоу слушал это с каменным выражением лица. Хрен с ним - штраф. Но заседание. Но суд. Твою мать...
В гарнитуре раздался ржачь Росса.
- Твою мать, это уже есть на ютубе. Брок, я тебе скинул ссылку!.
- Секунду, пожалуйста, - цедит сквозь зубы Рамлоу, обращаясь к директору и достает телефон из кармана.
И больших усилий ему стоит не заржать, так же как заржал Ричи. Это было настолько фееричный полет, да еще и на одного из старшеклассников. [float=right] http://savepic.ru/11059028.gif[/float]
- Штраф заплачу. Моральный ущерб возмещу. На заседание комиссии отправлю его психолога и пакет необходимых документов, - медленно и вдумчиво кивает он.
- Боюсь, дело тут не в возмещении моральных ущербах и уплатах штрафов, -  Джеймс нервно поправляет очки, и кидает взгляд на мальчика. Стоит ли говорить при нем? Вряд ли. - Иоганн, ты не оставишь нас на минуту?
Рамлоу-младший только этого и ждал. Он обошел стул отца так далеко, как это было возможно, и стремглав выбежал из кабинета. Однако, удирать из школы не торопился - последнее время его побеги приносили лишь дополнительные проблемы. Так что, возможно, если папаша проорется в машине, то дома он будет мягок и покладист, как хомяк.
Проводив мальчика взглядом, Паддинг подался вперед.
- Мистер Рамлоу, ситуация намного сложнее, чем вы себе представляете. - Он явно нервничал. Еще бы. Управление ему кислород перекроет, если он не разберется с этим маленьким гаденышем. - Успеваемость вашего сына, статистически, самая низкая в школе. Мы не можем перевести его в следующий класс. Он останется на второй год. Кроме того, у него явны проблемы с самообладанием. На прошлой неделе он избил одноклассника, и мне с трудом удалось уговорить его отца не подавать в суд. Однако, - он тяжело выдохнул, - на заседании попечительского совета, было вынесено решение о подаче ходатайствования по лишению вас родительских прав. - Он безрадостно посмотрел Броку в глаза, - и боюсь, в этот раз я никак не могу прикрыть ни Вас ни Иоганна. Мне жаль.
Брок откидывается на спинку стула и закрывает глаза ладонью. За-ши-бись. Ему конкретно этого не хватало в данный момент. Он прям спал и видел, как его вызывают в суд, в комиссию по правам ребенка, именно по этому поводу. И тут его ничерта не спасет. А специфика его работы усугубит и без того дерьмовое положение дел.[float=left] http://savepic.ru/11015077.gif[/float]
- Начнем с того, что одноклассник огреб за дело, - кивнул Брок, прислушиваясь к выстрелам в гарнитуре, и закрыв микрофон рукой, чтобы его голос не отвлекал команду, - я вам весьма благодарен, но до сих пор не понимаю, почему его отец отказался встречаться со мной лично. Мне кажется, статью о публичном оскорблении личности еще никто не отменял, - он не дал директору и слова вставить, продолжив, - я не могу следить за тем, кто и что говорит моему сыну в школе. Вы тоже за всеми не уследите. Поэтому мы получаем драку, как вполне логичное завершение конфликта.
Рамлоу вздохнул и, посмотрев на директора, спросил:
- Сколько еще времени у меня есть до того, как вы начнете всю эту бюрократическую волокиту?
- Мистер Рамлоу, решение принимаю не я, и не я выносил этот вопрос на комиссии. - Совершенно спокойно отзывается Джеймс. Брок был не первый, кто оказался в подобной ситуации. - Обычно отчеты подаются к концу триместра, что дает вам около двух недель чтобы найти адвоката, и подготовить все необходимые документы для защиты. - Пошевелив компьютерную мышь, Паддинг позависал немного за монитором, а затем, поднявшись с кресла, забрал из принтера распечатанные бумаги. - Это табель успеваемости Иоганна с того момента, как его приняли в нашу школу, - он протянул часть листов Кроссбоунсу, - а это все жалобы, зарегистрированные на мальчика, - отдал оставшееся. - Я не считаю, что вашему сыну будет лучше в специализированной школе или в приюте. И уж тем более ему не пойдет на пользу приемная семья, но... - он вздохнул, - я бы сказал, что тот случай, когда ребенок считает все озвученные доводы неубедительными. - Джеймс снова скрестил руки на груди. - И я не могу придумать ни одного дельного совета, который бы уложился в рамки педагогической этики.
Эти бланки Брок уже видел. Ровно как и жалобы. Росс снабжал его массой информации относительно сына. Иногда это пугало, но в конечном итоге - это же Ричи.
- Две недели, - эхом повторил Брок.
Срань Господня. За две недели им ничего не сделать. Они физически не успеют.
- Уилл ранен, - хмуро раздалось в гарнитуре, - пробило артерию.
- Джо, поднимай вертушку в воздух, - он коротко глянул на директора, - отступайте. Ричи, сообщи врачам.
Брок поднялся со стула. Бессильная злость сковала все его тело и движения стали дерганными, резкими, порывистыми.
- Это все, что вы мне хотели сказать?
- Да, мистер Рамлоу. Это все. - Джеймс учтиво ответил на рукопожатие, хотя и не был фанатом физических контактов. Все же, работа с людьми накладывает свой отпечаток.

+2

3

Когда дверь открылась, и в коридоре появился отец, Иоганн кинув на того беглый взгляд, и про себя отметив, что восторгом его выражение лица явно не блещет, молча потащился следом, ловя на себе косые взгляды других учеников.
Все в той же гробовой тишине они загрузились в машину, и выехали с парковки.
Брок проехал от школы всего несколько кварталов. Всю дорогу он молчал. Слушал, как загружается в вертолет команда. Как они оказывают Лестеру первую помощь.
Свернув возле закусочной, он припарковал джип и бросив сухое:
- Оставайся в машине, - негромко хлопнул дверью. Новость о том, что Ганна собираются у него забрать словно бы выкачала из него все силы. Он не был готов к такому повороту событий.
Заказав у стойки бармена пару сэндвичей, кофе на вынос и какую-то газировку, он устало опустился на стул и, запустив в волосы ладонь, сжал их в кулак, опуская голову к столешнице.
- Что, дерьмовый понедельник? - сочувствующе улыбнулась бармен, отвлекаясь от кофе-машины и косо глядя на Брока.
- Вы даже не представляете... - протянул он и отвернулся.
[float=left]http://s017.radikal.ru/i431/1608/49/276e8d24e500.gif[/float]Пока он ждал заказ, он все пытался подобрать слова, которыми можно было бы вразумить мальчишку. Как именно донести до него, что такое поведение не делает лучше никому из них? Кажется, Рамлоу перепробовал все.
Расплатившись и забрав пакет, который тут же нагрелся от жара сэндвичей, Брок вышел из закусочной и сел в машину. Всучив пакет и содовую сыну, он завел двигатель машины, но с места не тронулся. Поставив стаканчик с кофе в держатель у коробки передач, он сжал руки на руле и опустил голову на запястья.
- Уилл ранен, - глухо выдохнул он. Стараясь не смотреть в сторону сына, он дерганными движениями расстегнул манжеты на рубашке, оголяя ожоги на запястьях и оторвал несколько пуговиц с воротника, слишком резко дернув.
- Помнишь, ты говорил, что мы - семья? - измученно спросил он, - что ты не оставишь меня в той клетке, когда я предлагал спасаться. Что я тебе нужен.
Брок, наконец, упершись локтем в стекло двери, посмотрел на мальчика. Смотрел долго, выжидающе.
- Скажи мне честно: ты сделал это нарочно? Поджег класс. Или это вышло случайно?
Ганн немного неуверенно сжал пакет, и опустил взгляд на содовую. И почему он всегда берет содовую? Гадкая штука. Неужели самому Броку она нравится?  Впрочем, в этом нет ничего удивительного.
Скрип кожи на руле заставил Рамлоу едва уловимо поморщиться. Так всегда бывало - чем спокойнее начало их встречи, тем хуже все закончится. И Ганн даже не пытался себе представить, как именно.
Когда, от обращенного на него взгляда, у паренька начало конкретно припекать ухо - само собой разумеется, что нагревающим эффектом взгляд Брока не обладал, в чем, впрочем, сейчас можно было усомниться, - он, тяжело вздохнув, наконец поднял на Кроссбоунса взгляд.
- Да, я сделал это специально.
Брок шумно выдохнул.
- Причина этого поступка того стоила?
Уилл как-то дал ему несколько советов за банкой пива. Не орать, говорить спокойно. Пытаться выяснить причины, мотивы, надежды. Ради чего это было сделано? Какую цель преследовал парень.
Но у Брока сейчас даже не было сил срываться на крик. У него вообще конкретно сейчас ни на что не было сил. Возможно - чуть позже, когда он переварит всю эту информацию, в нем проснется гнев. Но не сейчас.
Мальчишка пожал плечами, открывая газировку. А вот на этот вопрос ответить было уже несколько труднее. Нет, разумеется можно было обойтись без подобных пиздостраданий, и сделать все менее зрелищно и более... кроваво. Выбить ублюдку зубы, например. А мамаше его... спереть телефон, и слить в интернет все ее интимные фотки - наверняка подобные имелись. Но Рамлоу поступил импульсивно, и все закончилось так, как закончилось. Он сделал несколько больших глотков, и пару раз хмыкнул, утвердительно кивнул головой:
- Да, стоила.[float=right]http://savepic.ru/11018359.gif[/float]
Брок кивнул на ответ сына и, не моргая, окинул его фигуру взглядом.
- Что ж. Это не так обидно. А теперь заглядываем в дело чуть дальше, - он вздохнул, переводя взгляд на лобовое стекло. За ним сновали люди, в окне кафетерия виднелись парочки. Все спешили, чем-то занимались, бежали по делам.
- Все, что произошло за последние четыре месяца подвело нас с тобой к одному: они будут требовать лишить меня родительских прав, - спокойно сказал Брок, так и не взглянув на Иоганна.
Иоганн скосил на отца взгляд и засмеялся. От души так, давясь газировкой и разбрызгивая ее вокруг. Пфф. Напугал! Почти получилось.
- Ооо, не переживай. - с наигранной важностью ответил он. - Риччи все утрясет. Тебе нечего бояться. - хмыкнув, он запустил руку в пакет, пытаясь подцепить ею выскальзывающий сендвич.
- Ричи ничего не утрясет, - тихо сказал Брок, - это - не просто один инспектор. Это - не просто жалоба преподавателя. Это не те идиотские визиты для оценки качества проживания. Это не те тесты, не допросы. Это уже реальное дело. В котором задействована куча народу. Я больше так не могу, Ганн. Ты меня не слышишь совсем. Есть такие дела, в которых не поможет ни один хакер. Когда пропадает единичное заявление, а с заявителем я толкую "по душам" - это прокатывает. Но не могу же я заставить весь попечительский совет школы вдруг закрыть глаза на все, что происходит.
Иоганн словно не слышал. Битых пять минут он пытался одной рукой достать и вытащить сендвич из обертки. В конце концов, этот разговор мог подождать - ждал же столько времени, - а вот еда остывает. Когда заветный кусок оказался во рту, Рамлоу едва не застонал от удовольствия.
- Маму пытались лишить родительских прав с того момента, как уволили из полицейского департамента в Лос-Аджелесе, - выдал он, наконец проглотив кусок. Но судя по поджатым губам, Брока такой ответ мало устраивал.
- Пап, расслабь очко, а? - он повернулся к нему полубоком, заглядывая в глаза, - я не хотел сжигать весь кабинет... ты это от меня услышать хочешь? - недовольно фыркнув, Ганн, намеренно долбанувшись спиной о сидение, отвернулся в окно, - не надо мне нотаций читать! Я же тебе не выговариваю за то, чем занимаешься ты! Хотя мог бы!
- Я не читаю тебе нотаций, - устало вздохнул Брок, - я пытаюсь сохранить то, что у нас есть. Мне нельзя светиться в судах. Тебе нельзя светиться, как моему сыну. Нам обоим мало тогда досталось?
Он поджал губы и вывернул с парковки.
- Начни читать ме нотации, давай, - кивнул он, перестраиваясь в другой ряд, - а я тебе расскажу, как это происходит. Работу я могу потерять только одним способом. Сдохнув. И меня не устраивает этот вариант. Я не жду, что ты примешь мои убеждения. Но я заколебался просить не подставлять меня! - наконец срывается на крик Рамлоу, - ты думаешь тебя ждет выволочка? Да максимум, на который ты можешь рассчитывать - мои вопли! А сейчас, когда я отвезу тебя домой, знаешь как меня по ковру раскатают?! Если я, блять, живым оттуда выйду - мне крупно повезет! - он ловит возмущенный гудок клаксона в спину, - так получилось, что мы вынуждены мириться с недостатками друг друга, да. Но хрен с ним, когда страдаем от этого мы с тобой! Моя команда в чем провинилась перед тобой? Почему Уилл, которому я сегодня не прикрывал спину, должен валяться в госпитале? Почему Ричи, на которого и так через день приходят жалобы на взломы системы должен еще подставлять свою задницу под тюремный срок только лишь потому, что ты так решил?!
- Не смей винить меня в том, что произошло на корабле! - психанул следом Иоганн, швыряя газировку в приборную панель. Слава Богу, он практически успел допить содержимое, и потому не слишком обрызгал салон.
- Не надо вешать на меня неуемную любовь Риччи к тому, чтобы совать свой сраный нос в дела, которые его не касаются! Я не просил тебя срываться и приезжать! Мне вообще насрать, приехал бы ты или нет! Долбанный Пуддинг рано или поздно отпустил бы меня, а ты бы смог поговорить с ним и по телефону, - обрывая отца на полуслове, он резко мотнул головой, - да завали, пап! Ты сотню раз так делал! Я тебя не заставлял приезжать! И уж тем более не я выбирал тебе эту работу! - Он отвлекся, и обернувшись в окно, на очередной сигнал, выкрикнул: [float=right]http://s09.radikal.ru/i182/1608/d3/683cdf83d7f1.gif[/float]
- Да пошел ты нахуй, долбоеб! - непонятно, слышал ли его водитель мексиканской наружности, но банки вылупил в возмущении нехреновые, - Твои убеждения, это твои убеждения! И это они, а не я, довели нас до такой жизни! Это они, пап, а не я, довели маму до алкоголизма! Это из-за них, а не из-за меня мы попали в лапы к этим полудуркам, так что не надо валить все на меня! Не хочешь приходить в суд - не приходи!
- Я тебя ни разу, блять, не обвинил в том, что произошло там! - рычит Брок, - я тебя вообще ни в чем не обвиняю! Не надо передергивать! Я попросил не подставлять меня!
Он резко тормозит на переходе, не заметив сигнала светофора. Прохожие ошарашенно пялятся на него, но продолжают идти, поняв, что опасность миновала.
- Моя работа - это моя работа! И мне похуй, нравится она тебе или нет! Каждый из нас выбрал этот путь осознанно и добровольно! Я не прошу ни понимания, ни признания! Я прошу одного - не подставлять своими выходками ни меня, ни мою команду! Все! Это все, о чем я, блять, прошу!
Машина резко срывается с места.
- Ты тупой? - Рамлоу приложился головой о сидение, когда они стартанули с перехода, и недовольно зашипел. - Я тебе сказал, я не просил тебя приезжать! Думаешь, мир бы перевернулся? Думаешь, они бы прилетели всей братией на твое задание? А? - Он вздернул брови. - Нет! Ты сознательно выбрал профессию? Так вот уехать оттуда сейчас - это тоже был твой сознательный выбор! Я тебя не подставляю! Ни тебя ни твою команду! [float=left]https://67.media.tumblr.com/8f61e9d288e56dc6909617000ce398b7/tumblr_ns04kaQQ501re10ruo7_400.gif[/float]
- Тупость, она видимо наследственная, - саркастично выплевывает Брок, - потому, что дело вовсе не в том, приехал я или нет. Дело в финале всего этого пиздеца. Ты отказываешься понимать, да? Через две ебаных недели ты отправишься в приют! Две, блять, недели!
Он резко сворачивает, едва не сбивая пешеходов. И то, что они переходят дорогу через жопу и не по правилам никого не волнует. Брок слышит кучу матов в свой адрес.
- Если бы не это, было бы похуй! Но у нас с тобой есть всего две ебаных недели.
Он, наконец, паркуется возле дома. Выдохнув, он глазами указывает сыну на дверь.
- Не знаю, заметил ты или нет, но я приезжаю потому, что мне не насрать.

Отредактировано Brock Rumlow (2016-08-22 16:49:05)

+2

4

[NIC]Johann Rumlow[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/11067255.gif[/AVA]

Парнишка как раз дожевывал третий тост с сыром, когда входная дверь отворилась и квартиру ввалился Рамлоу-старший. Он обросил на отца кроткий взгляд, и удовлетворившись тем, что снятый ботинок не прилетел ему в голову, отвернулся к компьютеру, снова переключаясь в окно с частом.

J.R.
все, мне пора, он вернулся
Milky
злой?
J.R.
не пойму. кажется, не очень.
Milky
ты уверен, что он тебя не тронет?
J.R.
Уверен! Вообще не понимаю, как твоей маме могло придти такое в голову!
Milky
Ну, она говорит, что в полиции много заявлений о том, что тебя избивают. ((
J.R.
Мой отец меня никогда не бил! Знаешь, мне кажется, он вообще единственный, кто этого не делает. -__-
Milky
Прости, я не хотела тебя обидеть.(
J.R.
Ты меня не обидела! Просто, твоя мама создала нам с ним кучу проблем!
Milky
Ты так говоришь, просто потому что боишься перемен.
J.R.
Молли, какие перемены? Ничего я не боюсь! Он забрал меня, когда мать погибла. Он дал мне еду, крышу над головой, он платит за школу, за мои тренировки, за мое лечение! Ты хочешь сказать, что у меня плохой отец?
Milky
Нет. Я не это имела в виду. Но ты говорил, что он тебя раздражает и не позволяет делать то, что тебе нравится.
J.R.
Ага, и за это твоя мама хочет запихнуть меня в приют. Блеск! У вас там потрясающая логика.
Milky
Можно без наездов?
Я поговорю с мамой. А сейчас, прости, но мне нужно делать домашку по истории!


Ничего не ответив, Иоганн недвольно захлопнул ноутбук, уставившись на недоеденный седвич, валявшийся на тарелке и скрестив руки на груди. Если все было так хреново, как описывала Молли, то отец оказался прав в своих опасениях. Они и впрямь собирались лишать отца родительских прав, и даже где-то накопали документы об избиении. Хорошо, что дар убеждения передался Рамлоу по-наследству, вместе со вспыльчивым и упрямым характером. Благодаря ему, с двумя из трех попечителей парнишке удалось договориться, в течение двух часов жуя сопли в телефонном разговоре, и объясняя, как ему, бедненькому, тяжело привыкнуть к школе, и как переживает папа, и прочую-прочую чушь.
Итогом было обещание придти на завтрашний пед совет и объясниться перед школьным собранием. Если они сочтут доводы Рамлоу убедительными - заявление будет забрано.
Осталось только придумать достаточно проницательную речь.
Он упер лоб в ладони, поставив те на стол и тихо выдохнул:
- Как Уильям?
Не поворачиваясь к сыну, Брок выдохнул:
- Жить будет. Просил передать, что лайки на ютубе того не стоят. Хотя и поржал знатно, когда заштопали.
Рамлоу идет к дивану и опустившись на него, откидывает голову на спинку, закрывая глаза.
- Иди сюда, - тихо просит он, приподнимая руку. Скандал в машине хоть и был самым обыденным и привычным занятием для этой семьи, но совершенно не означал, что никому из них не было обидно или больно.[float=right] http://savepic.ru/11018064.gif[/float]
- Ганн, я не хочу, чтобы тебя у меня забирали, - негромко, но уверенно говорит Брок.
Малец состроил рожу, типа "ну, вообще не в лайках дело было", однако вслух ничего не сказал. Звук шагов за спиной немножко напрягает  и Иоганн непроизвольно напрягается. Он до сих пор не мог отойти от этих омерзительных ощущений, подаренных ему Эддом в ту ночь. По правде сказать, парнишка так и не обсудил ни с кем эту тему. Даже попытки отца помочь ему выговориться приводили лишь к бесплодном посиделкам в тишине. Рамлоу-младший просто сказал себе - "это случилось, и это надо принять", - и старался больше к данному эпизоду своей жизни не возвращаться.
Но тело помнило. Даже вопреки желанию мозга.
Он слышит голос Брока за спиной, однако продолжает сидеть на месте, ковыряя какую-то ранку на голове пальцами, запущенными в волосы. С минуту малец молчит, борясь с желанием снова разораться, и как только эта опасность перестает быть такой острой, медленно выпрямляется на стуле.
- Я же сказал, никто меня не заберет. - Слишком резко. Он не так хотел.
Шмыгнув носом, Ганн без особого восторга поднимается с насиженного места, и приземляется на диван, немного в стороне от отца, забираясь на него с ногами, и скрещивая руки на груди.
Не дождавшись, когда Ганн придет к нему под бок, Кроссбоунс опускает руку и отпивает пива. Прохладное, горькое, темное. Все, как обычно. И мальчишка, который, судя по всему, все еще обижается.
- Хорошо, не заберет, - кивает Рамлоу, - раз ты уже решил, что будешь делать с этой ситуацией, подумай, пожалуйста еще и над тем, как исправить оценки. Сомневаюсь, что твоему "уважению" пойдет на пользу второй год в одном классе.
Брок так и не открывает глаз, даже в тот момент, когда чувствует, что диван недалеко от него проседает. Если снова начнется скандал - Рамлоу просто уйдет. В машину, в больницу к Уиллу - куда угодно. Лишь бы проигнорировать крики, вопли и взаимные обвинения. Он слишком устал от звенящего в ушах ора за сегодня.
Скрипнув зубами, Иоганн недовольно отвернулся в сторону. Его оценки всегда были какой-то нереальной проблемой для всего. Он с радостью занимался предметами, которые были ему интересны, но то, что в этот список не входило, давалось ему из рук-вон плохо. Всегда.
Может быть причина в том, что Рамлоу даже не пытался что-то учить? А теперь, когда образовался такой огромный пробел, еще и боялся начинать?
- Неее, это пока нерешаемо. - Протянул он задумчиво и, облизав губы, добавил. - Завтра у меня слушание на школьном собрании. Они дают мне шанс объясниться, - едва ли не выплевывая слова, говорил парень, - если их удовлетворят мои объяснения и извнинения, они не будут подавать в суд.
- Я рад это слышать, - кивает головою Брок. В висках пульсирует боль. Она, скорее всего, будет преследовать его всю оставшуюся жизнь. Как и вся остальная боль его тела. Скорее всего через пару лет он прочно подсядет на таблетки и будет жрать их пачками, совсем как Росс. [float=left]http://savepic.ru/11029372.gif[/float]
- Значит я попрошу тебя заняться оценками после завтрашнего заседания комиссии, - вздыхает Рамлоу, - даже если ты не сумеешь их убедить - подтягивать учебу все равно придется. И это не зависит ни от моего желания, ни от твоего, увы.
Он приоткрывает один глаз и смотрит на часы.
- Через двадцать минут Росс заблокирует все гаджеты, что есть у нас в доме, кроме телефонов, на месяц. Может быть скука поможет тебе подтянуть предметы. Денег тоже не будет. Мы с тобою их не заработали.
- Ну пусть попробует! - Прошипел Рамлоу, вскакивая с дивана и скрываясь в собственной комнате. Дверь, с громким хлопком, закрылась, и по гостиной прокатился приглушенный звук пинка по чему-то твердому. За ним послышался шум скидываемых на пол книг, и нецензурная брань.
Когда предметы на столе закончились, а случилось это, к счастью, очень быстро, мальчишка буквально швырнул самого себя на кровать, и недовольно уставился в потолок.
- Охуенно, - произнес он шепотом, и повернул голову к окну, глядя, как гаснут огни в соседнем здании. Месяц без компа, телека, и денег! Класс! Неужели у отца окрепли яйца?
Впрочем, лучше бы не крепли.
Он перевернулся на живот, и уткнулся носом в подушку. Очень хотелось разреветься, но гордость не позволяла.
Брок спокойно отреагировал на вспышку гнева сына. Он не открыл глаз даже когда хлопнула дверь. Когда в комнате что-то начало бряцать и падать. Его это не волновало. Он сделал несколько крупных глотков пива и, поставив полупустую банку на журнальный столик, лег на диван. Натянув плед до макушки, он уткнулся лбом в спинку дивана и тяжело вздохнул.
Росс не "попробует" - Росс сделает. И об этом они уже договорились. Броку надоело спускать все на тормозах. Надоело думать, что это - всего лишь стресс, травма от пережитого. Психологи, Уилл и парочка статей из интернета доступно и грамотно объяснили ему: вседозволенность не лучшее лекарство. И, раз Ганн не хочет по-хорошему, то будет как-то так.
Утро проходило все в той же, совершенно безрадостной атмосфере. Копьютер утром не включился, интернет на телефоне оказался заблокирован, ограничиваясь лишь функцией GPS, телевизор оказался запаролен, и даже стереосистема выдавала ошибку. Поэтому, швырнув пульт в спящего Брока, и даже не удосужившись позавтракать, Иоганн свалил из дома как никогда рано.
Целый час он кружил по району на велосипеде, практически решив прогулять школу сегодня, однако, навязчивая мысль что отца и впрямь могут у него забрать, долбившаяся в подкорке все это время, в итоге, не позволила так поступить.
Парнишка пристегнул велосипед на парковке перед школой, твердо уверенный, что сегодня снова останется без колес.
Его тут не любили.
Точнее, Рамлоу всегда казалось, что его не любят. Он не мог вспомнить ни одной школы, где у него не было проблем с пониманием, поведением и успеваемостью. Все началось, когда дядя Стив первый раз пропал, убрав руку со школьного пульса, и сейчас свалялось в один большой снежный комп.
День прошел отвратительно. Он снова провалил тест по математике, чем вызвал глумливый смех в классе. Его не взяли в команду по плаванию, даже не смотря на отличные показатели, объясняя это "плохим поведением". Он совершенно нихрена не выучил из того текста, что задали им на французском, а потому был вынужден в очередной раз выслушивать, как преподаватель его отчитывает перед всем классом. 
Поэтому, сидя под дверью конференц-зала, в котором проходило слушание, и окруженный подобными ему оболтусами, Рамлоу с трудом находил в себе силы держать себя в руках.
Его фамилия была последней в списке, а потому в кабинет он зашел не раньше половины шестого вечера. Лица собравшихся выглядели устало и неприветливо. Кто-то вовсе поднялся со стула, и извинившись, ушел. Ему указали на стул во главе вытянутого стола, и Ганн поспешил приземлить свой зад туда.[float=right] http://savepic.ru/11073395.gif[/float]
Допрос с пристрастием начался с закономерного вопроса "понимает ли Иоганн, почему он находится на этом собрании". Разумеется, пацан не понимал. Однако, учитывая, что подобный вариант ответа комиссию бы не устроил, Рамлоу пришлось долго и нудно уверять собравшихся, в том, что он совершенно четко осознает свои проступки, что поступает так вынуждено, и что по-возможности, постарается так больше не делать.
- ... иногда я не могу реагировать иначе, - он уже пол часа ковырял ноготь на указательном пальце правой руки, - если я не применю силу, надо мной будут смеяться, будут глумиться. Другие парни будут считать, что могут надо мной издеваться. - Он вытер нос рукавом, - все здесь считают меня уродом. И, наверное, они даже правы, - парнишка неопределенно дернул плечами, - по крайней мере, думаю, у них есть поводы так считать. Но, мистер Паддинг, - Иоганн поднял раскрасневшиеся глаза на ректора, - почему за мои проступки вы хотите наказать моего отца? - Кто-то из женщин удивленно поднял бровь от подобной формулировки ситуации. - Он любит меня! И он правда старается! Он не виноват в том, что я такой! - Рамлоу махнул ладонями в сторону собственной груди, и снова упер предплечья в бедра. - К тому же, папа - единственная семья, которая у меня осталась. Мы тяжело ладим, это так, но мы - два мужика с долбанутыми характерами, которые очень нужны друг другу! - Он резко опустил взгляд в пол, и с трудом унимая дрожь в голосе, добавил. - Пожалуйста. Я уже потерял маму. Не забирайте у меня и отца!
Вердикт комиссии оказался не слишком утешительным: они согласились забрать заявление, но их обоих обязали посещать семейного психолога на базе школы, каждый вторник и четверг в пять часов. К счастью для Иоганна, эту новость Джеймс вызвался сообщить Кроссбоунсу сам, избавляя мальчишку от необходимости выслушивать очередную порцию отборных пиздюлей на тему "ты меня подставляешь".
Что же касалось прочих негативных последствий, то они были еще более мерзкими, но касались исключительно Рамлоу - ему дали неделю на то, чтобы закрыть имеющиеся неудовлетворительные отметки, и он обязан был оставаться после занятий каждый день, в течении месяца, чтобы помогать с уборкой территории. Начиная с текущего дня.
Поэтому, сидя поздно вечером дома, и с ненавистью глядя на проклятый учебник по французскому, Иоганн дымил, кажется, уже четвертой сигаретой. Курильщик он был со стажем, потому организм спокойно относился к отраве. Отец, судя по сообщению десятичасовой давности, домой приходить не собирался, и мальчишка не слишком парился о том, что может оказаться пойман.
Докуривая пачку Рамлоу думал только об одном - он не выживет так целый месяц! Это ж блять просто смертоубийство для его психики! И ладно заблоченный комп и телевизор - пацан все равно не слишком часто ими пользовался, - но блокировать интернет на телефоне, и стереосистему...
- Росси, сучка ты драная. - Прошипел он в тетрадь по французскому, в очередной раз пытаясь подобрать нужные слова на места пропусков в текстовых полях. Интересно, когда придумывали этот мега-охуительный план, кто-нибудь из них вообще подумал, что когда Ганн делает домашку, - а он делал ее иногда, - то все непонятные ему вопросы он задает гуглу?!?! [float=left]http://savepic.ru/11059059.gif[/float]
Шумно выдохнув, и уперев кончик носа в большой палец, от чего тот немного оттянулся, парнишка снова и снова перечитывал текст глазами. В слух эту жесть он даже не пытался произнести.
Нет, ну как так? За что так жестоко? Он всего-то навсего сжег кабинет! Никто ж даже не пострадал! И пять тысяч долларов, сумма конечно большая, но может просто он бы в углу пару часов постоял? С телефоном? Ну, хотя бы с плеером в ушах?
- Сюууурль...ллль..лё... Сюр лё бюро илья эн... эн ли... Сюр лё бюро илья эн ли... - выгибая губы в неестественном для американца положении, Рамлоу пальцами одной руки, с зажатой в них сигаретой, вел под буквами, а другой ковырял в носу. - Тьфу, бля... Сюр лё бюро илья эн... эн... эээээннннордииина..тю..тё..р эн ординатёр э эн телефонэ... - Он сосользнул рукой с носа на лоб, и пропердев губами, повторил. - Сюр лё бюро илья эн... ор... ординатёр эээн телефонэ.. пффффф
Откидываясь на спинку стула, парнишка перевел взгляд чуть выше, еще раз читая условия задания. Прочесть, перевести, составить шесть вопросов к каждому из предложений. К каждому.
- Вы охуели?! Их тут сорок три!!! - Возмущенно воскликнул Рамлоу, и грохнул пяткой о боковину стола. - Нет, все. Хорош. Риччи устроил этот пиздец, вот пусть Риччи и разгребает, раз весь такой гениальный!
Схватив со стола телефон, мальчишка ткнул в контакт Джона, и снова надвиснув над учебником, принялся ждать ответа, под какую-то крайне идиотскую индийскую песню

+2

5

Утром в него прилетело пультом. Примерно в этот же момент хлопнула входная дверь. Брок громко застонал, зарывшись с головой под подушку. Ну за какие такие грехи он получил такое наказание? Он всего лишь убивает людей. Он всего лишь подрывает доверие к американскому правительству! Он почти что никого не мучает. Так за что, за что конкретно Вселенная так издевается над ним, постоянно сталкивая лбами с сыном?
Приняв душ, он уезжает на работу. Там все тоже совсем не весело. За последние полтора года команда его резко скатилась в своем кпд и их уже потихоньку думали расформировывать и списывать. И если раньше все относились к неурядицам семейной жизни Брока с пониманием, то теперь на каждое заявление о том, что его вновь вызывают в школу – команда кривила губы и недовольно сопела. Открыто возражать пока никто не собирался, но, Рамлоу буквально чувствовал – еще полгода таких провальных операций и они с треском ругают и, возможно, даже покалечат друг друга.
Когда позвонил директор, Брок сидел в кабинете и занимался бумажной волокитой. Отчетов накопилось достаточно и Броку хотелось поскорее с этим со всем закончить. Он собирался заглянуть к Уиллу, а потом вызвонить Росса. Домой он не собирался. Самый простой способ избежать конфликта – не появляться в радиусе его возникновения. Что Рамлоу и собирался делать минимум до четверга.
Сообщение о том, что заявление попечительский совет отзывает было встречено радостным ликованием в душе Кроссбоунса, которое тут же сменилось мрачной безысходностью. Семейный психолог.
Ему как раз не хватало еще одного мозгоправа, чтобы окончательно уйти в катарсис и рефлексию и забить на работу. [float=right]https://66.media.tumblr.com/f5b4deac3cef6e3a1f80497abd91210a/tumblr_o1jw43hBkR1rxxxqao7_250.gif[/float]
- Ты домой собираешься? – к нему заглянул Ричи.
- Домой? Нет, не собираюсь, - хмуро ответил Брок, раскладывая бумажки по папкам.
- А куда собираешься? – удивился Ричард.
- Вообще, - Брок подпер подбородок кулаком и внимательно посмотрел на Росса, - думал съездить к Уиллу, а потом заявиться к тебе.
- Надеюсь, без предупреждения и с цветами? – лукаво сверкнул глазами в его сторону Ричи.
- Росс, - устало улыбнулся Брок, - какие нахер цветы? Ты ополоумел?
- Ну, так даже не интересно, - вздохнул Росс, - ни цветов, ни шампанского, ни конфет…
- Можем заехать в бар, - пожал плечами Рамлоу, - мне определенно нужно выпить.
Так они и поступили. Уилл все еще валялся в госпитале, но в целом был бодр и радушен. Внезапный отпуск он воспринял безрадостно, но ничего другого не оставалось. Обсудив работу, они оставили мужчина наедине с белозубой медсестричкой с осиной талией, которая крутилась возле Лестера с таким отчаянием, что это заметил даже Брок. Припарковавшись возле бара, они вошли в полутемное помещение и сели за барную стойку.
- Твой звонит, - покачал головой Росс, - ну давай ему хотя бы на телефоне википедию разблочим?
- Нет, Ричи, не давай, - хмуро отозвался Рамлоу, - пусть сходит с библиотеку, если ему что-то нужно.
- Ты жестокий тип, - поджал губы Росс
Иоганн продолжал висеть на трубке, пока цифровой голос не прервал их связь, сообщив, что абонент не может ответить на его звонок, и предложил оставить голосовое сообщение.
Чертыхнувшись, мальчишка сбросил вызов, подождал несколько секунд, невесело бегая глазами по учебнику. Пальцы снова отправили контакт в вызов, а висящий в ожидании Ганн, поднялся со стула и принялся расхаживать по комнате туда-сюда, уперев руку в бок, и мысленно обещая себе, что мстить отцу будет крайне изощрённо. Причем сделает это так, чтобы у него не было ни малейшего повода заикнуться про школу или работу. Пусть страдает в бешенном исступлении.
- И снова на связи озлобленный на тебя отпрыск, - они не успели еще и заказ сделать, как телефон призывно завибрировал.
- Ну ответь ему, - пожимает плечами Рамлоу, - мой приказ тебе известен.
Ричи корчит недовольную гримасу на лице и закатывает глаза.
- Я надеюсь от твоего поганого настроения у меня не скиснет пятнадцатилетний Далмор? - посмеивается в трубку Ричи и, не давая Ганну продолжить, говорит, - Брок просил передать, что если тебе что-то нужно - сходи в библиотеку.
Мрачный взгляд Кроссбоунса упирается в лицо Росса.
Иоганн ожидал какого-то подобного ответа, а потому лишь презрительно хмыкнув, желчным тоном протянул в трубку:
- Знаешь, передай Броку, что если он заберет меня из дома, и отвезет в библиотеку, которая... - Он выглянул из своей комнаты, ища в гостиной световое табло стереосистемы, - работает в двадцать минут первого ночи - я с удовольствием воспользуюсь их услугами.
Иоганн не особо хотел расспросов на тему, почему же он не спит в такое время, да и вообще не испытывал особого рвения общаться с кем бы то ни было, но ситуация начинала его вынуждать.
- Риччи, включи хотя бы интернет, а? Ну хоть на эту неделю. - парнишка тяжело вздохнул, и добавил чуть более угрожающи. - Либо тебе придется сидеть со мной всю ночь, и делать домашку по французскому, потому что другого справочного источника у меня нет.
Ричард переводит взгляд на Брока, но тот качает головой.
- Все необходимое есть в учебниках. Их у него полно. Если он потрудится открыть хоть один из них и вчитаться - никакой интернет ему не понадобиться.
- Ну, отца ты слышал, - пожимает плечами Росс, а затем полушепотом добавляет, стараясь, чтобы его голос был чуть слышнее музыки в баре, - попробуй подключиться к соседскому...
- Росс! - на том конце телефона слышится громкий голос Брока и связь прерывается.
- Да он их в глаза не видел! - эти сраные учебники. Рамлоу недовольно швыряет телефон, и лишь чудом он прилетает в подушку, избежав участи быть разбитым вдребезги о стену. Поступок был импульсивен, и утром бы Иоганн о нем знатно пожалел, но сейчас его все бесило.
Он швыряет себя обратно за стол, и утыкаясь в учебник, изо всех сил пытается сконцентрировать внимание на содержимом, но тщетно. Взвинченный мозг отказывается даже английский текст читать как положено.
Он хватает с кровати телефон, и набрав одно короткое текстовое сообщение, "ненавижу тебя", отправляет тот отцу. Как только статус доставки сменяется с "доставлено" на "прочитано", Ганн, не особо парясь, переводит телефон в авиа режим, и спрятав тот в карман, хватает с кровати куртку.
Ладно, раз они по-хорошему не хотят, придется делать по-плохому.
[float=left]https://67.media.tumblr.com/edde405efc28323c71d469f96a4a9740/tumblr_o30d3yJrnN1szazb9o8_r1_250.gif[/float]Телефон Брока призывно мигает экраном, оповещая о том, что ему пришло смс. Он примерно представляет что там написано, но все равно читает.
- Не поеду я сегодня домой, - качает головой Брок, пихая телефон к Ричарду. Тот заглядывает к экран и, присвистнув, не глядя чокается со стаканом Рамлоу:
- Ты так-то сам виноват.
- Ой, заткнись, - отмахивается от него Брок.

Было в семье Рамлоу одно железное правило, которое Иоганн поклялся соблюдать безропотно, без обсуждений, проверок на прочность, и прочих своих любимых психологических атак. Правило было простым, донельзя: не лезть, не врать, не клеветать на команду, ничего у них не брать без спроса, и не приведи господи, не пытаться что-то стянуть, или спереть, или проникнуть на их жилплощадь. Правило это было установлено, скорее, из соображений безопасности, чем из-за желания Брока в очередной раз обсыпать отпрыска ограничениями. И в целом, пацан даже справлялся с его исполнением... Вот до сего дня.
Думать о том, что ему светит за такой проеб, Ганн даже не думал - явно ничего хорошего. Поэтому, мысленно пообещав себе не спалиться, и ни, не приведи Господи, не попасться, он катил по ночному Чикаго в направлении хаты Росса. Путь был не ближний, хотя все равно не так далеко, как до Линча. Этого красавца предусмотрительно расположили с другого конца города, даже не поинтересовавшись его мнением. 
Спросите, откуда Ганн узнал, что на хате никого нет? Так он и не знал, но почему-то был уверен, что, раз уж Рамлоу-старший и Росс вместе, то ближайшие несколько часов они проведут, надираясь в каком-нибудь баре.
По крайней мере, исходя из того, что домой отец не планировал.
Дорога заняла часа два. Точнее, час заняла сама дорога, и еще час парень просидел в закусочной, проедая небольшую заначку. Раз уж Брок решил взяться за его воспитание, мальчишка собирался ответить ему примерно тем же. Ему тринадцать! И готовить себе сам он не обязан. Если в холодильнике нет готовой еды - а продуктовый запас на сендвичи он израсходовал еще вчера, - то он будет сидеть намеренно голодным.
Точнее - показушно голодным. Голодать, буквально, он не собирался.
Оставляя велосипед за углом дома, и пристегивая его к ограде парка, Рамлоу спешной пробежкой поднялся на предпоследний этаж старого кирпичного дома. Судя по темным окнам, соседи уже спали, а потому его присутствие оставалось незамеченным.
Набрав на пульте сигнализации восьмизначный код, - парнишка запомнил его на всякий случай, как только увидел впервые, при ознакомительном посещении квартирки, - и прислонив один из магнитных ключей к считывателю, Рамлоу дождался, пока сигнализация отключится, оповестив об этом зеленым датчиком на панели.
[float=left]http://savepic.ru/11035477.gif[/float] Как только это случилось, в ход пошла самая обыкновенная отмычка. Надежностью замков американские двери, увы, никогда не отличались. И странно, что такая статистика распространялась, в том числе, на Чикаго, ведь тут с уровнем преступности были явные проблемы. А потому, казалось бы, люди должны думать о защите своего имущества серьезнее.
Но видать, Росса это не касалось.
Пластины внутри замка наконец встали в нужном положении и раздался характерный щелчок язычка, зашедшего обратно в родительский пазух.
Усмехнувшись самому себе, Иго толкнул дверь, и войдя внутрь, аккуратно прикрыл ее за собой.
Ну что же. Легкая часть его плана позади. Теперь надо разобраться с доступом к компу.
И вот это была нехеровая такая проблема, потому что, не смотря на невъебенное самомнение, в компах Иоганн разбирался весьма посредственно. Нет, он не был таким ламером, как Брок, но все же до уровня Ричарда не дотягивал конкретно.
Плюхнувшись в офисное кресло и стягивая с себя куртку, потому как в квартирке оказалось слишком уж тепло, Рамлоу задумчиво уставился в монитор компьютера.
- ВВЕДИТЕ ПАРОЛЬ -
Гласила надпись на экране, а внизу, в небольшом окошечке, где обычно отображается количество оставшихся попыток, весьма недвусмысленно красовался ноль.
- Блеск. - процедил пацан свкозь зубы, и откинулся в кресле.
Его мысли хаотично метались, выискивая, вспоминая, додумывая, догадываясь до всего, что могло бы послужить Риччи паролем. Что-то, что, хотя бы задало нужный вектор его мыслей. Что-то ...
Черт. Дальше бессвязного бормотания имен и событий из "Доктора Кто" его воспоминания не заходили.
Он потер лицо рукой, снова глянул на компьютер, и когда монитор того погас, снова отправляясь с системой в режим ожидания, Иоганн уже протянул руку, чтобы снова оживить систему, как вдруг из общего коридора донеслись голосоа.
Рамлоу резко обернулся, и едва не свалившись вместе с креслом, вылетел на середину студии. Послышался глухой и несильный удар в дверь, - видимо, кто-то навалился на нее всем телом, - и в замке, меняющими положение пластинами, захрустел ключ.
- Черт! - Он бешено заносился по гостиной, опрокинув торшер, и едва не разбив оный, врезался в пуфик с снес с него несколько журналов, едва не сделав сальто-мортале в полете, и с глухим негромким стуком приземлившись на пол, тот час заполз под диван, отодвигаясь как можно дальше от полосы света на полу.

- Вот что мне сделать, чтобы ты не был таким хмурым Кроссбоунсом? – запрокидывает голову Росс, входя в квартиру, - кислое выражение твоего лица можно подавать с текилой.
- Принеси мне голову Капитана Америки, - мрачно отозвался Брок, - верни в проект близнецов. Барнса.
- Ну, если ты не можешь ушатать это ископаемое – то я даже к нему не приближусь, - разводит руками Росс.
- Ричи, я не хочу терять работу, - хмуро вздыхает Рамлоу, проходя внутрь квартиры и стягивая с себя футболку. Кидает ее на кресло и садится на диван.
Две пары ног, появившиеся в апартаментах, как и не отличавшейся трезвостью голоса, явно принадлежали Ричарду и его отцу. Мысленно поинтересовавшись у себя, на кой хер отец ввалился к этому всезнайке в такой час, Иоганн зажмурился, прикрывая ладонью нос и рот, когда отцовская жопа приземляется плюс-минус над его головой.
- Да никто тебя не уволит, - отмахивается от него Росс, - они ж всегда всем недовольны.
[float=left]http://s017.radikal.ru/i407/1608/55/7d3db929326f.gif[/float] - Боюсь, что это не так, - качает головой Брок, - ты слышал, что они собираются нанимать солдат из Оружия Х?
"Оружие Икс? Что еще за Оружие Икс?" - Ганн подползает чуть ближе к краю, чтобы лучше слышать разговор.
Речь шла о Броке, о его работе и о пацане. Впрочем, как обычно.
- Да иди ты, - округлил на него глаза Росс, - этих имплантированных ублюдков?
- Да, - медленно произносит Рамлоу, - их самых. Я еще несколько лет назад думал пройти программу…
- Даже не смей! – взрывается негодованием Ричи и в Кроссбоунса летит кубик льда, - ты вообще видел, что случилось с Дэдпулом? У меня на компе лежат файлы.
- Зато он стал неубиваемым, - пожимает плечами Брок, - и мне бы, знаешь ли, подобное пригодилось.
- Даже не смей соглашаться на эти эксперименты! – шипит Ричард, - если ты там не сдохнешь, тебя убьет команда. И я возглавлю отряд инквизиции!
- Слушай, Рич, - Брок поднимается с дивана и проходит на кухню. Наливает поверх льда в стакане виски и смотрит на Росса:
- Через пару лет я смогу только сопляков воспитывать. А еще через лет пять – на меня наденут жилет с тротилом и отправят куда-нибудь на базу Мстителей. И ты знаешь – я пойду.
Когда Рамлоу-старший скрылся на кухне, Иоганн тихо закопошился под диваном, аккуратно затягивая под него брошенную чуть в стороне куртку, и стараясь не выдать себя ни движением, ни звуком.
- А с мальчишкой ты что делать будешь? Он тебя не простит, - вздыхает Росс, - и я тебя не прощу.
- А что я могу с ним сделать? Он меня не слышит. Более того, чем дольше это все будет продолжаться, тем больше он меня будет ненавидеть. Временами мне кажется, что Ганн будет только счастлив, если меня убьют. Я пытаюсь держать его как можно дальше от этого мира, но он упорно лезет в группу риска. Ты же знаешь, вербовщики работают даже по школам. А по ушам они ездят здорово.
- Помню я, как попал на первое собрание к Черепу, - отвечает Росс, - думал обоссусь от восторга прямо на месте.
- Вот и я о чем, - кивнул Брок, - меня до сих пор иногда воодушевление пробирает, хотя я привык к его проповедям.
Росс закуривает, окутывая себя ореолом табачного сизого дыма.
- Я еще ни на что не согласился, - нарушает непривычное молчание Брок, - но, если я и дальше продолжу проваливать задания, если команда начнет бунт по поводу моего вечного отсутствия – я пойду в проект.
- Ты – эгоистичная тварь, - неприязненно бросает Ричи, - только о себе и думаешь.
- Ну-ну, - посмеивается Рамлоу, отпивая виски, - ты знаешь, что с такими обидчивыми как ты делают?
- Животное, - щурится на него Росс, - спишь и видишь, как поработить мир.
[float=left]http://s009.radikal.ru/i309/1608/12/7287d92ef1ed.gif[/float]  - А ты не тем же занимаешься? – удивленно вскидывает брови Брок, - еще скажи, что не ты помогаешь устраивать обвалы на биржах и взламываешь системы банков, чтобы они покупали глобализированную защиту и сливались в один концерн.
- Мне за это платят, - неприязненно бросает Росс, - а ты на эту идею господства дрочишь.
Попытки не спалиться немного отвлекли его от происходящего, и включился он в диалог на том моменте, когда Рич крайне четко прорезюмировал мысли Иго относительно работы отца, и его отношения к оному.
- Я хочу однажды проснуться в мире, где мне не придется озираться по сторонам на улицах, хвататься за любую возможность заработать и набирать кучу кредитов, - мрачно отвечает Брок.
- У тебя ни одного кредита, нихуевая работа и по улицам ты не озираешься, - язвительно плюет словами с табачным дымом Росс.
- Давай свернем эту тему? Ты сам прекрасно знаешь, что такое новый мировой порядок и глобализация. И какие выгоды они несут всему человечеству, - зло отвечает Рамлоу.
Ричард хмуро молчит, что ему вообще не свойственно.
Ганн уже собрался воспользоваться случившейся заминкой, и аккуратно дать деру через пожарную лестницу, но стоило ему упереть руки в пол, дабы начать ползти, как в гостиной снова объявился Брок.
Диван над ним продавился во второй раз и Иоганн был вынужден снова закрыть рот руками - не приведи боже, услышат его дыхание. Вот тогда точно случится большой такой, апокалиптический пиздец.

Отредактировано Brock Rumlow (2016-08-23 23:28:08)

+3

6

[NIC]Johann Rumlow[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/11067255.gif[/AVA]

В конце концов Росс, что-то нечленораздельно фыркнул, уходит в душ. А Брок так и продолжает сидеть на диване, устало запрокинув голову на спинку и рассматривая лепнину на потолке. Изредка потягивает холодный виски из стакана. В квартире, как всегда, ебаный срач. Валяется торшер, разбросаны журналы. Но Рамлоу это не удивляет нисколько. Это же Ричи, в конце-то концов.
Собственное воображение, подкрепленное незавидным опытом, рисует мальчишке, притихшему на полу, изощренные сцены пыток, с Линчем в главной роли. Они, пожалуй, доломает ему все оставшиеся ребра и будет до потери пульса лупить тростью по пяткам.
Черт побери, ну как его угораздило так вляпаться? Ладно бы Риччи приперся домой один, или с какой-нибудь телочкой, - хотя иногда Рамлоу казалось, что их общий знакомый принадлежит к другому виду, - но нет, Россу присралось притащить с собой отца. Точнее, присралось разрешить отцу притащиться с ним.
Неужели в баре так скучно?
Выйдя из душа Росс, кажется рад, что Рамлоу все еще в квартире. Он садится рядом с ним на диван и едва слышно что-то говорит. [float=right]http://savepic.ru/11093402.gif[/float]Брок, повернувшись к Ричи спиной, перекатывает в стакане виски, омывая им кубики льда. Росс выглядит словно бы виноватым, оправдывается. Подползает по дивану к Рамлоу, обнимая его со спины. Кроссбоунс качает головой, едва различимо  отвечает. Росс посмеивается, целует его затылок. Тонкими пальцами очерчивает шрамы на плечах. Наклонившись, целует стянувшуюся кожу на глубоких бороздах. Очерчивает языком рваные контуры. Уткнувшись носом за ухо прикрывает глаза, что-то мурлыкающе бормочет, улыбается.
И Брок сдается, поворачиваясь к нему, ухмыляется. Смотрит прямо в глаза, открыто, не таясь.
Ганн лежал, не меняя положения, и даже старался не дышать. Когда ушел Росс, когда он вернулся и когда опустился все на тот же диван.
Ричард перебирается на колени Брока, лицом к нему и рвано целует его, успевая попутно разглядывать командира, а иногда даже что-то говорить.
- Сбрей уже эту наждачку, - недовольно хнычет Росс, стараясь избежать касания щеки Рамлоу.
- Не-а, - посмеивается Брок, специально трясь подбородком о плечо Ричарда.
- Нет, она конечно тебе очков брутальности добавляет, но сбрей, - он аккуратно тянет мужчину за волосы, отнимая его голову от плеч и заглядывая в глаза. Вместо ответа Рамлоу прижимается к его губам, размыкая их языком и глубоко и влажно целуя.
Неясное бормотание и непонятные звуки немного дизориентировали мальчишку, и тот, тихо как мышь, аккуратно убрал руки от лица, и уперевшись ими в пол, чуть-чуть повернулся, чтобы видеть отражение в зеркале.
Стоит ли говорить, что открывшаяся ему картина, с восседавшим на коленях у Брока Риччиком, всосавшемся папаше в десны, повергла парнишку в немой шок? Разинув рот, и вытаращив глаза, он безотрывно, бесстыдно следил за происходящим, и казалось вовсе забыл о том, что его могут увидеть.
- Слышал, что Эппл выпускает новый Айфон? – негромко говорит в поцелуй Росс, совершенно не справляясь со своей извечной болтливостью.
- Нет, - рвано выдыхает Рамлоу, целуя его шею, легко прихватывая зубами тонкую кожу на ключицах, пахнущую каким-то сладким, острым, пряным одеколоном.
- Он охрененный, - воодушевленно начинает Росс, простанывая гласные, - там столько всего…
- Как же мне тебя заткнуть хоть на полчаса-то, а? – ухмыляется Брок, поднимая на него глаза.
- У тебя не получится, ты же знаешь, - смеется Ричард.
- Зато ты можешь попытаться насосать на новый Айфон, - хохочет в поцелуй Рамлоу.
- Ага, как в прошлый раз, - обиженно тянет Росс, но сползает с колен Брока. Расстегивает ремень на его брюках и тянет их вниз, вместе с трусами. Из кармана на пол вываливается телефон, но их обоих это сейчас вообще не волнует. Рамлоу путь приподнимается, помогая Россу избавить его от одежды и прикрывает глаза: [float=left]http://savepic.ru/11082143.gif[/float]
- В прошлый раз тебе километража не хватило, - усмехается он.
- Да у меня за семь лет пробег ртом по твоему члену такой, что ты мне уже машину должен! – возмущается Ричард и с влажным звуком размыкает челюсти, вбирая в горячий рот полувозбужденную плоть.
- Ровно, как и пробег ртом по моим нервам, - судорожно выдыхает Брок, - и, если я тебе должен машину, то ты мне должен нервную систему и курс лечения.
- Хуйло, - хмуро отзывается Росс.
- Не говори с набитым ртом, - наиграно назидательно произносит Рамлоу и, одним крупным глотком допив виски,  чуть наклоняется, ставя стакан с кубиками льда на пол.Зарывшись пальцами во влажные волосы на макушке, Рамлоу задает нужный ритм и тяжело дышит, из-под полуприкрытых век наблюдая за тем, как в полутьме блестят от слюны губы Росса, как они скользят по его члену. Прохладные ладони Ричи скользят вверх по бедрам, кончики пальцев цепляются за каждую мышцу, очерчивают ее края. Ласково проходятся вдоль шрамов, цепляя короткими ногтями белесые бугры.
Брок, закрыв глаза и запрокинув голову, перебирает пальцами мягкие волосы. До него долетает сладковатый запах кондиционера или шампуня. Росс вообще крайне щепетильно относился к своей внешности. Извечно гладко выбрит, едва ли не уложен, надушен, напомажен гелями. В совершенно не соответствующих времени и месту костюмах.
Держась одной ладонью за бедро Брока, стараясь максимально контролировать его движения, Росс опускает вторую ладонь к своему члену, медленно лаская себя. Сжимает пальцами мошонку, чуть оттягивая ее, удовлетворенно постанывает, чувствуя, как Рамлоу легким движением гладит его по волосам. [float=right]http://savepic.ru/11078043.gif[/float]
Расслабляет горло, с характерным звуком заглатывая член. Брок сдавленно стонет, чувствуя, как от чужих задушенных стонов чуть вибрируют тугие стенки. Что-что, а миньеты Росс умел делать ничуть не хуже, чем взламывать базы данных.
Иоганн лежал, смотрел на разворачивающуюся перед его взором сцену, и рьяно, со всей выкладкой, конкретно так охуевал. И с каждым словом, с каждым стоном, его мозг входил в резонанс все сильнее, не давая разуму вершить осознанные действия.
Нет, у него были догадки относительно половой принадлежности Риччи, но чтобы отец! ЕГО отец!
У Брока же, как минимум, был Иоганн! Как эта сцена вообще может быть реальной? Почему???
У Рамлоу просто не было слов.
Однако, стоило признать: парнишка, отнюдь, не испытал ни отвращения, ни злости. Его сковал испуг и непонимание, окутавшие разум дезориентирующим шоком - это да. Они, бувально, прибили парня к полу, подобно многотонной плите упавшей на плечи, не давая возможности пошевелиться или трезво оценить обстановку. Ганн просто лежал среди всего этого срача разбросанных вещей, каких-то оберток, шмоток отца, пыли под диваном, и прочего мусора и не мог оторвать взгляд от зеркала. Он даже не осознавал, что его нижняя челюсть вот-вот опустится аж на пол.
Недалеко от его лица очутился пустой стакан из-под виски, ударяя в нос характерным запахом ячменя, ржи, спирта и тонкими нотками груши. Иоганн, чей одурманенный происходящим мозг соображал крайне туго, невольно облизывает пересохшие губы - вот сейчас бы он выпил. Двойной, и залпом. Без колы и льда.
Возбужденное дыхание и чвакающие влажные глубокие звуки рождают в голове  воспоминания. Из дома, из клубов, из трюма. Страх, который обычно окутывал парнишку в его ночных кошмарах, так или иначе изобилировавших картинками, ощущениями, и голосами пережитых сцен, заставлявший кричать и плакать от испуга, когда парнишка был не в силах проснуться, сейчас даже не думал появляться. Рамлоу чувствовал лишь мягкую тяжесть во всем теле, слышал свое шумное дыхание, и чувствовал, как разум затягивался белой дымкой.
Рамлоу ловит чужие запястья и, закинув руки к себе на плечи, наклоняется к Россу, выпустившему член изо рта. Смотрит ему в глаза, пьяно ухмыляясь. Целует жарко, развязно, прихватывая губы зубами. Ричи посмеивается, поднимаясь с колен и, оттолкнув Брока обратно на спинку дивана, идет к комоду. Открыв один из ящиков, достает оттуда тюбик и, развернувшись, кидает его Кроссбоунсу. Тот ловит и чуть кивает головой в сторону, словно намекая не задерживаться. Росс вальяжно возвращается к дивану, ложась на спину и закидывая одну ногу на спинку. Рамлоу уже размазывает по пальцам смазку и, нависая над Ричардом, плавным движением погружает в него пальцы.
- Да я смотрю ты в душе времени зря не терял, - хохочет Брок и улыбаясь целует Росса.
- Ну ты же мне дал понять еще на базе, чем закончится вечер, - хриплым голосом отвечает Ричи изгибаясь, и сам насаживается на ласкающие его пальцы, - зачем время зря терять?
- Да действительно, - тепло отвечает Рамлоу, проскальзывая подушечкой пальца по простате. Росс цепляется за его плечи и звонко стонет. Подхватывая Ричи под затылок, он упирается предплечьем в край дивана и, парой небрежных движений смазывая остатки лубриканта по члену, аккуратно толкается в Росса.

+2

7

Дурманящая волна возбуждения пробегает по телу Ганна против его воли. Он тяжело дышит, чувствуя, как наливаются кровью собственные губы, а глаза затягивает мутной пленкой. В каком-то, неясном себе самому порыве, Рамлоу хватает упавший на пол телефон, и бездумно включив камеру, аккуратно прислоняет его к ножке дивана так, чтобы происходящее над мальчишкой, отраженное в зеркале, было хорошо видно. К счастью для картинки, эти два объекта, диван и зеркало, находились в непосредственной близости друг от друга, а потому действо можно было разглядеть в деталях.
Целует его долго, не позволяя продохнуть и почти не дыша сам. Задушенные сиплые стоны скрадывают поцелуи, переплетающиеся языки. Брок, впрочем, как и всегда, более сдержан, почти не болтлив и лишь мягкими движениями вбивается в Росса. А тот, включив режим порно актёра, на все лады стонет о том, как ему зашибись, как это кайфово и насколько ему нравится.
Не прибегая к лишним словам, особо не считаясь с желаниями Ричи, Брок выскальзывает из него и заставляет перевернуться. Росс понимающе встает на колени и сжимает кулаком собственный член, упираясь ладонью в изголовье дивана. [float=left]http://67.media.tumblr.com/41812c767362ec246a67cf3d32817dc8/tumblr_nui9n5JZVZ1qg8dzlo7_250.gif[/float]
А Брок толкается в него уже более грубо, сжимает зубами загривок и, порыкивая, трахает Ричи, постепенно наращивая темп.
Взяв Росса под руку, он с силой давит ладонью ему в спину, а предплечьем на сустав локтя, заставляет распрямиться, прогнувшись. Чуть отклонившись, почти осев на пятки, Брок кладет ладонь Россу на шею, заставляя повернуть голову вбок. Наклоняется к его лицу сам, судорожно, неудобно целуя.
Убедившись, что аппарат закреплен надежно, Рамлоу аккуратно подползает чуть ближе к краю, и на секунду высовывается из-под дивана, чтобы, заметив отцовские манипуляции с лубрикантом и собственным членом, тот час спрятаться обратно.
Кажется, он нечаянно пнул дно дивана. 
Снова зажмурившись и изобразив из себя труп, парнишка невольно прислушивается к тому, что происходит над ним.
Брок позволяет Россу опуститься грудью на диван, оглаживает ладонями его спину, наклоняется, толкаясь глубоко в жаркое, горячее нутро. Склонившись ниже, кусает кожу между лопаток, тягучим движением выходит из него, только за тем, чтобы толкнуться грубо, резко и глубоко. Методично втрахивая Росса в диван, Брок тянет его за волосы, заставляя запрокинуть голову до боли. Сдавленный, громкий стон срывается с чужих губ и Ричи шипит:
- Брок… - задушенно выдыхает он, чувствуя, как мужчина ослабляет хватку.
Гортанные сдавленные стоны, звуки поцелуев, тихие, ритмичные шлепки... Ганну казалось, что его собственное сердце сейчас прошибет пол и провалится к соседям.
Очередной громкий стон Риччи немного возвращает Иоганна в реальность, и одновременно с тем, вталкивает в парящую в комнате атмосферу похоти и страсти. Парнишка, непроизвольно вжимает таз чуть сильнее в пол, и неожиданно осознает - стояк. Вот блять, каменный такой, мать его, стояк!
Тяжело дыша, Рамлоу тянет Росса за бедра, предлагая ему сменить бездействующую роль. Откинувшись на спинку дивана, Брок чуть сощурившись, смотрит на Росса. Припухшие от поцелуев губы, алый рот, громкие стоны. Кудри, налипшие на лоб. Возбужденно, пьяно блестящие из-под ресниц глаза. Порозовевшие румянцем скулы. [float=right]http://66.media.tumblr.com/f23ab4af8ec095a9ca80f9c5e0ff7696/tumblr_ndkhxfmmUS1r6vy8ho10_250.gif[/float]
Ричи, медленно двигая бедрами, сидит на Броке и, зарываясь пальцами в волосы на макушке, прижимается к его лбу своим. Рамлоу усмехается, ласково целуя его.
Брок обхватывает член Росса, рвано двигая кулаком. Ричи стонет все громче, вскидывает бедра резче, а из горла его рвется скулеж, уже мало похожий на привычную речь. Рамлоу скользит ладонью, но груди Ричи, по его шее и, положив пальцы на щеку, большим проводит по приоткрытым губам. Росс втягивает щеки, чуть прикусывая фалангу и ласкает подушечку пальца языком.
Не отдавая себе отчета, Иго опускает руку вниз, и едва успевает засунуть ее в штаны, как вдруг по темному помещению прокатывается знакомый, до ужаса, механический голос:
- Брок, что ты как сучка? Выеби его уже по самые гланды! – раздается откуда-то сбоку и мужчины замирают, в непонимании глядя друг на друга.
- Росс, - раздается голос Лоусона, - не кусай командира за пальцы. Не кусай руку, которая тебя кормит. И вообще, улыбнитесь. Вас снимает скрытая камера, - ржет он.  [float=left]http://savepic.ru/11124649.gif[/float]
... Cука... мать... твою!!!
Громкая связь телефона.
Иоганн страдальчески жмурится, только сейчас осознавая, что он наделал. Сучья, блять, функция видеотраснляции! Ну почему Брок все время забывает ее снять?!
Рамлоу тихо застонал и обреченно опустил лоб на руку.
Все.
Пизда ему.
- Ну-ка слазь, - холодеющим голосом просит Брок, сжимая чужое бедро. Росс послушно скатывается с Рамлоу и, свесившись с дивана, заглядывает вниз.
- Привет юным вуайеристам, - недобро сощурившись, выдыхает он.
- Ганн, - челюсть Брока сводит от злости и он, опускаясь возле дивана, пытается выудить оттуда сына, и наконц, хватает его за шкирку.
Мальчишка отлично понимает, что сейчас ему наступит пиздец.
Изловчившись, он вырывается, подарив отцу в награду собственную куртку, за которую тот успел ухватиться, Рамлоу, думать забыв о собственном торчащем члене, заметно оттопыривающем штаны, вылетает из-под дивана, перемахивает через компьютерный стол Росса, снося с него все, едва не врезается в стену, входя в поворот, и прикладывается всем телом об дверь, отворяя ее собой и чуть-чуть не прибив этим ударом старушку.
- Стоять! – орет Брок, подбегая к двери. Ловит на себе ошарашенный взгляд женщины и неприязненно начинает было:
- А вы еще кт…
Положение то ли спасает, то ли совсем усугубляет Росс, выглянувший из-за плеча Брока и с нескрываемым удивлением, восклицает:
- Мама?!


Возможно, в другой ситуации Иоганн бы задался вопросом, "какого лешего эта женщина в возрасте делала под дверью Ричарда в столь поздний (или ранний) час", но сейчас бы слишком увлечен спасением собственной шкуры, потому, не сбавляя скорости, впрыгнул на лестницу, и едва ли не кубарем с нее слетел.
Оказавшись на улице, мальчишка секунду медлил, стоя на крыльце и бешено вращая головой, решая, бежать ли за велосипедом, или нет. Он, привычным движением, попытался сунуть руки в карманы, и только сейчас понял - куртка осталась наверху. А вместе с ней ключи, деньги, телефон, и пачка сигарет.
Блеск.
Доносящиеся из-за спины звуки подстегнули Рамлоу, и тот, перемахивая через несколько ступенек за раз, спустился на тротуар, и засверкав пятками, скрылся из виду…
Спать пришлось под дверью квартиры. Точнее не спать, а сидеть на лестнице, и, с замиранием сердца, ждать, пока послышатся шаги. Дорога до дома заняла у Ганна не меньше двух часов. Он порядком выдохся, так большую часть пути бежал бегом, отчего-то уверенный, что Кроссбоунс будет его преследовать. И только скрывшись в очередном переулке, в паре кварталов от их дома, наконец-то сменил бег на шаг. Еще пару часов пришлось просто просидеть на пятой точке, восстанавливая сбившееся дыхание и пытаясь унять дрожь в пальцах.
Он долго думал, стоит ли вообще показываться дома, и от чего-то пришел к безутешной мысли, что отсутствие очередного побега хоть немного остудит гнев отца.
Когда Рамлоу наконец-то появился на горизонте - у Иго, от страха, онемели губы. Он резко подскачил на ноги, и готовый в любой момент дать деру, кинул на Брока мимолетный взгляд. Тот, открывая дверь, начал повествовать, и по тону Ганн распознал, что ничего хорошего ему не свети: [float=right]http://savepic.ru/11101097.gif[/float]
- Ты когда-нибудь пробовал отпаивать валокордином пожилую женщину, объясняя ей, что ее сын – всего лишь пидарас, а не педофил! И что страшный, изуродованный мужик с ним – не маньяк и насильник, а всего лишь его командир! – Рамлоу вошел в дом и со всей дури хлопнул входной дверью, - что мелкое чудовище, нарезавшее из квартиры – не несчастная жертва двух больных уебков, а всего лишь сын командира отряда, решивший нахуя-то спрятаться под диваном и снять порнуху?! -
Пришел отец домой с рассветом. Все-таки объяснять что-то пенсионерке, хватающейся за сердце каждый раз, когда она просто смотрит на Брока - не самое быстрое занятие.
Прошмыгнув в апартаменты первым, и вздрогув от хлопка, парнишка, кусая губы, и ничего не отвечая, словно бы обращались не к нему, спешно почесал в свою комнату, надеясь успеть запереться до того, как Брок начнет его убивать.
- Я с тобой разговариваю или нет?! - крикнул ему в спину Рамлоу, - ты накосячил так, что я даже не знаю, с чего именно ахуевать!
А ахуевать было с чего. Росс бесился как загнанный в угол зверь - он не планировал сообщать своим консервативным родителям, что предпочитает член. Они с Броком не планировали ставить кого-либо из команды в известность о том, что отношения у них иногда бывают далеко не рабочие. Да и теперь оставалось выяснить как давно Иоганн курит, да еще и в квартире, какого хрена нарушил запрет на вторжение в личную жизнь команды и что ему, Броку Рамлоу, со всем этим пиздецом делать.
Замерев в нескольких шагах от межкомнатной двери, парнишка вжал голову в плечи, и с трудом сдерживая желание разныться, медленно повернулся к отцу. Блять, а он всего-то хотел подготовить домашку по-французскому. А в итоге что? А в итоге, он сегодня стопудово прогуляет школу... И это должно было стать самой меньшей проблемой дня наступившего.
Глядя куда-то под ноги Брока, Иоганн нервно выкручивал пальцами карман своих штанов, и молча раздувал ноздри.
- На, - он кинул ему под ноги пачку сигарет, которую нашел в кармане, - всоси остатки, чтоб нервишки успокоить.
Брок выдохнул, убирая со лба упавшие пряди и внимательным взглядом окинул парнишку:
- Ганн, что я тебе сделал?! За что ты меня так ненавидишь?..
Брок прошел на кухню и ткнул кнопку на чайнике. Голубоватым светом загорелась подсветка и негромкий шум нагревательных элементов оповестил их о том, что аппарат заработал. Поспать у Рамлоу сегодня не получится - определенно.
Иоганн опустил взгляд на полупустую пачку, и едва не застонав, прикрыл глаза. Зашибись, теперь он еще и о курении знает. Класс.
Интересно, кем он сейчас предстал перед глазами отца? Малолетним взломщиком на наркоте, торчащим от гомосятских порно-роликов, и занимающийся их распространением?
Рамлоу открыл глаза, и поджав губы, едва слышно произнес:
- Ничего не сделал, - его разрывало от желания убежать и запереться в своей комнате, но страх выбесить Брока еще сильнее вынуждал стоять на месте, нервно переминаясь с ноги на ногу, и разглядывать царапины на полу, не смея сдвинуться с места. [float=left]http://savepic.ru/11054932.gif[/float]
- Тогда за что ты так со мной? Нахрена ты вообще это все сдал? Залез к Ричи в квартиру, забился под диван. И ладно, хрен с ним, я еще могу понять. Нахрена ты, блять, телефон включил?! Ты так решил мне отомстить? Спасибо, твоя месть удалась просто шикарно! - дернул плечами Брок, доставая с полки чашку и кидая в нее несколько ложек растворимого кофе. Заглянув в холодильник, он чертыхнулся не найдя нихрена съестного. Жрать хотелось. Но для того, чтобы в доме хоть что-то было, нужно не забывать ходить в магазин.
Он резко сцепил руки за спиной, вкладывая одну в другую, и принялся пальцем ковырять кожу. Обида кольнула куда-то под ребра, заставляя ноздри Рамлоу недовольно раздуваться. Потихоньку, страх смешивался с недовольством.  А что он, собственно, такого сделал? Залез к Риччи? Так они сами отказались ему помогать! Остался сидеть под диваном? А что он должен был сделать? Вылезти и сказать "ого, какие люди, а че это вы тут забыли в такой час"? Нет, можно конечно было, но смог ли бы Рамлоу щас ходить? А сидеть? А телефон...
- Всегда пожалуйста, - пробубнил Иоганн, а взгляд его становился все более недовольным, - но это не я постоянно забываю выключать функцию видеотрансляции у камеры.
Чайник вскипел и Рамлоу поднял его, наливая в чашку кипяток. Фраза про отключение видеотрансляции заставила его вздрогнуть, отчего дернулась рука с чайником и кипяток полился на столешницу, стекая на пол.
- Ахренеть! - констатировал он, со злостью опуская чайник на подставку, - заебись! То есть, руководствуясь твоей логикой - я виноват в том, что ты решил снять нас на телефон?! Ты мог тупо полежать под диваном и, дождавшись когда мы уснем, свалить?! Раз уж взялся играть по-крупному, играй до конца!
- Да я бы вообще там не оказался, если б не ты со своими тупыми запретами! - Все. Перекрыло. Рамлоу скрестил руки на груди, и неимоверным усилием воли, заставив себя стоять на месте, продолжил, - я бы не сунулся к Риччи в квартиру, если б ты не решил, что можешь себе позволить, запретить мне пользоваться вещами, которые мне нужны. Что у тебя есть право меня ограничивать! - С каждым словом распалялся он все сильнее, - Я нихрена плохого не сделал, слышишь? Если ты ждешь, что я буду хлюпать носом, и извиняться, то хрен тебе! Это не я его в жопу долбил! Так что нехрен на меня все сваливать! [float=right]http://savepic.ru/11074398.gif[/float]
Поднеся к губам чашку с кофе, он так и застыл, стоя спиной к сыну. С каждым его словом злость Рамлоу крепчала и в глазах начинал отплясывать нездоровый огонек.
Когда гневная тирада закончилась, с треском в ладони Брока лопнула чашка. Иоганн вновь переходил все границы. При том он не осознавал насколько вообще обидел отца всем этим.
Сунув руку под холодную воду и вынимая мелкие осколки из ладони, Брок ровным голосом сказал:
- Хорошо, Иоганн. С этой минуты я ничего тебе не буду запрещать. Не буду ездить в школу. Появляться в судах и на разбирательствах. А когда придут приставы - сам соберу твои вещи. Раз тебе так больше нравится, раз у меня нет никакого права что-то тебе запрещать - живи как вздумается.
Он намотал кухонное полотенце на ладонь и, игнорируя сына, вышел из квартиры. Сегодня он спит в машине. Правда сперва доедет хоть до какой-нибудь закусочной.
Шум собственного прерывистого и разъяренного дыхания, был единственным, что слышал Рамлоу перед тем, как в ушах повис свист. Мысли затянуло белой пеленой, отпуская вперед слепую ярость. Его накрыло. Так, как не накрывало за все это время. Обида на этот мир, пережитая боль, страх перед будущим, перед отцом, непонимание, ненависть к миру, все разом навалилось на плечи Иоганна одним плотным затхлым одеялом, не давая нормально дышать. Оглушая. Лишая способности здраво мыслить.
Он слепо хватает со стола лэптоп, и что есть силы, начинает лупить им по всем, что попадается под руку: столу - разбивая вдребезги тарелку, по стенам - оставляя выбоины в гипсокартоне, по стулу - проломив несколько реек на спинке, а затем, со всего размаха, швыряет в окно. То отзывается звоном миллионов осколков, и помятая техника вылетает с восьмого этажа, подобно тарелке для фрисби. Следом под раздачу попадает телевизор, экран которого осыпается, и наполовину вылезает наружу, зажевав посередке стул, которым Ганн захерачил в него.
Осколки ранят кожу на лице, но несерьезно. Обожженые пару дней назад руки отзываются жуткой болью. Его трясет. Колотит. Лицо застилают слезы злобы и бессилия. Но он не останавливается.
- Возвращайся домой, - раздается мрачный голос Росса на том конце связи, - он тебе квартиру сейчас разнесет.
- Плевать! - выворачивает на пустую дорогу Рамлоу, - буду жить на базе.
- Брок, он что-нибудь спалит или  взорвет. Возвращайся. Я, конечно, хочу придушить маленького гаденыша, но знаю, что ты себе этого не простишь, если сейчас не вернешься.
- Не надо меня поучать! - срывается на Росса Брок. Тот, фыркнув, сбрасывает соединение, а Рамлоу в остервенении вжимает педаль газа в пол. Никуда он, блять, кроме работы не поедет. Пусть Ганн делает что угодно. Права у него нет. Пиздец. А у него самого-то было право?
Но через пару минут Брок сдается. Не снижая скорости, разворачивает машину на сто восемьдесят градусов и направляется обратно.
Перевернув стол, и схватив стоявшую около двери бейсбольную биту, Ганн врывается на кухню, круша все, на что попадает его взгляд - тарелки, чайник, чашки. Четкий удар по смесителю приводит к тому, что его вырывает с корнем. Когда было нужно, у Иоганна оказывалось достаточно дури. В конце концов, когда-то он умудрялся отравлять в нокаут взрослых мужиков.
Перехватив поудобнее биту, мальчишка замахивается, и со всей силы начинает лупить плиту. Мысль перекрыть газ в голову даже не приходит.
В квартире все - хуже некуда. Рамлоу вбегает по ступеням и застает сына отчаянно уничтожающим плиту.
- Хватит! - его голос не напоминает просьбу. Это холодный, колючий, мрачный приказ. Сократив расстояние до Ганна в несколько широких шагов, Брок старается действовать как можно аккуратнее. Не причиняя особой боли, лишь дискомфорт, он заламывает руки сына за спину и, придавив коленом к полу его бедра, лишает того возможности двигаться и сломать что-то еще.
- Хватит! - повторяет Брок и чувствует запах газа. Но, пока мальчишка не успокоится - он его не отпустит. Взрываться - так взрываться. Уйдут красочно, с фейерверками.
Он практически покорежил переднюю панель, когда за спиной раздался холодный голос.
- Пошел в жопу, - шипя сквозь зубы, мальчишка и не думал прекращать разрушения, и прежде, чем распластаться под тяжестью несвоего тела на полу, успел вынести однуй из стеклянных дверей кухонного гарнитура. Вывернутая из рук дубинка с грохотом полетела на пол, откатившись куда-то в сторону, и лишая возможности вновь ею вооружиться. Рыча от злости, Иоганн несколько раз дернулся, пытаясь высвободиться, а после, скинув свободную и вывернув ее так, что неприятно хрустнуло плечо, попытался залепить отцу в лицо.
- Успокойся, - требует Брок, перехватывая руку сына и предотвращая удар, - я не алкаш из бара и не хвастающийся едва отросшими яйцами пацан. Даже не думай поднимать на меня руку, - спокойно говорит он, проговаривая слова по буквам, стараясь чтобы до мальчишки дошел смысл.
Несколько минут бесполезных попыток вырваться ни к чему не приводят. Рамлоу старается выкрутить запястья, выдернуть ноги, поднять задницу, сложившись "домиком", дабы скинуть Брока с себя, но тот лишь сильнее вдавливает его в пол. Ганн шипит и обзывается, но и  это не приносит никаких результатов. Ах, если бы он был как Линч...
Через некоторое время отупляющая волна ненавсити постепенно отступила, потихоньку пропуская в мозг осознание своего поступка. И осознание это ему ой как не нравилось.
Брок держал его, пока не прекратились попытки вырваться. Пока они не сменились вялыми подергиваниями, а потом мальчишка и вовсе замер.
- Перебесился? - холодно спрашивает Рамлоу и, отпуская мальчишку, перекрывает вентиль под мойкой и закручивает газовую трубу. Распахивая каким-то чудом уцелевшее в кухне окно, Брок оборачивается на сына и внимательно смотрит на него.  [float=left]http://65.media.tumblr.com/6b7be03908991dbb78d258208fb42ccb/tumblr_inline_nnt33vmATz1rnldk0_500.gif[/float]
- Выпустил пар? Теперь, будь добр, убери здесь все. После того, как ты закончишь, мы обсудим способ твоего наказания. И, раз всей электроники ты сам себя лишил,  рассмотрим несколько других вариантов.
Иоганн медленно поднялся с пола потирая бедра, на которых, возожно, останутся синяки. Не беда, но неприятно. Он мрачным взглядом окинул масштаб учиненной разрухи, и невесело подметил, что ближайшие пол года, а того гляди и год можно даже не заикаться о скейте. Вот даже не пытаться.
Рамлоу невольно поеживается, одаренный  пристальным взглядом, но старается не подавать вида. Раскаиваться он особо не раскаивался, но вот барахло было жалко. И лэптоп тоже. Особенно лэптоп.
Горестно взохнув, и невесело кивнув отцу, Ганн обернулся вокруг своей оси, не зная, за что хвататься первым. Он снова поднял взгляд на оперативника, и каким-то шестым чувством, наконец, осознал -  шутки, похоже, закончились. Окончательно и безповоротно.
Слово "наказание" в лексиконе Брока фигурировало крайне редко, и имело свое максимально полное и емкое значение. Рамлоу никогда не разбрасывался подобными обещаниями впустую, и за всю их совместную жизнь, пообещав наказать сына всего три раза, все три раза выполнял это обещание даже четко. Последнее прилетело ему в понедельник.
Что-то он зачастил.
Он коротко кивнул, опустил взгляд в пол.
Интересно, что он сделает? Денег уже лишил, телефон совсем не заберет. Продлит наказание на два месяца? Пошлет его в военную академию? Отправит жить к Линчу? Последнее казалось самым вероятным. Голос так точно ничего хорошего не подразумевает.
Иоганн медленно присел на пол, и вытащив из мусорки ведро, принялся закидывать туда осколки и обломки, подобранные с пола.

Школьный день протекал настолько плохо, насколько это вообще казалось возможным. Начнем с того, что какая-то скотина взломала его ящик, и сперла оттуда все содержимое, в том числе, любимую книгу Стинга, которую Рамлоу так и не успел дочитать, из-за очередной волны пиздеца, развернувшейся в его жизни. Далее, не имея возможности провести оперативно-следственные мероприятия на месте, и уже конкретно опаздывая на занятия, он залетел в класс.
- Ву-зет он рутар, мёсье Рамлоу... - Послышался голос учителя, с произнесший всю фразу с ударением на последний слог его фамилии.
Эту фразу он знал. Успел выучить за два месяца просто на "отлично".
Парнишка притормозил, и медленно вернулся к двери, как этого требовали правила данного класса. Кто их придумал - догадаться было нетрудно. А вот как с ними бороться - у Иоганна идей не было.
- Пардоне-муа, мёсье Гронже, - единственное, в чем пареньку везло, так это в способности его голоса с легкостью принимать любые тональные изменения, и отсутствии проблем с дикцией. - Селя не се репродиро-па.
Мистер Грандж медленно поднялся со своего стула, и подойдя поближе к Иоганну, сложил руки на груди.
- Алёор, - мужчина кивнул головой, - кьель е вотре экскюз ё'он се момён?
Черт, ну вот зачем он это делает, а? Ведь знает же, что знания во французском у него ограничиваются, в лучшем случае, двумя-тремя фразами.
- Жё... - Рамлоу открыл рот, чтобы продолжить, но лишь тяжело выдохнул, ища глазами помощи у пола, - жё суи...акюпэйт авек мон пэр... 
Прокатившийся по классу смешнок и презрительный взгляд мистера Гранджа моментально оповестили Ганна о его лексическом фиаско, и тот, чувствуя, как горлу подкатывает обида, крепче сжал лямку рюкзака, разглядывая ботинки.
- Кретон эньёро... - недобрым тоном выплюнул преподаватель, разворачиваясь, и собираясь обратно за свой стол.
Обида пощечиной обожгла лицо Рамлоу, и тот, подняв слезящиеся глаза на мистера Гранджа, выпалил:
- Си! Сой аналфабета! - Звонко выплевывая кажое слово, он немного склонился вперед. - Перо соло уно идиота аки - эс устет, сеньйор! - Он резко махнул рукой, - вейворд бастардо! Йо но теньго кье коносер а су пута ленгуа!
Они несколько секунд с вызовом смотрели друг на друга, пока их не отвлек голос, долетевший с задних рядов.
- Он вас ублюдком назвал, сэр.
* Вы опоздали, мистер Румлоу (фр)
* Прошу меня простить, мистер Грандж. Этого больше не повторится (фр)
* Что ж, каково ваше оправдание на этот раз? (фр)
* Я... Я есть заложник (акупирован) моим отцом. (фр)
* Кретин безграмотный (фр)
* Да! Безграмотный я! Но идиот тут только один - это вы, сэр! Своенравный ублюдок! Я не обязан знать ваш сраный язык (исп)

В общем, из класса его выгнали, запретив появляться в ближайшие две недели. И как бы не заманчиво звучал такой отпуск, ничем хорошим Рамлоу это не светило. Его снова отправили к директору. Тот снова попросил отца заехать. Снова были разборки на тему "нельзя оскорблять учителей", в результате которых Джеймс довел мальчишку до слез, и только тогда отпустил на урок истории.
День вышел безрадостным и злым. Едва он приехал на работу, как команда, похихикивая, смолкла, внимательно уставившись на него. Оценивая, стоит ли отпускать шуточки. Мрачный вид Брока дал всем понять, что делать этого не стоит. Но все равно двусмысленностью сквозило каждое предложение, адресованное ему или Россу. В общем, команда развлекалась на славу. И, да, у них был вполне веский для того повод.
Вновь звонил директор. Но Рамлоу холодно и сухо сообщил, что зайти у него не получится.
- Я слышал, вы устроили неплохое представление, - добродушно усмехнулся Уилл, когда Брок зашел проведать его.
- Вот только ты не начинай, - скосил на него глаза Рамлоу.
- Да мне-то что? Каждый дрочит так, как хочет. Мне вообще параллельно, с кем ты спишь, - пожал плечами мужчина.
- И на том спасибо, - хмуро отозвался Брок.
- Я этот разговор начал по другому поводу, - вздохнул Уилл, - Ганн в порядке?
- А что ему будет? – удивился Рамлоу.
- В прошлый раз он тебя выбесил просто словами, и ты сломал ему три ребра. Зная тебя…
- Нет, я его даже не тронул, - выдохнул Брок, - он все равно не поймет. Только еще что-нибудь сотворит назло.
- И что ты планируешь делать? – Лестер сощурился на Кроссбоунса.
- Дать ему выбор, - пожал тот плечами, - это уже переходит все границы. Утром он разнес квартиру. В хлам разнес, - покачал головой Брок, - поэтому будет либо отрабатывать, либо получать ремнем.  Разговоры бесполезны.
- И как ты планируешь предложить ему отрабатывать? – удивился Уилл, - он же воровать начнет.
- Что, гири? – криво улыбнулся Брок, - или блины от штанги? Будет тренироваться с нами. Пусть оставляет свою дурь непомерную на стадионе. Тогда, глядишь, через пару месяцев я безбоязненно смогу купить новый телевизор.
- Сомнительная затея, Брок… - протянул Уилл.
- Ну, все твои методы мы исчерпали, - вздохнул Рамлоу, - буду действовать так, как привык.
То ли общий внешний вид Иоганна играл ему на руку, то ли настроение у преподавательницы было хорошее, но хоть тут его немного приободрили, позволив вклиниться в дискуссию о Генрихе 5-м, короле Англии, и даже высказать свое глубокое, и весьма неожиданное мнение на счет его подхода к правлению.
Потом была геометрия, потом химия, куда Иоганна не пустили, английский, и, наконец, информатика. Закончили они в половине четвертого, и когда все ребята двинули домой, Рамлоу спустился в подсобку за граблями - его социальные работы никто не отменял, а потому ближайшие два часа малец провел, расчищая от прошлогодней травы газон недалеко от парковки. Он практически закончил, когда за спиной раздался знакомы голос:
- Что, дегенерат? Нашли тебе занятие по статусу? - Послышались смешки, - Оккупант отца. Чем он тебя оккупировал, а? Рамлоу? Небось, отсасываешь ему послуш...
Договорить Ганн ему не дал. Резко развернувшись, и вскидывая граблки, он, что было силы двинул мальчишке черенком по голове, разбивая в кровь скулу, и роняя его на землю.
  - Сейчас ты у меня отсасывать будешь, - он откинул грабли в сторону, и отвесив задире пинка, с легкой подачи кого-то приземлился на землю рядом.
Развязалась драка.
Закончив с рабочими делами, н предупредил команду, чтоб те были вовремя на стадионе и, переодевшись из рабочей формы, поехал в школу. Исключительно за тем, чтобы доставить сына в пункт назначения. Дальше тот будет добираться до стадиона самостоятельно.
В школьном дворе царило нездоровое оживление. Толпа детей, судя по подначивающим крикам, окружила дерущихся. Брок, выйдя из машины, медленной поступью тяжелых, кованных армейских ботинок подошел к собравшимся. Расправив изуродованные плечи, открытые майкой, он скрестил руки на груди и молча ожидал, когда конфликт закончится. Мысли о том, чтобы разнимать дерущихся у него не возникало.
Вот чего Иоганну было не занимать, так это упорства и выносливости в драках. Пожалуй, однин лишь этот плюс перевешивал многие минусы в его характере. Пускай больно и тяжело, пускай он один против всех. Пускай его почти втоптали в землю, и даже успели отпинать по почкам - он не будет лежать и жевать сопли. Он перекатится, сплюнет кровь, и даст волю злости.
Заблокировав двух самых безмозглых атаковавших двумя простецкими захватами, и оттолкнув обоих в стороны, одного за другим, Рамлоу переключил свое внимание на главного заводилу. Драться тот умел не слишком круто, по крайней мере, на фоне парнишки, зато массой превосходил Иоганна едва ли не на треть. Вообще, по какой-то злосчастной случайности, он был самым мелким из всех пацанов в классе, хотя, отнюдь, не был самым младшим. Может сказалось херовое питание в детстве, может папаша у него тоже расти начал поздно, но внешне Ганн больше напоминал одинадцателетнего. Даже зубы у него менялись позднее.
Благо, хоть к челену нареканий не возникало. Там все было как надо.
В затянувшейся борьбе они упали, в очередной раз, на землю. Здоровяк, пользуясь тем, что он больше, попытался придавить мальчишку к земле, но тому удалось извернуться, заломить противнику плечо, и перевернувшись, обвить того ногами за шею, проводя залом.
Френсис заорал, однако до последнего не сдавался, пытаясь вывернуться из захвата Ганна. И ему это удалось.
Но только лишь потому, что напоровшись на знакомое лицо, среди собравшейся толпы зрителей, Рамлоу сам поспешил его отпустить, и тот час вскосил на ноги, отряхивая одежду.
Брок слушал воодушевляющие крики, адресованные вовсе не его сыну, смотрел как дети катаются по земле. Трое на одного - конечно, дохрена честная драка. Но Рамлоу даже рта не раскрыл, чтобы заметить это вслух. Ганн дал понять, чтобы в его жизнь Брок не вмешивался. Кроссбоунс и не собирался.
Когда она встретились взглядом, Иоганн сам отпустил обидчика и поспешно поднялся. Брок так и продолжал стоять, скрестив руки на груди и безэмоционально глядя на сына. Их все еще разделяла толпа детей и подростков. Просить подойти или что-либо спрашивать Кроссбоунс не спешил. Если Ганн сочтет нужным - сам подойдет, сам пойдет к машине.
- Ты мне чуть плечо не сломал, идиот! - Его лицо обожгло болью, и Рамлоу отшатнулся, ошарашенно глядя на Френсиса. Тот хотел было добавить что-то еще, но него вовремя остановили парни, тихо шепча "придурок, успокойся, тут его отец!".
Повисла немая сцена, в которой, казалось, неудобно было всем, кроме Брока. Зеваки потихоньку начали расползаться, и Джозеф шустро прикинув, мол, надо драпать с ними, патащил парней, якобы, домой, оставляя Кроссбоунса и Иоганна одних.
Пару минут мальчишка ждал гневной тирады, которая, по его мнению, должна была обрушиться на него подобно урагану Катрина, но к удивлению, и даже некому испугу пацана - ничего подобного не происходило.
Наконец, найдя, что стоять тут подобно истукану, наверное, не самая лучшая идея, Ганн, бросив на отца неуверенный взгляд, молча подобрал грабли, и отлучившись на пару минут, дабы отнести оные в подсобку, с безрадостным видом загрузился в машину.
- Я могу все объяснить, - начал он, имя в виду очередной звонок от мистера Паддинга.
- Если хочешь - пожалуйста, - кивает Брок, заводя мотор и выезжая с парковки. Он спокоен, собран, практически безэмоционален. Разве что взгляд привычно-хмурый, но это уже скорее особенности мимики, чем реальная эмоция.
А душить свои эмоции Рамлоу умел. Не всегда это хотелось делать, но в этой ситуации криком явно уже ничего не исправить. Да и не поймет Ганн. Поэтому напускное спокойствие - как один из вариантов поведения ему вполне подходил. А что сделать? опять поругаться? Нет, хватит. Брок сыт криками по горло.Он несколько секунд сидел с приоткрытым ртом, пытаясь понять, это сейчас было требование рассказать, что произошло, или же напротив завуалированная просьба сидеть тихо и не отсвечивать? И судя по непринужденному хмурому взгляду, второй вариант трактовки был правдоподобнее. [float=left]http://67.media.tumblr.com/3b0901d6effd564a35936592f3908303/tumblr_ner4tuXTDC1r4wzs9o2_250.gif[/float]Иоганн сомкнул челюсти и поджал губы. Что ж, ладно. Раз наказание - это безразличный тон, пусть будет так. Ведь это, в какой-то степени, даже успокаивало - парнишка ожидал не меньше, чем перевод в какую-нибудь закрытую школу в России.
По-удобнее оправив ремень безопасности, он повернулся к окну, уперся в дверь руками, склонил голову на бок и опустил на них, косым взядом следя за потоком машин справа. Ему страшно хотелось спать - сказывалась бессонная ночь, однако издерганный мозг никак не мог успокоиться, и потому Иго лишь изредка прикрывал глаза, думая о чем-то своем.

Они неспешно приближаются к стадиону, где у машин стоит вся команда. Мужчины оживленно что-то обсуждают, жестикулируют. И все в тренировочном. Даже Росс, набычившись, подпирает бедрами нос своего раритетного маскл-кара и изредка вставляет какие-то комментарии в оживленную беседу.
Когда машина, наконец, остановилась - Рамлоу не торопился менять положения. Они делали так иногда, заезжали в зал, или к кому-то на квартиру. Обычно, парнишка с радостью шел на "тусовку" вместе с Броком, но сейчас предпочитал сидеть на месте, игнорируя происходящее. Не из вредности, а из-за отсутствующего настроения.
- Ты идешь? - спросил Брок, отстегивая ремень безопасности и коротко глядя в сторону сына.
Дождавшись ответа, он вылез из машины и, забрав с заднего сидения сумку, закинул ее на плечо. Подойдя к команде, он перекинулся с нами несколькими малосодержательными фразами и все семеро мужчин пошли в сторону трибун, где предполагали расположиться.
Стадион был абсолютно пуст. Да и был не совсем обычным. Место газона футбольного поля занимала сложная полоса препятствий. Пристройка между трибунами была переделана под тир, а беговая дорожка, идущая по краю, была отнюдь не асфальтовой. Если отойти от военной профессии Брока, то это был какой-то утяжеленный вариант кроссфита, с милитаристическим уклоном.
Судя по тону, отрицательный ответ Брок бы не принял, а потому мальчишка тихо "угукнул", и подождав, пока папаша подойдет к своим, медленно выполз из машины. Особого желания общаться у него не было. Тем более с Россом, а слушать шуточки в свой адрес Иоганн был, мягко скажем, не в настроении. Дождавшись, пока вся братия пройдет внутрь, Рамлоу-младший медленно проследовал за ними, стараясь держаться подальше.
Команда не расходилась по стадиону. Скинув сумки на трибуны, они скучковались на зеленом пятачке лужайки и выжидающе уставились на Брока. Тот покачал головой и обернулся на сына:
- Ганн, подойди, - просит он, внимательно следя за передвижениями мальчика. То, что его сейчас ожидает ему вряд ли понравится.
Он приземлил свой зад на перила, недалеко от входа, и молча следил за тем, как, общаясь, команда медленно выползала на середину стадиона. Признаться, он ожидал увидеть что-то конретное - хотя бы, соревнования, - но ничего подобного не было, а потому внутри зародился мерзковатый холодок предчувствия.
В ответ на просьбу, Иоганн поднял голову, однако, подходить не спешил. Он снова окинул взглядом собравшихся, и даже издали приметил слишком уж странное выражение лица Росса. Слишком.
Настолько, что Рамлоу даже не взялся его трактовать.
Вздохнув, и заранее сочувствуя себе самому, Ганн мягко опустил рюкзак на землю, и засунув руки глубоко в карманы, медленным шагом приблизился к собравшимся, стараясь ни на кого не смотреть.
Дождавшись, когда мальчишка подойдет к ним, Брок начал:
- За последние четыре месяца удар по семейному бюджету был нанесен в размере сорока шести тысяч трехсот четырнадцати долларов. Количество потраченных на бессмысленные разговоры часов и нервы в расчет не берем, - он скрестил руки на груди, - ночью ты выступил просто отлично и чаша моего терпения переполнилась. У тебя сейчас есть два пути. Первый - каждую сотню баксов ты отрабатываешь здесь. Отработанными они считаются, если ты пробежал круг, сделал десять приседаний, отжиманий, подтягиваний или любых других физических упражнений, которые попросишь показать или знаешь сам. Второй вариант у тебя - те же сотня баксов и, - Рамлоу прикрыл глаза, - десяток ударов ремнем по заднице. Ровно как все происходящее вчера было предано публичной огласке, экзекуция будет столь же публичной. Решай.
Он стоял, смотрел в землю, слушал, и чувствовал, как его щеки становятся малиновыми, как следом за ними краснеют уши. Как начинает мерзко щипать глаза. Пока что не от страха, нет. От обиды. Обиды на собравшихся, обиды на себя. Обиды на бесконечный водоворот взаимонепонимания и слабо контролируемых эмоций. Сорок шесть тысяч казались какой-то нереальной суммой, и Иоганн даже хотел был оспорить это заявление, но вовремя смекнул, что сейчас не самый удачный момент для заносчивости. [float=left]http://savepic.ru/11031379.gif[/float]Ганн прикрыл глаза и крепко сжал кулаки в карманах. Вот это вот было нихуя не честно! Брок отлично знал, как мальчишка относится к их деятельности, как сильно ненавидит все, что связано с Гидрой, особенно после событий на корабле. Да, он проебался. Не столько ночью, - там он не считал себя виноватым от слова "совсем", - но вот утром. Но нельзя же так!
- Я не знал, что там трансляция была включена, - пробубнил он газоновому покрытию под его ногами, и так же тихо добавил, - и я ни за что не буду тренироваться с убийцами!
- Значит ты выбираешь ремень? - спокойно переспросил Брок, проигнорировав и фразу про трансляцию и заявление про то, что они тут все убийцы. Команда, в отличие от Рамлоу, не была в таком восторге от заявлений его сына, но выдавал всех только скрежет зубов. В разговор пока никто не стремился вмешиваться, ожидая чем закончится эта попытка приструнить несносного мальчишку. Молчал даже Росс, но тот скорее просто обижался на всех собравшихся за сальные шуточки, которые весь день слышал в свой адрес. Поскольку командир подъебывать себя особо не позволял, уйдя с головою в бумажную работу, то вот Ричи как объект насмешек вполне подходил. И команда здорово на нем отыгралась. Все-таки собравшиеся поголовно были теми еще саркастичными и язвительными ублюдками.
Рамлоу лишь неопределенно пожал плечами, глубоко и шумно дыша. Вот не хватало еще разреветься перед всеми собравшимися! Блеск! Мало ему сегодня рыданий в кабинете у Паддинга, еще и тут решили доканать.
Он плечом вытер выступившие на глазах слезы, и крепко скрестив руки на груди, продолжал пялиться в землю, пока вопрос не повторился. Не поднимая головы, он бросил взгляд на команду, и до скрипа стиснул зубы. Это было несправедливо!
Настолько несправедливо, что Иоганн готов был убежать прямо сейчас, забив на свою гордость и то, как будет выглядеть в глазах собравшихся, но вместо этого продолжал лишь буравить взглядом землю.
- Яйца в кулак уже собери, - неприязненно выдыхает Лоусон. Брок не реагирует на это, безотрывно смотря на сына. А на что он рассчитывал? Что отец опять наорет, а он пропустит это мимо ушей? Тогда количество пиздеца за несколько дней нужно было дозировать. А не косячить три дня подряд.
- У нас у всех есть дела. И у тебя самого тоже, - напоминает Рамлоу. Молчание его не напрягает. Он может стоять и смотреть на мальчишку хоть до заката. Но остальные уже были недовольны.
Линч уже потихоньку разминался, чуть отойдя ото всех. Не далеко - исключительно чтобы не зацепить никого.
- Я сейчас твои в кулак соберу, - так, чтобы слышал максимум Брок, прошипел парнишка, и снова вытер влагу на глазах. Эта игра в молчалки, которая иногда срабатывала, и отец просто махал на ситуацию рукой, переключая внимание на свои дела, сейчас явно посылала все надежды Иоганна к черту. Он спиной чувствовал чьи-то махи руками, и недовольное дыхание собравшихся.
Ну ладно. Раз всем так этого надо...
Да будет так.
- Да.
- Будь по твоему, - пожимает плечами Рамлоу, расстегивая широкий армейский ремень на поясе и вытаскивая его из шлевок. Жаль, конечно, что он решил выбрать такой метод. Брок не горел желанием пороть сына в присутствии команды. Он вообще не горел желанием наказывать его подобным образом и считал, что подобная альтернатива вынудит его заниматься с ними. Но, мальчишка решил иначе. И Рамлоу оспаривать его решение не собирался.
Поймав взгляд сына, он вопросительно изогнул брови и спросил:
- Сумма? Сотня баксов? Две? Три? Может пять? [float=right]http://savepic.ru/11021139.gif[/float]
Он перебирал пальцами собственные ребра под толстовкой, и чувствовал, как кишки сводит изнутри ледяными щупальцами. Неотрывно следя за руками Брока, парнишка то сжимал, то разжимал челюсти, борясь со страшным, ужасным желанием убежать. И только страх выглядеть трусом, пересиливающий страх перед экзекуцией, вынуждал стоять его на месте, словно прибитого к земле.
- Да хоть десять, - с ненавистью процедил он свозь зубы, втайне надеясь, что сейчас этот кошмар закончится, и его отпустят, посадив под домашний арест.
- Иоганн, мне нужен четкий ответ, - покачал головой Брок, - сколько?
Все замерли, не зная, как реагировать. Скорее всего половина команды морально не была к такому готова. Ганна они приняли и полюбили - он хоть и был порядочным засранцем, но все-таки был ребенком. И все собравшиеся не восприняли всерьез новость о том, что парнишка может быть публично выпорот. Они считали, что такого унижения он не стерпит. Сейчас же ситуация развивалась совершенно иным образом и даже Росс с непониманием глядел на Иоганна.
Его уже порядком трясло от всей этой ситуации. Он шмыгал госом, хрустел пальцами, оттягивал кофту, не разнимая при этом скрещенных на груди рук, часто моргал, изо всех сил стараясь не плакать, и чувствовал на себе взгляды. Последнее, пожалуй, было хуже всего. Происходи все это дома, Рамлоу уже давно бы попытался извиниться, и свести ситуацию на нет. Но здесь. При мужиках... Пасануть, чтобы они считали его трусом? Мальчишкой? Нет. Этого оскорбления он просто не перенесет. И пусть его сейчас убьют тут, но он не позволит считать себя трусом. Ни Россу, ни Чандлеру, ни Моррису, ни Линчу... и уж тем более, не отцу.
- Десять сотен! - Выпалил он, убирая руки с груди и поднимая красные глаза на отца. - Так достаточно четко? - А голос у самого непривычно звенел.
- Хорошо, - пожал плечами Брок. На самом деле он не собирался удовлетворять это требование. Переспрашивать он будет после каждой десятки. Но, раз он второй раз повторил, что собирается терпеть сотню ударов - будь по его. Чендлер и Мэннинг переглянулись. Им ли не знать, что такое физические наказания и порка ремнем. И они оба прекрасно понимали, что выдержать сотню ударов мальчишке не под силу. Но они молчали, не вмешиваясь.
Рамлоу опустился на одно колено и жестом пригласил сына лечь животом на бедро.
- Штаны сам спустишь?
Он с скрытым криком в глазах посмотрел куда-то, где осталась их машина, и в очередной раз задушил подступающие к горлу вопли. Неужели они так и останутся стоять и смотреть? Неужели правда останутся?
Ну что за блять! [float=left]http://savepic.ru/11106216.gif[/float]
Поймав жест, Ганн стыдливо отвел голову и стоял так с минуту, пытаясь успокоиться. - "Боже, ну хватит! Ну пожалуйста!" - Он кинул беглый взгляд на Росса, но даже не стал читать его эмоции. Смотреть на ребят оказалось выше его сил.
Расстегнув ремень, штаны, и немного приспустив их, так, чтобы образовавшиеся складки защищали самую чувствительную часть, он медленно начал опускаться, чувствуя, как сжимается все внутри.
Бил Брок не сильно, но ощутимо. Ремень  рассекал воздух и оставлял на коже болезненные красные полосы.
И Кроссбоунсу было не стыдно. Да, ему было жаль Ганна, который сейчас принимал наказание исключительно из-за своей глупости, но что поделаешь. Рамлоу долго пытался быть тем, кто говорит и слушает. Сын его стараний не оценил и теперь опиздюливался за все.
Только вот это не приносило ни морального удовлетворения, ни эмоционального, ни психологического.
Он уперся ребрами в бедро, и даже не успел перевести руки, как послышался резкий свист, щелчок, и зад обожгло огнем. Упираясь локтем Броку куда-то в бедренный сустав, а второй рукой схватившись за его штанину чуть ниже колена, Рамлоу кротко дернулся и сильно напряг зад, пытаясь отодвинуться. Но смотило ему начать шевелиться и отец тот час прижал его второй рукой. Новый щелчок прокатился по полю. Сжимая челюсти, и выкручиваясь на ноге, Ганн мысленно повторял про себя обещание молчать. Третий и четвертый щелчок, пришедшиеся ниже, на на кожу под сползшими потками резко поубваили его уверенности в собственных силах, однако парнишка лишь сдавленно пискнул и в очередной раз резко дернул зажатую в кулаке штанину.
Насчитав десяток ударов, он чуть наклонился к сыну и негромко спросил:
- Еще десяток?
Кожа уже раскраснелась, следы от ремня смешались в алеющий отпечаток.
Брок крепко держал сына, не позволяя ему дергаться и вырываться. Росс сменил злорадство на грустную жалость. Он, конечно, за сегодняшний день побывал на паре кругов ада, но явно не предполагал, что Рамлоу соберется сделать нечто подобное. Линч злорадно усмехался, стоя в стороне и засунув руки в карманы мягких спортивных брюк.
Сохранять молчание становилось все труднее. Удары, приходившиеся один на другой, теперь отзывались болью значительно острее, дышать было трудновато, в голове, повисшей ниже жопы, кровью пульсировала боль. Он сипел, выдыхая очередной стежок и выкручивал отцовскую брючину, мысленно считая в обратном порядке от ста.
Нет, он не выдержит сотку! Это невозможно! Это как-то слишком уж больно.
Когда его счетчик опустился до 90, где-то над ухом раздался голос Брока. Какая-то часть сознания уже хотела завопить, "нет, хватит, я понял!", но ущемленная гордость не позволила:
- Да легко, - надрывающимся тихим голосом прошипел Ганн сквозь зубы.
Что ж. Раз легко, то Рамлоу препятствовать не собирался. Одиннадцатый удар опустился на задницу мальчишки и Брок подавил тяжелый вздох. Вот ведь упрямый баран. Нет, чтобы согласиться на тренировку. Но, неужели он считал, что Кроссбоунс отступит? Считал, что он просто так решил припугнуть сына и не воплотит озвученное в жизнь? В ином случае так бы и было, но теперь мальчишка пересек черту. Обидно было не столько за сам факт съемки, как из-за того, что он нарушил запрет на вторжение в личную жизнь команды. Если бы не он был у Росса? Если бы к Ричи пришли из управления Гидры? В конце концов даже Брок обсуждал с ним то, что не предназначалось для ушей его сына. Даже в том случае, если бы он принял позицию отца и горел бы желанием вступить в Гидру. А, зная вспыльчивый характер отпрыска, вспоминая чем закончился скандал из-за теракта в Лос-Анджелесе, Брок не был готов спускать это на тормозах. В конце концов - своеобразный способ защитить. В следующий раз Иоганн крепко призадумается, прежде чем вновь выкинуть нечто подобное.
Опустив ремень в двадцатый раз, Брок вновь осведомился:
- На сегодня хватит? Или еще?
Иоганн хватал ртом воздух, морщась все сильнее. Зад полыхал огнем, руку уже сводило, а из глаз текли, пока еще немые, слезы. Неимоверных усилий Рамлоу стоило удерживать себя на месте, ограничиваясь периодическим пинанием ногами земли, не в силах спокойно терпеть очередной удар. Он не планировал сдаваться, обещая, клявшись себе, что вытерпит. Что не позволит так просто его унижать, что покажет, кому тут яйца в кулак собирать надо.
Но каждый новый удар оставлял новую трещину в этом коконе самоуверенности и бахвальства. Когда повисла новая пауза, парнишка несколько секунд спило дышал, стараясь унять чуть слышное рыдание, готовое вот-вот прорваться наружу, и как только смог взять под контроль голосовые связки, все так же тихо угукнул, и, втянув носом воздух, попытался упереться лбом в предплечье, со всей силый оттягивая отцовскую штанину, и готовясь принять продолжение.
"Только бы не заорать." - Билось в его голове, - "только бы не заорать".
Ганн согласен идти на третий круг. Хорошо. Рамлоу и не против. Потому, что парень заслужил. Своим поведением, своими выходками, своим отношением. Брок бился головой о стену, расшибая лоб в кровь и пытаясь доказать сыну, что то, что он делает – неверно. Мальчишка его не слышал. Может до него хоть сейчас дойдет?
- Ты ведь понимаешь, за что именно сейчас огребаешь? – спрашивает Брок, чуть наклоняясь к парнишке. Но, на самом-то деле, ответ его не интересует.
- Я рассказывал тебе это, не прибегая к таким методам. Ты меня не слышал. Надеюсь теперь в мозгу хоть что-то отпечатается, -  ремень опускается на раскрасневшуюся кожу в двадцать третий раз.
- Вторжение на частную территорию членов команды неприемлемо, - двадцать четыре, - не потому, что я пиздецки зол на тебя из-за ситуации с Россом, - двадцать пять, - а потому, что любые вопросы, которые мы обсуждаем могут стать последним, что ты узнаешь в этой жизни. – двадцать шесть.
Рамлоу чуть дергает плечом и смотрит куда-то на затылок Ганна. Основная мысль должна быть ясна.
- Я не могу не появляться в школе по вызову директора, - двадцать семь, - потому, что мне не все равно, что у тебя там происходит, - двадцать восемь, - но ты каждый раз умудряешься выводить ситуацию за рамки адекватности. Поджечь кабинет, - двадцать девять, - нахамить преподавателю, - тридцать, - прогулять уроки, - тридцать один.
Спрашивать про четвертый десяток не имело смысла. Ганн же сказал, что вытерпит сотню. Отлично. Пусть терпит. В груди ворочался ядовитый зверь из злости и отчаяния. Броку казалось, что он топчется по всем его больным внутренностям и разминает их в кашу. Вся ситуация бесила его, принуждала к крайностям, типа физического наказания.
- Если ты не в состоянии решить конфликт с человеком, превосходящим тебя по статусу без ущерба для себя или меня, - тридцать два, - значит не выходи на конфликт.
Вся команда мысленно считала удары вместе с Броком. Когда после тридцати он не стал спрашивать у парня продолжать или нет, все обеспокоено переглянулись. Забить парнишку до смерти – Рамлоу, конечно, не забьет. Но вот ощутимо отлупить ремнем – уже сделано.
А Рамлоу не трогали ни слезы сына, ни то, что он вцепился в его штанину – ничего. Хотел сотню – пусть терпит сотню.
Голос Брока оседал где-то на подкорках сознания. Мальчишка и понимал смысл реплик, обращенных по его душу, и в то же время, совершенно их не слышал, ведь все его мысли были сконцентрированы на ощущениях в собственной заднице, которые, в геометрической прогрессии, усиливались, постепенно сводя обещание молчать, данное себе, на нет.
Он отчаянно вскидывал затылок, хватая ртом воздух, и за тем скалился так, что зубы сводило от боли. Волосы, на взмошкем затылке стояли торчком, а уши и лицо уже были значительно краснее задницы.
Рамлоу пытался удерживать себя на месте из последних сил, но те сокращались с каждым ударом, буквально, вдое. И вот, по полю прокатился первый негромкий вскрик.
Понимая, что срывается, парнишка попытался ухватиться за майку отца, чтобы извернуться и спрятать лицо где-то в его боку, но тот не позволил, и пару стежков Иоганну пришлось стерпеть молча. Два последних стежка тишины.
Очередная вспышка боли вырвалась из легких сиплым криком. Но он даже не успел перевести дыхание, как последовал новый удар.
Рамлоу уже не молчал. Всхлипывая, вскрикивая, и судорожно, неразборчиво повторяя "папа" и "нет", парнишка принялся отчаянно вырываться, беспорядочно молотя Брока кулаками, изворачиваясь и выгибаясь.
- Я больше не собираюсь это все терпеть, - Брок чуть повышает голос. Но лишь для того, чтобы он был отчетливее слышен сквозь вскрики и всхлипы.
- Теперь, за каждый твой косяк, ты будешь огребать сопоставимо с тем, насколько огреб я, - тридцать пять, - когда меня вызывают в суд, - тридцать шесть, - когда меня вызывают учителя или директор, - тридцать семь, - а когда нам выпишут очередной штраф из-за тебя, то по вечерам ты будешь работать на законной работе для того, чтобы восполнить минусовой баланс.
Брок обошел стороной тему драк. Если мальчишка хочет драться, если мальчишка считает, что ему это нужно – пожалуйста. Но вот о последствиях задумываться нужно будет чуть раньше, чем он начнет размахивать кулаками.
Сороковой удар опустился на задницу Иоганна, и Росс не выдержал:
- Брок! Он уже все понял!
- Он хотел сотню – пусть терпит, - пожал плечами Рамлоу, опуская сорок первый удар, - я спросил дважды уверен ли он, - сорок два, - а за свои заявления нужно нести ответственность в полной мере, - сорок три.
Ганн практически ничего не видел. Застилавшие глаза слезы, едва ли не в три ручья лившиеся на землю, лишали возможности рассмотреть хоть что-то. Ганн готов был просить, молить о том, чтобы все прекратилось, но проклятая гордость, родившаяся явно вперед самого мальчишки, запихивала слова обратно в глотку, вынуждая его давиться ими.
Он лупил ногами о землю, как заведенный, с такой силой, что ступни и пальцы уже покрылись синяками, не смотря на обувь, их защищавшую. Только это нисколько не унимало основной боли. Даже не отвлекало ни на грамм. Каждый новый удар выбивал из мальчонки очередной вскрик, и скаждым разом он становился лишь звонче и пронзительнее.
Рамлоу уже давно сбился со счета, а из головы напрочь вылетели все сопутствующие факторы: и то, что на него смотрели, и то, что они находились на стадионе, и все обещания, что он себе дал.
Смешивая крики, все больше походившие на визг, и неуемные рыдания, он вертелся как на сковородке, пытаясь вырваться.
- Пошел ты к черту! - Очередной удар отозвался ослепляющей болью, развязавшей язык. Завывая, и с надрывом вскрикивая от черт-знает-какого удара, мальчишка, в отчаянии, ухватился за плечо отца и не отдавая себе отчета, прихватил того зубами за бок.
Когда мальчишка впивается зубами в его бок, Брок лишь прижимает плечом его голову, зажимая между ребрами и рукой. Болевой порог, который у него выше, чем у всех собравшихся, притом намного, имеет свои плюсы. Рамлоу способен вытерпеть и этот укус, и последующие, если они будут. Но боль – она лишь распаляет его, раззадоривает. И был бы он как Линч – у него бы давно встал. Но чужие страдания рождают в Рамлоу не возбуждение. Лишь усиливающееся, нарастающее чувство собственного превосходства. Сын достаточно испытывал его терпение и теперь к своему неудовольствию может лицезреть то, чем является его отец в минуты гнева. И это – еще цветочки. Был бы это не Иоганн – Брок бы давно осатанел. Был бы это не Иоганн – Брок бы не контролировал силу удара. Был бы это не Иоганн – он был бы уже давно мертв.
Сорок пятый удар встречает сопротивление. Рамлоу поднимает глаза и встречается взглядом с Лоусоном. Тот один не испытывает страха. Совершенно никакого и способен лезть под шкуру даже в самых критических ситуациях. Пока остальные размышляют, стоит ли нарываться на неприятности с командиром, стоит ли того реально провинившийся мальчишка – Джордж берет инициативу в свои руки.
- Хватит, Брок, - спокойно произносит он, держа ремень, - у него сейчас начнет лопаться кожа.
- Он хотел сотню – он ее получит, - рычаще выдыхает Рамлоу.
- Да ты лучше Росса отшлепай, - переключает на себя гнев командира Линч. Он скалится, ядовито усмехаясь. Ричи закрывает глаза рукой, не сразу же осознавая, для чего именно был предпринят этот шаг.
Брок скидывает с колена Иоганна и, распрямляясь, бросает ненавидящий взгляд на Робби. Но его тут же ловят под руку Мэннинг и Чендлер.
- Все, Брок, хватит. Уймись, - тихо просит Крис, - уже все всё поняли.
Отчаянный визг, коим должен был отозваться очередной удар, потонул в хриплом крике, который Иоганн выдохнул в бок отцу. Он дрожал всем телом, и уже откровенно хреново его контролировал. Боль из задницы вбивалась в голову с каждым ударом пульса, и все, что мог мальчишка, это реветь, и неразборчиво о чем-то просить. Зрелеще он представлял собой по-настоящему жалкое: весь в слезах, соплях и слюнях, со въерошенными волосами, красный, как рак.  С задравшейся до лопаток школьной формой, и сползшими до колена штанами. А зад так вообще слабо поддавался детальному описанию, окрасившись в малиново-синюю краску, и перекрещиваясь десятками кровоподтеков, от каждого, опустившегося на него, захлеста.
Когда очередной удар, не достигший своей цели, ознаменовался взмахом, Рамлоу лишь отчаянно напрягся, совсем не контролируя ситуацию.
Применяйся подобный способ воспитания к нему регулярно, возможно, Иоганн бы научился двигаться в траектории ремня, расслаблять мышцы, позволяя им работать подобно пружине, смягчающий давление орудия, вместо того, чтобы позволять ему, фактически, разрывать кожу между собой и мышцами.
Он свалился на землю подобно связке сосисок, собираясь в непонятный комок. Отчаянно ревя во весь голос, и зарываясь носом в земле, он, следуя какому-то инстинкту, запрокинул руку за спину, прикрывая задницу от возможной новой кары.
Ему не было дела до того, как он выглядит, или что подумают окружающие. Сейчас был лишь он, и осажанная на раскаленную сковороду задница, выуживавшая из паренька отчаянный плач, больше свойственный дошкольнику, нежели подростку.
Виноватым Кроссбоунс себя не ощущал. Да, мальчишка вынудил его прибегнуть к таким мерам. И теперь Брок надеялся, что горящая от порки задница вернет его в понимание того, кто именно здесь главный и чьих именно приказов, просьб, требований нельзя ослушаться. Почему именно он не будет больше спускать на тормозах все проблемы в школе и дома. Все, хватит. Броку осточертело биться башкой и грудью в стену непонимания, неприятия и неверия.
Бросив в сторону сына холодный взгляд, он парой резких движений выпутался из сильного захвата рук и, поведя плечами, вдел ремень обратно.
- Пусть проорется, - мотнул он головой, - у нас тренировка.
Команда, поняв, что опасность миновала, легким бегом вышли на первый круг. Росс, встав возле Иоганна на колени, пытался его успокоить.
- Джон! – донесся повелительный окрик Рамлоу, - тебя тренировка тоже касается!
- Суууукаа... - Едва различимо простонал мальчишка, чувствуя, как мелкие травинки газона попадают в рот и щекочат неба. Ему было насрать, насколько это безопасно, ему было насрать, что это может выглядеть мерзко. Он готов был втолкнуть голову в землю, не прибегая к помощи лопаты, лишь бы это хоть сколько-нибудь ослабило боль.
Голосовые связки паренька уже порядком подохрипли, и все, что мог теперь Иоганн - это рыдать, сипя и содрогаясь от неконтролируемых всхлипов. Он бы и рад был успокоиться, но нервная система посылала его к черту, оставляя истерить посреди стадиона и светить разукрашенной задницей всей команде, словно мотивирующий плокат, развернутый на несколько метров, и предупреждающий каждого, что случится, если он вздумает перечить Кроссбоунсу.
На внезапное движение рядом с собой Ганн отреагировал лишь отчаянным, испуганным криком, отбиваясь от занесенной руки Риччи, как от анаконды, производившей атаку. Он мотал головой, совершенно не слыша, что говорит ему Джон, и даже не заметил, когда тот исчез из-под бока.
Остывающим сознанием, мальчишка осознавал происходящее, слышал команды Брока, слышал голоса, но продолжал, как заведенный плакать, закрывая руками лицо, и ни в коем случае не шевеля нижней частью тела. Зад пульсировал, дергал, горел, щипал, болел, и отзывался еще сотней разных, непередаваемых, и малоприятных ощущений, иногда затихая на секунду, чтобы потом подарить новую волну, и вызвать очередной затяжной вой, который срывался с губ Рамлоу, и утопал в общем шуме.
Тренировка проходила совершенно в штатном режиме. Ричи болтался на перекладинах, пытаясь преодолеть свою лень и сделать чуть больше, чем ему нужно для поддержания себя в форме. Брайан и Крис очередной раз закусились по поводу тренировок спецподразделений в разных странах. Лоусон занял стрельбище. Он все еще был одним из тех, чья огневая подготовка оставляла желать лучшего. Привыкнув не к автоматам и пистолетам, а к штурвалу, его коэффициент точности заметно отставал от общекомандного.
Линч, предпочитавший рукопашный бой, уже истово избивал воздух, дожидаясь, когда освободиться Брок. Уилла ощутимо не хватало, потому что именно он был способен заменить Рамлоу в спарринге против Роберта. Брайан, хоть и обладал схожей подготовкой, не был талантливым руководителем. Хотя и мог тренировать точно так же, как тренирует Кроссбоунс.
- Да куда ж ты блять локоть-то задираешь, - вздохнул Брок, сжимая ладонью предплечье Джорджа, - расслабь. Расслабь пальцы. У тебя дуло ходуном ходит от напряжения. Не сжимай ты винтовку, она не убежит.
Когда он добился от Лоусона идеальной стойки, то вернулся к Линчу, Кинув тому в руки нож, он, поведя спиною, сцепился с ним. Общая атмосфера прекратила драку из обычной, тренировочной, в то, что запросто могло граничить с убийством.
Реальная угроза получить травму била адреналином в мозг и удары вымерялись четко, без «авось» и «вдруг». Все действия организма согласовывались в доли секунды – что еще нужно крепким, здоровым мужикам, как не возможность поубивать друг друга?
Как такового стиля не было ни у кого. Первым делом Брок отучал каждого от излюбленных, повторяющихся приемов. Таскмастер в свое время здорово отбил ему все внутренние органы именно из-за того, что у Брока был вполне предсказуемый стиль драки. И за три года обучения он это усвоил. Поэтому старался вложить в мозг каждого члена команды необходимость не только копировать стиль противника, подстраиваться под него, но и применять что-то кроме изученных приемов. Нечестная игра? Да пожалуйста. Обманные маневры? Сколько угодно. Главное – не быть предсказуемым.
Брайан занялся обучением Джорджа. А Крис раз за разом опрокидывал на траву Росса и уже готов был придушить его за полное и тотальное непонимание того, как выкрутиться из захвата и избежать встречи с грунтом спиной.
Рамлоу всегда тренировался с командой. Он редко, когда оставался в стороне, просто отдавая приказы и следя за ходом их выполнения. Ему была важна четкость, сработанность и именно командное выполнение многих упражнений. Они попадали в такую задницу, что должны были буквально чувствовать друг друга. Понимать без лишних тупых вопросов и действовать как единый организм.
И, возможно, проблемы у них с этим возникали только первые пару лет работы. Сейчас же все привыкли друг другу и с большой вероятностью могли предугадать, чего именно ждать от товарища.
- Все, тренировка окончена, - махнул рукой Кроссбоунс, - завтра предлагаю выехать на Мичиган. Залива у нас уже нет, но это не значит, что нужно похерить тренировки на воде. Брайан, подготовишь что-нибудь?
- А то, - хохотнул Мэннинг, плотоядно облизываясь, - Морские котики удавятся от зависти.
- Добро, - кивнул Брок и, перекинув через плечо сумку, подошел к сыну, который все еще лежал на траве. Вздохнув, он молча поднял его, стараясь не тревожить многострадальной задницы и уж тем более не задевать ее.
Донеся мальчишку до машины, он опустил его на ноги и, разложив заднее сиденье, позволил залезть внутрь, не садясь на сидения.
- Надеюсь теперь ты будешь думать, что ты делаешь, - тихо сказал Брок, садясь за руль, - и не рассчитывай, что это был единичный случай.

+2


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » Rumlow Bastards. Chapter III. Sex, Fire and one Phone | NC-21 ONLY


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC