Наша группа ВК
Таймлайн

Vesta : Ramirez
Kravetz
Добро пожаловать в прекрасный Мидгард, который был [порабощен] возглавлен великим богом Локи в январе 2017! Его Армия долго и упорно шла к этой [кровавой резне] победе, дабы воцарить [свои порядки] окончательный и бесповоротный мир для всех жителей Земли. Теперь царство Локи больше напоминает утопию, а люди [пытаются организовать Сопротивление] счастливы и готовы [отомстить Локи и его Армии за их зверства] строить Новый мир!
В игре: 12.2017 | NC-21 | Эпизодическая система

Loki's Army

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » Rumlow Bastards. Chapter II. THE PAIN | NC-21 ONLY


Rumlow Bastards. Chapter II. THE PAIN | NC-21 ONLY

Сообщений 1 страница 16 из 16

1


Rumlow Bastards. Chapter II. THE PAIN


https://66.media.tumblr.com/fc70e63a6516b095a6acf1e2afb26363/tumblr_nyurw3MIlx1rjn473o3_500.gif


Henry Knight as Johann Rumlow |Brock Rumlow


Время

Место

5 января 2026 года

США


Сюжет


Когда обещания, данные друг-другу летят ко всем чертям, а жизнь снова посылает нахуй

0

2


Год пролетел как-то слишком быстро. Рамлоу и оглянуться не успел, а они уже праздновали тринадцатилетие его сына всем отрядом. Мужики приперли ему диких подарков: кто нож, кто пару пачек гандонов, кто бутылку виски. Брок оказался самым неоригинальным, подарив деньги. Что конкретно нужно парню он не знал, а сюрпризы его дальше внезапных цветов для девушек никогда не заходили.
Иоганн восстановился после ранения и выглядел совершенно бодрым и здоровым парнем. Порою Броку даже казалось, что все произошедшее было сродни какому-то кошмарному сну. Но шрамы сына, оставшиеся после не самых ловких попыток зашить, да периодические приступы болей напоминали о том, что все было более чем реально.
Отношения постепенно вошли в колею и оба, что отец, что сын – остыли, почти примирились друг с другом и уже даже не испытывали каких бы то ни было неудобств, связанных с тем, что живут вдвоем. И даже временами понимали друг друга.
Их восстановили через три месяца. На ближайшем собрании команда практически объявила бунт, требуя вернуть их под командование Рамлоу. Что и не мудрено: новый координатор оказался заносчивым мудаком с манией величия. При первом знакомстве он смешал с говном каждого из присутствующих, особенно наседая на Линча, который только закончил свое вынужденное пребывание в дурке и, кажется, еще больше съехал крышей. Мэннинг и Лоусон вдвоем оттаскивали его, пока Роберт пытался добраться до нового командира и буквально перегрызть ему глотку.
Поэтому, чтобы не терять продуктивную и сработанную боевую единицу, руководство решило прикрыть глаза на то, что произошло. Шумиха вокруг всей этой ситуации улеглась, нужные люди были куплены уже давно, и все было улажено относительно малой кровью. Поэтому Рамлоу вернули на должность командира.
[float=left]https://67.media.tumblr.com/e748775ace5d6b517d07d0d06df679fc/tumblr_o45ufsFRQ21ro4defo1_400.gif[/float]Отряд встретил это информацию ликованием, и они здорово нажрались в просторном лофте Росса. Он на следующий день бегал по тренировочному залу и, серьезно заглядывая в глаза, спрашивал у каждого: «Кто нассал на серверы?». Позже выяснилось, что он сам.
Вообще, после всех потрясений жизнь входила в привычное русло и Рамлоу чуть расслабился. Уличные банды боялись его до усрачки, а жильцам его дома даже дурь не продавали. Район стал спокойнее и Брок зажил как обычно.
Ну, почти. Если не считать, что в его квартире теперь перманентно находился сын. Притом сын был как раз в том возрасте, когда происходит полнейший пиздец.
Поэтому не было совершенно нихера удивительно в том, что произошло дальше.
Рамлоу вызвали посреди ночи. Это было не редкостью, но всегда не сулило ничего хорошего. Порою после таких выходов он возвращался домой ощутимо избитый. Пару раз – легко раненный. Но в основном - просто чертовски уставшим и измотанным.
В этот раз он вернулся через неделю. Форма без нашивок пропиталась запахом гари и миндаля. СИ-4 имел специфический запах орехов. Под скулой залегла глубокая ссадина, которая начала гноиться от грязи и песка, которые в нее намело.
В дороге он слышал последние новости. Пару дней назад в Лос-Анджелесе прогремели два взрыва возле одного из торговых центров. С интервалом примерно в час или полтора – Брок не запомнил точную цифру. Он тогда еще хмыкнул про себя, что ребята четко сработали. Нанесли максимальный ущерб по одному месту. Сперва просто взорвали несколько машин на подземной парковке, отчего здание начало складываться, как карточный домик. А потом взорвали несколько служебных машин, когда прибыли социальные службы, репортеры и разрослась толпа зевак. С точки зрения массового убийства и паники – план просто превосходный.
[float=right]https://67.media.tumblr.com/0bab1c7f81339166d0a500005112c46a/tumblr_o921nk6ByW1sqzfglo6_400.gif[/float]
- Я дома, - устало выдохнул он, кидая дорожную сумку у дивана. С нее поднялось облачко черной пыли и осело на пол. Он не спал трое суток и ему было совершенно и невообразимо хреново. Растрескавшиеся губы, легкий загар даже под щетиной. Сухая от солнца кожа.
- Ебаная Африка, - едва слышно вздохнул Брок, стаскивая с себя куртку и идя к раковине. Он вымыл руки и лицо и устало опустился на диван.

+1

3

[NIC]Johann Rumlow[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/11022449.gif[/AVA]

За год характер Юхана, - как прозвал его компьютерная пиявка Росс, испытывавший некоторые проблемы с немецкими именами, - просто обязан был обзавестись в своем арсенале, кроме уже имевшихся вплесков гормонального пиздеца, приступов заносчивости, охуительной своенравности и упрямства, чем-то, что носило умное название "дзен". Обязан... но нихуя не обзавелся.
Первое время отец снисходительно списывал все его заебы на пост травматический синдром - благо перетянутая шрамами грудь не забывала напоминать о случившемся. Ну и еще на уебанский подростковый характер, а так же собственные гены.
В виду этого, все случавшиеся прежде конфликты заминались так или иначе, и редко заканчивались чем-то более жестоким, чем лишением денег на карманные расходы. В целом, Брок держал данное им слово, лишь раз влепив сыну более, чем заслуженный подзатыльник.
До сегодняшнего дня.
Это был вторник - и без того отвратительный день недели. Особенно сильно это ощущалось, если учесть, какими выдались последние семь дней. Мало того, что отец не был дома на новый год. Этот вопрос мальчишка решил сравнительно просто - уехав на праздник в ЛА, к дяде Стиву и его семье. Те всегда были рады Иоганну, а он не льстил, отвечая взаимностью.
Но это все было фигней... скучной и неважной фигней... До утра первого 1го января.
Когда произошел теракт, Рамлоу как раз заканчивал перемывать посуду, оставшуюся с ужина. Аманда, а так же их со Стивом пятилетняя дочь, и девятилетний сын поехали в торговый центр за подарками для оставшихся друзей и родственников, и звали подростка с собой, но тот отказался, решив помочь на кухне.
Оглушительный грохот, раздавшийся всего в трех кварталах от них, выбил стекла из ближайших домов. От неожиданности, мальчишка выронил тарелку - любимую тарелку Стивена. Та разбилась на мелкие осколки.
Он прибежал в госпиталь через сорок минут после взрыва, застав приемный покой, в состоянии, больше напоминающем приемный покой больницы из фильма-катастрофы. Кровь и люди были повсюду. Все в пыли, осколках. Люди с оторванными частями тел лежали на каталках вдоль коридоров. Врачи сновали туда-сюда. Стоял страшный гам, крики, визг, слезы. Люди плакали, метались в истериках. Взрослые, дети, все.
Рамлоу смотел на все происходящее и у него темнело в глазах. Это было похоже на... на скотобойню или мясорубку, кому что понятнее. Визги сирен неотложки не смолкали ни на минуту. На регистратуре орали в телефон, что больница переполнена, требовали везти людей в другие мед учреждения, но поток поступающих меньше не становился.
- Сэр! Сэр! - Иоганну наконец удается заполучить внимание администратора. - Сэр, пожалуйста. Моя мать, брат, и сестра были в этом торговом центре. - Он знал, что представься он другом - его пошлют куда подальше. Мужчина поднимает на него замученный, но возбужденный взгляд.
- Фамилия?
- Уилсон, Сэр. Аманда, Роберт, и Мария Уилсоны. [float=right] http://savepic.ru/11001560.gif[/float]
Тучный чернокожий мужчина начинает что-то искать в документах, когда в отделение врывается очередная бригада парамедиков.
- Сюда! Срочно!
- Что тут?
- Полицейский мужчина, белый, около сорока лет. Жертва второго взрыва. Многочисленные оскорочные повреждения и переломы. Ушиб головного мозга. Пульса нет. Дыхание отсутствует. Живот твердый...
Рамлоу оборачивается и едва не падает на пол от увиденного: обожженный, весь в крови, в разорванной форме на каталке лежит он...
- Стив!!! - Мальчишка срывается с места, и проскакивая под руками охранника, бежит за врачами. - Стивен!! Стивен!! Нет! Отпустите меня!!! - Он вырывается из чьих-то рук, забегая за врачами в операционную. Тот час начинаются четкие команды. Уилсону делают трахеотомию, пытаются подать кислород, но ничего не получается.
- Асистолия! - Знакомое до боли слово вырывает у Иго из груди отчаянный крик. Наконец, кто-то из врачей хватает его и выводит в коридор, окрикивая медбратьев, из тех, что были по-свободнее.
- Отведите его в приемную! У него шок.
Рамлоу не перестает орать, пока его не выволакивают из хирургии. Кто-то укладывает его на кушетку, кто-то из врачей бегло осматривает его и лепит зеленую бирку. От капельницы он отказывается сам, пытаясь объяснить, что все в порядке.
Его не пускают ни к кому. Несколько ужасно долгих часов никто ничего ему не говорит...
Ближе к ночи, когда Ганн начал было проваливаться в сон, дери хирургии распахнулись и человек в белом халате медленно сел напротив него.
- Ты Джозеф Уилсон?
- Да...
Молодой специалист тяжело опускает взгляд и задергивает ширму.
Новости были такими, что Рамлоу грохнулся с кушетки, лишившись чувств. Аманду разорвало на месте - ее спасти даже не пытались. Мария получила черепно-мозговую травму, но ранение оказалось слишком серьезным. Роберт в крайне тяжелом состоянии в реанимации, у него черепно-мозговая, ожоги, множественные переломы и разрывы внутренних органов...
- А папа? - Он из последних сил сдерживал слезы, глядя на врача.
- Мне очень жаль...
Его должны были забрать социальные службы, но, разумеется, до утра в больнице он не остался. Рамлоу вернулся домой на первом автобусе и тем же вечером выпил всю подаренную ему на день рождения бутылку виски. Почти залпом.
Черт знает, как он сам на тот свет не отправился.

Когда отец вернулся, малой как раз заканчивал готовить ужин, и по его виду можно было с легкостью сказать, что отцу он не рад от слова совсем. Он ничего не ответил, даже не поднял взгляда, сосредоточенно мешая сраные спагетти, и сжимая ложку с такой силой, что та оставила внушительную отметину на ладони. Иго с удовольствием бы простоял так до самого утра, продолжая делать вид, что Брока не существует, но с самообладанием у мальца пока что были проблемы, поэтому грохнув тарелками о столешницу, он высыпал в них макароны, небрежно налил поверх соус, и почти швырнул на стол. Его не слабо потряхивало, а взгляд оставался под сорок пять градусов вниз, всячески избегая пересечений с отцовским.
Он плюхнулся на стул, взял вилку, и с остервенением принялся мешать соус в макаронах, иногда скрипя зубами от напряжения.

+1

4

- Слушай, пацан, - устало глядит на него Брок, - если ты решил закатить истерику, что меня не было на новый год - отложи ее до завтра. Я кошмарно заебался...
Да и по Рамлоу было видно, что он нихрена не в лучшей своей форме. Он глянул в сторону стола, потом посмотрел на подушку на диване и решение было принято молниеносно:
- Прости, но я сегодня без ужина. 
И Брок упал лицом в подушки, закрывая глаза.
Он лишь сильнее сжал кулаки. Любая попытка вразумить себя, сейчас терпела моментальный безоговорочный провал. Юхана просто разрывала слепая ненависть, и с каждой секундой она припекала лишь сильнее.
- Пошел ты нахуй со своим ужином, - едва слышно шипит он в тарелку, из последних сил стараясь не воспользоваться вилкой как оружием.
- Что? - полусонно бурчит Брок. Какая-то его часть уже откровенно спит, а вот другая все еще цепляется за бодрствование и пытается внимательно слушать сына.
- Я сказал, - он хватает со стола тарелку, - пошел ты НАХУЙ! - И швыряет ее в мужчину, не беспокоясь ни о том, что может легко пробить ему голову, ни о том, что запачкает соусом диван. Его колошматит как обдолбанного, и он с трудом контролирует дрожь в руках.
Брок почти отрубается, слыша, как сын начинает что-то говорить, но в чувство его приводит тарелка. Ебаная, блять, тарелка, которая со всей дури прилетает ему в голову. Горячие макароны обжигают и охреневший Кроссбоунс садится на диване и округлившимися глазами смотрит на Иоганна.
- Ты ахуел? - ровным голосом спрашивает его Брок, - тебе моча в мозги ударила?! Ты какого хрена себе позволяешь?! - мужчина вскакивает с дивана.
- Какого хера я себе позволяю? Я?! - рычит мальчишка, из последних сил не давая себе наброситься на отца, - Какого хера ты себе позволяешь, ублюдок ты ненормальный!!! Ты хоть представляешь, скольких вы убили? А? - Его голос резко скачет с ледяного и тихого, на оглушительный и резкий:
- Больше трехсот человек трупами!!!  ТРИСТА ЧЕЛОВЕК ТРУПОВ!!! МИРНЫХ ГРАЖДАН!!!
Рамлоу стоит напротив сына с видом совершенно идиотским: измазан соусом, где-то с уха свисает спагетти. И непонимающий ничерта взгляд.
- Каких, блять, триста человек? - Брок закатывает глаза и вытирает лицо тыльной стороной ладони, - когда? Срань Господня, Ганн, мы же договорились...
Меньше всего ему сейчас хотелось ругаться. Первый шок его отпустил, и он немного даже успокоился. Триста человек он в этом году еще не набил. Значит проблема не в нем.
[float=right]https://66.media.tumblr.com/e3c80c1d1209c0587d4e50be57f5351d/tumblr_nxdob9W1so1uw6y4zo7_400.gif[/float]
Может быть если бы отец набросился на него и начал орать в ответ, Рамлоу-младший хоть немного бы остыл... Но когда папаша изобразил ебаную невинность, Иоганна словно перемкнуло:
- Мы договорились? В самом деле? - он смотрел на него в упор, не мигая, - Ты сказал мне, что вы не убиваете мирных жителей. Лживый ты ублюдок! - шипит он сквозь зубы. - Ты мне клялся, что ты не террорист, что вы не убиваете женщин и детей, а сам устроил  из них рагу в первый день года посреди Лос-Анжелеса и даже глазом не моргнул! Ты... ты просто лживое безбожное ничтожество!!! Ты убил их!!! Всех их!!!
- Ты ебанулся? - хмурится на него Рамлоу, - у тебя что, ПМС? Какой, нахер, Лос-Анджелес?! Я пять дней провел в сраной Мавритании, кормя мух и жарясь на солнце! Ты, блять, меня уже достал! - терпение Брока лопнуло, так и не начавшись. Он поднимает с дивана тарелку и швыряет ее обратно, откуда она прилетела. То есть в Иоганна. Особо даже не метится - плевать, куда попадет.
Он с легкостью уворачивается от тарелки и ненавидящим взглядом смотрит на отца.
- Кому ты, сука, врешь, а? - он дернул бровями. - Думаешь, у тебя получится меня за идиота держать, да? Думаешь, я поверю в твои сказочки? На солнце он жарился. И как? Понравился Нэйви-бич? - он снова вцепился пальцами в столешницу, отчаянно пытаясь не наброситься на отца. Слава богу все ножи они предусмотрительно договорились убирать на верхнюю полку.
- Я видел твои документы. Я слышал, как вы договаривались с Линчем о минировании. Я видел карту коммуникаций у тебя в документах так что НЕ СМЕЙ МНЕ ЛГАТЬ!!! - он грохнул кулаками по столу, - Мать была права на счет тебя. Ты просто больной ублюдок. Маньяк умалишенный!!!
- Даже не смей, - срывается на рык Рамлоу, - обвинять меня во лжи, гаденыш! Я пять дней закапывал в песок взрывчатку у черта на рогах! Я пять ебаных дней штурмом брал ссаную деревню, под которой располагалась военная база! Так что не смей, сука, даже не думай вешать на меня какие-то взрывы в торговых центрах! - Брок достаточно лихо перепрыгивает через спинку дивана и оказывается у стола, напротив сына, - Я тебе что, пособник Аль-Каиды что ли?! - он резко вытягивает вперед руку и крепко хватает мальчишку за ворот футболки, заставляя нагнуться над столом, - ты понятия не имеешь, о чем говоришь, идиот. И лучше бы тебе прямо сейчас извиниться и пойти, нахер, спать! - гневно орет Брок.[float=left]https://67.media.tumblr.com/366e7825a6c057f0ceaa0a2ee3fb0bad/tumblr_nxoz5f3r8i1uw6y4zo1_400.gif[/float]
Он с трудом заставляет себя остаться на месте и не убегать, когда отец стремительно сокращает расстояние. Хер ему, не напугает!
От их криков, наверное, уже проснулись все соседи, если только Брок не догадался сделать в квартире шумоизоляцию.
- Да! - Выплевывает Иоганн, и тотчас хватает отца за руку, которой он сжимает ткань его футболки. Обросшие сильнее, чем следует, ногти впиваются в кожу. - Ты террорист! Лжец, трус и убийца! И ты всегда был таким! Всего лишь ненормальным ссыклом, решившим, что убивать - это круто! И не было никакой Мавритании! Не было никакой Африки. - Шипит он в лицо папаше. - И советую тебе поскорее собрать манатки, потому что через десять минут тут будет национальная гвардия! - Не смотря страх, бегающий по венам, Иоганн злобно и самодовольно ухмыляется.
- Ах ты уебок... - задыхается от гнева Брок, - то есть так, так да, ты платишь за нормальное к тебе отношение?! За, блять, честность?! - Рамлоу отпускает футболку парня только с одной целью - схватить за волосы на макушке и с силой приложить о столешницу, - за участие?! - пока Иоганн приходит в себя после удара, собирая звезды, Брок успевает обойти стол и, ухватив мальчишку за горло, приподнимая над полом и проволакивая несколько метров до ощутимой встречи со стеной, - ты, сука, понятия не имеешь, чем я занимаюсь! Ты, тварь, даже представить себе не можешь, что именно делает команда! Этот ебаный взрыв - херня, даже не достойная того, чтобы этим занимался я!
Запоздалая реакция уставшего организма накрывает Брока в полной мере. Он гневно раздувает ноздри и лицо его перекошено от ярости. И гордыня. И самодовольство. И бахвальство. Все пороки Кроссбоунса являются сыну в этот момент.
Иоганн понимал, что все будет проходить как-то так, а потому морально старался себя к этому подготовить. Но все равно испугался. Да как, черт возьми, можно быть готовым к разборкам с мужиком, который тебя в пятеро сильнее, и десять раз профессиональнее, и в тысячу раз опытнее? Не говоря уж о том, что значительно тяжелее и выше ростом?
От удара у мальчишки на секунду темнеет в глазах, но зрение тотчас спешит вернуться, окрашивая картинку фонтаном какой-то мерцающей хрени. Он тихо выдыхает боль в стол, и чувствует, как из губы начинает сочиться кровь. Но вот вдохнуть удается не полностью.
Схватив Брока за руку, и морщась от боли, Иоганн мысленно молится, чтобы военные приехали как можно быстрее. Где-то внутри вдруг промелькнуло небезосновательное опасение за собственную жизнь. Рамлоу впивается ногтями в сухую мужскую руку, пока дышать не становится совсем тяжело. Он знает, что через несколько мгновений этот поступок аукнется ему так, что Иго будет долго о нем жалеть, но больные легкие начинает сводить и это не оставляет парню выбора. Брыкнувшись, он выстреливает обеими пятками отцу в пах и через секунду падает на пол, разбивая локти. У него считаные секунды на то, чтоб подняться и отбежать за дальнюю часть стола.
- Ты ненормальный! - Шипит он сквозь зубы, - больной ублюдок! Это ты виноват в их смерти! Ты их убил! - Иго готов в любой момент сорваться с места, - Я надеюсь, тебя засадят в такую дыру, что ты пожалеешь о том, что не подорвался на этих бомбах сам! - В попытке отвлечь отца от собственной персоны хоть на минуту, и тем выиграть время для военных, юнец достает из кармана флешку, вытащенную как-то из отцовских файлов, и швыряет ее в ноги Брока.
[float=left]https://67.media.tumblr.com/d6121521294c8f273c736d2775621678/tumblr_nrwgcjw1XO1re10ruo1_400.gif[/float]
Брок рычит от боли, чуть приседая. Из глаз вот-вот посыпятся искры, но это не заставляет его отступить. Наоборот - лишь подогревает яростную волну в его груди, которая захлестывает мужчину яростным приливом. И с каждым витком гнев лишь усиливается, набирает обороты, точит изнутри десятки раз сломанные кости. И они зудят, ноют, болят от одного единственного желания: убивать.
- Ну тогда давай я буду жалеть сразу всех, а?! - маниакально ухмыляется Рамлоу, - давай сразу всех! И тебя заодно!
Иоганн попытался было сбежать, извернуться, изловчиться. Но Брок даже бровью не повел на кинутую к его ногам флешку. Нет, он ее узнал, при том отчетливо. Но это лишь подлило масла в огонь конфликта.
Озверевший Брок - зрелище не самое приятное. И в достаточной степени пугающее. Он уже даже не соизмеряет силу ударов и первым, скорее всего, сломал мальчишке пару ребер. Вторым - досталось печени. Третьим ударом он помогает лицу мальчишки встретиться с собственным коленом.
Рамлоу отступает на шаг назад, позволяя Иоганну съехать по стене. И только в этот момент понимает, что именно сделал. Гнев трансформируется в ненависть к самому себе. Он резко разворачивается, хватает пыльную куртку с дивана и громко хлопнув дверью, сбегает вниз по ступенькам.
Прохладный ночной воздух освежает и Рамлоу наконец достает из кармана телефон.
- Росс. У нас проблемы, - быстрым шагом он удаляется от дома.

+1

5

[NIC]Johann Rumlow[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/11022449.gif[/AVA]

Он попытался побежать, вырваться, отвернуться. Ну хоть что-то сделать. Но где он, и где Брок. Эти два парня явно из разных лиг. Парнишка подгибает локти, и только это спасает ему несколько ребер. Несколько, но не все. Каким-то неистовым образом ему удается стерпеть удар молча. Что первый, что последовавший за ним следом. Слезы брызнули из глаз сами собой - Рамлоу даже не обратил на них внимания. Сейчас было, мягко говоря, не до этого...
- Папа, - Одними губами произносит он, чувствуя, как всю правую часть груди просто разрывает от боли. Но Брок его не слышит, и через секунду раздается хруст.
У Иоганна подкашиваются ноги. Под тяжестью собственного веса, а так же с легкой подачи мужчины он начинает заваливаться назад, ударяется спиной о стену, и сползает по ней вниз. Из носа ручьем течет кровь, переносица явно находится в неестественной для себя плоскости, а легкие горят огнем. Оглушенный болью и напуганный, он как может, пытается вжаться в стену, прикрывая лицо и голову руками, в твердой  [float=right]http://s5.uploads.ru/2tLB4.gif[/float]
уверенности, что через несколько секунд встретится с ботинком отца. Он следит за его ногами боковым зрением, вздрагивая каждый раз, когда Рамлоу делает движение чуть реще, чем черепаха. Когда Борк отклоняется к дивану, Ганн лишь сильнее зажимает голову руками и закрывает глаза, боясь даже представить, что обрушится на него в следующее мгновение.
Когда, год назад, мальчишка брал у отца общение, что тот не будет его бить - Иоганн больше имел в виду что-то типа ремня, или, в худшем случае, удара в челюсть.
Но не этого. Никак не этого.
Но ничего не происходит.
За Рамлоу-старшим захлопывается дверь, однако мальчишка еще долго не меняет положения. Ему требуется несколько минут, прежде чем отупляющий страх уходит на задний план, и паренек находит в себе силы убрать руки от головы. Тело бьет крупная дрожь, лицо, как и одежда, перемазано в крови, в глазах темно, а бравый бок болит так, словно там не ушиб, а несколько арматур внутри застряло.
Цепляясь за край столешницы, парнишка с третьей попытки поднимается на ноги, делает несколько шагов, и кое-как опускается на диван.
Как же, сука, больно!
Дрожащими пальцами он дотрагивается до носа, и понимая, что тот опух, матерится сквозь плотно сомкнутые зубы. Через ничтожно короткий временной отрезок сюда должны ворваться солдаты, а у него совершенно нет сил стоять на ногах! Не говоря уж о побеге. Но он должен. Должен убрать отсюда свою задницу, иначе погрузит себя в такие невероятные проблемы, что самому Броку может только сниться.
С огромным усилием он садится на диване, потом начинает вставать и тот час падает на пол, хватаясь за то место, где не доставало немного внутренней вентиляционной системы. Несколько секунд он стоит на четвереньках, а затем, не находя иного выхода, продолжает движение к двери именно так. Ему оставалось всего пару метров, когда очередная вспышка боли оказывается сильнее его организма, и он заваливается на бок, теряя сознание.

+1

6

Окончательно приходит в себя Брок уже в баре. Он сидит, запустив руку в волосы и, сжимая пальцами стакан, смотрит перед собой в одну точку. Сорвался. И при том при всем сорвался так, как было нельзя. Рамлоу знает, что умеет хорошо бить. Но понятия не имеет, как это все наложилось на старые травмы.
Ебаная вспыльчивость, ебаная агрессия, ебаная усталость, ебаное все. Брок сидел и ненавидел себя.
До этого момента он никогда не поднимал руку на детей. Но и это были не его дети. Каждое слово, брошенное ему в лицо мальчишкой, рождало какую-то страшную, бурную, щемящую волну гнева и… обиды. Черт возьми, да, ему было обидно. Ведь, надо думать – повесил на него какой-то дерьмовый теракт. Да, хорошо спланированный и блестяще осуществлённый. Но, сука, это тупой теракт. Гидра мыслит масштабнее. Гидра делает заявления своими поступками, а тут…
А в голове, как заезженная пластинка на сломанном граммофоне:[float=right]https://67.media.tumblr.com/64646caa981a65140793a455122ccb05/tumblr_nifrg8v1yv1ru64ono1_r1_250.gif[/float]
«Ты просто лживое безбожное ничтожество! Больной ублюдок. Маньяк умалишенный! Мать была права на счет тебя.»
Брок закрывает лицо ладонями и судорожно дышит. Крылья его носа дрожат, а губы кривятся словно от боли. По телу пробегает нервная волна, горячей судорогой отзываясь в висках.
Рамлоу жмурится, дышит часто, поверхностно. Это почти похоже на паническую атаку. Если бы они у него были.
Ганн слабее, младше, в конце концов – он его сын. И Кроссбоунс так сорвался, как последняя тварь выпустив пар на парнишке. Но он и не знал, что ему будет так омерзительно и больно слышать крики Иоганна. Обращенные к нему крики.
«Я надеюсь, тебя засадят в такую дыру, что ты пожалеешь о том, что не подорвался на этих бомбах сам! Ты террорист! Лжец, трус и убийца! И ты всегда был таким! Всего лишь ненормальным ссыклом, решившим, что убивать - это круто!»
Брок заливает в себя еще один стакан виски. Только это не унимает ни обиду, ни боль, ни отчаяние. Как теперь вообще показаться на глаза сыну побитой собакой? Он омерзителен сам себе. И, вполне закономерно, что омерзителен и Иоганну.
Из бара он выходит уже под утро. Усталость и алкоголь дают о себе знать. Рамлоу практически валится с ног.
Кутаясь в куртку, он озирается по сторонам и размышляет, куда бы пойти. Домой – нельзя. На работу – только не в таком виде. Да и вообще у них есть три дня отдыха.
Внезапное озарение прошибает его до пят. Уилл! Этот мужик точно расскажет, что делать. И у него наверняка есть вторая кровать. Ну, или хотя бы матрас.
Как назло, сел телефон. И Брок решает заявиться без предупреждения.
Нетвердой походкой он направляется вдоль по улице, не встречая на своем пути никого. Ранее-ранее утро, едва забрезжил рассвет. Самый тихий час в сутках. В это время даже коровы ложатся спать на землю не боясь хищников. Потому, что те уже расползлись по своим норам.
Свежо.
Рамлоу сворачивает в переулок, понимая, что до нормального сортира точно не дотерпит. Упираясь рукой в стену, он старается не забрызгать ботинки и сохранит вертикальное положение. Одновременно это делать крайне сложно, но, похоже, Брок справляется.
И он собирается уже идти дальше, как мягкая боль окутывает все его тело, расползаясь от затылка вниз по шее. Рамлоу оседает на асфальт и пытается повернуться, посмотреть кто именно решил огреть его в столь ранний час.
Но вместо этого его настигает второй удар и липкая, черная мерзкая боль сковывает его своими щупальцами. Брок вырубается.

Отредактировано Brock Rumlow (2016-08-19 09:43:04)

+1

7

[NIC]Johann Rumlow[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/11022449.gif[/AVA]

Сознание вернулось к Иго лишь на следующие сутки, за полночь. Открыв глаза, паренек обнаруживается себя лежащем на больничной койке. К лицу плотно прислонена кислородная маска, рядом стоит капельница - но катетеров в своих руках он не находит. В палате темно, горит лишь служебная лампа, встроенная в панели за его головой. Пустота. Кроме него, в палате никого нет, а из коридора доносятся обрывистые голоса и шум включенного телевизора.
Он аккуратно садится, щурясь от неприятной тупой боли. Что-то тугое сдавливает его грудь, и Рамлоу тот час ощупывает себя.
А. Бандаж. Ну конечно, кто бы сомневался.
Шумно выдохнув через рот, он медленно сползает на пол - то ли закончилось обезболивающее, то ли мальчишке вовсе его не дали, но у Ганна едва искры из глаз не посыпались от непередаваемых ощущений.
- Ебушки-воробушки! - Вращая глазами и давая себе привыкнуть к ощущениями сипит паренек, аккуратно прислоняя ладонь к пульсирующему боку. Его взгляд натыкается на световой экран, на котором закреплено несколько снимков. Рентгеновские пленки, просвеченные наскозь, позволяют парнишке увидеть собственные ребра - в двух из них трещины, а третье и вовсе сломано. -  "Слава богу, обошлось без смещения," - пытается приободрить он самого себя. Мозг Рамлоу соображает еще туго, но достаточно для осознания этого факта, ведь в противном случае его бы подвергли очередному хирургическому вмешательству, а значит самочувствие его было бы значительно паршивее.
Вот ведь срань господня! И как он должен теперь ходить с этой штукой? Это же так невероятно неудобно!
Не без трехэтажного в голове, Иоганну удается добраться до стула, на котором, в пакете, лежат его вещи. Судя по тому, что персонал оставил их здесь - они не планировали задерживать мальчишку надолго. Что же, это очень, очень хорошо. Потому как, учитывая все произошедшие события, задерживаться в больнице в его планы не входило.
Он оделся, морщась от запаха собственной крови на кофте, и поспешил аккуратно высунуться в окно - не вариант, третий этаж, и никаких выступов снаружи. Что же, придется пытаться проскочить незамеченным. Ладно, вариантов у него все равно не много.
Пацан медленно приоткрывает дверь и несколько секунд стоит, прислушиваясь к происходящему в коридоре.
- Ты уходишь?
- Моя смена должна была закончиться шесть часов назад. Потом привезли того парня из шестнадцатой, и мы с Тобиасом на четыре часа застряли в операционной.
- Да уж. Эти донорциклы - отдельная история.
- Не любишь мотоциклы, Филл?
- Не особо. От них слишко много смертей.
Рамлоу выползает из палаты, беззвучно прикрывая за собой дверь и аккуратно переступает по коридору, надеясь, что в шуме работающего телевизора и оживленного диалога, его шаги будут неслышны.
- Мне кажется, ситуация в их отношении не изменится, пока автомобилисты не научатся уважать мотоциклистов, а те, в свою очередь, не перестанут изображать из себя шар для боулинга. [float=right] http://savepic.ru/10963672.gif[/float]
- Точно!
Он заглядывает за угол, где двое взрослых мужчин разговаривают друг с другом, стоя немного в стороне от стойки регистратуры. Те слишком увлечены диалогом, да и вряд ли ожидают, что в отделении, кроме них,  есть другие не спящие.
Иго успевает доковылять до дверей, когда вдруг до него доносится..
- Как там парень из тринадцатой?
- Мальчик, который позвонил и сказал, что его отец - террорист? Спит. У него сломано три ребра, переносица и ушиб печени.
- Но его папаша ведь не террорист?
- Судя по состоянию, в котором нашли парня - совсем не исключено. - Мужчина тяжело опускается в кресло напротив. - У мальчишки шрамы по всему телу, по всей видимости, ему не впервый раз достается, так что кто знает, что там произошло на самом деле.
- А отца не нашли?
- Не... - человек в куртке сделал глоток из чашки, - полиция ищет его по всему городу. Должны были опубликовать в сводке.
Упоминание отца возвращает Рамлоу к реальности, и тот поторапливается на выход.
Ему удается уйти никем не замеченным, и только камеры CCTV фиксируют его побег.

+1

8

[float=right]https://66.media.tumblr.com/04c917817b443e49fcee83e1101f8920/tumblr_o1oyb5jpCE1qas7y7o1_400.gif[/float] - Дерьмо, дерьмо, дерьмо, - как заведенный повторяет Росс, едва положив трубку, - дерьмо случается, блять. Что ж тебе папаня-то сделал нынче?
Он подрывается с кровати и остатки сна снимает, как рукой. Ричард как заведенный бегает вдоль комнаты, пару раз запнувшись о разбросанные вещи и один раз все-таки навернувшись на пол.
- Таблетки! – наконец ловит он за хвост мысль и начинает свою беспорядочную беготню уже в поисках последних. Найдя лекарство под кроватью, он вкидывает в себя вдвое больше нужного и несется к компьютерам. Приземлив свою задницу на стул, он поднимает со стола банку теплой содовой и делает крупный глоток.
Таблетки настигают его через минут тридцать броуновского движения между базами данных и Росс замирает, смотря в правый монитор. Заменяет данные и молится, чтобы никто ничего не просек из руководства Гидры. Получать очередной раз по голове не хочется.
Уняв, наконец, беспорядочные движения мысли, он пытается дозвониться до Иоганна и строит в голове десятиэтажные конструкции, которые собирается на одном выдохе выпалить в телефон. Но малец не отвечает и план Росса остается нереализованным.
Испытывая острую необходимость рассказать кому-нибудь, как он опять спас жопы всей команды, он натыкается взглядом на номер Чендлера и звонит уже ему. Выслушав порцию матов в пять утра, Росс методично обзванивает всю команду, начиная разговор примерно одинаково:
- Нет, ты, блять, прикинь!
Разбуженные им солдаты Гидры, каждый в своей квартире лежат в кроватях, смотрят в потолок и уже на конференцсвязи по очереди обещают удавить говнюка по имени Джон, который всю неделю просидел дома в отличие от них.

- Слушайте, - наконец выдыхает в пространство связи Лестер, - надо бы до них съездить. Вдруг Брок его убил?
- Максимум покалечил, - сонно бормочет в трубку Линч, - это я его убью.
- Вот поэтому ты никуда и не поедешь, - резонно замечает Джордж.
- Давайте все никуда не поедем? Пусть сами разбираются, - вздыхает Мэннинг, - чужая семья, все дела.
- Дождемся выхода на работу, да выясним все. Я не хочу попасть под горячую руку, - зевает в трубку Чендлер, - и вы, как хотите, а я обратно спать. И, сука, Росс – еще раз меня разбудишь ради такой херни – я тебе клавиатуру в жопу запихаю.

Рамлоу просыпается от тошноты, которая подкатывает к горлу удушливым комком. Он пытается подняться на руках, но тело отзывается дикой болью. Руки его не слушаются. От такого коктейля ощущений Брок не удерживает остатки содержимого желудка в себе и его выворачивает.
[float=right]http://i075.radikal.ru/1608/95/594411173484.gif[/float] Становится легче и когда спазм отпускает его желудок, Рамлоу может принять сидячее положение.
В затылке пульсирует боль, а кожу под волосами стянуло коркой засохшей крови. Он морщится - приложили его не слабо. Вопрос теперь – кто?
Фокусируя взгляд на пространстве перед собой, он пытается осознать, где, черт возьми, находится.
Вестибулярный аппарат отзывается ощущением качки. Он на корабле. Где-то на нижних палубах. Здесь пахнет солью, углем и чем-то еще. Рамлоу невидящим взглядом смотрит перед собой, пытаясь оценить обстановку.
Начать нужно с того, что у него нехреновое сотрясение. Потом понять, что еще ко всему прочему и жуткое похмелье. В самом конце осознать, что он заперт в клетке хрен пойми на каком корабле. И руки у Брока скованны за спиной.
- Заебись, - констатирует он очевидный факт.

Отредактировано Brock Rumlow (2016-08-19 16:50:24)

0

9

[NIC]Johann Rumlow[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/11022449.gif[/AVA]

- Я ему яйца оторву, - Линч сидит на пассажирском сидении не самого нового Форда, и пересматривает отданые Россом фотографии, - медленно, о одному в пол часа. Буду тянуть, пока...
- Замолкни. - Наконец выдыхает Лестер, положив руку на руль и внимательно всматриваясь в заброшенную парковку.
- Этот высученыш едва не рассекретил нас всех, - шипит Роберт, явно не собираясь оставлять свою точку зрения и планы.
- Но не рассекретил же, - Лестер, кажется, спокоен как танк, и только нервное подергивание бровей да бегающие глаза выдают в нем волнение. - Пацан был в отчаянии, сболтнул лишнего, сделал не то, что надо. Вспомни Брока в его юные годы - Иоганн ему и в подметки не годится своими перепадами и их последствиями.
- Ты словно бы раздасадован этим, хах? - Ухмыляется Линч, а сам, созерцая фото, мысленно представлял, как будет долго и изощренно пытать мальчишку, если все не уляжется.
- Нет, я вполне этим доволен. - Отвечает он немного потягивая слова, и всматриваясь куда-то, в правую часть покосившейся заброшенной крытой парковки.
- Что мы тут вообще забыли, - продолжает негодовать Роберт, которого предусмотрительно заперли сзади. - Он, наверное, уже копытца где-то откинул. Не сомневаюсь, что Рамлоу пристрелил его, и сейчас аккуратненько закапывает трупик.
Послышалось недовольное сопение, доносящееся с водительского сидения, и через пол минуты Уилл таки обернулся на своего товарища.
- Вот потом сам и передашь Броку, какого мнения ты о нем и о его сыне. - Он красноречиво поднял брови, - а я буду тем, кто любезно вызовется тебе напомнить об этом.
- Парни, - донесся голос Росса из гарнитуры, - я его засек. Угол блэкутотер и милоустрит.
- Так мы здесь и стоим, - спокойно отозвался Лестер, усаживаясь на место, и переводя взгляд на постройку. - А... да. Кажется, я его вижу. -  Заглушив двигатель, и вытащив из зажигания ключи, он снова бросил короткий взгляд на Роба. - Сиди тут и ни во что не вмешивайся! Я с ним сам поговорю! - Произносит он как можно более четко и членораздельно, прежде, чем выйти из салона авто.
Покинув машину, Лестер проверяет предохранитель на пистолете, и убирает тот в кобуру - убивать Рамлоуского сопляка он не намеревался, но идти к парню безоружным могло быть непростительной ошибкой.
Яблочко ж от яблоньки, и все такое.

Рамлоу-младший провел на улице несколько дней, скитаясь, как и когда-то, по подворотням. Домой возвращаться было нельзя - там до сих пор дежурила полиция, а убежать в ЛА у него не хватало духу. Да и потом - начавшаяся облава за его стариком хоть тешила  [float=right]https://67.media.tumblr.com/63dd3f5ca5567a95648a3af49acfd2a7/tumblr_o5l39yAqyz1uap7g6o4_250.gif[/float]
самолюбие мальчишки, однако спустя пару дней начала беспокоить, и даже напрягать. Он дежурил около их дома, но ни разу не видел ни света в окнах, ни отцах. Трубку тот не поднимал - причем, Рамлоу звонил не только со своего телефона. Аппарат был выключен. Все, что ему удалось выяснить, воспользовавшись компом в магазине и некоторыми знаниями, позаимствованными у Росса, что последний сигнал от него был залочен в баре, в нескольких кварталах от их дома. Кое-как, отвалив не малую сумму за то, чтобы бармен не вызывал копов, ему удалось выяснить - Брок Рамлоу действительно был в этом заведении, выжрал как скотина, расплатился, и свалил под утро, свернув за угол. И все. На этом след пропадал.
Было уже темно, когда он возвращался со своих очередных поисков. Дождь барабанил по макушке, и промочил вещи насквозь. За последнюю неделю на улице стало ощутимо холоднее, а шнырявший туда-сюда по улицам, в одной футболке с длинным рукавом да драных джинсах и кроссовках парень, явно не способствовал сохранению дополнительного тепла.
Он свернул внутрь трещины в стене, полностью исписанной граффити и тот час, вскрикнув от неожиданности, попытался убежать. Но хрен бы там.
Кто-то крепкий скрутил его, зажимая одной рукой рот.
- Тихо-тихо! Это я, - Лестер старался не причинить парню излишней боли, но держал очень крепко,  - успокойся Ганн, это я. - Он сохранял спокойный голос не смотря на все брыкания парнишки. - Шшшш. Все хорошо. Не бойся, я тебя не обижу. Шшш тише.. все хорошо. Сейчас я тебя аккуратно отпущу, только ты не кричи. Там в машине Линч, а с нервами у него сам знаешь, фигово. Договорились? - Он дождался, пока мальчишка кивнет головой и аккуратно отпустив все, кроме руки, медленно наклонился к нему, заглядывя в глаза.
- Ты ранен?
Не смотря на то, что Уилл мог отлично разглядеть опухший нос, разбитую губу и внушительный синяк под глазом, Рамлоу энергично затряс головой, желая отделаться от товарищей отца как можно быстрее.
- Не обманывай меня, ну? - Лестер аккуратно улыбнулся, - я же вижу. - Он перехватил руку парня чуть ниже, держа теперь за локоть. Отпускать было бы глупо - вдруг убежит. - На тебя что нашло-то, а? Что за спектакль ты устроил? - Уильям говорил без злобы, однако Иоганна это нисколь не успокоило.
- Потому что вы, ублюдки, просто сраные террористы. - Прошипел он сквозь зубы.
Лестер лишь прикрыл глаза и вздернул брови - маленький говнюк. Но фиг с ним. Сейчас не место и не время заниматься перевоспитанием не своего взвинченного подростка.
- Знаешь, - начал он мягко, - будь ты моим сыном, за твою клевету и весь этот цирк я задал бы тебе показательную трепку. Да так, что ты пару дней сидел бы только на подушках. -  Тон его становится резко холодным, и жестким, как сталь. Он не дает Рамлоу вклинить и слова. - Нельзя никого ни в чем обвинять, не разобравшись в ситуации! Слышишь меня? Это, как минимум, крайне невежливо! Не говоря уж о том, что ты довел отца, подорвал всех посреди ночи, и сам огреб по первое число. - Он медленно выпрямился, но мальчишку все еще не отпускал. - И не смей винить в этом, - оперативник ткнул пальцем в лицо Ганна, - своего отца. Тут виноват ты один, и ... а ну ТИХО!!!
Попытка врезать Лестеру успехом не увенчалась, как не дали ему и права голоса. Уилл ухватил его за вторую руку и больно ее сжав ее, встряхнул мальчика.
- Не провоцируй меня, сынок. - Мужчина долго смотрит в лицо сына своего руководителя, и медленно опускает обе его руки. Не убежит. Скорости не хватит. - Мы не взрывали этот торговый центр, Иоганн. - Серьезный взгляд преследует обиженное мальчишеское лицо. - Ты бы на меня посмотрел, когда я с тобой разговариваю, м? - Он выжидающе смотрит на парня, он тот продолжает сверлить хмурым взглядом ботинки.
Да ладно. Черт с ним.
- Ладно. Ты можешь проводить нас к отцу? Наверное, пора его немного в чувства привести.
К удивлению Уилла, паренек тот час поднимает на него взгляд. Вот только взгляд ему не нравится. Да и слова тоже.
- Я понятия не имею, где он. - Рамлоу, выражение физиономии которого все еще оставалось крайней степени обиженным, бегает глазами по собеседнику, медленно осознавая всю тяжесть ситуации. - Я был уверен, что он с вами...
Повисла пауза. Лестер, явно шокированный такими известиями, отходит немного в сторону и обращается к Россу,
- Ты точно уверен, что его нет в полиции?
- Да шоколадно уверен, все камеры выведены мое всевидящее око. Воришки, насильники, бомжи, один трансвистит. Они даже взяли какого-то парня, причастного к событиям ЛА. Но Брока нет нигде.
- А ФБР ты проверил?
- ФБР, ЦРУ, Британцев, Ирландцев, Русских. Только Аль Каиду не смотрел. Глянуть?
- Нет, они не прошли бы мимо нас. А как дела с больницами?
- Ммм, утром все было сладенько.
Иоганн, явно взволнованный такими вопросами от Уильяма, и не слышащий голоса Росса, сделал пару шагов в сторону, дабы лучше видеть лицо мужчины, как вдруг кто-то крепко ухватил его за воротник и мометально оторвал от земли.
- Попался, крысеныш?! - Линч с силой приложил его об стену. Сквозь отборные эпитеты Лестера в адрес коллеги и трех этажный мат Линча на мальчишку, Иго с трудом различил речи, адресованные ему. Лицо Бэна было достаточно близко, и Рамлоу сделал первое, что пришло ему в голову - ухватив того за уши, пацан со всего размаха врезал ему лбом в переносицу, чувствуя, как кость под его головой смещается по заданной траектории. Хватка ослабла, и выскользнув из нее, пацаненок тот час дал деру.
Лестер хотел было броситься за ним, но вынужден был останавливать напарника, явно намеревавшегося убить парня. Повалив того на землю и вдавив в асфальт, Уилл сквозь зубы прошипел:
- Больной ты ублюдок!!! Нахера ты его спугнул?!?!
Линч что-то хрипел в землю, но Лес его не слушал.
- Джон! Следи за мелким! Тут явно что-то неладно. Не хватало и его потерять из виду.
Мчавшийся на всех порах Иоганн даже не успел сообразить, что произошло дальше. Он пробегал по тротуару, как вдруг у одной из припаркованных  вдоль дороги машин резко открылась дверь. В следующую секунду, на полной скорости мальчишка впечатывается в нее, приложившись об объект всей массой. От удара Рамлоу тот час упал на землю и провалился в черноту.

+1

10

В целом Брок был готов ко многому. Он за свою жизнь успел подпортить кровь порядочному количеству людей, и чья-то месть оставалась лишь делом времени. Похоже, сейчас его грозило настичь возмездие.
Лязгнул тяжелый засов и отворилась дверь. [float=left]http://s018.radikal.ru/i525/1608/ec/1d351e043919.gif[/float]
Рамлоу почти что пришел в себя. И лишь пульсирующая боль в затылке давала ему понимание того, что он вряд ли вывезет пятерых вошедших прямо сейчас. Возможно – чуть позже, когда его перестанет мутить. Раз не убили сразу – значит собираются держать долго. И у него будет время прийти в себя.
- Здравствуй, Брок, - хищно скалясь, в круг тошнотного желтого света от низковаттной лампочки выходит рослый мужик. Его лицо перекошено от шрамов и ожогов и Рамлоу, как бы ни хотел, не может узнать. Да и смотреть не очень хочется.
Рамлоу молчит и ждет. Ждет, когда игнорирование заставит похитителя представиться. Они все такие. Если не убивают сразу – значит им что-то нужно. Раз им что-то нужно – они будут пытаться это получить. Если нужно не от самого Брока – то заходить к нему не было никакого смысла. А вот если конечной целью и был Рамлоу… что ж. Тщеславие и гордыня вынудят их все рассказать. И, может, чуточку больше, чем все.
- Не помнишь значит, да? – с притворной тоской в голосе спрашивает мужик.
- Ты Кеннеди, чтоб тебя помнить? – усмехается Рамлоу, приоткрывая один глаз и оценивающим взглядом окидывая фигуру вошедшего.
- Капитан Эдвард Янг, - представляется он.
Хреново. Раз представился, значит отпускать живым не собирается.
- Идите вы нахуй, капитан, - лениво отвечает Рамлоу. Но он его вспомнил. Даже не столько по имени, сколько по интонациям голоса. Они были у него глубокие, бархатистые, почти певческие.
Когда Брок работал в Щ.И.Т.е – это был один из его сослуживцев. Обслуживал хэлликериеры, на которых, собственно, и стоял проект «Озарение». Вообще – он должен был погибнуть, когда корабли упали. Но не погиб и теперь Кроссбоунсу стали ясны причины его нахождения здесь.
Простая, банальная и сладкая месть. Что ж. Ну пусть попробуют.
- Как был уродом, так им и остался, - выдает глубокомысленное замечание Янг, - что ж ты за гнида-то такая?
- Ну набери полный рот говна и плюнь мне в рожу, - усмехается Брок, переводя мрачный взгляд на капитана.
Ну почему постоянно капитаны? [float=right]http://s019.radikal.ru/i610/1608/93/8e4373350a19.gif[/float]
Голова Эдварда странно дергается в сторону и Рамлоу замечает, как дрожит его веко и уголок губ. Твою мать. Он нарвался не просто на мстителей – на больных мстителей. Все это похоже на то, что его ждет жаркая фиеста вплоть до самой его смерти. Однако Брок продолжает просто сидеть, не показывания ни напряженности, ни неудовольствия, ни боли. И не из такого дерьма выплывали.
Двое мужчин входят в его камеру и вздергивают вверх, заставляя встать на ноги. Брок, игнорируя нарастающую дезориентацию от резкого подъема, успевает чуть отклониться назад, словно бы завалившись и со всей дури и задействуя массу проводит удар. Слышится хруст, мутным взглядом Брок видит кровь на лице одного из тюремщиков. Удар оказывается не совсем чистым и Рамлоу чувствует, как болью отзывается все вещество в его черепной коробке. Теперь он уже заваливается в бок достаточно реально. Рвотный спазм скручивает желудок, но тело отзывается лишь дискомфортом. Блевать определенно нечем.
А спустя секунду его настигает приклад. Куда-то в висок, он даже не успевает ощутить всего спектра эмоций, как падает на металлический пол.
- Давайте, перевяжите его, чтоб было удобнее, - небрежно отмахивается от своих подчиненных Янг.[float=left]http://s017.radikal.ru/i436/1608/34/3f066c819a68.gif[/float]
В чувство его приводит мощная струя холодной, практически ледяной воды из бранспойта. Брок хватает ртом воздух, окидывая взглядом все помещение и стараясь максимально четко оценить ситуацию.
Плечи горят огнем, а пальцы ног не достают до пола буквально пары сантиметров.
«Вы бы хоть вешать правильно научились», - с нескрываемым презрением думает Брок, понимая, что плечевые суставы у него в полном порядке и находятся там, где им и положено быть.
Практически сразу, пока он не успевает додумать очередную гневную мысль, его настигает удар. Но это еще даже не больно. Рамлоу изгибает бровь и старается чуть повернуться, чтобы просто посмотреть в лицо человеку, который решил, что это – сильно.
Спустя какое-то время чьи-то слабые кулаки сменяет полая металлическая труба и вот тут-то Рамлоу ощущает, что это был удар. Не самый лучший, он получал и сильнее, но это он почувствовал.
Как и серию следующих, не менее ощутимых ударов.
Пока-пока, почки.
Когда кому-то надоедает колошматить висящую тушку Рамлоу, вокруг него начинают ходить. Проповедовать какие-то морали, общемировые ценности и отчитывают, как младшеклассника. Потом это все срывается в неразборчивые вопли, но Брок не реагирует. Да на кой хрен вообще реагировать на этих больных ублюдков?
Профайлером Рамлоу не был, но тут особых знаний по психологии и не нужно. Подготовленный по-минимому медик примерно знает, куда нанести 40 ножевых ранений, чтобы жертва не умерла. А у маньяков с такой подготовкой вообще дела обстоят неплохо. Тем более, когда маньяки эти – выходцы из Щ.И.Т.а. Ну кто ж мог знать, что после падения хэлликериеров они поедут крышей? Сильнейшее нервное потрясение, потеря работы, смерть близких – вот она, святая троица катализаторов большинства психических отклонений, связанных с садизмом и насилием.
Брок чувствует, как короткое, острое лезвие вонзается ему в брюхо и рычит от боли, пытаясь дернуться вперед, подтянуться на руках. В конечном итоге выбивает еще парочке солдат зубы пяткой.
Слышит выстрел и через миг чувствует, как острая, горячая игла пули вонзается в его бедро. Даже не близко с артерией. Убивать сразу и быстро его тоже не хотят. Радоваться ли этому?
Затекла у него каждая мышца. Да и болело все просто ужасно. Оголенные провода на запястьях и провода заземления на лодыжках. Видать, у кого-то все-таки есть яйца и кто-то знает вещь или две о пытках. В целом Брок даже одобрял такой подход. Еще б такие глубокие познания на нем не применялись – было бы вообще прелестно.
Из-за того, как часто Брок терял сознание(или его вынуждали его терять) отследить прошедшее время он не мог. Но, по назревшим и расцветшим синякам по всему телу, а также по начинающим загнивать ожогам понял – прошло дня три-четыре.
Голова болела постоянно и Брок понимал, что времени на то, чтобы сбежать у него все меньше. Его перманентно мутило, а слабость от обезвоживания и голода нарастала все сильнее. Еще пара дней и он отсюда вообще никогда не уйдет.
С цепей его сняли в тот момент, когда он начал задыхаться. Сил держать тело вертикально уже не осталось.
«Сейчас отосплюсь и устрою им третью мировую», - думает Брок.
Где-то опять лязгнул засов. Кто-то кого-то втолкнул в клетку рядом. Но Рамлоу и ухом не повел. Запас энергии, которую он не расходовал ни на перебранки, ни на бессмысленное сопротивление был еще при нем. Теперь осталось проспаться и, еще работающими руками, свернуть шеи всем, кто находится на этом корабле.

+1

11

[NIC]Johann Rumlow[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/11022449.gif[/AVA]

Металлический привкус во рту, затхлый запах ударивший в нос, холодный пол, которого коснулось его лицо. Веки Рамлоу подрагивали под повязкой, оповещая о готовности парня придти в сознание. У него страшно раскалывалась голова, болела грудина, и его мутило. Типичные признаки сотрясения мозга, смешанные с переломом ребер. Да, не самая лучшая кондинция для внезапных приключений, начавшихся с похищения.
На его глазах туго затянут кусок ткани, который не позволяет безболезненно открыть веки. Руки крепко связаны за спиной, и он лежит на боку, вдыхая пыль с холодного пола. Мир не торопится принимать реальные очертания и давать мозгу ясно обрести сознание.
Он лежит так, пока кто-то за его спиной высвобождает лязгающие звуки, происхождение которых Ганну не извеснто.
Медленно, минута за минутой, его сознание возвращается к нему, но Рамлоу весьма мудро делает вид, что он все еще в отключке.
Кто-то грохнул металлической дверью, раздался лязг ключей в замке, шаги, и через несколько мгновений, крохотный источник света пропал одновременно в сопровождении оглушительного грохота захлопнувшегося железного люка.
Едва слышно дыша, Иоганн аккуратно садится на полу, и активно работая мимикой, пытается хоть немного сдвинуть повязку с глаз. Черта с два. Он со всей силы напрягает руки, пыхтя, и стараясь разорвать хомут на запястьях. Но хрен бы там. Ничего не получается.
- Ну что за хуйня. - Шепчет он тихо, опасаясь, что рядом могут быть хищники, или что угодно еще. Кто знает, к каким извращенцам он попался в руки.
Брок пытается провалиться поглубже в сон, но осторожная возня рядом этому никак не способствует.
- Завязывай, блять, копошиться, - хрипло выдыхает он, стараясь не реагировать на назойливые звуки и не обращать внимания на боль, которая ломит все тело. Ему сейчас отчаянно важно проспаться, чтобы хоть на какой-то промежуток времени его перестало тошнить.
Прозвучавший в кромешной темноте голос обливает Иоганна ледяным ужасом. Он резко вскидывает подбородок, силясь разглядеть через повязку хоть что-то, даже не смотря на черноту. Его губы безвольно открываются и смыкаются несколько раз. Рамлоу узнал этот голос. Слишком хриплый сейчас и немного картавящий по неизвестным парню причинам. Он бы узнал его среди сотни других - настолько въелся он в подкорку от событий недельной давности.
- Отец? - Наконец, с ужасом произносит Ганн.
Брок распахивает глаза и в полутьме пытается осознать, что сейчас происходит. Ему точно не померещилось? Это не выкрутасы мозга?
- Ганн? - он больше удивлен, чем верит. Это вот вообще не может быть правдой? Ну откуда тут взяться его сыну?
Кроссбоунс перекатывается на другой бок, сдавленно простонав и, фокусируя взгляд, рассматривает фигуру в соседней клетке. А потом он все равно узнает его. И, блять, да. Это его сын.
Несколько долгих, как очередь в поликлинике, секунд мальчишка надеется, что он ослышался. Что ему показалось, причудилось. Что у него просто параноидальное расстройство, смешанное со страхом преследования и чувством вины. Он отчаянно надеется, что там, в темноте, перед ним сидит, стоит, лежит, срет кто угодно, пусть даже Линч, но только не отец...
Но нет. Собственное имя, прорезает слух словно тупое лезвие, вынуждая морщиться от боли. Проклятие! Господи, да за что же это все?!
Он недовольно и даже немного отчаянно мычит, подтягивая к себе колени. Ситуация явно не пахнет ничем хорошим. Вряд ли кто-то притащил их сюда, чтобы просто попугать и заставить помириться. И пусть эта надежда немного треплется внутри, мозгом Рамлоу все понимает.
- Пиздец, - только и может выговорить он.
- Без паники, - ровным голосом говорит Рамлоу, - без самодеятельности.
Весь его план сложился, как карточный домик. Просто так теперь не пробиться к выходу. Он теперь вообще не знает, как именно поступить. Все это больше напоминает дешевый сериал, чем реальность.
- Ты в порядке? Цел?
Важная информация для любого плана. Если мальчишка может передвигаться сам - это облегчает ему жизнь. Вопрос лишь в том, может ли сам передвигаться Брок? Именно это он и проверяет, аккуратно перекатываясь на спину и садясь.
Тошнота подкатывает к горлу и Рамлоу сплевывает на пол желчь и кровь. Ничего. Просто нужно привыкнуть.
- О, правда? - А паника уже около горла. Душит, сковывает легкие, заставляет дрожать губы. Мальчишка всячески пытается взять себя в руки, и через несколько минут ему это удается.
Кажется.
В порядке ли он. В другой ситуации Иоганн бросился бы на него с кулаками, чтобы весьма красноречиво объяснить и показать, насколько он в порядке.
Пацан нервно заржал.
- Ты сломал мне три ребра, и нос. - В его голосе отчетливо слышалось нервное перевозбуждение, смешанное из усталости и страха. - И я не знаю, что происходило со мной перед тем, как они притащили меня сюда, а в остальном - да, я очень даже в порядке.
- Ганн, не истери, - предостерегает его отец, - мы выберемся.
Всего три ребра и нос? У Кроссбоунса аж от сердца отлегло.
- Я не хотел, - тихо говорит он.
Постепенно вертикальное положение не причиняет дискомфорта и Рамлоу оглядывается. В помещении ничего не изменилось. Слабый свет, лампочка, раскачивающаяся на проводе. Вдоль стены - трубы. Ни иллюминаторов, ни намека на второй выход. Только тяжелая металлическая дверь перед клетками.
Брок понимает, что руки его скованны наручниками, которые плотно обхватывают запястья широкими металлическими кольцами. И от их сочленения вниз идет достаточно толстая металлическая цепь. Кроссбоунс на пробу напрягается, тянет ее, внимательно следя за напряжением. Нет, слабых звеньев нет. Как дерьмово-то.
- А то что, м? Сломаешь мне еще что-нибудь? - Он с остервенением начинает тереть плечом лицо, стараясь стянуть повязку с глаз хотя бы немного.  - Не ври мне, что ты не хотел. Ты наслаждался этим, я видел! Я запомню это! И поверь мне, - какой-то остаток трезвого сознания заставляет Рамлоу прикусить язык и недовольно брыкнуть ногами пол. Черт возьми. На кой черт он вообще решил сегодня вернуться на эту парковку? Дал же себе слово, в одном месте два раза не ночевать. Долбаный идиот!
Через какое-то время, истерический приступ немного отпускает.
- Думаю, тебя не стоит спрашивать о твоем состоянии, да? Ты эти дни не текилу хлестал, похоже. - Его голос стал намного спокойнее. Где-то внутри паренек смирился с ситуацией, которую не мог изменить, и ненависть немного отступила.
- Я не хотел! - срывается на хриплый крик Кроссбоунс, - прости меня, блять! Я не хотел этого.
Что ж. Конструктивный диалог не клеится. Значит пора с разговорами вообще завязывать. Брок оглядывает свое тело, перепачканное грязью, кровью, ржавчиной. Дотрагивается до круглой раны в бедре. Пуля все еще под кожей и Брок даже не думает ее оттуда вытаскивать. Потом, явно не здесь.
- Я в норме, - сухо отвечает Рамлоу, - бывало и хуже.
Только в моменты, когда ему бывало хуже - он уже находился в лазарете под капельницами. А не хрен пойми где, качаясь на волнах в ржавой клетке.
- Тебя заносили в сознании? Или ты очнулся уже здесь?
- Ну, - он вертит головой, силясь вспомнить что происходило пять минут назад, но ни капли важного в голову не приходит. Все, что он помнит, это как долго трясся в машине, потом его снова отрубили, вдарив по голове, а потом как волоком тащили сюда. Ноги, пол. Повороты. Не больше. - Это очень сложно назвать полезной информацией, но... Они везли меня в машине. Какой-то фургон. То, что я помню - шум воды доносился долго, и кажется, мы ехали, оставляя воду слева. Эмм.. - он облизывает губы, шарит языком в зубах, - я попытался сесть там, но они снова вырубили меня. Очнулся я, когда они тащили меня по коридорам, но я толком ничего не видел. Только пол да ноги.
- Постарайся максимально четко вспомнить все повороты, - просит Брок, - возможно, тебя проволакивали мимо караульных. Ты мог слышать их смех, разговоры, дыхание. Думая, что ты без сознания, кто-то мог сболтнуть лишнего.
Подсознание человека способно запомнить намного больше информации, чем сознание. И, если сосредоточиться на ощущениях, на запахах и звуках вокруг - он совершенно точно может вспомнить еще несколько деталей, одна из которых может быть существенной.
Брок осторожно встает на ноги. Расправляет затекшие плечи. Возможно, все не так страшно и он вполне способен передвигаться самостоятельно.
Он оглядывает пол в камере в поисках чего-то, что может ему помочь. Порою интересное применение можно найти самым разнообразным вещам.
После случая в коридоре, где были расположены их апартаменты, у Рамлоу-младшего иногда случались приступы панической атаки. Обычно, они не имели под сабой никакой четкой закономерности, возникая по разному поводу - будь то серьезному, или какой-нибудь ерунде, типа врезавшейся в окно мухи. Психологи, к которым Брок определил мальчишку, пытались разобраться с этой проблемой, но случившееся вынудило парнишку замкнуться в себе, и потому, за прошедший год, прогресса в данной области особо не наблюдалось.
Он прерывисто и часто дышит, весь мокрый от ледяного липкого пота.
- Нет, - Рамлоу трясет головой. Он пытается вспомнить, что происходило пять минут назад, но все голоса в голове были похожи лишь на непонятный шум. Словно зажеванная пластинка. - Я не могу! - Он шмыгает носом и тихо рычит. - Не могу, нет!
- Хэй! - Брок обеспокоенно реагирует на перемену настроения и интонаций, - дыши. Глубоко и спокойно. Ганн, просто дыши.
Брок проверяет длину цепи и доходит до края клетки. Он не может просунуть руку внутрь, но если Ганн вожмется затылком в прутья - Кроссбоунс сможет попробовать развязать узлы повязки.
- Ползи сюда, я помогу, - ровным голосом говорит Брок. Хотя, наверное, это не самая лучшая идея из тех, которые его озаряли. Вряд ли вид избитого, израненного и скованного отца воодушевит парня.
- Нет, - как заведенный повторяет Рамлоу, истерично мотая головой, и дрожа как в лихорадке. Мысли суматошно бегают, мышцы сводят секундные приступы конвульсии, а по скрипу зубов можно догадаться, что Ганн не может свободно управлять челюстями. 
Какие-то капли адекватного сознания цепляются за звук брякающей цепи. Если есть цепь, значит Рамлоу прикован, значит он не сможет просто встать и уйти. Раз он прикован так долго, значит он не смог придумать способа от нее избавиться за все это время. Значит сам он уйти не сможет.
Нужно взять себя в руки. Нужно срочно взять себя в руки, или они отсюда точно не выберутся. Иоганн не сможет убежать без помощи отца - он не солдат, а отцу для побега нужно освободиться...
Он переключает внимание на голос Брока, и прерывисто выдыхая, наконец, коротко кивает головой. Двигаться вслепую было неудобно,  учитывая, что Юхан находился в полной темноте, и понятия не имел, что вокруг него. Но все-таки, он справился.
Немеющие пальцы аккуратно сжали полозья клетки, убеждаясь, что по той не пущен ток, и только после этого мальчик медленно прислонился к ней спиной, придвигая затылок как можно ближе.

+1

12

- Все нормально, Ганн, - спокойно повторяет Брок, - все нормально. Выбирались из разного дерьма - здесь нет ничего страшного. Мы справимся.
Когда мальчишка подползает к решетке, Кроссбоунс онемевшими пальцами пытается развязать тугой узел повязки. Получается это паршиво. Края наручников сдирают с его обожжённых запястьев засохшую корку и по пальцам вновь начинает стекать кровь.
- Попробую зубами, - хмыкает он, предупреждая парнишку.
Наклонившись к макушке сына, Рамлоу подцепляет зубами край повязки и с силой сжимает челюсти. Ткань трещит и поддается. Он медленно распрямляется, стараясь не делать резких движений. И дорывает повязку уже руками.
Видок у него, прямо скажем, не лучший. Из одежды на нем остались только трусы. Все остальное рваными тряпками валялось где угодно по периметру клетки. Но коже расцветали синяки и кровоподтеки. Были видны ожоги. Длинные, но неглубокие порезы на животе. Дырка от пули в бедре.
Мальчишка где-то с пол минуты продолжал сидеть с Броку спиной. Его, привыкшие к темноте глаза, даже на полумрак отреагировали острой болью. Он несколько раз сморгнул, чувствуя, как от раздражения по коже потекли пара слез, и сначала хотел утереть их плечом, но потом понял, что ему насрать. Выдохнув, он аккуратно отстранился от решетки и повернулся к ней лицом, встречаясь взглядом с...
Он открыл рот, чтобы произнести какое-то ругательство, но даже слова нужного подобрать не смог. Взгляд зелено-карих глаз бегал по телу Рамлоу-старшего, а сознание отказывалось верить. Как такое вообще возможно? Как? Он же, черт возьми, не просто какой-то там борец или полицейский. Он же... Он же... [float=left]http://s019.radikal.ru/i637/1608/07/cb19dfd62d8a.jpg[/float]
Иоганн закрыл глаза и сглотнул. К горлу снова подступала истерика. Это не то, что он ожидал увидеть. Совсем не то!
- Что, - его голос сорвался, и потребовалась пара минут, чтобы пацан смог продолжить, - что они с тобой сделали?
Растерянность и непонимание отразились на лице его сына и Брок невесело усмехнулся:
- А теперь слушай меня внимательно, - серьезно и тихо произнес он, - дело мы имеем не просто с какими-то упырями. Половина здесь - поехавшие мозгом. Примерно, как Робби. Только у них психоз массовый. Есть у меня несколько догадок почему, но времени на это нет. Зубы не показывай. Смотри по возможности в пол. Не ори. Я не знаю, нахрена они притащили тебя, но сдается мне не просто так. Если ты их боишься - они тебя, скорее всего, почти не тронут. Потому что тем, с кем я уже здесь встречался, страх нравится. Ганн, никакой самодеятельности, ладно? - Рамлоу чуть наклоняет голову, смотря на сына, - с психами дело иметь опасно. Хрен проссышь, что им взбредет в голову.
Брок замолкает и вслушивается в происходящее за дверьми.
- Ползи в другую часть клетки, - тихо говорит он, - и что бы ни случилось - на меня даже не реагируй. Как только они увидят, что тобою можно управлять - нам обоим наступит пиздец.
Засов отворяется и внутрь помещения входят несколько мужчин вместе с Янгом. Брок встречает их у дверей своей камеры и, замечая знакомое лицо с опухшим носом и пластырем, едко усмехается:
- А у других ребят как зубы?
- Ничего, - спокойно отвечает ему Янг, почти нежно улыбаясь. - У нас прекрасные врачи, и очень хороший донор. - Он медленно отводит взгляд от Брока и оборачивается на мальчишку, забившегося в угол. Тот, как и было велено, таращился в пол, и старался делать вид, что происходящее его не касается.
- Только пару лет как поменялись, - мужчина втягивает воздух носом, - чистенькие.
Справа слышится сдавленный смешок. Иоганн, как бы не претендовал он сейчас на тугоухость, отлично слышит каждое слово, и без особой радости понимает, что речь, скорее всего, ведется о нем. Блеск! Просто блеск! Отлично!
Он поджимает губы и крепко стискивает челюсти. - "Они блефуют," - старается внушить себе пацан, и едва заметно кивает головой собственным мыслям. - "Они стараются нас запугать. Запугать отца. Им наверняка что-то от него нужно."
Рамлоу сохраняет мнимое спокойствие, распрямив плечи и не моргая смотря на вошедших. Он даже не отреагировал на взгляд Янга в сторону парнишки. Но этот взгляд он знал. И не сулил он нихрена хорошего.
Робби порою глядел на своих жертв так же. С трепетным обожанием. Это был примерно тот момент, когда Линча нужно было приводить в сознание и оттаскивать - иначе он срывался. Притом срывался так, что тошнота подступала к горлу даже у отряда.
Теперь нужно было пройтись верно. Пройтись по этому тонкому канату над пропастью, возвращая все внимание собственной персоне. Вынуждая Янга вновь ненавидеть именно его. Чтобы он и думать забыл про мальчишку.
- Слушай, Эдди, я тут все пытался вспомнить, - криво улыбается Рамлоу, - как звали того мудака, который бегал за тобой хвостом по всему кораблю? Бобби? Не знаешь, он сдох, когда хэлликериеры упали?
- Бобби? - с улыбкой в голосе произносит человек, - Бобби-Бобби-Боббби, сладостный котик! - он медленно поворачивает голову к Броку и улыбается его дерзости. Он не дурак, совсем не дурак. Он отлично понимает, что задумал бывший предводитель отряда Страйк. Да уж.
- Ты можешь спросить его сам, ам? - он прикусывает губу, практически смеясь, и снова поворачивается к подростку. - Он ему понравится. - Янг скрипнул зубами, - такой маленький невинный котеночек.
Звучавший голос был почти даже ласковым, если б только не отдавал безумием. Названный котеночком мальчишка, сильнее сжал кулаки и раздул ноздри - ему было оскорбительно и мерзко одновременно. То они ему зубы угрожают вырвать, то котеночком называют. Что вообще они собираются с ним делать на самом деле?
Аккуратно, Рамлоу-младший поднимает взгляд и задерживает его на небольшой луже в клетке у Брока, стараясь поймать взгляд оного в отражении.
Главное только, не думать, что это за жидкость эту лужу образовала.
Рамлоу едва сдерживает порыв броситься вперед. Если бы не прутья клетки и не цепь - он бы давно уже так и сделал. Даже наметил удобное для удара место. Чуть выше кадыка, как раз там, где артерия.
Он проводит языком по кромке верхнего ряда зубов, словно проверяя насколько они затупились. Все-таки Брок уже старый пес, а у них, как известно...
- Так вот в чем дело, - елейно усмехается он, - вот почему Фьюри собирался тебя сдать ФБРовцам...
Янг знал - незадолго до того, как распался Щ.И.Т. - он стал фигурантом внутреннего расследования. При том достаточно странного: никто о нем не распространялся, никто особо не знал, в чем дело, но на ковер Эдди вызывали исправно и ходил он смурнее тучи.
Взгляд подцепить не удалось, и Иоганн не мигая уставился на собственные кроссовки. Сколько времени он сможет так просидеть, прикидываясь слабоумным?  Что случится быстрее? Он сорвется на кого-то из мужиков, попытавшись укусить за жопу? У него случится очередной приступ панической атаки? Или он просто сойдет с ума, копошась в собственных мыслях?
Сидеть и молчать был явно не выход. Рамлоу не понимал, что задумал его отец, но что бы не задумал, похоже, работало это херово.
Он аккуратно поднимает подбородок, в тот момент, когда голова Янга снова поворачивается к пленнику постарше, и внимательно осматривает клетку. Ничего, что могло бы помочь ему вылезти или освободиться, только если он сможет дотянуться до кобуры ближайшего к нему из захватчиков... то может быть. Но как он будет стрелять спиной? Как успеет передать отцу оружие?
Надо освободить руки. Надо!
Иоганн снова попытался потянуть руки в разные стороны. Нет. Слишком туго... придется по-другому.
- И он бы сделал это, если бы ты не подсуетился. Хаамммм. - Янг страшно напоминал парню того психа из "Скайфола", вышедшего с десяток лет назад. Внешность, поведение. Интересно, они кончат так же плохо, Ма?
- Знаешь, а я должен быть тебе благодарен, пупсик, - он подошел чуть ближе к клетке с Рамлоу, однако оставался достаточно отстранен, чтобы солдат не смог дотянуться. - Ты позволишь исполнить мне сразу несколько заветных желаний в один час... И твой, - он медленно, делая на этом акцент, облизал губы - пупсик поможет нам в этом. Я обещаю, ему страшно понравится.
Волчий взгляд Рамлоу проигнорировать было нельзя. Но он молчал, даже не дернувшись в сторону сына. Стоит только показать, как все, чего Брок боится – исполнится. А Брок боялся. Он до нервной дрожи, колотившей его отбитые внутренности, боялся того, что задумал Эдди. Потому, что знал. Он практически сразу это понял, но теперь желания больного ублюдка были настолько очевидны, что не придавать им значения было невозможно.
- А ты уверен, что котеночек настолько уж невинный? – угол рта приподнимается в самодовольной усмешке. Брок – объект его ненависти. Брок – объект его садизма. То, что Брок был отцом Ганна – только подогревало маниакальное безумие и желание причинять боль им обоим.
Но сочувствие к такому же, как он сам могло сыграть им на руку. Нужно только заставить Эдди увидеть в Иоганне такую же жертву Рамлоу, как и он сам. Возможно, если правильно надавить, в Янге проснутся сочувствие. И он захочет получить Иоганна в союзники, а не в объект издевательств. Вопрос оставался в другом: подыграет ли ему Ганн? Сумеет ли понять, что именно задумал отец? Не исключено, что Эдди захочет проверить, насколько сынишка ненавидит своего родителя и вложит ему в руки нож. Или пистолет. Или просто заставит смотреть.
[float=right]http://s019.radikal.ru/i605/1608/9b/8e3deb1b4cda.gif[/float]
Что такое «кошка» Брок знал. Хотя и никогда ее не применял. Не было у него такой необходимости ни разу в жизни. И, смотря на Янга, он понимает, что тот в свое время слишком интересовался средневековьем и инквизицией.
То, что будет больно – Рамлоу знал. Но то, что будет настолько – даже не предполагал. Он стискивает зубы, напрягается всем телом и сжимает цепь так, что сжирает кожу на ладонях. Металлические шипы на концах девятихвостки впиваются в плоть, оставляя узкие полосы с углублениями на концах. Кровь начинает стекать из ран, щекоча кожу, покрывшуюся испариной.
«Блядство», - эта мысль тонет во вспышке второго удара.
Через пару минут его плечи и спина полностью покрыты блестящей в тусклом свете лампы кровью. Брок выплевывает к ногам кусок отколовшегося зуба. Дышит часто, тяжело – ему кажется, что воздуха не хватает и в глазах темнеет с завидной периодичностью.
Что ж. Может быть, если он отключится – у них появится немного дополнительного времени. Не интересно пытать кого-то, когда он в отключке. Да и Ганна скорее всего не тронут, пока Рамлоу в бессознанке. Потому, что Янг определенно понимает, что получит полный спектр удовольствия только в том случае, если Брок будет смотреть.
Счесывая о пластмассу кожу, точнее - практически срезая ею верхнюю ее часть, Иоганн настойчиво продолжает пытаться выкрутить запястья из тугой стяжки. Получается крайне хреново, но даже не смотря на отупевающую боль в кистях, паренек не сдается. Если он потеряет кисти и останется инвалидом, но при этом выживет и выберется отсюда - это конечно отвратительно, и мысли о подобном раскладе подгоняли к горлу ком, но это было все равно лучше, чем умереть тут, в руках у кучки сорвавшихся психопатов.
Когда в поле зрения появляется девятихвостка, у пацана непроизвольно немеют губы, а пищевод наполняется льдом. Без разницы, по чью она душу - это будет ужасное, страшное, невероятно чудовищно жестокое кровавое зрелище... Где-то в душе, паренек надеется, что смотреть будет Брок. Тогда на долю парня выпадет лишь немного повизжать, - молча он такое не вытерпит, сомнений не было, - прежде чем снова провалиться в забвение.
Он активнее начинает выкручивать руки, чувствуя улучшающееся скольжение - кровь из порезов активно заливает запястья. Но дырка все равно слишком узкая.
Удары похожи не то на щелчки, не то на шлепки. - "Ну почему я не потерпел до утра?!?!" - проскакивает в голове мысль. Ладно. Это расплата им обоим, и они встретят ее достойно.
Встретят же?
Адская боль в руках, и наконец то, свобода.
Неожиданно для всех Рамлоу подрывается с места, и невообразимо ловким движением хватает и впечатывает ближайшего из мужиков в решетку, с притягивая того за уши с такой силой, что одно из ушей не выдерживает и начинает отрываться.

- Да ты посмотри, какой отчаянный, - чуть задыхаясь от удивления говорит Янг, отвлекаясь от Брока.
А у того есть лишь одно желание: придушить парнишку сейчас, чтоб не мучился. Потому что сам Рамлоу на грани потери сознания от боли. По его губам стекает кровь из десен и слюна. И вот в данный момент времени он совершенно бесполезен.
- Не научил ты его вовремя стартовать, да? – усмехается Эдди, издалека наблюдая за всем происходящим.
Да, конечно, выступил Ганн крайне не вовремя.  Черт возьми, да он же все еще в клетке. Ну на что он рассчитывал, а?
Крик охранника режет по ушам и Рамлоу заторможено морщится., разлепляя веки, слипшиеся от соли и пота. Крик переходит в задушенный душераздирающий вопль. Оторвал. Черт возьми, Ганн оторвал кому-то ухо. Будь у Брока больше сил, он бы непременно выдал что-то из разряда: «Мой мальчик. Мои гены». Но оставшиеся силы уходят в рывок вперед. Он обвивает ногами шею ближайшего зазевавшегося солдата и с ненавистным гневом стискивает его бедрами.
Пулевое ранение вновь начинает кровотичить, кровь сильнее бежит по спине, капая на пол, но Рамлоу это не останавливает. Он его задушит. [float=left]http://s017.radikal.ru/i417/1608/01/b943a3cc2491.gif[/float]
Вздрогнуть заставляет короткое лезвие, вошедшее в пресс. Эта боль приходит не сразу, на общем фоне она почти не ощущается – его спина горит огнем и пульсирует, на брюхо ему сейчас наплевать.
Вырубить прикладом его не могут – он висит чуть выше, чем все вокруг и делать это крайне неудобно. Точно так же, как и не могут убить. Поэтому Янг и его солдаты молча наблюдают за тем, как задыхается и синеет их сослуживец.
Сила, помогавшая ему удерживаться в захвате с хрустом исчезла, и Ганн упал на пол, сжимая в пальцах левой руки ухо вместе с частью кожи лица. Охранник падает, как мешок с говном. Из его головы фонтаном брызжет кровь, заливая пол.
Шок застилает Иоганну сознание, оставляя его дезориентированным на некоторое время, которого оказывается достаточно, чтобы в его клетку ворвался один из мужчин, и, схватив за волосы, оторвал от земли.
Рамлоу истошно заорал от боли, чувствуя, как кожа на голове вот-вот оторвется.
- Мой сладенький, - слышит он шепот рядом с собой, и его, опустив на ноги, перегибают через стол, разводя руки в разные стороны с такой силой, чтобы у пацана даже мысли не возникло брыкаться, иначе он попросту вырвет себе суставы.
- Я хотел сделать это в более романтичной обстановке, Брок, - Янг оборачивается на нескольких входящих в трюм новых лиц, - но твой малыш не оставляет мне выбора, - Эдди медленно красноречиво облизывает зубы, - уж прости, дорогой.

+1

13

[NIC]Johann Rumlow[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/11022449.gif[/AVA]

Сука, только попробуй, - рычит Рамлоу, - только, блять, посмей.
Весь, и без того не самый стопроцентный план разваливается к хуям.  Горячая дрожащая волна ужаса выплескивается в грудь словно бы из ниоткуда и Брок чувствует, что ему становится  ниебически жарко. Как будто кто-то установил внутри него ядерный реактор и еще немного, совсем чуть-чуть, и у него начнет плавится кожа.  На мгновение осознание пробивает его до самых пят, и он даже чуть ослабляет хватку. Хотя, солдату это уже не поможет. Он безвольной куклой повисает на ногах Брока и тот сдавленно шипит: увеличившийся вес заставляет наручники сильнее впиться в обожжённую кожу. 
Но Эдди не обращает на рык Брока никакого внимания. Он лишь мягко  оглаживает спину парня вдоль позвоночника, оставляя влажную от пота ладонь между лопаток парнишки.
Это было омерзительное ощущение. Настолько омерзительное, что Рамлоу тошнило, как при отравлении. Все внутренности пытались вылезти наружу, а ведь все худшее еще было впереди.
- Снимите остальное, - небрежно приказывает он своим людям, и те, вдавив парня в стол с такой силой, что дышать стало крайне затруднительно, начали срывать с него остатки одежды.
- Знаешь, Брок. - Эдди вдруг поменял траекторию своего движения, и поднял взгляд на бывшего товарища, - в файлах, которые нарыл Фьюри, была не вся информация. - Он меланхолично улыбнулся, и несколько раз припадочно кивнув головой, легким движением руки велел одному из солдат приступать. - Пока им не больно, это не так сексуально, да? - Он смотрит за глазами Рамлоу, и чувствует, как по венам разливается оргазмы самодовольства. Дааа. Это будет ночь страданий. Ему даже пришла в голову оставить Брока живым, предварительно поотрезав ему все, что свисает ниже, чем на семь сантиметров. Оставить его жить с пережитым... Это была бы сладостная месть.  [float=right]http://66.media.tumblr.com/361de5a9c17aab10ab064fbfc4021b47/tumblr_njedfvIgpG1qggrzoo6_r3_250.gif[/float]
А можно посадить него на цепь, как сабачонку, предварительно выбив все зубы и укоротив конечности. Пусть лижет ножки хозяину.
Руки Иго крепко привязывают к ножкам стола, как и ноги. Он, как может, старается не подавать виду, что ему страшно, хотя по лицу, вместе с потом, стекают немые слезы.
- Джонни, дорогой, ну не томи... - обращается Янг к рослому парню, и тот, сняв с крючка тонкую длинную трость, со всего размаха обрушивает ее поперек спины паренька.
У тот перемыкает дыхание. С неимаверной силой стискивая челюсти, Рамлоу давит головой в стол, пытаясь в него врасти. Из расеченой кожи тот час выступает кровь, и тонкими струйками стекает по спине. - Естественная смазка... -  пожимая плечами и маньячно скалясь, Эдди смотрит в лицо Брока. - А может мне ей не пользоваться? Как считаешь? Войдет насухую?
Воздух рассекает новый удар.
От гнева темнеет в глазах. Только злость оставляет его в сознании. И адреналин. Он бьется в венах и кажется, почти заменяет собою кровь. Его невообразимо много, и он захлестывает с головой, вынуждая Рамлоу к отчаянным и бесполезным попыткам освободиться. Ни разу в жизни, никогда вообще ему не было так страшно, как сейчас. Он осознает, что ничерта не может и это убивает его. Все самолюбие и гордыню убивает одна эта ситуация.
Брок ощущает себя бесполезной тушей, висящей на крюках в морозильнике.
И хаотично соображает, а что же именно ему сделать.
Отсутствие криков и рыданий начинает напрягать Янга. Он не был к такому готов. Неужели этот сопляк крепче, чем кажется? Что же. Посмотрим, как ублюдкам Рамлоу понравится то, что ждет их дальше.
- Ну полно, полно! - Эдди, возвращает свое внимание младшему из пленников, и небрежным жестом велит верзиле отойти. Сочащаяся из ран кровь заставляет его собственную биться в висках тяжелым стуком. Психопад облизывает пересохшие губы и медленно подходит к мальчишке. Его руки касаются спины, пальцы пробегают по линии ран. Он с наслаждением смотрит на то, как морщится от боли ребенок, растирая по его спине кровь.
Мимолетный взгляд на Брока, и небольшая ремарка.
- Положите ему под грудь что-нибудь, он слишком низко. - Один из присутствовавших поднимает с пола небольшой металлический ящик, и поддернув веревки, которыми были привязаны руки пацана немного навер, просовывает его между грудью мальчика и столешницей, в то время, как другой из  военных держит пацана за волосы, не давая ему дергаться.
- Знаешь, Брок... - Мелодичным голосом комментирует Янг, расстегивая ширинку и пристраиваясь к мальчишке сзади. - Мы могли бы сделать это втроем. Ты, я и мальчик. - От переполняющего возбуждения его глаза затягивает мутной пеленой.
Одному лишь богу известно, как Рамлоу удавалось до сих пор не податься панике. Ему стоило неземных усилий не кричать, не рыдать, не звать на помощь. Его сковывал леденящий ужас, боль, и отчаяние, но он лишь тихо лежал, растянутый по этому проклятому столу, и всеми способами старался избегать взгляда отца. В какой-то момент, когда порка прекратилась, у Иоганна промелькнула надежда, что на этом от него отстанут, но дальнейшие события оборвали ее на корню. Чувствуя тепло постороннего тела сзади.
Страх его возбуждает. Нервная дрожь тела под ним – слаще стонов любой, даже самой развратной шлюхи. Один лишь страх способен вызвать в Янге тяжелую волну возбуждения. Она гонит по телу разгоряченную похотью кровь и от мыслей о том, как упоительно брать то, что тебе не принадлежит, как восхитительно брать что-то силой, тяжелеет член.
Мальчонка шумно втягивает носом воздух, и что есть силы сжимает ягодицы. За спиной раздается смешок.
- Ты не объяснял ему этого, да, Брокки-малыш? - Кровь пульсирует в паху в такт дикому сердцебиению. И хочется, чтобы этот ублюдок кричал. Хочется, чтобы умолял остановиться. Пронзительно визжал в каждом резком движении – ведь это и есть наслаждение. Тупо потеть над кем-то уже не интересно. Этого мало. И слушая чужие, едва похожие на сладостные, стоны, Эдди не отпускала мысль вызвать крики. И нет, не крики удовольствия, отнюдь. Он пальцами проезжается вдоль позвоночника мальчишки, собирая густеющую кровь. Нарочно задевает края лопнувших ран, поддевает ногтями кожу. Лишь бы он орал..
Но выродок Брока молчит, стиснув зубы. Ну нет, так нет. Есть масса иных способов и самые приятные еще впереди.
- Не объяснял, что так нельзя делать? - Едва ли не мурчит Эдди, - тебе лучше сказать это мальчику сейчас, пока мы не начали... нууу?
Рамлоу думал, что ему уже ничего не страшно. Оказывается, одного он не учел. Того, какой ужас может накрывать от осознания своего полного и тотального бессилия. Когда, вроде вот – всего пара метров и он может свернуть шею каждому козлу. Но эти пара метров остаются непреодолимыми. И он может только бесноваться в слепом отчаянии. Он мог спокойно наблюдать за любым видом пыток и так же спокойно пытать сам. И никогда бы не подумал, что ему будет страшно смотреть на что-либо. Что он будет испытывать несравнимый ни с чем ужас от осознания того, что происходит прямо сейчас и здесь и с чем он ничерта не может поделать. Он, подготовленный солдат и убийца, готов сдохнуть от осознания своей тотальной бесполезности в эту секунду.
Предложение Эдди бьет его под дых, но он успевает прикусить язык раньше, чем отпустить едкий, полный ненависти комментарий. Он слушает Янга и в голове его зреет почти нереальный, но план.
- Ты, я и он? – сально улыбается Брок, - и как ты себе это представляешь?
Брок не был мастером красочных речей, но распалить воображение Янга, чтобы мозг того хотя бы на несколько минут перестал здраво мыслить от предвкушения нужно.
- Он всегда напрягается. Мне, знаешь ли, так больше нравится. Чтоб я чувствовал, как он сопротивляется. М, Эд, ты даже не представляешь, - Рамлоу притворно прикрывает глаза, словно бы вспоминая, - он знает, что ты все равно его возьмешь. И сопротивляется изо всех сил, сжимается так узко, что становится почти больно. Потому что знает – я люблю именно так.
Он даже не пытался поймать взгляд сына, лишь блуждая глазами по его распростертому телу, да по фигуре Янга. Он бы хотел заверить Ганна, что все будет хорошо. Но сам был в этом нихрена не уверен.
Янг слушает, разомкнув опухшие от возбуждения губы, и почти верти. Почти. Дрожь мальчишки под его пальцами выдает отца, но тем веселее, не правда ли? Боль - это прекрасно. Больше боли в это место. Больше страданий. Он заплатит ему за все. Он почувствует, что такое вырванное из груди сердце. А потом... Потом они сделают его милой собачонкой. Может даже сначала действительно отымеют и Брока. Только переломают все кости в руках и ногах, дабы не выкинул глупостей.
Мальчишка дрожит и практически беззвучно скулит, 
- Значит, папочка любит потуже, да? - Опускаясь к самому уху Иоганна произносит Янг. - Что же, малыш, давай посмотрим, что ты умеешь.[float=left] http://66.media.tumblr.com/3581a10e4c2e40e38636f561de26b1e8/tumblr_nmqwbskpbm1ty17xio6_250.gif[/float]
Он уже ладонью, с нажимом, проводит по спине парня, собирая кровь в пригоршню. Те жалкие капли, которые упали с пальцев на дадут ему толкнуться внутрь. Мальчишка слишком напуган, там слишком узко, чтобы действовать так.
Размазывая по твердому члену кровь, Янг приоткрывает влажные, искусанные губы. Промедление лишь усиливает страх его жертвы.
И план Брока накрылся медным тазом. Просто слился в дерьмо.
В больном мозгу пульсирует только одна мысль: добраться и вцепиться в шею. И как собака не разжимать челюстей. Его будут бить, колоть, стрелять. Но не разжимать челюстей, покуда из этой гниды не потечет дерьмо, которым он наполнен до самой макушки. Пока Брок лично его не удавит.
- Не смей, блять! – ревет Брок, и этот крик больше напоминает хрип раненного зверя, - не смей трогать моего сына!
Но эффекта ноль. Всхлип мальчишки отдается в нем последними остатками рассудка. Глаза Кроссбоунса – безумные, злые, ненавидящие глаза налитые кровью. Пожалуй, это была финальная капля, смытая в океане ярости.
Пока не высох тонкий слой чужой крови, Эдди спешно пристраивается сзади. Помогая себе одной рукой, он буквально вдавливает крупную головку члена в мальчишку и чувствует, как судорожно сокращаются мышцы. Но нет, нельзя, нельзя даже дать ему привыкнуть, дать понять, растянуть.
В резком толчке он входит почти до самого основания. Интересно, а Брок серьезно насиловал кого-то? Или он просто угадал? Ведь внутри действительно узко до боли. И становится влажно и горячо. По мальчишеским ногам стекает кровь, собирается у основания члена, стекает по яйцам, едва ощутимо щекоча. 
Янг замирает, облизываясь. Он чувствует, как дрожат от спазмов тугие стенки, как мышцы сокращаются, стремясь избавиться от столь болезненного инородного тела. Ах, если бы он еще орал.
Поэтому Эдди, кусая губы, почти капая слюной, выходи из мальчишки, чуть отклоняясь назад. Раздвигает ладонями ягодицы, любуясь струйками крови. Большим пальцем проводит по окровавленной коже, чувствуя, как под подушечкой нервно подрагивает мышца. Как выталкивает кровь. Он буквально вдавливает палец, грубый, намозоленный, с обветренной колкой кожей. И нет, он не может реально ощутить края разорванных ран, но ему хватает одного вида, чтобы представить. Гладкое мясо скользкое от крови.
Второе проникновение дается ему легче – много крови, по ней член проскальзывает внутрь без каких бы то ни было проблем. Припухшие края расходятся в сторону, пропуская его. Это восхитительное чувство дрожи. Он вцепляется пальцами в бедра Иоганна, лишь бы чувствовать его страх. Эту самую дрожь, которая завязывает в узел все внутренности. Вот оно – самое восхитительное, самое волнующее. Все почти как он хотел. [float=right] http://savepic.ru/11036743.gif[/float]
Если бы только этот выблядок кричал.
Человеческое тело способно на многое. Порою, пока градус отчаяния не пересиливает определенную отметку, даже сам обыватель не подозревает, на что конкретно он способен, когда в дело вступают голые инстинкты. И если раньше единственным инстинктом Брока был инстинкт самосохранения, то он отключился, когда в тишине, воцарившейся в комнате, раздался первый влажный, хлюпающий звук проникновения.
Брок подтягивается на цепях и натруженные, больные мышцы его дрожат. Но он не чувствует. Крепко ухватив цепь, он держит ее ладонью, подбрасывая тело выше.
Звенят металлические оковы и Рамлоу издает лишь нечленораздельный рык. Первое падение лишь содрало кожу. Пальцы уже скользят по влажному от крови металлу. Но никто не говорил, что получится с первого раза.
Солдаты с интересом наблюдают: кто за попытками Брока высвободиться, кто за командиром, имеющим ребенка.
Идея возникает сама собой, но кажется настолько гениальной, что Янгу хочется рассмеяться от того, насколько он находчивый. Ни секунды промедления – он достает пистолет и почти сразу же стреляет в ногу. Ему даже не важно, пробьет ли пуля артерию.
Ведь он получил, что хотел.
- Или ты спокойно смотришь, или я отрежу парню все, что у него есть. - Ледяным тоном увещевает Эдди, - Надеюсь ты уже понял, что шутить я не намерен. - Он ждет несколько секунд, пока до Рамлоу дойдет вся щепетильность ситуации, и когда ненавидящий взгляд карих глаз снова поднимается на них, Янг возвращается к процессу.
Мальчишка вскрикивает, мальчишка поскуливает. А его отец наконец понимает, что это не игры. Что он не такой уж и коммандос.
- Нет-нет-нет, что ты. Мы будем хорошими мальчиками, и будем смотреть на папочку, да? - В завершении своих слов, он проводит по щеке Ганна языком, и сильнее тянет его за волосы. Они будут смотреть друг на друга и ненавидеть.
Голос у Янга холодный, спокойный. Брок знает эти интонации. Он сам говорит почти так же, когда не намерен шутить. Когда твердо знает, что малейший писк способен вывести его из себя и тогда он совершит все, о чем предупредил. Поэтому Брок замирает. И горячая кровь из разодранных рук струится по предплечьям. Лоскуты кожи свисают с ладоней и ржавый металл касается мяса.
Он смотрит в глаза мальчишке и ненавидит себя. Он слаб. Он пиздец как слаб. Он ничего не может сделать. Он просто висит безвольной куклой и наблюдает, как похотливая скотина вбивается по крови в его сына. Да что ж он за отец такой?
Нужно было тогда отвозить его к Стиву. Не давать выбора, не прислушиваться к словам, а просто увезти и оставить мальчишку там. И сейчас бы не было этого ничего. Никакой бы, блять, Эдвард Янг не трахал его сына с таким упоением на лице, что хотелось разбить его морду об стену.
- Он ни черта не сможет сделать, - Янг наклоняется к самому уху мальчишки, не смущаясь того, что почти ложится на его окровавленную спину и пачкает рубашку, - твой отец – неудачник и слабак. И он не спасет тебя.
Он жарко дышит ему в плечо, чуть наращивая темп. Он не хочет кончить слишком быстро – такими моментами нужно наслаждаться. Да и вообще, ради таких моментов стоит жить.
Не совладав с собой, он с силой впивается в узкое плечо зубами, оставляя отчетливый укус на коже. Губы Янга перепачканы чужой кровью и от этого маниакальное безумие лишь нарастает, выходя на самый свой пик. Он уже беспорядочно прикусывает его кожу, то ли порыкивая, то ли постанывая в каждом движении. Не смущается крови, попадающей в рот, мешающейся со слюной. Он проглатывает ее, чувствуя солены вкус и буквально пьянеет от осознания своего положения.
Он здесь главный. Он нагнул их обоих. И прямо сейчас, прямо в этот момент он упивается болью их обоих. Отца и сына. От мстит изощренно, умно, хитро. Заставив Брока смотреть как его жалкий выродок ломается, прогибается. Заставляя слушать скулеж, всхлипы, влажные чавкающие звуки.  Этот ублюдок видит, что тот, кто сильнее их обоих по крови трахает его сына и ни черта не может сделать.[float=left] http://66.media.tumblr.com/1e5a2f059276beea419135999b03d75d/tumblr_npjnekIpLT1smcqr3o7_250.gif[/float]
Осознание превосходства накрывает его с головой. Янг совершает еще несколько движений и замирает, вгрызаясь в чужую кожу и кончая в мальчишку. По помещению прокатывается полный наслождения хриплый стон. Сперма мешается с кровью. Нарисовать бы ею картину. Это будет шедевр.  На дрожащих ногах, Эдвард отшатывается в сторону, не торопясь натягивать штаны. Он кивает кому-то из солдат, и тот, передав автомат товарищу, подходит следующим.
Стоит Янгу кончив, отступить, Рамлоу судорожно выдыхает. Похоже, закончилось. Но когда он небрежным жестом, словно к столу, приглашает одного из солдат, Рамлоу титанических усилий стоит проглотить вой и потоки брани.
Даже нет смысла говорить, что все хорошо. Они оба видят, что это нихуя не так. И оба понимают, что дальше будет только хуже.
Их спасает шторм. Кто-то стучит в дверь и орет, что Янга вызывают в капитанскую рубку. И он не рискует оставлять солдат здесь одних.
Уводя следом за собой весь выводок, он запирает обоих в клетках. Но в спешке даже не приковывает, очевидно решив, что они оба слишком слабы, а он вернется намного раньше, чем они отдохнут.

+1

14

- Прости меня, - едва слышно просит Брок. Он не может сам стоять, лишь цепляясь окровавленными пальцами за прутья, подползает к перегородке между ними, смотря на сына.
Он лежит на полу, голый, с разводами своей крови и чужой спермы по всему телу, зареванным лицом, прокушенной губой и простреленной ногой. Вся непомерная и невъебенная дерзость, жившая внутри и заложенная природой, сейчас словно испарилась, оставляя Рамлоу смотреть стеклянными глазами на решетки около его лица. Он не может ни шевелиться, ни говорить. У него лишь одно желание - умереть, и чтобы это случилось как можно быстрее. Чтобы все забылось, искоренилось из памяти. Чтобы никогда больше не пришлось смотреть отцу в глаза. Чтобы никогда не слышать чавкающих звуков, шлепков. Никогда не вспоминать о сексе.
Просто исчезнуть и все. Навсегда...
- Убей меня, - голосом, полным мольбы произносит он, - прошу тебя, я не хочу, чтобы это продолжалось.
- Ганн, пожалуйста… - хрипит Брок, собираясь было попросить сына не говорить так. Но все закономерно. Все логично. Это нормальное желание для подобной ситуации. Но Брок не в силах. Он не сможет.
- Я вытащу нас отсюда, - уверенно говорит он. Хотя какое там. Его вновь мутит от сотрясения. У него немеют пальцы от кровопотери. Он не может стоять на ногах. Но он не прикован цепями, а это значит, что у них есть призрачный, почти нулевой, но шанс.
- И куда я без тебя? – тихо спрашивает Брок, - как я смогу тебя убить? Ганн, я, конечно, убийца, но не настолько. Да и кто мне будет тарелки в голову кидать? – усмехается он, стараясь придать голосу беззаботную веселость. А сам чувствует, как от слов сына спазмом скручивает все – от голосовых связок до кишок. Внутренности словно перемешивают в большом чане, наматывая на черенок деревянной ложки. И Брок понимает – к его переносице струятся соленые, горькие слезы. Отчаяния, бессилия, беспомощности.
- Ты всегда сможешь сделать еще одного. - Иго даже не осознает, что он говорит. Мысли в голове рождаются сами собой, как что-то естественное. Он понимает происходящее, но не осознает его. Не чувствует.
- Сможешь переехать, найти женщину, завести семью, - перед его глазами стоит фотография, на которую он смотрел в новогоднюю ночь. Вся семья Уилсонов, живая и улыбающаяся смотрела с него из картинки в памяти.
- Если ты убьешь меня, они не смогут больше делать мне больно, и манипулировать тобой, - он едва шевелит языком, так что некоторые слова могут быть совсем неразборчивы, - они могут надругаться над телом сколько угодно, я уже ничего не буду чувствовать, - из приоткрытого рта на пол стекает смесь слюны и крови, - ты умеешь убивать быстро, я знаю, - Иоганн, наконец-то, переводит взгляд на отца.
Пустой взгляд.
Брок встречается взглядом с сыном и прячет глаза. Упираясь лбом в пол, он чувствует, как пульсирует сердцебиением голова. Как кровь шумит в ушах. А он просто упирается лбом в пол и воет раненым зверем. И ему совершенно наплевать, что его услышат, что все поймут. Слезы стекают по лицу Брока, прокладывая чистые дорожки на коже.
- Зачем мне еще, когда у меня есть ты, Ганн? – сдавленно и сипло спрашивает Брок, - не заставляй меня это делать, умоляю тебя, - просит он, а голос его дрожит, - я не хочу тебя отпускать. Не так, нет, - проходит всего несколько секунд, как Рамлоу срывается в отчаянный крик, - нет! [float=right]http://s019.radikal.ru/i627/1608/fc/fc75ccd14655.gif[/float]
Прокатившийся по трюму и отразившийся от железных стен рев, звенящий в ушах, и сжимающий все внутри немного приводит младшего из семьи Рамлоу в чувства. Но вместе с щемящей болью жалости в сердце, мозг захлёстывает осознание собственной правоты. У них нет выбора. У них просто нет другого выбора.
Мальчишка никогда в жизни не подумал бы, что будет желать смерти сильнее, чем возможности остаться в живых. Он никогда в жизни не задумывался на подобные темы, и даже не предполагал, что такая ситуация может быть реальной. Никогда не думал, что самоубийство, или убийство, может стать поступком благородства и милосердия в отношении людей, имевших волю.
- А я не хочу, чтобы ты смотрел, как они делают из меня чучело. - Иоганн подтягивается ближе к клетке и наклоняет голову к голове отца, нарывая его ладонь своей, - я не хочу, чтобы они манипулировали тобой.
Когда Ганн накрывает его ладонь, Брок в отчаянной попытке ухватиться, словно бы только это одно может спасти его от того, с чем он почти согласился, судорожно рыщет пальцами. Лоскут отошедшей кожи приклеился к полу и Рамлоу отрывает его по мясу. Но это волнует меньше всего. Это вообще его не беспокоит. Ведь Ганн прав и от этого становится только паршивее, только хуже. Мальчишка прав в своем желании. Брок понимает, что живым отсюда не уйдет. Что они посреди моря качаются на волнах. Ему никуда не деться с этого корабля безнадежности.
- Хорошо, - сдавленно кивает он, - если ты так хочешь.
Рамлоу резко отнимает ладонь от руки Иоганна и, подтянувшись на прутьях, садится. Колючая боль простреливает его тело.
Когда парень поворачивается к нему спиной, Брок аккуратно ухватывает его под подбородком. Вторую ладонь зарывает в волосы на затылке. Все, что осталось – совершить одно резкое движение. Рамлоу делал его сотни раз. Оно – привычное, почти бытовое. И никогда не было сложным.
Настолько сложным, как сейчас. Брок пытается найти в себе силы, найти решимость. Что может быть проще? Это просто еще одна смерть. Он что, мало их повидал на своем веку?
Но он просто не может. И руки у него дрожат. И шаблоны рвутся. Он вообще за эту неделю потерял достаточно много своих жизненных принципов и убеждений.
- Я не могу, Ганн… - руки его слабнут и безвольно повисают на прутьях клетки, - это выше моих сил, - Брок жмурится, опускает голову, скрывая слезы, - я не могу.
Холод от пальцев все еще держится на подбородке. Иоганн сидит, прислонившись спиной к прутьям. В его груди разрывается отчаяние и радость одновременно. Кто бы что не говорил - умирать все равно страшно, и когда старуха, понюхав твои виски, вдруг резко отходит в сторону - это не может не вызвать радости. Это вселяет какую-то надежду. Крохотную, но все же.
Вот только Рамлоу не видит ничего, что могло бы им помочь, а значит - Брок только что обрек его на вечные страдания. В лучшем случае, он умрет во время очередной из пыток. Но кто же ему позволит? Судя по настрою, ни у кого в планах не было давать мальчику умирать вперед отца. А после его смерти, конечно, Ганна обязательно прикончат...
- Ты должен, - шипит он сквозь зубы, чувствуя, как страх окутывает с новой силой, - Ты должен! ДОЛЖЕН!
[float=left]http://s05.radikal.ru/i178/1608/5c/28a16f2bc006.gif[/float]Наконец, он вскидывает голову, разразившись рыданием. Ему страшно. Ему страшно от того, что будет происходить дальше. Все могло бы закончиться сейчас. Боль, страх, унижения.
- Они будут меня пытать, пока ты не умрешь! Они не дадут умереть мне раньше! Я не хочу так! НЕ ХОЧУ!!!
Брок сгребает его в охапку через прутья, игнорируя лопнувшую на спине кровавую пленку, игнорируя боль. Сраные прутья, если бы их только не было. Он понимает, что Ганн прав, но от этого не становится легче. Осознание правоты сына лишь усиливает его отчаяние и боль.
Плавленый болью разум напряженно пытается найти выход. Найти хоть какое-то решение. Страх потерять Иоганна вот так, сейчас, в сраном трюме ебаного корыта – это не то, что хочет Брок.
В мозгу пульсирует какая-то мысль, но сквозь сотрясение, сквозь болевой шок, он не может ее осмыслить, осознать. Но один особо протяжный, жалостливый всхлип Иоганна заставляет напрячь организм все свои скрытые резервы.
- Блять… - тянет Брок, распахивая глаза, - чип. Сраный, мать его, чип.
Еще несколько секунд ему хватает для того, чтобы эта мысль обрела форму и полностью сформировалась.
Он совершенно дико и полубезумно хохочет.
- Ты должен попасть наверх. Тебе необходимо выйти за пределы трюма и провести на палубе максимум времени. Ганн, если у тебя получится, Росс поймает сигнал. Поймает сигнал с твоего чипа.
Он зарывается лицом в руках отца и как заведенный повторяет: "нет, пожалуйста",  "я не хочу, не хочу так", "папа, умоляю!".
Но внезапно, среди этой сдавленной сиплой мольбы раздается бессвязный, на первый взгляд, голос Брока. Ганн смолкает против собственной воли, и напуганный поведением отца отползает в сторону - еще не хвататло, чтобы пытать его начал его собственный, слетевший с катушек старик.
Рамлоу смотрит на отца, как на полоумного.
- Какой еще чип? О чем ты говоришь?
Руки его повисают в воздухе и какое-то время сжимаются и дрожат. Он оглушен осознанием того, что только что был готов убить собственного сына и совершенно не вспомнил про чип.
- Чип, - раздраженно повторяет Брок, - у тебя в хребтине есть чип. Мы все чипированные на случай пропажи. Росс стащил один из новых образцов в лаборатории и тогда еще, после покушения, вогнали тебе его.
Он опускается на пятки и качает головой.
- Вот я идиот… Ганн, тебе просто нужно наверх. Ты должен притвориться умирающим. Поверь мне, - он поднимает голову и смотрит на сына не моргая, - только что я почти что был готов свернуть тебе шею. Но теперь ей шанс. У нас получится. Нужно только чтобы Росс успел запилинговать.
А пацан что? А пацан сидит, разинув рот, и смотрит на Брока как на... В общем, мы уже говорили об этом. Внезапно до него доходит смысл сказанного. Волной, сшибающей с ног, бьющей по мозгам, по яйцам, ошеломляющей, и провоцирующей...
- Ты... - его взгляд из испуганного становится резко озлобленным, - ты меня чипировал?!
Если Брок и хотел выдернуть мальчишку из невеселых, безрадостных размышлений о смерти, то вряд ли таким образом. Голос Ганна приобрел злые нотки и Брок едва заметно усмехнулся.
- Да, чипировал, - хмуро повторяет Рамлоу, - вот примерно на такой случай. Да и чтоб, когда ты вновь сбежишь, - Рамлоу поднял на него глаза, словно говоря: "А ты сбежишь", - я знал где тебя искать. Давай отложим выяснение отношений на позднее время? Мне вот не становится лучше с каждой минутой.
Адреналина не было. В сознании была лишь острая, почти отрубающая, боль.
- Но! - С протестом воскликнул Ганн, не делая свою недовольную мину проще, однако продолжать не стал, разочарованно отвернувшись. 
"Вот значит, как ты мне доверяешь? Ну ладно, я запомню." - он поджал губы, и немного погодя, пододвинулся обратно к клетке. Кажется, захлестнувшее возмущение немного отвлекли его от страха, пробуждая того дерзкого мальчишку, которого Рамлоу мог лицезреть за пределами этого трюма.
- И как мы это сделаем?
Брок устало вздохнул, опершись плечом между прутьями. Пожалуй, только в таком положении у него была возможность рвано и поверхностно дышать. Каждое движение спиной ли, руками или ногами, вскрывало слой свернувшейся, подсохнувшей крови. А ему нужно было сохранить то, что осталось в его организме на финальный бросок. Он уже занялся самовнушением, которое помогало редко, но бывало.
- Вот тут нужно подумать. Потому что сделано это должно быть достаточно внезапно, чтобы они запаниковали. И, желательно, оставили меня с солдатами, - сипло сказал Брок.
- Я не хочу, чтобы ты оставался с солдатами! - он медленно прислонился лбом туда, где за прутьями было отцовское плечо. Волна одуряющего ужаса начала рассеиваться, позволяя мозгу немного поработать в привычном ключе.
Кроссбоунс улыбнулся, натянуто и вымученно. Осторожно приподняв руку, он потрепал мальчишку по волосам. Обыденный и простой жест, не подходящий ни месту, ни времени. Простой и домашний.
- Мне необходимо остаться с ними. Иначе оружие мне не получить. А автомат, винтовка или пистолет мне определенно не повредят.
- К тому же, - голос Иоганна стал чуть менее уверенным, - все не так просто. Ты прав, что они попытаются сохранить мне жизнь как можно дольше, чтобы истязать на твоих глазах, но... Я не могу просто прикинуться мертвым, - он немного приподнял голову, обращая взгляд на Брока, - мне придется... Сделать так, чтобы они действительно меня убили.
Выдохнув, Кроссбоунс отвернулся от сына, не в силах давать подобные советы в лицо.
- Попробуй нарваться на их кулаки, - тихо сказал Брок, - по старым травмам.
Он опустил глаза, и покачал головой. Как тут предугадаешь, что они сделают? Как отреагируют? Если он перестарается? Если схлопочет пулю в лоб? Никто его уже не откачает. Его просто выбросят за борт и все тут. А может оставят прям здесь, вонять и разлагаться. И даже если он все сделает правильно, где гарантии, что они смогут его спасти? Ведь это не пойти и руку сломать или что-то такое, что Рамлоу мог бы сделать, предусмотрев варианты развития событий. Он просто будет играть ва-банк, надеясь, что пронесет...
- Пааа... - он аккуратно взял отца за предплечье, - пообещай мне кое-что? - его взгляд пробежался по засохшей на щетине крови, - если я не выживу... ты никого не будешь убивать. Ты больше не будешь террористом?
Брок опустил голову и закрыл лицо ладонью. Все это было настолько по-идиотски, настолько дерьмово, что этот выбор переживался тяжелее, чем уже нанесенные ему травмы.
- Ганн, если ты не выживешь, я узнаю об этом на долю секунды раньше, чем мне пустят пулю в лоб, - вздыхает он, - так что будь спокоен.
Он аккуратно положил ладонь поверх пальцев сына и, рвано вдохнув, внимательно на него посмотрел:
- Пока пиздец не начался, я хочу чтобы и ты мне кое-что пообещал. Если у тебя появится возможность сбежать, на лодки, в спасательном жилете или вообще как угодно - беги не оглядываясь.
- Нет! - с протестом произнес он, хмурясь,  - Я тебя тут не оставлю, понял? - раздувая ноздри, он посмотрел Рамлоу в глаза и добавил, - к тому же, с кем я, по-твоему, буду жить? С Россом? Лестером? Или может быть, ты хочешь, чтоб меня Линч к себе взял? Я не выживу один! И тем более, не выживу с ними! - взгляд снова опустился вниз, - и я говорил про тот вариант развития событий, в котором Росс сможет засечь нас, но до берега я не дотяну.
- С Ричи вы споетесь, - беззлобно хохотнул Брок и тут же сморщился, чувствуя как на это действие отозвалось болью все тело, - и я буквально требую, чтобы если у тебя появится возможность, ты сваливал с этого корыта.
Брок надеялся, что до парня дойдет, отчего он это делает. Почему хочет, чтобы Ганн сбежал.
Сам выбраться отсюда он уже особо не рассчитывал. У него просто не хватит сил. Но вот отвлечь внимание на себя он мог. Скорее всего Янг будет с мальчишкой вплоть до того момента, пока он не придет в себя. Ведь он должен убедиться, что его игрушке ничего не угрожает. Что он может продолжить манипулировать ими, унижать их обоих. И тогда он заявиться обратно в клетки, победоносно улыбаясь. Тогда-то Рамлоу и сможет сделать то, что задумал.
Иоганн крепко поджал губы, и стиснул кулаки, чувствуя, как подкатывает злоба. Вот ведь твердолобый баран! Сказано же - никуда он не уйдет! Почему всегда надо повторять по сотне раз, прежде чем Брок смирится с его решением? Почему каждый раз нужно скандалом требовать своего? Почему просто нельзя дать ему поступать так, как он хочет? Разве это уважение? На что Брок надеется? Что он просто скажет "да папочка, конечно, я съебу, а ты тут подыхай"?
- Я не ты! - огрызнулся Рамлоу в пол, - я не уйду, и не брошу тебя тут одного! - может ему почаще злиться? Кажется, даже так боль не чувствуется столь остро:
- Я уже потерял маму, дядю Стива и я не хочу потерять и тебя! Я выражаюсь достаточно ясно для твоего понимания?! - Ганн резко поднял голову, да так, что в глазах потемнело.
- Знаешь, это похвально в определенных ситуациях. Но не сейчас, - глухо сказал Брок, - и если ты мозг включишь, то поймешь, почему я это делаю. Если в меня не влить обезболивающего и донорской крови - я сам по себе сдохну часов через пять. И ты сможешь сколько угодно продолжать играть в благородного рыцаря, Ганн. Но сейчас у тебя будет шанс. И я смогу помочь. Нет никакого смысла подыхать обоим.
- То есть ты просто считаешь, что можешь решать за меня, что я хочу делать, а что нет? - он аккуратно потер глаза пальцами, и дезориентировано стукнулся лбом о решетку, - а как тебе вариант, что я не хочу оставаться в живых, если ты в живых не останешься, м? Что ты на это скажешь? Что у меня вся жизнь впереди?
Ганн немного истерично хмыкнул. Мысль о том, что отца реально может не стать снова вгоняла его в страх:
- Это ты пытаешься быть благородным рыцарем. Я лишь поступаю так, как я хочу. И если тебе действительно хочется побыть таковым - сверни себе яйца, но выживи! - рука опустилась вниз в сопровождении шумного выдоха, - потому что, не знаю, заметил ли ты, но ты мне нужен! - последние три слова мальчишка произнес, четко выделив их интонацией.
- Даже после всего, что произошло? - негромко спросил Брок, намекая на ситуацию дома до их внезапной встречи в этих клетках.
Да уж. Гены на рынке не купишь. Упрямый и отказывающийся сдаваться. Он немного посидел, раздумывая над словами мальчишки. Был у Брока еще один вариант. Но он знал, что парню это не понравится и план оставил при себе. Тем более что все пока что было в таком подвешенном состоянии, что Кроссбоунс даже не мог предположить, какой именно исход событий их ждет.
- Значит будем пробиваться с боем, - хмыкнул он, - ты ищешь лодку, если удается сбежать. А я вывожу солдат из себя и зачищаю проход наверх. И, - он вдохнул, - я люблю тебя, Ганн. Даже когда ты бываешь несносным пиздюком.
- Я тоже люблю тебя, папа! - заулыбался мальчишка, и прильнул лбом к той части Брока, до которой мог дотянуться сквозь клетку, - и ты же знаешь, если мы отсюда выберемся, тебя ждет еще много потрясений в стиле тарелки со спагетти.
Не смотря на все случившееся в этом трюме, Рамлоу нисколько не сомневался - выживи они, и жизнь вернется на круги своя. Они справятся с этим, переживут, утрясут, разнесут пол квартиры в очередной ссоре, может быть Брок даже придушит директора, чтоб вызывать больше не к кому было... Дело оставалось за малым - выжить, а для этого сначала придется умереть:
- Ты уверен, что Росс отслеживает передатчики? [float=left]http://67.media.tumblr.com/6deb5e65fd228b4eedaa6a277064de25/tumblr_nn06g8GN8R1tk2heto8_250.gif[/float]
Теперь Брок был отчего-то спокоен. Ему теперь казалось, что все, что вокруг - сродни простуде. Когда первые несколько дней хреново так, что ты готов умереть, а потом все постепенно нормализуется.
- Я уверен, что все уже на ушах. Если я пропал с радаров, когда должен быть на работе - меня наверняка уже ищут. А если ищут меня, значит Росс допивает месячный запас таблеток и не отходит от своих компьютеров. Как только спутники поймают сигнал - начнут считываться координаты. Там уже подключатся остальные, - уверенно кивнул он, - надеюсь нас вытащат мои парни, а не начальство. Не хочу рапорт писать из реанимации, - хохотнул он.
Ганн заржал, шипя и скуля от боли, но так, что не мог остановиться с минуту. Достаточно было представить Росса во всех красках, бегающего по лофту и, вперемешку с таблетками, жрущего все, что более или менее может зайти как съедобное. Да и отец с лэптопом на больничной кушетке - зрелище тоже, должно быть, веселое.
Когда приступ хохотушки немного отпустил, и Рамлоу смог отдышаться от ощущений, в частности от боли, он снова подал голос:
- Линч с Лестером меня искали. Нашли место, где я прятался. Лестер стал о тебе спрашивать, а потом Линч… - неожиданно парень смолк, прикусив язык. Вот сейчас только не хватало проболтаться, что здоровяк едва его не побил:
- Сказал... что их срочно вызывают.
То, что мальчишка рассмеялся окончательно уняло тревогу в душе Брока. Все будет нормально. Они вдвоем справятся со всем и всеми.
- Да я уже понял, ага, - хмуро выдохнул Рамлоу, - вызвали их. Ну мне-то не пизди, - беззлобно сказал он, - то ли я Робби мало знаю. Он мудак, конечно, но солдат даже слишком хороший.
- Ну ладно, тогда этот твой очень хороший солдат явно хотел меня прикончить, - с усмешкой отозвался парнишка, ежась от холода, который потихоньку становился нестерпимым.
Планы они с отцом выстроили наполеоновские, ничего не скажешь. Осталось только выжить. Всего-то ничего.
- Он пиздюлей еще получит за это, - кивнул Брок, - но в следующий раз, давай ты, прежде чем звонить в полицию, будешь хотя бы выяснять где именно я был, ладно? Когда выберемся - я тебе расскажу, чем именно я занимаюсь. Тебе не понравится, но ты должен знать, чтобы у нас больше не происходило таких ситуаций, - вдумчиво произнес он.
"Ничего. Прорвемся." - пообещал сам себе Иоганн и вздрогнул, когда сверху до них донесся глухой стук шагов.
Сглотнув, он крепче сжал руку отца и бросил на того боязливый взгляд.
Шаги снаружи заставили Рамлоу напрячься и, обернувшись к двери, нахмурить брови. Он, на самом деле, рассчитывал немного проспаться. Но, видимо не судьба.
- Все будет нормально, - едва слышно говорит Рамлоу, уверенно смотря в глаза сыну, - еще немного потерпеть и будем дома. Обожремся обезболивающим и выспимся.
- Хорошо, - кивает Ганн, а голос у самого звучит без прежней уверенности. Все-таки, он не солдат. Он ребенок. Однако, готовый пойти на все, чтобы этот кошмар поскорее закончился.

+1

15

[NIC]Johann Rumlow[/NIC]
[AVA]http://savepic.ru/11022449.gif[/AVA]

- Хорошо, - кивает Ганн, а голос у самого звучит без прежней уверенности. Все-таки, он не солдат. Он ребенок. Однако, готовый пойти на все, чтобы этот кошмар поскорее закончился. - И я обещаю не брать с тебя больше обещаний, которые тебе не по силам, но только если ты сдержишь сегодняшнее и не умрешь вперед меня, пока мы не вернемся домой. - Лязг открывающейся двери заставил его на секунду зажмуриться, облизывая губы. - Ты мне нужен, слышишь? Мы - семья! - Он метнул взгляд в сторону двери, и тот час затараторил, - прикинься спящим, и как бы жестоко сейчас не было, не наделай глупостей. - Он отпустил отцовский локоть, и с трудом отодвинувшись немного в сторону, съежившись лег на пол, прикрывая глаза.
Раз у Ганна есть какой-то план, Броку придется ему следовать. Хочет он того или нет. В конце концов его сын лучше знает как именно нужно выводить здоровых и крепких мужиков из равновесия и гармонии с самим собой. Рамлоу чуть съезжает по решетке на пол и закрывает глаза. 
Эдди входит в трюм. Он совсем не в благостном расположении духа. Капитан сказал, что нужно возвращаться в порт и потребовал еще денег, если они собираются продолжать путь. Ну естественно они собираются, кто бы сомневался!
- Какого хрена они спят?! Я же велел не давать им спать! - шипит он, поворачиваясь к солдатам. Те переглядываются в непонимании - такого распоряжения не было.  [float=right]http://67.media.tumblr.com/768f3ea8f946730dea6ab43b211a9420/tumblr_nuzf0xhNSB1unm7w1o5_250.gif[/float]
- Тащите сюда мелкого. Пусть Брок просыпается от его воплей, - кивает он своим людям.
"Блеск!" - Иоганн зажмурился как можно сильнее, не давая панике подобраться даже близко к сознанию. Нет. Не в этот раз.
Он лежит, стараясь дышать ровно, поджимая под себя ноги, и прикрывая лицо предплечьем так как он спал обычно, дома. Сейчас Ганн особенно хорошо ощущал все свои повреждения, и иссеченую спину, и сломаные ребра, и болящий до одури нос и... О том, что ниже, парнишка постарался даже не думать. У него еще будет время впасть в депрессию на этот счет.
Скрип давно не смазавшихся петлей, торопливые тяжелые шаги. Кто-то резко хватает его под руки и выволакивает из клетки.
Продолжая играть, Рамлоу вздрагивая, распахивает глаза, и тот час начинает пыхтеть, стараясь вырваться.
- Нет! Отпустите меня!
Стоит мальчишке начать вырываться, как широкая улыбка расползается по лицу Янга. Боится, сука. Пальцы начинают мелко подрагивать от иступленного, подкатывающего к вискам, удовольствия. Да какого хрена он вообще полжизни проработал в ЩИТе? Надо было идти в Гидру. Подобные мысли прошибают его до пят. Маниакальный смех раздается в трюме. Низкий, утробный хохот. Гидра, да. Эта клоака, в которой воспитывался Брок.
- Скажи мне, маленький, милый мальчик, - Янг ловит парня за руку и, притянув к себе, прижимает истерзанной спиной к груди, захватывая в плотное кольцо рук, не позволяя вырваться, - твой папаша уже посвятил тебя в отряд маленьких гидренышей? Ты уже учишься убивать так же, как он? Массово лишать жизней всех, кто встает у Гидры на пути, - Янг прижимается носом к виску мальчишки. Запах пота, крови, секса. Он почти чувствует, как пахнет страх.
Рамлоу действительно было страшно. До ужаса страшно. Он бы обоссался, если б было чем - все что было в мочевом пузыре закончилось еще во время первой пытки, и сейчас Иоганн лишь дергался в руках у солдат, пока его не перехватил Янг. Сжимаясь как яйца от холода, мальчишка пытается отстраниться от омерзительного субъекта, чуть слышно хныча.
- Это не твое собачье дело, тварь. - Шипит он сквозь зубы. Он знает, что такое гидра. Знает, что его отец убийца. Но - нет, он никогда не примкнет к этой организации. Ни за что не позволит другим решать за него, кому жить, а кому умирать.
- Ай-ай-ай, - он цокает языком, - неужели тебя не учили не ругаться? Какой у тебя грязный язычок, - усмехается он. Удерживая парня одной рукой, второй он медленно скользит вниз по груди мальчишки. Чувствует, как под ладонью ходят мышцы, напрягающиеся в бесплодных попытках вырваться. [float=left] http://savepic.ru/11047003.gif[/float]
- Неужели ты не хочешь ощущать, как отнимаешь чужую жизнь? - он утыкается лбом в его висок и скользит кончиком языка по соленой коже за ухом, - ну же, маленький, чего ты так боишься? - вторая ладонь его тем временем опускается вниз по животу мальчишки и, касаясь лобка, скользит дальше. Пальцы грубо сжимают чужую мошонку и он возбужденно выдыхает, прикрыв глаза.
Иоганн зажмурился с такой силой, что перед глазами разразились вспышки. - "Рано. Рано!!!" - Мысленно одергивал он себя, понимая, что должен играть правдоподобно как можно дольше. Иначе Янг почует неладное. Иначе поймет, что они пытаются его надурить, и просто грохнет его. Или отца.
Он всхлипывает, подавая таз назад пытаясь отстраниться от его руки, и невольно упирается ягодицами чуть ниже члена Эда, потому что тот поджимает мальчишку сзади. - Отпусти меня, тварь! - Едва ли не рычит Ганн, а по щекам снова начинают скользить слезы.
Эдди прикусывает мочку чужого уха и чувствует, как вжимается в него мальчишка. От этого движения член наливается кровью, упираясь Ганну в поясницу.
- Сладенький, маленький мальчик, - мурлычет он ему на ухо, перекатывая яйца между пальцами, - кто бы мог подумать, что Дженни вырастит такого миленького ублюдка. С какой ненавистью на нее все смотрели, когда узнали, что твой папаша - ебанный ублюдок из Гидры. Он тебе рассказывал, как нагло врал ей в лицо? А она тебе рассказывала, как отмывала его окровавленные руки, не зная, что это кровь ее коллег? - пусть он ненавидит его. Пусть Брок сдохнет с мыслью, что мальчишка больше никогда к нему не подойдет. Пусть он знает, что именно Брок виноват во всем, что случилось после распада ЩИТа.
Невероятных усилий мальчишке стоит заставлять себя не слышать, что мурлычет этот полоумный ублюдок. Он уже догадался о непреодолимых разногласиях между своим отцом и Янгом, иначе бы этого спектакля по их душу здесь не было, а потому поклялся себе, вот в эту данную секунду, не реагировать. Какую бы ересь не нес Эдди. Он пытается их раздавить, и до этого момента, ему более, чем удавалось. Довольно! Если его отец действительно выбирался из той жопы, которую очень любил вспоминать Риччи, то и отсюда они выберутся... С яйцами этого придурка в кармане. Нужно лишь все сделать правильно.
- Завали ебало, - он резко дергается, вырывая ухо из зубов Янга, когда тот немного ослабляет хватку, - или я сам расскажу свое мнение о способностях твоей мамаши в воспитании.
- Ну-ну, - посмеивается Янг, убирая руку от члена мальчишки и доставая из-за пояса короткое лезвие ножа. Он прислоняет его к подбородку мальчика и аккуратно, едва задевая кожу, ведет к уху, словно бы оглаживая им. [float=right]http://67.media.tumblr.com/d2ba755b37b1759519a095f36338d34c/tumblr_o7kr44DWgE1qd6639o4_250.gif[/float]
- Я хочу тебе кое-что показать, - шепчет он томным голосом, - чтобы ты понял, как это восхитительно.
Он вкладывает лезвие мальчику в ладонь и крепко сжимает его пальцы, не давая даже шанса вырвать руку. Все-таки у Янга намного больше силы, чем у измученного мальчишки. Подталкивая его коленями под бедра, они подходят к камере Брока. Легким кивком Эдди дает одному из солдат знак открыть дверь.
Рамлоу аккуратно скашивает глаза на лезвие, и мысленно выругавшись, возвращает взгляд полу. Что бы не задумал Янг, мальчишке это не нравится. Нужно поторапливаться, заканчивать этот цирк, пока ситуация не вышла из-под контроля.
Но как? Ебаный стыд, как это сделать?
***

В лофте Росса царит нездоровое оживление. Шестеро мужчин постоянно на телефонах, картах, в компьютерах.
- Ты уверен, что не запомнил номера? – Ричард допивает вторую банку энергетика за полчаса и его остекленевшие глаза на какой-то космической скорости просматривают кадры видеозаписей.
- Блять, Росс, не было у них номеров! – орет Уилл.
Не паникует только Лоусон, методично тыкающий в номера на телефоне.
- Звони своему брату! Он должен знать, что это за херня! – орет на него Линч.
- Он-то здесь причем? – переводит на него спокойный взгляд Джордж, - он в личной охране президента – даже не в ФБР.
- Нам только ФБР не хватало, - встрепенулся Мэннинг, - у нас вот без них проблем мало…
- Нашел! – орет Ричи и, подскочив, теряет равновесие и падает со стула. Сверху со стола на него валятся банки, тарелки, обертки и клавиатура.
- Что ты нашел? – команда в какие-то несколько секунд оказывается возле мониторов и помогает горе-компьютерщику подняться на ноги.
- Записи нашел. У них, конечно, хорошие ребята сидят на компах, но не настолько хорошие, как я, - вся его речь сливается в один сплошной поток восхваления технологий, себя любимого и маты.
Хотя фургон и затерялся на забитых дорогах Сиэтла, а потом и вовсе пропал из поля зрения камер, Росс провел последние три часа просматривая фотографии с геотегами. Селфи, посты в соц.сетях, блоги, видео… ухватив расплывчатое изображение на одном из таких фото, Ричи методично строил маршрут. И, да, у него получилось. Камера наблюдения возле одного из магазинов на выезде из города поймала фургон, уезжающий на юг.
- Это какая-то рыболовная фирма, - смотрит на расплывчатый логотип Брайан, - я видел их вывеску в центре города.
- Мне никак не пробить фургон. Езжай в офис к ним, - распоряжается Росс.
- Лоусон, давай за мной, - кивает Мэннинг и, схватив куртку с кресла, спешно натягивает ее на плечи, - сейчас все выясним.
[float=left]https://66.media.tumblr.com/07e706347e2078c0704d89679e713c16/tumblr_n2zygb2pSU1s9itfmo4_250.gif[/float]
И выясняют. Что директор этой фирмы нихрена ей не директор. И фирмы такой нет. А когда их пытаются пристрелить, все становится хуже некуда.
- Давай, сука, рассказывай, - тихо шипит Брайан, наклоняясь к тому месиву, что когда-то было лицом, - рассказывай, гнида, где их держат.
- У нас все равно нет времени с ним возиться, - Лоусон подходит к стулу, к которому привязан их информатор. Он выставляет перед собой пистолет и без задержки стреляет. Слышится крик.
- Разрывные. Твоему колену пизда, - с удовлетворением замечает Джордж, - ну что, второе колено жалко? Или уровняем культяпки?
- Порт! Я знаю, что они в порту! – мычит мужчина. – клянусь, я больше ничего не знаю. Я просто краем уха услышал, что они хотят погрузить Кроссбоунса на корабль!
[float=right]https://66.media.tumblr.com/61e590fb4de76e4c51fc196baef14ad5/tumblr_o62xxvXblh1rl6zbso5_250.gif[/float]
- Ну вот сразу бы так, - хлопает его по плечу Лоусон и они вдвоем с Брайаном спешно покидают здание.
- Давай, человек-навигатор, дорогу мне самую короткую, - Джордж садится за руль машины, громко хлопнув дверью.
- Так, мы тоже в порт, - Уилл хлопает по плечу Линча, - Крис, устрой им какой-нибудь кипиш. Мы должны найти корабль.
- Сейчас все будет, - кивает Чендлер, хватая в руки телефон. Он делает несколько звонков, потом, ничего не говоря хватает с дивана ключи от машины и спешно покидает лофт Росса.
- Это что, меня опять все кинули? – удрученно спрашивает Ричи, включая конференцсвязь.
[float=left]https://67.media.tumblr.com/61a74b4856ec8424b0076118af588b51/tumblr_nz5678dBuH1sbudneo5_250.gif[/float]
Крис, стараясь не игнорировать правила дорожного движения и не сильно беситься в пробках, едет в Главное управление береговой охраны. Там, в отделе Обеспечения национальной безопасности сидит один его старый знакомый, еще со времен работы в ГРУ. И Чендлер рассчитывает напомнить про небольшой должок, который висит уже несколько лет.
В управлении Гидрой еще не знают, что случилось. Просто отряд в полном составе не вышел на работу в назначенный срок. Когда попытались связаться с командиром и не обнаружили его на радарах – вот тут-то все и вскрылось.

***
Иоганн показательно вырывается, проверяя тем самым, насколько крепко держит его Эдди. Крепко. Слишком крепко, чтобы всадить нож тому жопу.
Когда один из солдат подходит к двери клетки, Иго резко поднимает глаза на отца, ловя его взгляд, и едва заметно кивает головой. В полумраке, вряд ли кто-то мог его заметить. Если они заставят его ударить Брока ножем, тот дожен заблокировать выпад сына и контратаковать сам. Должен!
Но мальчишка не уверен...
- Ты зря теряешь свое время, - голос Иоганна все еще напуган, хотя отнюдь не необходимостью сделать папане очередную дырку. - У всех есть предельный порог боли, кретин. Этому еще в шестом классе учат. Он уже ничего не чувствует. Он даже уже не страдает. У него шок.
- А еще в школе учат, что злые слова и поступки ранят сильнее ножа, - назидательно говорит Эдди, - давай, проверим? Раз ему уже все равно не больно. Какая тогда разница?
Брок ловит взгляд сына и молчит. И не собирается ничерта делать. Потому что, пока у него не скованны руки - у него есть все шансы отсюда выбраться. Как только на него вновь наденут наручники - это похоронит их обоих. Лишь бы у мальчишки не дрогнула рука. Лишь бы Янг, так увлеченный пыткой, не заметил отсутствия кандалов.
Эдди с силой давит на плечи Иоганна, заставляя того опуститься на колени возле отца. И сам опускается прямо за ним. Возможно, когда он поможет мальчишке вонзить нож в тело отца - он возьмет его прямо здесь. Привяжет Брока, распнет его. Нагнет над его телом Ганна, чтобы их лица были друг напротив друга. И пусть слезы сына капают на щеки отца. Пусть он от боли кричит в его мерзкую, вечно глумливую физиономию.
Сжав пальцы парнишки так, что белеют костяшки пальцев, так, что ему должно быть больно и металлическая ручка ножа должна врезаться в кожу, раня, он коротко заносит его руку, игнорируя слабое сопротивление.
Шум собственного дыхания. Иоганн старался слушать только его и больше ничего. Как только они опустились на колени, мальчишка понял - это шанс, которого они ждали... и он отсчитывал свои последние вдохи... осталось совсем чуть-чуть. Руку сводит жуткая боль, и мальчонка непроизвольно подается немного вбок. Три, два, один.[float=right]http://67.media.tumblr.com/69a812d91c60d4f490236d509a296804/tumblr_nvbojhwS901s3h6j4o1_250.gif[/float]
Ганн чувствует, словно в замедленной съемке, как его рука немного отходит назад. Выдох. Возможно - последний в его жизни. В худшем случае - сейчас все закончится. Мимолетно, он вымученно, но добро улыбается отцу. Все занимает лишь сотые доли секунды.
Как только Янг с остервенением толкает руку паренька вперед - Рамлоу даже не сопротивляется. В последний момент он дергается вперед вместе с рукой, и успев привстать с одного колена, оказывается ровно поперек траектории ножа.
Острая вспышка боли пронзает живот чуть ниже пупка. В беззвучном крике, Иго распахивает рот и закрывает глаза. Нож входит по самую рукоять, брызгая кровью прямо в глаза Эдди.
Янг никак не ожидал чего-то подобного. Он подскакивает с колен и ошарашенный поступком несколько секунд смотрит на развернувшуюся картину.
- Нет! - он почти визжит, - все должно быть не так! Это не по плану! - он вынимает нож из живота мальчишки и отбрасывает его в сторону. Тряся за плечи обмякшее тело парня, он кричит ему в лицо:
- Ты не должен был так делать! Это нечестно!
Янг наклоняется к мальчишке и хлопает его по щекам. Брок лежит и не мигая смотрит на них. Грудь его ходит от частого дыхания и слышно, как скрипят зубы.
- Чего вылупился, уебок?! - Эдди замечает Рамлоу, - вот и что мне теперь делать?! Твой выблядок подохнет, а ты мне и даром не нужен!
- Так позови врача, - ровным голосом говорит Брок.
Шок от случившегося сменяется ликованием. Да, вот он выход! Врач подштопает этого говнюка и можно будет продолжать играть. Играть, играть, играть! Тогда можно будет дольше играть.
Янг подхватывает мальчишку на руки и ветром вылетает из камеры.
- Джей, Стью, за мной! - командует он, выбегая из трюма.
Брок аккуратным, медленным движением подгребает нож к себе и накрывает его ладонью.
Губы Иго дрожат в попытке что-то сказать, но тело его уже не слушается. Отупевший от адской боли, Рамлоу корчится, сгибаясь все ниже к полу, пока Эдд не начинает трясти его за плечи. - "Тряси сколько влезет, сука." - Успевает проскользнуть в его голове, прежде, чем перед глазами сгущается темнота. Но к собственному ужасу - Иоганн все еще в сознании. Он чувствует, как из живота, едва ли не фонтаном бьет кровь. Чувствует, каким ватным становится тело. Чувствует боль и слышит голоса. Но не видит. Он ничего не видит.
Несколько минут парнишка закован в собственном дезориентированном теле. Он не в силах зажать рану, не в силах посмотреть на отца, не в силах кричать. Лишь голоса, темнота и страшная, отупляющая боль. Он хватается за нее, проваливаясь все глубже.
Кто-то швыряет его на металлическую поверхность.
- Что произошло? - Незнакомый голос звучит удивленно. [float=left]http://66.media.tumblr.com/fbe3ae68f46469545090f5545b85cdca/tumblr_nj2pjzVlv21rc2s1ao7_250.gif[/float]
- Сделай с ним что-нибудь! - Эдди хватает мужчину за грудки и притягивает к себе, истерично брызжа слюной тому в лицо. - Не дай этому ублюдку с дохнуть! - он встряхивает собеседника, - этот ублюдок не должен сдохнуть! - Выпучив глаза, едва ли не визжит.
- Тогда отпусти меня! - Рамлоу слышит звуки борьбы, прежде чем кто-то подходит к нему вплотную. - Еб твою мать, Эд! Что я должен сделать с ЭТИМ?!
- Ты должен не дать ему умереть! - Янг колошматится в истерическом припадке, - Должен не дать ему умереть! Слышишь меня!?? Не дай ему умереть!!! Он нужен мне живым!!!
- Блять... - Второй голос где-то совсем близко. Грубые пальцы касаются живота, вызывая очередную вспышку боли, которая ударяет в мозг как разряд молнии, и наконец, отключает его.
Солдаты, оставшиеся в трюме, переглядываются между собой и качают головами.
- Совсем уже крышей поехал, - вздыхает один из них.
Когда к камере Брока подходят, чтобы закрыть клетку, Рамлоу совершает отчаянный прыжок, вскакивая на ноги и бросаясь вперед. Приставив нож к горлу солдата и заломив одну его руку до хруста, он сухим голосом требует:
- Шмотье снимайте.
Закрывшись пленником как щитом, он смотрит на полные непонимания лица оставшихся с ним четверых мужчин.
- Бля, мужики, не стреляйте, - хрипло просит пленник Брока, - я не хочу подыхать.
- Живо раздевайтесь, а не то каждый из вас поедет домой в цинковом гробу, - хмуро произносит Рамлоу.
Один из них тянется к рации на поясе, когда Брок переводит на него взгляд и качает головой.
- Ребят, просто раздевайтесь и вваливайтесь в камеру. Тогда не сдохнете.
Он ждет, пока охранники выныривают из своей формы и внимательно следит за всеми их движениями, не отпуская свой щит и не ослабляя хватку. Заложник перед ним - гарант того, что никто в этой комнате не откроет стрельбу. Да и, должно быть, нет у них приказа убивать Брока.
Дождавшись, когда все разденутся донага, он вынуждает своего пленника закрыть клетку на ключ. Потом, подведя его к куче одежды и оружия, резко наклоняется, поднимая с пола пистолет и упирая дуло под ребра мужчины.
- И ты, давай, оголяйся.
Запнув мужчину в ту клетку, где раньше сидел Иоганн, Рамлоу спешно выискивает в горе одежды вещи своего размера. Шипя и едва не отключаясь от боли, он натягивает  на себя чью-то футболку, военную куртку. Чувствует как ткань пропитывается его кровью, прилипая.
Быстро шнурует ботинки.
- Направление? - он поднимает глаза на солдат, жмущихся к решеткам.
- Налево, направо, направо и через желтую дверь на верхнюю палубу, - мрачно звучит ему в ответ.
- Скажите спасибо, что я вас всего лишь раздел, - фырчит Брок и, отопнув подальше ненужное ему оружие и рации, выглядывает за дверь. Адреналин бьется в крови, а сердце стучит так часто, что вот-вот выпрыгнет из груди. Адреналин - это хорошо. Он не даст потерять сознание.
- Не отсвечивай, ебаный ты полудурок!!!  - Что есть мочи, заорал тот, которого звали Фредерик.
Припадок Янга, котороый случился с ним из-за действий мальчишки, уже порядком довел всех, кто присутствовал на верхней палубе. Тот продолжал истерить, чтобы Иоганна немедленно привели в сознание. Сию же секунду. Немедленно. - Хочешь, чтобы дырочка для твоего хуя сдох, А? - Фред схватил Янга за грудки и грохнул об стену. - Хочешь, чтобы мальчишка помер, да? Хочешь? - Не в силах говорить, Янг лишь затряс головой, как шарахнутый током. - Вот поэтому заткни свою гнилую пасть и НЕ МЕШАЙ МНЕ РАБОТАТЬ!!!
Их было слышно по всему кораблю. Отлично слышно.
Еще раз приложив Эдди об стену, мужик отвернулся, и матерясь сквозь зубы, вернулся к мальчишке, наклоняясь над ним и поднося ухо к его носу. Не дышит.
- Блеск, - шипит он едва слышно, в один прыжок подлетает к ярко-оранжевому ящику, и кинув его на стол за головой мальчишки, начинает спешно рыться в содержимом.
У них в планах не было спасать кому-то жизнь! О таком они не договаривались, и потому он не взял с собой ничего, чем можно было бы выкачать кровь из брошной полости.
- Блять! - Грохает он руками по кейсу, и бешено оглядывается вокруг. - Звони в береговую охрану, пусть присылают спасателей. - Кидает он Янгу, и добавляет, заметив, что тот явно не торопится. - Твой мальчишка сдохнет, если мы в течении получаса не найдем все необходимое оборудование!
Рамлоу беспрепятственно минует один проход. Дожидается, когда одинокий солдат поравняется с ним и в одном резком движении сворачивает ему шею. Стараясь не создавать излишне много шума, запихивает тело в один из технических отсеков. Сняв с его головы кепку, нахлобучивает на свою, шипя от боли.
С верхней палубы доносятся какие-то вопли, крики и судя по всему, там назревает конфликт. Брок минует выход и ему в лицо ударяет свежий воздух, пахнущий бурей. Он шумно втягивает его носом и движется в сторону распахнутых дверей, откуда доносятся крики.
Но внутрь не заходит. Похлопав себя по карманам, он обнаруживает в одном из них полупустую пачку сигарет с зажигалкой. И, непринужденно встав в тени дверей, прикуривает. Но дым в легкие не вбирает - не хватало ему еще и курить начать на старости лет. Да и солдат вышедший покурить - мало привлекает к себе внимание. А отсюда еще и хорошо все слышно.   
- Нееет, - истерично трясет головой Янг. - Н-никакой береговой охраны! Тыыыы его спасай! - Он ткнул в сторону мальчишки трясущейся рукой. Эта ситуация была явна слишком сильна для его психики. 
Фред хотел было высказать все, что думает о своем нанемателе, но если он слишком разозлит их - они ему не заплатят. Или вовсе убьют. Черта с два. Ему нужны эти деньги. А для этого парень должен остаться в живых. Он снова оборачивается на мальчишку, и прислоняет пальцы к его шее.  [float=right]http://66.media.tumblr.com/11def17968c8cde4d3520708a2b6333f/tumblr_o7ajz1ggE01r8vzdno8_250.gif
[/float]
Ничего. Резким движением он наклоняется к груди Иго, и прижимается к ней ухом.
- Твою мать!!! - Шипя сквозь зубы, и покрывая собравшихся на корабле сочными эпитетами, он запускает руки в чемодан, отдавая четкий приказ всем собравшимся.
- Мне нужны две узкие трубки! Подойдет соломинка или те, что могут быть в упаковках с жидким мылом, или провод без сердцевины. Найдите что-то подобное! Немедленно! - Игнорируя начавшееся  за его спиной копошение, он, одна за другой вскрывает ампулы, набирая их в шприц, и делает парню несколько внутривенных инъекций. Адреналин должен помочь сердцу заработать.
Едва выдернув иголку, Фред тот час откидывает ее в сторону, и вогрузившись на стол над мальчиком, упирается парнишке в грудь руками. Пятнадцать резких толчков под сердце, отсчитанных едва слышным сиплым шепотом. Не медля не секунды, мужик открывает Рамлоу рот, зажимает нос, и наклонившись, крепко прижимается своими губами к губам мальчишки, делая два выдоха, после чего снова начинает толчки в сердце.
Даже если сердечно-легочная реанимация запустит сердце, необходимо остановить кровотечение в брюшную полость, иначе паренек не выживет.
Рамлоу стоит в тени и слушает, как сердце его бьется в висках, а шум крови почти заглушает все остальные звуки. Если этот мудак сейчас не вызовет береговую охрану...
А он не вызовет. Рамлоу коротко заглядывает внутрь. Кабина сквозная, с двумя выходами. И черт его знает, в какие каюты или трюмы ведет дверь напротив. [float=left]http://66.media.tumblr.com/9f5327741992248207127cd4b56c3439/tumblr_nulble6mpP1ub95jko6_r1_250.gif[/float]
Когда начинается беготня, он внимательно отслеживает эти хаотичные движения. Достает нож, поправляет висящий на плече автомат и, улучив нужный момент, заскакивает внутрь и, резко захлопнув дверь, хватает ближайшего к нему охранника. Вновь прикрывается солдатом, как щитом и, вскинув автомат из-под руки заложника, коротко стреляет Янгу в грудь.
- Чего замер? - он переводит спокойный взгляд на врача, - ты продолжай, продолжай.
По спине струится кровь. Где-то слышится автоматная очередь.
Брок усмехается. Оперативно работают, оперативно.
В мозгу расцветают совершенно дикие, абстрактные рисунки. Перед глазами мутнеет, двоится. Черные назойливые мушки мешают смотреть. Грудью он наваливается на солдата, стоящего перед ним и роняет нож. Всеми силами он старается удержать себя в сознании. Отключаться сейчас нельзя.
Но организм сдается, израсходовав совершенно все резервы. Брок заваливает набок и падает на пол. Последнее, что он видит - начищенные до блеска ботинки, носки которых испачканы кровью. Словно сквозь вату до него доносится:
- Они оба здесь! Тащите врача!
- Ну давай же, пацан! - Фред вытирает холодный пот со лба, и снова возвращается к своим действиям. Неужели он не сможет? Неужели мальчик ушел?
Мысль потерять деньги сводит болью связки за ушами, и в порыве злости, тот, не соизмеряя сил, пробивает пареньку кардиоудар в грудь. Все в каюте аж замирают, глядя на разворачивающуюся на столе картину. Меж тем Фредерик снова прижимается ухом к груди мальчишки, и снова матерится скозь зубы.
- Чтоб тебя, малыш! Ну же! - Он хрипит, в очередной раз продавливая ребра Иоганна, а сам уже не верит в собственные силы.
Внезапно, в каюте случается перепалох, и Фред замирает, поднимая вверх руки - еще не хватило, чтобы кто-то пристрелил его ненароком. Он бросает взгляд на ворвавшегося в помещение пленника, переводит его же тело Янга, рухнувшее на пол подобно мешку с говном, и повинуясь приказу, спешит вернуть внимание мальчишке, как вдруг шум, прежде доносившейся снизу, грохотом врывается к ним.
Люди в черном, залетают в каюту одним за другим. Кто-то хватает Фредерика и швыряет его на пол, заламывая руки. Тот пытается объяснить, что он просто врач, но его тот час отправляют отдохнуть, огрев прикладом.
Влетевший следом за всеми Лестер бешено оборачивается по сторонам, и не терпящим сомнений голосом, велит парням забрать Брока, в то время как сам резко подхватив мальчишку, вылетает наружу, передавая Ганна в руки спасателей Гидры.

***

- Засекли! – орет в микрофон Росс и вся команда морщится от громкости его голоса.
Данные Береговой охраны помогли им отсеять множество кораблей. Нефтяные танкеры, рыболовные суда, транспортные и круизные лайнеры. В остатке было всего три судна. Двое из них отказались возвращаться в порт из-за шторма, а третье уже было на пути обратно. Ричи получил доступ к спутникам всех компаний, работающих на Гидру. Он, конечно, и раньше беспрепятственно ими пользовался, но теперь мог вертеть ими как угодно, сохраняя на позиции. Все-таки Гидра ненавидела, когда кто-то похищал ее  [float=right]http://66.media.tumblr.com/7737cbeaff6c2e77552958c053330d90/tumblr_ns083l1ypf1rob81ao5_r1_250.gif[/float]
сотрудников. Это было как плевок в лицо. В интересах организации было разобраться со всем, что происходит.
Когда слабый сигнал пробился в эфир, и Росс получил координаты чипа Иоганна, то практически подпрыгнул на стуле и три раза промахнулся мимо нужного номера, звоня в доставку пиццы. Сообщив руководству предполагаемое местонахождение Брока и приплетя к этому оба судна – Ричи с чувством выполненного долга собирался вызывать штурмовую группу.
Но вся команда решила чуть иначе. Раз Иоганн там – значит Брок тоже где-то на этом же корабле. Таких совпадений не бывает. Да и утерян сигнал с чипа Рамлоу-старшего был как раз на той пристани, откуда выходило это судно.
Играя в скачки на волнах, они довольно быстр добрались до корабля. В завязавшейся перестрелке даже никого не ранили – не предполагали солдаты, что с моря к ним проберутся вооруженные и злые бойцы Гидры.

***

И Брока, и Ганна погрузили на один из спасательных катеров. Врачи тут же принялись за свою работу, не смущаясь бушующего моря, качки и толпы военных.
Едва они поравнялись с пирсом и не успели еще и пришвартоваться, как команда в спешном порядке на носилках вытаскивала обоих пострадавших на берег и укладывала в машины скорой помощи. Линч пинком спустил с трапа Янга, которому тоже требовалась кое-какая медицинская помощь, но он вряд ли ее получит. Рамлоу не стал его убивать. Эдди мог многое рассказать в правильных руках. В Гидре умеют добывать секреты. И хищная улыбка Роберта не сулила Янгу ничего хорошего. Садиста поймет другой садист. И сломает.
[float=left]http://66.media.tumblr.com/5e131ec01a17aaea12fdd1e886f8b6a5/tumblr_nruptlJIjp1qk4fe1o3_r1_250.gif[/float]
- Быстро, быстро, быстро! - Орал дежурный парамедик, заручившись помощью оперативников, и толкая каталку с Броком в машину. Лестер уже успел передать младшего из Рамлоу в первую карету неотложки, которая, оглушив всех сиреной, резко сорвалась с места, и теперь помогал коллегам поднять носилки.
- Он жить будет? - Выражение его лица оставалось непробиваемо спокойным, хотя бешеный стук сердца, отражавшийся в висках, оглушал.
- Мы сделаем все необходимое, - отозвался старший реанимационной бригады, и захлопнув двери перед носом Уильяма, крикнул водиле. - Поехали! - Более не обращая внимания на посторонних, он надвис над Броком. Уже подключенный к кардиомонитору Кроссбоунс не торопился обнадеживать присутствующих хорошими новостями. И пусть экран не выдавал плошной прямой, но ничтожно низкое давление вынуждает побледнеть губы спасателя.
У них мало шансов. Крайне мало шансов.
Когда машины скорой помощи прибыли на базу Гидры – уже были готовы две операционных. Отделение в Сиэтле было большим перевалочным пунктом и из него отправлялись солдаты на многие операции. Тут, замаскированным под Частную военную компанию, располагался и аналитический отдел, и даже отдел кадров. Тренировочный полигон, казармы для временного размещения и даже небольшой аэродром, имевший в наличии один грузовой самолет и один вертолет. Ангар с несколькими бронированными машинами. Бесплатная парковка для сотрудников, круглосуточный кафетерий и комната отдыха для персонала. В общем – пожалуй, даже Гугл мог бы позавидовать оснащенности сиэтлского отделения Гидры.
Каким-то чудом им удается доехать до базы, принимая у бригад пострадавших, по помещению снова начинают раздаваться привычные уже крики.  [float=right]http://66.media.tumblr.com/495235e815290ae396e35dd441ebac94/tumblr_ntyn2xuoZx1qeyqjwo5_r1_250.gif[/float]
- Состояние?
- Огнестрельное ранение бедра, проникающие ножевые ранения груди и живота, рваные раны на спине, ожоги рук и ног третьей степени, перелом ребер, обширная гематома затылочной области головы, давление пятьдесят, пульс тридцать, кома второй степени. Пограничная. - Его завозят в операционную, перекладывают на стол, и начинают срезать одежду. Кто-то светит в глаза фонариком, кто-то пытается прослушать тоны сердца. Кто-то делает тесты на руках и ногах.
- Реакция на боль отсутствует!
- Дофамин, атропин. - Два четких слова перекрывают основной гул. - Иголку два и пять, - Один из хирургов протыкает Броку живот и через несколько секунд добавляет, - кровь в брюшной полости отсутствует.
- Подготовьте МРТ, и рентген-аппарат.
- Там сайчас мальчик!
- Пусть скажут, как только закончат.
- Нужны еще два комплекта третьей отрицательной!
Сигнализирование аппарата жизнеобеспечения прерывает всех.
- Давление падает!
- Еще два кубика атропина, поднимаем систолическое! - Кто-то подкатывает к Рамлоу очередную капельницу.
Закончив с изъятием Брока из штанов, которые тот одолжил у солдат чуть ранее, специалисты тот час принимаются к извлечению пули из бедра. Вскоре слышится звон мелла, и маленький окровавленный объект падает в специальную чашу.
- Все, повезли, повезли!
Поднимая ручки, и не переставая следить за показанием приборов, Рамлоу перевозят в комнату с МРТ.
Собирать шкуру Кросбоунса закончили лишь через пять часов, оставив несколько ран нетронутыми - сначала необходимо было вывести из них гной. Его перевезли в импровизированное реанимационное отделение, куда чуть раньше пригнали каталку с парнишкой, и оставив их обоих под присмотром дежурных реаниматологов, команда врачей, отмывшись от чужой крови, поспешила на ковер к начальству. Докладывая о состоянии пленников, те не изобилировали обнадеживающими прогнозами, а точнее и вовсе отказывались давать хоть какие-то. "Время покажет" - звучала неопределенная фраза в ответ едва ли не на каждый вопрос, задаваемый  группой взволнованных офицеров.  [float=left]http://66.media.tumblr.com/54987709a63b62e9dd526de7ef676e04/tumblr_npw9apxlSa1rlpdfuo4_250.gif[/float]
- Их нужно разделить, - хмуро говорит Мэннинг, сквозь окно в двери смотря на Брока и Иоганна, - пусть лежат по разным палатам. Если один из них умрет – второго нужно будет морально готовить. Даже будучи в таком состоянии они оба могут осознавать действительность.
- Врачи, наверное, лучше знают, что делать? – неприязненно кривит губы Росс.
В конце коридора показывается Линч. С его рук капает кровь, но его это мало волнует. Он быстрым шагом приближается к команде, а на лице его – пьяная улыбка. Ричи, как самый слабый из всех, инстинктивно пятится назад, делая вид, что достает телефон из кармана и отходит проверить почту. Остальные заметно напрягаются.
- Ну как? – Лестер внимательно заглядывает в глаза товарища.
- С ним сейчас работают специалисты, - пожимает плечами Роб, - всего-то шесть часов, и он как послушная девочка отсасывает, причмокивая.
- Ничего тебе не отгрыз? – щурится на него Ричард из-за спин сослуживцев. Линч расплывается в широкой, больной улыбке и изгибая брови, смотрит прямо на Росса:
- А что, ему есть чем отгрызать?
От картины, нарисовавшейся в мозгу, всех передергивает, но только Росс кривится и поводит плечами, словно от холода.
- Все, пиздуйте отсюда, - замахал он руками, - займитесь… чем вы там обычно занимаетесь? Если они очнутся – я дам вам знать.[float=right]http://66.media.tumblr.com/d917c32f62f9978d588c0c09356e8ac8/tumblr_nzmprjw4gh1ty8mi0o8_r2_250.gif[/float]
- Наша компьютерная мамочка врубила недовольство, - посмеиваясь, говорит Лестер и, медленно идя к выходу, оборачивается, - я сменю тебя вечером, а то ты обязательно здесь что-нибудь разнесешь.
Чернота вокруг Рамлоу расступалась какими-то непонятными вспышками, иногда принимавшими очертания предметов, почему-то, всегда разных. Иногда в сознании малькала лампа из операционной, иногда - занесенный скальпель, потом, кажется, была часть клетки и раскачивающаяся полоса света, а за най изуродованное лицо, кусок стола, кровь на полу, потом белая чистая ткань, касавшаяся щеки, и чьи-то руки... Кажется.
Лошадиные дозы обезболивающего и снотворного, которые вливались в паренька без остановки, отключали мозг каждый раз, когда тот подавал признаки интеллектуальной активности, затрагивая
ту зону, что отвечала за сновидения. Они сейчас были лишними.
Закончив доклад о состоянии своих поциентов, один из лечащих докторов озаботился личной беседой с приглашенными в штаб по данному случаю психологами, обрисовывая картину отдельно по каждому из Рамлоу.
Спустя неделю после вызволения, команда Брока смогла с облегчением выдохнуть в первый раз, когда в сознание пришел Иоганн. Испуганный незнакомыми лицами, не смотря на слабость, он закатил жуткий скандал, пытаясь выяснить, что с его отцом и требуя немедленно дать ему возможность придти к нему, так, что врачам пришлось усыпить пернька раньше, чем у них появился шанс объяснить состояние Кроссбоунса. [float=left]http://66.media.tumblr.com/dddc2b1e88b0bbb38783e9968cfb876f/tumblr_ns083l1ypf1rob81ao10_r1_250.gif[/float]
В следующий раз Ганн открывал глаза уже в присутствии Лестера, которого запрягли дежурить рядом с парнишкой, на случай, если тому надоест спать.
Опережая возможную истерику, первое, что четким голосом произнес Уильям, было:
- Брок жив! - И лишь когда сонная физиономия смогла посмотреть в его направлении чуть более осознанно, добавил. - Он все еще без сознания, и выглядит просто как "существо" из франкенштейна, но он жив. - Услышанной информации мозгу Рамлоу оказалось предостаточно, и, под действием морфина, тот снова отключился.
Пареньку потребовалось еще несколько дней, чтобы его пробуждения стали более или менее долгосрочными. Именно в одно из них в и попал переполох, случившийся в отсеке, куда Ганна перевезли, как только состояние его перестало вызывать у докторов опасения.
Приходил в себя Брок тяжело. Ему снилась какая-то другая жизнь, совершенно другой мир. Где не было распада ЩИТа, где на троне сидел какой-то мудак с сальными волосами. И к его ногам был преподнесён весь мир. И… нет, он был не из Гидры.
Иногда в его сны прокрадывалась боль. Как вор, она осторожно подбиралась к его сознанию, обездвиженному, лишенному воли и била. Била разом по всем нервам, по всем ранам. Подскакивал пульс, дрожали мышцы. Над губой выступал пот.
Но потом она отступала, когда меняли капельницу с обезболивающим и Брок вновь проваливался в белое, мягкое забытье.
Уже час его бесил звук телефона. Кто-то на диких скоростях набирал сообщения. Постоянно пиликало оповещение об ответе, и эта пронзительная мелодия отдавалась во всем его теле.
- Сука, Ричи, - сморщился он, наконец сумев выдавить из себя пару слов, - отключи ты звук…
Росс встрепенулся на кресле. Он лежал, закинув ноги на спинку и свесившись головою вниз. Грыз очередную пачку сосательных конфет, чатился и, в общем-то, проводил время как дома. Едва услышав голос Брока, он сверзился с кресла, задев руками небольшой столик, на котором стоял ноутбук. Подскочив на ноги, он приложился коленом об тумбочку и, зашипев от боли, попытался сделать шаг вперед. Запутавшись в мягких спортивных штанах, которые съехали до середины задницы, он с высоты всего своего роста, с неимоверным грохотом повалился на пол и растянулся на белом кафеле.
- Блять… - выдохнул он, лежа посреди палаты.
Брок хотел было хохотнуть, но смог лишь вымученно усмехнуться.
- Ты как? – Росс, наконец, поднялся и аккуратно, обходя капельницы и приборы, подошел к командиру.
- На работу не хочу еще месяца два, - хрипло выдавил из себя Брок, - где Ганн?
Он как раз залипал в какой-то фильм, на изъятом у Риччи планшете, когда боковым зрением приметил аккробатический перфоманс Джона. [float=right] http://66.media.tumblr.com/31459655bc4a7d015a6b6802219c0b62/tumblr_o60w0g4l6x1rg5f9ko10_250.gif[/float]
Усмехнувшись, мальчишка вытащил наушник, и повернувшись замер, осознав причины такого поведения парня. Его губы безвольно задрожали от переполнивших сознание чувств, и с трудом сдерживая порыв наброситься на отца с объятиями, Рамлоу лишь натянутым голосом произнес,
- Слева.
Брок с трудом повернул голову на звук и вяло, измученно улыбнулся. Тревога, которая преследовала его все это время едва осознаваемой тупой иглой в мозгу – вмиг рассосалась. Стало спокойно.
- Отлично, - выдохнул он, смотря на Ганна. Тот заметно оправился и, явно в сознании находился намного дольше самого Брока.
А Кроссбоунс понимал, что на дольше его не хватит. Внезапная усталость мягким грузом навалилась ему на грудь, и он прикрыл глаза.
- Хэй! – распахнуть глаза его заставил тычок под ребра от Росса, - не смей отрубаться! Тут такое происходит!..
- Рич, мне похуй, - тихо выдохнул Брок, вновь закрывая глаза и засыпая.
Ганн, отложив в сторону планшет, медленно сполз со своей койки, и игнорируя полное сомнений лицо Ричи, залез под бок Броку, утыкаясь лбом в плечо и прикрывая глаза.
Они сделали это. Они вернулись и они живы. Все остальное подождет еще пару месяцев.

+1

16

THE END OF THE CHAPTER

0


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » Rumlow Bastards. Chapter II. THE PAIN | NC-21 ONLY


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC