Наша группа ВК
Таймлайн

Vesta : Ramirez
Kravetz
Добро пожаловать в прекрасный Мидгард, который был [порабощен] возглавлен великим богом Локи в январе 2017! Его Армия долго и упорно шла к этой [кровавой резне] победе, дабы воцарить [свои порядки] окончательный и бесповоротный мир для всех жителей Земли. Теперь царство Локи больше напоминает утопию, а люди [пытаются организовать Сопротивление] счастливы и готовы [отомстить Локи и его Армии за их зверства] строить Новый мир!
В игре: 12.2017 | NC-21 | Эпизодическая система

Loki's Army

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 13.09.2009 All is fair in love and war (Х)


13.09.2009 All is fair in love and war (Х)

Сообщений 1 страница 12 из 12

1


All is fair in love and war


http://img.csfd.cz/files/images/user/profile/158/799/158799535_3c3508.gif


Spirit Farrow, James North


Время

Место

13.09.2009

Нью-Йорк, стрип-клуб «Bitter End»


Сюжет


Есть такие люди, которых каждых хочет отправить в ад по каким-то своим причинам.
Главное при этом самим не угодить в пекло.

+2

2

«Какая стрела летит вечно?  Стрела, попавшая в цель.»

Держать на отлете недокуренную сигарету, мрачно вглядываясь в черноту, разбавленную ядовитыми всполохами, облизывающими танцпол громадным ненасытным языком.
Это сильное движение чувствовалось всем телом. До самых кончиков пальцев, светящихся колец на них, под неоновые вспышки, слепящих, сводящих с ума бликов на сетчатке глаза.
Было около двух часов ночи – самое то, для чтобы пропустить пару стопок текилы, разбаловать себя нежной пульсацией внутри живота, притупить навалившуюся усталость, закончить танец в конце концов, сделать вид, что ты все еще живой человек.
  Танцпол был узок, до такой степени, что люди, столпившиеся на нем, обтирали друга-друга до синяков, до разорванной одежды, до поцелуев и движений, превращающих их в животных, похотливых и пьяных, не требующих оправдания. Сегодня была вечеринка «Red Hot Pepper» - всем стриптизершам приказано разодеться в красный, будь то блестящий лиф, или же маленькие трусики, латексные перчатки или же вовсе отсутствие вышеперечисленного – многие девицы разгуливали голыми, разукрашенные краской, с ярко обведенным ободком упругих сосков.
Ферроу выбрала черный, и Деррел как обычно, закрывал на это глаза. Директор клуба был с ней мил и обходителен, она была одной из его лучших девочек, танцующих пташек, без отдыха и стыда, как говорили за кадром. Пусть так. На ней сегодня черный купальник, ненавистные шпильки, превращающие ступни в куски ноющего мяса, но это все к утру, а сейчас, нужно было возвращаться на пилон, ибо шоу, оно всегда продолжается.
- Там к тебе клиент, сладенькая, будь вежлива и сделай все, что он хочет, чувак платит двойную цену,- Деррел Каниген появляется из ниоткуда, мягко щурит глаза, сжимая в сухих губах любимую трубку. От директора заведения пахнет спиртным и горьким парфюмом, вперемешку с потом. От этого хочется зажать нос и послать его к чертовой матери, но Спирит только кусает губы, заставляя себя изобразить на лице хоть какое-то подобие улыбки.
- Отдавай приваты девочкам, Дер, я кажется, уже говорила…
- Шшш, дорогая, неужели твой арендодатель больше не берет с тебя плату за квартиру?
Тонкие губы мужчины дрожат, словно он всеми силами старается не засмеяться, его ладонь – горячая и толстая, едва скользит по плечу стоящей рядом, лживо успокаивая.
- Иди и делай свою работу. Вон тот жеребец, в синем пиджаке, посмотри на него! Без денег мы сегодня не останемся,- Каниген подмигивает и скрывается в толще толпы, будто и не было его рядом, только лишь стойкий аромат пота впитывается в кожу напоминанием, о том, кто она такая и что она здесь делает.
Шоу продолжается, Спирит, продолжается.
- У нашего заведения одно условие - руками не трогать, смотреть- она провожает грузного лысоватого и уже далеко не трезвого мужчину в комнату, обитую мягкой кожей, цвета санжана, приглушенный свет обволакивает, словно паутина, а музыка, что начинает играть медленно, настраивает на нужный лад. Незнакомец в синем пиджаке устраивается на диване, вальяжно расставив ноги, предвкушая предстоящее.
И почему то, смотря на все это, тело Фаро, начинает бить мелкая дрожь. Это ощущение чего-то не хорошего, подсознательный импульс, резкий болезненный укол.

Желание раствориться в музыке и исчезнуть.

Отредактировано Spirit Farrow (2015-12-03 12:52:33)

+2

3

Норт сидел за небольшим круглым столиком из-за которого открывался чудесный вид на высокую платформу с шестом и танцевавшую у него девушку в красной гавайской юбке, и еще более выигрышный обзор VIP-зоны. Джеймс следил за незамысловатыми плавными движениями девицы, но то и дело ронял взгляд на человека вдалеке. Джеймс ждал. И ждал уже не один час.
Человек за VIP-столом - с виду обычный лысеющий любитель адюльтера - был одной из самых сложных мишеней за последние полгода. Теодорос Раллис - торговец оружием в оптовых масштабах, грек по национальности, сумел построить бизнес в Штатах лишь нажив себе немало врагов. Итальянцы и русские, мексиканцы и азиаты - все были против него. Но хитрый торгаш нашел себе хороший протекторат. Он сбывал оружие только и исключительно арабам. Не покидая пределов США он направлял в Ливан и Ирак, Сирию и Египет потоки всего европейского черного рынка. Чтобы доказать свою лояльность, он даже принял ислам. В кругах друзей его знали как Тео Рахмана, но враги неизменно величали Тео Жаба, потому что схожесть с мерзким земноводным действительно присутствовала - что во внешности, что в характере.
Но, как бы там ни было, арабы своего протеже ценили и старались уберечь от посягательств конкурентов. Ни дома, ни на работе, ни в разъездах охрана не спускала с него глаз - подобраться к нему было все равно что украсть корону английской Королевы. Но в одной единственной ситуации боязливый Тео отпускал своих шавок - когда приходило время отвернуться от Аллаха и обратить свой взор на смазливых прелестниц из самых пошлых клубов, какие только можно найти в Нью-Йорке. Если б только его недоброжелатели утрудили себя качественным наблюдением, они бы поняли, что раз в неделю Жаба отсылает свою маленькую Аль-Кайду домой, оставляя при себе лишь двух-трех неповоротливых телохранителей из числа соотечественников, и становится беззащитен как младенец. Стокилограммовый, повинный в гибели десятков тысяч человек, младенец.
Единственная сложность состояла в том, что, как только Тео назабавится, за ним приедет машина, и увезет в счастливое безопасное завтра. Так что оставалось лишь ждать, пока похотливый грек хоть ненадолго выползет из самой гущи мирного населения, и хоть на полшага отойдет от своих громил. В том, что этот момент настанет, Норт не сомневался, но изображать любителя "наблюдать-но-не-трогать" уже порядком устал. Конечно, для прикрытия вариант был не худший - потягивай себе коктейли, смотри на девочек, отдыхай. Только подобные заведения Джеймс не любил. Равно как и подобные задания. Тяжело воспринимать себя как защитника отечества, когда стреляешь в безоружного из пистолета с глушителем. Хоть бы тот безоружный и был трижды мерзавец.
Девица у шеста опустилась на четвереньки и не спеша подползла к краю платформы.
- Эй, милый, ты совсем на меня не смотришь! - Она пыталась перекричать музыку и изобразить кокетливую обиду одновременно.
Но, в общем-то, он была права. В это самое мгновение к столу Тео подошла высокая девушка из местных работниц и повела его в сторону приватных комнат.
- Извини. Люблю разнообразие, - Джеймс встал, бросил на танцовщицу, обращавшуюся к нему, короткий взгляд, подмигнул и направился вслед за Рахманом и его пассией. Девица издала наигранно хнычущий звук ему вслед и переключилась на старикашку за соседним столиком.
Помимо Норта за Тео следовал один из его телохранителей. Другие, к удивлению военного, остались в зале и куда больше внимания уделяли стриптизершам, чем наблюдению периметра.
Джеймс протискивается сквозь толпу, прижимая к телу пистолет, все это время скрывавшийся под курткой, но танцующие все равно слишком близко, женские руки, вроде как невзначай, то и дело касаются тебя - лучше любого обыска. И даже удивительно как они все еще не залезли к тебе под кожу и не выведали что на самом деле тебе нужно.
Наконец Норт оставляет толпу позади. Он входит в коридор, ведущий к комнатам, видит телохранителя - его оставили дежурить чуть поодаль от двери. Пальцы уже лежат на рукоядке, Джеймсу остается преодолеть считанные шаги до цели, и лишь солдатское чутье подсказывает, что не может быть все так просто с мишенью, за которой охотился несколько месяцев.

+2

4

Иногда она получала удовольствие от этих взглядов, полных того первобытного желания, что оставалось в мужчинах с самого начала времен, когда они, будучи неотесанными мужланами тащили своих самок по пещерам, для продолжения потомства.
Иногда..
Сегодня был явно не тот день, но Фаро не могла понять точно, что не так. Клиенты бывали и пострашней, приваты дольше, но именно этот лысоватый тип вводил в какое-то холодное оцепенение, так, что хотелось вцепиться в позвоночник пилона, и не двигаться с места, пока он не покинет комнату.
Глубоко посаженные глаза мужчины следили за ней, одним из тех взглядов, что раздевают быстрее, чем ты сама это сделаешь.
Многие из ее клиентов разговаривали, болтали без умолку, подначивали, кричали что то типа «Да, да, детка, сними это скорее» А этот фрукт молчал, напряженно уперев руки в колени, сжимая их почти болезненно, судя по образовавшимся складкам на джинсах.
Боги, пусть это закончится, чертов извращенец.
Молния корсета туго ползет вниз, оголяя грудь, плотно припудренную черными блестками – кругом должен быть праздник, Спирит, никто не должен скучать.
- Ближе, подойди ближе,- голос звенит в раскаленном воздухе, отпрыгивая от стен мячиком, хрипловато и нервно.
Делай то, что тебе говорят и все будет хорошо – она ненавидела Деррела за эту мерзкую политику вседозволенности, и никогда не следовала его указаниям. Но сегодня ей как-никогда нужны были деньги, потому переступить через себя все же придется.
Фаро делает пару шагов, плавно покачивая бедрами, стараясь улыбнуться, так, чтобы ее саму не стошнило.
С каких пор вся эта работа кажется тебе такой гадкой? Что с тобой сегодня не так, милая?
Близость сидящего волнует самым неприятным образом, но Спирит прикрывает глаза, и двигается в ритме этой бесконечной музыки, тягучей, словно дикий мед. Голова начинает кружиться, но расслабление так и не приходит. Нужно было заканчивать танец и убираться отсюда. Выспаться, отдохнуть…
- Сколько ты хочешь за то, чтобы я тебя трахнул? Три сотни баксов достаточно?
Фаро резко открывает глаза, чувствуя, как зрачки полностью затягивают глаза угольной чернотой.
- Я не занимаюсь сексом с клиентами,- вдруг становится так невыносимо холодно, что стынут пальцы. По спине пробегает предательский холодок  отвращения, и ей хватает пары секунд, чтобы застегнуть корсет и сделать три шага назад.
Почему именно три? На четвертый, этот лысоватый хватает ее за запястье, больно выворачивая руку.
- Пусти, не смей меня трогать!- слова обжигают горло, злость выворачивает все внутренности наизнанку, придавая сил.
- Сам себя трахни…- она почти шипит, отталкивая наглеца, высвобождая руку, мельком замечая как на коже распускаются мелкие едва заметные синяки.
Я убью его, если только он еще раз…
Собственной мысли не суждено окончиться, чертов урод делает новый выпад, на сей раз хватает за шею, цепко сжимая свои пухлые пальцы вокруг нее, не давая выдохнуть. На секунду появляется ощущение конца, воздух застревает в груди, стены сливаются с полом в инфернальной пляске, на глазах выступают слезы.
Она оставила нож в сумке в гримерке, почему именно сейчас, так не вовремя!!
Лысый чуть ослабляет хватку, нервно дергая замок, стараясь свободной рукой расстегнуть ширинку. Его круглое лицо раскраснелось, а язык вывалился от предвкушения победы.
- Пошшшшел ты…
Из последних сил, Спирит пинает его коленом в район паха и слава богам, от  неожиданности нападающий отпускает руку. Она падает на колени, упираясь в пол ладонями, судорожно оглядывая комнату в поисках чего-нибудь острого. Под небольшой тумбой, присоединенной к дивану, блестит что-то серебристое и кажется, что сейчас, это единственный шанс на спасение.
Просовывая руку, Фаро нащупывает нечто  острое, похожее на спицу для волос. Она потом обязательно найдет и расцелует хозяйку этой заколки, уж больно похожей на предмет самообороны.
Озверевший от ее выпада, лысый хрипит сзади, явно не оставляя идеи изнасиловать ее прямо здесь. Фаро разворачивается, поднимаясь с колен, так, что расстояние между ними сокращается в считаные секунды. Он наваливается на нее всем телом, вжимая в поверхность дивана, словно смертоносная лавина. Но больше не шевелиться, замирает, как-то сжимается на глазах и сползает с нее, похожий на мешок с дерьмом.
- Скотина…- Спирит отпихивает его ногой, и только после этого понимает, что только что произошло. Из брюха подонка торчал короткий конец спицы, а это значит, что острие ее зашло достаточно глубоко, впиваясь в желудок… К гадалке не ходи– он в скором времени истечет кровью, если она не позовет на помощь, а она позовет?
Фаро молчит, обнимая руками колени, прижимая их к груди. Смотрит на хрипящего и такого сейчас беспомощного… Она ждет минуту… Но жалость так и не посещает ее, нет, она чувствует садистское удовлетворение, смешанное с паникой, от которой, сводит живот.
Что же мне делать сейчас, что делать с телом…?
Правая рука в крови, и кажется, что этот запах  заполняет все легкие, оставаясь сладковатым привкусом на языке. Она резко соскакивает с дивана, решая просто уйти. Убежать, скрыться. В приват комнатах не ставили камер, быть может, у нее есть шанс?
Дверь открывается с легким скрипом, коридор пуст, или почти пуст.
Твою мать!
Она никогда бы не могла подумать, что этот черт в синем пиджаке водит за собой телохранителя, который, к слову, стоял сейчас чуть поодаль от двери, совершенно не обращая внимания на открывшуюся дверь.
Он не слышал, он просто не слышал??
Внутри все настолько болит, словно это ей в брюшину что-то вогнали, у нее не было выбора и…
А это кто? Еще один?
Мужчина, находившийся подальше, не выглядел одной из шестерок кого бы то ни было, вид у него был напряженный, если не сказать большего, и от этого становилось совсем не по себе. Она убийца, она не может сейчас просто так пройти мимо этих двоих, она попала…
И если тот увалень, что стоял ближе, охраняя комнату, даже и не заметил ее, то тот, что замер поодаль, повернул голову, будто только этого и ждал. Они успели встретиться взглядами, и Фаро на миг подумала о том, что интересное только начинается… Подумала и захлопнула дверь обратно, оставляя на ручке липкий кровавый след.

Отредактировано Spirit Farrow (2015-12-06 10:35:51)

+3

5

В ту самую секунду, когда Норт уже собирался вытащить пистолет, дверь комнаты открылась. На пороге появилась девица в черном купальнике, и, судя по ее лицу, что-то явно было не в порядке. Она оглядывала коридор, как озирается преступник перед кражей, как смотрит фанатично религиозный человек в бесполезных поисках уголка, где можно согрешить так, чтобы Бог не заметил. Но правда в том, что если будешь так смотреть - тебя всегда заметят. И, кажется, она это поняла.
Дверь захлопнулась. Телохранитель, который до этого безучастно стоял между ними, вперившись взглядом в стену, повернулся ко входу в комнату и выждал пару секунд. О пристрастиях Тео ходили самые разные слухи, так что охранник, судя по всему, привык ко всякому, но сейчас все же что-то заподозрил. Он сделал нерешительный шаг к двери. Вот уж поистине судьбоносный выбор для горы мяса, без приказа и шага сделать неспособной: потревожить босса в неудачный момент он боялся, но и оставаться на месте не мог. Наконец что-то в его скудном мозгу перещелкнулось, рука потянулась за пазуху.
И это, конечно, было как сигнал. Как чертово откровение в мире людей, чьей отличительной чертой является готовность в любой момент ускорить течение жизни, лишь бы вскинуть оружие чуть раньше чем тот, другой из этого же мира. Повинуясь логике, давно переродившейся в рефлекс, Норт выстрелил охраннику в затылок и в следующую секунду уже стоял в проеме открытой двери, наставляя дуло пистолета на девушку в черном купальнике. Ее руки были в крови, на полу у дивана лежал Тео, его жирное пузо облепила пропитанная алым рубашка.
- Твою мать..
Джеймс сразу понял, что здесь произошло. Понял он и что девица ему не коллега. Люди, привыкшие убивать смотрят иначе, ведут себя иначе, а главное - действуют совершенно по-другому.
- Пристрели суку! Пристрели ее! Она... - С уровня пола донесся надрывный визг грека, разбавленный нотками ярости и бульканьем крови в его глотке. Но вовсе не рана не дала ему договорить. Тео, видимо, не сразу понял, что перед ним не один из его громил, и теперь был озадачен.
Норт молча опустил пистолет и выстрелил Рахману между глаз. Да, вот так вот просто и заканчиваются задания, к которым готовился как к выпускному балу. Тем более, что ни желания, ни времени возиться с ним не было - надо было убираться. Джеймс как раз дошел до двери, когда где-то под самым ухом пискнул мобильник. Опустив взгляд, он понял, что в руке убитого охранника телефон, а вовсе не пистолет, как он сперва подумал. И, видимо, тот успел скинуть своим друзьям сигнал тревоги. Офицер обернулся и посмотрел на девицу, прикидывая что-то в уме. Убежать она уже не успеет. Подобная ситуация в его планы не входила, но от мысли, что с танцовщицей сделают арабы, когда им ее отдадут - а случится это неизбежно - становилось мерзко.
- Да твою же мать! - Обстоятельства к красноречию явно не располагали. Норт в два шага подлетел к стриптизерше, схватил ее за руку и без лишних объяснений выволок из комнаты.
Пути отхода он продумал заранее, так что теперь знал клуб лучше любого местного работника и вдобавок имел ключи от всех комнат, из которых был выход наружу. Но теперь весь изящный сложный план летел к чертям. Убегать с балластом в виде девицы на высоченных шпильках было сложновато, так что выбрать пришлось самый короткий, пусть и неудобный, маршрут. "А планы для слабаков, так-то."
Протащив новую знакомую в ближайшее же ответвление коридора, он остановился у двери подсобки и, приложив на секунду палец к губам, выудил из кармана нужный ключ. Когда он открывал дверь, за углом уже слышны были крики, началась паника, греки орали что-то на своем, отчего казалось, что на их стороне не только два девятимиллиметровых ствола, но еще и древние заклятия.
Джеймс втолкнул танцовщицу в комнату, вошел и беззвучно закрыл за собой дверь на замок.
Внутри было что-то вроде склада декораций и, надо сказать, при слове "склад" офицер представлял себе что-то более.. упорядоченное. Разобранные элементы сцены, пилоны, украшения к Рождеству и Хэллоуину - все лежало вперемешку, наслаиваясь одно на другое как пласты каменных пород, по которым археологи судят об истории Земли. Кое-как он протиснулся меж этого всего, не очень вежливо подгоняя впереди себя девицу тычками пистолетного глушителя в спину. Впрочем постесняться своего поведения он решил как-нибудь, когда им уже не будет угрожать перспектива скорой смерти. Наконец они добрались до слухового окна, находившегося на уровне чуть выше человеческого роста.
- Итак, если ты до сих пор не поняла, - начал Джеймс тихим голосом, пока пододвигал к стене у окна ящик и открывал давно никем не тревожимую створку, - плохие парни там, а на твоих руках - кровь их босса. В прямом смысле. Если останешься - они тебя поймают и тебе будет очень больно.
Окно наконец поддалось, военный подтянулся и выбрался на улицу. Убедившись, что машина - Краун Виктория в официальных цветах такси - на месте, он опустился к окну и протянул девушке руку.
- На решение три секунды. Дважды предлагать не буду.

+3

6

Все случилось словно в тумане - замедленная съемка, плохое кино, с тобой в главной роли. И казалось, что выбраться отсюда уже невозможно. Душная ловушка, в которой ты обязательно жертва. А твой спаситель, он состоит из тумана, и стоит дотронуться рукой, как видение расползется по уголкам клуба, оставляя тебя наедине с этой неожиданной утопией.
Знаете, если вы зареклись никогда никого не убивать, я вас умоляю, просто подумайте дважды, жизнь, она любит поворачиваться задницей ко всем, без единого гребаного исключения.
Как знать...

- На решение три секунды. Дважды предлагать не буду.

Она резко очнулась на этих словах, брошенных через оконный проем слепой лапой помощи, доверие, которая вызывала только лишь наполовину.
Парень с пушкой, что указательным пальцем тычется тебе в спину- такой ли уж он хороший парень? Однако, судя по тому, как пуля впилась между глаз того подонка…
И если вечер не обещает быть томным, то восхитительно напряженным быть просто обязан.

- Шутишь, я здесь и секунды не останусь,- Фаро как-то болезненно растягивает губы, воплощая в жизнь, что-то наподобие предсмертной улыбки, хватается за руку, ту самую, уверенно и слишком сильно, телом чувствуя прохладу улицы, вцепившуюся в голые бедра и плечи.
От невыносимых шпилек ноют ноги, охватывая ступни пламенем правосудия – ты убила человека, который хотел всего лишь трахнуть тебя. Приговор за попытку изнасилования, так ли она была права? Ведь по сути – стриптизерши, те же шлюхи, кто бы что не говорил. Но Фаро точно расчерчивала ту грань, за которую нельзя, потому…
Потому черт с ним, с лысым козлом. Она сможет найти оправдание перед самой собой. А пока, пока совесть вообще спала, глухо свернувшись комком страха в середине груди. Ее спаситель выглядит не менее странно, пришедший в стрип-клуб, дабы пустить пулю в лоб этому хряку -хобби, мягко говоря, так себе.
Они быстро садятся в такси, что услужливо ждет их на обочине, подрагивая в сероватых отблесках пыльного фонаря. Плутая в собственных размышлениях, Спирит и не замечает, что авто минут пять как двинулось с места, опьяняя ревом бурлящего мотора. Она откинулась на спинку сидения, растирая запястья в каком-то сумасшедше-нервном ритме. Кожа, что покрылась синевой от прикосновений лысого, горела под ладонями. Хотелось сильнее жать на газ, только если б она сама сейчас была за рулем.
Что же теперь с тобой будет, птичка, ты так попала…
- Кто ты? Скажешь свое имя, или останемся инкогнито?
Спирит поворачивается к водителю, чуть опуская голову к плечу, вскользь замечая напряженные руки на гладкой поверхности руля.
- Смешно сказать, ты спас мне жизнь, а такое со мной случается не часто,- девушка улыбается, отмечая про себя, что эта компания кажется ей сейчас, куда приятнее той, что окружала ее в клубе, и если бы можно было не останавливаться, она бы так и ехала, в мятной тишине ночи, разрываемой мотором и собственным сердцебиением.
- Я…я не хотела его убивать, - Фаро устраивает руки на коленях, впиваясь ногтями в кожу, но боли так и не чувствует,- Эта была твоя работа, правда?

Отредактировано Spirit Farrow (2015-12-10 10:45:15)

+1

7

Машина двигалась по-будничному спокойно. Нет смысла давить на газ, если едешь в такси по улицам Нью-Йорка. Всего пара поворотов, и ты уже на большой улице, в потоке таких же близнецов-авто, везущих любителей ночной жизни домой или в следующий бар. Здесь главное - не запаниковать, когда увидишь в зеркале заднего вида что-то странное, но смотреть в него достаточно часто, чтобы не пропустить.
Норт молча поворачивал руль, огибая улицы и авеню, избегая прямых маршрутов. Вряд ли кто-то их заметил, но если и так, теперь уже едва ли кто-то мог понять куда они делись.
Девушка на соседнем сиденье выглядела так, будто по въевшейся в кожу привычке и сейчас раздевалась. Только вместо одежды снимала с себя страх и ощущение чужих рук на теле.
- Кто ты? - Прозвучал наконец ее голос.
Норт молчал, не зная что ответить. А кто он, собственно? Солдат? Но он ведь только что убил при ней человека. В Нью-Йорке. Здесь нет военного фронта. Наемник? Ну нет, он ведь приносил присягу, да и им никогда не руководила жажда наживы.
- Меня зовут Джеймс, думаю, обойдемся без фамилии и прочего.
Он мельком взглянул в лицо собеседницы и увидел улыбку. Так быстро. Десять минут назад ей выкручивал руки насильник со стажем, потом она видела смерть, а теперь едет в машине с не самым миролюбивым незнакомцем и улыбается.
- Странно, что спасают тебя не часто. При этом обстоятельстве, твоем характере и твоей работе, удивительно, что ты еще жива.
Центр города сменился окраинами. Такси кралось мимо однотипных домов, закрытых железными ставнями обшарпанных магазинчиков и  парков, уже начавших по-осеннему плешиветь в лунном свете. Девица из стрип-клуба смотрела спокойно, будто пришла поболтать по душам к старому другу. А ведь у Норта все еще при себе оружие, и он все еще не решил, что делать с танцовщицей: очень уж много она увидела из-за его же - Джеймса - геройских замашек.
Но вдруг что-то в ней надламывается, девочка сжимается и становится какой-то очень уязвимой. Норт только сейчас обращает внимание на то, что она в одном купальнике, и включает печку на максимум.
- Я…я не хотела его убивать. Это была твоя работа, правда?
- Ага. - Военный чуть заметно кивает. - Если бы ты потерпела пару минут, все окончилось бы иначе. Ты, вероятно, была бы сильней запачкана в его крови, зато в безопасности.
В голове мелькает  мысль, что это, наверно, какое-то высшее правосудие, проносившееся над разлагающимся городом, и вскользь задевшее Тэо. Минута промедления, и ублюдок умирает не на красивой женщине от выстрела в голову, а мучается с пропоротой брюшиной, размазывая короткими пальцами кровь по немытому полу. Только вот идеальной справедливости нет. И за недолгое страдание Тео эта девочка на соседнем сидении будет расплачиваться бегством и всей тяжестью эмоций, которые приносит с собой убийство, пусть даже последний вздох грека забрала пуля.
- Слушай.. Я хочу, чтоб ты понимала. Убил его я. Ты ни в чем не виновата и ничего не могла сделать. Он был обречен, да и кроме того, он это заслужил. Не тем, как обошелся с тобой, а многими-многими другими плохими вещами, которые успел натворить за свою жизнь. Он должен был страдать гораздо дольше и страшнее, но в наш век пытки отжили свое, так что.. Нет нужды думать о нем, оставь это мне. Лучше прикинь где бы ты могла пересидеть пару месяцев, мисс..? - Он бросил короткий вопросительный взгляд, напоминая, что все еще не знает ее имени.
Свет фар скользил по стеклам спящих домов. Лучи отбрасывали всполохи, волны, диагонали, и вдруг пересеклись. Норт посмотрел в зеркало заднего вида. На небольшом отдалении кралась машина. Именно кралась. Так водят полицейские и таксисты, но не любители ночных поездок. Военный повернул на соседнюю улицу, преследователи повторили маневр. Еще одна попытка, и тот же результат.
- Ладно. А теперь советую пригнуться - если они поймут кого искать, придется прятаться всю жизнь. И главное - держись. Очень хорошо держись, а то, знаешь ли, как-то я разбил отцовскую машину.
Едва договорив, Норт вжал газ в пол и резко повернул за угол. Мотор быстро набирал обороты.
Погони - еще одна причина по которой Норт ненавидел городские диверсии. Чертов twisted metal посреди бетонной коробочки, полной мирного населения. Чертовы кошки-мышки.

+2

8

- Странно, что спасают тебя не часто. При этом обстоятельстве, твоем характере и твоей работе, удивительно, что ты еще жива.
- Моем характере?- Фаро удивленно приподнимает бровь, вглядываясь в окна такси. Понять сейчас, куда везет ее новый знакомый, не представляется никакой возможности, то ли город потерял привычные черты, то ли черти, что прыгают внутри, не дают сосредоточиться.
- Я человека убила, чем я лучше всех тех, кто находится по ту сторону баррикад, что может оправдать убийство?
Странно, но голос ее не дрожит, словно, это ей поручили прикончить лысого, и теперь, совесть дремлет, промерзшая, но  тут же убаюканная так вовремя включенной печкой. И этот мужчина, он говорит совершенно правильные вещи, однако, кажется, что от собственных рук все еще пахнет кровью…
- Он получил по заслугам, это ясно… Скажи, Джеймс, ты всегда спишь спокойно по ночам, тени прошлого не приходят к тебе? Мне почему-то кажется, этот толстый не первый, в твоем послужном списке, и да, ты наверное шутишь про пару месяцев, хотя… Если б я его еще и ограбила…
Спирит улыбается той улыбкой, что не предвещает ничего хорошего, грея ладони  перед горячим носом печки, плотно стиснув колени, будто зная, что в скором времени, водителю придется нажать на газ.
- Спирит,  думаю, обойдемся без фамилий,- она подмигивает брюнету, слепо щуря глаза; позади происходит что-то не ладное, и она чувствует это каждым позвонком. Предвосхищая ее подозрение, мужчина просит пригнуться и вжимает педаль в пол так, будто через какие-то пару секунд, они смогли бы взлететь.
Погоня- такое Фаро видела только по тв, за пачкой чипсов и даже в те моменты, ей казалось это жутко волнительным предприятием. Некая доля романтики и секса. Опасность – это всегда возбуждает.
Она пригибается, упираясь пальцами в сидение машины, сжимая его до побелевших костяшек. Мужчина с оружием и девица в купальнике- если они разобьются, у полиции будет что обсудить. Но разбиваться совершенно не хотелось. Ее так резко вырвали из обыденной жизни, протянули руку, словно знали, что она так остро нуждается в переменах. И черт с ним, что Спирит понятия не имеет, кто сейчас рядом с ней, внутренне,  она уверена, что парень вряд ли пустит пулю ей в лоб…
Как часто тебя обманывали собственные ощущения?
Пытаясь сосредоточиться на погоне, Фаро отбросила ненужные мысли в дальний угол, напрягаясь всем телом, лишь бы удержаться на месте. Улицы, как назло, вились узкой лентой, сжираемые темнотой, что поглощала бледный свет фонарей на раз-два. Сейчас, рассмотреть собственное местонахождение, было крайне тяжело, дома мелькали все быстрее, сливаясь в единое мрачное пятно и тогда ей отчего-то подумалось, что неотъемлемая часть погони, это перестрелка…
Пуля проехалась по левому краю машины, едва поцарапав железо, по крайней мере, это не выбило из колеи и такси продолжало двигаться, в этом сумасшедшем, но спасительном темпе.
- Я как-то раз, разбила машину своему бойфренду, так - что если устанешь, я могу помочь,- она шепчет одними губами, борясь с желанием вытянуть из-за пазухи Джеймса пистолет и попытаться прострелить колесо машины, что к слову, ехала не так быстро, как они. Но рядом с водителем явно сидел тот, кто в следующий раз мог бы  быть более метким. Пистолет с глушителем – если мы умрем, жители спящего города могут даже и не проснуться.
Бесславная смерть.
- Джеймс, они не отстанут ,- улица, словно в сговоре с преследователями, избавилась от поворотов, предоставив им ровную дорогу, без шанса на маневр.
Сердце колотилось бешено, но Фаро не могла сейчас понять, от страха это или от жажды быть частью всего, что происходит в данный момент. Ей совершенно не хочется сидеть вот так, вжавшись в пассажирское кресло, когда по ним идет  такая откровенная пальба.
- Пусти меня за руль, нам просто так не оторваться,- голос Спирит звучит уверенно, потому что шептать больше не имеет никакого смысла. Она выпрямляется, разворачиваясь к мужчине, как бы всем своим видом намекая, что он не может  отказаться.
- Если умрем, то хоть с ветерком.

Отредактировано Spirit Farrow (2015-12-14 12:36:12)

0

9

Обычно перестрелки в черте города - удел кино и воспоминаний о том, как велись дела лет 20-30 назад. В наши дни никто не станет так рисковать, никто не полезет в откровенную бойню. Но греки, видимо, были не очень умными, так что едва поняли, что догнать Норта не смогут, принялись палить.
- Пусти меня за руль, - раздается голос танцовщицы, довершая общую картину киношного безумия.
- Ты в войнушку поиграть решила? И речи быть не может.
- Если умрем, то хоть с ветерком.
- Что? Я не собираюсь умирать в дурацкой погоне с двумя кретинами и...
Офицер отрывает взгляд от дороги и пару секунд ошарашено смотрит в лицо Спирит, которое теперь совсем рядом.
"А что я собираюсь делать? Оторваться от них, высадить девчонку и укатить дальше как ни в чем не бывало, прекрасно понимая, что они ее видели и теперь не остановятся пока не найдут?"
- Я же сказал тебе пригнуться! - Рявкает Норт, будто перед ним не женщина, а один из его новобранцев, и тут же отодвигает водительское кресло подальше от руля. - Ладно, лезь сюда, держи дорогу... Но вот тебе мое слово - остановимся и я лично пущу тебе пулю в голову.
Вся эта рокировка напоминала бы приватный танец, уложившийся в пять секунд, да вот обычно мужчины не стремятся побыстрее выбраться из-под стриптизерши. Вероятно, обычно в них при этом не стреляют.
Машина виляет и снова берет прямой курс - теперь уже под контролем Спирит.
- Затормозишь, когда я скажу.
Джеймс опускает стекло, выжидает пока стрелок преследователей в очередной раз промажет по их форду и отвечает одним метким выстрелом. Еще один в переднее колесо и завершающий - в заднее с той же стороны, едва машину начало заносить. Как в учебнике.
Норт садится в кресле ровно и медленно выдыхает, будто актер перед выходом на сцену.
- А вот теперь тормози.
Машина преследователей на заднем плане переворачивается, надрывно скрипит мнущимся металлом и снова встает на колеса. Голливуд бы так и нарочно не смог. Но все же есть разница между кино и действительность. В реальной жизни человек, выполняющий такую работу, всегда в ней уверен. А уверен он потому что идет и проверяет.
- Серьезно, твой друг промазал по машине с 15 метров? По машине?! - Джеймс обращался к греку-водителю, чье уставшее лицо разбито подушкой безопасности. В общем-то, военный не желал им смерти, хоть они и были отъявленными головорезами. Но что уж тут поделать.
Пистолет бесшумно выплюнул пулю. Норт вернулся к своему форду, открыл водительскую дверь, наставил глушитель в лоб Спирит.
- Бам. - Он дернул дулом, напоминая о том, что обещал пристрелить ее, - Двигайся.
Нью-Йорк остался позади, за окнами сменялись пейзажи: поля, небольшие пролески, повороты на дорогие респектабельные пригороды, автозаправки, стоянки дальнобойщиков. Постепенно декорации становились однообразнее и вскоре впереди уже чернели лишь холмы Пенсильвании. Норт держал скорость достаточной, чтобы побыстрее покинуть эти края не привлекая при этом внимания полиции. Впрочем, их уже наверняка начали искать... Еще бы, после такого представления-то, устроенного силами одной прелестной актриски.
- Ты спрашивала как мне спится.. Нормально. Никаких проблем со сном. А тебе? Тоже, наверно, ничего? А если я скажу, что убил тех двоих только потому что ты высунулась когда не надо было? Ты правда думаешь, что я бы не оторвался?
Он запоздало взвешивает слова, которые только что сказал. Возможно, это было слишком. Повесить на женщину вину за убийства, которые она не могла предвидеть.. Не все же рождаются со знанием того, как надо заметать следы. Да и откуда ей знать справился бы он с погоней или нет.
- Впредь делай то, что я тебе говорю. Как ты верно догадалась, мне все это не впервой. Поверь, я знаю, что творю.
Такси свернуло на почти пустую стоянку большого круглосуточного супермаркета. Норт заглушил двигатель и принялся рыться в карманах в поисках наличных. Он почти завидовал этой девочке, для которой все закончится совсем скоро. Картину чудесного избавления портил только тот груз ответственности, который он свалил ей на плечи, желая лишь немного поучить. Все же он слишком привык к воякам, а Спирит - не солдат.
Джеймс выудил из-под сиденья кепку New York Yankees. Пару секунд помял ее в руках, пытаясь выдумать для девушки слова утешения, но в таких делах он никогда не был особенно хорош, так что лишь ободряюще улыбнулся перед тем как надвинуть козырек на глаза.
- Посиди здесь. Я вернусь через пять-семь минут. Все.. все будет хорошо.

+2

10

Все будет хорошо.
Спирит вытягивает кончики пальцев на ногах, словно в поисках почвы под ними. Опоры, реальности, утешения. Сейчас бы сигарет, много сигарет. Дым не успокаивает, а заводит, вопреки всему. Хочется сорваться с места, выбежать из машины босиком и подняв дрожащие руки к небу, мутному, недоверчивому, живому, кричать, пока легкие не превратятся в пару усохших фиников.
Весь запал, вся эта драйвовая погоня, все сошло на нет, в тот миг, когда слова Джеймса выплыли из этого моря погони, постреливая на языке холодными пулями.
А чего ты еще ожидала от своей работы, Фаро?
Губы раскусаныв кровь, независимо от болезненных ощущений. Она все еще в машине, а мысленно уже далеко. И это далеко не  назвать собственной квартирой. Далеко, это где-то за пределами города, быть может, она сейчас забежала даже за рамки нашей планеты.
Очень холодно и обидно. Она хотела помочь. Помочь.
Несчастная ты стриптизерша. Пуля в лоб послевкусием упоительной ночи, как тебе?
Оставалось вжиматься в сидение машины, дышать ровно, следить за дверью супермаркета.
Она бы сейчас не отказалась от алкоголя. Крепкого, прочно выжигающего внутренности и истину. Руки покрытые узором тонких вен тряслись, словно после пистолетной отдачи. Осознание самого важного, страшного, истинного приходит после. Когда занавес падет.
Она убила человека. Ей некуда идти. Жизнь за час превратилась в огромный взрывной механизм, и каждая минута приближает ее к эпилогу.
От свинцовых мыслей отвлекло движение, краем глаза Спирит засекла возвращающегося в машину водителя. 
«И не одна ночь не станет последней»
Как молитву.

Отредактировано Spirit Farrow (2016-02-01 16:43:45)

+1

11

Норт поставил большой бумажный пакет на капот форда и постучал в стекло. Дождался, пока оно опустится.
- Придется сегодня довольствоваться одеждой из супермаркета, - он протянул Спирит серую простую толстовку, джинсы и кеды. Такие обычно покупают рэднеки просто потому что над кучей всего этого хлама была надпись "цена месяца". Но на придирчивый выбор времени не было.
- Надеюсь, не ошибся с размером. Женская мода - не совсем моя специальность.
Он обошел машину, сел в салон и, достав из кармана тряпочку, какими хорошие домохозяйки надраивают кухни до зеркального блеска, принялся протирать все поверхности, каких могли кас аться их с девушкой пальцы.
- Дальше со мной нельзя. Сейчас я поменяю машину, а ты пойдешь вон на ту остановку и сядешь на автобус до любого города, название которого тебе понравится. В идеале - к самым дальним родственникам, о которых никто не знает. Лишь бы не ближе двухсот километров от Нью-Йорка. Можешь не сомневаться, босс вашей веселой тусовки уже выдал твое имя кому не нужно. Но у Тео не было друзей, готовых мстить за него, так что искать тебя за пределами Яблока или устраивать резню из жажды расплаты они не станут. Тебе надо будет пересидеть месяца два, максимум три. Смотри новости каждый день. Как скажут, что полиция накрыла арабских торговцев оружием - можно возвращаться. Кстати о полиции, они тебя беспокоить не будут, не волнуйся. Если все-таки поймают - плачь и вали все на незнакомца, которого не успела разглядеть - так быстро он скрылся.
Джеймс спохватился будто что-то вспомнил, достал из кармана сложенную вдвое пачку купюр разного номинала и протянул девушке.
- Это тебе на первое время. Особо не пошикуешь, но что поделать. Придется как-то выкручиваться.
Норт вздохнул и стянул прикрывавшую глаза кепку - прятаться больше было не от кого. На всей парковке ни души, и даже по шоссе за это время так никто и не проехал. Создавалось ощущение, будто ни единого человека в этом мире не волнует, что где-то в Нью-Йорке еще не остыло тело с колотой раной в животе и куском свинца в голове. Все-таки не врали правила старой как мир игры. Город засыпает. И ничто не заставит его пробудиться пока бесшумно сводят счеты неназванные противники. А наутро уже слишком сложно понять, чья кровь должна была быть пролита на самом деле.
Военный и его случайная подельница сидели в темном салоне, двигатель молчал. В этом сумраке и темноте волнение Спирит ощущалось почти кожей. Джеймс думал о том, стоит ли сказать ей, что настанет утро, когда она проснется и все эти смерти покажутся ей чем-то незначительным, совершенно не находящим отклика в ее собственной душе, будто она тоже приняла правила игры и теперь умеет спокойно спать под перестук затворов. Решил не говорить. Пусть однажды сама почувствует и сама разберется облегчение это или опустошение. Готовиться к этому нельзя, иначе неизбежно заранее осудишь себя, лишишь какого бы то ни было шанса.
И все же хотелось рассказать о многом. Но здравый смысл заставлял молчать, а лиловая полоска над горизонтом подгоняла, напоминая о том, что скоро начнет светать. Норт выдохнул и на секунду прикрыл глаза, готовясь отмахнуться от странного тоскливого настроения, в которое его погрузила тревога Спирит. Ему вспоминались времена, когда он и сам был таким же потерянным. Только теперь он понимал, что это были прекрасные времена - тогда еще можно было все изменить.
Это было давно.
- Раз уж спаситель может распоряжаться жизнью спасенного, сделай одолжение, смени профессию, - он улыбнулся и вышел из машины. За зданием магазина его ждала другая, а такси было уготовано стоять с ключами в зажигании пока его не угонят какие-нибудь мальчишки.
- И постарайся больше не связываться с оружейными баронами, Спирит. - Бросил он через плечо почти веселым тоном.
Это, чуть ли не списанное из бульварной книжонки, спасение незнакомой девушки все еще не казалось ему хорошей идеей. Но представить себе, что он бросил ее, Норт уже не мог. Пусть даже он никогда уже не увидит ее, не услышит ее имени.
Во всяком случае, он очень надеялся, что не услышит.

+3

12

Закрыт.

0


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 13.09.2009 All is fair in love and war (Х)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC