Наша группа ВК
Таймлайн

Vesta : Ramirez
Kravetz
Добро пожаловать в прекрасный Мидгард, который был [порабощен] возглавлен великим богом Локи в январе 2017! Его Армия долго и упорно шла к этой [кровавой резне] победе, дабы воцарить [свои порядки] окончательный и бесповоротный мир для всех жителей Земли. Теперь царство Локи больше напоминает утопию, а люди [пытаются организовать Сопротивление] счастливы и готовы [отомстить Локи и его Армии за их зверства] строить Новый мир!
В игре: 12.2017 | NC-21 | Эпизодическая система

Loki's Army

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 13.09.2017 Seek and hide (Х)


13.09.2017 Seek and hide (Х)

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Название эпизода Seek and hide
Время игры 13.09.2017
Место действия
Таежный лес, о. Ванкувер, Канада
Описание

Забитая глухомань - кажется, в такие уголки никогда не доползут щупальца цивилизации. По окрестностям ползут странные слухи, а их специфичность в итоге доносит суеверную молву до нужных ушей.
Тот, кто ищет, всегда найдет, но вовсе не обязательно то, что искал. Выполняя ставшее привычным задание новой должности, Тигра Лайнус даже не предполагает, как сильно случайная находка может изменить ее жизнь.

https://pp.vk.me/c618521/v618521792/18ee9/_p7GcZFZsyg.jpg

Персонажи (в порядке очередности)
Tigra Linus
Haiya Kravetz

+1

2

Тигра еще не успела привыкнуть к новой должности, но она ее безмерно радовала. Жизнь в роли няньки, в золотом плену дворца, закончилась и навсегда осталась в прошлом. Снова ей принадлежали все тропы мира. Снова ее нога, а иногда и лапа, ступала по далеким землям. Мидгард был огромен и Тигра считала просто невозможным жить привязанной к одному месту. На самом деле, для нее он был маловат, ей хотелось большего. И потому она с радостью колесила мир, посещая самые отдаленные его уголки, в поисках тех, кто отличается от обычных людей. уж кому, а ей было с ними проще найти общий язык, чем простому смертному. Да и справиться, в случае агрессии тоже. Некоторые переходили на диалог лишь после хорошей драки, убедившись, что она достойна того, что бы говорить.
В этот раз служба занесла Тигру в такие дебри, откуда потом выбираться и выбираться. А ей это нравилось. тем более, что она была не одна, а с напарницей. Во всех смыслах этого слово, ведь этой юной смертной Тигра доверяла, как себе. Они с Хайей разделили на двоих не только приключения и боевые подвиги, но и самые сокровенные чувства, мысли. Хайя зала о Тигре то, что не знал, наверное, больше никто. И Тигре было от этого спокойно.
Это место, куда они забрались... Казалось, что ни один нормальный человек туда не сунется. В таких местах можно было снимать фильмы ужасов без декораций и спецэффектов. Потрясающее место! Большую част времени Тигра пребывала в облике хищницы, так ей было не только спокойнее за подругу, но и комфортнее. И перемещаться они могли намного быстрее. Тигра первая предложила Хайе прокатить ее верхом. Они словно попали в старинную мрачную сказку, древнюю легенду людей еще тех времен, когда Боги были молодыми и ходили по земле.
Тигра охотилась и всегда успешно. А как хорошо было лежать, согреваясь теплом костра и слушая его потрескивание просто молчать. или обсуждать планы их задачи, или просто говорить о вещах невозможных с точки зрения людей, или простых и приземленных вещах. Тигра всегда старалась чуть больше понять образ жизни и восприятие смертных, она охотно делилась с Хайей своими историями, не только рассказывая их, но и показывая. И все ближе и ближе они подходили к заветной цели, к источнику слухов пугающих местных жителей. Тигра готова была встретить там кого угодно, людская молва не несла никакой конкретной информации, только страх перед чем-то, перед кем-то неизвестным.
Наконец, романтика леса закончилась. Они пришли к месту назначения. И Тигра, конечно же, приняла свой нормальный облик. Да, вероятно они могли бы добраться туда и более классической дорогой, но это было бы не так интересно. Опять же срезали, чуть сократив путь. Теперь их задача была опросить людей и найти того, ради кого они сюда прибыли. Тут Тигра особенно надеялась на свою подругу.

+3

3

Cause the times they are a-chаnging…
  Поразительно, как меняются вещи за короткие, немыслимо короткие сроки. Чуть меньше года прошло с момента окончания Последней войны – но посмотрите, как изменились города, как изменились люди, как изменились судьбы. Память, ритмы, устои, привычки, политика, религия, система мировоззрений – год, помилуйте, люди, всего лишь год! Новый мир Локи ускорил темпы жизни – вдвое, втрое, вертись-крутись, планетка, забывай о вчерашнем дне, несись на всех парах к завтрашнему. Жители мегаполисов – неутомимые спринтеры в вечном забеге, движимые силами их подземных токов, графиками работы и расписаниями поездов, подгоняемые дедлайнами и вдохновляемые сводками новостных каналов. Мутировавший в техногенное чудо Мидгард, заводная игрушка в руках бога – глядите, люди, ваш бог спустился на землю, он вертит игрушку в своих холодных ладонях; Локи ваш Царь, он изменит вашу жизнь, он скажет, кто вы, и скажет, чем будет ваша жизнь, он задаст ее вектор, задаст ее ритм, отмерит высоту ее полета и определит ее конец. Торопись, торопись, монстр цивилизации, торопись, человеческий муравейник, вертись в колесе, быстрее, еще быстрее!
  Но посмотрите теперь сюда: на эти древние, шероховатые стволы, покрытые мхом и налетом десятилетий; на реки, звенящие в ущельях; на эти гористые склоны, усталые морщины на теле земли - они дышат самою силою природы, они неподвластны времени, не покоряются богам и князьям человеческим. И кажется, что ничто на свете не затронет их заразною скверной перемен; они были, есть и будут здесь, от начала и до скончания веков. Дитя новой эры, взращенная паутиной цивилизации, девчонка, умеющая как никто выживать в городских джунглях, в царственной тиши девственного леса заповедника чувствовала себя неуютно, непривычно растерянно среди величественного умиротворения естественной жизни. Ей не хватало шума, не хватало толчеи, рева моторов и воплей мегафонов, сполохов рекламных бигбордов и незыблемого лабиринта небоскребов. Здесь, в лесу,  все так же жило, дышало, перемещалось, издавало звуки – но исподволь, незаметно; стоило отвернуться – и сама чаща начинала буравить спину влажным зеленым взглядом.
    Где-то сбоку еле слышно хрупнула ветка под тяжелой лапой, и Хайя с облегченным вздохом натянула на спину лямки рюкзака, проводя ладонью по знакомому полосатому загривку.
- Пойдем, Тигр? Воды во фляге осталось совсем на донышке, но мы, помнишь, слышали ручей в той стороне…

https://pp.vk.me/c623717/v623717792/45a0/ofo4Axcwdgs.jpg

https://pp.vk.me/c623717/v623717792/4599/lrh2dGDoGTo.jpg

   Это она, Тигра Лайнус, самое поразительное и самое неугомонное создание, выброшенное Асгардом в гущу человеческого бульона, вытащила Хайю из нескончаемой суматохи города в этот тихий, прохладный, чарующий молчаливой суровостью мир. Задание? Хах! С таки родом деятельности, заданием Тигра могла назвать решительно все, что угодно. Узнав о новом ее назначении, Кравец искренне радовалась за непоседливую асинью. После месяцев пребывания в роли няни юного Локи, после высоко статуса придворной и просиживания тоскующей канарейкой в золоченой клетке, Тигра снова обрела свободу действий и перемещений, не стесненную рамками этикета и вечно снующими поблизости папарацци. К тому же ей, как асу, прошедшему войну и дослужившемуся до высокого чина, помимо статуса вербовщика Армии Локи и равного груза свободы и ответственности, полагался целый подотдел  в управление, гордо взваливший на себя вопросы систематики и статической обработки информации, данных, бумаг. Полевая работа, как ни парадоксально, доставалась именно «начальнице» и «высшей инстанции» - впрочем, при близком знакомстве с Тигрой, в скором времени уже перестаешь удивляться чему-либо. За пространным словом «вербовщик» крылось больше, чем могло показаться на первый взгляд.
  Проблема мутантов встала особенно остро в начале войны и не потеряла своей актуальности по ее завершении. Отдельной графою шли полуасы - полукровки, дети  «проездом гулявших» на земле асгардцев, люди с особым генетическим складом и зачастую особенными способностями, превышающими  обычные человеческие пороги и пределы. Многие из них не знали своего прошлого, многие скрывались, мечтая остаться неузнанными, но с точки зрения новой политики они все  до единого в бесконтрольной своей массе представляли опасность. Чипы слежения, особые реестры, в редких частных случаях -  настойчивые предложения занять  престижную должность, заслуживая ее преданной службой Локи.
   В этом и состояла работа Тигры. Подозрительные данные и факты со всех уголков земного шара на определенной стадии соскальзывали в конвейера полицейского департамента  или медицинских обследований  и шли напрямую в мегакомпьютеры ее подшефного ведомства, в цепкие лапки ее статистов. Самые подозрительные, живые и вероятные случаи в форме гипотезы с указанием адресов, имен и обстоятельств попадали Тигре на стол – и вот тогда наставал черед гипотезы эти проверять. Никто не способен распознать аса, кроме другого такого же. К тому же, навыки солдата, шпиона, парламентера и, в конце концов, мага, возводили Тигрин дар убеждения  на воистину незаменимый уровень. От ее хитрой улыбки, сладких речей и навеянных  иллюзий невозможно было скрыться. И будущие рекруты сдавались, радостно и добровольно. Полуасы занимали достойное место в рядах армии своего бога, а мутанты с явно выраженными физическими свойствами и отклонениями отправлялись на специально оборудованную базу на Карибах.
   Признаться честно, Кравец всегда безмерно радовалась, что ее телепатия  не попадает под категорию «явно выраженных физических отклонений». Отбрасывая даже полюбившийся нынешний образ жизни и прикипевший к сердцу, взбалмошный и неспокойный Нью-Йорк, на остров этот, без сомнения во всех отношениях удивительный, Хайя все равно старалась не соваться. Многие его нынешние обитатели были полтора года назад освобождены из «Куба» - а, следовательно,  слишком хорошо помнили залитые кровью коридоры и маленькую бледную девчонку, нашептывающую команде расстрела следующую мишень. Мое первое, мать его, задание. Тогда слово «задание» еженедельно, а то и ежедневно, сопрягалось с кровью, смертью и хождением по грани. Как все меняется, как же сильно все меняется!..

https://pp.vk.me/c623717/v623717792/4576/gg4tvoiXZvQ.jpg

https://pp.vk.me/c623717/v623717792/457d/Z_9_KVw6qHM.jpg

   Проведя последние полторы недели на плановых армейских учениях, в коротких суточных перебежках между казармами, построениями  и индивидуальными тренировочными боксами, Кравец была искренне счастлива, когда в три часа ночи в кабинете командования получила повестку о снятии с учений ввиду необходимости срочного выезда на задание. Сонно щурясь и растирая пальцами темные круги под глазами, девчонка, увидев в бланке  имя Тигры Лайнус, не смогла сдержать довольной усмешки. Срочное спецзадание, еще бы! Да асинья, добрая душа, просто решила устроить ей маленькие каникулы и тур выходного дня! Чем бы не представлялось это мероприятие в рамках официального отчета, в реальности оно, скорее всего, грозилось оказаться эдакой прогулкой по живописным местам одного из красивейших островов Канады, - разумеется, щедро приправленной тигриной взбалмошностью, хайиным талантом попадать в переделки и коллективным необдуманным риском.
  Пункт назначения, который Хайя отметила забавной рожицей на виртуальной карте местности карманного навигатора, значился как населенный пункт Сайд-Лейк. Крошечный, богом забытый городишко на два десятка домов, затерянный среди таежного леса западного побережья Ванкувера, в северной оконечности национального парка  Pacific Rim. В десятках миль ниже простирается всемирно известная сложнейшая туристическая тропа West Coastal Trail, в последнее десятилетие неизбежно манящая прожженных ветеранов кэмпинга, профессионалов рафтинга и любителей экстремального отдыха; еще несколько троп тянутся восточнее и южнее, то углубляясь в лесные дебри, то подбираясь к изрезанному фьордами побережью. Раньше несколько популярных маршрутов проходили прямиком через Сайд-Лейк, и городок кормился с круглогодичного наплыва туристов, как разжиревшая паразитирующая личинка. В течение же последних пяти лет маршруты изменились, огибая труднопроходимую местность и устремляясь к открытой и живописной береговой зоне, а само поселение  в  своей глухой безлюдной чаще истощало, опустело и окончательно одичало.
   Горстка местных старожилов, оторванная от мира и  окопавшаяся в суровых северных лесах… мрачноватая картинка, как ни крути. Всю эту краткую историческую сводку вместе с географическими, топографическими и климатическими подробностями Хайя усердно штудировала по результатам запрошенных материалов во время поездки  из Нью-Йорка в Вашингтон; оттуда – короткий чартерный  перелет в Порт-Харди, где уже поджидал блестящий глянцевым бампером новенький внушительный лэнд-круизер, обязанный с комфортом доставить армейцев в нужную точку. Но не тут-то было. С момента посадки на острове у аса, как оказалось, на способы достижения цели были совершенно иные взгляды, и реализация их началась с вежливого, но настойчивого отказа от услуг и обязанностей предоставленного водителя. Малость прифигевшая от такой внезапности Хайя проводила безмерно тоскливым взглядом удаляющийся силуэт джипа.
- Так, говоришь, добираться будем самостоятельно?
  Туристический марш-бросок через тайгу, признаться, поначалу привел Кравец в состояние легкой паники. То, что предполагается он в надежной компании Тигры придавало, с одной стороны, уверенности, но с другой – вносило очевидную кислинку сумасбродства во всю затею. Вооружившись здравым смыслом, скудным опытом и всесторонней поддержкой консультантов в отделе «Все для туризма», Хайя потратила изрядное количество тессов, скупая минимальный походный набор в предвкушении нескольких суток лесной жизни. Рюкзак, спальник, сухое топливо, сорбент-очиститель воды, спреи от насекомых, зажигалка, бечевка, котелок, термос, фляга, соль-сухари-сухой паек, куча важных мелочей по-минимуму. Самыми приятными во всей этой процедуре вынужденного шопинга были тридцать минут, проведенные у стенда с ножами для выживания: отмахнувшись от советов продавца, Кравец, налюбовавшись всеми вариантами, купила в итоге трех красавцев, складной, короткий с широким клинком и массивный с зазубренным лезвием. Так, на всякий пожарный, в коллекцию прихваченных из дому еще трех метательных, двух боевых и пары пистолетов…

https://pp.vk.me/c623717/v623717792/4584/RSBOBZTlkRg.jpg

https://pp.vk.me/c623717/v623717792/458b/frD9MQGqgIo.jpg

   Здесь, вдали от людских скоплений, ас могла сполна насладиться волею звериного облика. Перемещение на спине стремительно несущегося тигра, вцепившись пальцами в густую шерсть и с походным рюкзаком за плечами – неописуемый и уж точно неординарный способ передвижения, но это позволило им покрыть расстояние, измеряемое в неделе пешего пути, за двое с лишним суток. К вечеру первого дня Хайя почти привыкла. Готовила на костре пойманную Тигрой дичь; перестала каждые десять минут сверяться с GPS; приноровилась перескакивать через поваленные стволы и отмахиваться от бьющих по лицу веток; уяснила, что не все, что похоже на ягоды, можно тянуть в рот; постепенно постигла и прочие элементарные кэмпинговые премудрости.  Мрачная суровость труднопроходимой чащи неосознанно подчиняла своей особой уникальной атмосфере; к тому часу, когда примятый в кармане навигатор отчаянно запищал, извещая о приближении к назначенному участку территории, обе непрошеные гостьи уже в достаточной мере освоились  с особенностями местности.

https://pp.vk.me/c623717/v623717792/4592/Ikc4vlOXaiM.jpg

https://pp.vk.me/c623717/v623717792/45a7/wH6a7nr7Mqo.jpg

  Чем ближе к месту событий, тем чаще вспоминались обстоятельства, которые привели их сюда. На первый взгляд – нелепые побасенки суеверных «лесных отшельников». Разговоры то о монстре, то о звере,  то еще бог весть о каком чудовище, терроризирующем окрестности. Разговоры о проклятии. Разговоры о магии. Мыслимое ли дело, в семнадцатом году третьего тысячелетия, когда само слово «магия» официально приобрело совершенно иной уровень и значение?  Загадочное убийство в лесных дебрях, двойное, с периодичностью в лунный цикл. Растерзанные до неузнаваемости тела, еще трое чудом выживших охотников, покалеченных неопознанной темной тенью в ночи. У каждого – своя версия, и свое уникальное описание «монстра»; не легче ли списать все на пьяные бредни и суеверные домыслы? Вот и полиция так решила. Две смерти списали на  несчастный случай, погибших объявили неудачливыми жертвами пумы или медведя. И плевали они, что характер следов и отметин не соответствует размерам и форме когтей местных хищников, и плевали они, что в показаниях очевидцев слишком много опасливо-мистического, вливающегося в строгую уверенность, непоколебимость в собственной правоте…
  «Тупые федералы» - так единогласно решили в поселке. А федералы, меж тем, тупыми вовсе не были. Они талантливо и осмотрительно были вышколены уметь вовремя закрывать глаза и уши, а все странности протоколов были тотчас изъяты из общего участкового пользования и направлены в совершенно иную инстанцию. В какую – нет нужды объяснять. Суеверия болтливых сайд-лейковцев  привели двух агентов Армии Бога в их забитую глухомань. Парадокс? Отнюдь. Тигрино чутье и опыт в делах такого рода, яро поддержанный хаиной интуицией, не мог ошибаться.

  ***
  Вы когда-нибудь видели хижину лесника? Добавьте еще штук пятнадцать таких же, убогий магазинчик, подобие «кафе-закусочной», являющейся по совместительству и баром, и мотелем, еще пару собачьих будок и старый пикап у обочины – и вы получите относительно полное представление о Сайд-Лейке во всей его красе.  В таких захолустьях не место чужакам, не место новым лицам. Заблудившиеся туристки? Версия была бы правдоподобной, но на длительное пребывание и тем более доверие местных рассчитывать не приходилось бы. Вопрос, каким образом и под какой личиной появиться в городке, встал ребром на подходе к месту событий, завис неоконченным спором в предвечерних сумерках и решился, как всегда, сам собой, внезапно и неожиданно.
- Эй, вы кто, черт возьми, такие?
  Охотник, обнаруживший в родном лесу странную белобрысую девчонку, увлеченно пререкающуюся с говорящим тигром, должен был бы немало удивиться – но ему повезло, так как Тигра находилась в своем человеческом обличье. Хайя резко обернулась на голос, и мрачный, настороженный взгляд незнакомца утонул в гипнотических прозрачно-голубых глазах.
Джаред  Хорн, едва за сорок, вдовец, охотник, бывший кэмпинг-тренер, детей нет, судимостей нет, живет один, родственники в ближайшем районном центре… подходит. Она едва заметно усмехнулась, вторгаясь в чужое сознание легко и непринужденно. По лицу мужчины скользнула тень узнавания, рот расползся в счастливой улыбке, и уже через мгновение он радостно сгреб не ожидавшую таких махинаций Тигру в медвежьи объятия.
- Девочки мои! Наконец-то приехали! Я уж думал, Наоми своих малышек никуда дальше трех метров от юбки не отпустит, а вы все-таки добрались!
- Дядя Джаред, мы так соскучились! – тоненько пропищала Хайя, давясь смехом при взгляде на ошарашенное лицо аса. - Пойдем скорее в дом, уже темнеет, как раз ужинать пора…
  Расчет был прост и изящен:  хочешь проникнуть в общину – так легче всего сделать это изнутри. Завтра одурманенный Хорн обрадует весь Сайд-Лейк вестью о прибывших из города родных племянницах, приехавших погостить к любимому дядюшке. Тут даже не потребуется очевидное семейное сходство; когда люди так долго живут общиной, их ментальное поле отчасти сливается, образуя единую поверхностную массу «коллективного сознания»; это похоже на примитивную компьютерную сеть – опытному телепату не составит труда запустить в нее своеобразный «вирус», который в дальнейшем самостоятельно мутирует и укрепится в сознании людей.
   Племянницы из города. Родственницы члена группы – равняются членам  группы. Определенно, удачный ход; помимо этого, такое положение вещей обеспечивало им как минимум «семейную обстановку» с бесплатным проживанием, питанием и крышей над головой, что в данном раскладе тоже являлось немаловажным фактором.
- Скажи, что я молодец? – тихонько хихикнула Хайя уже позже, ночью, кутаясь в колючее шерстяное одеяло и взбивая кулаком перьевую подушку; «дядюшка» выделил им для ночлега комнату с двумя старыми кроватями наверху, оставшись ютиться на диване в гостиной. – Хоть выспимся в кои-то веки по-человечески, а завтра - завтра утром можно уже и к расспросам приступить. Как говорится, утра вечера мудренее…

Отредактировано Haiya Kravetz (2014-10-13 06:14:54)

+2

4

- Скажи, что я молодец?
- Ты не молодец, - мурлыкнула Тигра. - Ты молодчина!
Тигра не уставала восхищаться этой юной смертной. Если сама она рисовала людям образы и иллюзии перед глазами,  то Хайя отправляла их напрямую в разум,  ловко и незаметно для человека,  манипулируя его мыслями,  считывая информацию. Опасно было бы оказаться ее недругом.
Им выделили комнатку - очень простую,  непритязательную и наполненную каким-то особенным уютом. В такой комнате хорошо быть ребенком. Вздрагивая,  слушать скрип половиц и шорохи мышей, воображая всевозможные пугающие вещи. Читать старую потрепанную книгу в тусклом свете фонарика или просто лежать и смотреть в потолок,  мечтая о далеких странах и всяких чудесах. Возможно кто-то в этой комнате так и проводил время,  когда жил здесь.
– Хоть выспимся в кои-то веки по-человечески, а завтра - завтра утром можно уже и к расспросам приступить. Как говорится, утра вечера мудренее…
Выспаться по человечески - это точно было не про Тигру. Она,  словно малое дитя,  не могла и не желала вот так взять и уснуть. Без компании привидений и прочих подходящих обстановке иллюзий. Хозяин дома даже не подозревал,  какие безобразия, происходят в комнате племянниц. Спал,  как все порядочные люди.
Утро закралось в окно золотистыми солнечными зайчиками,  неумолчным щебетом птиц и запахами готовящегося завтрака. Тигра проснулась первой, сладко потянувшись зевнула,  посмотрела на спящую подругу и снова уснула,  зарывшись в одеяло. Разве не так делают юные смертные? Пусть их придут и разбудят. Они же устали с дороги и вообще,  кто же гостей рано поднимает?
Однако,  хоть эта деревенька и казалась стеной,  а просыпалась она рано. И гостья тоже пришлось вставать ни свет,  ни заря. По крайней мере,  так проворчала Тигра,  выбираясь из уютной постели и вдыхая ароматы утреннего тумана,  леса и кофе. И, кажется,  пахло омлетом. Омлетом с беконом! Уж. Она-то не могла ошибиться! 
После завтрака и расспросов "дядюшки" о том,  как они добрались,  о всевозможных новостях об их жизни и жизни кучи родственников,  с чем разбираться Тигра предоставила Хайе - ведь та могла дать именно те ответы,  которые от них хотели услышать,  они отправились здороваться со всеми местными,  а за одно собирать всевозможные сплетни и аккуратно,  незаметно,  задавать нужные вопросы.
Встретили их тепло,  как своих. Но вот на тему всяких вещей подозрительных и странных,  говорили крайне не охотно. Сразу умолкали или переводили тему. Все что удалось выяснить Хайе с Тигрой,  что одним в лес лучше не ходить и вообще держаться от него подальше. И после наступления темноты сидеть дома. Мол,  традиция здесь такая. Лес близко,  звери дикие.
Слушая это,  Тигра мысленно усмехалась - эти люди даже не подозревают,  что зверь среди них. Так же,  она не сомневалась,  что Хайя уже давно выяснила все,  о чем эти люди недоговаривают. Но,  даже не читая мысли можно было понять,  что это не просто маленькое замкнутое сообщество - люди напуганы и напуганы на столько,  что не хотят об этом говорить.
Так они провели несколько дней и, в целом,  не плохо проводили время. Тигра такая жизнь нравилась больше,  чем в шикарном дворце. Точнее,  ей сама атмосфера нравилась больше. Все же,  и во Дворце имелись свои плюсы.
Большую часть ночи Тигра не спала,  она следила,  затаившись в укромном месте,  за темной и пустынной улицей. Нет,  никакие дикие звери там не бродили. Разве что можно было увидеть осторожную лису, искавшую остатки сьестного,  что оставляли после себя люди. Но в одну из ночей Тигра увидела то,  что ждала. Того,  кого ждала. Хищник. Волк. Но это для людей. Она чувствовала его суть,  его двойственную,  пеоеменчивую натуру. Оборотень. Вот кто запугал местных жителей. Волк,  что воет под их окнами ночами - тоскливо и безнадежно,  словно отверженный. Он и был им. Никто бы и никогда не открыл ему дверь. И правильно бы сделал. Не все оборотни умели контролировать себя в зверином обличии. Большинство превращались в диких и опасных животных,  не помнящих тех,  кого любят и кто любит их. Их мучила лишь необъяснимая тоска,  похожая на голод,  что и гнала к человеческому жилью. И ничем хорошим это не заканчивалось.
Тигра тихонечко разбудила Хайю и показала ей на тень блуждающую под окнами.
- Кажется,  вот и наша цель, - шепнула она,  - Пора выходить на охоту. Наверное,  будет лучше, если я пойду одна,  а ты будешь наблюдать из безопасного места. А то еще станешь тоже маленькой волчицей. - тихо рассмеялась ас,  - Научишься читать мысли еще и животных и тогда ничто от тебя не укроется. Они решили,  что самое удобное и безопасное место для наблюдения - крыша дома. Точнее,  так решила Хайя,  ас же с ней полностью согласилась,  усмехнувшись в темноте. Кошки,  обыкновенные маленькие кошки,  очень любили сидеть на крышах под лунойи звездами. Забавно бы в этом образе смотрелся совсем не маленький тигр.
"Если Тигра оборотня укусит волк оборотень,  интересно,  что произойдет?" Думала она,  следя за объектом,  "Научусь оборачиваться еще и волком? Или только волком? " Конечно,  на самом деле,  ее Тигриной сущности ничего не грозило,  но мысль показалась забавной.
Тигра надеялась вступить в контакт с оборотнем,  но лишь почуяв ее,  он дал такого стрекача,  что ей осталось лишь махнуть лапой. Гоняться за ним по ночному лесу себе дороже. Они найдут его утром,  по оставленным следам.
Утром лжеплемянницы тепло попрощались с "дядюшкой" и отправились домой,  покинув гостепримную крышу,  дававшую им приют все эти дни. Ну,  они так,  сказали,  что домой,  а на самом деле… Только вот уйти, как планировали,  быстро и тихо им не удалось. Гости здесь были редкостью,  какие-то события тоже. Потому девочкам пришлось снова пройтись по всем домам и со всеми попрощаться.
Лишь только ветви деревьев скрыли их от любопытных глаз,  как Тигра обернулась кошкой и приступила к поиску следа. Уже не свежего,  но еще заметного. Они шли медленно,  углубляясь все глубже,  а потом почти вернувшись обратно,  описали широкую окружность вокруг манящих едой и кровом кучки домов и снова немного углубились в лес,  но уже не так далеко.

+4

5

Четыре дня каникул в глуши показались Хайе вечностью. Ей не хватало шума, не хватало дикого биения сердечного ритма мегаполиса. Она давно отвыкла от неброских сонных городишек, а в этой таежной резервации было так тихо и уныло, что впору вешаться. Но нужно было ждать, и они ждали. Тигра дежурила у окон, полагаясь на терпение и чутье; Хайя спала чутко, готовая вскочить по первой необходимости. Ночи проходили без происшествий, а днем лица сайд-лейковцев примелькались до икоты. Конечно, фирменное какао с пирогом тетушки Мод, мастер-класс по озерной рыбалке и вечерний просмотр футбольных матчей всем поселком на крошечном телевизоре над стойкой в закусочной – все это было очень мило, но! Неблагодарная мерзавка Хайя Кравец редко была способна оценить прелести мирной жизни, и она чуть ли не ежечасно настойчиво ловила внимательный взгляд Тигры – Чуешь хоть что-нибудь?
  Сама Хайя  не чуяла нихрена, и это здорово беспокоило. Того, что знали сами поселенцы, было чертовски мало – в них было больше страха, чем понимания происходящего, а страх дорисовывал воображаемое к фактам. Пришлось изрядно повозиться, отделяя воспоминания от фантазий и чужих шепотков, пытаясь составить реальную картину происходящего.
- Он появился здесь месяца четыре назад, - рассказывала Хайя позже в комнате, задумчиво жуя пятый по счету бутерброд, - Знаешь, они ведь в лес все как свои пять пальцев знают,  особенно охотники. Никогда такого раньше не замечали, никаких признаков. Да здесь и хищников почти не водится, перевелись еще десятка два лет назад. Помнишь того мужика с бородой чернющей, он еще соусом облился, когда ты спрашивать начала, а потом вышел быстро? Этот из тех, кого в темноте задело, у него шрам на спине, еще не зажил. Этот зверь – тот, кого они боятся – на зверя нормального мало похож. Ну, я-то в этом не разбираюсь, но они так думают. Пахнет от него по-другому. Двигается слишком быстро. И сильный, чертяка, сильнее гризли – может, преувеличивают, а может, и нет. Вблизи-то его никто не видел. А кто видел, уже не расскажет. Тетка с вечно зашторенными окнами, которая живет в конце улицы – вдова, ее любезного разгрызли вщент, в закрытом гробу хоронили. Второго тоже, но он бобылем жил, там даже копаться не в ком – никто ничего не знает. Но боятся все, до потери пульса, особенно ночью. Старики вспоминают индейские легенды и считают это проклятием. Бред какой-то. Думаешь, это мутант, косящий под старые сказки?
  …Так они и начали «ночные бдения». Надежды на то, что местные скрывают какие-то жуткие и ужасные секреты, которые можно будет без огромных усилий вытащить на поверхность одной ментальной волей, не оправдались ни на йоту. Местные нуждались в ответах даже больше, чем он сами. В конце концов, целью Тигры было всего лишь проверить подозрения, а задачей Хайи – узнать, не молчат ли свидетели о чем-то существенном. Узнала. Не молчат. По большому счету, они могли бы спокойно срываться с места и возвращаться в НЙ, оставляя незадачливых сайд-лейковцев с их доморощенными лесными монстрами. Правда, дело оставалось все еще незаверщенным, а любопытство Тигра – неудовлетворенным, и потому они ждали. Хайя точно знала: рядом с этим асом не случится ничего скверного, зато нескучные события рано или поздно обязательно свалятся им на головы.
  И они свалились  - разве могло быть иначе? Цепляясь ловкими пальцами за сколотую черепицу и придерживаясь свободной рукой за угол дымовой трубы, Кравец напряженно наблюдала, как вздымается в рассеянном лунном свете черная шерсть, топорщится буграми на загривке, как тяжело опускаются на асфальт мощные лапы. Как испуганно дергается оскаленная пасть, когда из-за поворота неслышно выскальзывает знакомая рыже-полосатая шкура, как нечто, казавшееся волком, берет с места в карьер и пролетает стремительно тенью по зигзагам улиц, растворяясь в чернильном мраке леса. Тигра не стала его догонять, рассудив, что отыскать средь бела дня по следам будет разумнее – Кравец только пожала плечами и принялась оперативно собирать рюкзак. Если это их оборотень (анимаг? метаморф?), они его найдут. В том, что создание это не принадлежит к животному миру в качестве простого мутировавшего хищника, она уже не сомневалась. За формой стоял мощный разум. Его ментальный щит было по-асовски крепок и непроницаем.

  Уже не утро – уже обед; небо затянул плотный слой облаков, их темные туши теснили друг друга и окрашивали изумрудный полумрак таежной чащи стальными оттенками. Пахло приближающейся грозой. Тигра увлеченно шла по следу. Хайя, из которой следопыт вышел бы не лучше, чем из валенок – пуанты, осторожно ступала за ней шаг в шаг и хмуро размышляла о степеням безрассудности и идиотизма. Судя по увиденному накануне в сумме с воспоминаниями очевидцев, результаты размышлений казались неутешительными. В арсенале – ножи, три бесполезных «лесных», три метательных, два кинжала, плюс два пистолета. Прекрасно, вот только тот чернобородый тип прекрасно помнил, как засадил дробь в плечо зверя их ружья. И нихрена. Его напарник мастерски управлялся с топором. Нет больше напарника. И маленькая девочка Хайя, прекрасно обученная убивать людей, слабо представляла, что делать с неубиваемым мутантом с пуленепробиваемой шкурой и неприличной жаждой поточить клыки о свежее мясо. Да, рядом с нею была ас, но помилуйте, при всей своей силе и боевом опыте, Лайнус была все же не слишком крупным тигром. К тому же, их целью ведь было не убийство, а контакт. Как-то запоздало Хайя оценила иронию ситуации: жуткий монстряка рвет здоровых крепких мужиков на лоскутки и терроризирует всю округу, а они идут с ним поговорить. Она невесело усмехнулась, достала из кармана резинку и стянула распатлавшиеся  волосы в тугой пучок на затылке. Это будет весело.
  - Мы что, вернулись? – Кравец, внимательно следившая за дорогой, неожиданно для себя обнаружила, что они вслед за следами сделали знатный крюк и обогнули поселок с другой стороны. Лес здесь выгибался крутым склоном, корни карабкались по красноватому песчаному грунту и спускались куда-то в лощину.
- А это что такое? – она махнула рукою вбок – деревья с той стороны немного расступались, несколько были просто спилены, образуя относительно удобный подъезд к чему-то, скрытому за невысоким склоном. По земле тянулись следы шин.
- Безумная Дженнифер… - тихо пробормотала девчонка, ускоряя шаг вслед за Тигрой по направлению к новому месту. – Тигр, помнишь ту тетку, о которой трепались старухи за потрошением птицы? Ну, которая живет в бывшей лесничьей хижине в лесу и регулярно катается сюда из города? Которую недолюбливают, типа у нее не все дома, но терпят, потому что у нее дохрена бабок? По ходу, вот это ее дом и есть.
  За изгибом склона действительно приютился домишко. Маленький, хлипкий, с небольшим двором, заваленным всяким хламом. Дженнифер Терренс, работает по удалению на какую-то крупную IT-компанию, две машины, квартира в Порт-Харди, ничего особенного – Хайя пробивала ее по базе данных. Ну отдыхает дамочка в глуши, почему сразу сумасшедшая-то? Небольшой потертый пикап  припаркован среди двора, вдоль дверцы тянется глубокая царапина, размер и форма вмятины на капоте наводит на мысль о мини-метеорите. Любопытно…
  Пусто. Никого. Дверь не заперта, мебель перевернута вверх дном. Стулья. Разломанный стол. В смежной с гостиной кухне – нараспашку пустой холодильник, грязная посуда, обертки от мясных брикетов и разбитые бутылки от молока. Что-то хрупнуло под ботинком – Хайя пригляделась. Конструктор лего. В дальнем углу – детская кровать, застеленная покрывалом с супермэном, постеры на стенке. Игрушки, разбросанные книги. Здесь. Живет. Ребенок?
- Черт подери, ты чувствуешь этот запах? – Хайя поморщилась и закрыла нос рукавом. Толкнула с ноги дверь в соседнюю комнату – их обдало волною сладковато-удушающей вони. Трупу женщины было несколько дней. Судя по следам, на разложенный диван она была затащена по полу  с очевидными усилиями. Плечевые мышцы разодраны, подушка под проломленным затылком насквозь пропиталась кровью. На столике возле всего этого безобразия стоял букетик травы с лесными цветами, и корявая записка неумелым детским почерком «ПАПРАВЛЯЙСЯ  ТЕТЯ ДЖЕСС». Угу, поправится тетя Джесс, как же.
- Идем, - буркнула Хайя, захлопывая дверь. Нехорошие подозрения складывались в довольно пакостную картину.
  Следующей находкой Тигры стала дверь в подвал – тяжелый навесной замок, сейчас открытый, короткая железная лесенка по стене вниз. Внизу – одна лампа под потолком, голые стены, покрытые глубокими бороздами когтей по сырому бетону, матрас на полу, к стенам крепятся цепи.
- Отличное местечко для содержания домашнего монстра, - пробормотала Кравец, и мысленно добавила  - И настоящая адская тюрьма для ребенка.
  В конце коридора послышался сдавленный вздох, звук неосторожно уроненного предмета.
- Там! – она бросилась вперед, но темная куртка и лохматый затылок мелькнули на секунду, прежде чем вынырнуть через заднюю дверь. Хайя и Тигра в погоне вывалились на задний двор, и на их глазах тощий оборванный перепуганный мальчишка на бегу обратился в гигантского черного волка и со всех но понесся обратно в чащу.

Отредактировано Haiya Kravetz (2015-02-02 04:52:15)

+2

6

Запах Тигра почуяла задолго до того, как они подошли к дому, затаившемуся в лесной глуши. Впрочем, интуиция подсказывала ей, что там затаились и ответы на их вопросы, и опасность, и интрига и смерть и жизнь. Это место было отвратительно притягательным, от которого хочется быстрее уйти, но ноги сами несут к нему. А их туда вело еще и дело.
- Кажется здесь был свой маленький апокалипсис, - шепнула Тигра Хайе, внимательно осматривая детали, что рисовали ей историю произошедшего здесь. Однако вопросов стало еще больше. Что за ребенок? Куда он делся? Кто его мать и где она? И отец. И, наконец, что погубило его тетушку? Возможно ребенка убил тот монстр, которого боялись все местные. Тигра отчетливо чуяла его запах среди прочих.
Помочь почившей хозяйке дома не могла не трогательная детская записка, ни даже магия, а значит и им тут не было смысла задерживаться, нужно было обследовать дом и окрестности, не зря же они столько протопали. И, пожалуй самой интересной их находкой стал подвал - темный, мрачный, пахнущий безнадежностью, страхом и яростью.
- Отличное местечко для содержания домашнего монстра, - Тигра кивнула, полностью соглашаясь. - Да уж, здесь нормальный озвереет. Не зря, оказывается, Дженнифер безумной прозвали...
И пленник подвала сбежал, размышляла Тигра, подумывая сунуться туда, хотя даже ей - асу, не очень-то и хотелось, и едва ли испытывает теплые чувства к людям. Лезть в подвал ей не пришлось, как и Хайе - ребенок нашелся. И монстр тоже. Тигра лишь завистливо ахнула, провожая взглядом худенькое дитя у нее на глазах превратившееся в огромного зверюгу, сама она меняя форму сохраняла размеры.
- Можно тут прибраться и приготовить что-то вкусненькое, - вслух размышляла Тигра, - авось ребенок в нем и потянется к домашнему очагу. А может и нет... Слишком рискованно и искать потом сложнее. Жди здесь и не дай себя слопать, - ас обратилась в хищника столь же быстро, как и мальчишка и устремилась за ним по следу - только хищник поймет хищника, - бросила она на ходу. Мальчишка был напуган и именно поэтому особенно опасен.

Пряный запах леса, чуть влажный и затхлый. Верхушки деревьев устремлялись ввысь, словно пытаясь дотянуться до неба, до самых звезд. И пусть днем их не видно, они там были. Земля мягко пружинила под осторожной поступью тигрицы, она двигалась бесшумно и быстро в поисках своей пугливой цели. Они оба знали друг о друге и их встреча была неизбежна. И лишь дикие неразумные обитатели леса станут свидетелями.
Тигрица, возбужденно мяукнув, рванула в погоню сразу, как только увидела волка, так она его про себя прозвала, очень уж был похож. Они бежали молча, сильные лапы несли их с невероятной скоростью, оба хищника ловко лавировали среди деревьев, но кошка быстро нагоняла, не оставляя шансов уйти. Она видела, что волк понимает это, видела, как он поджал хвост и чувствовала его страх. Никто никогда не мог его догнать!
Зубы Тигры лязгнули в миллиметрах от поджатого хвоста и тут же они сцепились. Два могучих хищника катались неразделимым клубком, как одно целое, взметывая старую листву и ломая мелкие кусты. Внезапно Тигра прекратила борьбу и дала стрекача.
Она знала, что волк в недоумении и знала, что он погонится за ней. Не сможет устоять. Теперь она убегала, а он догонял азартно подвывая. Волк уже забыл, как легко она его догнала и не удивлялся, почему теперь не может убежать. Его поглотил азарт погони. И снова катающийся клубок, щелканье зубов и шумное дыхание. А потом Тигра погналась за волком. Так продолжалось несколько раз. Они менялись ролями снова, снова и снова, забыв о времени, о людях. И в глазах волка уже погасли ярость и страх, остался лишь азарт и легкое недоумение. Они уже не сражались, они играли. Все же, он был всего лишь ребенком.

Уже стемнело, когда Тигра вернулась к Хайе. Нехорошо-то как, корила себя ас, думая о том, что оставила девочку, пусть и довольно смертоносную, но все же довольно еще юную, в таком месте, в компании трупа... Тигра сменила облик не задолго до того, как выйти из чащи, ей совсем не хотелось поймать один из метких ножей Хайи - не смертельно, конечно, но не приятно же. Ас послала мысленное предупреждение о том, что возвращается. Волк остался в лесу, но был где-то рядом,Тигра знала это наверняка, чуя его близкий запах. Но он не решался выйти за ней следом. Конечно Тигра легко могла вытащить его силой, словно щенка, но ей не хотелось рушить ту хрупкую нить доверия, что удалось установить. Куда интереснее было ее закрепить, а еще хорошенько перекусить.
Скоро темную поляну осветил рыжий костер, маня теплом и обещанием чего-то потерянного, соблазнительным уютом и запахом жарящейся еды, что нашлась у предусмотрительной Хайи в рюкзаке. Какой мальчишка устоит? Все видели в нем монстра, Тигра видела его истинную суть и догадывалась как близко он от черты невозврата, когда зверь берет верх навсегда.

+3

7

Вот всегда так с Тигрой! Доходит до самого интересного – и финита, детка, не высовывайся, будь хорошей девочкой и не попади в неприятности. Сиди тихонько и жди, когда я снова возьму тебя под крыло. Впрочем, Хайя не возражала. Спорить в таком положении было неуместно и откровенно глупо – что ни говори, а голова на плечах у Кравец есть, и варит эта голова довольно неплохо. Она прекрасно помнила, что рыжая улыбчивая Тигра за внешней маской молодой и безрассудной охотницы за приключениями была иным существом. Она – Тенар, она – ас, она – та, кто прожил сотни лет, наблюдал сменяющие друг друга десятки человеческих поколений. И если такое создание велит тебе сидеть и не высовываться – значит, надо прикусить язык, засунуть в задницу любопытство и делать, как сказано.
  Она сосредоточенно проводила взглядом два исчезнувших в чаще силуэта. На мгновение мелькнул меж ветвей полосатый кошачий хвост – и растворился, как мираж. И правда, откуда в канадской тайге взяться бенгальским тиграм? Хайя усмехнулась краешком губ – чистое везение, что до сих пор никому не удалось запечатлеть этот удивительный кадр. Сюда они шли слишком безлюдными тропами, ну а сегодня ни один придурок не высунется из дому, когда в лесу безумствует оборотень. Два оборотня  - мысленно поправила себя Хайя, прислушиваясь к лесным звукам. Ничего. Кажется, ветки стучат. Кажется, ветер. Кажется, задушено попискивает какая-то птица. Она шмыгнула носом, раздраженно взъерошила волосы на затылке. Можно научиться ориентироваться на местности, но для того, чтобы вникнуть в тонкости звуков и запахов природы, нужно прожить с нею наедине как минимум несколько месяцев. К такому интимному уединению с землей, травой и букашками Кравец была  не готова. Черт, окунуться бы сейчас в привычную какофонию шумов города, в грязный мутный поток сознания многомиллионного города, вдохнуть полной грудью смесь уличного смога и выхлопных газов! Словно издеваясь в ответ, огромный рыжий муравей протопал своими мелкими лапками по запястью, прополз по ладони и самозабвенно вгрызся в ее палец. Хайя брезгливо сморщилась, стряхнула нахала на землю и придавила ботинком.
  Надеюсь, вы там не рвете на ошметки  друг друга. В мягкости воспитательных мер аса сомнений не возникало, но на дружелюбие свихнувшегося малолетнего вервольфа надеяться тоже было глупо. Признаться честно, свежеобнаруженная правда девчонку здорово обескуражила: одно дело предполагать, а другое – воочию убедиться, что монстр=ребенок, ребенок=монстр. Конечно же, дети – монстры, дети бывают монстрами и без сверхъестественных мутаций; об этом Кравец знала лучше кого бы то ни было. Да ладно, я и сама была прелестнейшим ребенком с маниакальными наклонностями, будем откровенны… Хотя, речь даже не о том: она ведь росла бок о бок с такими же, маленькими чудовищами, готовыми на все ради спасения собственной шкуры. Только последние два года изменили ее, и в компании солдат от общения с малолетними уголовниками пришлось здорово отвыкнуть. Насколько этот мальчишка-мутант адекватен?  Остается ли он в сознании, когда обращается? Если да, то любопытно узнать, каково это – собственными когтями разодрать взрослого мужика в клочья. А то типа ты сама не знаешь примерно, каково это, ага… Кравец хмыкнула. Между убийством посредством оружия и убийством из чувства голода и звериной ярости должна существовать ощутимая  разница. Да и, в конце концов, человечину ей пробовать не доводилось – чего не было, того не было.
  Прошло уже немало времени, а возвращаться никто не собирался. Хайя пошаталась по двору, залезла и порылась в пикапе, обнаружила ключи в бардачке, «порычала» зажиганием, удостоверилась, что бензина в баке вполне хватит, чтобы выбраться из этой дыры. Вылезла, обошла дом по периметру, высматривая невесть что. Возвращаться внутрь не хотелось. И дело было не в трупе бедной тети Джен, не вовремя подвернувшейся под тяжелую лапу «малыша» - что она, трупов не видела? Просто внутри царила слишком гнетущая атмосфера. Воспоминания самого мальчишки, пропитанные смесью страха, злости и стыда за собственную природу. К тому же, там слишком воняло мертвечиной из комнаты и тухлятиной из холодильника. Нет уж, подышу лучше свежим воздухом. Усевшись на крыльце и вынув ноги, девчонка порылась в рюкзаке и принялась задумчиво уминать энергетический батончик. За Тигру она не волновалась – просто потому, что волноваться за кого-то в нормальном понимании этого слова Хайя в принципе не умела. Если к ночи оба не вернутся, можно перекантоваться и подремать в машине. Хотя, блин, давно должны были  уже…
  Она вернулась с наступлением темноты – растрепанная, с виду всклокоченная даже в человечьем обличии, глаза горят довольным огоньком.
- Он где-то близко? – скорее догадалась Хайя, быстрым взглядом окинув окрестности. Не видно и не слышно было ничерта.
- Я его совсем ментально не слышу, - призналась телепат, собирая хворост для костерка, - И если только какой-то гений не выучил малолетку ставить ментальный щит, то, значит, он естественный, - она рассуждала вслух, устав чиркать отсыревшими спичками и роясь на дне рюкзака в поисках зажигалки, - А это, в свою очередь, скорее всего значит, что какими-то кровями тут примешали асы. Абсолютно и полностью по твоей части.
  Совместными усилиями наконец-то загорелся огонек; Хайя сунула ладони прямо в поднимающийся дым, согревая озябшие пальцы. Вечер был сырым и промозглым – все-таки сказывала ранняя  осень. Тигра казалась задумчивой и немногословной – Хайя не стала лезть  с расспросами. Притащила из дома одеяла, расстелила их на земле; из бокового отделения рюкзака на свет божий были извлечены галеты, шоколадны батончики, бутерброды с сыром в пластиковых пакетах, а еще румяные яблоки, бутылка воды и сосиски, которые теперь шипели мясным соком, поджариваясь на тонких прутиках на костром. На удивленно-вопросительный взгляд она шкодливо ухмыльнулась в ответ – ну да, «дядин» холодильник изрядно пострадал, но им ведь нужно было запастись провиантом в дорогу!
Спустя какое-то время Кравец показалось, что за спиною Тигры между лесных теней мелькает какой-то силуэт. Костер очерчивал вокруг себя лужицу теплого света, а за ее границами стояла стена непроглядной черноты, но все-таки в этой черноте что-то меняло вдалеке смутные очертания. Хайя шумно фыркнула и уложила подбородок на колени.
- Тииигр, а Тигр? Скажи этому молокососу, если он умеет вообще говорить по-человечески, что харэ играть в прятки. Не то я сейчас сама слопаю все сосиски, и волку придется грызть кислые яблоки на ужин.

+1

8

- Он где-то близко? - Тигра кивнула.
- За нашими спинами, на границе тьмы и света. - пожалуй, последнее замечание относилось и к разуму мальчика, а не только его местонахождению.
- Никогда не ела ничего вкуснее, - громко сообщила Тигра, вдыхая умопомрачительный аромат жарящихся на костре сосисок. Сосиски, однако, в рекламе не нуждались - дразня шипящим соком капающим в огонь и аппетитным запахом, от которого слюнки не потекли бы лишь у того, кто напрочь лишен обоняния.
- Уммм, вкуснятина какая, - не унималась Тигра, вытащив одну сосиску из огня, пылко-горячую, румяную, восхитительную. Обжигаясь, не ожидая пока та остынет, Тигра примеривалась, как бы ее лучше укусить, смакуя и предвкушая удовольствие. Зубы девушки щелкнули в воздухе, не встретив никакого лакомого куска. Словно и не было никогда этой сосиски, насаженной на ветку. Ветка, в прочем, осталась на месте. А Тигра усмехнулась про себя, прекрасна зная, куда пропала ее еда.
- Вот же, проглотила и даже не заметила, - посетовала ас, выбирая другую, - а их так мало, что и на пять минут не хватит. И кто-то рискует остаться голодным, если так и будет прятаться в кустах. Слышал, что сказала Хайя? И, поверь, она слопает и не подавится.
Хоть их волк и не показывался, Тигра чуяла его, слышала недоверчивое сопение, мягкую и осторожную поступь лап за спиной. А иногда можно было уловить отблеск костра в глазах хищника. Он тянулся к людям и боялся их. Возможно он боялся того, что сделал, думала Тигра, или того, что сделали с ним, если не все сразу. И, хоть оборотень и был опасен, но нуждался в помощи куда больше, чем в наказании - он был ребенком. Напуганным и озлобленным, не доверяющим никому и все еще мечтающий о любви. Он был пластилином, но пластилином в запечатанной коробке и от них двоих сейчас зависело, какую форму обретет мальчик-волк.
Тигра с Хайей уже во всю принялись за еду, когда тень отделилась от тьмы и шагнула в свет костра. Маленький мальчик, потрепанный, чумазый и в драной, давно не стираной одежде стоял и смотрел на них огромными глазами. Он явно хотел подойти и не решался. Хоть мальчишка и скрывал свои мысли, все они были написаны на его живом личике, все до одной. А двое, что его не боялись и не ругали, не обращая на мальчика никакого внимания, с аппетитом уничтожали провиант, совершенно не шуточно грозя исполнить обещание и оставить одни лишь кислые яблоки.
Голод, порой он пересиливает даже страх. Не много потребовалось времени, что бы ребенок ступив в свет костра, усевшись на корточки, готовый в любой момент дать деру, с совершенно волчьей жадностью и спасибо хоть не волчьим видом, принялся есть соски, бутерброды и все, на что падал его взгляд и дотягивались руки. Кажется, он даже не чувствовал того, что сосиски очень горячие. Но не забыл, что не один. Тигра не говорила вслух, она думала, открыв свои мысли подруге, что бы та не обращала внимания на пацана, словно его здесь и нет вовсе. Пусть освоится немного. И, лишь когда они закончили трапезу, причем Тигра не позволила ребенку наесться до отвала, оставив слегка голодным и заинтересованным задержаться, ас посмотрела прямо на него.
- Можешь взять то что тебе дорого в доме и и мы тебя заберем. Тебе больше не придется скитаться и голодать. Договорились?
Мальчонка молчал, словно и не умел говорить, в чем Тигра сомневалась, скорее не хотел. Но взгляд его был хоть и диковат, но вполне смышленый. Возможно, если взяться за его воспитание должным образом, из пацана выйдет толк.
- Ну же, давай бегом! - поторопила Тигра, - мы с тетей Хайей покатаем тебя на машине.
- Что же нам с ним делать? - задумчиво обратилась Тигра к подруге, когда мальчишка скрылся в темноте дома, - Хорошо хоть мелкий еще. Представь, если б это был здоровенный шкафина. С таким поговоришь... Заберу я его к себе пожалуй, а там посмотрим как с ним быть. Пусть хоть адаптируется немного среди людей. Отъестся... Научится сдерживать своего зверя.
Ждать им пришлось минут двадцать, из дома порой доносился какой-то шум, грохот чего-то падающего, но сбежать мальчишка не пытался. Хотя, еще не вечер, конечно, за ним следить и следить.
Наконец он медленно вышел, пряча что-то за пазухой и так же молча забрался на заднее сиденье машины.
- Ну что ж, наша миссия выполнена. Надеюсь. поехали?
От козней оборотня местные жители теперь точно не будут страдать. Хотя помнить, конечно, будут еще долго. Может даже сложат сказки и легенды о оборотне и о том, как он исчез.

+3

9

«Мы с тетей Хайей»… Нет, вы такое слышали! «Тетя Хайя» неразборчиво хмыкнула в адрес метнувшегося в дом мальчишки и принялась деловито затаптывать остатки костра. Темнота клубилась и оседала к земле промозглым холодом; лес полнился ночными звуками.
- Угу. Доброе слово, сладкий пряник и дело в шляпе. Действительно повезло, что совсем малявка попался.
  Причем повезло скорее даже больше ему, чем нам, - мысленно закончила фразу Хайя, проверяя оба рюкзака и кое-как отчищая их рукавом от комьев сырой земли и налипшего пепла. Если бы такого монстряку нашли в диком состоянии взрослого индивида – церемониться бы не стали. На Карибах хорошо себя чувствуют только те, кто готов к сотрудничеству и кого можно контролировать. А с одичавшими зверьми не договариваются – их спускают с цепи. Если обратно на цепь посадить становится невозможно – усыпляют.
- Ты уверена, что хочешь завести себе домашнего волчонка? Он же черт знает что натворить может, намучаешься, - она неодобрительно покосилась на раздавшиеся шум и грохот за тонкими стенами дома, - Совсем дикий. Ему город будет клеткой.
С другой стороны, какие могла она предложить альтернативы? Оставить тут, на радость просторам глухомани – исключено. Отправить на остров, в совершенно непривычные климатические и социальные условия, под распорядок карибской базы, под синие лампы и белые халаты ученых и медиков – результат вполне предсказуем. Наверное, для самого пацана и правда лучшим вариантом будет забота и опека асиньи, но каково придется самой Тигре? Не надоест ли живая игрушка и сложности, которые она способна принести?
Она упаковала рюкзаки в багажник, пакет с едой и одеяла – на заднее сидение, гаджеты и одну бутылку с водой кинула в бардачок у руля.
- Я поведу, не против? По крайней мере, до оживленной автострады. Хотя, черт, пусть кто попробует остановить – сунешь им корочку под нос, мы ведь на задании, в конце-то концов.
  Кравец включила зажигание – вспышка фар выхватила из темноты силуэт выбегающего из дому ребенка. Автоматически активировавшаяся программа GPS-навигатора вежливо пожелала доброй ночи и приятной дороги, предложила выбрать маршрут и указать пункт назначения. Сейчас главное – выбраться из тайги и доехать до ближайшего города с приличной транспортной развязкой, а там уже Тигра свяжется со своим отделом, пусть решают, как лучше, быстрее и безболезненней доставить их с необычным пассажиром-трофеем в Нью-Йорк.
- Хэй, мелкий, лучше пристегнись, – бросила Хайя через плечо, осторожно выруливая с развороченного двора. Мальчишка прилип носом к заднему стеклу, провожая взглядом дом, в котором вырос, в котором совершил убийство и в который он уже никогда не вернется.

+1

10

- Угу. Доброе слово, сладкий пряник и дело в шляпе. Действительно повезло, что совсем малявка попался.
Тигра кивнула. Был бы он взрослый, эта погоня и последующая схватка закончилась бы убийством одного из них. Не ее, конечно, а ей не хотелось убивать столь великолепное создание. Он опасен даже будучи ребенком, но он еще гибок и пластичен, как пластилин, из него можно слепить все, что угодно. В плохих руках мальчик может стать воистину опасным оружием, поэтому-то она и считала важным воспитать его лично, что бы вложить в голову ребенка правильную идеологию и верные моральные принципы.
- Ты уверена, что хочешь завести себе домашнего волчонка? Он же черт знает что натворить может, намучаешься,- Хайя бросила весьма недружелюбный взгляд в сторону дома, ставшего и склепом, - Совсем дикий. Ему город будет клеткой.
- Ты меня в молодости не видела, весь Асгард на ушах стоял, - рассмеялась Тигра, - мы с ним похожи. Люди, если им его отдать на воспитание, всегда будут его бояться, а он это чувствует. Или захотят использовать. Но никто никогда не поймет и не выслушает. Да и убить меня он не сможет, в отличие от воспитателя. Ну не в клетке же его растить ей богу. А город.. Я покажу ему город - джунгли и научу быть свободным в нем.
Тигра не сомневалась, что Хайя хоть и не доверяет пацану, как и он им, но они похожи. Она вполне может понять его вольную и строптивую душу. Так ли сильно она сама отличается от него? Ни ей не ему не пойдут на пользу оковы, равно как и тепличные условия. Возможно позже они подружатся, ведь Хайя первый человек, который тепло отнесся к мальчишке после всего случившегося, он это никогда не забудет.
Тигра помогла Хайе собрать все вещи, хотя больше ходила вокруг машины и прислушивалась к лишь ей слышным звукам.
- Я поведу, не против? По крайней мере, до оживленной автострады. Хотя, черт, пусть кто попробует остановить – сунешь им корочку под нос, мы ведь на задании, в конце-то концов.
Нет, конечно не против, - кивнула Тигра, - поглядывая на темный дом, с еще более темными провалами мертвых окон.
Наверное, местные сложат легенды об этом местечке, сказки про призраков или что-то в этом духе.
Стоило лишь зарычать мотору, как мальчишка пулей выскочил из дому. Дикий-дикий, а оставаться здесь один он не хотел, хоть его и пугала эта новая будущая жизнь. Но, в конце концов он был ребенком и тянулся к людям и общению. пока еще тянулся. Через год или два...
Машина, едва слышно шурша колесами по мягкому грунту, тронулась вперед. Для них приключение закончилось. Для мальчика-волчонка они только начинались.

.

http://sg.uploads.ru/U3olV.jpg
http://sh.uploads.ru/SIpeG.jpg
http://sg.uploads.ru/r1miZ.jpg

+2

11

Закрыт

0


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 13.09.2017 Seek and hide (Х)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC