Наша группа ВК
Таймлайн

Vesta : Ramirez
Kravetz
Добро пожаловать в прекрасный Мидгард, который был [порабощен] возглавлен великим богом Локи в январе 2017! Его Армия долго и упорно шла к этой [кровавой резне] победе, дабы воцарить [свои порядки] окончательный и бесповоротный мир для всех жителей Земли. Теперь царство Локи больше напоминает утопию, а люди [пытаются организовать Сопротивление] счастливы и готовы [отомстить Локи и его Армии за их зверства] строить Новый мир!
В игре: 12.2017 | NC-21 | Эпизодическая система

Loki's Army

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 29.06.2017 Прикрой меня (Х)


29.06.2017 Прикрой меня (Х)

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Название эпизода
Прикрой меня
Время игры
29.06.2017
Место действия
Дворец Локи в Нью-Йорке
Описание
Можно приказать солдату убивать, можно заставить его пойти на смерть, но вот команды "перестань считать меня мудаком и прикрывай мою спину, как прикрывал бы спину друга", к сожалению, не существует. Тут уж приходится говорить на равных и надеяться на понимание человека, который еще недавно был бы рад тебя пристрелить.
Персонажи (в порядке очередности)
James North
Clint Barton

+1

2

Норт шел по коридору, вымощенному белоснежным мрамором, от холодного блеска которого становилось зябко, не смотря на жару июньского дня. Дворец Локи - самая грандиозная постройка Нового Мира - совмещал ослепительную роскошь и сдержанность. Редкое сочетание, а в понимании Норта так и вовсе почти невозможное. Однако надо признать, что, если бы не обилие функционально бесполезных залов и гулкое эхо, отражавшееся от высоких потолков, ему бы здесь понравилось.
Генерал дошел до конца коридора и толкнул узкую дверь. За ней скрывалось помещение, контрастировавшее с общей обстановкой дворца - простая комната без окон, практически лишенная декоративной отделки, но продуманная так, чтобы работать в ней было максимально удобно. Шкафы с пушками разных конструкций и калибров, аппаратура наблюдения.. это была комната охраны. У одного из оружейных столов стоял Бартон. Привычными уверенными движениями он разбирал пистолет; в его позе, взгляде, в каждом действии чувствовалось спокойствие - гипертрофированное хладнокровие неестественное для человека. Норт замер в нескольких метрах от лучника и дождался пока последняя деталь пистолета щелкнет и со звоном ляжет на жестяную столешницу.
В комнате воцарилась тишина.
- Когда мне рассказали что случилось, - тихо начал генерал без предисловия, - я сперва хотел просить вывести тебя из этого состояния. Ведь если бы ты не засомневался, ты бы не сдался. А если сомневаешься - значит допускаешь правоту Локи...
Джеймс не смотрел на Бартона. Слова давались с трудом, но мужчина старался выглядеть невозмутимым.
- Потом я передумал. Не так-то твое положение и плохо. Так тебе даже легче.. да, наверняка легче.
На столе покоились детали пистолета, разложенные в идеальном порядке - будто рисунок из учебника.
- А еще так легче мне, - офицер невесело усмехнулся, - еще бы! Такой солдат в распоряжении. И дисциплина на высшем уровне.
"И не надо убивать своего друга."
-Я бы мог послать тебя на любое задание.. Но нет, я пришел не с приказом.
Норт наконец прошел вглубь комнаты, взял стул и сел. Этот жест напомнил ему самому одну из их недавних встреч. С трудом прогнав воспоминание, он продолжил:
- Я пришел с просьбой. Близится важная миссия для которой мне нужно два бойца, умеющих работать в команде. Я перебрал десятки вариантов. Сам знаешь, теперь я могу выбирать из рядов лучшей армии, какую когда-либо видела Земля.
Офицер не врал. Воинское сословие Нового Мира составляли герои Наступления, элита старых боевых соединений разных стран и рекруты, способности которых безошибочно определялись специальными учреждениями. Все они должны были посвятить Армии жизнь и позаботиться о том, чтобы их дети стали достойными продолжателями дела родителей. Это войско должно было стать самым могущественным в истории Мидгарда.
- И все равно все бесполезно. У меня есть огромное число солдат, идеальных каждый сам по себе, но достаточно хорошей связки не найти. Невидимки тоже не подходят - они просто мясники.. Но один вариант крутился у меня в голове с самого начала.. Бартон, разве мы провалили хоть одно дело, если работали как напарники? Разве была хоть одна неудача? До самой последней миссии.. до Ирака.. мы действовали как единый механизм. Безупречная система. Необъяснимая. Я знаю, что так может получаться только если ты по собственной воле решишь прикрывать мою спину. А еще я знаю, что как раз с собственной волей у тебя сейчас напряженка. Но все же я пришел просить тебя взвесить все и принять решение. Повторю еще раз: это не приказ, ты в праве отказаться. Но.. Ты же и до этого знал, что зло - это совсем не то, что нам о нем рассказывали. И не всегда ты считал меня негодяем.

+5

3

Был момент, когда еще молодой Клинт работал в спецотряде под началом Виктора Лэнгли, тогда дни стали длиннее, жизнь казалось остановилась. Да-да, и у крутых военных парней бывают плохие недели. Все из-за того мальчика... жизнь которого была незаконно оборвана. И хотя к тому времени Клинт не раз убирал людей, виновных и безучастных, но тот случай был особенный.
В рации четко слышался приказ убрать любой ценой, но заложники вокруг нужного человека не позволяли сделать это так просто. Клинт был вызван немедленно, ведь чертова бомба на поясе ублюдка сожгла бы и уничтожила не только заложников, но и весь квартал. А в тот день Бартон был один из своего коллектива. Все остальные лица были ему не знакомы. Не с кем было посоветоваться и разработать более лояльный план. И в рации все громче, как молотом, звучала команда: "Сейчас же стреляйте! Стреляйте немедленно, агент Бартон!"
Знаете ли вы, как сложно сделать выбор? Вроде бы вот оно - окно, единственная доступная брешь через которую можно нанести выстрел. Но в объективе только трое гражданских. Трое молодых ребят. Девушка, на лице которой растеклась якобы водостойкая тушь, купленная в пафосном магазине, и двое парней, может ее друзья, может кто-то ее парень. Совсем молодые ребята. У каждого наверняка есть любящая семья, братья, сестры. У каждого надежды и планы на будущее. Но этого будущего может не быть ни у кого, если Клинт сейчас же не выполнит приказ. Когда голос в наушнике озвучивает оставшееся время, Хокай понимает, что его толком и не осталось. Он вытирает рукавом пот со лба и слегка надавливает на курок. "Стреляй твою мать!" Наконец знакомый голос. Голос Вика. Машинально выполняя приказ, Бартон нажимает на курок, закрыв глаза...
Все кончено. В рации зашуршали голоса, вызывают саперов. Клинт с опаской смотрит в прицел. Два. Два тела.
Клинт бы очень хотел только задеть. Но это было нереально. Все понимали, что пуля должна пройти напрямик, через грудь. Все... Кроме матери. Женщина с криками и слезами кинулась к Бартону, только спустившемуся к спец.машинам, звериная сила проснулась в матери, когда она увидела свое мертвое дитя. Пока "понимающие" коллеги пытались ее сдержать, она успела уже тысячу раз обругать и обсыпать проклятьями Клинта, и все задавала один и тот же вопрос: "ЗА ЧТО? Мой мальчик... За что?"
Третья рюмка, а все звучит в голове этот голос. И даже Норта, лучшего друга нет рядом, чтобы разделить это тяжкое бремя. Тогда то рядом и появился Вик. Впервые, в неформальной обстановке, он подошел к своему подчиненному, чтобы... Дать совет. Неужто и правда так хреново было Клинту. Да. Было.
Вик не советовал забыть, он не говорил, что время лечит, что все было сделано правильно и как надо. "Такое дерьмо будет еще не раз. И легче тебе от вискарика не станет. Так что займись полезным делом. Начисти свое оружие и... собери-разбери пистолет. Рану не залечит, но жизнь когда нибудь может спасти." Серьезно ли было сказано, или с долей сарказма, а тогда ведь и правда помогло. В тот вечер Бартон раз сто, наверное, разобрал чертову винтовку...

***
Позади послышался шорох, и Клинт краем глаза заметил вошедшего в комнату. "М...Сам генерал пожаловал..." Руки же методично продолжили выполнять привычную работу. "Тридцать." Прозвучало в голове, когда оружие вновь было собрано. Сегодня был скучный день, и лучник занялся простым, но столь привычным делом.
Возникла неловкая пауза. Надо бы что-то сказать, да нечего. В голове была полнейшая пустота. Генерал первым заполнил ее. - Когда мне рассказали что случилось, я сперва хотел просить вывести тебя из этого состояния. Ведь если бы ты не засомневался, ты бы не сдался. А если сомневаешься - значит допускаешь правоту Локи...
Клинт полностью повернулся и пристально уставился своим синтетическим взглядом на старого приятеля, или бывшего врага... Нет. Нынешнего командира Джеймся Норта.
"Интересно... Что же было дальше?" Генерал смотрел мимо Бартона. Куда-то в сторону оружия. Этих стволов, что с юности заменили парням игрушки. Сейчас это единственное, что осталось неизменным.
- Потом я передумал. Не так-то твое положение и плохо. Так тебе даже легче.. да, наверняка легче. "Слишком сентиментально..." Подумал Бартон.
- А еще так легче мне, еще бы! Такой солдат в распоряжении. И дисциплина на высшем уровне. Клинт не перебивал. Только слушал.
-Я бы мог послать тебя на любое задание.. В глазах Бартона словно вспыхнул маленький огонек. Как же ему не хватало сейчас задания. Любого... Только бы не сидеть в этой каморке и не командовать тупой молодежью. Чертовски хочется пострелять. И не по недвижимым мишеням..
- Но нет, я пришел не с приказом. - Норт прошел в комнату и сел на стул, продолжая свою мысль. Бартон продолжил стоять. Ему было непонятно, чего медлит Норт. К чему эти прелюдии. Он не понимал, что сама ситуация, возникшая в данном помещении, мягко говоря напряженная. Еще недавно они были лучшими друзьями, потом врагами, готовыми друг друга убить за свои идеалы и идеи. Такие перемены не проходят бесследно, если ты нормальный, живой человек.
- Я пришел с просьбой. Близится важная миссия для которой мне нужно два бойца, умеющих работать в команде. Я перебрал десятки вариантов. Сам знаешь, теперь я могу выбирать из рядов лучшей армии, какую когда-либо видела Земля. И лучник знал. Войско Локи с каждым днем становилось все больше и могущественней. Люди тренировались, учились, становились настоящей армией. У генерала и правда был богатый выбор. Однако он здесь, сидит перед Клинтом. Значит не все так просто.
- И все равно все бесполезно. У меня есть огромное число солдат, идеальных каждый сам по себе, но достаточно хорошей связки не найти. Невидимки тоже не подходят - они просто мясники.. Но один вариант крутился у меня в голове с самого начала.. Бартон, разве мы провалили хоть одно дело, если работали как напарники? Разве была хоть одна неудача? До самой последней миссии.. до Ирака.. мы действовали как единый механизм. Безупречная система. Необъяснимая. На какое-то время на лбу Клинта появились две морщинки, выражающие серьезность. Он задумался о чем-то... Возможно, воспоминания посетили его, спустя столько времени. Ирак, и другие задания.
- Я знаю, что так может получаться только если ты по собственной воле решишь прикрывать мою спину. А еще я знаю, что как раз с собственной волей у тебя сейчас напряженка. Но все же я пришел просить тебя взвесить все и принять решение. Повторю еще раз: это не приказ, ты в праве отказаться. Но.. Ты же и до этого знал, что зло - это совсем не то, что нам о нем рассказывали. И не всегда ты считал меня негодяем.
"Значит есть для меня работенка... Ее сейчас не хватает." Нет, Клинт прекрасно слышал последние слова Норта. Слышал, о чем говорил его бывший напарник. Но он не знал, что ответить. Разве что...
- Буду рад работать с Вами снова, генерал. - Клинт понял, что последнее слово, это обращение по званию, явно давало понять... Он слышит здесь приказ. Слышит и хочет, чтобы это было так.

Отредактировано Clint Barton (2014-07-13 20:49:03)

+4

4

Пару секунд Норт молча смотрел на лучника, будто ожидая, что тот скажет что-то еще. Нет, не "Ахаха, я пошутил!", но хоть что-нибудь, черт побери, кроме этого нелепого "буду рад", "генерал".
Продолжения не последовало.
Генерал устало выдохнул и поднялся.
- Вот этого я и опасался. Ладно, забудь. Считай, что я и не приходил к тебе. Я надеялся, что ты все еще сможешь анализировать ситуацию с точки зрения логики, но.. Забудь.
Было ощущение, что он покидает безлюдную оружейную комнату - одни лишь инструменты войны и ни единой живой души. Это угнетало. Если раньше, на какой стороне бы они ни сражались, Джеймс, по крайней мере, был всегда уверен, что Хоукай поймет его - пусть не с одобрением, да и, что уж там, с банальным дружелюбием - но все же поймет, то сейчас не было ни неизменного друга, ни далекого врага, только боевая единица Клинт Бартон. Ну а генерал мог засунуть свой богатый жизненный опыт в самый что ни на есть арьергард, все равно это теперь просто набор фактов, мало о чем говоривших хоть кому-то из живущих. Они не видели всего этого, не достигали тех высот, не падали так низко.. почти никто из них.
Норт дошел до самой двери и вдруг порывисто обернулся с улыбкой на лице.
- Хэй, Бартон, а помнишь Сомали? - Его голос был почти что веселым. В сознании проступали картины идеальной операции, которая из "нам всем здесь крышка" превратилась в "а вот теперь смотрите и учитесь" за каких-то пять минут, стоило Бартону и Норту синхронно, не сговариваясь, послать в задницу все штабные хитроумные планы. То, что не смогли продумать в Пентагоне и Лэнгли за два месяца, у этих мальчишек получилось за полчаса, и даже после этого их волновало только то, что от командования они наверняка получат нагоняй. Не получили. Получили кругленькую сумму на счета и пару ништяков от организации. Осознание того, насколько уникальную комбинацию они провернули пришло уже позже. В тот момент это было действие ради действия. Желание испробовать себя, использовать свой потенциал, которое испытывают люди, ощущающие в себе колоссальную силу, граничащую с непобедимостью, и чувствующие рядом плечо кого-то с такой же силой.
- Здорово тогда вышло, а? Мне казалось, что, если эту миссию когда-нибудь рассекретят, то наверняка внесут во все учебники. Кхм.. да. И ведь никакого плана, все на чутье. Сможешь ты сейчас так, а, Робокоп? Нет.. не сможешь.
Чем больше он говорил, тем явственней проступала совершенно мальчишеская обида - обида на ситуацию, на Клинта, на самого себя. Столько Джеймс гонялся за бывшим напарником, чтобы только сказать "ты не прав", чтобы услышать ответ и оправдать самого себя или обвинить самого себя, но точно знать, что его судил человек, знающий его историю от и до, понимающий и трезво оценивающий его. Кто-то равный генералу. И вот теперь этот человек уходит от ответа. Он укрылся в его же - Норта - армии. Он готов сорваться с места едва услышит приказ, но при этом абсолютно недосягаем.
Впервые за долгие годы Джеймс почувствовал себя одиноким. Настолько одиноким, насколько может быть лишь человек незаурядный. Тот, кому по силам, кажется, почти все, кроме как найти себе друзей.
"А вот Вик был бы в восторге. Чтоб Бартон, и вдруг такой послушный, не ставящий каждое слово командира под сомнение, не пропускающий все через эту свою идиотскую призму морали... Прямо подарок на день рождения. Прямо... другой человек."
Офицер положил ладонь на дверную ручку, но выходить не спешил. Улыбка на его лице превратилась в издевательский оскал. Что бы сейчас Норт ни сделал - послал лучника в нескончаемый наряд, побил, обвинил в измене - в проигрыше остался бы он сам. Но был последний способ поддеть Клинта. Самая старая болевая точка, надавить на которую хотелось уже не из чувства мести, а от бессилия. Но хотелось нестерпимо.
- Зато теперь я в твоих глазах святой, да Хоукай? И в Ираке я был прав, и после. А в Берлине? Как тебе там понравилось? Там я тоже был прав, верно? Отвечай. Это уже приказ.

+4

5

"Сидит... Ждет... А чего ждет? Думает, переваривает. Чего ему еще надо? Сам же сказал, отличный боец в распоряжении. Давай, выкладывай задание, даты, задачи и цели!? Но нет. недоволен чем-то..." Бартон видел это на лице генерала. Что тот расстроен таким ответом.
Джеймс встал.
-  Вот этого я и опасался. Ладно, забудь. Считай, что я и не приходил к тебе. Я надеялся, что ты все еще сможешь анализировать ситуацию с точки зрения логики, но.. Забудь
"Хорошенькое дело, сперва привлечь человека, зажечь в нем чертов огонь, а потом требовать от него чтобы он забыл это!?" Может быть, скажи Клинт это вслух, Норт бы заметил, что он не такой уж и безнадежный робот, как могло бы показаться. Но лучник в характерной себе манере молчал, перемалывая происходящее только в голове.
Генерал почти ушел, оставив Клинта наедине с его недетским конструктором. Но в последний момент что-то накатило:
- Хэй, Бартон, а помнишь Сомали? Клинт стал вспоминать. Ведь миссия тогда действительно была потрясающей. Потрясающе сложной, интересной, даже немного сумасшедшей.
- Здорово тогда вышло, а? "Здорово..." Некая ностальгия появилась у Бартона. Не только по отменному союзу двух шикарных бойцов, а еще и по профессионально проведенным операциям.  И пока Джеймс делился с Клинтом ощущениями от воспоминаний, Бартон перебирал тогдашнюю последовательность действий. Оценивал саму идею, чуть ли не по десяти бальной шкале, их действия с Нортом, выбор оружия, тактики и стратегии... Конечно, что сделано-то сделано. Но, по его мнению, это поможет избежать ошибок в будущем.
-Сможешь ты сейчас так, а, Робокоп? Нет.. не сможешь. В На последних словах в голос Джеймса стал каким-то расстроенным.
Если раньше Бартон бы непременно обратил внимание на это "робокоп", ведь его всегда волновало отношение Джима, даже когда они были не в одной команде, то сейчас его больше задело "нет. не сможешь". И хоть бы это было сказано, чтобы задеть, так нет. Проблема в том, что Джеймс это искренне... С сожалением и обидой.
- Сейчас я смогу лучше. Гораздо лучше. - Уверенно и твердо сказал стрелок. - Когда тебе не мешают лишние чувства, подобная работа выполняется куда легче и правильнее.
Бартон слегка присел на стол.
- В прочем, ты сам знаешь. Пристрелил тогда девчонку - ведь так было правильно?- невольно Клинт затронул эту тему. И хотя раньше она была для обоих друзей тяжелой, сейчас это вроде как дела минувших дней. Но почему снова так будоражит чувства?
Лучник сказал, что думал. "Что так - правильно". Но не что чувствовал.
- Зато теперь я в твоих глазах святой, да Хоукай? И в Ираке я был прав, и после. - генерал моментально подхватил тему, распаляя все больше эти чертовы воспоминания в памяти одной на двоих.
-А в Берлине? Как тебе там понравилось? Там я тоже был прав, верно? Отвечай. Это уже приказ.
Дыхание Бартона стало учащаться, в голове всплывали события одно за другим. Ирак, встреча в Щ.И.Т.е, Берлин, и снова Ирак. Наконец, эмоции взяли верх над ледяной синевой заколдованных глаз, над нечеловеческим спокойствием и рассудительностью. И Клинт начал на слегка повышенных тонах:
- Да, черт возьми! Никто из нас никогда не был святым! Мы уже родились с клеймами! А ты, - сначала Клинт сделал шаг в сторону командира, - ты нихрена не понимаешь!? Его движения могли показаться угрожающими.
- Ты хотел чтобы я принял действительность такой какая она есть - вот, теперь все именно так, да, не полностью по моей воле. Но только так я могу! Но тебе же теперь это не нравится, хочется по-старому? Снова как раньше? Чтобы все отлично было, по дружбе?
Клинт успокоился, наконец. Буря ненужных эмоций поутихла, хотя осадок остался...
- Святым ты не был, Джим. Никогда. Но героем в глазах лучшего друга был. "Был и остался..." закончил про себя.

+5

6

Если Бартона в этом состоянии и можно было сравнить с роботом, то сейчас механизм был на грани разрушения. Конечно, магию пережечь не так просто, как микросхемы - скажем прямо, с когнитивной рекалибровкой Романофф тогда просто повезло. Но что-то в лучнике все же изменилось. Норт видел как за голубым свечением глаз, будто за стеклом, разгораются эмоции, да может еще и более чистые, чем мог бы позволить себе Клинт в трезвом уме.
- Да, черт возьми! Никто из нас никогда не был святым! Мы уже родились с клеймами!
Слова впечатались в тишину и остались в ней почти что материальным предметом. Недвижимым, колоссально тяжелым.
- А ты? Ты нихрена не понимаешь!?
"Честно говоря, да."
Генерал не знал, что и думать. Бартон был все равно что под сывороткой правды - открытое сознание, берущее верх и над магией Тессеракта, и над десятилетиями наработанным самоконтролем.. И вот теперь, в этот переломный момент, он говорит.. словами Норта? Признает темные, некрасивые истины, с которыми всегда так яростно боролся?
- Ты хотел чтобы я принял действительность такой какая она есть - вот, теперь все именно так, да, не полностью по моей воле. Но только так я могу!
Джеймс стоял перед другом как перед расстрельной командой.
Получается, что лучник вовсе не был слепым идиотом-идеалистом? Он все понимал, но оставался верен тому миру, который хотел создать своими собственными руками. А теперь..
- Но тебе же теперь это не нравится, хочется по-старому? Снова как раньше? Чтобы все отлично было, по дружбе?
- Того, что есть вполне достаточно, - фраза получилась резкой как оборонительный прием.
"Достаточно высказывать вслух то, чего я предпочел бы не слышать," - так это звучало.
- Святым ты не был, Джим. Никогда. Но героем в глазах лучшего друга был.
И вот Бартон вновь спокойнен, будто ни на секунду и не терял равновесия, непроницаемая мембрана сомкнулась над его сознанием - не пробьешься. Он-то вернулся в свою раковину, а вот Норт остался со всей той чушью.. всей той правдой, которую швырнул ему в лицо Хоукай. Вроде как "Ну да, я сказал все то, чего говорить не хотел. Но вот разбираться с этим я тебе помогать не буду."
Весь свет для генерала сейчас сошелся на том, чтобы остаться спокойным. Весь чертов смысл жизни.
- Ну вот и отлично.
"Ублюдок. Значит ты все это время меня понимал."
- Значит прикроешь герою задницу.
"И что прикажешь делать с этим знанием? А со всеми теми годами, когда я чувствовал себя моральным калекой по сравнению с тобой?"
- Через пару дней зайду с планом операции. Готовься пока, придется пострелять.
"А, впрочем, сейчас и того хуже."
Внешне Норт был непоколебим - будто пытался стать зеркалом бесчувственности друга. Но давалось это не очень-то легко - никакое асгардское колдовство не помогало запереть мысли под замок. Перегорай молча, вычищай черепную коробку сам.
А еще лучше - сделай как обычно.
Успокойся и готовься к миссии.
- Вопросы есть?

+3

7

- Того, что есть вполне достаточно На секунду Бартону показалось, что он заметил какую-то злость, или обиду в глазах Джеймса. Но причина того была ему не понятна. Может он слишком много себе позволил? Но генерал сам приказал ответить.
- Через пару дней зайду с планом операции. Готовься пока, придется пострелять. Вот! Именно те самые слова, которые уже долгое время желает услышать Бартон. Когда единственно любимой и желанной вещью остается только твоя работа, известия о новом задании звучат как фанфары победы.
На лице Клинта появляется еле заметная улыбка.  Норт же напротив. Серьезен, спокоен, будто это он, человек под влиянием магии Локи, будто это он ничего не чувствует, кроме удовлетворения потребности в хорошей паре солдат. Но откуда Хоукаю было знать, что все это только маска? Маска, которую Джеймс с трудом удерживает на себе.
По сути, Клинт и Джим - все те же юнцы, что когда-то познакомились на учебной подготовке специального подразделения. Все те же друзья, только теперь за плечами у каждого с десяток лет, наполненных войнами и секретными операциями, днями маленьких радостей и большого горя. Но все же, кого как ни друг друга они могут назвать самым близким человеком? Самым знающим... Ведь все друзья и близкие когда-нибудь расходятся во мнениях, ссорятся.
Да, разногласия генерала и лучника имеют более крупный масштаб, нежели бытовые ссоры соседских мальчишек. Те, все же не разносят города и не убивают тысячи людей из-за своих убеждений. Но все мальчишки когда-нибудь вырастают. Тогда же и желание убедить друга в своей правоте набирает обороты, а уж выполнение этой цели у каждого достигает различных высот.
Конечно, они делают это не ради признания существования своей точки зрения. Ведь это и так понятно. Сколько людей, столько и мнений. И Бартон всегда понимал, что Норт, изменившись, считает свой новый путь истинно правильным. И все же, лучнику, как наверняка и Джеймсу, хотелось, чтобы друг выбрал один общий путь. Кто ж виноват, что оба солдата считают свой выбор единственно правильным?
Никто не виноват. Их так воспитали. Так вырастили. Людей, способных бороться и отстаивать свои идеалы и принципы.
Мог ли Джим ожидать, что Соколиный Глаз, еще в недавнем времени герой, вот так просто возьмет и сдастся, принимая его сторону без боя, как аксиому? Не мог. Именно потому, что слишком хорошо его знает. И все же... В его распоряжении отменный солдат. Готовый пойти на любые жертвы, ради выполнения задания и цели. Любой поставленной цели.
- Вопросы есть? Сухо интересуется Джеймс, скорее даже по протоколу, нежели по собственному желанию. Ведь он, наверное, знает ответ.
- Нет вопросов.
На этом короткая встреча почти заканчивается. Хокай все еще пристально смотрит на Джима.
Как только он уйдет, Бартон повернется к столу, и руки механически приступят к работе. Раз за разом все более четко соединяя необходимые детали в привычную конструкцию.
Но Джеймс еще здесь...
"А ведь это наша первая встреча после войны..." Отстраненно подумал Клинт.

Отредактировано Clint Barton (2014-09-05 00:23:51)

+2

8

Спрашивая, есть ли у Бартона вопросы, Норт будто посылал свои позывные в пустоту.
"Меня слышит хоть кто-то?"
- Нет вопросов, - вот, что значит выражение "холодный тон". Безликость и безучастность, пробирающая до дрожи.
"Тебя никто здесь уже не услышит."
Норт кивнул, даже не в ответ Клинту, а в ответ самой ситуации. Словно соглашаясь с тем, что происходило все эти годы, с тем, что случилось сейчас.
И все же.. Одна маленькая деталь - пятно грубого реализма на образе Бартона-героя. Всегда правого, всегда принципиального, верного светлым идеалам - и делом, и мыслью..
"Никто из нас никогда не был святым! Мы уже родились с клеймами!"
Ничерта.
Получается все это время Хоукай, как и Джеймс, был по горло в грязи, сознавал это, но держался. Даже когда он утратил веру в себя - все еще сохранял веру в свое дело. До последнего. Пока его не стащил вниз собственный друг.
За что он будет драться теперь? За то, в чем этот его друг уверен?..
Генерал набрал в легкие воздуха, и замер, не решаясь произнести слова, запирая их в груди.
Секунда как судорога сознания.
- Бартон. Если я не прав... Если все, что я сделал - зря.. Я хочу, чтобы ты сам пристрелил меня.
И белая стена спокойствия. Мысли мгновенно очищаются, воздух наконец становится прозрачным.
То, что он увидел в глазах лучника было как короткий отчет "сигнал получен", но большего и не надо.
Норт развернулся, резко открыл дверь и вышел. Его похожка была уверенна, плечи расправлены. Случайный прохожий никогда не смог бы сказать, что генерал только что пережил одну из самых темных минут за всю войну, только что принял одно из самых важных решений.
За спиной щелкнул металл - Клинт вернулся к сборке пистолета.

+1

9

ЗАКРЫТО

0


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 29.06.2017 Прикрой меня (Х)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC