Наша группа ВК
Таймлайн

Vesta : Ramirez
Kravetz
Добро пожаловать в прекрасный Мидгард, который был [порабощен] возглавлен великим богом Локи в январе 2017! Его Армия долго и упорно шла к этой [кровавой резне] победе, дабы воцарить [свои порядки] окончательный и бесповоротный мир для всех жителей Земли. Теперь царство Локи больше напоминает утопию, а люди [пытаются организовать Сопротивление] счастливы и готовы [отомстить Локи и его Армии за их зверства] строить Новый мир!
В игре: 12.2017 | NC-21 | Эпизодическая система

Loki's Army

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 10.02.2017 Quite a stiff interrogation (Х)


10.02.2017 Quite a stiff interrogation (Х)

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Название эпизода
Quite a stiff interrogation
Время игры
10.02.2017
Место действия
Военная база в окрестностях Нью-Йорка
Описание
Отступление от прямых обязанностей в научной среде влечет за собой серьезные последствия. Сотрудники научно-исследовательских институтов со всего мира, уличенные в подозрительных разработках для неизвестного заказчика, вызваны на допрос. Но все оказывается не так просто, как кажется на первый взгляд…
Персонажи (в порядке очередности)
Valeria Vesta
Tigra Linus


http://sc.uploads.ru/Aa35M.jpg

0

2

Дым мгновенно рассеивается в воздухе.
Она стоит недалеко от входа и уничтожает уже пятую, если не шестую сигарету.
Сегодня Веста хотела... А впрочем, какая разница, что именно было запланировано? На данный момент все благополучно полетело к чертям. Спокойная жизнь - удел прошлого. Теперь такую роскошь советники Локи себе позволить не могут. Ведь всегда найдется дерьмо, которое им придется разгребать.
Пару часов назад в стены военной базы ввели около десятка ученых из разных научных институтов Европы. Всех предстояло допросить. Умные вояки пустили первых жертв по обычным схемам, принятым в стенах военной тюрьмы. Четыре служителя науки отправились прямиком в ближайшую больницу. Следующих опрашивали несколько мягче, но результата добиться так и не удалось.
"Какие нелегальные материалы? Уверяю вас, мы не имеем дела с теневыми рынками."
"Пропали коллеги? Правда? Я думал, они взяли отпуск за свой счет."
Седьмая сигарета была прокурена до бычка, во рту остался неприятный привкус горечи.
Такие единичные случаи исчезновения не привлекали бы к себе столько внимания, если бы не были закономерностью, охватившей все крупные научные центры Европы. А если приплюсовать к этим фактам зафиксированный спрос на редкие компоненты, которые практически нереально достать, и работу "на стороне" некоторых ученых...
"Но мы ничего не знаем об этом, сэр. В нашей лаборатории все тихо", - только и отвечали допрашиваемые.
Остался последний. Еще совсем молодой и зеленый, двадцати шести лет отроду, настоящий ботаник - хилый, щуплый, ужасно тонкий, чуть ли не скелет, обтянутый кожей. И, что примечательно, - очень нервный. Его предобморочное состояние выражалось в тысяче мелочей: от тихого шепота и мерных покачиваний туда-сюда до нервных подпрыгиваний на стуле в моменты, когда кто-то начинал говорить.
Невооруженным взглядом было видно, что этому пареньку есть что скрывать.
И для того, чтоб вывести его на чистую воду, Веста приказала срочно вызвать Тигру Лайнус на базу.
***
В здешних коридорах было прохладно и темно. Так тихо, что каждый шаг эхом отлетал от высоких стен. Сзади почти привычно шагали несколько мужчин в форме - местная охрана. Еще один солдат шел совсем рядом, указывая дорогу до нужной двери. В этом лабиринте было довольно легко заблудиться.
Провожатый открыл перед женщиной дверь, впуская ее внутрь небольшой комнаты для допроса. Обычная планировка: какие-то шкафы в углах, в центре - стол и с каждой стороны по стулу. Лампа совсем низко, от чего потолок окутывает непроглядная тьма. А в центре всей этой инсталяции восседает Тигра, бегло просматривая какие-то бумаги.
"Наверное, ей принесли весь происходящий сыр-бор в распечатанном виде", - догадывается Веста, переступая порог, и тут же чувствует себя в разы лучше. Влияние, которое оказывают на женщину асы, невозможно сравнить ни с чем. Оно всегда разное, но в случае с мисс Лайнус - неизменно положительное.
- Здравствуй, Тигра, - Валерия едва заметно улыбается подруге, не позволяя себе большего в присутствии посторонних. Добиться уважения и авторитета этой хрупкой бывшей балерине было чрезмерно трудно, а вот потерять и то, и другое можно за считанные секунды.
- Вынести отсюда все, оставить один стул, - обращается она уже к солдатам, в первую очередь кивая на хлам в углу. - Лампу поднять на метр.
Через пару минут бывшие сослуживицы остались одни в почти что пустой комнате. Веста обвела взглядом небольшое помещение, но в целом осталась довольна.
- Я вижу, ты уже в курсе дела, - Лера кивнула на пару листков, которые ас до сих пор держала в руках. - У нас тут остался последний ученый, которого необходимо допросить. Очень нервный, в обычной обстановке и рта не раскроет. Но мы с твоей помощью создадим ему особые условия. Ученого посадят на стул прямо под источником света, - с этими словами Веста подхватила единственный предмет, оставшийся в комнате, и поставила его точно под лампой. - Остальное, что он будет видеть вокруг - зеркала. Вместо пола и потолка, вместо стен - одни только отражения. Нас он тоже видеть не должен, только слышать голоса. И если этот парень хоть что-то знает - в итоге он не сможет долго противостоять подобному давлению. Надеюсь, последний допрос пройдет гладко и даст нам хоть какие-то зацепки.

+2

3

Люди были, поистине, странными созданиями. Они молились богам, что бы те спустились к ним и подарили рай на земле. Боги услышали их... Но смертным было этого мало. Они всегда находили, чем быть недовольными. Летом кляли жару и мечтали о зиме, а потом наоборот. Будучи голодными или в беде, мечтали о благополучии и сплачивались вместе, для решения проблем. Но, стоило им оказаться сытыми и счастливыми, люди начинали скучать, клясть судьбу и ненавидеть ближнего, вместо того, что бы наслаждаться жизнью или посвятить себя чему-то возвышенному. А еще, они радовались как дети любому пустяку и могли не обратить внимание на что-то великое и важное. Они люби  и ненавидели столь ярко, ведь их жизни были так коротки... Ныне, имея все, они готовы были завидовать тем, у кого хоть немного чего-то больше - улица ли зеленее или Локи кому-то подарил взгляд. Конечно, кто-то будет завидовать силе и бессмертию асов, считая себя несправедливо обделенным. Кому-то захочется больше власти... Но всегда найдутся и те, ко знает цену этого счастья и пьет его, как прозрачную ключевую воду, от которой ломит зубы, но она такая вкусная... Тигре никогда не становилось скучно наблюдать за ними. Людей можно было изучать веками и быть уверенным, что уж теперь-то они ничего нового не выкинут, однако...
Созданное Локи царство было прекрасным, просто великолепным, но не все было гладко, как того хотелось. Зло никогда не спит, всегда ищет как лучше и неожиданнее нанести удар, оно может ждать очень долго, но в этот раз не стало, омрачив своей тенью рассвет новой жизни. И, чем быстрее они разберутся с возникшей проблемой, тем меньше пострадает людей.
Ее вызвали внезапно, а раз так, значит было что-то, для чего нужна именно она и срочно. потому ас, быстро вспомнив армейскую привычку, оказалась в пути сразу же, как получила инструкции. Документы она начала изучать еще в пути и продолжила это дело на месте, ибо бумаг было много, а времени в обрез.
- Здравствуй, Тигра Ас ответила такой же улыбкой. Она так давно не слышала этот голос, ей хотелось промурлыкать - здравствуй, подруга! крепко обнять девушку... Вместо этого, Тигра поздоровалась так же официально и спокойно, как того требовала обстановка. Впереди их ожидало много работы. Лера познакомила Тигру с непосредственно ожидающей задачей. Действительно, если все так обстоит, обычные методы не помогут. Нужно что-то экзотическое - зеркала и магия, например.
- Я обеспечу ему качественные галлюцинации, какие не подарит не один наркотик, - пообещала ас, выслушав план действий и отложив не нужные уже бумаги. - Я сама его приведу. Если он - последняя зацепка, не рискну доверить его другим, когда дело столь важно.
Подозреваемый оказался именно таким, как ей сказали - весь его вид выражал тот, что личность он сомнительная, хоть и казался запуганным и безобидным. Тигра не стала завязывать ему глаза, она могла лишить парня зрения иным путем. Он шел трепеща, как барашек на заклание. Только вот не был он невинным агнцем и ожидало молодого человека очень много вопросов. Шел сам. Думая, что ему надели повязку на глаза и ведут под конвоем, хотя никого, кроме Тигры рядом не было. Сам вошел в комнату допроса, сел на предоставленный стул, где и замер, нервно, но совершенно бессмысленно крутя головой.
- Он нас не слышит, - доложила Тигра Весте, - Музыку слушает, классическую. Так что, можно спокойно завершать последние приготовления и начинать допрос. Думаю, он не выйдет из этой комнаты прежним и, если станет сотрудничать, то отделается лишь очистившейся совестью.

+2

4

Конвой и охрана освободили комнату, Тигра ушла за допрашиваемым. В небольшом помещении, залитым тусклым тягучим светом, сделалось совсем тихо. Три шага вправо - на стене оказался датчик, записывающий голос. Десять шагов влево - то же устройство и небольшая камера, которую даже вооруженным взглядом различить сложно.
Женщина точно знала, что сопротивление не понадобится, что на этой базе ничего внеуставного произойти не может. Под пиджаком покоился небольшой пистолет для ближнего боя. Так было всегда. Работа, улица, поездка за город с друзьями... Только у себя дома она могла без проблем кинуть кобуру в первое попавшееся кресло, ведь оружие в ее скромном логове было чуть ли не на каждом шагу.
Но, как только советница увидела последнюю жертву, тут же забыла про крайние меры. Этот молодой ученый, неудачно ввалившийся в дверной проем и споткнувшийся трижды на ровном месте, вызывал скорее жалость. Его за горло возьми - и шея сломается...
Тигра вошла следом и сказала, что можно заканчивать приготовления. Сказала: "Он нас не слышит. Музыку слушает, классическую." Веста усмехнулась, переводя при этом взгляд на крайне растерянное и перепуганное лицо. Парень, кажется, был не в восторге от любимых композиторов Лайнус.
- Только запомни - он не должен видеть ничего, кроме стула и зеркал, даже лампы. И голос наш не должен иметь для него четкого источника. Лучше легкое ощущение эха и впечатление, что говорящий находится везде. Если он захочет встать и подойти к зеркалам - пусть двигается. Главное, чтоб не набрел на нас, и не навредил себе.
Валерия достала планшет со всей необходимой информацией. На экране, помимо общих данных об этом ученом, имелись также показатели температуры его тела, мозговой активности, и некоторых других процессов, позволяющих вычислить ложь. Датчики и микрочипы вводили всем допрашиваемым. Но с данным индивидом такие меры казались лишними. Здесь главное - следить за внешним состоянием, за мелочами поведения. Грамотная психология, а возможно даже такие вещи, которые подметит каждый, и парень попался на крючок.
Кажется, он чувствовал, что уже проиграл.
Женщина кивнула напарнице, и коротким утверждением обозначила свою готовность. Понадобилось около минуты для того, чтоб взгляд сидящего на стуле сделался осознанным и еще пару секунд, чтоб он налился новой порцией страха, на сей раз смешанного с непониманием и удивлением.
Сейчас повсюду он должен был видеть лишь свои бесконечные отражения.
- Цель Вашего визита была оповещена ранее, - глаза парня метались от стены к стене. - Отсюда Вы не выйдете до тех пор, пока не дадите правдивые ответы на все вопросы. Для начала представьтесь и сообщите базовую информацию о себе.
Поняв, что вокруг никого нет, не приметив явно выраженных дверей и окошек, парень на пару мгновений расслабился. Но от стального голоса женщины, давящего на него, такого крошечного и никчемного в огромном бесконечном пространстве, он резко вздрогнул, подобрался на стуле, и начал самозабвенно разглядывать цепочку отражений в потолке. Было заметно, что он старается настроиться на спокойствие и держать себя в руках. Так часто человек говорит сам себе: "Не переживай, ты справишься, еще и не в таком дерьме побывать успел."
Допрашиваемый глубоко вздохнул и тихим голосом протараторил:
- Алан Хейворд, 26 лет, состою в научной ветке, работаю химиком-технологом в Королевском институте Великобритании, уровень доступа - D. Я правда... - он сделал небольшую паузу и бегло скользнул взглядом по зеркалам, - правда ничего не знаю...

+2

5

Тигра очень внимательно выслушала инструкции относительно их подопечного. Не так давно, она сама попала в зону пристального внимания Инквизиции Локи и куда лучше, чем раньше, понимала, что чувствует допрашиваемый. правда, ее саму это от старых привычек не отучило и ас по прежнему не раскрывала свою личность и статус когда это возможно.
Паренек нервничал так, что казал прямо здесь и сейчас отдаст Богу душу. Тигре он напоминал до смерти перепуганного кролика, попавшего в лапы лисы. И был бы он мужчиной сильным телом и духом... А в этом даже соперника не увидишь. Ну что это за враг? Такой может вызвать лишь жалость. Только именно этот фактор и мог привести к куче проблем, если оставить парня в покое и отпустить... Он что-то знал, он был последним звеном и потому ответит на вопросы. На все вопросы. Сейчас вся его жизнь зависела от голоса, от каждого слова, которое он произнесет. От желания сотрудничать.
Голос Валерии падал на разум смертного тяжело и безжалостно, подавляя и лишая воли. Но, как заметила Тигра, человек все же взял себя в руки, попытался уж точно. Голос его был тих и натянут подобно струне. Ему явно стоило не малых усилий сдерживать панику. А Тигра хотела, что бы он немного расслабился и склонился к диалогу, или же проговорился о чем-то важном... Голос ее звучал подобно струящейся воде, мягко, проникновенно, словно обволакивая бархатным доверием.
- Мы тебе верим, Алан, - мурлыкнула Тигра, - Но нам нужна твоя помощь. Рассказав нам, что ты видел, спасешь множество невинных жизней. Тебе это могло показаться мелочью... Чем-то незначительным, но... постарайся вспомнить. Голос замолчал, позволяя человеку осмыслить услышанное, обдумать, вспомнить. И снова заструился, словно отражаясь от каждого зеркала, терпеливый и настойчивый.
- Расскажи, Алан, что изменилось в твоей работе в последнее время? Новые задачи, люди, что-то, чего не было раньше. Посещал ли кто лабораторию из посторонних? С кем контактировали? Может, ты заметил странное поведение твоих коллег? Стали неразговорчивы, скрытны? Брали посторонние заказы? Расскажи Алан... - Голос замолчал в ожидании ответа. - Лишь ты сам держишь себя здесь.
Алан молчал. Возможно надеялся, что это хороший вариант. Ему не мешали думать и смотреть по сторонам - любоваться собой. Возможно, что-то привлекло его внимание, во всяком случае, он очень внимательно всматривался в одну точку, потом встряхнул головой и закрыв глаза, принялся твердить, что ничего не знает. Все, как всегда и некогда ему смотреть по сторонам. И, нет, ничего необычного и никого постороннего он не замечал. Он, конечно же, сразу бы сообщил, заметив что-то подозрительное, как же иначе? Ведь он всего лишь простой ученый, преданно и верно служащий своему Богу...
И все же, долго просидеть с закрытыми глазами Алан не мог, его беспокоило то, что он видел - показалось или нет? Он снова уставился в ту точку, что так привлекла его внимание. Но, все было нормально, совершенно нормально. Улыбалось не это - соседнее отражение. А Алан вовсе не улыбался. Даже немножко. И, если присмотреться во все многообразие зеркал - не все отражения вели себя, как полагается. Кажется, у них была своя жизнь. Некоторые отставали и делали то, что Алан делал с минуту назад. Другие ходили друг к другу в гости и о чем-то оживленно беседовали.
Надолго выдержки ученого хватить не могло, кажется, он даже забыл, зачем здесь оказался и почему. Он встал, явно пытаясь охватить взглядом максимально большее количество зеркал, следя за собой в них и подошел к одному совсем близко, пристально вглядываясь в гладкую поверхность и себя в ней, повторенного многократно, снова, снова и снова. Зеркало, как зеркало - ничего необычного. Алан коснулся его поверхности и она побежала кругами, словно потревоженная водная гладь. Алан моргнул удивленно и недоверчиво. Он мог закрыть глаза, но все ли отражения закроют их тоже или будут продолжать смотреть?
- Ты сам держишь себя здесь, - Напомнил мягкий голос.

+2

6

Со стороны это выглядело странно: мужчина все время вертел головой, кидал удивленные, взволнованные, а порой и полные ужаса взгляды на стены, пол, потолок... Советница понимала, что он видит нечто, способное поразить и запугать до глубины души, но ей не хотелось долго с ним мучиться. Все эти сложные объекты - вечная проблема.
Ты видишь перед собой мужчину, ты прижимаешь нож к его горлу, ты выбиваешь одним ударом пару зубов или ломаешь руку - все дело лишь в силе воли, которую нужно сломить.
А вот такие непонятные существа, как этот, вызывают смешанные чувства. Только попробуй тронуть его пальцем - коньки отбросит. Здесь, видите ли, нужен особый подход...
И теперь он стоит возле стены, аккуратно прикасается к ней, недоверчиво и робко. Продолжает бормотать о том, что ничего не знает.
Веста старается держать себя в руках и продумать правильное построение диалога для достижения максимальных результатов. Но вид допрашиваемого все время сбивает ее, такой жалкий и несчастный, такой слабый, и знающий что-то, что им необходимо.
- В новом мире ничто не укроется от взгляда Повелителя, - ее голос, в противовес Тигриному, уже не просто стальной. В нем и нетерпение, и раздражение, и толика ярости смешиваются в настоящий взрывной коктейль. Алана с первых нот пробирает едва заметной дрожью, он немного сутулится, но продолжает смотреть ровно на свое отражение, как если бы именно оно говорило с ним.
- Вы полагаете, мистер Хейворд, что мы пригласили Вас сюда лишь для того, чтоб поговорить? Мы вынуждены вытягивать из Вас ту информацию, о которой Вам следовало сообщить в соответственные органы уже давно. Теперь же на руках у нас факты того, что происходило и происходит в Вашем институте, факты того, что Вы прекрасно понимаете, что там творится, и замешаны в этом. Нежелание признаваться и предоставлять более полную информацию лишь навредит Вам. Схема обычна. Содействие - Ваше спасение. Единственное.
Теперь прекрасно видно, что груз знаний давит на него.
Невиновному нечего бояться.
Ученый же взволнованно кидает взгляд от стены к стене, хватается за подол майки и выламывает себе пальцы. Его кое-как возведенная броня трещит по швам, остается нанести последний, сокрушающий удар.
А, возможно, Весту эти нежности просто достали.
Неслышно она приблизилась к стулу, оставшемуся стоять посреди комнаты, и встала так, что единственный предмет мебели оказался ровно между нею и допрашиваемым.
- У Вас осталось меньше пяти минут. Вы же не хотите ожесточать допрос, правда? Поверьте, наши люди с глазу на глаз очень убедительны.
Нужная сила, точный удар - и стул летит аккурат в ученого, но впечатывается в стену в каких-то сантиметрах от его тела. Алан сползает вниз, его потряхивает, в глазах какой-то непонятный огонек. Через две минуты он снова начинает взволнованно смотреть на стены - там, в отражениях, что-то происходит, что-то нехорошее. В итоге он закрывает глаза и хватается за голову.
- Ладно! Ладно, прекратите это все, пожалуйста! Они просто... Они угрожали моей жене, моей годовалой дочери, понимаете? Я просто не мог не делать того, что они велели, ведь моя... моя семья...
И голос его чуть не срывается на плач.

+3

7

Как только Алан уступил давлению, оказываемому на него, Тигра тут же прекратила мучить его иллюзиями, показывая, что сотрудничество ведет к комфорту.
- А сейчас ты уверен, что твоя семья в безопасности? - мягко поинтересовалась она, - Ты можешь сказать наверняка, что твои жена и дочь сейчас в безопасности? Ты можешь их защитить, Алан? Нет. Более того, своим молчанием, ты подверг опасности не только себя и их, но и множество других невинных жизней... Тигра замолчала на время, давая человеку осмыслить ее слова. - Если бы ты верил своему Богу, а ты должен был верить ему, твою семью сразу же взяли бы под защиту, как и тебя самого. А теперь... Многое зависит от тебя и от твоего желания говорить. Рассказать нам все, тебе придется в любом случае. Вопрос в том, сделаешь ли ты это сам, максимально подробно или нам придется информацию из тебя вытягивать... Я предлагаю тебе не знакомиться с жесткой формой допроса. Не стоит. Правда...
Алан молчал, глядя впереди себя широко раскрытыми глазами. А время утекало, оно не желало ждать, не умело. Не хотели ждать и допрашивающие. Чем быстрее они получат информацию, тем раньше справятся с проблемой.
"Черт бы его побрал!" подумала Тигра. Этот тщедушный мальчишка вызывал жалость и раздражение одновременно. Как провинившийся ребенок, которого невероятно жалко, но все же необходимо наказать, что бы в следующий раз думал, что делает... Научить отвечать за свои поступки. Тигре нравились люди, она обожала наблюдать за ними, изучать - они всю жизнь оставались детьми. Большинство из них. Они были наивны, как дети. Верили в чудеса, придумывали их сами, если не находило вокруг. Жили сегодняшним днем. Они были жестоки и безжалостны, как это свойственно умам юным, еще не познавшим добра и зла, не разобравшимся в нем. Им просто необходим был кто-то ведущий, мудрый, сильный и заботящийся о них. Ведь люди, с их короткими жизнями, просто не умели заглядывать далеко в будущее, продумывать и планировать его. Так и этот смертный, он не смог осилить предложенную задачу - искал более легкого пути и совершил страшную ошибку, за которую должен был расплатиться. и хорошо, если он один...
- Время на исходе, - напомнила Тигра. Голос ее был ласков. Опасно ласков. Это понял бы любой, кто его услышал. - Твое время на исходе, Алан. Я могу ждать долго. Но не другие. Расскажи все! Все, что видел. Исправь сейчас то, что еще можно исправить. Ты еще молод. Подумай об этом. Мы желаем услышать максимально подробную и полную информацию. Все, что ты знаешь.
Алан вздрогнул. Он явно  был смертельно испуган, настолько, что прекратил даже истерить. Выглядел почти спокойным, или отрешенным от всего, лишь взгляд выдавал натянутые до звона нервы, и подрагивающие пальцы.
- Я скажу. Я все скажу. Только прекратите! Прошу, прекратите! Пожалуйста... Защитите мою семью, прошу. Я отвечу на все ваши вопросы, только защитите их.
"Что это? Решимость?" Да, ради тех, кого любят, люди готовы на многое. Да не только они, что говорить. Он расскажет им все. Ради тех кого любит или страха за свою шкуру, но расскажет им все. А если соврет... Все же, лучше бы ему не юлить. Тигра надеялась, что парень достаточно благоразумен, что бы не делать подобной ошибки. Ей хотелось верить, что он просто запуган, а не сообщник. Только где-то царапалось ощущение, что он может быть и сообщником, так старательно изображающим невинную и перепуганную жертву судьбы. Хотя, страх его был искренен и об этом-то они с Вестой позаботились сполна.

+2

8

- Мистер Хейворд...
Она нарочито медленно двинулась вправо, стараясь идти в такт и ступать четко. Каждый ее шаг едва уловимым эхом отражался от стен небольшой комнаты, и от каждого шага стоявший в центре ученый вздрагивал. Уже через секунду он непроизвольно зашарил глазами по многочисленным зеркалам, окружавшим его хилое тельце, пытаясь найти источник звука. В его воображении звук от столкновения железных набоек с поверхностью зеркала должен был восприниматься еще неприятнее.
- Не заставляйте меня вытягивать из Вас всю информацию вопросами. Вы и так прекрасное знаете, что следует рассказать.
Она замерла в метре от Алана, тот нервно сглотнул, проморгался и аккуратно опустился на стул, будто по команде "не предпринимать резких движений". Паника из его поведения исчезла, но осталась во взгляде. Теперь там было намешано многое и он просто не знал, как это все преодолеть. Но ему пришлось, ведь он, как человек продвинутый, каждый день смотрел телевизор, читал новости в интернете, а значит подспудно был осведомлен о том, как жестоко Локи карает тех, кто до сих пор не подчиняется ему.
Последний глубокий вдох - он уже почти собрался с мыслями - и ученый, снимая немного запотевшие от волнения очки, начинает не спеша протирать их невесть откуда взявшимся платочком. Один из трюков для саморазрядки. Вместе с тем он начинает тихо говорить.
- Раньше мы тоже занимались несанкционированными разработками. Или же тайными, не входящими в общую отчетность. В основном заказы делали военные штабы, хотели усовершенствовать своих солдат. Я это к тому, что по началу даже не совсем понял в чем дело... Ведь мы давно занимаемся подобным. А потом, когда сообразил, что теперь не должен выполнять левые задания, которые не вносятся в отчеты, пошел прямиком к нему, к начальнику. Он кричал на меня долго и грозился уволить с работы, если буду задавать подобные вопросы. Я умолк на время... Все же перспектива потерять свое место меня сильно огорчила. Сами понимаете, жена в декрете, маленький ребенок... А ведь ей столько всего нужно! Вы не представляете, скольких сил мне стоило обустроить ее небольшую детскую комнату...
Парня унесло в далекие дали. Он явно давно не виделся со своей семьей и при каждом удобном случае, при каждой зацепке непременно вспоминал о ней. Но нетерпеливый и настойчивый стук железа о зеркало будто отрезвил его, возвращая в реальность насквозь прозрачной комнаты. Со всех сторон на него по прежнему смотрел насмерть перепуганный, бледный, осунувшийся молодой человек. Пока еще целый и невредимый, как правильно подметили ранее. Пока еще.
Разработка, которую он изучал и должен был подогнать под заданные параметры, не казалась ему какой-то подозрительной или слишком вызывающей. Когда-то, вот только он точно не помнил когда, подобные исследования уже гуляли по их лаборатории. Целых две недели Алан уговаривал себя не думать о втором дне своего заказа. Но в итоге прочитал пугающую статью "5 наиболее ужасающих казней неверных Локи" и, движимый почти что звериным страхом, вновь пошел к начальнику. Тот неожиданно спокойно выслушал претензии Хейворда и велел зайти через день за новым, легальным проектом.
Но на следующий день в кабинете начальника перед ученым, разбросанные по столу, предстали десятки фотографий его жены и дочери. Сделаны они были... вчера, три дня назад, неделю, полторы... Сведения с места работы Ребекки, выписка из роддома малышки, точный адрес, телефоны. И вместе со всем этим - прямая угроза жизни тех, кого он любит. "Сначала они, потом ты", - так он и сказал, этот начальник, этот выродок, замахнувшийся на самое святое.
До сегодняшнего дня Алан больше не думал о том, чем занимается.
Веста довольно выдохнула и перевела взгляд на Тигру. Картинка происходящего еще не прояснилась в ее голове, но начала прорисовываться. Вот только им с асом больше нечего было делать в этой комнате. Главное Алан уже сказал.

+2

9

Все же обошлось без пыток. почти. Все же, эмоциональные страдания были не менее болезненны, чем физические, а иногда и сильнее. Алан же пребывал в пытке долго, намного дольше, чем находился в этой комнате. Можно ли его винить? понять? Так уж устроен мир, что кара за неверность, за молчание, которое можно было бы приравнять ко лжи или предательству, не считалась с личными мотивами, чувствами. Она просто обрушивалась на голову и ломала жизнь. Точнее, завершала то, что уже начал сам человек, совершив роковой выбор. Этот смертный был молод, напуган, довольно стоек. Повторит ли он свою ошибку вновь, если ему дать шанс? Тигра полагала, что не повторит. Но, не ей решать его судьбу, он сам ее определит, приняв решение. Если он будет охотно сотрудничать, расскажет все, что знает, все подробности, вероятно, у него будет шанс. Хотя, едва ли прежняя жизнь.
Тигра прекратила давление иллюзиями сразу же, как только Алан начал рассказывать, можно сказать, она поощряла его этим. Она могла быть жесткой, безжалостной, но никогда жестокой. Слушала она его внимательно, каждое слово, следила за мимикой, за малейшими интонациями в голосе. И, похоже, теперь он говорил правду и готов был рассказать больше, но это уже работа не для них с Вестой.
Тигра снова окутала сознание смертного музыкой, спокойной, расслабляющей. И снова взялась его сопровождать, не прибегая к помощи охраны и пользуясь лишь иллюзиями. Смертный был и так покорен, словно ягненок, которого ведут на жертвенное заклание. Прежде чем передать Алана с рук на руки, Тигра снова его проинструктировала, посоветовав быть полностью откровенным, искренним и сообщить все, что он знает о своей сомнительной работе и всем том, что происходило в лаборатории последние пару месяцев. Обо всем, что было подозрительным и даже только казалось. Все, что он скажет, выслушают, проанализируют, проверят и перепроверят те, кому положено подобным заниматься. Их же с Вестой работа на этом заканчивалась.

+1

10

ЗАКРЫТ

0


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 10.02.2017 Quite a stiff interrogation (Х)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC