Наша группа ВК
Таймлайн

Vesta : Ramirez
Kravetz
Добро пожаловать в прекрасный Мидгард, который был [порабощен] возглавлен великим богом Локи в январе 2017! Его Армия долго и упорно шла к этой [кровавой резне] победе, дабы воцарить [свои порядки] окончательный и бесповоротный мир для всех жителей Земли. Теперь царство Локи больше напоминает утопию, а люди [пытаются организовать Сопротивление] счастливы и готовы [отомстить Локи и его Армии за их зверства] строить Новый мир!
В игре: 12.2017 | NC-21 | Эпизодическая система

Loki's Army

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 15.02.2017 Астрофизический компромат (Х)


15.02.2017 Астрофизический компромат (Х)

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Название эпизода
Астрофизический компромат
Время игры
15.02.2017
Место действия
Одно из кафе Лондона.
Описание
Что делать, когда исчезает тетрадь с многолетними наблюдениями и расчетами – остатками надежды на возвращение бога, та самая, еще сохраненная с первой встречи.  По невнимательности забытый блокнотик с неугодными новой власти записями может дорого обойтись ей.  Если, конечно, не попадет в руки того, кто разделяет ее мнение.
Персонажи (в порядке очередности)
Jane Foster
Juliet Rea Bateman

0

2

Погода не располагала к долгим прогулкам, и только лишь поэтому, девушка предпочла кафе обычной домашней атмосфере.  Джейн казалось, что сидеть, пусть и уже не четырнадцатого, а пятнадцатого февраля в кафе в одиночестве – издевательство над самой собой.  Как хорошо, что вчера она провела практически весь день за работой, стараясь не отвлекаться ни на календарь, ни на часы. Лишь пару раз звонившая Дарси, напомнила Джейн о том, какой сегодня день.
- Джейн, ну Джейн…- вспоминался протяжный голос подруги в трубке. – Я все понимаю, но…
- Но у меня много работы, Льюис. Счастливого дня святого Валентина, - астрофизик быстро свернул надвигающийся разговор на амурную тему.
И когда она успела стать такой грубой? На работе она была всегда молчалива, на ее ноутбуке стоял сложный пароль, а тетради – были всегда убраны в сумки.
Тетради. Это отдельная, и пожалуй, больная тема астрофизика Фостер. Множественные блокноты, тетради, ежедневники, записные книжки, все, что лежало дома, и пара в сумке – было исписано расчетами, записями и наблюдениями. От показателей прибора магнитного поля в день их первой встречи с Тором, до прогноза погоды в  день, когда этот же прибор в последний раз уловил открытие портала.
Еще чуть-чуть и она станет не только астрофизиком, но и метеорологом…или астрологом. Конечно…буду «разгадывать» звездные карты и писать разного рода ересь для верящих в это женщин, лет так под сорок.
Сидя в одном из мягких кресел кафе, в которое она заскочила, Джейн вновь разглядывала свой старый  блокнот – полностью исписанный, уже с потертыми краями и слегка помятыми страницами – данная тетрадь была ей очень дорога. И дело было не только в дорогих, для сердца астрофизика, воспоминаниях.
Уже на последних нескольких страницах не было никаких расчетов и длинных формул астрофизики.  Там были лишь рисунки и несколько записей. Первая из них,  большим и немного неаккуратным подчерком, вещало читающему, что «Джейн любит Тора», «Фостер втрескалась» и «А он ничего такой».  Да, это были те «комментарии», что оставляла ее подруга без ее разрешения в ее же документах.  Многие записи были перечеркнуты и написаны поверх снова.   Джейн перелистнула страницу и увидела рисунок того самого Разрушителя – нарисованный ею по свежей памяти, буквально через несколько часов, после окончании все этой истории в Нью-Мексико.  Фостер не была художником, но пришельца она попыталась передать точно с  механической точки зрения – пытаясь выдержать пропорции и внешний вид. И опять же, «художественно-документальный» труд дотошного астрофизика был подпорчен  – голову  машины из иного мира венчал криво нарисованный шариковой ручкой характерный двурогий шлем.
Еще пару лет назад Фостер находила этот рисунок смешным. Сейчас же это была грустная карикатура на всю ее жизнь. 
Если смотреть дальше – то и оставшиеся две страницы были исписаны тем же – рисунками самой Джейн, несколькими наклейками с популярными тогда Мстителями.  Популярными, до поры до времени.  А потом мир вновь показал, насколько он безумен – и люди отвернулись от спасших их героев.  Все рухнуло и скатилось в войну.  А потом – «новый мир», от которого, честно говоря, Фостер тошнило. Пусть все станет так, как прежде. Пусть мир снова будет мелочен, но не под тиранией «бога».  Не будешь почитать как бога – лишишься головы, не будешь мириться с его законами – лишишься головы.  Человек я законопослушный, но вот в чем дело – атеист.
Подобные мысли все больше и больше утягивали девушку в какой-то непроглядный сумрак страха. Пока что необоснованного, но постоянного страха. Решив, что хватит с нее приятных воспоминаний смешанных с далеко не приятной действительностью. Время было уже позднее и Джейн пора бы было уже уходить, и быстро начав собираться, почему-то торопиться куда-либо стало ее привычкой, она взяла сумку и поспешила к выходу из кафе. Нужно просмотреть почту, возможно уже скинули работы моих учеников. Фотографии с Дарси… Нужно снова съездить к Стоунхенджу, закончить работу. Уже выходя на улицу, Фостер была погружена в свои мысли, еще не зная, о своей маленькой потере.

+3

3

Долбаных 3 часа я сижу в этом чертовом кафе. Загонять официантов, упиться кофе, скурить пачку сигарет, набросать 100500 зарисовок в скетчбуке, организовать клуб «очумелые ручки» - люблю, умею, практикую. Впрочем, последние минут 20 я провожу за чтением книги, откинувшись в кресло у дальней стены. Это мое любимое место.
Любимое потому, что можно наблюдать за посетителями. И вот, я в очередной раз поднимаю глаза на вошедшую миледи.
Беглый взгляд по одежде, фигуре, волосам. Девушка, 25-30 лет, блондинка… Она садится спиной ко мне, посему я снова утыкаюсь в книгу. Гражданская. Подвожу итог я, взглянув на девушку минут через 5.
- Молодой человек, уберите это, пожалуйста, - говорю я, показывая указательными пальцами на груду скомканных бумажек. Честно говоря, мне даже жаль парня, которому пришлось сгребать целую гору напрасно исписанных листов. Впрочем, я теперь могу найти свой кошелек, чтобы рассчитаться за кофе, и припеваючи отправиться гулять дальше.
Я встаю, сладко потягиваясь, разминая затекшие мышцы спины. На улице было довольно тепло, особенно для меня – человека, предпочитающего холод, не смотря на середину февраля. Я просто накидываю куртку на плечи, кое-как заматываюсь длиннющим шарфом сине-голубой расцветки, и уже собираюсь уходить из этого адского места, если бы не маленькая записная книжка, лежавшая на столике блондинки, недавно покинувшей заведение.
Не знаю почему, но я буквально вырываю эту книжку из рук официанта, желавшего, видимо, сохранить блокнот, чтобы впоследствии показать свое геройство перед миледи.
- Не стоит, я ее знаю, передам ей сейчас же.
Мы с этим милым молодым человеком смотрим друг на друга ошалелыми глазами двух бешеных коров. Не знаю, то ли его напугал мой внезапный порыв, то ли это банальная неидентификация моего пола, а может и то и другое.
Как бы то не было, я выбегаю на улицу с записной книжкой в руках. Из витрины кафе мне было видно, что блондинка завернула направо, посему в ту сторону я и иду. На ходу открываю блокнот.
- Вот это…
Я усмехаюсь, фыркаю, листаю дальше. Нет, различные математические единицы, формулы, заметки и т.п. – последнее, чего я жду от женских блокнотов.  Хотя, тут, в конце, есть пара забавных рисунков. И, сдается мне, если бы эта книжка попала не в те руки, то ее обладательнице пришлось бы худо. Да, тут даже ее контакты есть. Мисс Фостер. Джейн. Блондиночка.
Просмотрев блокнот, я поднимаю глаза и, в общем-то, вижу свою «жертву» впереди, в паре шагов. Ее яркое пальто несложно заметить среди толпы. Видимо, последствие вчерашнего так называемого праздника.
Я прохожу чуть дальше девушки и, вдруг, внезапно оборачиваюсь у нее перед носом.
- Эй, блонди, - я показываю ей книжку, крепко сжимая ее в руке, и лукаво улыбаюсь, готовясь в любой момент отступить назад, не дать забрать у себя «артефакт». – Не хочешь угостить меня чашечкой кофе?

+1

4

Правильно говорят – как бы человек не старался изменить облик,  получается автопортрет. Пусть она и покрасила волосы в светлый, сделав что-то вроде амбре, купила  пальто насыщенно синего цвета, что бросалось в глаза – все равно под всеми одеяниями была сама Фостер. Ни одежда, ни новая внешность не вернули ни уверенности в себе, ни сил для жизни. С каждым днем все больше хотелось сдаться.
И никакая одежда не могла компенсировать забывчивость астрофизика. А  светлый цвет волос и работа в мужском преподавательском коллективе заселили в ее душе настоящую ненависть к анекдотам про блондинок. 
Не смотря на конец света, то есть новый мир, погода вела себя так, как будто ничего и не случилось – в середине февраля погода была все еще зимняя, и замерзая в не слишком теплом пальто, Фостер торопилась домой, как ее обогнал субъект, держащий в своих руках, о ужас, ту самую коричневую книжицу.
Как? Я не могла ее забыть! Первое желание девушки было снова перерыть свою сумку и найти архиважный блокнотик на месте. Но жестокая реальность говорила, что поиски блокнота в сумке будут абсолютно бессмысленны.  Так как он находится в руках абсолютно не знакомого ей человека.
- Не могли бы ли Вы вернуть мне мой блокнот, - астрофизик показала пальцем на потрепанную тетрадь, ставя ударения на «мне» и «мой». – Кажется, я по неаккуратности забыла его в кафе…
Больше никогда, НИКОГДА не буду носить подобные вещи с собой. В условиях не самого лучшего положения при господствующей власти носить подобное было самоубийством. Молодей, сентиментальная…блондинка! Мысленно ругая себя как только можно, Джейн безотрывно смотрела на свою роковую потерю, надеясь, что ее новый владелец еще не успел пролистать новую находку.  Конечно, девяносто процентов написанного там были бы не понятны никому, кроме людей сведущих в физике, динамике и астрофизике, но вот оставшиеся десять процентов позабавили бы любого. Особенно тех, кто был на стороне нового «бога». 
- Я астрофизик, там записаны очень важные для меня расчеты, - стараясь не дрогнуть голосом, убеждала человека Джейн.
- Эй, блонди, не хочешь угостить меня чашечкой кофе?
Услышав это, интуиция девушки подсказала, что блокнот, скорее всего, прочитан. И прочитан до конца.  Ну, что ты теперь будешь делать? Как все объяснишь? «О Вашенство, кажется тогда, в Нью-Мексико, Вы кое-что не доделали» Поверь, тебя ждет унизительная смерть.
- Как Вам будет угодно, только верните мне мою потерю, - понизила голос Фостер, уже намереваясь повернуться обратно к кафе.
Она же еще и подписана. Джейн хотелось просто ударить себя за свою глупость. Надо же было подписать свой приговор. Радуйся, что с тобой пошли на контакт, а не бегом понесли этот компромат наверх.
Тяжело выдохнув, Фостер  последовала обратно в кафе. Придя в небольшой ресторанчик и сев с неожиданным собеседником за тот стол, где сидела она минут пятнадцать ранее,  астрофизик тут же вернулась к своему блокноту.
- Вы хотите за него вознаграждение?
Да, Джейн, пора снять розовые очки. В любом мире подобные вещи созданы для одного – выкупа. Кстати, созданы тобой собственноручно. Заказав официанту два кофе, девушка замерла в ожидании ответа.

Отредактировано Jane Foster (2014-03-06 18:24:55)

+1

5

Я почти что мурлыкаю от удовольствия. Редко встретишь таких сговорчивых людей, хотя в ее положении глупостью было бы не согласиться провести со мной время.
- Специфический у тебя вид деятельности, Блонди. Для девушки, разумеется.
Я кладу локти на стол, сцепив руки в замок и кладу сверху подбородок. Блокнот я, разумеется, прячу подальше от Фостер – на колени.
- Вы ошиблись, Джейн, я работаю за идею. Ни деньги, ни вещи не имеют на данный момент той ценности, как когда либо, а ваши шаржи поистине бесценны.
Тот самый официант, с которым чуть ранее мы устроили весьма милую сцену, принес кофе. Я жду, пока он удалится, мало ли что.
- Боитесь? Не стану вас успокаивать. Все боятся, - я делаю глоток кофе. – А если не будет ни страхов, ни трагедий, то что останется нам?
Честно говоря, на данный момент я просто тяну время, даже не знаю зачем. Хотя нет, знаю. Я хочу, чтобы мои последующие слова были и действия были настолько пафосными и величественными, дабы Блонди не могла мне отказать. На самом деле, в мыслях она уже стала моей собственностью. Нашего общества, конечно же.
- Ах да, совсем невежливо беседовать не представившись. Меня зовут Ри, - невинная улыбка. – Я не сильно шарю в физике, а то, что тебе непонятно, может быть чем угодно, не так ли? В прочем, судя по толщине твоей драгоценной книжечки, ты, должно быть, только и делаешь, что… Работаешь. Лучший способ не жить настоящей жизнью – делать заметки. Правда, кажется мне, что то и есть вся твоя жизнь.
Я откидываю волосы со лба, делаю еще один глоток кофе. Левой рукой я кладу книжку на гладкую поверхность стола. Ладонь плотно прижала этот крохотный судьбоносный кусочек жизни Блонди, в то время как я смотрю в глаза девушки.
- Если нет вдохновения, любые усилия будут напрасны. Вы это знаете не хуже меня. Не сочтите все сказанное мною бредом сумасшедшего, - я пододвигаю книгу к девушке. – Но вы здесь. И вы потерпели поражение.
В эту секунду я подскакиваю на своем месте, приблизившись к лицу Джейн так, что со стороны это выглядело бы так, будто я намериваюсь поцеловать ее, правда никто на нас не обращает внимания. Я шепчу: мисс Фостер, вы абсолютно уверены в том, что не хотите больше заниматься самым важным делом своей жизни?
С этими словами я откидываюсь в кресло, оставив Блонди блокнот. В принципе, она может просто встать и уйти, захватив с собой свою вещицу, и все забудется, как страшный сон, но я надеюсь на другой вариант развития сюжета.

+2

6

- Специфический у тебя вид деятельности, Блонди. Для девушки, разумеется.
Джейн так говорили с самой старшей школы. Потом, ее отговаривали поступать в  колледж, потом получать докторскую степень. Но Фостер не слушая никого делала так, как хотела. И вот теперь она – астрофизик и преподаватель Лондонского Университета. Девушка, с тремя образованиями, кучей дипломов…и ничем более.
- Мне многие так говорили. Но добилась всего, чего хотела.
- Вы ошиблись, Джейн, я работаю за идею. Ни деньги, ни вещи не имеют на данный момент той ценности, как когда либо, а ваши шаржи поистине бесценны.
- Знаете, а сейчас и сама жизнь обесценилась, - с легкой грустью заявила Фостер.  Помолчав какое-то время, ожидая, что официант наконец-то их покинет, Джейн продолжила: - Пыль под ногами бога, не более. Да и моим «художествам» цена всего в мою жизнь. Главный герой моих рисунков не оценит моего взгляда на его политику.
Джейн даже заинтересовала эта девушка. Астрофизику почему-то уже была уверенна, что девушка не побежит жаловаться своему «хозяину».  Внимательно слушав дальнейшие слова про страхи, Фостер начала вникать в сам разговор.
- Если не будет ни страхов, ни трагедий, то будет лишь обычная жизнь. Такая, как была прежде. До войны, до всего…этого, - девушка могла бы рассказать намного больше, о том, что считает под «этим», но понимала, что было не место и не время.
Раньше  Фостер никогда не страдала паранойей или манией преследования, но то, что она увидела во время пусть и не долгой войны, изменило ее. Теперь она точно знала,  что в этом изменившимся мире лучше молчать … и продолжать заниматься своим делом. А делом Джейн была астрофизика и ее все меркнущая надежда найти Тора, найти те другие миры, о которых он рассказывал. И взмолиться у них о помощи. Именно так Джейн хотела поступить, если бы смогла открыть портал. Она все еще наивно верила, что если люди сами не могут справиться, то им могут помочь те, кто сильнее их. Ведь Джейн видела и Тора, и других асов.
- Меня зовут Джейн Фостер.  Да…- вопрос о толщине книжицы поставил девушку несколько в тупик. – Это не основная моя работа, но это очень важно для меня. Да, - под конец вздохнула она, - это и есть моя жизнь. Во всех смыслах.
– Но вы здесь. И вы потерпели поражение.
Задолго до этого. Кажется, я проиграла еще тогда, в Нью-Мексико. И этот проигрыш тянется за мной следом вот уже несколько лет. Почти столько же, сколько планету преследуют неприятности. В голове Фостер тут же сложилась логичная связь между собой и проблемами планетарного масштаба.  Ты слишком много на себя берешь. Или слишком много о себе мнишь. Едва заметно тряхнув головой, Джейн продолжила слушать собеседницу. Не успев прийти в себя, девушка увидела в нескольких сантиметрах от себя Ри.
- Я занимаюсь важнейшим для себя делом вот уж несколько лет. Не смотря ни на войну, ни на личную угрозу, ни на то, сколько это отнимает сил. И буду заниматься до конца.
Девушка оставила Джейн блокнот, откинувшись на спинку кресла.  Тут же убрав блокнот в сумку,  забывчивый астрофизик продолжила: - Тем более, если это стало последним, что есть годного в этой жизни.
Разговор все больше и больше ее интересовал, и она не собиралась никуда уходить.

+2

7

-И буду заниматься до конца.
- Будете ли? – прозаично вздыхаю, закуривая сигарету. – В наши дни ученые творят либо на виду у царя, либо в подполье. Сами знаете, почему так. Впрочем, разница между «сейчас» и «тогда» невелика. Вы же наверняка хоть что-то слышали про историю России, верно? Если помните, то был сталинский период, еще в СССР. Многое товарищ Сталин объявил лженаукой, из-за чего много светлых умов было сослано. Так и развалили науку в моей родной стране.
Я пожимаю плечами, выдыхая тяжелый сизый дым. Снова перекидываю ногу на ногу, уже который раз за разговор. Мой больной организм периодически напоминает о себе, отзываясь острой болью то в одном месте, то в другом, и единственный способ поддерживать себя в форме – как можно больше двигаться, или менять положение тела. Со стороны это может показаться проявлением одной из форм невроза, который люди часто мне приписывают. Либо я слишком много курю, либо дышу как-то подозрительно, словом, вечно у них найдется повод, чтобы перенести свои негативные аспекты на другого человека. А что я? Я смиренная душа, которая проглатывает почти всю ту чепуху, что люди порой несут.
- Не против, если перейдем на ты? Мне претят официальные изыски.
После того, как девушка утвердительно кивнула, я пододвигаюсь ближе к столу, тушу бычок. Говорю: скажи, а на что ты готова ради самой невероятной мечты? Самой-самой! Я рассматриваю массивные кольца, из-за которых моих пальцы выглядят неестественно тонкими. Говорю: скольким бы ты пожертвовала ради нее? Вот это - серебряное кольцо с зеленым лабрадоритом, привезенное из, кажется, Испании. Настоящая кустарщина. Говорю: ты согласна с той аксиомой, что, когда ты перестаешь чего-то хотеть, оно настигает тебя? А вот это посеребренное колечко скоро придется выкинуть, у него большая часть напыления давно стерлась – попахивает дешевизной. Говорю: человек может смеяться или плакать. Всякий раз, когда ты плачешь, ты могла бы смеяться. Выбор всегда за тобой. А вот эти два кольца, с гематитом и обсиданом, даже не помню, откуда они.
Пожалуй, чистка колец подождет неделю-другую. Я поднимаю глаза на Фостер.
- Я хочу поставить тебя перед выбором, но для начала расскажи мне как прошли последние пару лет. Я хочу знать абсолютно все, Блонди, можешь доверить мне свою правду.
На этом моменте я замолкаю, перестаю двигаться и, кажется, дышать, готовясь с ювелирной точностью отпечатать слова девушки в своем мозгу, где-то там, среди теплых извилин, поместить ее кусочек жизни, ее саму, навсегда заперев в своей черепной коробке.

+1

8

- Ученых всегда недолюбливали, - хмыкнула Джейн. – Неугодных или убивали, или же ссылали.  Знаете, что Джордано Бруно сожгли, Галилея преследовали до конца жизни, Никола Тесла имел так же не самую легкую судьбу.
Тебя снова заносит, Фостер, смотри, двинешься как Селвиг. Думаешь, ей интересна история физики со средних веков? Не думаю.
- Да, сейчас разница не велика, - глядя  на девушку сквозь сизый дым сигарет,  Джейн стало казаться, что разговор приобретает опасный оборот.
Судя по разговору о науке, вряд ли после этого я услышу хвалебную одну Локи. Скорее наоборот. Хотя, в данной обстановке ничего предугадать что-либо.
- Не против, если перейдем на ты? Мне претят официальные изыски.
- Я тоже не люблю все это. Поэтому – да с радостью, - утвердительно кивнула Джейн.
Услышав фразу про мечту Джейн замолчала. Действительно, на что? Да на все. Все что у тебя теперь есть – только сама мечта. Снова увидеть его. Чтобы понять, что в сумасшедшем мире я не одна. Как же много времени прошло с того момента. Ну он же был в Нью-Йорке! Джейн снова задумалась о своем,  почти забыв о собеседнице.  Мысли девушки снова были довольно далеко от этого кафе. Очень далеко. Там,  где ей, скорее всего, не побывать. Да, вот ее мечта.
- Я не плачу ….
Ой не ври…
- И не так уж часто смеюсь. Я занимаюсь своей работой. И мой выбор – она. 
Иногда приходится рисковать. Я так давно боюсь, что Локи все же закончит начатое тогда, в Нью-Мексико. И все же этого не происходит. Конечно, надеюсь, он давно забыл, что Тором тогда был еще кто-то. И дело даже не во мне – из-за влюбившейся в бога из другого мира Фостер могут пострадать Дарси и Селвиг. Они уж точно тут не причем. Да только этого не происходит.
- Интересно, какой же выбор может стоять предо мной в сложившемся мире? – Джейн чуть сбавила голос, начав рассказывать о себе. – Я, как уже преставилась, Джейн Фостер,   преподаю в Лондонском Университете, ученый астрофизик, занимаюсь изучением магнитных аномалий, природных явлений в слоях атмосферы планеты. Но этой сейчас. Ранее меня больше интересовала наблюдательная астрофизика.
Барабанная дробь…сейчас будет то, о чем ты можешь пожалеть.
- Как можно было понять из моих рисунков, - девушка показала пальцем на свою сумку. – Найти мне кое-что все-таки удалось. Точнее, он нашел меня сам, - сентиментальные воспоминания о первой встречи с Тором заставили астрофизика улыбнуться. – Но, как оказалось, они так просто на Земле не оказываются. Либо или из-за чего-то, или за кем-то, - Фостер тяжело вздохнула, но продолжила: - Знаешь, никогда не верила ни в одну из мифологий, и тут раз – и познакомилась с двумя персонажами из нее. Первый оказался довольным милым, а второй…а второго они называют «Царь».
И мир попал в руки худшего из братьев. Кажется, я где-то это уж читала.
- И этот «второй», однажды, пытался уже превратить меня в кучку пепла. Именно поэтому у меня в тетради эти «художества». Тогда ему не удалось. но кто знает, вспомнит ли он о том, что не доделал. Тем более, думаю, резон у него для этого есть.
Ему удалось гораздо большее. Ты просыпаешься по ночам от кошмаров, а он царь и бог этого мира. Такого кошмара не было ни в одной из мифологией.
Девушка все же промолчала про ее связь с Тором. Даже не из-за того, что это могло бы быть опасно, она просто не хотела это никому рассказывать, уж слишком личными были ее все еще безрезультатные попытки найти Громовержца.
- А потом Нью-Йорк, годы затишья, вновь война…и «новый мир».

Отредактировано Jane Foster (2014-03-09 11:10:03)

+1

9

- О дивный новый мир... Не хочу я удобств. Я хочу Бога, поэзии, настоящей опасности, хочу свободы, и добра, и греха, - цитирую я отрывок из книги. - Хаксли чуть-чуть не дожил. Всего-то век назад описал в точности нашу жизни. Правда, он рассчитывал, что все случится чуточку позже.
Я усмехаюсь.
- Всего-то надо было подождать еще 5 веков, чтобы старину Олдоса назвали пророком, как некогда Жуль Верна.
Я откидываюсь обратно в кресло, разводя руками. В общем-то Джейн мне ничего нового не рассказала. У всех в Сопротивлении истории похожи. Я, конечно, в небольшом расстройстве из-за того, что в область изучения девушки не попала релятивистская физика - единственная в область, в которой у меня есть некие познания, если в этой сфере вообще можно что-то понять.
Вздохнув, качаю головой. Мне бы сейчас очень, на самом деле, очень-очень хочется рассказать мисс Фостер все, что я хочу, но пока что этого нельзя делать. Ну никак нельзя. Все, что я могу - продолжить разговор в том ключе, который у нас был до сих пор.
- Значит, Блонди, ты у нас принцесса, оказавшаяся между двумя принцами. Один хороший, второй не очень. Дисней бы оценил. - я улыбаюсь в кои-то веки искренней доброй улыбкой.
Вообще, я прекрасно знаю о ком мы сейчас говорим. Просто отсутствие имен окутывает всю историю в некий саван загадочности, а следовательно скрывает недостатки, которые есть у любой другой сказки.
- Ладно, это не суть как важно. Я хочу предложить тебе.. Ну, скажем, работу. С проживанием. Знаю, что неординарные люди раскрываются в полной мере лишь в одиночестве, но тебе нужны будут помощники. И кое-какое оборудование, место, и самое главное, - я понижаю голос, - защита.
Думаю, хороший астрофизик будет неплохим приобретением для нашего общества. К тому же это не просто девочка с улицы, а человек, разделяющий наши убеждения. Да и ей действительно нужна защита. С ее-то забывчивостью!
- Я не верю в случайность. Все, что у нас есть - закономерности, некоторые называют их судьбой - мне лично все равно. Думаю, мы сегодня не просто так здесь встретились. Но я хочу, чтобы ты решила уже сейчас, Джейн, я же не могу рисковать понапрасну.
На этот раз мое лицо приняло достаточно серьезный вид, так что была понятна вся ответственность, которую я только что бессовестно передаю миледи.
- И да, гарантировать, что мы останемся в живых, я не могу. - И я подмигиваю, снова возвращая себе на лицо маску непринужденности и веселья.
- И если ты готова к приключениям, то аки Питер Пен я покажу тебе нашу Неверландию.

Отредактировано Juliet Rea Bateman (2014-03-09 17:56:33)

+1

10

- «О дивный новый мир» -  повторила Джейн. – Знал бы он, что это за мир – взвыл бы, - коротко отвечает девушка.
Никогда не понимала людей вечно недовольных чем-то в мире. То политикой, то цена на что-то там. И сейчас – пожалуйста, нет ничего. Любое осуждение политики и прочего карается смертью.
- Значит, Блонди, ты у нас принцесса, оказавшаяся между двумя принцами. Один хороший, второй не очень. Дисней бы оценил.
- Далеко не меж двумя принцами. Это не сказка….
Это был будто фильм ужасов.
- … все было ближе к фильму ужасов. И пытался испепелить  далеко не дракон, а огромный …даже не знаю, что это было – робот, киборг. Махина, что уничтожила маленький городок, а Щ.И.Т все скрыл, - Джейн максимально понизила голос и слегка навалилась на сто, чтобы собеседнице было лучше слышно.  – Если бы кто это оценил, то режиссер ужастика в стиле фантастики. 
Девушка до сих пор с содроганием вспоминала, как на ее глазах горел целый городок. Дома полыхали как спички, машины взрывались,  а им даже некуда было бежать.  Дым застилал солнце. Или же этого не было в реальности, а было в кошмаре? Джейн уже путало то, что произошло там, и то, что ей снилось.
- С проживанием?  - переспросила Джейн, услышав о условиях данной «работы».
Она давно хотела переехать из квартиры предоставляемым Университетом своим преподавателям. Не из-за того, что боялась, а просто хотело потеряться из вида всех хоть во внерабочее время. А там ее окружали коллеги даже «дома», пытаясь залезть в ее жизнь и мешая работе.  Назойливые посетители постоянно пытались, что называется «узнать получше» новенькую их коллектива, а Джейн упорно этого не желала.  Да и гостей бы удивила  бы груда вечно работающей аппаратуры и почти никогда не закрываемое окно комнаты, естественно,  когда позволяла погода.  В дождь и снег окно закрылась до узкой щели, в которую оставались просунуты все те датчики, что показывали электромагнитные изменения. И вот сейчас Ри предлагает, по ее словам, место, где ей никто не будет мешать. 
- Боюсь, по-настоящему меня не защитить в принципе, - вернувшись на свое место и так же откинувшись на спинку, Джейн устремила свой взгляд на улицу, где мимо окна кафе спешили люди по своим делам. Девушка им в чем-то завидовала. Вот же – смогли, привыкли. Многие даже «за» подобный образ жизни. Да только я, похоже, не из них. Нет. Мне не привыкнуть к висящему надо мной мечу. Будто под гильотиной – лежишь и не знаешь, когда же тебе отрубят голову, потому что не видно самого лезвия, ведь кладут обычно вниз лицом. Хотя откуда мне знать, как все там делалось, если только из пары книг по истории.    – Я согласна на все, только чтобы меня лишний раз не отвлекали. Хоть пусть это место будет под землей.
В ад ты всегда успеешь. Попробуй пожить еще тут. Судьба? Проведение? Даже не знаю. Как навязывается та штука, что толкает на мой путь то богов, то Разрушителей, то пришельцев.
- Гарантировать жизнь я не могу даже сама себе.  Похоже, я просто притягиваю к себе неприятности. И забытый мной сегодня блокнот только доказательство. Да и увлечение астрофизикой стало не самой безопасным для меня делом.
Джейн вновь замолчала и посмотрела в глаза напротив сидящей ее девушки. А ведь мне действительно нечего терять.
- Я готова, - сейчас Джейн просто была уверенна, что впутывается в какую-то интригу, но интерес подавил чувство самосохранения, и девушка утвердительно кивнула.

Отредактировано Jane Foster (2014-03-09 21:01:08)

+1

11

- Ну что ж, подруга, тогда займем тебе местечко у окна.
Я встаю из-за стола, накидывая на плечи куртку. Уговорить Джейн было легче, чем предполагалось. Но, в конце-концов, это еще не окончательный вердикт. Все может измениться по воле случая, и я надеюсь, что на сей раз, он будет на нашей стороне.
- У всех бывает черная полоса в жизни. Не вини себя, - отвечаю на реплики девушки. - Все мы неудачники в сложившейся ситуации, но ведь живые. И даже с руками и ногами, а этого достаточно.
Вот мы идем по улицам Лондона. Уже совсем стемнело, зажглись фонари. Я смотрю на большой дом, возвышающийся над нашими головами. Обычный дом в самом обычном городе. Почти во всех окнах этой махины горят ярко-желтые огни светильников, вроде как оповещая всех уличных жителей, что кто-то тут есть. О, несчастные. Несчастные, несчастные, несчастные люди, смирившиеся с новой жизнью. Все эти отпрыски инкубаторов с запрограммированным разумом. Они живут в своих прежних квартирах, купают по вечерам детей в чугунных ванная, уходят и приходят с работы, готовят еду на газовых плитах, занимаются любовью-или-типа-того на бамбуковых матрасах с хлопковым постельным бельем. О, счастливые, вы можете просто закрыть глаза на сотни  тысяч убитых.
- Нам сюда, - говорю, кинув последний взгляд в окно первого этажа. Пусть оно и закрыто занавесками с этим нелепым пестрым рисунком, но я ясно вижу, как почти-счастливая-семья сидит перед телевизором как последним ритуалом перед сном.
Мы с Джейн идем молча, да и о чем разговаривать? Ночь такое время суток, когда морозный воздух пробирается под кожу, принося с собой сплошные раздумья. Я вспоминаю строчку из русской песни: "здесь нет негодяев в кабинетах из кожи, здесь первые на последних похожи". Вот к чему все стремится. Вот, что будет дальше, если это все не остановить. Если честно, меня это все меньше и меньше интересует. В конечном итоге, кто я такой, чтобы решать за всех? Жить мне осталось лет 40-50, в лучшем случае, а потом меня ждут оградка с надгробным камнем. Может, я ошибаюсь, выступая за сопротивленца. Может, все может быть. Я ошибаюсь ровно настолько, насколько это дозволено человеку. Не больше и не меньше. Мой здравый эгоцентризм не дает увлечься за толпой, он, словно  последний воин на поле битвы, заставляет развлекаться и дальше.
За всеми этими размышлениями мы подошли к месту, где располагался наш оплот. Территория старого то ли завода, то ли типа того.
- Нам во-от сюда.
Я отпираю дверь, впуская девушку. Вообще, обычно люди пребывают в состоянии шока первые минут 5, потом отходят. Думаю, что лучше бы сначала показать нашу мини-лабораторию, так что я буквально протаскиваю мисс Фостер между какой-то толпенью в коридоре, прямо вглубь убежища. Несколько поворотов направо, прямо, налево, попутно кидая короткие комментарии к некоторым помещениям, типа "а тут мы мыло варим", или "а вот и наша кладовка", или "даже не хочу знать, что здесь".
- Ааа, вот мы и пришли.
Мы заходим в просторный, по сравнению с другими комнатами, кабинет, заваленный кучей всяких непонятных мне вещей.
- Вообще, у нас тут есть и другие ученые. Я с ними не общаюсь, так, иногда пересекались на пару минут. Давно это, кстати, было. Если тебе тут нравится - оно все твое.

+1

12

Ри куда-то собиралась, и Джейн решила последовать за ней.  Куда бы не вела эта дорога, хуже уже вряд ли станет. Ты ведь готова уже ко всему, да? Действительно, Фостер бы уже довольно спокойно для такой ситуации восприняла, если бы, например, откуда не возьмись, здесь появился бы Локи.  Ни разу бы не удивилась. Мир стал слишком безумен, чтобы удивляться.  Она перестала удивляться, но не смирилось. Для девушки рухнул привычный мир, а место в новом она все так и не нашла. Должность, новый город, новые люди – все было лишь социальной адаптацией в «мире Локи и Ко», но никак не давало ей внутреннего покоя.
Закутавшись в пальто и шарф,  бредя под небольшим снегопадом, девушка думала просто о том, что ее окружает. Дома. Улицы.  А ведь недавно и здесь полыхала война.  А сейчас, люди делают вид, будто ничего не произошло. Была бойня и погибали люди – и все только из-за власти.  Может, люди действительно безропотные рабы? Раз их так просто сломать и заставить подчиниться. Девушка вновь уставилась себе под ноги,  следуя за своим проводником. Зато они не рискуют лишиться головы за то, что суются, куда не нужно. «Forever young, I wanna be forever you. Do you really wanna live forever?» Песня появившаяся в голове Джейн явно не прибавляла ей настроения. Как и уверенности. Вечно молодыми…  Каким же способом?
- Нам сюда, - Джейн поворачивается на зовущий ее голос девушки.
Астрофизик оказалась на территории старого корпуса завода – довольно заброшенное место,  которое тяжело найти человеку, точно не знающему место расположения этого здания. Падающий снег на затерявшееся среди других строений здание только добавлял какой-то загадочности этому строению. Ри отперла дверь, пропуская девушку вперед.  Джейн сделала первый неуверенный шаг вглубь здания заброшенного  завода.
- Вау, -не сдержалась девушка, поняв, что заброшенный на первый взгляд завод был полон жизни. – Обалдеть…- тут же скопировала Льюис Джейн.  Да, за долгое время общения со своей ассистенткой Джейн таки понахваталась у нее подобных выражений.
Еще не придя в себя и пытаясь из приличия поздороваться с теми, кого видит, Джейн было протянута вглубь помещения. Ри попутно коротко объясняла девушке, что и к чему тут, описывая парой слов попадающиеся по пути помещения. Несколько поворотов и они оказались довольно в просторной комнате,  походящей чем-то на лабораторию. Заваленный стол приборами, которые Джейн еще не успела рассмотреть, говорил о том, что это здание – не просто какое-то общежитие или что-то вроде того. Это – центр сопротивления. Да, Джейн, раньше ты боялась дорогу на красный свет перейти, а теперь находишься в месте сосредоточения недовольных тиранией бог, что захватил весь мир. Таких же, как и ты. Да, права была Дарси – недовольные найдутся всегда.
Для нее это было что-то захватывающее, необычное – хоть Джейн за свои двадцать восемь лет  видела то, что большинство за всю свою жизнь не увидят, но в подобном месте она еще не была. Странно, хоть она и находится в запрещенном всеми законами нового мира месте, но она чувствовала себя в безопасности.  Хорошо, сейчас ты останешься здесь, а что же дальше? Стоит расспросить про всю деятельность всей этой организации побольше.
- Мне тут нравится, - уверенно согласилась Джейн. – Очень. Давно искала подобное место, где могла бы спокойно заниматься  …тем, чем занимаюсь. И думаю, - девушка приблизилась к технике, разбирая ее и разглядывая все устройства, лежащие на столе – здесь мне кое-что пригодится.  Очень даже.
Если поставить на крыше завода небольшой сканер полей, то можно безбоязненно наблюдать за изменением поля почти всего Лондона. Если не хватит, то я могу увеличить мощность. Почти забыв про то, что она тут еще не одна, Джейн выбирала детали из того, что лежало на столе. Думаю, я смогу восстановить ту систему, что сделала в Нью-Йорке.
- Я ведь могу остаться тут жить? – с надеждой переспросила Джейн.

+1

13

Стоя в дверях с недоверчивой миной, я разглядываю груды хлама, коим мне это все кажется. Изобилие железяк не производит на меня такого яркого впечатления, как на всех этих полусумасшедних ученых. Хотя, кто это говорит, в конце-то концов.
- Ну, нравится, так нравится. По мне тут мрачно как-то...
Я вспоминаю фильмы ужасов, где большинство действий происходило в лабораториях. Конечно, то были большие комнаты с ярким освещением, таким тяжелым и ослепительно белым, где люди ходят в больничных халатах, в очках, и, почему-то, в нагрудном кармане у каждого находилась автоматическая шариковая ручка. Как же мы далеки до идеалов хоррор-шоу.
- Если понадобятся какие-то железяки сверх этого, то ты говори. В смысле, расскажи детально, нарисуй, изобрази, только не надо терминов. - я взмахиваю руками в жесте "стоп".
Делаю несколько шагов вперед, подходя к одному из столов. Вообще, тут не мешало бы протереть пыль, да и вообще прибраться. Осматривая какую-то вещицу, которая была настолько странной, что не вызывала в моей голове никаких ассоциаций, говорю: тут где-то должен будет лежать журнал со всякими наработками. Найти бы его еще. Вообще, неплохо было бы и мне узнать, что за ужасные штуковины творили тут наши гении, особенно, если это хоть чуточку круче сотового телефона.
- Ну, добро пожаловать в Сопротивление, - практически мурлыкаю я. - Можешь выбрать себе комнату. К сожалению, у нас их много. Даже слишком.
Я облокачиваюсь на стол, вертя в руках уже какую-то безобидную железку.
- Моя под номером 23. Это совсем рядом с гостиной. Заходи как-нибудь, Блонди.
Подмигивая девушке, кладу железку на место, потягиваюсь. Думаю, тут не лучшее место, чтобы закуривать. Все-таки внушает мне некое недоверие мрачная обстановка помещения. Медленно, настолько, насколько это вообще возможно, я начинаю подтягиваться к двери.
- Можешь кого-нибудь из ребят попросить перетащить свои вещи сюда. Наверняка у тебя полно таких... Штуковин. Ну, завалялось где-нибудь.
Нет, это не неприязнь к технике, просто я очень боюсь что-нибудь сломать. И чего вся техника такая хрупкая? Аки геи из центра Москвы. Если когда-нибудь построят робота, то он явно будет попивать мартини из машинного масла с      гайкой вместо оливки.

+1

14

ЗАКРЫТ

0


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 15.02.2017 Астрофизический компромат (Х)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC