Наша группа ВК
Таймлайн

Vesta : Ramirez
Kravetz
Добро пожаловать в прекрасный Мидгард, который был [порабощен] возглавлен великим богом Локи в январе 2017! Его Армия долго и упорно шла к этой [кровавой резне] победе, дабы воцарить [свои порядки] окончательный и бесповоротный мир для всех жителей Земли. Теперь царство Локи больше напоминает утопию, а люди [пытаются организовать Сопротивление] счастливы и готовы [отомстить Локи и его Армии за их зверства] строить Новый мир!
В игре: 12.2017 | NC-21 | Эпизодическая система

Loki's Army

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 11.01.17 Не стоит доверять шпиону (Х)


11.01.17 Не стоит доверять шпиону (Х)

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Название эпизода
Не стоит доверять шпиону
Время игры
11.01.17
Место действия
Переулок Нью-Йорка ---> квартира Бартона
Описание
Негоже девушкам по переулкам ночью ходить, особенно если вы один из представителей Сопротивления и, уж тем более, агент Романофф. И как тут не встретить толпу армейцев, покушающихся на твою жизнь, да и плюс ко всему, самого Соколиного Глаза!? Что же, посмотрим, кто здесь выживет, а кто будет молить о пощаде. Или, может, все будет иначе и эти двое могут в себе разобраться?
Персонажи (в порядке очередности)
Natasha Romanoff
Clint Barton

0

2

Зачем сидеть без дела и смотреть в одну точку, ожидая, когда тебе на голову свалиться очередное задание, если, в принципе, можно самой его найти?  Давно известно, что в некоторых переулках Нью-Юрка ходят различные мелкие грабители, срывающиеся убийцы и даже люди Локи, которые вечно что-то ищут, вынюхивают и завоевывают все новую и новую территорию. Пора брать дело в свои руки и надавать под зад этим гадам! А как еще развлечься в спокойный вечер осле встречи с Бартоном? Только избивать и, даже, убивать – никак иначе. Скажите, что слишком жестоко? А по-другому уже никак:  либо ты, либо тебя – иного не дано, так что собираем вещички и идем в бой.

Натянув привычную для Черной Вдовы одежду (обтянутый костюм с габаритными браслетами и поясами в которых спрятаны всякие шпионские штучки), Наташа тронула губы красной помадой и, ухмыльнувшись себе в зеркало, в мгновение ока выскочила из квартиры, быстро спускаясь по ступенькам. Она не из тех девушек, которые захотят ездить на лифтах, нет уж, она покачает ножки, пробегая вперед и плевать, что много времени в день посвящает своей физической форме. Нат агент, она – Черная Вдова и всегда должна быть готова напасть и обезоружить противника, в лучшем случае – привести его в бессознательное  состояние. В общем, вы поняли задум рыжеволосой красавицы.

Да уж, этот переулок даже на Романофф нагонял дрожь: в округе не было ни одного фонаря, стены домов явно были сырыми, поблескивая при свете яркой луны, окна же в домах, как назло, не светились. А, в принципе, чего она ожидала? Здесь не жилой район, а, если быть точнее, здесь райончик явно криминальный и здесь всегда можно найти приключения на свою прекрасную подтянутую пятую точку. А именно приключений и искала Черная Вдова, размеренным шагом продолжая двигаться прямо. Вот и компания, шумно обсуждающая что-то между собой, при этом сжимая в руках ножи и, даже, пистолеты. Что же, не заставили себя долго ждать.

Присмотревшись, Романофф понимает, что это никто другой, как армейцы. Что же, ночка будет веселой.
Подойдя к стене дома и, скрывшись в тени, она прикоснулась к неприятно слизкой стене, поморщившись. Сейчас оставалось только ждать, чтобы напасть внезапно. Сколько их? 7 человек? Справится. Безусловно, справится. Раньше было и больше. Ох, какие времена «Не отвлекаться!», - приказала она себе, поджимая губы.

Один…. Два…. Три…. Пора! Наталья выскакивает на одного из мужчин, который был больше остальных и сжимал пистолет в руках, охватывая его шею руками сзади, перекрывая поток воздуха в организм. О да, этим движением она перепугала друзей этого чудака, которые тут же начали кричать,  обход кругом Нат, которая уже успела отскочить от бессознательного бугая. Что же, еще 6, а она уже запыхалась. Сдает позиции? Нет, конечно, просто бугай дофига ел и вес его явно вдвое больше веса девчонки.

Тем временем мужчины начали нападать, кто-то наступая с ножами, а кто-то начиная стрелять. Да уж, печально, кажется, не все так будет просто. Она то отскакивала, то сама нападала и, кажется, половину мужчин обезоружила, отбивая в неизвестных направлениях стволы, пока ее ногу не пронзила резкая жгучая боль.
Взгляд на ногу. Что-то теплое начинает сочиться из раны. Выстрел. Вон тот долговязый, с виду неприметный и чумазый остолоб выстрелил в нее, пока Романофф скручивала одного из его товарищей. Да уж, это было ошибкой – она упустила из виду  всех своих жертв. И еще одна ошибка – Наташа отвлеклась на рану, получив нехилый удар в челюсть, который откинул девушку к стене. Сколько их осталось? Взгляд быстро мечется то с одного, то с другого. Двое. А вон двое уже приходят в себя. Эта парочка что-то говорит, но слов Романофф не разбирает, стирая с губы кровь, при этом пытаясь подняться с земли и не обращать внимания на боль в ноге и спине.

- Я же все равно всех вас размажу по стене, - с какой-то безумной улыбкой произнесла рыжая, сжимая кулаки, опираясь о стену. Да, ей придется здорово потрудится, чтоб убраться от сюда хотя бы без больших увечий. В следующий раз берем с собой пистолет, а не забываем кобуру на столе. Черт. И когда она начала быть такой рассеянной? Ах, поле той неприятной встречи.

+1

3

"Стоило ненадолго оставить армейцев одних, они уже умудрились устроить драку." Переведя взгляд со своего собеседника на окно, Клинт заметил какую-то потасовку. Он намеренно не стал брать их с собой. Разговор должен быть серьезным и коротким. А чем меньше людей в нем участвует - тем более продуктивным он будет.
Еще стоит учесть, что он был не особо доволен тем, что на простецкое задание с ним отправили целую толпу молодых ребят.
- Это все, что я знаю... Мистер Бартон. - Парень, стоящий у стенки, трусливо оправдывался. "Да что за черт!"
Соколиный Глаз снова отвлекся на окно. Ему показалось, что он уловил знакомый силуэт. - Я так не думаю. Агент приподнял парня за шиворот толстовки и плотно приставил к шее наконечник стрелы. - Не стоит меня озадачивать вопросом - куда спрятать твой труп. Просто назови имя!
На улице раздался выстрел. Терпение Бартона заканчивалось. -Ладно... Клинт изобразил уверенный замах, но парень сдался раньше. Он замахал руками, стал вырываться и кричать, что скажет все, что нужно. Через пару секунд имя было названо, а Соколиный Глаз стремительно покидал помещение. Краем глаза он видел, что парень доставал пистолет. Будучи уже в дверном проеме, лучник, не оборачиваясь, выпустил стрелу, которая вошла ровнехонько в ладонь трусливому подонку.
Интуиция не подвела Соколиного Глаза. Выйдя из подвальчика, при этом так хлопнув дверью, что внутри со стен посыпалась штукатурка, он увидел своих побитых людей и Черную Вдову.
-Значит не показалось. - Установил Бартон. Несколько мгновений потребовалось ему, чтобы осмотреть все происходящее и принять решение. Молодежь виновато смотрела на своего начальника, поднимаясь с пола и приводя себя в порядок, тогда как Романофф стояла возле стены, явно раненая.
- Что за херню вы здесь устроили? - грубо обратился ко всем. - Убрать оружие, привести себя в порядок... Поднял на ноги смазливого парня и направился к рыжей участнице оппозиции. Подойдя на достаточное расстояние, осмотрев ее с ног до головы и оценив повреждение, Клинт повернул голову в пол оборота:
- Все отправляются на базу. Немедленно. К моему возвращению каждый напишет рапорт о произошедшем. Вообще, ему не нравилось командовать. Но еще больше ему не нравилось нянчиться с непонятливыми мальчишками, уверовавшими, что они - сила и мощь.
"Наивные дети. Нашли с кем связываться..."
Кто-то прихрамывая, кто-то посмеиваясь, в общем все направились на базу, бурно обсуждая свою первую встречу с участницей "самих Мстителей - Черной Вдовой!"
Перед тем как вернуться на базу Бартону необходимо было заскочить на квартиру, где он кстати давненько не был. Снова вернувшись к Наташе,  он молчал. Не знал что сказать.
По хорошему - надо было по-быстрому ретироваться, пока не пришло в голову что-нибудь бестолковое. Но поздно! В голову уже пришла нелепая мысль.
"Не оставлять же ее с дырой в ноге."
- Идем. Сухо сказал мужчина и направился прочь из этого переулка. Не то чтобы ему не пришло в голову помочь ей идти, просто Клинт прекрасно знал, что она справится и без его помощи. Сама. Наташа Романофф всегда была очень самодостаточной девушкой. А лишний раз провоцировать свои чувства Бартон не желал.

Через 10 минут они уже дошли до его дома. "Запустевшего дома..." Все чаще Бартон оставался на базе, имея там множество дел и первостепенных задач. Ключ открыл замок, и дверь со скрипом отворилась. Хокай прошел вперед.
-Закрой за собой дверь. Просто захлопни. Он прошел к дальнему концу комнаты, открыл полку и достал оттуда перекись, бинты и какую-то мазь.
"Надо поскорее с этим разобраться. " Первый раз с момента встречи Клинт встретился взглядом со своей прошлой напарницей. Но в его взгляде - ни-че-го.  - Садись. Он махнул головой, указывая на стоящее при входе кресло.

+2

4

Несомненно, было тяжело, но времени замечать и даже осознавать данное, не было. Продолжать борьбу, сражаться из последних сил, даже когда истекаешь кровью и ощущаешь пулю в ноге. Что же, позже можно подумать о своем здоровье, но не сейчас, когда на тебя надвигаются люди Локи, когда вдали показался еще один человек, быстро приближающийся к ним. И лучше бы он не приближался вовсе

- Клинт…, - на выдохе прошептала Наташа, неотрывно глядя на своего напарника и, как прежде, не узнавая его. И вроде бы знала его отлично, но сейчас он уже был другим человеком. Он уже не был тем, прежним Соколиным Глазом. Тем, рядом с которым она хотела быть постоянно. Локи, что же ты с ним сделал?
И как всегда приказывает. Отменный руководитель. Что же, решил сам с ней расправиться? Его хозяин, несомненно, был бы рад данному, но вот здесь Наташа все же ошиблась. Вместо того, чтобы продолжить схватку, которую начали  люди, он сухо говорит ей направляться за ним, удаляясь. Был ли у нее выбор действовать иначе? Естественно, но тогда она упустит шанс побеседовать с Бартоном, обсудить, что случилось и как именно его заставили перейти на сторону Армии бога обмана. А именно это и интересовало девушку, которая, стиснув зубы, медленно направилась за стрелком, прихрамывая на ногу. И какой бы она не была раненной, продолжит путь, не принимая помощи. Хорошо, что хоть это Клинт помнит, значит, не все потерянно.

Оставляя после себя капли крови, Нат с облегчением уселась на кресло, вытягивая ноги и внимательно осматривая свою рану, оценивая повреждение. Было сложно осознавать, что, как раньше, Бартон поможет с ее увенчанием, поможет обработать рану и, гляди, даже вытянет пулю, но, все же, с каменным лицом. Вот, как сейчас. Непроницаемый, будто ранее она была для него простой знакомой, а не кем-то больше. Наташа сглотнула, тяжело выдыхая.

- Почему? – задала Романофф вопрос, который давно ее интересовал. И здесь касалось дело не только его исчезновения, но и данной ситуации – он, считай, спас ее и, как подтверждают баночки, собирается помочь, хотя это не похоже на действия людей, истребляющих Сопротивление, - Клинт, почему? – вновь повторила и, поднявшись с кресла, медленно подошла, облокачиваясь о близстоящие предметы. Было сложно не только физически сейчас идти и пытаться не обращать внимания на ужасную боль от ощущения в ноге постороннего предмета и от истекания кровью, но и морально. Сколько раз она хотела поговорить, обсудить, узнать и удостоверится в том, что он не сознательно ушел. Не сознательно оставил ее. Было все равно на Сопротивление, на Щ.И.Т. и даже на КГБ. Ее интересовал Бартон и еще решение. Она устала выслушивать от окружающих, кто сам предал всех. Что же, она будет пытаться вернуть его настоящего, пусть ей даже придется умереть на месте, но она будет действовать.

Медленно, но с уверенностью в движениях, она протянула руку к лицу стрелка, опуская подбородок и заставляя посмотреть в глаза. Что же ты наделал, Бартон, что же ты наделал

+2

5

Механически выполняя необходимые действия, ведущие к стандартной обработке раны, Бартон открывал баллончики в перекисью, разворачивал упаковку с бинтами, стараясь не прислушиваться к происходящему за его спиной. Хотя он уже точно знал, что Романофф зашла в квартиру, закрыла за собой дверь - отчетливо слышал хлопок и неровные из-за ранения шаги. Точно знал, что она селе в кресло и теперь смотрит на него в ожидании.
Да, Бартон заметил, нет почувствовал, что сейчас она с трудом сдерживается чтобы снова и снова не задать один из своих безрассудно настойчивых вопросов... И клинт уже ощутил всю тяжесть этого безмолвного натиска.
Он замер, услышав тяжелый вздох девушки. "Просто молчи."
Но она уже начала произносить это слово. - Почему? Сперва тихо, немного растеряно, как будто стараясь не спугнуть своим вопросом, затем гораздо увереннее, намного настойчивее: - Клинт, почему?
Руки немного дрогнули, узнавая этот тон. Голос Наташи не раз слышался Бартону во снах во время войны, когда она пропала, когда он не видел ее месяцами. Только теперь с момента, как Локи освободил его от ненужных переживаний Соколиный Глаз мог спокойно уснуть, и не просыпаться при каждом воображаемом звуке ее голоса. С таким трудом ему далась эта свобода, которая сейчас была под угрозой...
Наташа подошла вплотную, и лучник был вынужден повернуться. Держа в одной руке медикаменты, другую свободно опустив по шву, Бартон встретился с ней взглядом. Глаза девушки, полные каких-то смешанных чувств: то легкое облегчение, сопутствующее встрече напарников,  обида, за долгое расставание, надежда и  злость; все это встретилось с холодной синевой взгляда агента Бартона.
Нельзя сказать, что нежное прикосновение руки Наташи не задело его. Проскользнуло некоторое желание - оказаться еще ближе, прижать, заключить в свои объятья, любыми способами доказать себе, что это не очередной сон, который растает с приходом первых солнечных лучей.
Но... Все куда сложнее, чем кажется. Клинт весьма жестким движением взял девушку под руку и насильно усадил обратно в кресло, прерывая все глупые разговоры и неуместные вопросы.
- Просто дай мне нормально обработать рану. - Его подчеркнуто спокойный вид, размеренная речь, неторопливость и четкость действий были лишь профессиональным приемом, которым так часто пользуются такие люди, как например врачи, чтобы спокойно поразмыслить и понаблюдать за ситуацией, за происходящим.
Ведь сам Бартон более никогда не задавался этим вопросом - "почему?" Ему хватило того мучительного времени, когда он, истекая кровью, мучаясь от множество ушибов и ран лежал в камере. Вот тогда, он столько раз спросил себя, столько раз ответил себе по-разному. И наконец, все это было в прошлом, все это было убито и закрыто в самой глубине его существования.
А теперь она, так внезапно явившаяся в его новую жизнь, снова просила его задаться этим вопросом, снова искать ответы, озвучивать их. Это вызвало у Хокая некое подобие злости. Он упрямо молчал, технично обрабатывая рану раствором. Потом доставал пулю, не церемонясь особенно с рыжей агентшей. Терпеть такую боль - для них обоих мелочи. И оба это знают. Тогда к чему формальности?
Лишь изредка он просил ее не шевелиться или немного изменить угол наклона конечности. Наконец пуля была извлечена, бинт туго закрывает рану, и никаких следов повреждения кроме самой повязки.
Не успев подняться, встать во весь рост Клинт снова встречается с ней глазами. На этот раз он не может молчать. Вопрошающий, уверенный в себе взгляд Наташи не дает просто так развернуться и уйти, без ответа.
- Вот опять! Холодно произносит он. Опять смотришь на меня ... Думаешь, не стал ли я лучше, теперь, после встречи с тобой. - тон становится немного напористее, - не стал! Очень мило, что ты желаешь видеть во мне лучшее. Только этого больше нет. Теперь я это я.
Клинт упирается руками в ручки кресла, нависая над девушкой и заставляя ее отклониться назад на спинку. - Знаешь что,- голос становится более громким и черствым, - Держись от меня подальше, иначе я снова сделаю тебе больно, только на этот раз будет хуже.

Отредактировано Clint Barton (2014-01-21 12:42:10)

+2

6

О да, она могла возмущаться, могла рвать и метать все в округе, разрушая эту чертову комнату, разрушая все то, что находилось в округе, показывая, что данная ситуация никак не устраивала Наташу. Но, как думаете, это было бы умно? Никак нет, она солдат, агент, просчитывающий все наперед и действующий с выгодой для себя и, наверное, для удовлетворения собственного «Я». Ведь, по сути, по причине этого она искала Клинта после той странной и пугающей ее встречи.

Глубоко вдохнув воздух и посчитав в уме до десяти, как учил когда-то один из психологов, она подчинилась, садясь в жесткое и далеко не совсем удобное кресло. Сейчас же предстояла привычное дело для Романофф – ощущение пинцета в ноге, вытаскивающего пулю, опытная, но не хирургическая зашивка раны и накладывание бинта. Все, как обычно: агент сидит, стиснув зубы, и сжимает ручки кресла, однозначно оставив после след от ногтей и пару вытянутых ниток. Иногда вздрагивала, морщила лицо от боли и шипела, но крика из ее уст вы бы не услышали. Да и что тут говорить – она и, умирая, не будет показывать явно, что испытывает зверские физические страдания. Без анестезии, без, даже, виски, - все на трезвое сознание (иметь бы каждой девушке такую выдержку).

И вот, кажется, все – Бартон встает с измазанными в ее крови руками и встречается с гордым, подозрительным, тяжелым и вопросительным взглядом Нат. И, конечно, не выдерживает, что очень похоже на его прежнее, живое поведение.
Еще раз удержаться от ответного крика и, наверное, даже удара по щеке этого мерзавца, - боже, Нат, ты на себя уже не похожа! Пара глубоких вдохов и весьма спокойная фраза, которая, казалась бы, вот-вот могла смениться из-за темперамента рыжей

- Я никогда не икала лучшее и, тем более, сейчас не собираюсь делать данное, - медленно закрывает глаза, нервно облизывая пухлые губы,- но что же ты, - о да, искусно выделяет слово «ты», - поддонок, делаешь с собой, выставляя последней сволочью в глазах окружающих. В моих глазах, - Наташа, не обратив внимания на приближение,  с силой отталкивает стрелка, резко поднимаясь на ноги и гневно глядя на него.
- Сделать мне больно, говоришь? О-о-о-, - протянула Романофф, закатывая глаза, - неужели тебя волнует, что я буду ощущать? Феноменально, ты изменился после той встречи, а доказывает совсем другое, - прошипела Наташа, ухмыляясь.

- И даже если ты строишь из себя зло, даже если признал, что предал всех еще живущих граждан города, мне, по сути, плевать. Мне плевать, кто ты, мне плевать на тебя, Клинт! Ты исчез из моей жизни так же, как и исчез из взвода Сопротивления. И даже после того, как ты должен был не помогать мне, а уничтожить или, в крайнем случае, привести в своему..хозяину, - рыжая поморщилась, наступая на стрелка, при том  умудряясь нагло врать через слово, - мне все равно плевать.

И, вымолвив последнее слово, она ударяет по сгибу колена ногой, повалив бывшего Соколиного глаза на кофейный столик, не обращая внимания на поломанную вещь.
- И, знаешь, как бы я не старалась, но держаться, говоря твоим языком, подальше, я не могу, - Наташа склонилась над Бартоном, совсем позабыв о ноющей боли в ноге, - парадокс, не так ли? Что же ты не сказал, что уходишь? Что же т покинул нас, меня, как какая-то шавка? Да, действительно, тот Клинт, которого я  знала ранее, тот Клинт, за которого я готова была отдать свою жизнь, уже нет. Есть лишь его отклик, его смутная и неясная тень.. Что же, твои «люблю» были просто словами, раз исчез, не забрав меня? – она присела на корточки, нависая над лицом армейца, - глупо. Лучше бы дал своим людям покончить со мной, ведь, рано или поздно, но я проткну твое сердце твоей же стрелой.

О, как тяжело давались эти слова, как тяжело было все это говорить и не зареветь на месте. Что же, где-то она говорила правду, а где-то врала, выводя из себя Клинта и, собственно, решая посмотреть, как тот поступит. Возможно, ей удастся вернуть его. Нет, не в Сопротивление, здесь дело другое... А там..кто знает, может, и этого не выйдет

Отредактировано Natasha Romanoff (2014-01-23 20:08:52)

+2

7

Очень наивно было полагать, что Наташа Романофф, одна из лучших девушек шпионок во всем мире и одна з самых вспыльчивых знакомых Бартона, вот так просто спокойно выслушает его наезд, а потом просто уйдет.
Я никогда не икала лучшее и, тем более, сейчас не собираюсь делать данное,  но что же ты поддонок, делаешь с собой, выставляя последней сволочью в глазах окружающих. В моих глазах "Оооо, началось!" На лице Бартона появилась недовольная гримаса.
Наташа резко вскочила с кресла, и теперь уже Хокай вынужден был отстраниться, чтобы просто напросто не встретиться с разъяренной рыжей бестией лоб в лоб.
-  неужели тебя волнует, что я буду ощущать?"А действительно, волнует ли? Разумеется нет! Нет и все."
- Нет! - вставил Клинт свой ответ в эмоциональный монолог рыжей. -Не волнует меня совершенно. С максимально спокойным лицом. Ложь всегда спасает ситуацию.
Мне плевать, кто ты, мне плевать на тебя, Клинт! Соколиный Глаз сделал несколько шагов назад, пока не уперся ногами в журнальный столик. Далее произошло то, чего Бартон ожидал еще несколько минут назад. Романофф хорошенько двинула ему по колену, заставляя упасть. Мужчина приземлился ровнехонько на несчастный столик, который, разумеется, не выдержал такого коня, и развалился на составные части.
Клинт даже не стал сопротивляться. Это бесполезно. Сейчас Наташа крайне разгорячена, и вряд ли способна причинить особо опасный вред лучнику, эмоции всегда лишние, когда ты хочешь кого-то убить.
- И, знаешь, как бы я не старалась, но держаться, говоря твоим языком, подальше, я не могу "Да что ж ты такая упрямая... Куда проще будет всем, если мы просто забудем друг друга."
Было ли влияние тессаракта сильнее в прошлый раз, или все же сказывается постоянное общение с нормальными людьми (ведь даже маленький Локи порой пытается выбить из Бартона немного больше "жизни"), но эта ситуация явно выходила из под контроля. Черствое самообладание постепенно ускользало из рук Хокая, как вода.  -  Да, действительно, тот Клинт, которого я  знала ранее, тот Клинт, за которого я готова была отдать свою жизнь, уже нет. Что же, твои «люблю» были просто словами, раз исчез, не забрав меня?
Снова и снова девушка наносила не слабые удары по памяти и зарытым глубоко в душе человеческим чувствам. Наконец, склонившись совсем близко к лицу Бартона,  она прошипела с какой-то ноткой разочарования: глупо. Лучше бы дал своим людям покончить со мной, ведь, рано или поздно, но я проткну твое сердце твоей же стрелой.
"Не плохо звучит..." Он умело отвлек себя на посторонние мысли от пухлых губ девушки, ее рыжих растрепанных волос и знакомого румянца, пылающего на щеках.

"Уверенно взять ее сейчас за воротник черного костюма, притянуть к себе. Губы коснулись бы ее лица, ее кожи. Тепло ее тела передалось бы его рукам, а дальше? Что было бы дальше? Красиво бы все было. Как в кино. Главные герои побеждают все трудности и невзгоды вместе, любовь навеки и так далее. Но только мы не в кино. "

- А у тебя есть возможность. - с улыбкой произнес Клинт. Сперва, Наташа, возможно, не поймет о чем именно он говорит, Клинт и сам не был уверен в правильности хода мысли. Сейчас, когда разговор шел о чувствах и прошлом, эта фраза могла означать так много...
Но нет. Стрелок выбрал исключительно один вариант ее значения. Он потянулся рукой в сторону и преподнес девушке стрелу, что выпала из колчана, когда он упал.
- Не стоит откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня. С этими словами он жестко, вложил "оружие" в руку Романофф и пристально посмотрел ей в глаза.
И дело не в том, что он не уверен в ее решимости или настрое, просто надо уже как-то решать эти проблемы. И куда проще спровоцировать конфликт, чем начинать его первым. Особенно, когда где-то и правда остались прошлые чувства.

Отредактировано Clint Barton (2014-01-25 12:44:07)

+2

8

Наташа ожидала всякого, но никак не того, что сделал Клинт – вложил в ее руку одну из своих стрел, напрямик говоря, что вот он, момент, когда можно все закончить, выплескивая всю обиду в единственный сокрушенный удар. Когда можно закончить страдания и Романофф и, по сути, с какой-то стороны даже Бартона, убивая не только мысли, но и тело.

Эта стрела тяжестью лежала в ладони девушки, привлекая свое внимание блеском идеально наточенного острия, в котором отображалось задумчивое и полное нерешимости лицо русской.  Рыжая тяжело сглотнула образовавшийся ком в горле и, задержав дыхание, крепко сжала орудие, занося его над Бартоном. Сейчас она смотрела в серые глаза лучника, ища хоть единственный проблеск ужаса пред своей смертью, хоть единственную живую эмоцию.

- И не устал ли ты от мрачного, унылого и темного покоя? Ты одинок, Бартон и ты заперт где-то там, на краю подсознания. Тебе будто вытащили мозг и посадили на его место кого-то другого, заставляя играть с извилинами, - произнесла вслух свои мысли Натали, погладив большим пальцем по гладкому дереву стрелы.
После ухода стрелка, Нат кардинально изменилась: стала более жестокой, хладной и безэмоциональной, брала на себя уйму работы, чтобы в голове не присутствовали посторонние мыслей, - настоящий солдат.  Но вот где эта безэмоциональность сейчас, когда она так требуется? Когда нужно убить того, кто убил уйму людей из Сопротивления?

- Я выполняю свой долг, - прошептала рыжая и, закрыв глаза, облизала губы, быстро приближая  стрелу в направлении сердца лучника. Через пару мгновений все окончится, как и закончится после ее жизнь. Она будет лишь существовать, мстя за смерть того человека, которого любила. Мстя за то, что множество причин заставили ее убить его. И не прольет больше ни единой слезы, не улыбнется даже краем губ.

«Нет!», - прокричало сознание и, когда до тела Бартона оставалось сантиметров пять, Черная Вдова меняет направление, втыкая стрелу в паре сантиметров от головы Соколиного Глаза. Стрела неприятно задрожала в руке, в какой-то миг, ломаясь на несколько частей от чрезмерного сжатия.
- Ты выиграл, - с прерывистым дыханием произнесла она, резко поднимаясь на ноги, - я не могу. И никогда не смогу, Клинт, - после произнесенного ею имени, девушка тяжело подняла глаза на стену, одинокий диван, тумбочку с лежащей на ней парой книг. Ну что же, она запомнит эту квартиру, как ту, где потерпела поражение. И не перед телохранителем Локи, а над собой.

Развернувшись, она делает пару шагов по направлению к двери, доставая из кобуры пистолет и уверенно сжимая рукоятку. Еще пара шагов и она разворачивается, молниеносно снимая оружие с предохранителя и делая быстрые выстрелы, не чувствуя даже отдачи. Нет, отнюдь не по Бартону, а по всему, что его окружало: телевизор, диван, тумбочка, шкафчики и шкафы, люстра.. Она рушит все, что здесь находится, выплескивая недовольство собой, выплескивая слабость и признание вновь того факта, что бывший Соколиный Глаз является ее уязвленным местом. Соседи вряд ли будут  задаваться вопросом, что происходит в квартире лучника, ведь, по сути, после завоевания мира Локи, все стало странным. И выстрелы уже обыденное дело.

- Будь так добр, не напоминай о себе, - прокричала в перерывах меж выстрелами девушка, метя теперь в стены, краем глаза замечая, как обваливается штукатурка. Еще выстрелы, еще и еще, Наташа уже упирается спиной к стене, так как каждый раз делала несколько шагов назад. Бах, бах бах. Кто знает, может, на этот раз она и попала в Клинта, хотя, навряд ли, тот не утратил свое мастерство борьбы, но пыль, летающая в округе, уже скрывала все и вся. Романофф не видела дальше метра. Вот что значит вывести из себя русскую. Все. Магазин пуст. Она кладет ствол на рядом стоящий уцелевший столик, гордо поднимая подбородок. Стало ли ей легче? Ни капли. А теперь нужно уходить.

Отредактировано Natasha Romanoff (2014-01-26 14:36:13)

+2

9

"Глупая девка!" Неожиданно для себя Бартон понял, что мысль-то это вовсе и не его. Так мог бы подумать... "Локи?" Да, так мог бы подумать Локи!
Рука Наташи, уверенно сжимая наконечник стрелы, в последний момент дернулась, меняя направление, и воткнулась в паркетный пол. "Хотя это и правда глупо... Я дал ей шанс все закончить для нас обоих, но она не может этого сделать."
- Ты выиграл - разочарованная в собственном бессилии проговорила рыжая. А Бартон? Что Бартон, ему оставалось только подлить масла в огонь... Чем злее она будет сейчас, тем скорее забудет все это, скорее привыкнет к мысли, что Клинт теперь на стороне Локи.
- Тебя охватили женские, основанные на бесполезных эмоциях, терзания. И вероятно, ты еще не раз пожалеешь, что не решилась сделать это сейчас. И хотя притворно равнодушной болтовней Хокай умело деструктировал одну иллюзию за другой, разрушал все надежды бывшей напарницы все с тем же стальным спокойствием, все это было лишь внешне. Он прекрасно понимал, если сейчас они расстанутся так - дальше будет только хуже. "Будет больнее. Снова станет больнее. " А когда вернется обычное для человека восприятие действительности, будет уже поздно что-то менять.
Против воли Барон был охвачен этим ощущением. Ощущением приближающейся потери. -я не могу. И никогда не смогу, Клинт Эти слова были совершенно ни к чему. Хокай и так знал это. Знал! Потому и вложил эту стрелу в ее хрупкую, но всегда уверенную руку. Ведь надежда умирает последней - вот и он надеялся, что ошибался. Уповал на то, что разум ее окажется сильнее чем чувства.
Но нет. Романофф шумно поднялась на ноги и двинулась к двери, оставляя Соколиного Глаза лежать на полу. Он лишь успел подняться на ноги, как раздались выстрелы. Один за другим Наташа спускала патроны в глубину комнаты. Стена, диван, пол. Раздался треск разбитого стекла, шум падающих с полки предметов.
Очередная доза надежды промелькнула в это мгновение в голове Бартона: "Быть может и попадет!?" Но одна пуля лишь задела икроножную мышцу, заставив лучника недовольно поморщиться.
- Будь так добр, не напоминай о себе, Сквозь шум и пыль пробивается гордый голос Наташи, а следом раздаются холостые щелчки затвора ее пистолета.
"Нет уж, таким не будет конец." В порыве неосознанной страсти Клинт резко делает несколько шагов в сторону выхода. Вот среди серого дыма появляется ее силуэт. Мужчина застает агентшу прямо на пороге своей квартиры. Она еще не успела уйти. И хотя дверь распахнута на распашку, а любопытные соседи повыскакивали на лестничную площадки, чтобы на утро создать миллион сплетен об увиденном и услышанном, Бартону все равно. Он просто не замечает их.
Снова твердое движение, опять берет ее за локоть, почти как несколько минут назад, когда он принудительно усадил ее в кресло. Но на этот раз хватка его несколько иная - в ней есть что-то особенное - не стремление заставить, скорее стремление удержать.
- Постой. Голос напряжен, слегка настойчив. - Послушай. А дальше... Дальше мысли уже не складываются в предложения, которые можно озвучить. Только в действия. Клинт внезапно ощутил в груди слабое жжение, то хорошо знакомое ему чувство. Как наивно было полагать, что его можно надолго запереть где-то внутри себя.
Лучник повернул девушку к себе и приблизился к ней на такое расстояние, что лица их отделяли друг от друга несколько сантиметров. - Да нет здесь победителей... Мы оба с тобой проигравшие! Оба сейчас должны были подумать об одном и том же и понять о чем идет речь: Они - два первоклассных убийцы, способные без раздумий отправить на тот свет кого угодно, два агента, прошедших через лед и пламя, перенесших тысячи травм разных сложностей, более уязвимы друг перед другом, чем перед целой армией подготовленных солдат.

+2

10

Было тяжело разворачиваться и уходить, покидая не только эту квартиру, но и покидая все мысли, связанные с ее хозяином, испепеляя в голове все те воспоминания прошлого, испепеляя все то, что их когда-то связывало. Наверное, стоит обратиться в КГБ, дабы они своими новыми устройствами стерли воспоминаниях, избавляя Ташу от слабости и от мучающих мыслей. Решено, первым же рейсом в Россию.
Под ногами неприятно скрежетали гильзы патронов, изредка выскакивая из-под обуви Романофф, тем самым обозначая ее присутствие. Плевать, она не на задании, чтобы сохранять осторожность, да и зачем сейчас осторожный тихий уход?  Вот и ответ на вопросы.

Открывает дверь, с шумом выдыхая воздух, и мучительно на пару мгновений закрывает глаза. Еще два шага и она перейдет черту, разделяющий коридор подъезда и квартиру Бартона. Что ж, это оказалось сложнее – решиться. Слова – это одно, действие – совершенно другое.
«Черт, да что я как 15-летняя девчонка? Я агент, Черная Вдова, шпион! Неужели мне так трудно уйти?», - поморщилась Нат, собираясь делать еще один шаг, как слышит за собой шаги, а после ощущает требовательную хватку на своей руке.

Брови русской резко подскакивают вверх, а выражение лица явно не скрывает удивление и, кажется, доли страха. Страха продолжения и неизвестности, непредсказуемости и очередных страданий.  Она уже настроилась уходить, уже настроилась все перечеркнуть жирнейшей линией и уже знает, что все старания напрасны, что его не изменить, что он не хочет меняться. И зачем вообще что-то делать? Легче уйти, труднее остаться – это сейчас как раз подходить под нее. И пусть весь мир уйдет на дно за Атлантидой.

Лучник разворачивает рыжую лицом к себе, вновь удивляя ее. Сегодня не 1-е апреля? Она точно не спит? Это точно не сон? Алло, разбудите Романофф, пока не поздно! Черт возьми, вы что, глухие? Разбудите ее!
Нат напрягает скулы, с силой сжимая кулаки, почти не ощущая боли от впивающихся в плоть ногтей, - это единственное действие, из-за которого она все еще в здравом состоянии. Держать строй, Наташа Романофф, держать строй! До чего же глупо думать, что это сейчас подействует…

Таша открывает рот, что что-то казать, но слова вылетели из головы, оставляя после себя кричащую от безумия пустоту. Да и, в принципе, сейчас какие-то заумные фразы явно были бы некстати.
Меж ними пара сантиметров и вся эта ситуация была схожа с каким-то эпизодом заурядного фильма, где двое не обращают внимания на окружающих, не замечают даже людей, высунувшихся из своих квартир. Пофиг. Наташа будет смотреть в глаза бывшему Соколиному Глазу, а на сегодняшний день телохранителя маленького капризного Локи.

Девушка нервно облизала пересохшие губы, опуская голову в низ, понимая, что дальше так продолжаться, не может.  Ей тяжело находится рядом с ним в таком опасном расстоянии, в такой близи, как раньше.
- Нет, - казалось бы, сухо произнесла она, не поднимая взгляда, - ты опять напоминаешь о себе. Опять нарушаешь правила, - странные слова, не так ли? Она и сама это понимала, хотя, вопрос, с чем связаны эти фразы? Сейчас Наташа была похожа, наверное, на ребенка, который от всего бежит, но не может даже сдвинуться с места, не зная, как правильно устоять на ногах и не рухнуть обратно на пол. Агент поставила пред собой барьер, поставила правила, которые в несколько секунд неизвестно по какой-то причине укрепились. Можно подумать, она отреклась от пары эмоций, заперев их где-то на окраинах сознания. Сложно, не так ли? И одновременно так глупо…

Таша поднимает взгляд, едва заметно краем губ улыбнувшись. Что же, взгляд у мужчины вполне..живой. И, наверное, он даже не понимает, что делает. Как и она. Потеряшки.
- И что дальше? – обретя силу говорить, с нотками вызова произнесла Романофф, спрашивая этот вопрос не только у Бартона, но и у себя. Они действительно проигравшие. Проигравшие сегодня, вчера, да и вообще всегда. Проигравшие себе, проигравшие вместе.

+1

11

-И что дальше? С легкой улыбкой, пусть и немного вызывающе спросила рыжая. Бартон лишь немного приподнял один уголок рта. Все получалось произвольно. На одном порыве, на одном дыхании. Вот она - Романофф. Девушка, о которой он думал в моменты радостей и горя, вспоминал о ней на протяжении всей тяжеленной войны. Человек, существование которого в разные моменты жизни агента Бартона по-разному, но всегда оказывало влияние на происходящее.
И сейчас, как оказалось, она по-прежнему имеет некую власть, хотя сама может и не догадывается об этом.
- Не знаю... у меня нет плана - как обычно, как всегда. Бартон пристально посмотрел в глаза девушки. Такие наполненные разными чувствами, такие живые. - Не знаю, что будет потом в будущем, не знаю что будет дальше. Но знаю что будет сейчас.
Одной рукой Бартон дотянулся до ручки двери и потянул ее на себя. Вторую поставил на стену около талии рыжей. - Как и раньше - каждый день мы можем погибнуть, ничего не изменилось почти, понимаешь!? Да и мы всегда были такие, какие мы есть. Плохие, хорошие - разные. Все это он говорил на одном дыхании, как будто рассказывал какую-то сказку на ночь, спокойно и ровно, все время глядя в ее глаза. Его же взгляд по-прежнему отдавал голубым оттенком, за которым скрывались не только зрачок и истинный цвет радужной оболочки, а вместе с тем и всевозможные  страхи и мечты. Да разве могут быть мечты у вояки? У человека, который всю свою жизнь провел спасая и отбирая чужие. Такие люди не имеют права ни на мечты, ни на страхи. Такие люди не должны требовать от жизни больше, чем имеют. - Теперь все так, как оно есть. Не важно на чьей ты стороне. Не важно на чьей стороне я. Все еще может сто раз поменяться - как в лучшую. так и в худшую сторону. Бартон на секунду отвернулся в сторону и чуть тише продолжил: - Просто когда-то, одного из нас может не стать. И тогда уже все изменится по-настоящему...
За все время его монолога, они не сдвинулись с места. Клинт стоял в предельной близости от Наташи, и говорил -говорил-говорил.
"Да черт с ним! Хватит болтать!" Будь то истинные возрожденные чувства, навязчивые воспоминания о былом или просто звериная страсть, лучник вдруг резко повернулся к девушке и стремительно сократил расстояние между ними до полного его отсутствия, прикоснулся своими губами к ее.

+2

12

Он много говорил, говорил без остановки, но девушка почти ничего  не слышала, стараясь запомнить каждую клеточку лица лучника. Возможно, она больше его не увидит, возможно, в последний раз настолько близко находится рядом, а, кто знает, может, и ее завтра не станет. Хватит лишь одного указания Локи, чтобы на нее напали все армейцы, а что может сделать Таша? Убьет человек 15, но не тысячи. В общем, сейчас совершенно не хотелось слушать, пусть даже, казалось бы, важные слова, которых она жаждала на протяжении всех этих недель. Клинт, ты одновременно так близко и так далеко…

И когда его губы коснулись ее губ, Романофф опешила на несколько секунд, удивленно хлопая длинными, тронутыми тушью, ресницами. Дрожь тут же пробежала по телу, отдавая приятным теплом внизу живота, заставляя девушку улыбнуться, отвечая на поцелуй, превращая его в страстный и жаркий. Пальцы запутывались в волосах мужчины, сжимая их и не давая возможности отстраниться. Да, соседям теперь можно книгу писать о данной ситуации, но плевать на них. Пусть хоть трилогию выпустят, сейчас Черную Вдову это не слишком волновало. Пользоваться моментом и ловить каждую секунду, поглощать все эти исходящие живые эмоции, которых давно не было у Бартона. Ей удалось, удалось пробить маленькую брешь. Иначе бы он попросту ее убил, а не прижимал к стене, как делает это сейчас.

Дыхание сбивается и Нат жадно ловит ртом воздух, ощущая во рту металлический привкус крови, наверное, искусанных губ в порыве желания. Да уж, он стал врагом для окружающих, но не для сердца шпионки. И как бы он ее  не отвергал, как бы она не хотела этих встреч, судьба все равно сводил с Соколиным Глазом в любых непредсказуемых ситуациях.
В какой-то момент, Романофф распахивает широко глаза, отрываясь от губ  мужчины, часто моргая.

- Клинт, - протянула рыжая, проведя рукой по щеке Бартона, делая шаг назад и упираясь спиной в стену, не обращая внимания на то, что черный костюм вымазывается в мел, - это все напоминает ситуацию Ромео и Джульетты, - на последних словах она усмехнулась, продолжив, - и все мы будем убивать «своих» людей. Но..черт, мне плевать. Я убью всех, кроме тебя.
Да, сдалась, слабая и жалкая, все еще влюбленная в этого лучника. И что же это чувство делает с людьми? Затуманивает рассудок, но и одновременно окрыляет, придает как моральных, так и физических сил, дает смысл жизни, что немаловажно, освещая ту темноту, которая давно окутала людей.

Как уже говорил мужчина, они оба были плохи, оба были теми, кто идет против правил, нарушая все, что можно и нельзя нарушить. Всегда и везде и, несомненно, даже сейчас.  Но, как всегда, страшно не было, да и стоя здесь, в этом грязном накуренном коридоре, рыжая чувствовала себя счастливо. Впервые за это долгое время.

- Если ты таким низким способом решил воспользоваться мной и узнать планы Сопротивления – да мне уйти прямо сейчас, - и как же без этой женской глупой мысли? Хотя, кто знает, может и не глупой, но будем надеяться на обратно. Что уж говорить,  никогда ничто невозможно предугадать.
- И если ты думаешь, что я буду просить прощения за квартиру, - ошибаешься.. Похоже, выстрелы тоже сыграли свою роль, как думаешь? – о, Таша, что за ересь т ты говоришь? Не слетела ли с катушек?
- Вы все можете расходиться по квартирам. Не смотрите так на меня, - обращалась к соседям, которые уже, потеряв всякую совесть, вышли из квартиры, - да, я так сама Черная Вдова. Распустите сплетни – найду и убью – переводит взгляд на лучника, замечая его открытый рот в попытке что-то сказать. Но прерывает. Нагло прерывает
- Не могла не сдержаться, - подобие улыбки, - ты ведь знаешь мой характер. Если помнишь, конечно, - Романофф, ты определенно давишь на больное.

+2

13

Добрых пять минут Бартон не говорил ни слова и не размыкал объятий, ровно как и Наташа. И за это время он, верно, подарил ей больше поцелуев, чем за всю их прошлую жизнь. Забавная получается ситуация. Значит, а нормальном состоянии оба бегут от чувств, как от огня, а теперь, когда все сложилось именно так - на тебе.
Мысли путались в голове, будто какой-то сбой в программе. Задания-задания-задания, ОП! проскочила Романофф, опять голос Локи, голос Фьюри. И снова рыжая.  Постепенно она занимала все больше места свободного разума, и когда наконец все посторонние мысли ушли...
В этот момент Наташа отстранилась от лучника, широко распахнув глаза. - Клинт, - начала девушка, и от одного произношения своего имени Бартон вздрогнул. - это все напоминает ситуацию Ромео и Джульетты,Будучи сильно занятым человеком, Соколиный Глаз не особо много читал книги, по крайней мере художественную литературу. Но кто же не знает историю двух несчастных влюбленных. "Ромео и Джульетта? Нет, нет... Они были просто глупыми детьми. Не стоит сравнивать, Нат."
- Нет, что ты. Мы же не собираемся умирать так глупо ? Клинт слегка улыбнулся в ответ.  Она отстранилась еще немного, прижимаясь к стене.
Клинт шумно выдохнул воздух, освобождая легкие, и давая им возможность опомниться - снова взяться за работу. "Сколько разного пережили эти тела. Пули, ранения, переломы... А смерти они по-прежнему не по зубам." Тут следовало бы по крайней мере улыбнуться своим мыслям, ведь это правда было забавно. Люди умираю направо и налево, в одной только последней войне - миллионы, а они двое, что постоянно кидаются в пекло, живы и здоровы. Да только тема их прерывистого разговора быстро стала серьезной. - и все мы будем убивать «своих» людей. Но..черт, мне плевать. Я убью всех, кроме тебя. Клинт навязчиво ощущал, что нужно что-то сказать, сказать правду, что это взаимно. Ведь и сам он не сделает этого. Теперь он думал именно об этом. Хотя еще час назад, когда эта мадам раскидала его ребят, он, возможно, ввязался бы в драку. И результат, вероятно, был бы плачевным для одного из бывших напарников. Но вот они здесь.
Пристально посмотрев в глаза лучника, Наташа заговорила с прежней уверенностью и дерзостью. - Если ты таким низким способом решил воспользоваться мной и узнать планы Сопротивления – дай мне уйти прямо сейчас- в этом и была она. Черная Вдова, Наташа Романофф, девушка, в которую некогда влюбился агент Бартон, нарушив приказ и замутив всю эту кашу, что длится уже много лет. Клинт прочнее взялся за ручку двери, показывая этим жестом, нежелание отпускать девушку.
- И если ты думаешь, что я буду просить прощения за квартиру, - ошибаешься.. Похоже, выстрелы тоже сыграли свою роль, как думаешь?
-Да, ремонт ты попортила знатно... - легкая улыбка - Но он был старый. Пора менять.
- Вы все можете расходиться по квартирам. Не смотрите так на меня, да, я так сама Черная Вдова. Распустите сплетни – найду и убью.  Не могла сдержаться, ты ведь знаешь мой характер. Если помнишь, конечно Лучник на секунду поджал губы и отвел глаза в сторону. Конечно, он помнил. Этот раз пребывания под действием тессаракта был другим. Это невозможно отрицать. Может дело в том, что отчасти Хокай сам согласился на это, может в чем-то другом. Но это уже не важно, как и множество других мелочей.
Инстинктивно, Клинт таки захлопнул дверь. И хотя сделал он это вроде весьма аккуратно и тихо, с прилежащей стены все же упал кусок штукатурки.
- Ремонтом займусь позже...- Взгляд снова возвращается к девушке. Соколиный Глаз уверенным движением подтягивает ее к себе и снова накрывает ее губы чувственным живым поцелуем, делает шаг в сторону, увлекая Романофф за собой в глубину пусть и немного разрушенной комнаты.

Ночь они провели вместе. Самую страстную за все время их знакомства, самую близкую. И, кажется, самую тяжелую из прошлых и самую простую из будущих ночей. Ведь теперь все должно быть по-другому. После таких откровений люди не возвращаются к предыдущей ступени общения.
Сейчас, этой ночью, Клинт был таким, каким хотела видеть и ощущать его Наташа. Он был нежным, страстным, местами настойчивым. С благоговением и осторожностью дикого зверя он касался тела девушки. И все же - не стоит обманываться. Это по-прежнему был прихвостень Локи, человек, под действием магических сил, противник сопротивления и просто хладнокровный и расчетливый убийца - Клинт Бартон. Сейчас и всегда он для всех был именно таким. Для всех кроме нее.

За окном еще было темно, когда Хокай осторожно высвободился из плена нежных Наташиных рук. Он осторожно поднялся и сел на краю кровати. Если бы он курил, то сейчас бы достал сигарету. Так... чтобы занять руки и немного голову.

Отредактировано Clint Barton (2014-02-21 22:31:48)

+3

14

Мы живем в поиске света. Мы рождаемся ради света. И не надо говорить про то, что любовь – это не свет. Без любви темно даже с самыми мощными лампами

Разлука, порой, идет на пользу влюбленным, ведь, в какой-то степени, укрепляет чувства,  превращая в более сильные, жаркие и страстные, чем были ранее. Мы не знаем, что будто дальше и будет ли это «дальше». Просто живем, подчиняясь то одной, то другой ситуации, где-то на краю подсознания мечтая о своем мире. Мире, в котором ты будешь счастлив, любим и желанен. Сегодня, сейчас, Наташа и была самым счастливым человеком, в животе которого, как говорят  «летают бабочки, а пот телу то и дело пробегает дрожь». В жизни каждого появляется тот человек, который способен отвоевать  нас от серых зонтов, награждая яркими красками каждую мысль, движение, взгляд. И, как бы это ни было предсказуемо, этот человек стоял сейчас напротив Нат, сжимая в своих руках ее тело, с нежностью целуя губы. Честно говоря, она уже не мечтала об этом в последнее время, особенно, после их не совсем приятной последней встречи, но, наверное, то, что меньше ждешь и мысленно надеешься, случается. И, как раньше, они вновь по разные стороны. Как тогда, при самой первой встречи, и сейчас, при той же «первой» встречи. Не берем в учет стычку в кафе – звучать уже будет не так. А ведь сейчас романтика.
И как же она была счастлива, что Клинт не дал ей уйти, не сказал, что она очередное задание малыша-Локи, которое следует беспрекословно исполнять. Ну да не будем о Локи…Сопротивлении. Есть он и она. А что еще нужно?  Наташа Романофф, наконец-то жила, не беспокоясь ни о чем.
- Плевать на ремонт, - прошептала она, сжима в кулаке одежду Бартона, дыша с ним в унисон. Одним воздухом. Как раньше. И как в будущем. Они не из тех, кто будут играть в «любовь на ночь», - плевать на штукатурку, - добавила, отвечая на требовательный поцелуй мужчины. Это преступление – не поспешить быть счастливым, когда выпадает такая возможность.

О, эта жаркая ночь, смятая и раскиданная по всем комнатам одежда, облюбованная чуть ли не каждая опорная мебель, смятые в порыве страсти простыни и искусанные поцелуями губы, приятная боль в мышцах и тяжелое дыхание. Да, воплощение чуть ли не каждой пошлой мысли, чуть ли не каждого желания.… Наверное, впервые за продолжительное время, Наташа сможет проснуться не от собственного крика, и бешено стучащего сердца, желающего покинуть грудную клетку, а от легкого прикосновения, движения тела мужчины. Они отвоюют чувства от обстоятельств, чтобы там ни было.

Тьма. Всепоглощающая ужасная тьма, которая окружает ее, сдавливает, будто навалившая цементная плитка, преграждая любой поток воздуха. Пытается вздохнуть, но горло настолько печет, что она непроизвольно кричит, но в ответ слышит лишь пустоту. Пугающую и беспощадную пустоту, которая, подобно тьме, уничтожала девушку как внешне, так и изнутри. Страх одолевает каждую клетку организма, понимание того, что ты не сможешь отступить назад или вовсе исчезнуть, угнетает и заставляет биться в истерике. Вот только и биться  в истерике ты не можешь, так как все твои конечности прицеплены цепями, больно сдавливающие как запястья, так и лодыжки. Пытаешься закричать, но и это ты не можешь. Начинаешь гореть. Гореть изнутри. И так по кругу..

Наташа резко распахивает глаза от услышанного собственного крика, быстро садится на кровати, часто моргая, дабы кружащая комната, наконец, перестала свой танец. Глубоко дышит, смотря в одну точку, рисуя линию меж сном и явью, понимая, что находиться отнюдь не в своей комнате. Бартон. Клинт Бартон. Воспоминание теплой и радостной рекой наваливаются на нее, но Таша не находит в себе усилия улыбнуться. Чуть позже, да.. Сейчас нужно отдышаться и молиться, чтобы лучник не спрашивал о сне.
Черная Вдова переводит взгляд, непосредственно, на мужчину, глубоко вдыхая воздух и натягивая на собственное нагое тело простынь. Очередной кошмар. Как и в последние несколько недель. Ничего необычного для нее, но странное для окружающих.  Помнится, раньше ребята из Сопротивления, заслышав крик рыжей, тут же вломились в ее комнату чуть ли не со всем арсеналом оружия, но ни один из них не подозревал, что это лишь ее дурной сон. Сейчас они уже привыкли.
Шумно выдыхает
- Просто дурной сон, - немного хрипловатым голосом от собственного крика, произносит рыжая, откидывая волосы назад, - просто дурной сон. Прости.
Было, признаться, стыдно. Стыдно от того, что она могла показаться жалкой и слабой в глазах лучника. И страшно, что тот посчитает ее психованной, а то хуже, -  сумасшедшей. Что оставит ее, как было раньше, отдавая в руки одиночеству, страданиям и сотне вопросов…

+2

15

ЗАКРЫТ

0


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 11.01.17 Не стоит доверять шпиону (Х)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC