Наша группа ВК
Таймлайн

Vesta : Ramirez
Kravetz
Добро пожаловать в прекрасный Мидгард, который был [порабощен] возглавлен великим богом Локи в январе 2017! Его Армия долго и упорно шла к этой [кровавой резне] победе, дабы воцарить [свои порядки] окончательный и бесповоротный мир для всех жителей Земли. Теперь царство Локи больше напоминает утопию, а люди [пытаются организовать Сопротивление] счастливы и готовы [отомстить Локи и его Армии за их зверства] строить Новый мир!
В игре: 12.2017 | NC-21 | Эпизодическая система

Loki's Army

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » октябрь 2014 Hey hey hey, you, step out of my way! (Х)


октябрь 2014 Hey hey hey, you, step out of my way! (Х)

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Название эпизода
Hey hey hey, you, step out of my way!
Время игры
октябрь 2014
Персонажи
America Chavez
Haiya Kravetz
Место действия
провинциальный американский городок (?)
Описание
  Кидать напарников – нехорошо. Обижать маленьких – тем более. Ведь никогда не знаешь,  в какой момент наткнешься на супергероя, рискуя попасть под тяжелый девичий кулак…
Очередность
America Chavez
Haiya Kravetz

0

2

В тихих городках меньше людей, а значит автоматически меньше проблем. Последние всех расстраивают, опускают настрой и боевой дух, но только не у Америки, нет пока в этом мире достаточно серьёзной проблемы, по силам которой окажется сокрушить её морально, ну, собственно  физически тоже. Звучит самодовольно? Пожалуй, однако, лишь глупец назовёт Чавес - самодовольной, затем он пересчитает зубами все ступеньки, отделяющие его морду от асфальта внизу и глотнет собственной крови из носа - да, вот это был бы идеальный, любимый план развития событий. Жаль на землян невозможно напасть просто так, от скуки или же от щемящего душу раздражения с недовольством, такие безрассудства караются здешним законом, вроде бы.
Эм полюбила городскую природу, ей нравились стеклянные небоскрёбы, впивающиеся в небо тонкими прутьями, с них удобно сигать вниз, уходя в крутое пике, можно распугивать зевак да и телу такая разминка ох как приятна, ещё у девушки заимелся пунктик на парки. Что может быть ироничнее зрелища, где люди пытаются сохранить остатки живой флоры и фауны, дохнущей в их монолитных, каменных джунглях? К счастью, защитницей зеленой субстанции Рика не являлась, иначе Гринпис уже главенствовал бы на планете, испытывая к ней такую же пассивную агрессию, как молодая леди к паукообразным. Но в парке и вправду было недурно. Целые ряды ровно высаженных деревьев, миллиметровая насыщенно-зелёная травка ковром расстелилась на ближайшие километры территории. Забавные длинноногие светильники почти на каждом шагу освещали холодным ксеноновым светом определенный кружочек возле себя, миленько.
Чавес сколько угодно может размышлять о человечестве, проклинать и ненавидеть его бытие, но, пожалуй, сперва ей стоит помыслить о своих проступках, чего же такого достойного сделала она, по возможности спасает задницы одиноких путников, не стоящих, в общем-то, и гроша Вселенной? Весьма добротное времяпрепровождения, а главное - полезное.
Тропинки в сквере настолько тоненькие и переплетенные, что Эм сбилась с намеренного пути дойти до середины, решив тупо брести вперёд. Повстречав одинокую пару неопределенных личностей, девушка быстро хмурится, щурит взгляд и накидывает капюшон, пряча лицо в сгущающихся сумерках. Супергеройское чутьё, женская интуиция, нюх, шестое чувство, зовите, как душе заблагорассудиться, но Америка, выждав минуты две-три, двигается следом.  В любом случае, при ошибке всегда можно отговориться прогулкой, земляне ведь делают так, гуляют перед сном, дабы зарядиться хорошими эмоциями. А парочка тем временем обогнула еще несколько дорожек и непонятным образом превратилась в троицу, откуда появился новёхонький гражданин, чёрт его дери? Нечистотами тут завоняло, не буквально, естественно.
Преследование типов вывело кудрявую Чавес к небольшому прудику, явно искусственного происхождения. Водная гладь слегка трепыхалась и мелкими волнами подступала к насыпным берегам, в чем же тут дело? Сложив руки на груди, раскрашенной под флаг Штатов, насупившаяся Америка принялась ждать.

+2

3

В топкой сгущающейся мгле все выглядело каким-то неправильным, словно на нечетком фотоснимке. Вдоль облущенной парковой изгороди быстро и бесшумно двигалась маленькая серая тень, осторожно ступая по вязкому ковру подгнившей опавшей листвы. Затертая летная куртка с чужого плеча мешком висела на худеньких плечиках, стоптанные кеды, рваные на коленках джинсы и грязные светлые пряди, небрежно собранные в пучок на затылке, - Хайя вполне соответствовала образу двенадцатилетней оборванки, крадучись мимо стремных зарослей и огибая островки света одиноких фонарей.
  Встреча была назначена на девять, но Хайя опаздывала. В узкой сетке темных аллей глаза быстро привыкли различать оттенки черноты, а пальцы невольно тянулись время от времени проверить надежно спрятанную за пазухой коробку. Все на месте, все будет хорошо. Передать товар, забрать кэш и валить по-шустрому, пока не накрыли – план был прост и привычен, но какое-то тревожное чувство все же теребило мысли, тихонько паниковало в дальнем уголке сознания. С каждым шагом, приближающим к месту слетки, девочку все больше грызло дурное предчувствие, а о дурных предчувствиях твердо знала лишь только одно: они все, без исключения, сбываются.
  Черт. Какого …? Вместо знакомой тощей фигуры прежнего посредника впереди торчало трое пацанов, -вроде из тех же крыс Харрисона, но фиг их знает, этих стукачей хреновых...  Хайя неуверенно передернула плечами и вышла в полоску света.
- Воу, глядите-ка, кто явился! – этого типа она уже видела прежде, но легче не стало. Он улыбнулся. Такой улыбкой можно было вскрывать вены.
- Что за хипиш, Сэл?
- А что, малявка, слишком людно? – Сэл Хилтон с издевательским смешком оглянулся на «группу поддержки».
Хайя молчала, хмуро взирая на долговязую троицу. Ее собственный фейс был мрачнее тучи, но вот насмешливые мины напротив не предвещали ничего хорошего.
- Барахло принесла, школота?
- А то.
Не отводя взгляда, она извлекла на свет небольшую пластиковую коробочку, помеченную маркером и парой неразборчивый каракуль; внутри с шорохом перекатывались краденная у местных толстосумов ювелирка. 
- Давай сюда.
- Деньги вперед.
- Гони эту хрень сюда, говорю! – второй подельник грубо рванул коробку из рук, но Хайя вцепилась намертво, пинком с колена в живот доказывая твердость своих намерений.
  - Альф хочет пять сотен баксов. Плати или вали нафиг. Не знала, что Харрисон нанимает клоунов.
- Не знал, что Альф нанимает мелюзгу, - парень неприязненно осклабился, протягивая тонкую пачку сложенных вдвое купюр.
  С каменным лицом – ну мелюзга, ну  ничего не попишешь, - девочка зажала в кулаке выручку, все еще остро чувствуя и подвох, и опасность, и саму атмосферу угрозы на фоне плохо скрываемой агрессии.
- Здесь недостаточно! 
Дрожащий от гнева оклик нагнал уже было развернувшиеся спины.
  -Ты что-то вякнула, мелкая?
- Здесь. Не. Вся. Сумма.
Меня прокинули. На трех висажах напротив единодушно отразилась препакостная ухмылка.
- Ты, кажется, не все поняла? Условия сделки изменились, - правда, парни? - а несогласные могут нарваться на урок, как правильно дела ведутся..
- Я тебе, сволочь, сама преподам урок, если понадобится,  - незаметно вынутый нож-бабочка недвусмысленно уперся обидчику в живот, но численное преимущество вовсе не играло Хайе на руку; все произошло быстро – скрученные руки, неудачный пинок, агрессивное рычание и сильный удар по голове, когда Хайя попыталась потянуться за финкой в накладном кармане – она могла бы еще вырваться, возможно, попытаться удрать, но трое более сильных противников были серьезным аргументом, и лучшим вариантом ей показалось притвориться потерявшей сознание.
- Ты че, чувак, ее вырубил?
- Да ладно тебе, чел, она ж сама нарывалась!
- Ну и че с ней теперь делать?
- Оставь тут валяться?
- Нет, слишком палевно…
- Та ну!
- А, может…

  Они не сказали больше ни слова, но соображать что-либо было поздно. Рожденную одну на троих мысль Хайя услышала слишком поздно – ровно за секунду до того как ее тело внезапно оторвалось от земли и отправилось неожиданные полет…Она не успела даже закричать – черная гладь пруда неожиданно быстро оказалась перед глазами, и вмиг ледяная осенняя вода проглотила  ее с головой.

+2

4

И как обычно ожидания вознаграждены, да вот только не той наградой, что хотелось бы. По-хорошему, Эм уже раз сотый себя прокляла, нет, надо было ей ввязываться, тоже мне, юный детектив без малейшего ростка дедукции, теперь стоять и отдуваться. Ведь скопление малявок у берега, кроме угнетенного раздражения ничего не приносило. Выйти из кустов и двинуться восвояси под предлогом "неместнаяяничегонезнаю", даже на этих оборванцах не сработает, выкручивайся теперь. Америка утешала себя тем фактом, что ни один из них, ни все разом взятые, ей толком ничего не сделают, ну разве только одёжку помнут. В то время как самим придется зализывать разбитые носы и кусать поломанные локти. Однако устраивать махач только, чтобы скрыться из парка, боже, что может звучать глупее. Плюнув на подсознательные упрёки, Чавес вглядывалась в развернувшуюся у прудика драму. Прислушиваться бессмысленно, какое ей дело до содержания, пусть чинят, что душонкам их прогнившим взбредёт, не её это мир, а она не супергерой, так что пошло всё, расходитесь уже и дело с концом. Но вот вдали показался низенький силуэт, явно девчачий, завернутый примерно в те же лохмотья, что и сама Америка, малявка начала визгливо доказывать дебилам покрупнее аспекты, пониманию девушки недоступные. Недолго длились тёрки, Эм всегда поражалась той космической скорости, с которой людишки переходят от слов к действу, ежели смотреть на них в беззвучном режиме, выйдет забавная карикатура, чем-нибудь обязательно напоминающее кино прошлого века, быстрое, резко и импульсивное, а главное немое. Немота - вот чему стоит поучиться человечеству, того глядишь и проблем станет меньше.
Размазанное, словно сыр по маслу, нападение со стороны смотрелось вопиющим, сразу втроем, да на девчонку, ух, будь Эм блюстительницей закона, эти пиявки уже б висел на деревьях. Но она продолжала выжидательно поглядывать, изучая мелкую, но бойкую леди, та отнюдь не беззащитной оказалась, ибо блеснувшее лезвие говорило за себя весьма громко. Хватило ненадолго, Чавес даже не сдержала разочарованного вздоха, моментально зажимая себе рот, тельце разбойницы распласталось по земле, а гордые и озадаченные "олимпийцы" слаженно рассуждали "чо делать то" дальше.
Пора Эм, пора-пора-пора, не хочешь мараться в крови ребёнка? Тогда за дело.
Дело предстояло забавное, однако созревающий план пришлось отправлять в топку, эти ублюдки не придумали ничего лучше, как скинуть бессознательную малявку в воду. С человеческой биологией Чавес себя не знакомила, и осудить её за это невозможно, но интуиция со здравым смыслом тихонечко вопили, что смерть девочку долго ждать не станет. Оттого действовать пришлось опять абсурдно, а в голове такой план зарождался, ммм.
Могучая Америка с рёвом поднялась в воздух, тараном сшибая сразу нескольких товарищей, тем самым расчищая себе путь к озеру. Последнего кретина, что как раз таки и скинул несчастную в объятия опасной стихии, Чавес схватила за бока, сильно сдавливая ребра, и вместе с ним нырнула в тёмный омут. Супергерой супергероем, а противный холод тоже кожей воспринимается, отыскать мелкую оказалось делом немудреным, она бултыхалась не переставая, поднимая шум и брызги. Явно в панике, сейчас наглотается сдуру! Отпихивая размякшее тело бандита, Эм хватает девочку за рукав и поднимается с драгоценной ношей в воздух, в процессе перехватывая ту под колени и голову. Никто из джентльменов в себя не вернулся, оно и к лучшему.
- Эй, жива? Тебе повезло, детка, а плавать вообще-то уметь уже нужно, в твоем то возрасте. – пробубнила кудрявая спасительница, прислушиваясь к неровному дыханию жертвы. На узкие промокшие плечи легла бело-красная толстовка, предусмотрительно снятая перед всем этим героическим подвигом. Ну почему этот мир всегда показывает Эм только свою задницу?

+2

5

Вода. Черт, черт, черт, черт, черт!!!
Ледяная, беспощадная, затягивающая в непроглядную черную бездну, парализующая немым ужасом, заливающаяся в нос и в уши, пощипывающая панически распахнутые веки. Вода. Ненавистная, смертельно опасная; единственное, чего Хайя всегда боялась больше всего на свете… И вот – ее вокруг слишком много; тяжелая промокшая одежда и обувь тянут вниз, руки бесполезно молотят водную толщу, ноги сами бултыхаются по направлению к дну.  Ужас – истерический, бесконтрольный, сковывается сведенные судорогой мышцы, прекращая дурацкие попытки выплыть – здесь не так уж глубоко, но непроглядная чернота засасывает, словно болото, мысли сбиваются в единое паническое месиво…
  Чьи-то сильные руки внезапно прервали процесс трогательного прощания с жизнью, встряхнули девочку, как котенка, в воздухе, и даже относительно бережно поставили затем на землю. Вернее, попытались поставить – у Хайи неожиданно наметились проблемы с равновесием и силой земного притяжения, так что она минут пять провела на четвереньках, отчаянно отплевываясь подгнившей пресно-горькой водой из пруда и пытаясь прогнать пляшущие цветные пятна из глаз.
- …плавать –то уметь уже нужно ,в твоем-то возрасте…
- Аг-га…Сп-пасиб-бо… - от холода уже предательски стучали зубы, мокрая одежка на ветру липла к телу, словно ледяные щупальца. Ни капли не смущаясь, Хайя скинула вымокшие кофту и майку в ближайшие кусты – все равно ни на что не годное шмотье – и натянула одолженную, а, главное, сухую толстовку – отдавать ее она уже не собиралась; джинсы пришлось просто выжать на себе, неловко выкручивая штанины. Затем запоздало огляделась в поисках обидчиков – удовлетворившись результатом, она уже совершенно новыми глазами посмотрела не незнакомку.
-Ты не человек, да? – отчего-то этот факт дался легко, быть может, от удара головой или в следствие недавнего шока. – Клёво ты этих паскуд уделала…
  Честно говоря, она не знала, что сказать дальше. Благодарить Хайя не умела, а улица учила – бери все, что можешь, и делай ноги. Как правило, при встрече с незнакомцами она первым делом старалась углядеть бумажник. У темпераментной дамочки в стретчевых шортиках такового не замечалось, к тому же где-то в дальнем уголке души у Хайи все еще тоненько попискивала совесть, вещая, что нехорошо тырить деньги у того, кто тебе только что, не много ни мало, жизнь фактически спас…
  При воспоминании о «тырить» и «деньгах» Хайя заметно приуныла. Без этой выручки ей  в общую ночлежку и носа совать нечего – начистят харю и пинком вышвырнут за дверь, ночуй где хочешь, мелочь. Не стоит и пытаться. Наверно, опять придется подремать пару кругов от конечной до конечной на местном автобусе, а потом до утра мотаться по улицам, сонно пялиться на потухшие витрины, прислушиваясь к голодному урчанию желудка, а уж утром можно будет где-то чего-нибудь перехватить – хоть на станции, там народ рассеянный…
  Поглощенная мрачными мыслями, Кравец совсем забыла о том, что ей, по ходу, подвернулась неплохая перспективка  - по крайней мере, ничто не мешало попробовать выжать максимальную выгоду из сложившейся ситуации  со спасением утопающих и каранием виновных… Сметливый умишко быстро просчитывал варианты.
- Слушай, а у тебя есть где перекантоваться на ночь? Зуб даю, буду паинькой, - и даже попытаюсь не обчистить тебя под утро в знак благодарности, - Меня, кстати, Хайей зовут…

+2

6

Дело доброе сделано, можно внести в свой послужной воображаемый список, на этот раз всё вышло немного грубее, ребяток пришлось дельно раскидать по территории всего водоема, но Чавес будет не Чавес, ежели хоть на секунду пожалеет о содеянном. Но вот триумфальная минутка прошла, на бис никто не зовёт, вроде как, пора обратить внимание на дела мирские. За силой тащиться ответственность, кто автор сего высказывания? Не суть, правды в нём хоть отбавляй и одно время Америка серьёзно, глубоко копала эту тему, объяснив себе, мол, вот на совершал ты "доблестных деяний", будь добр, потом расхлебать все последствия. Конкретно в сегодняшней ситуации, таким последствием являлась мелкая худощавая девчонка с болезненно-большими глазами, серьёзно, Эм давно лупоглазиков не встречала, но малявку сия особенность украшала, и спасительница почти не чувствовала раздражения, что обычно пожирает её внутренности после каждого подобного действа. 
На произнесенную буквально по звукам благодарность, кудрявая ответила тихим фырканьем, возможно девочка учует, насколько сильно разгладила Эвересты огрубевшей души. Внешне Рика, естественно, оставалась надменной, желчной кислотой, только прикоснись и начнёт щипать похлеще йода.
Как бы так поступить, чтоб девчонке помочь и самой без проблем остаться? Кинуть её тут, она же не обязана теперь играть с ней в дочки матери, максимум до шоссе подкинуть. Большего даже за грустные глазюки не выпросишь, хоть подсознание кричало Америке совершенно о другом, убеждала Чавес себя именно в первом. Ей негде укрывать ребёнка, сон для Эм - посредственность, дело привычки, посему ночи девушка коротает в прямом смысле, где зад упадёт. В основном, крыши, задний барак какого-нибудь мотельчика, по праздникам "бесплатные" гостиницы, короче адекватного ночлега для горе-утопленницы не имелось. По крайней мере, Чавес надеялась, что до скользкого не дойдёт, ошибалась.
Буквально секунд пятнадцать спустя, укутавшаяся в толстовку девчонка воспроизвела все опасения кудрявой вслух, как мило. Спасительница нахмурилась, поднимая бровь над правым веком и складывая руки на груди. - А кишка у тебя имеется, мелочь. Пораскинув мозгами, Америка понимает, что не в силах отказать, вроде бы мы тут пытаемся играть хороших, а они детей на улицах не кидают, хорошие же ведь. - Зови меня Эм. А насчёт "перекантоваться"... надеюсь, ты любишь крыши. - кудрявая выдает истинную улыбку американца во все тридцать два зуба. Полетаем? - Чавес протягивает сидящей на земле девчонке свою смуглую ладонь, тем самым делая приглашение. Что ж, "пловчихе" Хайе лучше быть примерным ребёнком, ибо зубную клятву Эм запомнила.

+2

7

- А кишка у тебя имеется мелочь, - Хайя хмыкнула, не забывая натуральненько так хлопать ресницами и давить на все возможные кнопки жалости, не особо заботясь, что хитрая мина временами выдает ее с головой.
- Зови меня Эм. А насчет перекантоваться... надеюсь, ты любишь крыши, - только она успела подумать, что с халявной хатой не повезло, но крыши, в принципе, ничем не хуже подвалов, было б в какое тряпье завернуться да пробраться туда по-тихому, как девушка сунула ей раскрытую пятерню с крайне недвусмысленной фразой: - Полетаем?
  Лицо у мелкой на секунду вытянулось. У нее с обычными-то людьми не шибко ладился вопрос доверия, что уж говорить о стрёмных летающих дамочках иновидного происхождения; но логика упрямо пикнула что-то вроде «хэй, подруга, тебя тут вроде спасли как бы только что, совесть имей!», так что после недолгого колебания Кравец решительно взяла новую знакомую за руку.
- Звучит клево! Ты ток это..не урони ненароком, 'кей?  - последнее «окей» она уже тихонько пискнула, потому что ноги тут же оторвались от земли и шустрая Эм аки торпеда взмыла в холодный ночной воздух.
  После второго или третьего восхищенного «Офигеть!» Хайя резонно заткнулась и уже молча взирала на быстро проносящийся внизу город. Его огни тускло мерцали сквозь осенний туман, и сверху казалось, что там, на самом дне, в его черной утробе что-то копошится, ворочается, то ли словно огромный зверь, то ли непрерывно перекатывающийся суетливыми волнами муравейник. На самом деле, в мелком городишке в поздний час большинство улочек должны были пустовать, но высота и скорость преображали затхлую тишину – она даже пожалела, что полет закончился так быстро. Ловко спрыгнув на бетонную поверхность крыши, Хайя подбежала к парапету и по привычке затормозила на самом краю, раскинув руки и  балансируя между надежностью опоры и риском шмякнуться вниз головой об асфальт «на радость» случайным прохожим; кровь шустро гоняла адреналин по венам.
- Эх, вот какого хрена эволюция не научила людей летать! -  она с сожалением выдохнула, пиная мелкие камушки в темноту ночи, и обернулась: - Но ведь ты не человек, правда? Лан, твоя право, я ж не вынюхиваю – так, к слову… Просто не могу тебя прочесть, - Хайя уселась, поджав ноги по-турецки, и задумчиво нахмурилась. Она так привыкла к легкому фону еще плохо развитой, но вполне явной телепатии, к смутным обрывкам и силуэтам чужих мыслей, что сейчас полнейшая тишина казалась такой непривычной, что тошно. Впрочем, что-то в этой загадочной спасительнице все же было – по крайней мере, девочка явно чувствовала, что та ее не жалеет и не смотрит притворно-доброжелательно-снисходительно; это, разумеется, не могло не цеплять – по-хорошему цеплять. Все эти гребаные прохожие и смутно-мало-каким-то-местом знакомые хронически что-то из себя строили: крутых, добрых, понимающих, заносчивых, важных, незаменимых, заняных – куча дурацких масок, которыми люди пытаются прикрыть свое дерьмо и чувство собственной неполноценности. Эм, судя по всему, была пофигисткой, и Хайе это определенно нравилось; сама она, конечно, ни за что бы не полезла в чужие разборки или спасать незнакомую пигалицу, вляпавшуюся в неприятности – но вот о том, как плевать на условности и быть собой в каком бы свете это не выглядело, знала не понаслышке. По крайней мере, примерно так можно было охарактеризовать сумбур, творящийся в ее голове не только в данный момент ,но и все последние месяцы…
- Знаешь, я… кароч, спасибо еще раз, ок? Редко бы кто полез. Люди-то обычно сволочи, - и в их обществе, если не хочешь стать жертвой, нужно быть сволочью еще более профессиональной, - А частенько ты этим занимаешься? В смысле, на рожон лезешь? На фейсе вроде написано, что часто, но вон на теле ни одного синяка ни царапины нет…

+2

8

Девчонка что-то восторженно лепетала над ухом, а Америка, не без косых умыслов и левых намерений, из всех своих сверхсил мчалась к верхним слоям атмосферы, стремление выжать как можно больше скорости объяснялось не столько лишним грузом а спине, сколько желанием поскорее от него избавиться, плюс сбросить напряжение было бы очень кстати. Обычно нескольких залётов на орбиту Земли бывает достаточно, пикирование над океаном помогает, а тут приходится сдерживать себя, не хватало ещё спасенную своими же руками угробить. Чавес никогда, по сути, не любовалась видами, с бешеной скоростью проносящимися где-то в низинах, её чрезмерно практичное сознание, навязывающее грубую восприимчивость почти ко всему локи-покоренному миру, попросту препятствовало такому глупому действию. Глупому, безусловно, по меркам того самого кудрявого сознания. Почти все, кто поимел счастливые мгновения общения с бунтаркой в голос нарекали девушку свободной абсолютно от любых принципов и авторитетов, она сама себе их диктует, исполняет, нарушает. Однако свобода эта окупается за счёт примитивного пленения Эм самой себя, быть заложницей собственного разума, способностей и мыслей - адрес верный, Америка зачастила купаться в подобном.
Хайа слыла катализатором очередного внутреннего конфликта, ведь плюнула бы она на человечка, попавшего в паутину других человечков, если б не отчаянные крики "опомниться, развернуться, помочь". И ведь теперь, доселе спавшая, миссис совесть всё чаще и громче заявляет о себе, а Америке уже сопротивление оказывать желания не имеется. Мол, на один раз - суда не будет, ох, как шибко заблуждается кудрявая, как шибко.
У спасенной девицы сердце по грудной клетке ходило ходуном, Чавес  через сопротивление воздушных масс улавливала частые, хаотичные сокращения желудочков. Глотать кислород светловолосой тоже давалось с трудом, но Эм лишь сильнее вытянулась, увеличивая скорость, лелея поскорее добраться до нужного домишки. В принципе, можно снижаться, расстояние стремительно сокращалось, ещё один квартал и родные пенаты. Потребностью в регулярном сне девушка не страдала, посему "жила" Карлсоном на крыше. Последняя всегда очень тщательно подбиралась, чтоб подальше от магистралей, поближе к небу, какому-нибудь убитому кафе или заброшенному складу, чтобы люди по углам не ошивались, но играла произвольная, тихая и отдаленная музыка. Собственно, странностей как всегда больше, но осудить Америку вряд ли кто захочет.
Мягко спустившись с небес на землю, Эм тут же принимается оглядывать привычную территорию, будто за тот жалкий час её отсутствия сюда уже могло забраться неизвестное число уличных ублюдков. Но отнюдь, только тишина, сумерки и ветер - всё, как надо.
Хайя двинулась к парапету и Амеркика даже отчета себе отдать не успела, как буквально автоматически дёрнулась следом, готовая в любой момент ловить незадачливую пловчиху. Возмущенная такими необъяснимыми и совершенно ей не свойственными принципами, кудрявая хмурится, складывает руки на груди и упирается одним тяжелым ботинком в бетонный бортик. - Нет, человек у меня дурной получается, а ты, я смотрю, любознательна не по годам, это хорошо... - окончание тонет в неоднозначно интонации, будто мысли у Чавес одна за другую заехали, а сама она уплыла.
На дальнейшие слова спасенной девчонки хотелось рассмеяться, без яда так, по-обычному, рассмеяться. Кудрявая прячет в коим-то веке не сжатые в кулачища  ладони по карманам, плюхаясь на бетон рядом с Хайей.  - Я не играю в супергероев, - поняв, что прозвучало сие очень неубедительно, а главное лживо, ведь недавние её действия доказали обратное. - Заживает быстро, как на собаке, - бросила в сторону, не встречаясь с участливыми, большими глазами.  - А почему у тебя нет смотрителей? - переведем "смотрителей" на "родителей", Америка до сих пор не могла разобраться в сложных и хитроумных переплетениях человеческой социологии. У неё на планете всё с этим было куда проще - есть ребёнок, есть смотритель, одно без другого существовать не могло.
Как ни странно, но кажется, кто-то, "держащий всё в себе"  вскоре разведется на милые посиделки в стиле "по душам", главное, чтобы души у обеих были.

+1

9

- Я не играю в супергероев.
- Да уж, этого только не хватало, - саркастично ухмыльнулась Хайя, воображая хмурую патлатую девицу на глянцевых обложках и в лентах новостей, - Хотя – вполне могла бы, а? Репортажи, телешоу, интервью, толпы поклонников, комиксы и фильмы по мотивам героических деяний, - она с удовольствием наблюдала, как меняется в лице ее новая знакомая, и в итоге беззлобно рассмеялась, по-дружески толкая ту в плечо.
- Да расслабься, че, я ж шучу. Тебе, блин, повезло реально – мне б такие способности! – скромно умалчивая о собственных способностях, Кравец логично рассудила, что умение летать и пара крепких кулаков намного эффективнее и доступнее для понимания, чем переменный туман и обрывочные образы в голове, которыми она располагала на данный момент. – Человеческое тело, знаешь ли, дофига хрупкая штукенция, - она закатала рукав до плеча, демонстрируя с десяток мелких шрамов различного происхождения – от осколка бутылки до ожогов от сигареты, - И такая фигня везде. Я просто ходячий магнит для неприятностей.
   Хайя откинулась на холодную крышу, положив голову на сцепленные замочком руки и впиваясь взглядом в тускло сияющее полотно звездного неба, уныло  мигающее, словно кладбище полудохлых светлячков. Смотрители? Я пока еще по малолетке не проходила – я что, похожа на сбежавшую с турдового лагеря? Хотя блин, Хайя, глянь на себя – на кого еще ты похожа… Или она имеет ввиду предков? Иди знай, как эта стремная дамочка родителей называет!
- Мне никто не нужен, - равнодушно пробормотала хулиганка, не отрывая взгляда от мутно-мрачного небосвода, - Сама по себе, делаю что хочу. Тебе-то что? – она подозрительно покосилась на Эм, но тут же расслабилась: просто вопрос, всего лишь вопрос, ну чего ты взъелась. Наверное, потому что в кои-то веки не стала рассказывать одну из сотни выдуманных историй – жалостливых, трогательных, пугающих или «блатных», потому что в трёпе нет  смысла.
- Да ты и сама-то не шибко похожа на примерную папенькину дочку. Откуда ты вообще взялась такая? – ей действительно было дико интересно. Уж Хайя-то не понаслышке знала, что с малейшим отклонением от нормы спокойной жизни не светит.

+3

10

По мере повествования Хайи, чья речь больше походила на сказочную фантазию, Чавес незаметно улыбнулась, нет сил хмуриться далее. Перед ней ломают комедию, чего по-обыденному кудрявая терпеть не может, но даже супергерои устают, тяжкие дни, ноши ответственности на плечах, конечно, о последнем Эм и слыхать не слыхивала. Перед тем, как девчонка снова вернула ей свой взгляд, лицо успело вернуть прежнюю суровую серость, губы чуть сжались, лоб нахмурился, осталось только руки на груди сложить - готовый прототип крайне "общительного", до ядрышка "открытого" ещё чуть-чуть и человека. Девушка с удивлением уставилась на собственное плечо, точно в то место, куда мгновением ранее метко стукнула спасенная, странностей у землян не занимать. Очевидно, сие некий знак добродушия, мол "не парься", то была шутка.
Чавес чужие души считывать не умела и не училась, однако Хайя представлялась ей дитём не без таланта, что-то в светловолосой должно быть иного. Подкрепленное одной лишь интуицией чувство подкрепилось демонстрацией боевых шрамов. Преступая свои заледенелые принципы, Эм хватает руку новой знакомой, поднося ближе к лицу. Любопытство щекоткой пробежалось по телу, отодвигая надменность в соседние огороды.
- От них больше невзгод нежели пользы, здесь... - кудрявая кивнула головой в сторону, обобщая "здесь" с планетой целиком. Они бесполезны. - Довольно странный вывод, Чавес подходила к нему с самого первого дня прибытия на Землю. Люди быть может и слабы телом, зато уровень бешенства у некоторых перемахивает любые силовые рубежи. Сколько бы способностей не таила в себе наша героиня, их все равно не хватит на целую планету, а раз так, то и выпендриваться нет смысла.
- Тут все люди такие? Обыкновенные? - не хотелось особо подмечать слабину вида хомо сапиенсов перед девчонкой, к чему, зачем? Чавес,  да в тебе тактичный джентльмен тонет.
Вопрос о родителях оказался темой колючей, резкая смена чужого настроя, агрессивные нотки в словах, Эм уж было успела пожалеть о своем решении стать "подружкой по несчастью" и приготовилась выстраивать ответную контратаку, как Хайя быстро углубила тему, обходя возникший подводный камушек.
- "Сама по себе", как знакомо. Ну, можно сказать, я сбежала из дома. - с планеты, но не суть. В моем доме было слишком мало свободы, и мне показалось, что пора что-то менять. Из груди вырвался тяжелый вздох, несмотря на выбранный путь одиночки, Эм порой до жути хотелось бросить всё к черту и с виновато опущенной головой вернуться обратно.
- Какие планы на жизнь, малявка? - последнее прозвучало с несвойственной кое-кому теплотой.

+2

11

Ночь тянулась, лениво и неспешно, тоскливо вздыхала сырым холодом, забиралась под хлипкую одежку. Всегда одна и та же история. Сбежала из дому. Одиночка. Знаем, умеем, практикуем. Хайя перевернулась на бок, опираясь на локоть, и внимательно уставилась на смутно очерченный мраком силуэт сидящей напротив.
- Планы на жизнь? Отдамся в лапы соцопеки, буду пай-девочкой в приемной семье, закончу школу, поступлю в престижный колледж, папочка с мамочкой будут мною гордиться! – яда в ее голосе хватило бы, чтоб перетравить легион. – А по факту, валить надо нахрен из этого тихого омута, меня здесь ничего не держит, - она неопределенно махнула рукой в сторону панорамы покатых крыш и сонных домишек мирных обывателей, выстроившихся в ряд вдоль равнорасчерченных стел дорог. Не стану идеальной сироткой – должна буду типа, по закону жанра, пухнуть от голода и клея, пока не замерзну насмерть в подворотне в ближайшую зиму. А че, все норм, все правильно. Все типа спокойно вздохнули бы за «так и надо».  Но хрена с два, я живучая, живучей тараканов – сожру любую отраву, выберусь из любой западни, и шустрая, тапком не прихлопнешь. Таким как я не место в системе.
- А серьезно, вот прямо сегодня же, ночным рейсом – сяду на первый попавшийся автобус, и с ветерком – куда черт не заносит? – Хайя резко подскочила, приняв решение, и хитро прищурилась в сторону новой знакомой. – Только сперва дельце кое-какое провернуть надо напоследок. Подбросишь? Угол Сейлтон и Уайд-стрит, напротив пустыря. Очень уж хочется напоследок чиркнуть одному тичпику спичкой…

  Бензином их снабдил некий добрый самаритянин, живущий неподалеку – правда, узнает он об этом только утром, когда обнаружит, что замок его гаража его был вскрыт элементарной грубой отмычкой,  а единственное, что исчезло – две канистры бензина с нижней полки стеллажа. Помощь крепкой Эм оказалась весьма кстати – сама мелкая Хайя со своим птичьим телосложением в жизни бы не протащила эту тяжесть целый квартал до неприметной одноэтажной постройки на отшибе улицы. Поджечь склад Джонни Рокса, глава местной гангсты и уличной шантрапы, не было идеей спонтанной или безрассудной – скорее уж, холодной и умело сработанной акцией то ли мести, то ли протеста, то ли просто грамотного хулиганства. Во-первых, Рокс был тем еще пакостным хреном; во-вторых – давней занозой в заднице для местных копов и нехилым авторитетом для мелкого низкопробного провинциального криминала; ну а в третьих, Кравец схлопотала однажды от этого гориллы крепкую затрещину. В принципе, третьего вполне хватало чтобы «покутить» напоследок за счет кое-чьего пиратско-награбленно-конфискатного добра… Клацнула зажигалка. По тонкой струйке-дорожке огонь побежал к фасаду.
- Дёру!
  Через минуту за спинами раздалась серия мелких взрывов – огонь, видимо, добрался до ящиков с бутылками контрабандно палёнки. В ближайших домах зажегся свет; где-то в далеке уже выла пожарная сирена.
- Милый феерверк, yeap? Ну все, теперь точно нужно отсюда убираться…

Отредактировано Haiya Kravetz (2014-04-20 23:09:31)

+4

12

ЗАКРЫТ

0


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » октябрь 2014 Hey hey hey, you, step out of my way! (Х)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC