Наша группа ВК
Таймлайн

Vesta : Ramirez
Kravetz
Добро пожаловать в прекрасный Мидгард, который был [порабощен] возглавлен великим богом Локи в январе 2017! Его Армия долго и упорно шла к этой [кровавой резне] победе, дабы воцарить [свои порядки] окончательный и бесповоротный мир для всех жителей Земли. Теперь царство Локи больше напоминает утопию, а люди [пытаются организовать Сопротивление] счастливы и готовы [отомстить Локи и его Армии за их зверства] строить Новый мир!
В игре: 12.2017 | NC-21 | Эпизодическая система

Loki's Army

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 05.12.2015 I'll kindly grant you my permission to fuck & abuse me (Х)


05.12.2015 I'll kindly grant you my permission to fuck & abuse me (Х)

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://26.media.tumblr.com/tumblr_lco7khLygP1qbrq03o1_400.gif

http://s7.uploads.ru/XRzGH.gif

http://s6.uploads.ru/N7Ol0.gif


http://s6.uploads.ru/59Hu3.png

Название эпизода
I will kindly grant you my permission to fuck and abuse me
Время игры
05.12.2015
Персонажи
Loki Laufeyson, Tom Hiddleston
Место действия
Нью-Йорк, база Роско-Стрит
Описание
Попасться Богу Лжи под горячую руку... Иногда это совсем не то, что ты ожидал. По крайней мере, совсем не то, что ожидал его актер Том Хиддлстон.
Очередность
Thomas Hiddleston
Loki Laufeyson

+1

2

Хиддлстон всегда любил работать. Это чувство удовлетворения от тяжелой физической работы или тренировки было бальзамом на его творческую душу. Он старался трудиться всегда, чтобы уставать под вечер и мгновенно засыпать - если он не устанет за день, всю ночь будет ворочаться без сна. Том усвоил это еще с детства и поэтому старался себя измотать. Но чем больше он себя изматывал, тем выносливее становился. А сейчас, в "выходной" от работы в костюме бога лжи, Том до пота тренировался в спортзале, выматывая себя до предела. Он должен быть сильным и всегда в форме, чтобы соответствовать образу сильного аса. Хиддлстон действительно стал сильнее физически с тех пор, как начал тренировки. Казалось, за два часа Том выжал себя до предела, но стоило сходить в душ, как силы вернулись. Но вернулись не одни, а с желанием поесть. На кухне уже давно прошло время завтрака, а до обеда было далеко, так что, ни о какой уже готовой еде и речи быть не могло. Чтобы не портить себе аппетит, Том решил приготовить себе фруктовый салат. Немного подкрепиться, чтобы не умереть с голоду!..  На кухне оказалась Тигра, "воровавшая" из холодильника сыр и "клевавшая" его понемногу, как воробушек. Тоже проголодалась и решила перекусить. На вопрос, почему она не ловит мышей и крыс, кинула в Тома яблоко и понеслось!.. Продукт за продуктом  и Том уже начал жонглировать едой - на потеху Тигре, стоящей рядом, а потом увидел их. Длинные, толстые, желтые и очень спелые бананы, имеющие изогнутую форму. Том взял их и  тихо рассмеялся.
- Эй, - громко позвал он Тигру, прилаживая к голове бананы, имитируя шлем Локи. - Я тебя забодаю!  - Он сделал смешное лицо, подражая Локи, только в комичном образе. Оскалившись, Том наклонился вперед, делая шаг. Тигра с  визгом побежала назад, а Том за ней.
- Стой!  я Локи, Царь этого мира, как смеешь ты удирать от меня?!
Хиддлстон от души придуривался, громко хохоча и топая. Но шустрая кошка все равно убежала от него - по котячьим или тигриным делам, оставляя Тома одного. Томас еще немного постоял, тихо смеясь вслед тигрице, чей хвост мелькнул за углом и повернулся к столу, чтобы положить бананы. В общем-то, он ожидал, что их с Тигрой игрища привлекут чужое внимание, но не ожидал, что это привлечет ЕГО внимание. Веселье испарилось очень быстро, стоило только посмотреть в холодные глаза. Хиддлстон смущенно улыбнулся и положил фрукты на столешницу.
- Здравствуй... - Видимо, Локи не оценил его порыв и его комичный образ пришелся богу не по нраву. Том очень остро ощущал недовольство бога, в основном - из-за их ментальной связи.В мозгу мелькнула мысль, чтобы встать на колени и просить прощения, но внезапно он понял, что Локи злился изначально не на него.  - Прости.. я увлекся... это была просто шутка, - он сделал шаг к богу. Опасно... а еще страшно. Если бы он хотел его убить за эту шалость, то уже сделал бы? Хиддлстон испытывал страх, не благоговейный, как раньше, а иной. Заставлявший каждую клетку тела напрягаться. По коже ползли мурашки - Локи так холодно глядел на своего актера. Потерев пальцы друг о друга, Том положил ладонь на шею, потирая её. Было странное ощущение, что его душили. Но Том был достаточно умен, чтобы понимать - это всего лишь его воображение, Локи не мог задушить его силой мысли. Убрав руку от шеи, в большей степени, чтобы не подавать Локи идей, он опустил и глаза - в пол.

Отредактировано Thomas Hiddleston (2013-12-10 22:13:00)

+1

3

Ни для кого не секрет, что на войне случаются вещи весьма неприятные. Особенно у "полководцев". Особенно на войне секретной. Несколько таких крайне неприятных вещей случились с Локи тем декабрьским днем. Казалось, все, что могло не удасться - не удалось, и на какую-то секунду Лафейсон серьезно засомневался в своей победе. Этой самой секунды хватило, чтобы испортить ему настроение на весь день и превратить его в несносное чудовище, желающее растерзать первую попавшуюся на его пути жертву.
Тому Хиддлстону очень "повезло" оказаться такой жертвой. Трикстер, стоя за дверным косяком, наблюдал, как его дражайший Актер изображает его, прицепив к голове дурацкие бананы (видимо, изображающие рога его шлема). У Локи разве что не повалил дым из ушей от гнева. Тигра успела предусмотрительно исчезнуть с места преступления, оставляя Томаса разбираться с только что созданной им же проблемой в одиночестве.
- Здравствуй... - пролепетал актер, - Прости.. я увлекся... это была просто шутка.
Лафейсон нутром почувствовал сковавший смертного страх и ухмыльнулся. В этой ухмылке не было ничего общего с улыбкой, не было в ней даже насмешки, только опасность, которую в тот момент излучал бог. Уголки его губ медленно опустились вниз, обозначая злобный настрой Локи, тонкие ноздри гневно трепетали.
- Ищешь новые грани своей роли, Томас? - его голос был угрожающе тихим, - или это твое видение меня?
Трикстер медленной поступью приблизился к актеру. Со стороны они напоминали братьев-близнецов, иной незнающий человек мог бы подумать, что Локи развлекает себя странной беседой с одной из своих мастерски сотворенных иллюзий, одетой в мидгардскую одежду.
- Сотри это идиотское виноватое выражение! Я не желаю созерцать его на моем лице! - прошипел Лафейсон, одной рукой хватая Хиддлстона за горло, - ты должен уметь отвечать за свои поступки!
Секунда искрящейся, напряженной тишины. Она длится вечности. В такие секунды ты остро осознаешь, что тебя ожидает нечто, к чему ты совершенно не готов. Что-то, способное перевернуть твою жизнь, и скорее всего, не в лучшую сторону.
- ... И ты ответишь.
Комната на секунду озарилась изумрудно-золотой вспышкой, и вот уже двое мужчин находились в личных покоях бога.
Локи Лафейсон знал несколько очень действенных способов снять напряжение. Способы эти были безотказны, и он пользовался ими с незапамятных времен. Так что он собирался воспользоваться одним из них, прибегнув к помощи актера и совмещая приятное с полезным.
Глаза трикстера хищно поблескивали в полутьме комнаты. Он медленно выдохнул и отпустил шею Тома. В следующее мгновение послышался жалобный треск рвущейся ткани - и вот куски того, что было футболкой Хиддлстона, лежат на полу. Локи еле слышно усмехнулся и сделал несколько шагов назад, взирая на содеянное.
- Я научу тебя подчиняться мне.
Он ударил актера ногой под грудь, заставляя того отлететь и рухнуть на пол. Когда их взгляды снова встретились, Локи уже был женщиной, с удовлетворением наблюдающей за болью своего слуги.
- И я научу тебя использовать дарованную мной власть.
Снова изумрудное сияние, переливающееся позолотой на его обнаженной коже, освещающее пылающий холод взгляда ее серых глаз и полную сладкого яда улыбку, застывшую на идеальной формы губах. В ее ладони появилась цепь, тянущаяся к кожаному поводку на шее смертного. Локи потянула цепь на себя, заставляя Тома ползком приблизиться к ней.
- Целуй мои сапоги, Томас, - приказал ее тихий властный голос.

Looks

http://th04.deviantart.net/fs71/PRE/f/2012/296/1/1/lady_loki_by_cinnamonpipo-d5ip9v3.jpg

+6

4

Тому безумно нравилась улыбка Локи. Каждый раз, когда он встречался с богом, и им удавалось поговорить, актер старался сделать так, чтобы трикстер улыбнулся. Обычно эта улыбка была мягкой, иногда нежной, глаза не смотрели так, словно их обладатель хотел намотать чужие кишки на люстру или дерево. В этот раз Локи улыбался именно так: жестоко. В его улыбке был недвусмысленный намек на скорую расправу с Хиддлстоном.
- Это шутка. Я не имел ввиду ничего такого! - Том поднял взгляд и развел руками, без особой надежды убедить бога в своей искренности. - Это игра. Глупость!
Оправдания и правда, были глупы,  Локи не прощал ошибок, тем более Томасу, ведь он - его актер. Трикстер оказал ему великую честь, когда позволил играть себя, а не убил, едва встретив. Стоя перед богом, Хиддлстон осознал, что он сделал. Локи доверил ему представлять себя, а он выставил его шутом. Хоть и перед одной только Тигрой, которая не расскажет и, наверное, уже забыла о проделке Тома. Он остался стоять на месте, когда Локи приблизился, хотя все инстинкты кричали: "беги!". Стоял, не отводя взгляда с лица бога - боялся посмотреть в сторону или хотя бы моргнуть, пошевелиться.
- Сотри это идиотское виноватое выражение! Я не желаю созерцать его на моем лице! - сильная ладонь схватил Тома за горло, сжимая. Инстинктивно Том обеими руками сжал запястье бога, но почти сразу отпустил, пока хватал ртом воздух. Что ты хочешь видеть на моем лице?.. мелькнула и угасла в мозгу мысль. Локи долго, почти бесконечно сжимал его шею, не позволяя  сделать глоток воздуха, - ты должен уметь отвечать за свои поступки!... И ты ответишь.
Голова пошла кругом, Том качнулся, почти падая. Но его горло уже не держали!.. Хиддлстон потер шею, осматриваясь. На то, чтобы унять головокружение от перемещения и понять где он, ушло несколько секунд и прибавило вопросов. Что Локи задумал и что ждет его, Тома, в личных покоях бога? может, он решил расправиться с ним там, где их никто не увидит и Том станется жив? Додумать мысль Том не успел, потому что бог разорвал на нем одежду. Неужели трикстер решил выпороть его чем-то вроде кнута, а одежду рвал, чтобы ничего не смягчало удара? Том похолодел,
Что ты делаешь? хотел спросить Том, но не спросил. Мощный удар ноги выбил из легких воздух и отправил его к стенке. Ударившись о  пол, актер тихо застонал, переворачиваясь на бок, чтобы подняться. Надо было ходить к Норту на тренировки. Он бы знал в этом случае, как уйти от такого удара, был бы хоть как-то подготовлен... дав себе слово, что если он выберется отсюда живым, то обязательно пойдет к генералу на занятия, Том посмотрел на Локи и лишился дара речи. Перед ним стояла стройная женщина, в которой сложно было не узнать трикстера. Хиддлстон впервые видел его в женском облике. И этот облик впечатлял - более красивой женщины он не встречал. Отчего-то по венам потек жар, на коже выступил пот. Актер облизал пересохшие губы, садясь на пятки.
- Я научу тебя подчиняться мне. - Том сглотнул. Чего ради Локи менять пол?.. Шею снова сдавило - Том схватил пальцами цепь от своего... ошейника, успев смягчить натяжение цепи.
- Целуй мои сапоги, Томас, - тон, не терпящий возражений. Том не стал возражать, только судорожно вздохнул и наклонился, касаясь губами сапог.
Странный жар, циркулировавший по венам, не исчезал, даже наоборот, усиливался. Томас не понимал, отчего его тело так реагирует. Проделки Локи?.. нет, он не мог этого сделать. Неужели... да он конченый девиант. А если трикстер узнает об этом? ему не жить... но с другой стороны, иначе, зачем ему превращаться в женщину?.. Хиддлстон провел пальцами по лодыжке, и выше, поднимая глаза на свою Леди. Она хочет этого?.. Сейчас Том не ощущал настроения богини, только чувствовал собственное возбуждение и знал - она зла на него. Том осторожно коснулся губами её колена, словно боясь, что богиня его ударит за эту вольность.
- Моя леди… 

Отредактировано Thomas Hiddleston (2013-12-13 16:38:04)

+3

5

Испуганное подобострастие в точеных чертах красивого мужского лица. Вот, как оно смотрелось бы на мне. Том казался растерянным, но Локи видела, что не только страх обуял его тело. Созерцание этой смеси эмоций, что лишь подогревали друг друга, доставило Леди немалое удовольствие. Это будет очень познавательный урок. Из-за их невероятного сходства, Локи казалось, что она наказывает не только Хиддлстона - трикстер наказывает самого себя. Леди сочла это довольно приятным способом рассчитаться с тем, что было у нее вместо совести.
Богиня ощутила горячее прикосновение тонких пальцев на своей лодыжке. Оно заскользило выше, отправляя мириады импульсов вверх, образовывая сладкое легкое напряжение в самом низу ее живота. Холодный, безмолвный взгляд Локи встретился с вопрошающими глазами актера, но она осталась глуха к его немому вопросу. Теплое прикосновение губ на ее коже участило ее пульс, захотелось вдохнуть больше воздуха, но Леди не поддалась порывам своего тела. Шоу должно продолжаться.
- Моя леди…
Девять кожаных хвостов плети с характерным свистящим звуком взметнулись в воздухе, обрушиваясь на спину Тома. Это был легкий, предупреждающий удар, но Локи знала, как должно быть больно хрупкому смертному телу. На светлой коже проступила красная полоса.
- Разве я велела тебе касаться меня? - ледяным тоном спросила Леди, - разве ты получил мое разрешение на это, Томас?
Локи потянула цепь на себя, заставляя актера подняться на ноги, и схватилась за ее основание, притягивая мужчину к себе.
- Ты должен знать, - тихо произнесла она, оставляя дразнящие сантиметры между их губами, - ты делаешь лишь то, что я говорю, и когда я говорю.
Кожаные хвосты плетки нежно поглаживали спину актера, неминуемо задевая его свежую рану. Леди хотела слышать, как он не сдержится и зашипит от обжигающей боли, но не посмеет останавливать ее, перечить ей. Ухмыляясь, Локи в некой задумчивости провела холодной ладонью по груди Хиддлстона, вновь размышляя об их поразительной схожести. Ее истинное мужское обличие и Том были похожи, как два брата-близнеца, и только самые близкие люди могли найти некоторые едва заметные различия. Разве подобное происходит просто так? Какое решение у этой загадки? Но Локи подумает об этом позже. Сейчас не время искать ответы.
Пальцы Леди заскользили по прохладному металлу цепи, и резким движением она вновь заставила Тома встать перед ней на колени. Ее глаза неустанно следили за каждым его движением, за каждым взглядом, она прислушивалась к каждому неровному вздоху, что слетал с губ смертного. Локи ощущала его напряжение, и ее собственный гнев в свою очередь растворялся в нем, оставляя за собой лишь шлейф неясных томных желаний причинять ему боль и пить тягучую симфонию его измученных стонов.
- Это урок, Томас. Ты сделал ошибку, и я показала тебе последствия, - произнесла Локи, легко проводя рукой по волосам Хиддлстона, и затем резко наматывая их на ладонь, заставляя актера смотреть ей в лицо, - и теперь ошибок больше не будет, верно?
Она отпустила его волосы, ее тон несколько смягчился, но нельзя было не уловить в нем оттенок угрозы. Он был словно безоблачный день, в который ты по странной тишине, прохладной свежести воздуха и беспокойному поведению птиц понимаешь, что грядет сильная гроза.
- Я позволяю тебе касаться и целовать меня... Не вставая с колен, - спокойно изрекла она, и неясная ухмылка играла на ее губах, обещая актеру, что он никогда не забудет этих минут.

+4

6

От такого ледяного взгляда по коже поползли мурашки.  Том закусил губу и чуть свел брови, замечая в руке леди плеть. Впрочем, в самом начале, когда они только перенеслись сюда, Том так и решил - будет порка. Когда спину обожгло резкой болью, он оперся руками о пол, громко вскрикнув. Ручка у богини не стала слабее.
- Разве я велела тебе касаться меня? - в голосе было открытое недовольство. Хиддлстон чуть мотнул головой, больше отвечая себе, чем ей. Локи хочет его наказать. И только наказать. Повинуясь жесту, Том поднялся, глядя в глаза богине. Так близко... Том быстро облизал губы, едва не коснувшись языком чужих губ. Он мельком глянул на её губы, и боль отошла на второй план, так хотелось их поцеловать... и заметил - в женском облике Локи не стала ниже его.
- Ты должен знать, - голос такой тихий, но совсем не нужно напрягать слух, чтобы разобрать слова. Он словно звучал внутри, - ты делаешь лишь то, что я говорю, и когда я говорю. 
- Да, госпожа... - выдохнул он, и, не сдерживаясь, болезненно застонал. Концы плети разбередили свежие края раны, наверное, по спине текла кровь. Томас прикрыл глаза, борясь с желанием обнять богиню. Она была так красива, так... желание овладеть ей было уже весьма очевидно, и если бы она посмотрела вниз - то увидела бы это. Еще один рывок и том снова стоял на коленях, глядя на неё снизу вверх. Перед этой женщиной он готов был стоять на коленях вечно.
Как тот актер, который, оробев,
Теряет нить давно знакомой роли,
Как тот безумец, что, впадая в гнев,
В избытке сил теряет силу воли,

Так я молчу, не зная, что сказать,
Не оттого, что сердце охладело.
Нет, на мои уста кладет печать
Моя любовь, которой нет предела
.

Так пусть же книга говорит с тобой.
Пускай она, безмолвный мой ходатай,
Идет к тебе с признаньем и мольбой

И справедливой требует расплаты.
Прочтешь ли ты слова любви немой?
Услышишь ли глазами голос мой?

Строки из сонета Шекспира всплыли сами собой.
- Это урок, Томас. Ты сделал ошибку, и я показала тебе последствия, - еще один кивок. Том был не в силах совладать предавшим его голосом, - и теперь ошибок больше не будет, верно?
Запрокидывая назад голову, как того и хотела Локи, крепко держа его за волосы, Том представил как её губы касаются его шеи и сглотнул - кадык дернулся, а кожа буквально горела, так и не получая долгожданной ласки. Хиддлстон готов был молить её о прощении, только бы получить нежный поцелуй или касание.
- Я позволяю тебе касаться и целовать меня... Не вставая с колен, - актер позволил себе короткую улыбку - и то, потому что не смог сдержать ой радости, услышав приказ. Он желал не только получать ласку от своей богини, но и дарить её ей.
- Слушаюсь и повинуюсь, - хрипло шепнул он, касаясь губами над коленом, едва касаясь пальцами, провел по ноге выше и, прихватив зубами край одежды, потянул на себя.  Отвлекая внимание богини на свои губы, он постарался незаметно поправить неудобно лежащий в штанах член. Он был так напряжен, что уже начинал немного болеть. Том поцеловал её бедро,  жарко выдохнул и нежно провел зубами по коже.
- Госпожа позволит раздеть себя? - осторожно спросил он, осторожно касаясь пальцами края её одежды.

Отредактировано Thomas Hiddleston (2013-12-14 12:23:20)

+3

7

- Нет.
Она знала, что одно это единственное слово, сказанное спокойным, несколько издевательским тоном, заставит его еще сильнее мучаться от желания того, что кажется таким близким и недостижимым одновременно. Локи отошла от смертного и неторопливыми движениями принялась привязывать цепь к ножной спинке своей постели.
- Знаешь, Томас, мне нравятся некоторые принципы выдуманного бога, в которого верят в твоем мире. Как он издевается над вами, устанавливая противоречащие друг другу правила игры. Смотри, но не трогай, - она вновь встала рядом с актером, - трогай, но не пробуй на вкус. Пробуй на вкус, но не глотай. Какой жестокий розыгрыш, верно? Он большой проказник, этот бог. Может, мне стоит поучиться у него?
Локи усмехнулась, наблюдая за реакциями Хиддлстона. Она сделала плавный жест рукой, и на запястьях мужчины сомкнулись наручники, еще парой цепей приковывающие его к полу.
- Смотри... Но не трогай, - прошептала Леди.
Она могла бы магическим образом лишиться всей одежды вмиг, но у Локи был иной план. Она сбросила с себя накидку, позволяя мягкому белому меху скользнуть по щеке актера. Вслед за ней на полу оказался длинный зеленый плащ, шорох его падения казался невероятно громким в установившейся раскаленной тишине. После тонкие красивые пальцы стали нарочито медленно расправляться с пряжкой пояса. Ткань юбки лениво заструилась по совершенной формы ногам богини, изумрудной рекой стекая вниз, чтобы покоиться рядом с молочным мехом накидки. Теми же мучительно неторопливыми движениями Локи сняла верхнюю часть своего одеяния, представая перед изголодавшимся по ее телу смертным лишь в рогатой диадеме и сапогах.
- Хмм... - словно размышляя о чем-то, протянула Леди, проводя кончиками пальцев по щеке Хиддлстона, - но почему я играю по правилам другого бога? Пожалуй, я поменяю их и создам свои. И не забывай: ты можешь делать только то, что я говорю.
В руках богини появилась шелковая зеленая повязка. Она склонилась над смертным, вновь дразня его близостью своего тела, и завязала мужчине глаза, одними губами произнося заклинание непроницаемости для лоскутка ткани - теперь Том не мог видеть, даже если бы захотел сжульничать и подсмотреть.
- Трогай, но не смотри.
Оковы опали с запястий Хиддлстона, и Локи наконец позволила ему немного свободы. Он все еще не мог касаться ее губами, не мог встать с колен - но в этом была ее игра. Ей нравилось смотреть на его мучения, она наслаждалась ими, ровно как получала удовольствие от все нарастающего в ее нутре желания, вызванного действиями Тома и его состоянием. Она дала волю его рукам и дразнила его своими тихими стонами, поощряющими его ласки. Но едва Леди ощутила в них намек на настойчивость, наручники на цепях вновь сковали мужчину, прерывая небольшой праздник его души. Повязка исчезла с глаз смертного, и богиня наградила их ответным насмешливым взглядом сверху вниз:
- Пробуй на вкус, но не трогай.

+5

8

Полустон-полувсхлип сорвался с губ. Сведя брови, Том с долей отчаяния посмотрел на Локи. Её целью было убить его желанием?.. уж лучше бы просто вырвала ему сердце из груди. Хиддлстон проследил взглядом за цепью: ему не встать, не уйти. Он здесь до тех пор, пока Локи не разрешит ему уйти... но уходить не хотелось. Том жаждал покрыть каждый миллиметр её кожи поцелуями, совершенно забывая, что всего несколько минут назад она в ярости сжимала его горло совсем не женской ручкой... Его леди вещала о старом боге Мидгарда, а Том слушал и не слышал. Кровь в венах кипела от желания, губы пересыхали. Едва ли мужчина мог и дальше это терпеть, но, терпел. Исполнял приказы и ждал, когда же она проявит благосклонность.
- ...Может, мне стоит поучиться у него? - у кого?.. если он не пришел "спасать" свой мир от тебя или Читаури, значит его нет. - Том поднял взгляд. Поучиться чему?.. это выдумки людей. Есть только один настоящий бог. Это ты... он моргнул и охнул, когда его потянуло к полу - руки сковали цепи. - Смотри... Но не трогай.
А что же мне еще остается, моя богиня? подумал Том, но вовремя прикусил язык. Локи могла прочесть его мысли. И, следовательно, одним ударом он бы не отделался... спина, словно вспомнила и след удара заболел. Актер тихо застонал, снова поднимая молящий взгляд на свою хозяйку, и забыл обо всем. Идеальное тело, округлые изгибы, прекрасные, пышные формы. Томас очень тихо застонал, медленно проводя языком по своим губам, словно кот, увидевший лакомство. Он подался вперед, натягивая свои цепи, как только мог. Нежное прикосновение - Том закрыл глаза, потираясь щекой о её пальцы. Нежные пальчики с длинными ногтями, которые так хотелось обхватить губами и облизать. Стоило Тому чуть повернуть голову, чтобы сделать это, как богиня убрала руку, а он так и застыл, с приоткрытым ртом.
- ...И не забывай: ты можешь делать только то, что я говорю. - Актер смиренно опустил голову, но взгляда не отвел. Когда еще ему доведется увидеть обнаженного бога?.. в этот момент Том испытал сильную неприязнь и зависть к блудницам Локи. Они могли целовать и ласкать его, получать от него ласки, быть с ним... на глаза опустилась зеленая материя. Хиддлстон шумно выдохнул, досадуя, что теперь он лишен и возможности созерцать!.. однако, его положение Локи быстро исправила.
- Трогай, но не смотри. - Актер шевельнул руками, цепи упали. Он сразу же протянул руки вперед, нащупав стройные ноги богини. Как жаль, что их нельзя было расцеловать!.. он не мог дотянуться, как ни старался. Ошейник душил его, не позволяя отдалиться от пола, цепь натягивалась и держала его, словно пса. Хиддлстон хрипло дышал, упорно пытаясь приблизиться к ней. Ладони гладили нежную кожу, и Том отметил про себя, что боле нежной он не ощущал. Её можно было сравнить с дельфиньей кожей, такой она была необычной и приятной на ощупь. Том огладил тонкие щиколотки, расцеловал бы каждый пальчик, если бы мог... осязание из-за невозможности смотреть обострилось, и он понял, что значит видеть руками. Понял, и продолжил "рассматривать" её. Стоны, которые удавалось срывать с губ Локи, подбадривали и возбуждали актера,  и Том считал их разрешением к дальнейшим, более активным действиям. Горячие ладони проскользили выше, поднимаясь к бедрам, погладили ягодицы, пальцы сжали их, оценив упругость и округлость.   Мужчина закусил губу. Слишком жестоко... он хотел было прикоснуться к себе, чтобы хоть как-то успокоить напряженную плоть, но Локи ведь разозлится. Она не позволяла ему... Хиддлстон провел пальцами по внутренней стороне её бедра, поднимаясь все выше, как  его руки снова оплели цепи. Наверное, где-то он переборщил. Он снова беспомощен...
- Моя богиня, - он поднял голову, когда тонкие пальцы сняли с его глаз повязку.
- Пробуй на вкус, но не трогай.
Хиддлстон чуть улыбнулся. Она была так близко... и "пробуй" - было последним, в списке. Насколько он помнил. Неужели его приключение подходит к концу?.. это заставило актера нервничать и судорожно облизывать губы. Но, быстро опомнившись и решив, что надо ловить момент, пока есть возможность, поцеловал бедерную косточку, и начал опускаться ниже, оставляя влажную дорожку по низу живота. "Пробуй..." он попробует. Пусть, даже за это лишится языка. "Пробуй..." вкус у Локи был чуть горьковатый, но оттого приятный. Как будто она могла быть другой... Том шумно выдохнул носом, глядя в лицо богине, надеясь узнать, нравится ли ей, когда её целуют там.

+2

9

Локи негромко протяжно простонала, когда ощутила горячий поцелуй Хиддлстона меж своих бедер. Она посмотрела на него и поймала его взгляд, просящий ее одобрения. Ответом на этот взгляд были тонкие пальцы, запутавшиеся в волосах мужчины, и сбившееся дыхание, прерывающееся тихими всхлипами экстаза. Леди чуть запрокинула голову, прикрывая глаза и кусая свои губы. Поцелуй становился все более жарким и глубоким, и богиню пробрала легкая дрожь. Сладостное напряжение нарастало, заставляя ее чуть выгибаться бедрами навстречу губам смертного. Ее грудь высоко вздымалась, стоны становились громче. Она могла бы остановить его сейчас, и это стало бы для актера еще одной мукой, но ей не хотелось самой - а себе Локи, как известно, никогда не отказывает. В этот момент собственное удовольствие пересилило ее жажду созерцания чужих страданий. Она уже почти забыла, с чего все началось, потому как ее мысли заполонила красная дымка похоти.
- Томас.
Она исступленно прошептала имя смертного, чувствуя, как удовольствие становится невыносимым. Оно скручивало ее нутро, заставляя ловить губами воздух, пока наконец не захватило все ее тело волной оргазма. Локи коротко вскрикнула и легонько оттолкнула Хиддлстона, давая себе минуту, чтобы отдышаться.
Леди хотела больше.
- Думаю, этот урок усвоен, - произнесла она, все еще глубоко дыша, - ты заслужил поощрения.
Она толкнула мужчину каблуком в плечо, заставляя упасть на пол, и устроилась верхом на его бедрах. Локи жадно впилась в губы смертного, ощущая на них собственный привкус. Не отрываясь от поцелуя, она без особых усилий рванула жалобно звякнувшие цепи наручников, освобождая руки Тома и кладя его ладони себе на спину. Ее прохладные пальцы изучали его плечи, оставляя чуть заметные следы от ногтей на его коже. Локи ощущала возбуждение смертного физически, и оно передавалось ей самой, бурными жаркими водами подтачивая глыбу ее божественного терпения.
- Довольно! - рыкнула Леди, прервав поцелуй и тяжело дыша, - настало время для следующего урока, Томас.
Она пристально посмотрела в затуманенные желанием глаза Хиддлстона и, оставшись удовлетворенной увиденным, сняла ошейник с его шеи и надела на свою. Опустившись на колени рядом с мужчиной, она сняла свой рогатую диадему и легким движением бросила ее на кровать, в то же время в золотистом свечении с ее ног исчезли длинные кожаные сапоги. Леди вновь взглянула на актера и протянула ему цепь от ошейника.
- Ты показал, что знаешь, как вести себя со мной. Теперь покажи мне свою игру. Покажи мне меня. Докажи мне, что я не ошиблась, награждая тебя твоим долгом притворяться мной. Будь Локи, Томас.
Эта идея пришла богине в голову за пару секунд до того, как она начала ее воплощать. Она наказала себя, но что, если сделать это несколько иначе? Что, если позволить себе быть жертвой? Если позволить себя унизить самому себе? Как бы там ни было, мысль казалась очень возбуждающей, и Леди, приняв смиренный вид, умоляющим шепотом произнесла:
- Мой Бог.

+3

10

Стоны, шире расставленные ноги, дрожь в теле, то, как она звала его по имени... Том запомнил абсолютно все. Сам Хиддлстон, распаленный не меньше Локи, откинулся назад, медленно облизав губы. Он хотел секса. С него было довольно прелюдий, он жаждал действий! а его леди... чего хотел она? Он жадно смотрел в её лицо, понимая, что она хочет того, же, что и он. Толчок каблуком и Том лежал на спине, обнимая её. Когда оковы спали с его рук он не заметил, но это было и не важно. Хиддлстон огладил её спину и опустил их на ягодицы, сжимая. Локи умела целовать. Так, что воздуха не хватало... Том прикусил её губу, провел языком по зубам и стукнулся затылком о пол, когда она разорвала поцелуй. Подался назад, едва она начала отстраняться.
- ...настало время для следующего урока, Томас. - у Хиддлстона все заныло... а его голая леди, сидевшая на его бедрах, ощущала его желание. Сам актер, не будь он так занят, подумал бы о том, как до сих пор его ширинка не лопнула. Он не опускал рук с её бедер, продолжая их мять, и двигал тазом, мягкими, плавными толчками. А женщина избавилась от сапог и сняла свои рога. Том был очень доволен этим... они вызывали у него определенные ассоциации. И был совершенно против, когда она опустилась на пол. Он сел, сводя брови и проводя ладонью по своему паху.  Казалось, он готов пренебречь тем, что она богиня и взять её немедленно... пока Том думал, как это сделать и не лишиться головы, леди все сделала за него. Она застегнула его ошейник на своей шее.
- Ты показал, что знаешь, как вести себя со мной. Теперь покажи мне свою игру. Покажи мне меня. Докажи мне, что я не ошиблась, награждая тебя твоим долгом притворяться мной. Будь Локи, Томас.
Легкий ступор... Хиддлстон взял цепочку в руки и ухмыльнулся. Стать Локи сейчас не было проблемой. Он долго играл бога и успел сродниться с ним, а сейчас, когда она предлагала ему.. нет. Позволяла властвовать над собой, Том  понял, что может проявить себя во всей красе. Чтобы она была только его... собственническое желание, никогда не бравшее в нем верх, сейчас буквально затопило. Рука слегка подрагивала и он сжал цепочку крепче, поднимаясь с пола. Эти глаза... голубые и ледяные смотрели с такой покорностью и мольбой... Томас чуть не кончил в штаны, от звука её голоса.
- Мой Бог. - Он дернул цепочку, приказывая ей подползти к себе.
- Плохая девочка, - хрипло произнес он, поглаживая через ткань свой пах. - Ты.. слишком амбициозна, самонадеяна... неужели ты думаешь, что стоя на коленях, хлопая своими красивыми глазками, сможешь стать той, что равна мне?.. - Он оскалился, расстегивая пряжку. Но, вытащив ремень, не стал пороть её им. Зачем?.. вдруг, повредит такую нежную кожу. Гладить ягодицы будет не так приятно, если на них будут следы... Том вжился в роль бога и сев на постель, выдохнул.
- Иди ко мне... ближе, не бойся. Будь умницей, - он широко улыбнулся, держа её на коротком поводке и не позволяя подняться. В какой-то момент подумалось, что Локи могла пошутить, но он быстро отмел эту мысль. Она не шутила: он видел это в глазах, в мимике. Пальцы быстро расстегнул ширинку, начиная ласкать напряженную плоть. Трусы под штанами уже намокли от смазки, а каждое прикосновение было немного болезненным. Нужна была разрядка... а Тому было уже недолго до неё. Но, он не сомневался, что очень скоро возбудится снова. С такой-то рабыней...

+1

11

Беря цепь в свои руки, Хиддлстон усмехнулся, и Локи больше не видела в нем актера. Ее губы знали эту ухмылку, это была ее собственная ухмылка, ухмылка трикстера. В глазах смертного сиял холодный огонь, который, Леди была уверена, отразился от ее собственного взгляда. Она словно создала себе иллюзию, а та ожила во крови и плоти, больше не зависящая целиком и полностью от приказов божественного разума. Локи видела жажду обладания, написанную на лице Тома, такое знакомое ей по себе же собственничество, которое перенял ее актер. Она всегда хотела все лишь для себя, до тихого рыка в глотке, до болезненности. Люди, принадлежащие ей, должны таковыми оставаться каждую секунду своей жизни. Взгляд в сторону, подозрительное слово - Локи не простит ничего. Ее доверие стоило слишком дорого и было слишком хрупким, чтобы позволить хоть кому-то его испытывать. И теперь она наблюдала все это в игре смертного. Том хотел ее только для себя. Сейчас казалось, что он отрежет любую руку, что к ней потянется, и Леди наслаждалась этим. Покорность и свет нежной преданности- все, что она хотела видеть во взглядах своих возлюбленных слуг, - излучали теперь ее глаза, устремленные на Хиддлстона.
- Плохая девочка, - хрипло произнес он, поглаживая через ткань свой пах. - Ты... слишком амбициозна, самонадеянна... Неужели ты думаешь, что стоя на коленях, хлопая своими красивыми глазками, сможешь стать той, что равна мне?..
Пальцы Тома расстегнули пряжку ремня, и Леди закусила губу, удерживая рвущийся наружу сдавленный вздох. Она хотела бы сделать это сама - со всем нетерпением, что бушевало в ней, лишить его всех этих лишних предметов одежды, отбросить их в сторону и отдаться этому смертному, который так походил на самого главного человека в жизни Локи, на ее единственное божество - на трикстера, что ежедневно смотрел на нее своим ледяным насмешливым взглядом из отражения в зеркале. И лишь ради него она подавила свои порывы. Он не велел ей, и она не стала, потому что именно так нужно почитать своего бога.
- Иди ко мне... ближе, не бойся. Будь умницей, - велел актер, присев на кровать.
Звук расстегивающейся молнии подтачивал терпение Леди. Она мечтала прекратить эту пытку и впустить смертного в себя, задохнуться в экстазе и позволить похоти взять верх. Но подняв глаза, она осеклась - она вновь видела Локи. Пусть он издевается над ней, наказывает ее - за все, что она сделала не так в своей жизни, пусть станет ее совестью на этот час.
- Позвольте мне?..
Не получив отказа, Локи провела кончиками пальцев по напряженной плоти, затем коснулась ее языком и накрыла своими губами, не отрывая взгляда от лица Хиддлстона. Ее движения были плавными и неторопливыми, но в том состоянии, в котором пребывал мужчина, вряд ли требовалось нечто большее. Она слушала его хрипловатые стоны, вторящие ритму мелодии ее губ, ее ладони заскользили по его бедрам. Леди наслаждалась возбуждением смертного и ждала, когда нареченный ею повелитель лишится контроля над самим собой.

+5

12

Прекрасная грудь вздымалась от тяжелого и глубоко дыхания. Том наслаждался зрелищем и властью, которую ему даровала над собой Локи.  Томас ощутил прилив сил и жара. Наверное, он был единственным, кому она позволила это - что подтверждало его исключительность. Хиддлстон облизал губы, провел рукой по её щеке и вплел пальцы в шелковистые, густые волосы.
Томас не стал отказывать, когда она решилась приласкать его. Ведь, что не запрещено, то разрешено. Мышцы живота сводило судорогой всякий раз, когда влажный, горячий и очень пошлый рот касался его члена.
- Еще, - потребовал Томас, крепко сжимая волосы на затылке и насаживая её на свой член. Актер не собирался жалеть её или отказывать себе в чем либо. Она просила быть богом Локи и он... жар, текший по венам воспламенился, яички поджались и в горло Локи потекло вязкое семя.
- Глотай! - Актер гортанно застонал, выпуская её волосы из пальцев и откидываясь назад, на согнутые локти, чтобы не перестать смотреть в лицо своей божественной рабыни. По её подбородку текло. Томас откинул голову назад, тихо смеясь. Он и не предполагал, что его шутка с бананами обернется так. Страх наказания превратился в жажду - её жажду...  он видел её взгляд, видел её желание, её возбуждение. Но увы, пока он не мог удовлетворить его. Несколько глубоких вздохов, чтобы успокоить сердце. Томас лениво опустил ладони на брюки, пытаясь их снять, а потом передумал, позволив Локи сделать это самой. Цепь от её ошейника лежала рядом с ним, он мог в любой момент притянуть её к себе. Когда она избавила его от последней одежды, Томас медленно потянул цепочку, заставляя женщину лечь рядом с собой.
Через минуту он уже лежал на ней, зацеловывая её плечи и ключицы. Его Локи была горячей, обжигающе горячей..
- Ты только моя... - шепнул он, задев губами сосок. - Я убью любого, кто посмеет на тебя посягнуть! - Высказавшись, Том снова возвращается к её груди. Он снимает их ладонями - ему очень нравится пышная грудь, именно такая - упругая, большая, с маленькими розовыми сосками.. которые станут очень скоро бордовыми. Он легко провел языком по груди Локи, пощекотал затвердевший сосок, подул на него и легко шлепнул её по бедру, переключая внимание, чтобы легкий укус за сосок был неожиданнее. Но второй – болезненный, дикий – заставил её вскрикнуть. Тому это нравилось, его внутренний зверь был доволен, когда слышал крики Локи, и Том кусал еще раз, заставляя соски наливаться кровью и становиться темнее. Теперь они горели как две темно-красные точки на белой груди. Вишенки на торте. Хиддлстон снова лизал соски, и втягивал  "вишенку" в рот, потом повторял все с другим. Казалось, он слышал стоны, просьбы остановиться.. или, ему чудилось?.. Наверное, он все же хотел слышать это.
Том перекинул через Локи ногу, почти сел на неё – но почти, только мошонкой слегка задел её живот. Наклонился и снова впился в истерзанный сосок зубами, почти с рычанием и слишком жестко. Заведя назад руку, он коснулся её между ног, недолго гладил там и снова лизал, целовал грудь, щекотно проводя губами по ребрам, и Локи подкидывало вверх между его ног. Том наслаждается её жаждой, нетерпением и жаждой большего. Пока это в планы Тома не входило, и он снова отпустил Локи, наклонился к её груди и продолжил издеваться. Хиддлстон точно знал, что соски болят: они распухли, потемнели от прилившей крови, и Локи морщилась от каждого выдоха на них.
- Ты хочешь меня?.. скажи, скажи это.. громче!

гифко

http://s6.uploads.ru/t/DtCYU.gif

Отредактировано Thomas Hiddleston (2013-12-25 16:53:32)

+2

13

- Я хочу тебя, Томас.
Последняя тонкая струна терпения Леди лопнула, заставляя ее сломать образ. В конце концов, актрисой здесь была не она, и это маленькое представление Локи устроила в первую очередь для себя, а не для своего зрителя. Время игр закончилось, разум божества был затуманен возбуждением, первоначальные мотивы канули в красное марево похоти. Но разве не к этому сводится любая прелюдия?..
Резким движением Локи отбросила смертного, заставляя того лечь на спину, и оседлала его бедра, чтобы наконец удовлетворенно вскрикнуть, почувствовав его в себе. Богиня быстро разгонялась, ее не волновало ничто, кроме собственного желания - и в этом была самая суть ее натуры. Она слышала глубокие хриплые стоны Хиддлстона, вторящие ее крикам, и удовольствие сотрясало их тела мелкой дрожью, эта непреодолимая, почти животная жажда близости. Леди прерывисто целовала актера, до красноты кусая его губы, ее руки жадно ласкали его тело, оставляя слегка кровоточащие следы от ее ногтей на его груди и плечах. Когда богиня чувствовала, что Томас слишком близок к концу, она слегка замедляла темп, ловя его взгляд и молча давая понять, что она еще не готова. Она хочет больше, она хочет еще, а значит, он обязан ей это дать. Леди слизывала солоноватый пот с шеи и лица актера, и чуть заметно улыбалась, чувствуя, как он близок к пределу в эти моменты.
Наконец, с коротким вскриком, Локи выгнулась, позволяя экстазу захватить целиком ее тело и разум. Оргазм не отпускал ее несколько мгновений, его волны словно исказились во времени. Испытав пик, Леди отодвинулась от мужчины и дала себе время прийти в себя.
Отдышавшись с минуту, богиня взглянула на своего слугу и ухмыльнулась, внезапно ударяя его по лицу. Поймав его взгляд, она тихо посмеялась и поцеловала покрасневшую от ее крепкой ладони щеку, чуть коснувшись прохладными губами кожи.
- Уходи.
Ее голос был вновь спокоен и холоден. Приключение Тома Хиддлстона закончилось, и лучшее, что он мог для себя сделать - это покинуть опочивальню своей повелительницы и навсегда забыть о произошедшем, впредь ведя себя осмотрительнее. Хотя стереть это из памяти у него вряд ли выйдет.
Оставшись в одиночестве, Локи расплылась в удовлетворенной улыбке, потягиваясь на кровати и прикрывая глаза. Ее дыхание становилось все спокойнее, жар уходил из ее тела, оставляя за собой приятную легкость. Леди провела языком по своим чуть распухшим губам и подумала, что стоит отдать актеру должное. Блудница, конечно, вряд ли спутает, но простая смертная точно посчитает, что любовью занимается лже-Локи воистину божественно. С этой мыслью Леди провалилась в сладкую дрему, обнаженная раскинувшись на своей кровати.

+5

14

О, этот голос... он тек по нервам Хиддлстона, облегая их и заставляя трепетать, а кожу гореть от каждого прикосновения. Том искренне не понимал, почему бывшие совсем недавно ледяными руки леди Локи стали пылать огнем. Она была прекрасна. Такая горячая, влажная и нежная.  Том чувствовал каждый её миллиметр и сжимал бедра пальцами. Будь она человеком, наверное, остались бы следы.. он подмахивал ей бедрами, прижимал к себе и входил до конца. пару раз они менялись местами, и Том снова играл Локи, переворачивая её на живот и беря сзади, запрокидывая её голов назад, крепко держа за волосы, а потом раскладывая на постели и крепко держа её руки, меняя дырки... Локи была отзывчива на все его ласки, а потом снова оседлала его. Том был не против. Прижимаясь спиной к спинке постели, он гладил её талию и играл с грудями, целовал её шею и губы. Я хочу тебя, Томас. Слова все еще звенели в его мозгу... он тоже хотел её. И обладал ею.
- Моя прекрасная богиня... - шептал он, после того, как обильно кончил. Локи прижималась к нему прохладным телом, что в жару было осбенно приятно, а Том перебирал её локоны и целовал плечо.
- Уходи.
И Хиддлстона словно окатили ведром воды. Вся нега пропала, он почувствовал себя… игрушкой. Коей, в  общем-то, и являлся сегодня. Все могло быть хуже, умом Томас понимал, что это лишь блажь Локи, не захоти она страсти, Том был бы мертв. Или наказан иным способом...
  - Как прикажешь, - срывающимся шепотом ответил он ей и на прощание еще раз поцеловав плечо, поднялся и натянул штаны, подхватил рубашку и тихо покинул комнату, чуть было не хлопнув дверью. До своей комнаты он не помнил как дошел, не помнил, встретил ли кого... встав под холодные струи, он пытался вымыть из своей головы Локи, но не мог. Её вкус и запах словно впитались в Тома и как бы он ни тер мочалкой, не уходила. Это был их первый и последний раз. Отчего-то Хиддлстон понимал это без слов. У Локи были блудницы и сейчас актер искренне завидовал им. Они могли быть с ним. А он - больше не будет с ней.
Закричав от ярости, Томас ударил кулаком в обделанную плиткой стенку душевой, разбивая кулак в кровь. Локи была слишком хороша, чтобы забыть её быстро. Чтобы вообще забыть её.

+1

15

ЗАКРЫТ

0


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 05.12.2015 I'll kindly grant you my permission to fuck & abuse me (Х)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC