Наша группа ВК
Таймлайн

Vesta : Ramirez
Kravetz
Добро пожаловать в прекрасный Мидгард, который был [порабощен] возглавлен великим богом Локи в январе 2017! Его Армия долго и упорно шла к этой [кровавой резне] победе, дабы воцарить [свои порядки] окончательный и бесповоротный мир для всех жителей Земли. Теперь царство Локи больше напоминает утопию, а люди [пытаются организовать Сопротивление] счастливы и готовы [отомстить Локи и его Армии за их зверства] строить Новый мир!
В игре: 12.2017 | NC-21 | Эпизодическая система

Loki's Army

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 30.11.2016 Отмерь мне ярости глоток... (Х)


30.11.2016 Отмерь мне ярости глоток... (Х)

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Название эпизода
Отмерь мне ярости глоток...
Время игры
30.11.2016.
Персонажи
Travis Gunner
Tigra Linus
Lee Thornton
Haiya Kravetz
Место действия
База «Роско Стрит»
Описание
Уже за одну идею опробовать "эликсир гнева", разновидность стимулирующего и срывающего все тормоза наркотика, на асе Ганнера надо было убить. Заранее. Теперь же с его легкой руки в список смертников попали все обитатели базы "Роко Стрит".
Никогда еще выражение "Ты разбудил во мне зверя!" не нужно было воспринимать так буквально.
Очередность
Travis Gunner
Tigra Linus
Lee Thornton
Haiya Kravetz

+2

2

Из людей получаются плохие лабораторные крысы. Житейская мудрость за авторством Трэвиса Ганнера. Он так и не смог закончить эксперимент с мутагеном Халка. Хотя сколько было вариаций! «Рэйзер-74» - одна крайность, Эликсир Гнева – другая. Но ни один не дал нужного результата, потому что существовал предел, который Алхимик не мог позволить себе перейти. Предел выносливости человеческого организма. Он и сам не знал, откуда в нем взялась такая щепетильность, но, если бы однажды кто-то из солдат умер в его лаборатории, он бы остановил эксперименты и послал все к черту. Это Ганнер знал наверняка.
  Впервые Трэвис задумался о том, чтобы привлечь к своим экспериментам Тигру, еще полгода назад. Но у него было маловато образцов и мало времени на такие побочные исследования. Обычным людям, солдатам, нужны были стимуляторы. А Тигра нужна была командованию, ей тоже было не до жертв во имя науки.
  И все-таки, разбирая свои старые журналы в поисках вариантов модификации все того же «Рэйзера», Ганнер нашел несколько страниц с заголовком «Максимум». Это было название не одного реагента, а целого маленького исследования: Трэвис мечтал последовательно опробовать на Тигре несколько препаратов. Когда он разрисовывал бумагу своими формулами (и страшноватыми карикатурными тигрятами), это была скорее фантазия, а вот сейчас в ней появился практический смысл. Из эксперимента можно было выжать данные в нескольких параллельных областях.
– Это плохая идея, - сразу предупредил Доменик, когда понял, что Трэвис собирается реализовать «Максимум» с использованием их общих наработок.
– Знаю, знаю! – отмахнулся Трэвис, изучая пожелтевший листок бумаги. – Побудь тут, а я поищу Тигру.
  Ник в ответ только вздохнул.

  Получилось, правда, так, что межу разговором с Тигрой и началом эксперимента прошло несколько дней. Готовые сыворотки давно переохладились в морозилке, на дно колб выпал осадок, пришлось все начинать сначала. Ник опять ходил за спиной и бубнил, что это крайне, крайне плохая идея. И вообще, Ганнеру стоит взять отпуск, зачехлить пипетки и съездить в какой-нибудь санаторий с круглосуточным уходом.
  Трэвис ему почти не отвечал. Он решил устроить бойкот собственной шизофрении. И закончить, наконец, со всеми выросшими «из Халка» работами.
«Вообще-то даже удивительно, сколько всего можно выжать из одного зеленого монстра».
«Из двух. Ты сам уже позеленел».
«Спасибо за поддержку,» – усмехнулся Ганнер. – «Так, все. Смотри: первый укол действует как классическое зелье ярости, с повышением всех физических характеристик. Через двадцать минут надо вколоть второй, он затормозит распространение гормонов в мозгу. Еще через десять минут можно стабилизировать психическое состояние в зависимости от внешних признаков. А потом надо будет сразу чем-нибудь ее накормить. У нас есть что-нибудь съестное?».
«Откуда? А ты не подумал, что доза может оказаться неточной? Что ты не знаешь, сколько адреналина будет в крови?»
«Разумеется, я это учел. Дозы нейролептиков будут минимальными. Мне сейчас не очень важна точная дозировка, нужно убедиться, что принцип не даст побочных эффектов».
«А если даст?»
«Ну тогда жди в гости».
  Трэвис храбро улыбнулся зеркальной поверхности монитора и пошел искать Тигру. В прошлый раз, когда он проводил подобный эксперимент, эта девушка защитила его от озверевшего солдата. Интересно, а в этот раз кто-нибудь сможет защитить его от нее?

+6

3

Трэвис достаточно подробно объяснил Тигре суть эксперимента и благоразумие требовало отказаться, если только ее не изолируют в бронированном бункере, расположенном под водой. Но Тигра, крайне редко была благоразумной. Идея ее интриговала до невозможности. И все же, девушка нервничала. Ее терзал вопрос - что, если? Терзал всю дорогу, пока она шла к лаборатории. Продолжал он ее терзать и, когда она встретила, вышедшего ей на встречу ученого, которого Ас тут же забросала вопросами на тему - что, если она вырвется на волю, какие могут быть побочные эффекты, кто будет помогать, убрал ли он подальше крыс и многие другие. По большей части, она уже знала ответы, но решила повторить. То, что должен был присутствовать Ли Торнтон и успокаивало и тревожило, Тигра боялась покалечить бравого бойца. С другой стороны, она знала, что парень сильный и ловкий. Когда же Ганнер сказал, что в эксперименте участвует и Хайя, Ас разволновалась не на шутку. Ведь она была такой юной, а опасность столь велика... - девочка - телепат, - напомнил ей Далек, летящий на уровне плеча и внимательно осматривающий окрестности. - Она будет полезна. - Но, она же ребенок! совсем дитя! - немедленно возмутилась Тигра. - Что, если она погибнет? Если я убью ее своими руками? О! Я никогда себе не прощу этого!
Тигра, действительно, не смогла бы простить себе подобный поступок, пусть даже и совершенный под действием препаратов. - Ты можешь убить всех, - парировал Далек, - Эксперимент должен быть проведен. Это важно. На самом деле, Далек думал не о важности эксперимента - его занимала ярость, которую он будил. Это обещало быть интересным и интригующим. Во время опытов, Тигра могла стать такой же, как и он и Далек надеялся воспользоваться этим.
В самом начале войны Тигра учавствовала в эксперименте, прошло не мало времени, а эмоции оставались довольно свежими. Тогда она лишилась всей своей силы, полностью, ей казалось, что пришло ее время и игра, под названием жизнь, окончена. Сейчас все обещало быть с точностью до наоборот.
Лаборатория ее встретила привычными запахами веществ, о составе которых она могла только гадать, и атмосферой страшной тайны. Наверное, поэтому Тигра так любила подобные места. Далек сразу же отправился изучать что-то его заинтересовавшее и пугать крыс. Тигра, тем временем, критически изучала кресло, которое ожидало девушку в своих далеко не мягких объятиях. Оно ей не нравилось, решительно не нравилось. Вся ее сущность возмущалась от идеи быть прикованой и тщательно зафиксированной. - Оно точно надежное? Уверен, что выдержит? - спросила Тигра, изучая кресло - капкан, как она его мысленно окрестила. На самом деле, выглядело оно прочным, и это-то свободолюбивому Асу не нравилось, вопреки логике. - И, конечно же, ты захочешь капельку божественой крови? - улыбнулась девушка Трэвису, усаживаясь в кресле и отдаваясь во власть ученого. - А вот и группа поддержки - заметила Тигра, услышав пружиннистые и увереные шаги Ли и легкую поступь Хайи. Правда, кто из них впереди или идут они вместе, ей различить не удалось, слишком далеко еще они были и лишь ее чуткий слух мог уловить поступь человека на таком расстоянии.

+5

4

Ли прежде случалось уже побывать на нижних уровнях базы на Роско Стрит.  В прошлый раз Торнтон не без  труда обнаружил длинный коридор со множеством ответвлений и дверей:  многие из них вели в просторные залы, обставленные по последнему слову техники, и  пригодные для экспериментов, а некоторые служили входом в личные покои ученых Армии; какие-то были приоткрыты, словно приглашая любопытствующие глаза мельком заглянуть внутрь, другие же, наоборот, наглухо замурованы. Обстановка, мягко говоря, напрягала – звенящая тишина периодически прерывалась лязгом металла, писком датчиков какого-нибудь прибора или потрескиванием перегорающей на потолке лампочки. Одному богу известно, что тут творится, - думал снайпер тогда, несколько месяцев назад, пытаясь разыскать кабинет Доктора.
Смутно знакомый поворот вывел мужчину к творческому «полигону» одного из самых талантливых ученых Армии – сети объединенных между собой комнат-лабораторий. Давно я не слышал о Джоне, - мелькнула тревожная мысль. Надо наведаться к нему в следующий раз. Но сейчас нужно было спешить – не хотелось бы заставлять остальных участников эксперимента ждать.
Думаю, я на верном пути. Кажется, лаборатория Ганнера находится чуть дальше.
Странно, что он согласился принять участие в эксперименте.  Насколько Торнтону было известно, один из химиков Армии разработал некую сыворотку, которую хотел испытать на Тигре. Выбор сам по себе не внушал сомнения – аса Ли помнил по парочке совместных миссий. Рискованные игры они затеяли. Девушка и в адекватном состоянии была довольно опасна, а уж что с ней может произойти под химикатами, Ли предпочитал не представлять.  Сможет ли он сдержать ее? Физические возможности этого неземного создания и без зелья намного превышали человеческие - сила, скорость, выносливость, быстрота реакции... Как будет действовать Тигра с искусственно увеличенной яростью,  - Торнтон не мог предсказать. Наивно было надеяться, что он сможет ее удержать, нужны как минимум еще три-четыре взрослых крепких мужчины. Но его предупредили, что для проведения эксперимента был выделен еще один человек, и кем же он был - для Ли это пока оставалось тайной. О деталях его не проинформировали.
Снайпер машинально потянулся рукой под куртку - там,за пазухой прятался крупнокалиберный пистолет. Его Торнтон собирался использовать только в крайнем случае. Не хотелось бы направлять оружие на аса - к девушке он испытывал исключительно уважение, да и для Армии она была очень ценна. Как бы то ни было, нельзя допустить, чтобы  разъяренная Тигра покинула лабораторию.
Сзади послышались легкие шаги. Обернувшись, мужчина заметил чей-то силуэт в противоположном конце коридора. Торнтон присмотрелся - худенькая фигура, узкие плечи, тонкие ножки...Да это ребенок!
Дождавшись, пока та приблизится, снайпер обратился к девочке:
- Привет! Что ты здесь делаешь? Заблудилась в местных катакомбах?

+4

5

Хайя шла, практически бежала по сырому холодному коридору. К зиме в подземке ощутимо менялась температура, а Хайя по-прежнему ходила в легкой сентябрьской одежде, которую щедро вручила Веста – потом октябрь был занят одним непрерывным блицкригом, весь ноябрь она почти не высовывала нос из казармы; теперь приходилось постоянно прятать в карманах озябшие пальцы и двигаться быстро, - к тому же, она опаздывала…
  Этот эксперимент – чистое безумие, - в который раз проскользнула упрямая и, увы, безнадежная мысль. Она видела Тигру в схватке – дикое, завораживающее, кровавое зрелище, - и это в приподнятом настроении с улыбкой на губах и шуткой по завершении! А они хотят вызвать настоящий приступ ярости – без чувства грани, без самоконтроля, без предела допустимой жестокости; сорвать все планки, и не у кого-нибудь – у аса, если вообще понимать, о ком идет речь! Подвергнуть опасности себя, всю  базу, и, прежде всего, саму Тигру – интересно, а кто-нибудь подумал о том, каково будет ей, придя в себя и –вдруг и такое возможно – увидеть, как кто-то из друзей покалечен или убит ее же руками?! Хайя не могла понять, как сама девушка согласилась на подобное…хотя нет, вот это было как раз объяснимо. Любопытство, всему виною это ее природное кошачье любопытство. Должно быть, земной пословицы «Curiosity killed the cat» асгардка не слыхала?
  Ладно, по крайней мере я буду при этом присутствовать. В сопротивлении грубой силы от меня толку ноль, но кто знает, какая на самом деле потребуется помощь?
  Она почти добралась до лаборатории ученого, когда навстречу из другого коридора вышел мужчина – и тоже замер у нужной двери. В ту же кашу ввязался. Они не виделись прежде – на заданиях не пересекались, а помимо них Хайя не была любителем заводить знакомства. И все же ей казалось, что она уже порядком примелькалась на базе, так что неожиданный вопрос, честно говоря, застал врасплох:
- Привет! Что ты здесь делаешь? Заблудилась в местных катакомбах?
  О боги, я думала, этот этап уже пройден; интересно, до какого возраста мой вид здесь будет вызывать подобную реакцию? Секунд пять девочка молча угрюмо таращилась на собеседника, размышляя, пускать ли в объяснения или просто ненавязчиво влить в память солдата сведения о себе; затем попыталась отрапортовать:
- Старший уорент-офицер Кравец на проведение эксперимента прибыла,  - но, по привычке быстро съезжая с делового тона, уже совсем по-свойски добавила: - Короче, я Хайя, и я тут затем чтоб вовремя дать всем отмашку когда пора будет уносить ноги.
  За открытою дверью последовали резкие запахи химикатов, десятки подозрительных приборов, ас, безмятежно развалившаяся в кошмарного вида кресле, и  - новый повод для немого изумления. Все бы было хорошо – кроме того факта, что Хайя точно знала: в лаборатории должен находиться один ученый. А по факту оказалось - два. Причем со вторым было явно что-то не так. Все физические сенсорные системы сообщали , что на этом месте никого нет, но глаза почему-то уверяли в обратном. Хайя зажмурилась и отключила восприятие ментального поля комнаты – таинственный незнакомец исчез. Но тут же появился вновь, стоило ей вернуться к привычному мысленному сканированию. Что за чертовщина? Это точно не навеянная Тигрой иллюзия, к тому же она не даже не смотрит в ту сторону, второй «контролер» - тоже… Зато смотрел – точнее, время о времени украдкой поглядывал на это место первый ученый, возившийся с какими-то ампулами у холодильных установок. Ма-амочки… Да он псих! Веселая тут компания. Не я одна в неадеквате, по ходу.
  Не комментируя происходящее и пребывая в легкой прострации от предвкушения предстоящего события, Кравец – насколько могла - вежливо поздоровалась, прошла через помещение и, кинув на пол куртку, храбро уселась на нее прямо у ног Тигры, взяв ту за руку. 
- Даже не думай отодвинуть меня подальше, - в ее глазах горел огонек непоколебимой решимости, - Если что-то пойдет не так, безопасного расстояния тут уже нигде не будет, а я хочу быть ближе чтобы максимально точно проследить изменения твоего настроения, и хотя бы примерно знать, чего можно ожидать в следующую секунду.

+4

6

Чашка кофе и сигарета – и Ганнер был практически готов покорять Вселенную. Правда, вместо Вселенной в его лаборатории появилась Тигра, а ее покорить было гораздо сложнее, но Трэвис уже напустил на себя бодрый, бесшабашный вид и нацепил улыбку. Вообще говоря, он лучше остальных понимал, на какое безумие их всех подписал. Просто, в отличие от солдат и политиков, ученых риск никогда не останавливал. Ядерная бомба тому доказательство.
  – Капелька божественной крови никогда не будет лишней! – шприц сам скользнул в руку.
  Пока он затягивал на руке женщины жгут, - больше для видимости, потому что не попасть в ее вены не смог бы даже из чувства самосохранения, - в лаборатории появились остальные действующие лица. Раньше Ганнер их лично не знал: он, как обычно, запросил накануне досье подходящих кандидатов.
  Ли Торнтон был первым солдатом, который подписался добровольно. Ганнер, правда, не успел его просветить, на что именно тот подписался. Алхимик и не надеялся, что, если что-то случится, один мужчина (ладно, может быть, два, если очень припечет) сможет остановить Тигру.
«Взять двоих солдат было бы логичней. Один был бы приманкой»,  - не мог не вставить свой рационализаторский комментарий Дрейвен.
«Ты прекрасно знаешь, что, если кто-то ею и станет, то это будет тот, кто сделал укол».
  Ник пожал плечами. Они обсуждали это уже несколько раз, и последнее слово осталось за Трэвисом не потому, что Доменик, наконец, согласился, а просто потому, что слов Дрейвена больше никто не слышал. Точнее, это Ганнер надеялся, что их никто не слышит.
  И это была причина, по которой они оба долго сомневались, стоит ли привлекать к эксперименту девочку-телепата. Ганнер слышал о ней еще на Карибах и все две недели своего пребывания на новой базе старательно избегал встречи со всем, что было издали похоже на ребенка. С одной стороны, он понимал: по теории вероятности бесконечно это продолжаться не может, а с другой, бывают моменты, когда статистка идет к дьяволу. Но после того, что случилось с «Синей Бабочкой» Ганнер убедился, что шила в мешке не утаишь, и решил закончить со всеми рисковыми мероприятиями сразу. В какой-то мере он надеялся, что на фоне взбешенной Тигры легкий налет его шизофрении будет смотреться не так увлекательно. Хотя еще больше он надеялся, что юная Кравец просто ничего не заметит.
– Доброе утро всем! – вполне жизнерадостно начал Алхимик, закупоривая божественную кровь в пробирку. – Если кто-то не знает, меня зовут Трэвис, для особо вежливых можно Ганнер. У нас сегодня по плану получасовой эксперимент по приручению Тигров. - Он сделал полукивок-полупоклон в сторону Аса. - Процедура нехитрая, включает в себя три укола через строго означенные промежутки времени. Если все пойдет по плану…
«Что, в твоей биографии и такое было?»
«Заткнись, Никки».
– Кхм… если все пойдет по плану, то Тигра останется сидеть в этом кресле, а вы просто побудете рядом. Мисс Кравец, я очень рассчитываю, что вы будете описывать мне эмоциональное состояние нашей испытуемой. Но, если ремни не выдержат, а это очень вероятно, то кому-то придется изловчиться и попасть в Тигру шприцом… на бегу.
  Алхимик повернулся к Торнтону.
– Добавлю сразу, что: во-первых, я хромой и бегать не могу, и во-вторых, если ей вовремя не вколоть две нейтрализующие сыворотки, зелье ярости будет действовать еще как минимум двадцать четыре часа. Так что, пока я снимаю показания, у вас есть время составить завещания. Бумага на столе.
«Я тебе говорил, что ты хреновый дипломат?»
«Ага, почти. Ты говорил, что я хреновый садист и не воодушевляю тебя».
  Доменик усмехнулся:
«Ну, в садизме ты делаешь успехи».
  Ганнер отразил усмешку, взял гель для наложения электродов и вернулся к Тигре:
- Начнем?

+3

7

Еще было время остановиться. Было время понять, что это слишком опасно и закончиться может крайне плохо. А еще было любопытство. И гордость. Это походило на массовое безумие - все знали о вероятных последствиях и все же...
– Капелька божественной крови никогда не будет лишней!
-Ты, главное, не увлекайся, - покосилась девушка на Трэвиса, отдаваясь в его власть. Капля крови была такой мелочью по сравнению с тем, что ожидалось в дальнейшем. Хотя, кто знает, что ученый может извлечь из нее? Особенно такой ученый, как Ганнер. Но, к счастью или несчастью, подоспела группа поддержки.
Приветственная речь Тигру развеселила донельзя и она ничего не могла с собой поделать.
- Даже не думай отодвинуть меня подальше, - в ее глазах горел огонек непоколебимой решимости, - Если что-то пойдет не так, безопасного расстояния тут уже нигде не будет, а я хочу быть ближе чтобы максимально точно проследить изменения твоего настроения, и хотя бы примерно знать, чего можно ожидать в следующую секунду. - что ж, у меня будет веская причина держать себя в руках, верно? Ас мягко улыбнулась. Сегодня им придется довериться друг другу. Ей придется поверить людям, поверить, что они справятся, не подведут и не дадут ей натворить ужасных дел. А им придется поверить, а скорее надеяться, что она их не убьет.
- Начнем? Прозвучало как приговор и звон похоронного колокола. Да, шутка про завещания была кстати или это она так повлияла на восприятие. И что-то шевельнулось внутри, темное и жаждущее свободы, что-то, что ас всегда держала под строжайшим контролем - свою тень, свою темную сторону личности, хищника внутри себя. А вот Далек встрепенулся и из состояния неподвижного зависания под потолком перешел во внимательное наблюдение, спустившись пониже. Тигра не знала, что он думает и насколько связан с ней мысленно, но подозревала, что знает больше, чем говорит. Тигра не была телепатом и могла лишь гадать, какие мысли и планы строит этот крохотный клубочек сознания. Он даже вытянул свою присоску, видимо, что-то сканируя. И, определенно, совершенно не боялся. видимо, единственный, кто не боялся ближайшего будущего.
- Я готова, ответила Ас уверенным и спокойным голосом. Друзья рядом должны были бы успокаивать, но заставляли переживать. А вот кресло с прочными ремнями, которое вогнало бы в трепет любого нормального человека, как раз вселяло надежду. К тому же - она Асгардка, ее сила воли намного превышает человеческую, она должна суметь держать свое сознание под контролем.
Дальше Тигре казалось, будто все происходит не с ней. Словно это все было в дешевом ужастике, не хватало лишь подходящей музыки. Да и ожидаемый сюжет был под стать Кинг-Конгу. - Кто-нибудь захватил видеокамеру? - поинтересовалась Тигра, что бы разрядить обстановку и отвлечься от подготовительных манипуляций, что с ней вершил ученый. - Я запишу и сохраню все данные, - не поняв черного юмора, отрапортовал Далек.
- Я постараюсь не очень плохо себя вести, - пообещала Тигра, - А вы постарайтесь не позволить мне сделать что-то, о чем я бы потом жалела. Безумие, абсолютное и полное. Скорее всего, она не пошла бы на него, если бы не потеря Повелителя и столь дорого обернувшаяся победа. Трэвису нужен был тест его трудов и расчетов, ей безумная выходка.

+3

8

Немного чудаковатый Трэвис, кажущаяся нисколько не взволнованной девчонка-телепат, и желающая выглядеть беззаботной, но всё же напряженная Тигра. Отличная компашка собралась.  Все знали о риске, каждый догадывался о последствиях. Однако это не помешало Хайе плюхнуться на пол прямо у ног аса, безапелляционно заявив, что так будет надежнее.
- Кхм… если все пойдет по плану, то Тигра останется сидеть в этом кресле, а вы просто побудете рядом.
Интересно,  столь опасные эксперименты так же часто «идут по плану», как военные действия, а? На поле боя все было проще – каким бы ни был первоначальный замысел проведения операции, всегда что-то срывалось и шло не так. Люди. Должно быть, дело в них. Кто-то теряется в экстремальных условиях, кто-то начинает паниковать. Некоторых, наоборот, настолько захлестывает ненависть, что это приводит к необдуманным поступкам и ненужным жертвам. И ничего не остается, кроме как помнить о конечной цели задания и пытаться любой ценой, пользуясь окольными путями, дойти до финиша.
Торнтон с трудом представлял себе работу в лаборатории.  Детально прописанный по этапам опыт или  лишь общее представление о том, как все должно пройти в идеале? Неукоснительное следование намеченным пунктам или сиюминутная импровизация? Часы ожиданий или мгновенная реакция? Кто их разберет, этих ученых. Но в этом эксперименте задействована Тигра, сама вряд ли представляющая, какой угрозой она может стать, и старший уорент-офицер Кравец (тут снайпер не сдержался, мысленно пародируя голос рапортующего подростка), сидящая меньше чем в метре от смертельно опасной испытуемой. Хотелось надеяться, что Ганнер свое дело знает.
- Но, если ремни не выдержат, а это очень вероятно, охохо, а здесь кто-то сомневается в том, что так и произойдет?
Это же ас! Не хрупкая смертная женщина, как минимум вздрогнувшая бы при виде жутковатого кресла и уж тем более не севшая бы туда по доброй воле. - ..то кому-то придется изловчиться и попасть в Тигру шприцом… на бегу. 
А вот эта часть эксперимента, судя по следующим словам алхимика, возлагалась  на Ли. Отравляющая капля страха пустилась по венам.
-  Если я не успею, не догоню ее, - нам всем конец. - ответил Торнтон, мрачно взглянув на ученого.
- Я готова. Кто-нибудь захватил видеокамеру? – оптимистично поинтересовалась Тигра. Уместная шуточка о завещаниях, кажется, приободрила ее.
- Ты хоть понимаешь, на что подписалась?
- Я постараюсь не очень плохо себя вести, - уверенно произнесла ас, - А вы постарайтесь не позволить мне сделать что-то, о чем я бы потом жалела. Как бы мы все не пожалели о том, что пошли на такое.
- Трэвис, через какое время подействует первый укол?

+4

9

В воздухе витало напряжение ,замешанное на страхе, подогретое безумием, приправленное нездоровым любопытством и тщательным игнором последствий. Казалось, разразись сейчас гром над их головами - ничто не в силах отменить суицидального решения. В этом была своя логика - впрочем, теперь уж ничего не имело смысла. Начать. Закончить. Понести ответственность.
  Оптимистичная Тигра, ободряюще сжимающая в ответ ее пальцы, пока что излучала привычное солнечно-рыжее сияние, согревающее, игристое, корично-радужное на вкус; как объяснить это  ученому, просящему точного отчета о состоянии подопытной?
- Она в порядке, - немного подумав, ответила Хайя, - Пока что в порядке.
  Пока что. Липкое слово, верткое, скользкое, неустойчивое. Пока в порядке - но что потом? Кравец принципиально не высказывалась,  сохраняя каменное выражение лица. Если все выйдет из-под контроля...Без если. Она знала - выйдет. Чувствовала неминуемые проблемы - как режущийся зуб, еще не появившийся, но уже доставляющий массу ощущений. Ли заметно нервничал - на него возлагали надежды, весомо превышающие потенциал смертного: попасть - в вену - на бегу - в дикого съехавшего с катушек аса, только что прошедшего самую кровавую войну в истории человечества... Безумие- это слово снова и снова вертелось на языке, готовое сорваться обвинением, упреком, констатацией факта - а смысл? Хайя мрачно наблюдала, как длинная хищная игла вгрызается в белоснежную кожу асгардки, как быстро опускается поршень, выталкивая в кровь непонятную опаснейшую хрень... Бр-р, гадость какая! Неприродно. Неестественно. Давняя ненависть к шприцам и белым халатам, зародившаяся во времена посещений приютского психиатра, подкатила тошнотой к горлу. Отставить панику! Коротко выдохнув, девочка зажмурилась и сосредоточилась на Тигре.
  Тишина. Глубокая бархатная тишина, напряженное ожидание, легкий испуг в симбиозе с лютым любопытством. И - вспышка. Не в глазах, в теле. Ореол сияния постепенно меркнет, тускнеет, и как-то сжимается - словно ребенок, который не понимает происходящего, но все же растерянно пятится от надвигающейся опасности. Где-то глубоко в недрах души, на дне зияющей бездны, заворочалось что-то чернильное, массивное, еще не обретшее форму - некая субстанция, скрываемая сотни лет, неосязаемая, мощная, воплощенное отсутствие контроля...
- Ганнер, что там на Ваших приборах? Она пытается осознавать действие препарата, но долго не продержится в полном сознании. Скоро начнется...

_

Т_Т простите за задержку и короткий пост. я старалась как могла. праавда(

+4

10

Трэвис как раз хотел ответить Ли, что вот-вот подействует, но его перебила Хайя. Ганнер углубился в показания нейро-аппаратуры:
– Показатели воодушевляют, – заявил он, наконец, бодро. – Похоже, иммунная система совсем не блокирует сыворотку. Это хорошая новость, потому что, если бы что-то из компонентов не сработало, хрен бы мы – простите, мисс Кравиц, - смогли справиться с тем, что получилось.
  Это была уже откровенная игра на нервах собравшихся, но в ней была известная доля истины:  Асов не брали никакие известные земной науке яды и психотропные. Поэтому велика была вероятность, что некоторые из компонентов препарата просто не окажут нужного эффекта. Никакого эффекта. Один раз Ганнеру удалось сделать наркотик, который "взбодрил" их Рогатого Монарха, но то было почти везение: Алхимик тогда до самого конца не был уверен, как именно подействует зелье. В этот же раз он замахнулся на нечто гораздо большее: добиться конкретного результата. А потом, желательно, еще и нейтрализовать его. Или хотя бы убежать.
– Тигра, если ты помнишь, наш подопытный в прошлый раз покрылся неаппетитными пятнами. Я подумал, что тебе это не к лицу, и убрал почти все наружные проявления. Но вот на глаза зелье все еще может подействовать: будет зеленоватая пленка или просто муть.
  Почему он не сказал этого раньше? Да потому что наверняка Тигра спросила бы, можно ли убрать и этот побочный эффект, и ответ был «да, можно, но тогда нам точно не жить». А так ярость, отсутствие концентрации, легкое головокружение и плохое зрение оставляли им небольшую надежду.
  Датчики уловили повышение адреналина, и Трэвис начал поспешно снимать электроды: все равно шансов, что девушка в запале их не сорвет, не было никаких. По возможности надежно закрепив технику за спинкой кресла, Алхимик подошел к столу со шприцами. Они были уложены в компактные наборы, которые можно было пристегнуть к одежде.
– На всякий случай предлагаю всем наблюдателям взять по комплекту. Мало ли, кому не повезет первым. Только учтите: через двадцать минут надо вколоть вот это, – и он поднял в верх шприц с белесым раствором внутри и римской цифрой один. – А потом возможны варианты. В крайнем случае, колите то, что с номером один, – он показал шприц с римской цифрой два и арабской – один. – Но лучше не импровизируйте и ждите, я наверняка смогу сказать точнее. Не обязательно стараться попасть в вену, главное не попадите в нерв, этого вам точно не простят.
  Ганнер выложил перед солдатами наборы и повесил один себе не пояс. Это было глупо, но это было большее, что он мог сделать.
  За всеми приготовлениями Алхимик заметил, что девушка в кресле уже заметно напряглась, и теперь следит за остальными очень внимательным и, мягко говоря, недобрым взглядом.
– Все хорошо? – Трэвис улыбнулся, но, не дожидаясь ответа, сделал несколько шагов назад.
«Все прекрасно», – усмехнулся у него за спиной Ник, и Ганнер чуть не подпрыгнул от неожиданности. Казалось бы, собственная паранойя не должна застигать врасплох, но в этой лаборатории законы логики были не писаны. Тем более сейчас. Под тяжелым взглядом Тигры кости ощутимо размягчались, а мысли попрятались по углам. С первым оборвавшим тишину звуком – характерным треском рвущейся кожи – время замерло на секунду и тут же помчалась в три раза быстрей.

Отредактировано Travis Gunner (2013-12-14 10:42:17)

+4

11

Тигра сидела и ждала, что будет и как это будет. Ей было интересно, заметит она какие-то изменения или нет? Но, все  казалось обычным, только раздражала долгая возня Трэвиса у приборов и сомнительные комментарии, которые он отпускал в ее сторону и относительно эксперимента. Девушка улыбнулась и тихонько пожала руку Хайи.
– Тигра, если ты помнишь, наш подопытный в прошлый раз покрылся неаппетитными пятнами. Я подумал, что тебе это не к лицу, и убрал почти все наружные проявления. Но вот на глаза зелье все еще может подействовать: будет зеленоватая пленка или просто муть. - Тигра кивнула, соглашаясь с тем, что покрываться пятнами ей совсем бы не хотелось. Она помнила тот эксперимент достаточно хорошо.
Девушке надоело сидеть привязанной, словно она какая-то сумасшедшая. Ведь я все же Ас и могу держать себя в руках! Какое вообще они имели право ее привязывать и ограничивать? Кто они вообще такие - эти жалкие смертные? и чего этот алхимик суетится вокруг? Чего нервничает? Задумал что-то, о чем забыл сказать? или, точнее, не захотел? О, он точно что-то задумал!
Тигра внимательно слушала о чем переговариваются люди и разговоры ей решительно не нравились. Они враги! Все они! Боялись схватиться в открытую, пошли путем подлости и вероломного коварства. Но не на ту нарвались!
– Все хорошо? Тигра промолчала, молча сверля взглядом каждого из присутствующих. Но, чаще всего, недобро суженные зрачки, останавливались на Ганнере - смертном, который затеял эту смертельную игру, который делал болезненные уколы, привязал ее к креслу и явно что-то замыслил. "Хотите поиграть? О, я поиграю с вами, мои маленькие мышки!" Тигра забыла свое имя и имена присутствующих, точнее - они потеряли для нее значение, она забыла саму себя. Осталась только ярость. Она поглощала все существо. Искрилась на кончиках проступившей по всему телу шерсти. Звенела в тихом утробном рычании. Острые когти царапнули подлокотники, оставив глубокие борозды. Кожаные ремни лопнули с жалобным треском. Тигра обратилась не полностью, что было ей не свойственно. Но и от человеческого облика осталось весьма мало. Разум поглотила пелена ненависти ко всему, что было перед глазами. Ярость застелила зрение. Тигра уже забыла, что это всего лишь побочный эффект препарата. Она видела тени - живые тени и жаждала разорвать их в клочья. Пытаясь получше разглядеть цель, Тигра почувствовала, как будто чужое присутствие в своем разуме, нежное прикосновение теплых эмоций. На долю секунды, что-то откликнулось, прежде чем тьма вновь взяла власть над разумом.
Сколько она простояла неподвижно у бесполезного, теперь, кресла? Минуту? Пару секунд? Зрение подводило, но был нюх и он говорил о том, что кругом враги. Она чуяла запах их жизни, знала запах их теплой крови, которую так хотелось попробовать на вкус, насладиться звуком разрываемой в острых когтях плоти. Короткий резкий прыжок, когти со свистом резанули воздух, но не нашли желанной цели и тогда помещение заполнил столь яростный и свирепый вой, что у любого, кто его слышал, кровь должна была застыть в жилах. Столько в нем было желания убийства, столько жажды уничтожения всего сущего, что быть живым казалось преступлением. Ас ощущала в себе силу, перекатывающуюся под шкурой тугими клубками мышц и эта сила требовала выхода, демонстрации. Ей казалось, что она саму Землю способна разорвать в клочья, но сначала необходимо устранить жалкую кучку смертных, этих трусливых мышей, прячущихся по углам и на что-то надеющихся. - Бесполезные надежды - такая милая черта людей, - ядовито прорычала Тигра, стремясь запугать своих жертв. Если этому пройдохе ученому удалось увернуться в первый раз, то во второй... Она снова прыгнула и перекувырнулась через голову, потеряв равновесие. Со стола, в который хищница влетела всей своей массой, что-то посыпалось, разлетаясь на тысячи осколков. Неполная трансформация лишала ловкости и играла на руку потенциальным жертвам, как и плохое зрение. Тигра, потряхивая головой, словно пытаясь стряхнуть пелену перед глазами, подобралась для нового прыжка. - Ну же, идите ко мне, вкрадчиво позвала она, - Я вас быстро убью. И, совсем не больно. Какой смысл оттягивать неизбежное?
Она снова прыгнула, послышался треск рвущейся материи и хищница ощутила волну адреналина, от чудом ускользнувшей от ее когтей жертвы. Чертов солдат оказался везучим. Тигра замерла, стоя сгорбившись на задних лапах, пытаясь сориентироваться в пространстве. В глазах Аса, которого большинство знало, как добрейшее создание, танцевали смерть и безумие.

+3

12

Ситуация вышла из-под контроля. Это Хайя поняла буквально сразу еще до того, как датчики Трэвиса Ганнера истерично запищали, а сам он кинулся возиться с аппаратурой, оплетающей Тигру. Ее ярость, словно живое существо, разрасталась, вырываясь за границы сознания, подминая всю нервную и сигнальную систему под свой черный контроль; Хайю просто вышвырнуло мощным потоком из чужого разума, как щепку – теперь она была наравне с остальными, который раз на деле убеждаясь, что контролировать аса без его на то согласия
совершенно невозможно. Ситуация была опасной, а с каждой следующей секундой становилась просто катастрофической.
  Не сводя настороженного взгляда с медленного меняющихся глаз девушки-тигрицы, с ее постепенно вытягивающихся в вертикальные зрачков, Хайя осторожно взяла один из комплектов шприцов и прикрепила его к поясу. Она понятия не имела, где у тигров находятся вены, но не это сейчас было главной заботой: ас, примотанная к креслу, начала стремительно меняться: кожу покрыл короткий густой мех, конечности удлинились, но не деформировались окончательно, лицо застыло жуткой гримасой смеси человеческого и звериного. Неполное превращение?! Такого Хайя еще не видела -  да и, наверное, никто не видел. Зрелище не для слабонервных. Легко сбросив обрывки толстых кожаных ремней, монстр – а именно им сейчас казалась недавно милая и улыбчивая девушка – медленно обвел присутствующих тяжелым мутным взглядом и принюхался.
  Осторожно. Кравец замерла, опасаясь сделать резкое движение, солдат аналогично окаменел в боевой стойке и у противоположной стены. Все выжидали, тишину нарушало лишь хриплое порывистое дыхание и задумчивый скрежет когтей по спинке кресла; наконец, первым не выдержал Трэвис, опрометчиво потянувшись к монитору… Тигра мотнула головой и одним чудовищным прыжком ринулась в его сторону; Хайе едва удалось увернуться от мощного взмаха длинным хвостом и краем глаза уловить, что ученый успел сигануть вбок, да и ас изрядно промахнулась: гнев застилал ей взор, и координация оставляла желать лучшего. Впрочем, звериная суть рвалась наружу, жажда крови явно глушила рассудок и следующей потенциальной жертвой стал сменивший дислокацию Ли. Да разницы особой уже и не было – сейчас все, что попадало в поле зрения и обоняния зверя, становилось потенциальной жертвой; а если она вырвется за пределы лаборатории… Этого допустить нельзя было ни в коем случае, но и в четырех стенах такую бестию долго не продержишь! Не успев придумать плана, Хайя вовремя рассудила, что самым безопасным сейчас будет оставаться за спиною Тигры, шаг в шаг, ничем не выдавая своего присутствия – тогда, возможно, о ней не вспомнят и представится более-менее подходящий шанс что-либо исправить. Тем временем жертва эксперимента снова прыгнула – и снова неудачно, не разорвав Торнтона в клочья, как планировала, а только лишь мощным ударом руки-лапы впечатав в стену; впрочем, нечеловеческой силы удара хватило – возможно, он потерял сознание? Времени выяснять не было: Тигру снова занесло на повороте, и она с воем врезалась в стол с препаратами; колбы и пробирки со звоном посыпались на пол. Странные жидкости тут же вступили в реакцию, что-то зашипело и забулькало на полу вперемешку с осколками стекла, повалил едкий дым. Хайя осторожно стащила куртку и прижала ее ко рту, стараясь не закашляться – кажется, эта дрянь вызывала аллергию… Ас покуда снова обернулась к ученому, медленно приближаясь на полусогнутых лапах. Кравец бросила беглый взгляд на часы – что он там говорил про 20 минут? За это время она его с потрохами сожрет и не подавится… Не долго думая, девочка вытащила шприц под номером 1 и быстро воткнула его в сгиб локтя, надеясь, что попала куда надо.
  Тигра взревела. Истошный утробный вопль резанул по ушам, а мощный удар все того же хвоста отбросил Хайю назад, в груду битого стекла и едкой пузырящейся жижи. Она не выдержала и вскрикнула от боли: какая-то кислота обожгла руки до локтей, пуская красные пятна и волдыри по коже.  Хищница мгновенно обернулась: ее ноздри жадно раздувались, а в глазах буквально таки горело адское пламя; все произошло слишком стремительно: снова бросок, Хайя мячиком откатывается в сторону, запрыгивает по стулу, столу – и в отчаянном прыжке приземляется на широкие плечи Тигро-мутанта, набрасывая куртку ей на голову, блокируя одновременно зрение и нюх. Та с рыком и ревом мечется, пытаясь достать неизвестный раздражитель – Хайя отбиваятся пятками, руками крепко сжимая края куртки и одновременно держась за шею, дабы не свалиться, и в истеричной суматохе пытается отыскать глазами ученого:
- Хэй, мистер, мать твою, Ганнер, че дальше с нею делать-то?!!

+2

13

Кто-то сомневался, что все будет иначе? Трэвис сомневался! Он надеялся, что или ремни, или Торнтон удержат Тигру хотя бы на первые пять минут. Но девушка продемонстрировала очередной фокус – озверела только местами, и ремни с жалобным треском превратились в лохмотья. Вид человека-животного на секунду вызвал у Ганнера искренний восторг, и он непроизвольно вытянул руку в сторону компьютера, потому что где-то там лежала камера, но этот жест чуть не стал последним в его абсурдной и трагической карьере. Алхимик увернулся только чудом: пара царапин чуть выше лопатки в такой ситуации были не в счет.
  Видела Тигра, видимо, в самом деле, не очень хорошо. Да и инстинкты охотника вытеснила чистая жажда убийства: не добравшись с первого раза до одной цели, ас немедленно переключилась на следующую. Ганнер отскочил на несколько метров за ближайший стол и оттуда стал мысленно просить Торнтона проявить чудеса смекалки и потянуть время. Время! Им нужно было дать зелью несколько минут, чтобы закончить свое действие. Нейтрализовать его сейчас – это все равно, что облить человека в горячке ледяной водой. Точнее, облить мозг в горячке…
  Но мисс Краветц, видимо, не собиралась вдаваться в такие тонкости. Она уже пострадала от случайно пролитой кислоты (Ганнер успел краем глаза увидеть сильные ожоги, которые надо было обработать не просто как можно скорее, а немедленно).
  Телепат тоже, очевидно, не могла контролировать Тигру, и, значит, шприцы с нейтрализаторами остались их единственным средством. Открыв рот одновременно от удивления, возмущения и страха, Трэвис смотрел, как юная девушка, да что там, девочка, вогнала иглу шприца в шкуру тигра, а потом накинула ей на морду куртку и оседлала, как быка на корриде.
- Хэй, мистер, мать твою, Ганнер, че дальше с нею делать-то?!!
– А… э-э-э…, - проблеял ученый.
  Он попытался представить себе, какой эффект даст нейтрализатор гормонов. В целом – положительный, если не учитывать нагрузку на вегетативную систему. Пульс. Какой у нее сейчас должен быть пульс?
«У Тигры есть регенерация», – попытался успокоить совесть Трэвис. Угрызения были сейчас ему совсем не в тему, потому что Тигра все еще прыгала с места на место, прямо с девочкой на спине, и старалась достать Ганнера мощными лапами.
«Думай! Надо ускорить процесс!»
  Но мысли, как всегда и бывает в экстренных ситуациях, скакали с пятого на десятое.
«Регенеративный фактор, понижение адреналина, ускорение метаболизма… чушь, не поможет».
  Внезапно рядом с Тигрой возник Доменик:
«Кретин! Транквилизатор!»
«Но на нее не подействует…»
«Ты обеспечил ей перегрузку регенеративной системы по всем фронтам! Сделай дозировку посильнее…»
  Ганнер кивнул. Себе или Нику – точно было не определить, потому что раньше, чем тот договорил, он сам довел эту мысль до конца. Нет, колоть что-то, тем более сейчас, тем более, не зная дозы – глупость. Но есть способ проще.
– Прыгай! Зажимай нос и беги! Потом включишь вентиляцию, там, снаружи есть кнопка!
  Хорошо, что Алхимик привык жить в художественном беспорядке, и мог сориентироваться, что где стоит, даже когда половина столов была разметана по полу. Он проскочил под лапой Тигры и побежал к одному из шкафов. Вытащить банку и бутылку – вообще-то дело нескольких секунд, но приличных размеров рану под коленом он все равно получил. У него не было времени развернуться и проверить, успела ли спрыгнуть девочка, он смог только откатиться на несколько шагов подальше от валяющегося у стены Торнтона, а потом очередной удар лапы сбил его на пол. Банка упала, по полу рассыпался белый порошок, перебивая все запахи, в воздухе разлился характерный запах хлорки. Трэвис сделал глубокий вдох, а потом разбил следом бутылку ацетона, зажал нос ладонью и пополз в сторону.
  В лаборатории и так стоял дым непонятного происхождения, поэтому происходящее было видно плохо. Но ударная доза хлороформа, как надеялся Ганнер, должна была сделать свое дело. Если девочка успеет выскочить за дверь, она включит очистку воздуха, и они не задохнутся. А он уже точно не успеет…
  Трэвис почувствовал характерный сладковатый запах и отключился.

+2

14

Тонкое жало иглы не причинило боли, но вызвало новый приступ ярости. Как и резких запах кислоты, хлестнувший по чутким ноздрям, сладкий аромат страха и крови. Тигра охотилась и дичь была прямо перед ней - такая хрупкая, нежная, испуганная... Короткий прыжок и снова ее жертве повезло, но это лишь раззадоривало хищницу. Она хотела атаковать снова, когда почувствовала на своей спине врага и не нужно было долго гадать, даже в ее затянутом ненавистью разуме, что оседлавший ее человек и есть виновник того, что она внезапно лишилась зрения и обоняния. Тигра взревела страшно и люто, неуклюже заметавшись по помещению и пытаясь сбросить помеху со своей головы. Она даже забыла про того, кто ее создал, адресуя ярость именно черноте, закрывшей нос и глаза, приглушившей звуки. Тигра, всегда вежливая и корректная, даже к врагам, ругалась. Да, люди не знали асгардского языка, но крепкие слова интуитивно опознаются на любом языке и, даже если непонятно само значение, смысл ясен всегда. Ас чувствовала присутствие разума, пытающегося соприкоснуться с ее собственным и определила это, как очередной происк врага, которого она должна уничтожить. Вся ее темная сущность вырвалась на свободу, пытаясь атаковать не только физически, но и ментально.
Тигра, еще несколько секунд, после того, как девочка спрыгнула с ее загривка, боролась с курткой, почти зацепила ее когтями и потерпев неудачу, попыталась достать Ганнера. К счастью, ярость ее была так сильна, что ей не приходило в голову ловить их по одному - Тигра пыталась атаковать всех сразу, нападая на все, что двигалось. И сейчас перед ней был лишь один объект - злейший враг. замысливший предательство - ученый, который так хотел ее покорить и сломать, овладеть силой, ему неподвластной. Она покажет ему эту силу, о, да! Он почувствует ее на своей шкуре. Запах хлороформа раздражал, но нужно было время, что бы он свалил аса, куда больше времени, чем требовалось человеку, а он лежал перед ней - неподвижный и беспомощный, сраженный собственным оружием. Хищница приготовилась ударить.
Острые когти звонко рассекли воздух, полоснув в каких-то миллиметрах от лица ученого. Спину больно ужалило. снова. И снова. Кошка неуклюже прыгала, пытаясь достать маленького противника, так больно жалящего, так нагло не дающего себя поймать. Далек питался ее же ненавистью, а она забыла это, не помнила, что может контролировать его и не способна была думать, атакует он по ее собственному приказу или же взбунтовался. Сейчас все и каждый были для Тигры врагами, подлежащими уничтожению. Однако, прыжки становились все более неуклюжими, Тигра теряла координацию движений и контроль над сознанием. А спустя короткое время, хищница уже лежала на полу, скребя когтями пол и издавая странные звуки, словно одновременно мяукала и жевала. Ее глаза, остекленело смотрели в одну точку, все еще полные ярости, которая плескалась в бездне зрачков, лишенная возможности выхода. Она, практически не могла двигаться, но сознание боролось в ней с упрямством дикой кошки.
Если бы кто-то увидел это помещение, он мог бы подумать все, что угодно... В воздухе стояла упрямая пелена вонючего дыма, быстро изгоняемая вентиляцией. по полу разбросаны обломки мебели, осколки стекол, шипят разлившиеся химикаты. Среди этого хаоса лежит существо, похожее на человека и тигра одновременно и рядом сладко спит ученый. Чуть подальше можно обнаружить еще одно тело, раскинувшееся в бессознательном состоянии. Под потолком, если поднять глаза, можно увидеть маленького робота, столь же странного на вид, как и человеко-тигр. И над всем этим царит тишина, нарушаемая лишь, иногда, царапающим звуком когтей по полу и странным мяуканьем.

+3

15

– Прыгай! Зажимай нос и беги! Потом включишь вентиляцию, там, снаружи, есть кнопка!
- Окей, ща! - бодро пискнула Хайя - ее качнуло в сторону, так как Тигра совершила очередное спотыкающееся па на обломках, - и принялась лихорадочно соображать, каким же таким невозможным образом ей теперь безопасно слезть вниз? Прочно усевшись на шее  с ногами, свешенными впереди, вариант упасть был только один - спиною назад, да с переломом и мигом в больничку. Не катит. Тем временем, счет шел на секунды: Трэвис стрельнул глазами в сторону шкафа в противоположном конце комнаты, и надо было умудриться хотя бы на пару мгновений отвлечь лихо матерящуюся и мечущуюся хищницу сразу от двух жертв. Недолго думая, Кравец нашлась: изо всех сил заехала тигру кулаком по носу, проорав при этом нечто неприлично-нечленораздельное и почему-то на польском; при этом, словно на качелях, подалась корпусом вперед - подопытная здорово качнулась, пригнув голову, и девочка успела соскользнуть вниз и откатиться вбок, прежде чем началась настоящая кутерьма: Ганнер метнулся к шкафу, Тигра метнулась к Ганнеру, снова послышался звон битого стекла и повалил густой дым...
  Этого Хайя уже не видела: она тем временем пулей вылетела за дверь, после недолгих поисков сорвала панельный щиток и нажала неприметный беленький выключатель. Послышался  характерный гул, и кроме него - подозритено-зловещая тишина. Решительно вздохнув, она поспешила обратно на поле боя, готовясь к самому худшему. Но опасения оказались напрасны: среди осколков и хаоса в разгромленной лаборатории беспечно валялось три неприкаянных тела: мужчины без сознания, мужчины, сладко похрапывающего, и гигансткого человекоподобного недокотенка, издающего чавкающе-мяукающие звуки. Черти-что происходит... Она на всякий случай легонько потрясла Тигру за плечо - никакой реакции кроме невнятного "мяу-мырк-чавк", и настороженно спикировавшего к ее голове миниатюрного робота, запоздало пекущегося о безопасности хозяйки.
  - Хрен знает что теперь с этой кунсткамерой делать... Не оставлять же ее в таком состоянии? - маленькое парящее чудовище не сочло ее достойной ответа, поэтому Хайя плюнула на это дело, и, прихватив первую попавшуюся пустую склянку, потащилась набирать воды из крана.
  Через минуту тоненькая ледяная струйка из мензурки безжалостно полилась мирно дремающему ученому на голову.
- Просыпайся, мистер химик. Надо расхлебывать последствия твоих опытов.

+3

16

‭  ‬После хлороформа первое желание‭ – ‬провалиться обратно в забытье,‭ ‬потому что ты еще не успеваешь открыть глаза,‭ ‬а голова уже раскалывается.‭ ‬Если после этого опрометчиво встать,‭ ‬то тебя немедленно стошнит.‭ ‬Ганнеру еще не приходилось травиться хлороформом,‭ ‬но симптомы в целом были ему знакомы,‭ ‬поэтому он поступил мудрее.‭ ‬Он перекатился на спину и постарался сначала определить источник шума.‭ ‬Это была девочка-телепат.‭ ‬Как там ее звали‭? ‬Нет,‭ ‬память еще не проснулась.‭
– ‬Что‭? ‬Где..‭?‬
  Вопрос,‭ ‬наверно,‭ ‬можно было не продолжать.‭ ‬Но на него можно было и не отвечать,‭ ‬потому что Трэвис уже заметил рыжее пятно рядом с собой и скосил на него глаза.
– Офигеть,‭ ‬сработало‭!‬ – искренне восхитился ученый.
  Он сразу забыл и про головную боль, и про головокружение. Со всей доступной ему резвостью подскочил на ноги, тут же чуть не свалился обратно, потому что головокружение про него не забыло, но схватился за подвернувшийся рядом стул и резво похромал к Тигре.
- Частичная метаморфоза. Ну надо же... А я думал, что эта форма неустойчива.
  Тут Трэвис сообразил, что надо бы сначала сказать «спасибо» девочке, которая мужественно спасла двух мужиков от... от девушки. Звучит-то как! Он повернулся к мисс Краветц и отсалютовал:
- Товарищ старший уоррент-офицер! - Вот же выверты сознания: ее звание он помнил, а имя - нет. - От лица всего научного ведомства Земли объявляю вам благодарность! Круто ты ее...
  Теперь следовало определить, кому из трех нужно помогать первому. Вообще-то ему и самому бы помощь не помешала, но тошнота для наркомана - дело привычное. Тигра выглядела вполне мирно, дыхание выровнялось, умирать она явно не собиралась. Торнтон лежал в своем углу и, кажется, тоже  дышал ровно. Поэтому первой в очереди на оказание помощи стала сама спасительница. 
- Давай-ка сюда руку, я посмотрю, что можно сделать.
  Ожоги на вид оказались страшнее, чем были на самом деле, и у Алхимика быстро нашлась щелочь, чтобы нейтрализовать кислоту. Оставив девочку с марлевой прокладной на руке, Ганнер вернулся к Тигре:
  - Нет, ты только посмотри, какая красота, а! Кстати, можешь пока медиков вызвать? Себе и тому парню. Найдешь тут где-нибудь рабочий телефон или компьютер?
  Вообще-то это было форменное свинство, но Алхимик не мог оторваться от Лайнус. Ее состояние волновало ученого гораздо больше, чем вероятное сотрясение мозга пострадавшего солдата.
- Аритмии нет, зрачки не двигаются. Дышит спокойно. Чудо-зверь.
  Для порядка он доковылял до чудом уцелевшего диагностического стола и нашел там манометр. Пульс был только немного чаще, чем у нормального человека, и Трэвис не мог поручиться, что это не норма для нынешнего тигриного состояния. Организм аса оказался удивительно, возмутительно даже, вынослив.
  Поцокав языком, Ганнер стал ощупывать мышцы и сухожилия.
- Все работает, никаких рудиментов. Нет, ну вы такое видели? Как она это сделала?
  До аппарата диагностики ее, конечно, не дотащить. Значит, хотя бы найти шприц. Найти целый шприц, ватку, бутылочку спирта и взять немного крови на анализ.
«Эксперимент загублен», - напомнил Ник. Он снова возник в помещении и теперь медленно расхаживал между столами, осторожно выбирая, куда поставить ноги в дорогих туфлях.
«Но мы получили нечто большее!»
«И ты уже знаешь, как это использовать», - с усталостью обреченного вздохнул призрак.
«Разумеется!» - улыбнулся Алхимик, осторожно закупоривая драгоценную кровь тигрочеловека в последнюю в лаборатории целую пробирку.

Отредактировано Travis Gunner (2014-02-04 01:39:45)

+3

17

off

Все ок, мы с Тигрой поменялись очередью на этот круг

Хайя так и не смогла понять, выгорел эксперимент или прогорел? С одной стороны, сыворотка "ярости" подействовала - с другой, проконтролировать-то ситуацию все равно не удалось. Фиг поймешь этих ученых. По крайней мере, сам виновник происшествия скакал вокруг Тигры так радостно, что для него, видимо, овчинка стоила выделки. По крайней мере, все закончилось не так уж плохо, так ведь? На шутливо-официальное объявление благодарности Хайя просто пожала плечами и спокойно дала обработать руку какой-то очередной гадостью. Полегчало.
- Спасибо,  - она прижала повязку покрепче  и перевела тревожный взгляд на остальных пострадавших. Даже когда тебе хреново, всегда есть тот, кому хуже.
- Кстати, можешь пока медиков вызвать? Себе и тому парню. Найдешь тут где-нибудь рабочий телефон или компьютер?
- Рабочий - это вряд ли, - она с сомнением обыскала глазами отчасти разгромленную аппаратуру, - Ничего, я позову.
  До лазарета от силы минут пять быстрой ходьбы, но сейчас было откровенно лень туда бежать, да и Тигра могла проснуться в любой момент, причем не известно в каком настроении. Так что проходивший мимо рядовой даже не успел понять, откуда в его голове  появилась горящая мысль о том, что в лабораторию Трэвиса Ганнера срочно требуется бригада санитаров - он просто взял с места в карьер и помчался со всех ног. Кравец довольно хмыкнула и вернулась внутрь.
   Медики скоро ворвались с носилками и аптечками наперевес, но, как выяснилось, с Торнтоном ничего страшного не произошло. Ему быстро наложили повязку и унесли, пока ученый самозабвенно возился с какими-то пробирками. Если Хайя и раньше подозревала, что служители науки малость чокнутые типы, то теперь окончательно в этом убедилась. Тем временем жертва эксперимента шевельнулась, и вместо задушенного мяуканья раздался более привычный слуху обычный человеческий стон.
- Осторожно! Не совершай резкий движений! - тихо прошипела Кравец куда-то в сторону Трэвиса и, мигом подскочив к Тигре, замерла в изголовье, готовая в любую секунду блокировать потенциальное нападение. Ну, вернее, попытаться заблокировать...а там уже как придется.

+2

18

Ярость кипела в каждой клетке тела, не находя выхода. Тигра была в сознании, но не имела сил осознанно пошевелить даже когтем, ничего не видела и не слышала из окружающего ее мира. Тело было чужим, неподвластным ей и бесило это просто невероятно. Темная сущность Тигры билась подобно дикому зверю, попавшему в капкан. Во тьме. Одиночестве. Абсолютной пустоте.
- Проблемы? Не можешь уничтожить ничто?
- Кто ты?
- Я
- Кто ты?
- Ты, правда не знаешь?
- Где ты? Дай увидеть себя! Дай уничтожить! Жажда убить так сильна!
- А что потом? Снова пустота? Ничто? Первозданная тьма? Или тьма последняя, после которой ничего нет и не будет? Когда сама жизнь умерла?
Безмолвие
- Прежде, чем уничтожить, нужно создать. Давай я покажу тебе?
Безмолвие.
- Смотри...
В бесконечной пустоте зародилась искорка света. Крохотная, но посмевшая бросить вызов небытию, определившая точку и суть пространства, давшая жизнь времени и понятию - здесь и сейчас. Одна крохотная искорка света - начало во тьме. А потом она начала расти и меняться и тишину разрушила песнь жизни. Великая, бесконечная, непрекращающаяся. И вот уже, первородная тьма стало тенью жизни и света, играя с ним в одним только им понятную игру форм и оттенков. Это был странный мир, фантастический, невероятный. Хотя, кто мог бы дать подобное определения и сравнивая с чем? Ведь иного ничего и никогда не было. Это был самый правильный и прекрасный мир.  Там слово становилось явью, вода и ветер пели о небе и земле, о далеких звездах. Это был мир волшебства и детства. Вселенная, живущая по своим правилам. Драконы танцевали в небесах, сверкая стальной чешуей. Они говорили на языке, который давно забыт людьми. Все время называли имя. Знакомое имя. Важное. Но, чье?...
Ее ярость обрушилась на этот мир, скомкав и уничтожив, вернув первозданное ничто. Или последнее. Тьма и тишина обрушились на сознание еще большей тяжестью. Странно, это ничто определенно имело массу и она росла.
- Стало легче?
- Нет.
- Ты удовлетворена?
- Нет!
- Знаешь чье это было имя? Помнишь его?
- НЕТ!
- Это было твое имя. То, которое ты забыла давным давно. То самое, что искала так долго. У тебя был шанс.
- Замолчи!!!!
Безмолвие.
Сколько прошло времени? Вечность? мгновение? Здесь не было таких понятий. Не было даже понятия - здесь. Но Тигра уже жалела, что уничтожила Мир так быстро... Что уничтожила его вообще.
В пустоте появилась тень. Небольшой сгусток тьмы, но он уже не был пустотой - такой же призрачный, как черная кошка в темной комнате. Он рос и формировался, рождая нечто новое. Тигра, за неимением возможности уничтожить, начала созидать, что бы потом, не торопясь... Первый раз она поспешила.
Это был совсем другой мир, не похожий на сказку. Невозможная вселенная. Несуществующая планета, воды которой освещала своим серебристым светом луна. Здесь всегда была полночь. И темные воды вечно шептались с серебристым песком. Суша была подобна сверкающему драгоценному камню. Огромные кристаллы, , покрывающие поверхность планеты, ограненные временем и рассыпающие лунные блики, создавали удивительной красоты пейзаж. Темный мир, но прекрасный. Абсолютно совершенный и неповторимый.
Тигра поняла, что не сможет его уничтожить. Она столько в него вложила. Он был ей. Как и тот - предыдущий. Теперь она поняла. А голос издевательски молчал. Или милосердно? Понимающе? Да ей было и не до него, Тигра изучала свое творение, делала его еще совершеннее, созидая новое, даря жизнь там, где ее никогда не было.
- Зачем! Убери свет! Что ты наделал? Ты убиваешь его! Убиваешь! Остановись. Нет... Ты все уничтожил... уничтожил...
Глаза слезились, казалось, что они впервые увидели свет. Звуки доносились до сознания так, словно она была глубоко под водой. Осознание реальности было отвратительным и лишенным чего-то важного. Чего, Тигра не помнила. Вокруг царил живописный хаос и полный разгром. И люди. Живые. Уже хорошо. Трэвис был жив. Тигра помнила себя на кресле и ту инъекцию. А потом... Потом наступило сейчас и она лежала, созерцая последствия своей ярости. Ученый порхал вокруг с восторженным видом, явно довольный результатом. Хайя тоже была здесь. Ее успокоили, что и  Ли Торнтон уцелел. И, пострадали, собственно, лишь оборудование, мебель и чья-то гордость. Тигре хотелось обоих обнять, но она все еще не могла координировать свои движения и рисковать не стала, позволяя организму прийти в себя, а Трэвису осматривать ее бессильную тушку как и хочет и где хочет.
- Надеюсь, кто-нибудь заснял это безобразие на видео, - лениво пошутила Тигра, снова прикрыв глаза от раздражающего их света. - Вот, что бывает, если дергать тигра за усы. Она улыбалась своей хищной усатой улыбкой и пыталась вспомнить что-то важное, что шепнула ей сама Вселенная, а она забыла...

+2

19

ЗАКРЫТ

0


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 30.11.2016 Отмерь мне ярости глоток... (Х)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC