Наша группа ВК
Таймлайн

Vesta : Ramirez
Kravetz
Добро пожаловать в прекрасный Мидгард, который был [порабощен] возглавлен великим богом Локи в январе 2017! Его Армия долго и упорно шла к этой [кровавой резне] победе, дабы воцарить [свои порядки] окончательный и бесповоротный мир для всех жителей Земли. Теперь царство Локи больше напоминает утопию, а люди [пытаются организовать Сопротивление] счастливы и готовы [отомстить Локи и его Армии за их зверства] строить Новый мир!
В игре: 12.2017 | NC-21 | Эпизодическая система

Loki's Army

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 15.11.2016 You're still alive (Х)


15.11.2016 You're still alive (Х)

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Название эпизода
You're still alive
Время игры
15.11.16
Персонажи
Travis Gunner, Valeria Vesta
Место действия
База «Роско Стрит»
Описание
Карибкая база превратилась в закрытую зону. Теперь там живут опаснейшие мутанты, которые ранее покорились Локи и сражались за него. Все остальные жители острова были перенаправлены в Нью-Йорк. Но если обычному солдату хватит и половины казармы, то одному из лучших ученых Армии нужна еще и новая лаборатория...
Очередность
Travis Gunner
Valeria Vesta

0

2

Что приходит за поражением? Расплата. Что приходит за победой? Награда. Что получил Ганнер после окончания войны? Ничего. Абсолютное, высасывающее ничего.
  «Ты не мог бы перестать ныть? Это отвлекает, знаешь ли».
  На скамейке под раскидистым дубом, мимо которой, неуклюже прихрамывая, шагал Трэвис, сидел, закинув ногу на ногу, Доменик Дрейвен. Дрейвен, каким его не видели, наверное, уже лет пять: в дорогом отглаженном костюме, в стильных прямоугольных очках, с бейджиком «Врач-психиатр» на груди. Он читал очередную заумную книгу в обложке с золотистым тиснением. Книга смотрелась так же респектабельно и шикарно, как и одежда Ника.
  Трэвис беззвучно шикнул на него и пошел дальше. Он уже привык не оборачиваться, не задерживать подолгу взгляд на одном месте, чтобы на него, в свою очередь, не таращились, как на сумасшедшего. Доменик Дрейвен умер полтора месяца назад. За полмира от этого тихого Нью-Йоркского парка, в холодной Сибири, в крошечном военном городке, которого официально никогда не существовало. Трэвис видел это собственными глазами. Он стоял в уютной гостиной Ника, изучал этикетку на бутылке, когда земля вздрогнула, и вокруг вспыхнул огонь. Вспыхнул слишком быстро и повсюду, как будто бы раньше, чем тренькнуло разбитое снарядом окно. Ганнер даже не успел ничего крикнуть, когда с деревянного потолка сорвалась балка и проткнула насквозь застывшего в кресле Доменика. Ганнер не успел заметить, в какой момент Дрейвен умер.
  Трэвис прошел аллею до конца и свернул к выходу. Слева на газоне весело кричали дети, и Ганнер вздохнул то ли от разочарования, то ли от облегчения: Ник никогда не появлялся, если вокруг было шумно. Он мог разве что шепнуть на ухо ворчливым тоном…
  «Так я не понял, чем вы занимались без меня? Что-то я не вижу следов грандиозных сражений».
  После смерти Ник стал еще более невыносимым, хотя полтора месяца назад Трэвис искренне считал, что это невозможно. А еще теперь он любил смеяться: хрипло, надорвано, как туберкулезный больной. Может быть, это потому что в его легком теперь должна была зиять дыра размером с кулак. Не говоря уже о том, что за полтора месяца он наверняка успел подгнить.
  Впрочем, нет, гнил в земле сейчас какой-то другой Доменик. Тот, который преследовал Трэвиса и на трезвую голову, и в наркотическом бреду, был свеж и бодр, только очень зол. На Ганнера, разумеется.
  «Если бы ты шевелился быстрее, он бы не сгорел».
  Он – это енот. Доменика ничуть не смущала собственная смерть. А может быть, бывший ученый был настолько рационален, что не хотел обвинять Трэвиса в том, что тот очевидно не мог предотвратить. Но сгоревшего енота Дрейвен ему не простил.
  Ганнер остановился у ворот и оперся о металлический столб, чтобы дать отдохнуть разболевшейся ноге. И снова очутился среди серовато-рыжей сибирской осени. Его выволокла из горящего дома какая-то девушка. Валерия, кажется, так ее звали. Трэвис минуту смотрел, как обгорает дверь дома Ника, как вспыхивают листья под ногами, как мимо пробегают люди. А потом вспомнил про енота и бросился обратно в огонь. Но не добежал. Шальная пуля попала в колено. Он упал, его подобрали и поволокли куда-то.
  Как же звали этого енота? Вот, что больше всего злило самого Ганнера: через некоторое время он понял, что никак не может вспомнить кличку любимого енота Ника. Он спрашивал у этого, нового, возникшего изниоткуда Дрейвена, но тот хмурился и недовольно отмалчивался. Потому что эта глупая мелочь каждый раз напоминала им обоим, что никаких «их» уже нет. Есть только Трэвис Ганнер с дурацким провалом в памяти, бывший Алхимик, и его прогрессирующая шизофрения.

Отредактировано Travis Gunner (2013-11-18 11:20:14)

+4

3

Пятнадцать дней сущего ада на земле. Она бы никогда не смогла представить худшего... Наверное, поэтому все так и произошло.
Пятнадцатый день казался четвертым годом заточения, непрерывной работы, нескончаемого дня и полнейшего отсутствия сна. По факту, Веста ложилась спать всего пару раз, вынужденно, лишь потому, что больше держаться не могла. Все остальное время было занято тем, что среди людей принято считать «волей Локи». Да, города отстраиваются, восстанавливаются люди, армии всех стран запирают оружие и границы государств истончаются, оставаясь условностью. Это лишь начало чего-то грандиозного. Нового мира, который им всем обещал Бог Обмана. И пока... Люди верили, что именно он помогает решить их послевоенные проблемы. Подсказывает, направляет, курирует...
Вот только они не знали, что Локи был в Хельхейме. Никто, кроме пары человек и одного аса, не знал правды. На самом деле поменялась не власть - люди. Они поверили, что может быть по-другому, они захотели этого. Потому-то в кратчайшие сроки был восстановлен Нью-Йорк и все мировые столицы. Казалось, война эти города обходила по широкой дуге. Война в таких местах казалась чем-то далеким и нереальным.
Хотелось, правда, забыть о ней вовсе... Но грех жаловаться. Валерия была загружена настолько, что не успевала думать ни о чем другом. На самом деле работа была не самой сложной, но объемы превосходили все мыслимые границы. Каждый материк, страна, область, штат, город и поселение - у всех свои проблемы, и все они стекаются в одну точку. Женщина банально не успевала. Вернее, едва успевала. Конечно, Локи справился бы со всем этим гораздо быстрее. Но тайна обязывала скрывать слишком многое, и слишком многое брать на себя.
Веста обернулась через плечо, бросая последний взгляд на горы бумаг и три ноутбука, создающих в кабинете одной ей понятный хаос. Две недели без дневного света так же не пошли на пользу ее организму, как и отсутствие сна. Поэтому прибытие ученого стало отличным поводом выбраться наружу и хоть на час забыть о таких ненавистных делах насущных. По крайней мере, этим получалось вполне удачно оправдываться перед самой собой.
Хотя, конечно, было еще несколько причин. О них Валерия вспоминала по дороге, отбрасывая тонны ненужной информации, выискивая в своей памяти драгоценные крупицы. Когда-то давно они с Ганнером пересекались на  Карибах. Буквально раз, но эти воспоминания, принадлежащие другой жизни, другой Весте, сейчас восстановить было почти что невозможно. Во второй раз судьба свела их в Сибири, когда на базу-деревню напали и буквально искромсали. Чудо, что именно тогда генерал-майор оказалась в нужном месте, увидела, успела спасти химика. Второго ученого, к сожалению, вытаскивать уже не было смысла.
И теперь ее тянуло лишний раз взглянуть на него, лишний раз убедиться, что все в порядке.
- Здравствуй, - женщина буквально выросла из-под земли: бесшумное появление - старая армейская привычка, даже не хотелось вспоминать, у кого она была перенята. - Валерия Веста, Ваш личный проводник на Роско Стрит. Здесь недалеко, правда потом придется немного полазить... Издержки бывшей конспирации.
Валерия указала направление - до ближайшего выхода в метро было действительно пару сотен метров - и они пошли в указанном направлении. Она бы даже нашла сие действо немного забавным - давно уже не помнила человека, который бы не ориентировался у них в подземке. Новенькие учились этому достаточно быстро. Но сейчас ее внезапно обеспокоило совсем другое:
- Я буду слишком бестактной, если спрошу, почему Вы хромаете? Помнится... раньше такого не было, - Веста кинула слегка взволнованный взгляд на ученого и едва ли не силой заставила себя замолчать.

+3

4

Девушка появилась так неожиданно, что сумела спугнуть и воспоминания, и даже язвительный хриплый голос. Вот же черт, а ведь он почти забыл, куда и зачем вообще шел. Этот парк его загипнотизировал: Алхимик слишком давно не видел деревьев и зелени. С… ну да, с того самого дня.
- Не обращайте внимания. Словил пулю в колено, - Трэвис повернул голову, чтобы изобразить улыбку. Она у него теперь получалась какой-то кривоватой и сползала сама собой через пару секунд. Наверное, стоило подумать о том, чтобы снова начать играть в покер на деньги.
  Взгляд случайно зацепился за знакомые черты лица, но Ганнер не обратил на это внимания и не стал утруждать себя тем, чтобы вспомнить, где и когда мог видеть девушку. Раньше он обязательно улыбнулся бы очаровательной представительнице прекрасного пора и постарался завязать разговор, но сейчас почему-то совсем не хотелось. Мало ли, сколько людей он видел за эти годы. Валерия Веста, он просто запомнит, по крайней мере, на ближайшие пару часов. Валерия…
   «Ты дебил, Ганнер!» - Доменик взвился у него за спиной так внезапно, что Трэвис споткнулся. – «Ты знаешь эту девушку!»
  «Кто бы мне это говорил», - перебил сбитый с толку Алхимик. – «Ты мое-то имя не сразу запомнил. Какое тебе дело…»
«Она тебя вытащила!»
  Трэвис в это время шагал мимо витрины магазина и бездумно скользил взглядом по стеклу. Вдруг в зеркальной поверхности отразилось хмурое, презрительное лицо его личной шизофрении.
  «Она. Тебя. Вытащила».
  И Ганнер почувствовал… или Доменик почувствовал? Нет, это было бы уже форменным безумием, но тем не менее, Трэвис был уверен, что Доменик был благодарен Валерии.
«Прекращай это», - мысленно приказал себе Ганнер. – «Прекращай раздваиваться, иначе и правда откатишься на шесть лет назад, на ту же койку с кожаными ремнями».
– Я тебя вспомнил, – сказал он, просто чтобы что-то сказать. И сам не заметил, как соскочил с официального тона. – Ты спасла меня из огня.
  Очевидно, надо было что-то добавить. Очевидно, надо было сказать банальное «спасибо», но вместо этого Трэвис почему-то выдал:
– Ногу мне подстрелили там же. Я не успел спрятаться, хотел зайти в дом еще раз. По правде говоря, я хотел вытащить нашего енота. Звучит бредово, знаю.
  «И не просто бредово. Я бы запер тебя в одиночной палате и проверил на аутизм. По тебе можно было бы написать неплохую статью», - голос в голове вспомнил, что в прошлой жизни принадлежал психиатру.
– Я имел в виду, спасибо, – устало вздохнул Трэвис.
  «Ну наконец-то».

Отредактировано Travis Gunner (2013-11-19 03:04:31)

+3

5

Ее никогда не смущало молчание. В большинстве случаев оно было правильным и уместным. Например, сейчас женщина старалась впитать в себя эти бесценные мгновения, проведенные на поверхности - понимала, что вернется не скоро. Чистый и свежий воздух, яркое холодное солнце, приятный и отчасти забытый шум города, много людей вокруг... Лера растерянно отводила взгляд и старалась не вглядываться в лица прохожих. Получалось плохо. Они слишком часто узнавали ее, иногда даже оборачивались. Именно сейчас Веста поняла, что слишком много светилась по телевизору. Все эти официальные подписания актов капитуляции, прямая трансляция по всему миру... Вот и последствия. Не сказать, что самые приятные или масштабные. Просто как-то не по себе. Спасибо хоть на том, что пальцами не тыкают.
Когда они вышли на тротуар и двинулись по улице, идея встретить химика лично стала казаться Весте все более и более глупой. Слишком много людей, слишком много пристальных взглядов... «Где-то я ее видел...», «А не она ли была с генералом Армии тогда в Бразилии...». Женщина чуть не обернулась на подобную фразу, но Трэвис вовремя отвлек ее, снова начав говорить. Легкое раздражение сменилось удивлением.
«Енот? Какой енот?..»
Но, услышав последние слова, она улыбнулась и немного напряженно вздохнула. Этот штамп... Тебе говорят «спасибо» - ты должен ответить «пожалуйста». Но как можно отвечать подобным образом на такую благодарность? Ей всегда было неловко в таких ситуациях. Возможно, если бы танцовщица чувствовала себя лучше - на лице появился бы легкий румянец.
- Иногда, оглядываясь на весь тот военный ужас, невольно задумываешься «А стоило ли оно того?». Как и тогда в Сибири, мне повезло пару раз оказаться в нужном месте в нужное время. Но, пожалуй, в этом и есть величайшая ценность всего, через что пришлось пройти, - женщина свернула в сторону подземки. - А вот с коленом неприятно... По крайней мере, будет не очень удобно часто выходить в город.
В метро люди, кажется, стали еще более подозрительными и внимательными. А, может, разыгралась паранойя - на четвертый-то день без сна и отдыха. В любом случае, от навязчивых взглядов и перешептываний стало немного дурно. Веста прикрыла глаза и благополучно проигнорировала пару ненужных остановок. Держаться в сознании становилось все труднее. Кажется, кофе давно перестал помогать, в каких бы количествах не употреблялся.
Впрочем, нужную станцию она пропустить не могла. Пару поворотов, длинный и давно не функционирующий тоннель, еще лабиринты...
- Лучше запоминай дорогу сразу, сейчас на базе даже рядовых поймать сложно - все еще празднуют.
На самом деле, добраться до базы «Роско Стрит» было не самой трудной задачей, просто нужно было знать верное направление и пару особых вещей. Правильно повернуть на развилке, знать, в какую дверь и как "стучать" - вот и вся мудрость. Впрочем, запертых дверей, конечно, никто не отменял.
На базе, как и предполагалось, было тихо и безжизненно. Веста стразу же свернула в новую ветку коридоров, которые были отреставрированы буквально пару недель назад. «Роско Стрит» разрасталась - поступало много новых людей, теперь среди них значились не только военные. Кроме ученых и блудниц, в «штатских должностях» появилось пару спикеров и парламентеров - вынужденная мера нового направления работы Армии. И, конечно, всем были нужны свои помещения для работы. Хотя Валерия считала, что «политическим» квадратные метры понадобились лишь для складирования ненужных тонн макулатуры.
Женщина остановилась у входа в новую лабораторию и, отперев замок, отдала ключ химику. Пропустив его вперед, Лера тихо прикрыла за собой дверь и оперлась на нее. Огромная комната, больше походившая на зал, пока что выглядела сиротливо и пусто. Впрочем, радовал хотя бы ремонт.
- Не представляю, какие приборы необходимы. Все, что здесь есть, велела завезти мисс Коффлин. Вернее... Сэм сказала, что это - «базовый набор для химика», или как-то так. Я плохо разбираюсь. Все, что нужно будет перевезти или докупить - доставим. И... там есть еще пару помещений, связанных небольшим коридором, - Веста указала на дальнюю дверь в другом конце комнаты. - Все в... твоем распоряжении.
Женщина замерла, наблюдая за химиком. Она хотела задать ему пару вопросов, но пока что предпочла выждать - еще не время.

+3

6

Постепенно Ганнер стал замечать, что на них оборачиваются прохожие, но отнес это на счет своих странностей. Он не смотрел телевизор, не читал газеты и понятия не имел, как, с кем и чьими усилиями бывшая Армия ведет переговоры с миром. Трэвис поднял воротник куртки, уставился в асфальт и дальше до самой станции на всякий случай шел молча. Его уже пару раз останавливали полицейские. Если остановят вместе с девушкой, будет неловко.
  К тому же, ему нечего было ей сказать. Он был точно уверен, что никакой мир не стоил того, чем пришлось пожертвовать, но Ганнер рассудил, что вслух этого говорить не стоит. И он не совсем разделял мнение, что в Сибири девушка оказалась в нужном месте в нужное время. Через секунду могла бы упасть еще одна балка, и все было бы куда проще.
«Недоумок,» – ровным, абсолютно спокойным тоном бросил Доменик. Вдруг оказалось, что он идет рядом с ними – Трэвис увидел его краем глаза по другую сторону от Валерии.
«Если ты думаешь, что мы с тобой должны были прожить старость вместе и умереть в один день, то ты еще тупее, чем я всегда тебя считал, Ганнер.»
  Алхимик промолчал. Он промычал что-то невразумительное в ответ на заботу девушки о своей ноге и пожал плечами. Этот жест предназначался одновременно и ей, и Нику. Доменик вздохнул.
«Трэвис, кто ты такой?» – видимо, он действительно поверил, что разговаривает с имбицилом, и решил начать разговор издалека. – «Вспомни, кто ты такой. Ты, как ни странно, ученый или, по крайней мере, тебя им тут все считают. Ты полжизни провел у стола с реактивами. Я тоже. Ты знаешь, что семьдесят процентов меня осталось в тетрадках с набросками, вроде тех, которые твои гориллы когда-то вынесли из моей квартиры. И еще ты знаешь, что никто, кроме тебя, не сможет их закончить».
  Ганнер в очередной раз споткнулся у самого входа в метро.
«Мы только начали, идиот. Один из нас должен был выжить».
«Я маловато понимаю в психофармакологии», - грустно усмехнулся в пустоту Трэвис.
«О, это не проблема», - Ник махнул рукой. Причем Ганнеру показалось, что он махнул не просто так, а указывая на что-то конкретное. Алхимик опустил взгляд вниз и… обнаружил, что из кармана его куртки торчит книга. Та самая книга в красивом переплете с золотым тиснением.
«Что за…»
  И вдруг вспомнил, нет, правильнее будет сказать, узнал, что до того, как пойти в парк, два часа проторчал в книжном магазине перед стеллажами с книгами по психиатрии.
«Ты совсем охренел!?» – только тут Трэвис понял, какую сделал глупость, когда, обнаружив первые зачатки шизофрении, вместо того, чтобы лечиться, радостно дал ей зеленый свет.
«Не напрягайся, я просто хотел провести эксперимент. Не был уверен, что сработает. Больше не буду».
  Трэвис не поверил ни на грош, но решил не закатывать скандал в вестибюле метро. Чтобы успокоиться, он решил переключиться на окружающую реальность.
- Лучше запоминай дорогу сразу, сейчас на базе даже рядовых поймать сложно - все еще празднуют.
– Постараюсь. Хотя, знаешь, иногда у меня включается топографический кретинизм. Под землей обычно лучше, но, если что, я побегу разыскивать тебя, – Трэвис улыбнулся.
  Под землей он и правда чувствовал себя лучше. И дело было совсем не в топографии, просто ему было уютнее в каменных мешках. Этому не было рационального объяснения, по крайней мере, сам он его не знал, но коридоры быстро помогли ему успокоиться. Так что он действительно успел отследить все повороты, развилки и двери и был почти уверен, что сможет проделать обратный путь.
  Наконец, Валерия привела его в новую лабораторию. Здесь пока было пусто, хотя его старая подруга Сэм уже успела кое-где пройтись своей хозяйственной рукой. Но не это было самое главное. Эта лаборатория была как две капли воды похожа на тот подвал, который он оставил на Карибах. Трэвис вдруг не выдержал и рассмеялся. Ник немедленно материализовался в самом темном углу, чтобы посмотреть на него поверх очков, как на умалишенного, а Ганнер все смеялся и смеялся и не мог заставить себя остановиться.
– П…прошу прощения, – пробормотал он наконец, утирая слезы. – Я просто не ожидал, что всё… в смысле, ничего не изменится. Настолько. Это, знаешь, похоже на то, что я слетал в Нью-Йорк, а потом меня незаметно вернули обратно на Карибы. Прости. Прости, я от акклиматизации немного не в себе. Хорошо, я посмотрю, что нужно.
  Он отошел от двери и двинулся вдоль стены. Первым делом он вытащил на свет одинокую настольную лампу, поставил прямо на пол, включил ее и погасил верхний свет.
– Интимный полумрак, – усмехнулся Трэвис, оборачиваясь к Валерии. – Вот теперь я могу думать.
«Да неужели?»
  Но Ганнер уже решил игнорировать обнаглевшую болезнь.
– И мне приходит в голову, что, если встретить меня прислали именно тебя, то ты, наверно, знаешь, что от меня сейчас нужно. Я прав?

Отредактировано Travis Gunner (2013-11-20 14:14:19)

+1

7

Когда-то давно, краем глаза, Валерия видела лабораторию химика. Настолько вскользь, что сейчас вряд ли бы вспомнила четкие подробности. Единственное, что хорошо отпечаталось в памяти - невероятный бардак. Но, знаете, в каждом хаосе есть своя закономерность, и тогда было понятно, что сам ученый может найти все, что понадобится. Порой такая система была точнее архива.
Но танцовщица понятия не имела, почему это место было похоже на его подвал в карибском доме. Может все лаборатории одинаковы? Или это просто совпадение? Валерия неосознанно пожала плечами, в то время как Трэвис пытался заставить себя прекратить смеяться. Даже если все это произошло случайно - такие вещи слегка пугали.
Ганнер тем временем переключил освещение, и женщина чуть ли не физически ощутила, насколько ей стало легче. Она волновалась уже пару минут, предвкушая будущий разговор, которую просто не сможет оставить на потом. Страху нагонял еще и факт того, как отреагировал Дитрих на ту же самую просьбу. Такого знатного скандала она давно ни с кем не устраивала. В принципе, и его можно было понять - он волновался, он не хотел гробить свою подругу, которая и так не следит за здоровьем. Но Ганнер-то не должен был руководствоваться такими чувствами. А значит, договориться с ним было потенциально легче.
– И мне приходит в голову, что, если встретить меня прислали именно тебя, то ты, наверно, знаешь, что от меня сейчас нужно. Я прав?
«Послали?» - она едва заметно ухмыльнулась. - «Интересно, стоит ли говорить, что я и сама могу посылаться? Хотя лучше молчать, пока не поставят вопрос напрямик.»
Веста, обрадовавшись возможности перевести свои тревожные мысли в новое русло, прошла вглубь помещения вслед за ученым и остановилась в нескольких шагах от нового источника света. Взгляд рассеяно блуждал по почти пустой лаборатории. На самом деле, она не могла ответить на вопрос химика, по крайней мере сейчас.
– Да, я скажу даже больше: я знаю все, что касается Армии, так что ко мне можно обратиться по любому вопросу. Конкретно сейчас тебе в течении двух недель нужно здесь обустроиться. Если нужны рабочие руки - предоставим, правда у нас где-то были левитационные платформы Смита... Это я так, к слову. На счет дальнейших планов я уточню, Локи конкретно не говорил, но вскользь упоминал. До сих пор стоит вопрос с мутацией Беннера. Все же Халк навсегда отпечатался в памяти трикстера. Конечно, нам удалось обезвредить его, но это временно, а Повелитель хочет, чтобы больше никаких превращений не было. Не знаю, насколько это реально... Да и проблемы, связанные с мутантами, скоро обретут новый характер. Впрочем, это мои догадки, точные распоряжения будут как раз недели через две.
Веста тяжело вздохнула и оторвала взгляд от источника света, переведя его на Трэвиса. Внезапная усталость, скопившаяся за столько дней непрерывной работы, навалилась с новой силой. Сначала она откликнулась в голове. От внезапной боли женщина на пару секунд поморщилась и тут же схватилась за виски. Стало немного легче... Но отголоски совсем недвусмысленно прошлись и по сердцу. Она все же решила опуститься на стул, нашедшийся в паре шагов, боясь, что так же неожиданно что-то откликнется и в ногах.
– Сейчас... Нас осталось меньше, а работы с каждым днем становится все больше. У меня ее столько, что я едва ли успеваю спать. Хотя нет, это тоже стало роскошью. Не знаю, стоит ли говорить, но спала я трое суток назад, если не больше. Не помогают ни кофе, ни энергетики, медицинские и не совсем... Это я на всякий случай, если все же отключусь.
Валерия улыбнулась, как-то недобро, будто предчувствуя, что этим все и закончится. Подняла взгляд на Ганнера, и не увидела почти что никаких чувств. Идеально. Именно этого она и хотела.
– На самом деле, я пришла говорить о другом. Еще летом я испытывала вещество, которое ты разработал, r-74. Прекрасная вещь... Не уверена, что мне нужен именно этот наркотик, но по эффектам он идеально подходит. Сейчас не стоит вопрос о здоровье и подобном - это не имеет никакого значения. Только время, скорость работы и мышления, отсутствие потребностей в сне, пище и прочем - вот приоритетные задачи. Сможешь сделать для меня партию?
Взгляд Весты на секунду затуманился, после чего приобрел какой-то нездоровый огонек решительности. О таких людях говорят "способны на все". Так оно, в сущности, и было. В такое положение генерал-майора ставили обстоятельства.

+2

8

Когда Валерия начала говорить про Беннера и мутантов, Ганнер впервые присмотрелся к ней внимательно. У него появилось ощущение, что что-то он упустил в кадровых вопросах Армии. Причем давно. Впрочем, если раньше никогда не интересовался, откуда спускаются деньги на твои опыты, стоит ли начинать сейчас?
«Но кто такая эта девушка, надо все-таки выяснить,» – Трэвис поставил себе мысленную галочку в первых строках списка дел, между «Заказать холодильники» и «Найти ближайший сигаретный ларек».
  Девушка добавила, что не спала уже трое суток, но у Ганнера за последнее время очень резко сократиться запас эмоций вообще и сочувствия в частности.
  «Если она окажется важной персоной, считай, что твои финансы уже урезаны вдвое», – усмехнулся Дрейвен.
«О, тогда я знаю, почему ты всю жизнь просидел в однокомнатной квартире. Тебе, наверно, вообще ничего не платили».
  Трэвис ухитрился переругиваться с Ником, не сводя взгляда с Весты и не теряя нити разговора. Но то, что он услышал дальше, его совсем не обрадовало.
– «Рэйзер» не годится для постоянного использования. Через трое суток, а в твоем состоянии – через сутки, тебе понадобится реанимация. И тем более это не средство для повышения внимания. Как я понял, тебе нужен хороший стимулятор.
«Поздравляю, ты только что безболезненно пережил экономический крах. Если, конечно, сделаешь действительно хороший стимулятор и не убьешь ее случайно».
  Ганнер мысленно послал критика в задницу.
– У меня нет таких наработок, – честно признался он. – Все, что я до этого делал для армии, было рассчитано на увеличение мышечной массы. И понадобится не меньше недели, чтобы обставить лабораторию.
  Вообще-то он хотел под этим благовидным предлогом намекнуть девушке, что не стоит сжигать организм химией ради работы. Но у нее был такой взгляд, что слова категорически отказались превращаться в звуки. Очень знакомый взгляд человека, который адски устал, но должен (должен!) продолжать биться головой в стену. Хотя уже забыл, ради чего.  Может быть, и правда было бы неплохо… Тут Трэвис машинально нащупал книгу, которая так и болталась в кармане. Книгу по теории высших нервных процессов. Дурацкое совпадение. Совпадение ли?
- Но я знаю, в какую сторону копать.
«Вообще-то я не так предполагал использовать тебя».
«Вообще-то я тебя не спрашивал».
  Трэвис чуть не ляпнул вслух, что у него есть друг, который, если что, поможет. Потом опомнился: не поможет. Будет зудеть над ухом и заставлять переворачивать страницы, когда глаза уже начнет резать от усталости, но больше ничем не поможет.
– У меня, как ни странно, есть кое-какие заметки, которые могут помочь. И еще нужны будут рабочие материалы нашей сибирской базы. И… – он остановился, задумался, - знаешь, я даже не спрашиваю, пойдет ли этот заказ официально через нашу отчетность или нет. Делаю это только для того, чтобы ты и правда не попробовала колоться «Рэйзером».«Ну да, почти так и есть».Но ты должна пообещать мне, что будешь принимать стимуляторы только под моим контролем.
«На что ты в очередной раз подписался, болван? Если тебе нужны идиотские оправдания, чтобы запросить мои бумаги, то я могу написать тебе письменное разрешение. Твоей же рукой, но с моей подписью. Хочешь?»
«Нет. Я просто хочу это сделать».
«Думаешь, если изобретешь лекарство от сна, тебя перестанут мучить кошмары?»

+2

9

Непроницаемый взгляд почти черных глаз цепко держался на химике. Даже сама Веста перестала контролировать то, с какой силой смотрела на мужчину напротив. Он колебался, как колебался любой, когда она затрагивала эту тему. Но разница состояла в том, что этот разговор должен был стать последним. У нее не было ни времени, ни сил, ни желания искать новые способы достать единственный знакомый ей стимулятор. А если у нее что-то не получалось по-хорошему - приходилось действовать по-плохому... Чего и сама женщина не хотела. Но эти ученые просто не оставляли другого выбора.
  И все же, надежда еще теплилась в этом вымотанном теле. Наверное поэтому сама она на пару долгих мгновений превратилась в воплощение необходимости получить желаемое. Наркотик ли, что-то другое, существенной разницы не было. Валерия прекрасно понимала, что Ганнер сможет придумать нечто иное, если сочтет первоначальный вариант неприемлемым. Хотя самой женщине уже было все равно. Обычная смертная, она не могла удержать мир. И в начале этой острейшей проблемы стояли низменные несовершенства: отсутствие должной силы, времени, определенного взгляда на вещи... Абсолютно нового взгляда. Этого "Рэйзер", к сожалению, не давал, зато прекрасно восполнял другие потребности. А конечные проблемы с телом легко решаются дозой адреналина в сердце.
  Веста была уверена, что скоро это все для нее закончится. Она как минимум найдет генерала, у него должно выйти намного лучше. Терпеть ведь осталось совсем не много, правда? Хотелось в это верить... Хотелось удержать этот шаткий мир, едва отошедший от войны, только что поднявшийся на ноги и тут же вставший на колени пред своим Богом и Повелителем. Сохранить тот идеал, за который не просто боролся - за который погубил старую жизнь и надежду на будущую. Вопрос о "здоровье" на фоне всего этого массива высших глобальных проблем просто нивелировался, а то и вовсе исчезал. 
  Но, кажется, ее услышали. Даже больше - поняли без слов, а это самое главное. Почему-то сразу же появилось навязчивое чувство, что выбор претендента на последний разговор был далеко не случайным. Впрочем, если женщина все правильно поняла, убедиться в этих пространных догадках еще предстоит.
  - Под твоим контролем... - медленно повторила Веста, доставая из кармана куртки небольшой блокнот и ручку ему под стать. - Обязательно. Я тоже не хочу особо рисковать.
  «Пока меня некому заменить», - мысленно добавила она и записала пару слов на будущее. Обычные вещи: пустить запросы Ганнера по обустройству лаборатории первыми на исполнение, доставить оборудование с карибской базы, рабочие материалы из Сибири... Приходилось думать о таком количестве различной информации, что записать самые важные пункты было себе дороже.
  - Я не хочу торопить, но каждый день важен. Впрочем, еще неделю можно подождать. И начинать с испытания пробных образцов, наработок... Из меня, знаешь, получается отличный подопытный кролик.
Валерия усмехнулась и наконец взглядом добралась до часов. Вот и оно, драгоценное время, не оставляет шансов задержаться даже на минуту. Женщина нехотя поднялась и беглым взглядом осмотрела новую лабораторию. Да уж, пока что это не очень походило на место работы одного из гениальнейших ученых Армии. Впрочем, дело поправимое.
  - Спасибо, что согласился помочь. Все необходимое доставят в ближайшее время. Я еще зайду уточнить пару деталей, но если понадоблюсь - многие на базе знают, где меня искать. До встречи.
И, одарив Трэвиса своей самой доброжелательной улыбкой, Веста мгновенно исчезла из помещения, будто никогда и не переступала порог нового пристанища Ганнера.

+1

10

ЗАКРЫТО

0


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 15.11.2016 You're still alive (Х)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC