Наша группа ВК
Таймлайн

Vesta : Ramirez
Kravetz
Добро пожаловать в прекрасный Мидгард, который был [порабощен] возглавлен великим богом Локи в январе 2017! Его Армия долго и упорно шла к этой [кровавой резне] победе, дабы воцарить [свои порядки] окончательный и бесповоротный мир для всех жителей Земли. Теперь царство Локи больше напоминает утопию, а люди [пытаются организовать Сопротивление] счастливы и готовы [отомстить Локи и его Армии за их зверства] строить Новый мир!
В игре: 12.2017 | NC-21 | Эпизодическая система

Loki's Army

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 23.08.2016 Talk, my obedient marionette (Х)


23.08.2016 Talk, my obedient marionette (Х)

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Название эпизода
Talk, my obedient marionette
Время игры
23.08.2016
Персонажи
Haiya Kravetz /парламентер/
Tigra Linus /парламентер/
Место действия
Пхеньян, КНДР
Описание
Северная Корея поступила разумнее других стран - она согласилась принять делегацию Армии Локи и провести переговоры. Парламентарии Бога Лжи должны во что бы то ни стало убедить старых коммуняк обрушиться на буржуйский Запад. Правда, у армейцев свои, особые способы убеждения...

http://webpic.chinareviewnews.com/upload/201002/6/101222860.jpg


Экспресс-эпизод. На пост дается три дня, на четвертый игроки имеют право пропустить Вас, к тому же Вы лишаетесь положенных бонусов. Эпизод засчитывается за три, парламентерам - награды в профиль.

+1

2

«Страны мира безоговорочно капитулируют, одна за другой…»  Такова основная позиция Армии - лозунг происходящего, если хотите. И ни слова о том, что не все заранее высылают официальные письма с заверениями в полном повиновении, ни строчки о том как проходят переговоры, о жалких попытках отдельных держав выставить свои условия и найти выгодные для себя компромиссы… В общем, много утомительных и никому не нужных подробностей – вот только казусы и недопонимания повторяются, из раза в раз, заставляя применять силу, добиваться согласия под дулом автомата, растолковывать каждый раз одно и то же: нечего выделываться, господа, ни к чему провоцировать на крайние меры, никому не нужны лишние жертвы, бунты и возмущения ваших же собственных граждан, да что ж вы, черт вас возьми, спокойно поговорить не можете как люди?!
  В общем – та еще морока. С кучкой мелких сошек, вроде Гонолулу или Люксембурга, еще куда ни шло; силой втемяшивать нехитрую истину в головы глав более мощных государств сложнее – с каждым не навоюешься, учитывая тот факт, что, как ни банально, война – это в первую очередь деньги. Так что… Следующий шаг светлые умы Армии просчитали заранее. И просчитали они его с истинным коварством подданных Бога Обмана.
  Северная Корея. Страна тоталитарного социализма и запуганных суровым диктатом трудяг. Страна, комфортно усевшаяся на баллистические ракеты и ядерное оружие, словно самодовольно заявляя «Нас мало, но мы в тельняшках». Или «Только суньтесь, и мы подорвем тут все нафиг». В общем, транскрипция на любителя, на суть в одном – уверенные в собственной важности, корейцы согласились на официальные переговоры. Все чин по чину – на площадь Ким Ир Сена стекаются представители Партии и бесчисленные СМИ, пресса скрипит штативами и спешно устанавливает камеры – все серьезно, прямая трансляция хода переговоров на мировые новостные каналы. В конференц-зал правительственного здания КНДР впервые впустили репортеров, и уж точно впервые – представителей Армии по захвату земного шара… То еще событие. Эти переговоры должны стать образцом идеальной, политически и рационально обоснованной капитуляции сильной страны перед еще более сильным противником. Образцом  безболезненного, добровольного и достойного подчинения. А так как для  закореневших в коммунистическом вольнодумстве корейцев такая задача является практически непосильной, поможет им в этом… угадайте что? Что б вы не назвали – неправильно. Поможет им в этом маленькая девочка Хайя.
  …
Светлокожие репортеры-европейцы смешались в едином потоке со смуглыми узкоглазыми корейскими партийцами, единое месиво лиц и голосов наполняло белоснежные коридоры. Если бы кто-то из этих досточтимых господ был меньше занят размышлениями о важности предстоящего события и собственных переживаниях по этому поводу, он бы непременно заметил низенькую хрупкую девушку – да что там, почти девочку, явно слишком юную для подобного мероприятия, невзирая на строгий деловой костюм и «взрослую» прическу. Заметив ее, он бы тем более удивился, что это белокурое создание не снует в пестрой толпе журналистов, толкущейся снаружи в поисках сенсационного материала, а уже минут пятнадцать караулит неподалеку от мужской уборной. За это время ее жертва уже дважды проходила мимо – за надежную дверь с вполне европейской надписью WC и обратно. Лишний вес, круглое как блин лицо, бегающий взгляд и одышка – общий вид руководителя державы, тридцатитрехлетнего маршала Ким Чен Ына, не произвел на Хайю особого впечатления. Это был человек не особой силы воли – с упрямой идеологией, конечно, но слишком трясущийся за собственную репутацию и сохранение власти,  а главное – со слабым ментальным полем. Именно ему предстояло вести сегодня переговоры с представителем Армии в лице Тигры, уже удобно расположившейся с своем квадрате конференц-зала вместе с группой сопровождения; именно ему предстояло принять решение о безоговорочной капитуляции и сдать Северную Корею в подчинение Локи; именно его Хайе приказали взять в подчинение, под контроль, незримо вложить в эту упрямую голову нужные мысли. Заставить принять чужие идеи за свои собственные. Превратить сам факт переговоров с фарс. В театр одинокой марионетки.
  Когда пухленький маршал, нервно приглаживая рукой стриженые под горшок волосы и тщетно пытаясь скрыть волнение,  в третий раз совершал свой променад к уборной, перед ним – буквально на мгновение – предстала маленькая светлая фигурка. Бегающий взгляд утонул в гипнотизирующих пронзительно-голубых глазах и потух, потускнел, затянулся безжизненной пленкой. Хайя хищно улыбнулась краешком губ, и, развернувшись, застучала каблучками прочь, вскоре присоединяясь к группе сопровождающих с ожидании начала представления. Дело было сделано. Точнее, положено начало. «Готовенький» правитель уже не вспомнит, что видел в коридоре странную девочку с властным взглядом, и тем более не заметит, что ход его рассуждений претерпевает существенные изменения. Бывшая беспризорница Хайя, еще не так давно далекая от политики как от звезд, много тренировала свой дар и достаточно готовилась, чтобы исполнить любую, даже самую неординарную миссию. Процесс контроля чужого сознания сложно объяснить, но выражаясь фигурально, она схватила и цепко держала его разум в своих ладошках.
  … Все лидеры расселись, тяжелые двери зала захлопнулись, воцарилась секундная предварительная тишина. Свет, камера, мотор – шоу начинается…

+1

3

С каждым днем все больше голов склонялось перед Локи, признавая в нем Царя и Бога. С каждым днем росла его армия и сражалась в его честь. Сегодня пришло время покориться самой непокорной и воинственной нации, до сего момента остающейся свободной. Но, всему, однажды, приходит конец. Тигра считала, что этим людям даже легче будет приспособиться к новым условиям, ведь они привыкли к жесткой дисциплине и безпрекисловному повиновению. Разум этих людей был чист и непорочен. А покорять их пришли не армией и ядерной бомбой, а всего-то молодая девушка и маленькая девочка. Такая обманчивая безобидность, она обезоруживала и сбивала с толку. Их, возможно, не слишком принимали всерьез, но согласились выслушать. А что вообще могли подумать эти закоренелые политики и вояки, когда от огромной и могучей армии, захватывающий мир, к ним присылают женщину и ребенка? Что они настолько сильны? Глупы? Не уважают?... Все это не имело значения, потому что ребенком была Хайя - девочка, покоряющая умы в самом прямом смысле.
Народу было столько, что яблоку негде упасть. Журналисты готовы были залезть на голову друг друга, лишь бы заполучить лучшие кадры. Они галдели и постоянно щелкали камерами, чем страшно раздражали. Сами же корейцы держались гордо и невозмутимо, словно речь шла не о капитуляции, а об обычном торжественном событии. Конечно же они попытаются извлечь максимум из этого договора и Тигре нравилась такая устойчивость характера. Такие люди могли бы стать надежными подданными, если перейдут на сторону Локи не только на словах.
Но вот, все заняли свои места в ожидании переговоров и сенсаций, но Тигра знала, как знала и Хайя, что будет шоу и сюжет уже написан, а этим людям отведена роль зрителей и марионеток. На самом деле, им же лучше, это сэкономит многие жизни.
- Я рада приветствовать Вас, в этот замечательный день, -начала Тигра, - я искренне надеюсь, что мы поймем друг друга и заключим соглашение, которые принесет мир в сердца людей и веру в будущее. Вы гордые и сильные люди и Локи будет рад иметь таких подданных, как Вы. Ас не слишком любила официальные церемонии и особенно речи, но дело было превыше всего. Хотя, девушка куда комфортнее чувствовала бы себя в приватной беседе. - Вы уже, конечно знаете, продолжила она, - Что армия Локи, сейчас, самая могущественная организация на планете и это без малейшего преувеличения. Вам представляется прекрасная возможность стать частью этой великой силы, без умаления вашей гордости и доказать миру, что Вы, хоть и не обладаете большой численностью, но большим умом. Вы сможете занять достойное место в новом мире. Тигра посмотрела прямо в глаза маршала, недолго, но пристально.

+3

4

Назойливый всепроникающий гул, шепотки, жесты, последние приготовления -  все смолкло, стоило официально уполномоченному парламентеру Армии  Локи  асу Тигре Лайнус начать свою речь. Воцарилась внимательная, почтительная тишина – только камеры, словно гигантские черные мухи, рассевшиеся по штативам, хищно следят за каждым из присутствующих в зале, фиксируют любую неловкую позу, любой многозначительный взгляд, тут же транслируя происходящее на экраны мировой общественности.  Хайя лезть на первый план вовсе не собиралась,  хотя и понимала что избежать появления своей мордашки в одном из объективов совершенно невозможно; она пристроилась во втором ряду среди десятка сопровождающих, стоящих за спинкой Тигриного  кресла. Глядя в просвет между плечами двух шкафоподобных амбалов в костюмах и иголочки, она выбрала самый удачный ракурс и теперь неотрывно сверлила взглядом равнодушные и покорные глаза Ким Чен Ына. Главный кореец держался довольно сносно: взгляд осмысленный, речь плавная, на лице не отражается ни следа внутренней борьбы. Его переводчик казался слегка более нервным; едва заметно поражаясь произносимому и теребя дрожащими пальцами запонку на рукаве, он принялся переводить ответное приветствие.
  Пропуская мимо ушей само строение предложений и необходимые дипломатические речевые обороты, Хайя внимательно следила за общим состоянием и ходом мыслей маршала. Бедный пухленький президент никак не мог взять в толк, почему тщательно продуманная речь вдруг ни с того ни с сего начинала течь совсем в ином русле. Почему,  к примеру, намеренье подчеркнуть силу и независимость Северной Кореи обернулось упоминанием о силе Армии Локи и о независимости как понятии эфемерном в условиях современной политики? И почему в нем словно борются две точки зрения, одна из которых появилась совершенно внезапно и теперь с легкость укладывает другую на обе лопатки? Вскоре борьба между собою и собою же вконец его измотала, и на смену ей пришла абсолютная покорность.
  Вообще-то, маршал Ким Чен Ын был уже абсолютно «готов». Он мог хоть сейчас подписать капитуляцию, втайне будучи шокированным собственною жаждой слепо следовать за властным, мудрым и харизматичным диктатором (которым, к слову, должен сам считаться для своего народа, кхм…). Но это было бы слишком быстро. И скучно. И непонятно для большинства беспрекословных трудяг с устаревшими моральными устоями…
  Дело разрядили члены корейского парламента, взирающие на происходящее без права голоса. Они передали маршалу «записки» с вопросами о подробностях политики Армии и о правах страны, входящей с ее число… Хайя позволила зачитать – а пусть. Пусть узнают. Им будет полезно. Им всем.

+1

5

Тигре не нужен был переводчик, что бы понять о чем речь. Сказав свою речь, она наблюдала и слушала. Тигра видела борьбу во взгляде Ким Чен Ына и покорность перед неизбежным. И множество буравящих вопросов в глазах остальных людей. Многие были удивлены, многие ожидали иного. Тигра любила сюрпризы и не только получать, но и делать их. Сейчас же состоялся мировой сюрприз. А потом посыпались вопросы, острые и жизненно важные для людей. Они поняли, что проиграли, но хотели знать свое будущее и попытаться, вероятно, удержать хоть что-то, сохранить последние капли свободы и достоинства.
Тигра отвечала на все вопросы, любезно и мило улыбаясь, очаровывая своим обаянием и внутренним теплом. Таким обманчивым, порой. Нет, она не желала им зла, наоборот, но... Она знала, что сегодня и сейчас, в корне меняет их жизнь и этому поколению будет непросто смириться с этим новым... И их детям, возможно, тоже. Но, ради нового мира,   придется пойти и на жертвы. Ради Локи Тигра не пожалела бы не только их жизни, но и свою.
Ас не слишком обнадеживала корейцев, не обещала им радужное будущее и кормила сладкими иллюзиями. Она дала им понять, что они проиграли, но проигрыш - это не позор и унижение. Их противник достоин и то, что они продержались столь долго, говорит о многом. Не всем удавалось покинуть игру столь удачно, как им. возможно, Тигра лукавила, но ей хотелось настроить этих людей морально на сторону Локи, не сразу, нет. Они бы этого не вынесли. Она кидала им по зернышку, по крупинке и точно знала, что в свое время взойдет богатый урожай.
Ас сообщила, что налоги будут идти в пользу армии, но грабить людей не будут. Объяснила то, что многое зависит от их лояльности и преданности Повелителю. Тигра поведала им о том, что Локи теперь не только их Царь, но и Бог и это непреложная истина. Конечно же им придется поднять "железный занавес" и сделать шаг в мир, став его частью. Они должны были отдать оружие и боеприпасы в распоряжение Армии Локи. Некоторые вопросы рассматривали более подробно и глубоко. Корейцы видели, что их Лидер признал свое поражение, но были те, кто не спешил следовать его примеру. Тигра была бесконечно терпелива в рассмотрении каждого пункта и совершенно непреклонна в принятии решений. Хотя, развлекаясь, старалась вывести все так, что смертные сами приходили к нужному решению. Не забыла она упомянуть и том, какая у них была и есть альтернатива, при отказе покориться. Упомянула вскользь и почти незаметно, но так, что бы остался осадок.
Конечно, они покорились бы так или иначе, мирно или пролив реки крови. Возможно, они кляли бы маленькую девочку, что так ускорила их капитуляцию, но они о ней не знали. И, на самом деле, должны были быть благодарными, ибо это дитя спасло многие жизни в этот день. В противном случае на этих людей обрушилась бы ярость Бога и война была бы долгой и беспощадной. А финал печален для них.

+3

6

Слишком долго. Все это длится слишком долго.
  Все казалось уже ясным и прозрачным, как стекло, все вопросы были решены, негласные роли – розданы, ответы – получены, но дипломатическая волокита все продолжалась и продолжалась, а твердолобый корейский лидер упрямо продолжал внутреннюю борьбу. Минуты ползли как улитки, и контроль чужого упирающегося разума забирал все больше физических сил. Хайя стояла, бледная как мел, с головокружением и чернющими синяками под глазами; под конец мероприятия она уже с трудом держалась на ногах, повиснув на сгибе локтя одного из сопровождающих.
  Наконец – главное событие: Ким Чен Ын недрогнувшей рукой уверенно подписывает договор о капитуляции, жадно щелкают сотни камер, зал на несколько минут озаряется множеством вспышек. Ну наконец-то. Похоже, задание выполнено? Шумно выдохнув и присаживаясь на заботливо поданный кем-то стул, девочка образно говоря вылезла из головы маршала, оставив ему воспоминания о событиях прошедшего часа в виде мутного невзрачного дурмана, который сбивает с толку мысли и вызывает подсознательное стремление не вспоминать и к моменту этому не возвращаться.
  Стакан воды – какие заботливые люди – толпа репортеров окружает представителя Армии Локи; они заискивающе улыбаются, располагают поудобнее камеры, наводят четкость, размещают вокруг микрофоны. Неужели ЕЩЕ не все?! Оказывается, что нет – теперь нужно уделить внимание и прессе…
  Довольная и ослепительная, без труда играющая на публику, Тигра Лайнус держится уверенно и непринужденно, как всегда; рассыпает снисходительные улыбки, разливает клейким сиропом сладкую ложь, вдохновляет ободряющими взглядами и без грамма сомнений обещает светлое будущее. Идеальный парламентер, идеальные переговоры. Давайте, СМИ, действуйте. Транслируйте по всем каналам. Получайте вежливые и вдохновляющие ответы на самые нелепые вопросы (особенно впечатлял один настойчиво повторяющийся вопрос: разрешат ли стране сохранить атеизм, буддизм и конфуцианство, или обязуют принять Учение Локи? Хех, вы б у него еще личное Святое Писание попросили…)
  Давайте, СМИ, работайте. А вы, люди, прислушивайтесь ко всему что они вам говорят. Признавайте. Обожайте. Поклоняйтесь. А, главное, слепо верьте….

+2

7

Тревожный гул голосов, репортеры, готовые пойти по головам друг друга, ради того, что бы первыми задать самый горячий и важный вопрос, что бы именно на их канале был лучший ракурс. Репортеры перекрикивали друг друга и мысленно испепеляли соперников, желая им провала. Конкуренция за информацию и кадры была почище, чем в диких джунглях в голодный сезон. Они проиграли и хотели, что бы этот проигрыш видел весь мир, они упивались им и жаждали больше сенсаций. Репортеры как будто принадлежали к другому виду и, казалось, что если лишить их  горячих новостей и они сойдут с ума, погибнут или начнут сеять хаос сами. Падение Северной Кореи было для репортеров особенно лакомым куском, которую они смаковали забыв обо всем.
Мир рушится  и никогда не будет прежним...Все, к чему они привыкли, что столь высоко ценят, ускользает сквозь пальцы, словно вода. И люди торгуются по каждому пункту, словно на базаре, а другие все фиксируют на камеры, ведь свое они уже давным давно проторговали. Никто не знает, что будет дальше, какое их ожидает будущее, а прошлое кажется особенно прекрасным, и это их пугает. Они все боятся неизвестности, боятся окунуться в нее с головой и не вынырнуть, стать другими. Только выбора у этих людей нет, кто не окунется сам, тем помогут. И больше всего их пугала возможность новой религии, признание нового Бога, отказ от привычных догматов и традиций.
- Люди! Вы знали много Богов, ложных и настоящих. Многие поклонялись одним Богам, но под разными именами. Устраивали войны, пытаясь доказать кто прав, проливая реки крови, за Богов, которых никогда не видели... Сегодня, по Мидгарду ступает настоящий Бог, из плоти и крови, он не мифический, не призрак или легенда. Локи не чужак и не пришелец - он вернулся, вернулся домой. И что увидел? Вам, людям, была дана возможность показать, чему вы научились у Богов, чего достойны, и как вы ее использовали? Что сохранили от величия предков? Войны, жестокие и кровопротлитные, забытые знания, отравленный мир и кучка правителей, которые пытаются поделить этот мир... А что остается остальным? Ас обвела всех долгим и внимательным взглядом, каждому заглядывая в глаза, проникая в душу. - Как вы можете не верить в Бога, который ходит среди вас? Поклоняться мифам, когда Локи тут - из плоти и крови, во всем своем величии и могуществе. И он пришел требовать свое по праву. Нет ничего унизительного в служении своим Богам, этого не каждый достоин... Тигра говорила много и проникновенно, вкладывая в каждое слово все свое обаяние, всю властность, присущую ей по происхождению. Не девушка стояла сейчас перед людьми, а тот, кого они признавали сильнее себя, кто обладал большей властью и уверенностью. Весь облик Тигры говорил о ее привычке повелевать и о чем-то еще, хищном, скрытом... А взгляд внимателен и цепок, полон понимания и любви к ним. Так, наверное, матери смотрят на своих детей, когда те провинятся. Пока она говорила, говор потихоньку стих, все слушали и незаметно для себя впитывали ее слова. Потом, Тигра знала, придут сомнения, они будут спорить сами с собой, но зернышко уже посажено и оно прорастет. А Локи поспособствует этому. У людей просто не останется выбора. У них нет его и сейчас и все эти договоры, пакты и прочее - всего лишь иллюзии, самообман для них, тешащий самолюбие.

+2

8

В любом языке найдутся десятки пословиц и поговорок, которые с детства втемяшивают людям в голову нехитрые истины: не спеши, не расслабляйся раньше времени, убедиться сперва, что дело точно завершено. Казалось бы, в такого рода деятельности осторожность и дополнительный контроль происходящего являются чем-то само собой разумеющимся - так нет же, умудрилась Хайя допустить оплошность, чуть не приведшую к плачевным последствиям…
  А все кто виноват? Конечно же, проныры журналисты. Мало им, что ли, всего сказанного, не хватило материала для нарезки в эфиры? Когда Хайя отвернулась, переключив наконец-то внимание с порядком поднадоевшей персоны маршала, и уже с нетерпением ожидала момента когда можно будет загрузиться в частный самолет, скинуть с себя всю эту строго деловую мишуру – туфли, шпильки, тесный пиджак, отутюженные манжеты – и уйти наконец-то от ослепляющих вспышек камер, - именно тогда она краем уха вдруг услышала занудный самоуверенный женский голос:
- Господин Ким Чен Ын, не могли бы вы ответить на несколько вопросов?
- Эм.. кхм.. что? – взмокший, рассредоточено разглядывающий носки собственных ботинок человек, который только что сдал свою страну в пользование чужому богу и даже не запомнил этого, резко дернулся и с удивлением вышел из ступора.
- Простите, что вы сказали?
Прерывистое дыхание, растерянный взгляд, попытка осознать где он и почему в таком состоянии.
- Как вы прокомментируете столь быстрый успех переговоров?
- Какой будет дальнейшая стратегия страны по отношению к Южной Корее, сохраняющей состояние агрессора?
- Готовятся ли реформы, изменяющие внутреннюю политику?
- Готов ли ваш народ к тому чтобы культ Локи затмил собою поклонение наследию Ким Ир Сена?
- Что вы порекомендуете другим странам, еще не принявшим решение сдаться?

Десяток вопросов одновременно обрушился на затуманенный мозг политика, черные головки микрофонов настойчиво лезли в лицо, шум дезориентировал.
- Сдаться? Простите.. Я не.. Я..
О боги, он же сейчас что угодно может ляпнуть! Хайя спохватилась в последний момент, и лишь секунда отделила происходящее от перспективы международного скандала; зрачки мужчины едва заметно расширились, и он деревянным голосом произнес:
- Все интересующие прессу пункты были оформлены и зачитаны в «Пакте о капитуляции Северной Кореи». Все изменения, касающиеся внутренней политики государства, будут рассматриваться на последующем заседании парламента, о дате которого будет сообщено дополнительно. На сегодня интервью окончено, - нервно сглотнув, он, раздвигая толпу журналистов, поспешил к боковому выходу из зала; объективы жадно пожирали удаляющуюся спину, не собираясь, похоже, так скоро отвязываться.
  Глубоко вздохнув, девочка мысленно окликнула Тигру, вырывая из увлеченного потока красноречия, сеющего нужные зерна в людские умы. Нужна помощь. Очень срочно.
  Та на мгновение повернулась и взглядом дала понять: «Не волнуйся. Я поняла.» У Хайи немного отлегло от сердца, и положившись на аса, взявшуюся отвлечь внимание всех до единого в этой комнате, поспешила следом за недоумевающей жертвой психологических и политических интриг. Еще не все закончено. Нужно довести дело до конца.

+1

9

Очередная миссия подходила к концу, обещая бескровную победу. Еще немного и можно будет покинуть это место, полное людских эмоций и гвалта. Все расслабились и маршал получил мгновение свободы. Нет, пожалуй, шансов что-то изменить у него уже не было. Все бумаги подписаны, слова сказаны. Странное поведение спишут на усталость и нервы. Но все же, лучше обойтись без лишних проблем. Ас сразу же откликнулась на призыв о помощи и ответив Хайе взглядом и еле заметным кивком головы, взяла внимание зала на себя.
Ас изволила снова ответить на некоторые вопросы, пробежалась по прошлому страны и мира и рассказала о ближайшем и не очень будущем, которое их ожидает. Тигра говорила и говорила, не отпуская внимание людей. Улыбалась чарующе и приветливо, смеялась и шутила. Всем своим существом, каждым словом, Тигра проецировала положительные эмоции, вызывая симпатию и уважение к захватчику. Камеры щелкали, сверкали вспышки. Люди были неистощимы на новые и новые вопросы. Время растянулось в бесконечность. Одаривая всех улыбками, Тигра в который раз подумала о своей нелюбви к журналистам. Пора было заканчивать конференцию и хорошенько развеяться. Прогуляться по городу, спокойно его разглядеть, без кучи сопровождающих смертных. И посему, решив, что поговорили и обсудили достаточно, ас решила напомнить смертным о некоторых земных потребностях.
Фуршет, хорошая выпивка, закуски, приятная и расслабляющая музыка. Прекрасное завершение трудового дня для всех. Разговоры плавно перетекли в мирное русло, оборудование для съемок, осталось в стороне. Какое-то время Ас составляла им компанию, но при первом же удобном случае сообщила, что ей пора покинуть это прекрасное общество и таких замечательных людей. Тигра оставила о себе лишь приятные впечатления и рассчитывала на то, что это должно повлиять на будущие репортажи. Теперь, она спешила найти Хайю, убедиться, что с ней все хорошо и она справилась и покинуть это место.

+3

10

Люди… Людей надо любить... Люди достойны восхищения…
Меня сейчас стошнит.
(с) Сартр
Пространство пересекают
излучений сверхмощных столбы -
это пальцы мои проникают
внутрь твоей головы;
Теперь твой разум готов
к осознанию новых чувств,
а чувствовать ты будешь то
что Я захочу…
(с) Fleur

 
  Как славно. Дешевый балаган, одурманенная толпа, с аппетитом глотающая горько-сладкую пилюлю из лжи и власти; пьеса разыграна как по нотам, осталось сыграть последний, завершающий аккорд. Там, в зале, уже слышался смех и звон бокалов, угощающих папарацци дешевым шампанским, и единый негласный вздох облегчения оттого что еще одна страна не будет разнесена в клочья, не взорвется осколками самоуверенного свободолюбия под хриплую канонаду разрывающихся снарядов. Там, в душной толпе, моргающей вспышками объективов, благодаря оптимистичным иллюзиям, навеянным Тигрой, царило состояние близкое к истеричному веселью - словно все уже позади, воцарен мир и ни единая капля невинной крови больше не утонет в ледяной равнодушной земле. Как же они ошибаются… Но пусть покуда радуются. Пусть верят. У Хайи были дела поважнее – ее недовыполненное задание, отмахнувшись от телохранителей как от назойливых мошек, быстро удалялось вглубь бесконечных коридоров.
  Каменный пол разносил гулкое эхо шагов: одни шаги  удалялись, другие – мельче и быстрее – неотвязно следовали за первыми, неумолимо сокращая расстояние – 20 метров, 15, 10, все ближе. Конечно, он слышал ее, и конечно не мог позволить себе заметить это, не мог оглянуться, пытаясь найти безопасное место чтобы избежать неизбежного.
- Стой.
  Человек, управляющий целой державой и идеально вышколенной фанатично преданной ему армией послушно застыл на месте, как марионетка. Когда ты в смятении, а мысли и чувства противоречат сами себе, приказ извне звучит спасением, избавляя от мучительной процедуры принятия решения. Но все же другая часть несчастного политика упрямо сопротивлялась, пытаясь взывать к рассудку, заставить вспомнить, что ни за какие коврижки он не собирался подчиняться сомнительной и весьма агрессивно настроенной организации, подмявшей под себя уже большую часть мировой правящей элиты.
  Да чтоб им пусто было, этим твердолобым корейцам, не дают человеку отдохнуть спокойно! – уже окончательно рассердилась Хайя, понимая, что необходимо прибегать к решительным мерам. Нельзя оставлять за собой «ляпов». Если этот идиот всей своей сутью не желает мириться с очевидным – что ж, придется менять эту самую суть. Черт… Все когда-то приходится делать впервые…
  Она никогда прежде не пробовала провернуть такое. Одно дело – узнать что на уме, или слегка подкорректировать восприятие реальности, или, в конце концов, уничтожить сознание такого же мощного противника в честном ментальном поединке. Но чтоб вот так – без предупреждений, без противостояния, взять и без спросу влезть и покопаться в чужом неприкосновенном «Я», бесцеремонно шарить, меняя идеалы и убеждения… Она никогда не думала, каково это – сломать человека; не предполагала что это может оказаться так просто и не эпично, так.. скучно?  На деле все банально и прозаично, пресно, уныло, как обычно и бывает со всеми возвышенно-трагичными стереотипами. Это как сушеную баранку в руке сломать: с виду кажется что сложно, но стоит только правильно применить силу, сжать пальцы – и вот уже раздается характерный хруст, и вместо аппетитного румяного колечка в ладони остаются раздавленные обломки и хлебные крошки. Выходит, человек-то ничем не лучше простой баранки. Та же пустота внутри.
- Ты – вождь для своего народа, но твой вождь, твой бог – Локи. Ты всегда был счастлив преклоняться перед ним. И сделаешь своих людей такими же счастливыми.
… Ким Чен Ын так и стоял, спиною к той о ком никогда не узнает, переполняемый совершенно осмысленной и добровольной жаждой преклонить колени перед Повелителем. Человек, изменившийся по чужой воле, утратил уникальность собственного «Я» и уже никогда не станет прежним. Сдавшийся политик, маршал, заведомо признавший поражение; кем еще он был – мужем, отцом, другом, сыном? Не хочу нести за такое ответственность… убивать, оказывается, гораздо легче.
  Хайя быстро удалялась, каблучки впивались в поддельный мрамор, раздраженно выстукивали рваные ритмы. Ее победа была цвета разочарования и на вкус как пепел.

+1

11

ЗАКРЫТ

0


Вы здесь » Loki's Army » Архив эпизодов » 23.08.2016 Talk, my obedient marionette (Х)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC